Поиск по сайту

Home Оружейная экзотика Стрелковое оружие Опытный бесшумный пистолет-пулемёт ППД «Брамит» (СССР)

PostHeaderIconОпытный бесшумный пистолет-пулемёт ППД «Брамит» (СССР)


Опытный бесшумный пистолет-пулемёт ППД «Брамит»В конце 80-х годов во время работ по созданию перспективного автомата в рамках ОКР «Абакан» И.Я.Стечкин представлял свой ТКБ-0146. В частном разговоре я попросил его рассказать о работах двадцатилетней давности - ОКР «Букет» по созданию 9-мм пистолетов-пулемётов специального назначения снабжённых насадками-глушителями. В этом разговоре Игорь Яковлевич как-то вскользь упомянул созданный в первые годы Великой Отечественной войны бесшумный ППШ. Многократные попытки найти в архивах хоть какие-то следы ППШ специального назначения так и не увенчались успехом. Зато неожиданно «всплыл» бесшумный ППД, да ещё с «историей». А насчёт ППШ специального назначения то ли действительно надо «рыть глубже», то ли сработало свойство человеческой памяти со временем что-то забывать, что-то путать.


Военным историкам хорошо известен 800-й учебный полк особого назначения «Бранденбург». Под этим непритязательным названием скрывалась одна из самых боеспособных частей гитлеровской Германии. Подчиняясь службе внешней разведки, именно её диверсионные группы терроризировали приграничье Советского Союза накануне 22 июня 1941 г. Да и после начала ВОВ её роль в дезорганизации тылов Красной армии до сих пор явно недооценена. Но войны без потерь не бывает. Поэтому не удивительно, что до конца 1941 г. в руки контрразведки НКВД попало достаточно много комплектов вооружения и снаряжения диверсантов «Бранденбурга». Руководство НКВД особо удивили два образца вооружения - сапёрный накладной кумулятивный заряд и бесшумный пистолет-пулемёт. В декабре 1941 и январе 1942 гг. были собраны специалисты по соответствующему вооружению, которых ознакомили с трофейными новинками. В результате сапёрам «достались» четыре подрывных заряда, а вот оружейникам не повезло, кроме ознакомления с конструкцией и демонстрационных стрельб в их активе оказался только десяток патронов, матчасти же предстояли «войсковые испытания» по принципу - бей врага его же оружием.
 
Серьёзное ведомство поставило серьёзные задачи - срочно создать отечественные аналоги. И вот уже в мае 1942 г. ГАУ РККА ставит задачу НИПСВО - срочно испытать 7,62-мм пистолет-пулемёт Дегтярёва ППД «Брамит» и спецпатроны к нему. Степень секретности предстоящих работ характеризует тот факт, что документы не только не содержат названий привлечённых к работам организаций, но и фамилий их представителей. В этом случае, в отличие от установившейся практики, полигон напрямую не контактировал ни с заказчиком, ни с исполнителем работ, а только по прямому подчинению с работодателем - ГАУ.
 
Методом исключения удалось выявить две наиболее вероятные организации, которые в тот момент времени были способны справиться с отработкой бесшумного пистолета-пулемёта, да и впоследствии они «плотно» занимались разработкой и усовершенствованием пистолетов-пулемётов - КБ НКВД и ПКБ завода № 2 НКВ. Полигонные испытания ППД-Брамит прошли на НИПСВО в июне 1942 г. А вот трофейные специальные пистолеты-пулемёты попали на полигон в довольно потрёпанном состоянии только в августе 1943 г. после исчерпания запаса специальных патронов, видимо, достойно пройдя фронтовую «обкатку» (кстати, к этому времени в трофеях РККА и НКВД перестали появляться эти образцы, а, видимо, взамен им стали попадаться «трёхлинейки» укомплектованные «Брамитами»). Тут-то и пригодились результаты исследований того десятка патронов, который удалось «выцыганить» в январе.
 
Для обеспечения испытаний полигон переснарядил 1000 шт. патронов 9 mm Pist. Patr. 08 (благо, спец. патроны отличались от штатных только уменьшенной навеской порохового заряда). А вот конструкторам комплекса ППД «Брамит» пришлось решать двоякую задачу - проектировать новый патрон с дозвуковой скоростью полёта пули (на базе штатного пистолетного патрона обр. 1930 г.) и уже под него переконструировать ППД-40. С патроном вышел казус - оказалось, что штатная пуля со свинцовым сердечником при дозвуковой начальной скорости полёта слишком легка и быстро теряет свою скорость, что не позволяет достичь требуемых боевых характеристик. Проектировать и изготавливать новую пулю видимо было некогда, пришлось подбирать из того что было. Подошла лёгкая пуля от винтовочного патрона, имевшая достаточную массу и остроконечную форму, необходимую при прохождении пробок-обтюраторов прибора «Брамит», которым предполагалось оснастить ППД-40. Однако применение новой пули существенно увеличило общую длину патрона, что в свою очередь потребовало соответственно этому видоизменить ППД.
 
И вот тут необходимо вернуться к разговору с И.Я.Стечкиным. Фиаско всей ОКР «Букет» он отнёс на счёт неудачного для этой цели патрона (в этом случае 9х18). Также уместно вспомнить историю появления на снабжении РККА 7,62-мм пистолетного патрона обр.1930 г. Впервые вопрос о калибре перспективного пистолетного патрона был поставлен ГАУ в середине 1928 г. В частности, на запрос артуправления полигон в июне 1928 г. высказался за 9-мм патрон Браунинга (9х17). К сожалению, мнений других опрашиваемых организаций найти не удалось. В июле того же года, рассмотрев результаты испытаний перспективных пистолетов, 4-я секция арткома отметила, что вопрос о калибре и типе патрона должен быть решён в срочном порядке, со своей стороны склоняясь к патрону типа Маузер калибра 7,63 мм. Окончательно решить этот вопрос должен был решить штаб РККА.
 
31 июля 1928 г. за № 38859 штаб РККА сообщил, что он «вполне присоединяется к постановлению арткома в отношении калибра и типа патрона для пистолетов и пистолетов-пулемётов». А 10 августа артком уточнил калибр до 7,62 мм «с целью точного совпадения калибра этого патрона с калибром существующей винтовки и единства поверочного инструмента». Вот уж действительно дорога в ад выложена благими намерениями. За волюнтаризм в принятии этого судьбоносного решения пришлось расплачиваться конструкторам-оружейникам, которые в течение двадцати последующих лет безуспешно боролись (из-за чрезмерной мощности патрона) с излишне высоким темпом стрельбы, низким ресурсом деталей, трудностью проектирования и дороговизной в производстве коробчатых магазинов под патрон с ярко выраженной «бутылочностью» гильзы. Где уж здесь экономия от единства поверочного инструмента?
 
Первой «ласточкой», посеявшей сомнение в правильности принятого решения, стал результат испытаний опытных пистолетов-пулемётов, проведённых комиссией под председательством Грушецкого в июне-июле 1930 г. Выводы комиссии безапелляционно гласили - « причины неудовлетворительности результатов в использовании патрона высокой силы. Комиссия полагает, что патрон типа 9 мм Борхард-Люгера (9х19) будет наиболее подходящим и к пистолету-пулемёту, так же как и к малому пистолету». Это была последняя возможность изменить сложившуюся ситуацию, своего рода точка «возврата», способная изменить ход отечественной оружейной истории. Да и ППД «Брамит» под этот патрон, может быть, получил бы право на существование. Но чуда не случилось. Начальник артуправления вкупе с заместителем председателя РВС СССР и начальником Вооружения РККА приняли коллективное решение о «необходимости остаться при патроне «Маузер» как утверждённом ранее РевВоенСоветом в качестве патрона для пистолета и пистолета-пулемёта». До появления отечественного патрона в типоразмере 9х19 оставалось 70 лет. Кстати, впоследствии этот негативный опыт послужил причиной тщательнейшего проектирования и скурпулёзнейших исследований при отработке перспективного 5,45-мм автоматного патрона, продлившихся более 15 лет.
 


 
Кто на сайте
Сейчас 172 гостей онлайн

Наша группа ВК - Dogswar.ru

Рейтинг@Mail.ru