Вторая мировая
Поиск по сайту

Home Оружейная экзотика Бронетехника Опытный танк ИС-5 «Объект 730» (СССР)

PostHeaderIconОпытный танк ИС-5 «Объект 730» (СССР)

По завершении второго этапа испытаний корпуса машины выполнили обстрел наклонных участков дниша бронебойными пулями калибра 14,5 мм из ПТР Симонова, гнутых бортовых листов - бронебойными 76.2-мм снарядами и дополнительно обстреляли корпус бронебойными снарядами калибров 76,2, 88 и 122 мм (с целью уточнения результатов предыдущих двух этапов). Кроме того, произвели подрыв у корпуса 122-мм осколочно-фугасных снарядов для выяснения влияния ударной волны на наклонные участки днища. Всего за время испытаний по корпусу произвели 74 выстрела бронебойными снарядами различных калибров, при этом обстрел 122-мм бронебойными снарядами велся только по лобовой части корпуса. Испытания показали, что верхние лобовые листы корпуса обеспечивали защиту от 122-мм бронебойных снарядов при нулевом курсовом угле обстрела со штатной скоростью с дальности 100 м. Характер поражения брони при ударной скорости, равной 797 м/с, указывал на то, что эти детали еще имели запас по противоснарядной стойкости.

При обстреле этих же деталей при курсовых углах ±40' были получены следующие результаты:
- предел тыльной прочности составлял 739 м/с при наличии чистой выпучины высотой 16 мм с тыльной стороны;
- образование значительных надрывов на выпучине с тыльной стороны при ударной скорости 764 м/с;
- наметившийся выход пробки со сдвигом металла на 15 мм при ударной скорости 785 м/с.

Таким образом, данные детали не пробивались 122-мм бронебойными снарядами при курсовых углах ±40' с дальности 100 м. Таюке выявилось, что при ударе 122-мм бронебойным снарядом со скоростью 724 м/с в кромку листа у стыка с левым кронштейном направляющего колеса происходило образование пробоины меньше калибра. Попадание аналогичных бронебойных снарядов со скоростями непробития в верхние кромки этих деталей у места стыка их с основанием люка механика-водителя также приводило к пробитию. Нижний лобовой лист корпуса при обстреле 122-мм бронебойными снарядами при курсовом угле ±30' имел предел тыльной прочности 762 м/с. При такой ударной скорости на тыльной стороне листа образовывалась чистая выпучина высотой 17 мм. Определение противоснарядной стойкости бортовых листов корпуса было связано с некоторыми затруднениями, Из семи попаданий 88-мм бронебойных снарядов при курсовых углах ±90 получили одно прямое попадание с ударной скоростью 911,4 м/с, при которой предел тыльной прочности еще не был достигнут (с тыльной стороны образовалась чистая выпучина высотой 8 мм).

При попадании в верхнюю часть бортового листа 88-мм бронебойными снарядами при курсовых углах ±90' со скоростями непробития происходил выхват кромки металла и рикошетирование снаряда. Нижняя кромка листа из-за ослабления пробивалась 88-мм бронебойным снарядом при курсовом угле ±90' с ударной скоростью 927 м/с. При ударной скорости 881 м/с образовывалась вмятина с раскрытием отверстия в месте стыка листа с гнутым бортом размером 50x70 мм. Наклонный участок гнутого борта корпуса при обстреле 88-мм бронебойными снарядами под курсовым углом ±90' имел предел тыльной прочности 934 м/с. При ударе снаряда со скоростью 989 м/с происходило его пробитие меньше калибра. Попадание аналогичного снаряда в вертикальный участок гнутого борта при курсовых углах ±30' с ударной скоростью 887 м/с приводило к возникновению с тыльной стороны выпучины высотой 8 мм, а при ударе в нижнюю часть борта, у стыка с днищем - пробоины меньшего калибра (образование пробоины происходило вследствие большого среза кромки на деталях с внутренней стороны). Кормовые скосы корпуса при обстреле 88-мм бронебойными снарядами под курсовыми углами ±90' и 180' имели предел тыльной прочности выше 911 м/с (выпучина высотой 8 мм). При ударе снаряда со скоростью 989 м/с наблюдалась пробоина больше калибра.

Предел тыльной прочности верхнего кормового листа при обстреле 88 мм бронебойными снарядами при курсовом 180' составлял 614 м/с (выпучина высотой 25 мм и трещина длиной 20 мм), для нижнего кормового листа - более 409 м/с (выпучина высотой 18 мм). Разрыв 122-мм осколочно-фугасного снаряда непосредственно на земле у опорного катка к разрушению дниша не приводил, но на его наклонном участке от взрывной волны образовывалась небольшая выпучина. Обстрел наклонного участка днища правой стороны корпуса 14,5-мм бронебойными пулями к поражению (пробитию) данных листов не привел. Обстрел башни ИС-5 также осуществлялся в два этапа. На первом этапе определялись конструктивная прочность башни при стрельбе бронебойными снарядами калибра 88 и 122 мм со скоростями непробития, а также прочность крепления, работоспособность и конструктивная прочность ее узлов (установки артсистемы, опоры башни, механизма поворота, командирской башенки и входного люка заряжающего, стопора башни по-походному, крепления прицела). На втором этапе - снарядостойкость и предельная живучесть конструкции башни в целом и ее узлов.

За время испытаний по башне произвели 31 выстрел. Выстрелы были выполнены под конструктивным углом наклона каждого испытываемого участка. Обстрел башни показал, что предел кондиционных поражений лба башни для 122-мм бронебойного снаряда составлял 600-638 м/с. На участках лоб-борт до поперечной оси включительно на высотах низ-середина-верх броня башни снимала бронебойный снаряд калибра 88 мм со штатной скоростью. На участках борта от поперечной оси до переходных участков к корме - аналогичный снаряд с ударной скоростью от 952 до 961 м/с. Корма бдщни не пробивалась 88-мм бронебойными снарядами с ударной скоростью 637 м/с. По результатам испытаний обстрелом комиссия пришла к следующим выводам:
- конструктивная прочность корпуса танка «Объект 730» значительно выше конструктивной прочности корпуса ИС-3;
- башня в целом имеет большую конструктивную прочность и живучесть по сравнению с башней ИС-3;
- живучесть деталей ходовой части при обстреле корпуса машины также оказалась выше живучести ходовой части ИС-3.

В период с 28 июня по 13 июля 1950 г в районе г Мары (ТуркВО) состоялись испытания двух опытных танков ИС-5 «Объект 730» (A-102 и А-103) из числа трех, отправленных на НИИБТ полигон. В ходе испытаний, которые проводились в условиях высоких температур окружающего воздуха (до 42'С в тени) и большой его запыленности (наличие песчаного грунта), осуществлялись:
- проверка надежности работы двигателя до 200 ч;
- проверка эффективности эжекционной системы охлаждения в условиях высоких температур окружающего воздуха;
- установление периода очистки вохдухоочистителей и проверка работоспособности ПКП в условиях большой запыленности и высокой температуры окружающего воздуха.

Испытания танков в объеме программы провели за 12 дней. Их напряженность в условиях высоких температур окружающего воздуха характеризовалась сравнительно высокими среднесуточными пробегами (92-94 км за 5-6 ч работы двигателя) и средними скоростями движения по шоссе (26-30 км/ч), грунтовым дорогам и целине (17-20 км/ч). Во время испытаний дважды были осуществлены безостановочные 50- и 100-км пробеги, которые танки выполнили безаварийно с высокими средними скоростями порядка 34,2-30,8 км/ч. Следует отметить, что серийные танки, участвовавшие в пробегах, этих режимов движения не выдерживали и сходили с дистанции. За время испытаний в г.Мэры каждый танк преодолел дополнительно более 1000 км (машина № А-102 - 1127 км, машина № А-103 -1007 км, двигатели отработали, соответственно 68,31 и 66,26 ч; до этого, во время госиспытаний в районе г. Ломоносова, машина № А-102 прошла 2137 км, машина № А-103 - 2146 км, а их двигатели отработали, соответственно, 133,02 и 128,16 ч. Общая наработка двигателей с учетом испытаний в г Ломоносове составила 200,33 и 194,42 ч соответственно. Двигатели продемонстрировали надежность (на 2000 км) и находились в работоспособном состоянии. Испытания были прекращены после выхода на машине №А-103 вала-переходника ПКП после 66,26 ч работы двигателя.

Средние скорости движения танков в условиях Средней Азии составляли 26-30 км/ч при движении по шоссе, 17-19 км/ч - по малонаезженным грунтовым дорогам и целине и 17-20 км/ч - по наезженным грунтовым дорогам. Величина средних скоростей ограничивалась температурным режимом двигателей, особенно при движении на высших передачах. Кроме высокого температурного режима работы двигателей, на условиях вождения машин отрицательно сказывалась пыль, поднимаемая танками, которая и при исправных подкрылках и защитном колпаке механика-водителя интенсивно проникала через его люк. В процессе испытаний была исследована возможность движения машин со всеми закрытыми люками при работающих вентиляторах. При этом температура внутри машин отличалась от наружной незначительно (на 2-3'С выше). Однако имело место проникновение пыли внутрь обитаемых отделений через неплотности входных люков, погоны опоры башни и командирской башенки, что не только осложняло работу экипажа (особенно механика-водителя), но и затрудняло функционирование механизмов поворота башни (как ручного, так и электромоторного) и вращение командирской башенки.

В целом испытания показали, что система охлаждения с введенными на эжекторы вторичными насадками (на машине №А-102) не лимитировала нормальную работу машин в условиях высоких температур окружающего воздуха Средней Азии. Однако при температурах окружающего воздуха выше 35'С температурный режим силовой установки ограничивал среднюю скорость движения танка на местности, снижая ее до 15-16 км/ч, вынуждая механика-водителя переходить на низшую (на одну ступень) передачу, чем это обеспечивалось мощностью двигателя. Кроме того, установленные воздухоочистители не соответствовали ТТТ, предъявлявшимся к ним. При движении по ненаезженному грунту полупустыни Кара-Кум воздухоочистители обеспечивали работу без очистки в пределах 10-12 ч, а при движении по наезженному колонному пути - 8-10 ч. Очистка воздухоочистителей от пыли требовала затрат в объеме 9 чел-ч, а также большого количества газойля и масла. Самыми ненадежными узлами оказались: соединение двигателя с ПКП, гидроамортизаторы, уплотнения бортовых редукторов и ведущих колес, масляные и водяные радиаторы (течи), а также передние подкрылки (быстро ломались и открывались). По материалам этих испытаний ВНИИ-100 вновь провел ряд конструктивных мероприятий и экспериментальных проверок узлов, агрегатов и систем танка. Результаты в виде предложений и рекомендаций были отправлены на ЧКЗ для отражения в чертежно-техничecкoй документации.

На основании представленных предложении и рекомендации СКБ-2 ЧКЗ совместно со специалистами ВНИИ-100 в июне 1950 г. полностью переработали чертежно-техническую документацию для изготовления десяти танков ИС-5 {«Объект 730»), предназначенных для войсковых испытаний. Изготовление необходимых деталей, узлов, а так;е сборку, заводские и сдаточные испытания пробегом десяти машин для войсковых и контрольных государственных испытаний ЧКЗ выполнил в июле-августе 1950 г. Окончательный монтаж и приемочные испытания танков завершили 9 сентября 1950 г. после чего их оправили к местам проведения испытаний. Испытания десяти танков ИС-5 прошли в течение октября-ноября 1950 г: войсковые испытания шести машин в районе ст. Сухиничи(БВО), контрольные государственные испытания двух машин на НИИБТ полигоне БТ и MB СА. Две машины оставили в резерве. Войсковые испытания шести танков проводились по особой программе комиссией, специально назначенной военным министром СССР, контрольные государственные испытания на НИИБТ полигоне БТ и MB СА - по программе испытаний, проходивших в г Ломоносове, госкомиссией в том же составе. Во всех этих испытаниях также принимали участие представители ВНИИ-100 и ЧКЗ.

Войсковые испытания шести танков по безотказной работе большинства узлов и агрегатов полностью подтвердили их соответствие ТТТ, заданных постановлением правительства. Несмотря на ряд дефектов, обнаруженных в узлах ходовой части, трансмиссии и вооружения, новый танк оказался значительно лучше существовавших образцов и мог решать любые тактические задачи, предъявлявшиеся командованием Советской Армии, Контрольные государственные испытания двух машин на НИИБТ полигоне, в свою очередь, подтвердили надежность двигателей В12-5, По результатам этих испытаний техническая документация по этому дизелю на ЧКЗ была окончательно отработана и подготовлена для серийного производства. Кроме того, по материалам войсковых и полигонных испытаний был составлен перечень замечаний по доработке танка ИС-5, утвержденный военным министром и министром транспортного машиностроения. К реализации перечня замечаний во ВНИИ-100 приступили уже в конце 1950 г.

авторы статьи: М.В. Павлов, И.В. Павлов
первоисточник: журнал «Техника и Вооружение вчера, сегодня, завтра» 2013 г. №09



 
Кто на сайте
Сейчас 293 гостей онлайн

Наш канал на YouTube - подпишись!

Помощь проекту
<br>Вы можете указать любую сумму для перевода! <br>Спасибо!<br><br>

Вы можете указать любую сумму для перевода!
Спасибо!

руб.
счёт 410013068691119.

Рейтинг@Mail.ru