Поиск по сайту

Home Военный флот Корабли Торпедный катер проекта 183У (СССР)

PostHeaderIconТорпедный катер проекта 183У (СССР)


Торпедный катер проекта 183УВ начале 1956 года было принято постановление правительства о разработке модификации торпедного катера проекта 183 с дизелями М-503 - проект 183У. Работы велись в ЦКБ-5 (до 1956 года - СКБ-5) под руководством П.Г.Гойнкиса. В августе 1956 году технический проект был представлен на рассмотрение и 7 сентября 1956 года в эллинге завода № 5 состоялась закладка опытного ТК-38 (зав. № 785). 29 мая 1957 года его спустили на воду. По своему внешнему виду ТКА проекта 183У отличался от серийных катеров удлиненным на 1,8 м корпусом, наличием четырех торпедных аппаратов ТТКА-53А-1 и более высокой надстройкой. Обводы корпуса до 70 шп. полностью соответствовали обводам серийного катера проекта 183, кормовая оконечность от 70 шп. до транца (76 шп.) была образована продолжением батоксов и ватерлиний. Полное водоизмещение катера составляло 92 т, нормальное - 85 т.


Конструкция корпуса опытного катера проекта 183У была несколько усилена по сравнению с серийными ТКА. Повышение прочности выполнялось за счет увеличения толщины обшивки и палубы, а также усиления набора как и у ТКА проекта 183ТК и МО проекта 199. Под опорами главных двигателей установили стальные рамные шпангоуты. Общее расположение трюма в носовой и кормовой оконечностях полностью соответствовало серийному катеру проекта 183. Механическая установка катера состояла из двух дизелей М-503, которые обеспечивали катеру максимальную скорость 47 уз. Интересно отметить, что уменьшение количества дизелей с четырех до двух не привело к уменьшению длины катера, так как отечественная промышленность так и не смогла освоить изготовление угловой передачи.
 
Дизель-генератор ДГ-12,5 мощностью 12,5 кВт и дизель-генератор-компрессор-помпа ДГКП-20-1 располагались в отсеке вспомогательных механизмов. Там же, впервые на отечественных боевых катерах, размещался пост управления главными двигателями. В отличие от своего предшественника, ТКА проекта 183У был вооружен четырьмя облегченными торпедными аппаратами ТТКА-53Л-1. Для управления торпедной стрельбой на катере была установлена ПУТС «Онега-4», которая заслуживает особого разговора. К началу 1950-х годов большинство отечественных ТКА оснащалось РАС общего обнаружения «Зарница». Станция предназначалась для обнаружения надводных целей и низколетящих самолетов и обеспечивала определение дальности до цели, пеленга цели и своего курсового угла. С помощью «Зарницы» командир катера мог осуществлять только «грубое» наведение катера на цель.
 
Для обеспечения прицельной стрельбы торпедами на отечественных ТКА использовался созданный еще в годы войны прицел КЛН-1. Этот прибор представлял собой простейший аналогово-механический вычислитель. На специальной шкале вручную устанавливалась скорость хода цели (приближенно), на диске со шкалой курсовых углов цели - ее курсовой угол, затем скорость хода торпеды. По этим данным определялся угол упреждения для стрельбы торпедами и угол встречи торпеды с целью (то есть решался скоростной торпедный треугольник). Прицел монтировался на ходовом мостике катера так, чтобы при установке всех шкал в нулевое положение его визирная линейка была направлена вдоль диаметральной плоскости катера.
 
При использовании КЛН-1 прицельная дальность стрельбы составляла 5-8 кб. Между тем насыщенность кораблей вероятного противника артиллерией различного калибра с радиолокационным наведением делала торпедную атаку с таких дистанций просто самоубийственной. Выход из создавшегося положения отечественным военно-морским специалистам виделся прежде всего в оснащении ТКА. приборами управления торпедной стрельбой (ПУТС) и торпедами, оснащенными прибором маневрирования (ПМ). Прибор маневрирования был создан в конце войны в Германии. Им оснащались торпеды G-7a и G-7e. Первой отечественной торпедой с ПМ стала 53-39ПМ, принятая на вооружение в 1949 году. В конце 1940-х годов была предпринята попытка создать первую катерную систему ПУТС «Ока», однако РЛС «Зарница» не обеспечивала ей требуемой точности определения координат цели, поэтому в марте 1951 года Совет Министров СССР принял решение о разработке новой универсальной РАС для ТКА.
 
Первый опытный образец новой станции, названной «Рея», предъявили на стендовые испытания в начале 1952 года. Государственные испытания этой РЛС совместно с ПУТС «Трос» проходили в конце того же года на Балтийском море на ТКА проекта 183 (зав. № 502). Испытывались два варианта счетно-решающего прибора - механический и электромеханический. По результатам испытаний был принят электромеханический, так как он позволял включить в систему ПУТС специальную следящую систему, связанную с РЛС «Рея». Также отмечалось, что электромеханический прибор более прост в обращении, менее трудоемок в изготовлении и в два раза дешевле, чем механический прибор.
 
В феврале-апреле 1953 года доработанная система ПУТС, получившая наименование «Онега», проходила всесторонние испытания. Их результаты показали ее тактические преимущества по сравнению с обычным прицелом: дистанция залпа увеличилась до 17-20 кб, количество торпед для одного попадания (на этой дистанции) уменьшилось в 3-3,5 раза, катер мог сближаться с целью под более острым курсовым углом, что сокращало время нахождения под огнем. В то же самое время РЛС «Рея» обеспечивала только выдачу дальности до цели и курсового угла. Система имела значительный вес и габариты и с трудом размещалась даже на ТКА проекта 183. Первый вариант «Онеги» начали устанавливать на серийных катерах проекта 183ТК начиная с 1956 года.
 
В середине 1950-х годов ТТХ «Онеги» уже не удовлетворяли ВМФ, который требовал от промышленности создания системы, обеспечивающей полуавтоматическое сопровождение цели, автоматическую выработку элементов движения цели (скорости и курса), а также выработку данных для стрельбы торпедами с ПМ при произвольном маневрировании ТКА. Пожелания заказчика были частично реализованы в разработанной специально для ТКА проектов 183У и 206 ПУТС «Онега-4», которая вырабатывала все необходимые данные для стрельбы маневрирующими торпедами. Прибор маневрирования позволял торпеде двигаться по сложным программным траекториям - длинному или короткому зигзагу. При такой траектории торпеда могла неоднократно пересекать курс цели, что повышало вероятность попадания.
 
«Онега-4» имела серьезный недостаток: если данные от РЛС «Рея» и гирокурсоуказателя «Градус» система получала автоматически, то своя скорость вводилась вручную. Поскольку точность показаний лага «Рейс-55» на больших скоростях была неудовлетворительной (поправка достигала 5 %), скорость приходилось вводить исходя из показаний тахометров. Требовалось создать новый лаг для быстроходных катеров и обеспечить автоматический ввод данных о скорости ТКА в систему ПУТС.
 
Кроме того, система «Онега» создавалась на основе электромеханических вычислительных приборов, на смену которым в конце 1950-х годов приходили аналоговые вычислительные машины. Таким образом, «Онега» и «Онега-4» морально устарели уже через несколько лет после создания и не получили широкого распространения на отечественных ТКА. На смену им в 1959 году пришла комплексная радиолокационная система MP-102 (« Баклан »), которая оказалось настолько удачной, что ее модификации устанавливались до середины 1980-х годов на ТКА проектов 206М и 206МЭ,. Артиллерийское вооружение катера осталось стандартным и состояло из двух 25-мм АУ 2М-ЗМ.
 
Радиотехническое вооружение катера включало в себя РЛС «Рея», причем помимо индикатора в штурманской рубке на ходовом мостике по левому борту был установлен выносной индикатор кругового обзора (ВИКО) и аппаратуры опознавания «Нихром» - ее антенна располагалась на защитном колпаке РЛС «Рея». Средства радиосвязи остались стандартными: радиостанции Р-607 (KB) и Р-609 (УКВ). Штурманское вооружение состояло из магнитного компаса КИ-11, гиромагнитного компаса ДКГМК-3, гироскопического курсоуказателя «Градус» и авторулевого «Самшит».
 
Катер проходил заводские испытания с 20 июня по 24 декабря 1957 года. Во время испытаний, в основном, проверялась работа механической установки, которая была оценена как вполне удовлетворительная. 31 декабря 1957 года подписали приемный акт. Удивляет поспешность, с которой проводились госиспытания (по сокращенной программе!) первого в отечественном флоте катера с дизелями нового поколения. Впрочем, его судьба была заранее предрешена. В соответствии с новой концепцией создания в СССР ракетно-ядерного океанского флота постановлением Совета Министров СССР от 25 марта 1958 года из состава ВМФ были исключены 240 «устаревших» кораблей и судов, из них 89 ТКА (в основном, не повезло кораблям проектов М-123бис и 123К). К вновь проектируемым боевым кораблям предъявлялись жесткие требования по противоатомной защите: создание только закрытых боевых постов с системой вентиляции, работающей через фильтры-поглотители, установка фильтров-поглотителей на воздухоприемниках двигателей и системах вентиляции, установка системы дезактивации и другие конструктивные мероприятия. Разумеется, ТКА проекта 183У ни одному из требований противоатомной защиты не удовлетворял.
 
Можно с полным основанием утверждать, что в целом удачный ТКА проекта 183У пал жертвой концепции «глобальной ядерной войны». Хотя с 1945 года локальные вооруженные конфликты происходили (и происходят) с фатальным постоянством, в 1950-1960 годах в советском военном руководстве не возникало и мысли о создании новой боевой техники, «оптимизированной» для действий в таких конфликтах. Все это приводило к курьезной ситуации, когда в 1960-е годы африканским и азиатским странам «социалистической ориентации» передавались ТКА проекта 206, с которых снимались элементы системы противоатомной защиты и устанавливалась гораздо более необходимая в тропиках система кондиционирования.
 
Имевший высокие ТТЭ, простой по конструкции, надежный в эксплуатации ТКА проекта 183У (или его артиллерийский вариант) мог на протяжении 1960-х годов успешно поставляться странам, уже имевшим на вооружении ТКА проекта 183. В историю мирового кораблестроения катер проекта 183У вошел как первый в мире боевой корабль со звездообразными дизелями и как пример удачной комплексной модернизации базового проекта. Причины же, по которым этот катер остался в единственном экземпляре, не имели ничего общего с техникой.
 
автор статьи: Апальков Ю.В.
Катера отечественного военного флота
 
Кто на сайте
Сейчас 151 гостей онлайн

Наша группа ВК - Dogswar.ru

Рейтинг@Mail.ru