Адвокат "сорокопятки"

Форум о артиллерии и ракетном вооружении

Re: 45-мм артиллерия ВОВ.Встать, суд идет!

Сообщение Dvu.ru-shnik » 23 май 2012, 04:10

Михаил, прошу прощения - сегодня получилось сесть за комп и довольно на долго. Однако, закон бутерброда ещё никто не отменял, а согласно ему всяка бяка случается тогда, когда уже всё практически закончено. Так и у меня вышло - сбой без сохранённой версии произошёл тогда, когда я уже заканчивал техническую сторону материала для ответа тебе. Теперь даже не знаю - когда смогу заново набрать. Фактура-то у меня сохранена, но мыслю уже потерял, придётся заново оформлять. Если только завтра вечером сяду и к утру закончу (при условии, что не выпнут в Ростов-папу).
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6949
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: 45-мм артиллерия ВОВ.Встать, суд идет!

Сообщение t1001 » 23 май 2012, 05:21

Евгений Евгеньевич, прошу прощенья, не успел вчера дать ответ на Ваш предыдущий пост, влип тоже тут со временем, поэтому отвечаю на него сегодня. По поводу последнего поста - отпишусь, сразу скажу что по поводу Вашей оценки о "совпадении" и "несовпадении" точек зрения полностью согласен

А пока вот это:

EvMitkov писал(а): Т-38 "Прага"... Аж 275 штук!!!!!

Миша - это даже не смешно.
Машины этого типа - первых серий чехословацкой постройки - с клепанными бронелистами и прочими атрибутами "средневоенья",с тридцатисемимиллиметровым клистиром - это даже не "бэтушки - 5" или 7, ( а тем более - не 7М или 7МФ) - это БТ-2. Только - чисто гусеничная машинка.
Безусловно, сравнительно с Pz-II - это МАШИНА!!! Но - с БТ?


Я на тему сравнения «Праги» с БТ скажу так (только просьба не обижаться, так как знаю, БТ Вы уважаете): не люблю я танки с противопульной броней, а БТ никогда не экранировался даже. А что до скорости и удельной мощности – так танк каким бы скоростным не был, от снаряда все равно не улетит – не самолет же! И даже не автомобиль, зачем ему скорость? Тем более что БТ был скоростным только опять же по заявленным ТТХ, на практике же на гусеницах не догнал даже ранний Т-3 (да по-моему и на голых катках тоже - не помню если чессно).

По поводу БТ и «Праги» я многое взял от Барятинскиго – с его мнением на этот счет я согласен по всем аспектам. Добавлю только, что в лобовом дуэльном противостоянии «Прага» с лобовой броней 50 мм (корпуса и башни!) имела явное преимущество перед БТ. БТ мог уничтожить её своей 20К с расстояния только 200 м (с 800 м – если только повезет попасть под маску пушки, именно «повезет» так как из 20К не прицелится даже с этого расстояния), экранированная «Прага» же своей 37-мм могла гарантированно продырявить БТ практически на всей прицельной дистанции.

В защиту БТ на 41 год, скажу, что это хороший истребитель танков.

Про заклепки "Праги" согласен - срендевековье это. Но это даже не второстепенный, третьестепенный фактор.

EvMitkov писал(а): ...Был такой парень в Панцерваффе - Отто Кариус., оставивший после себя книгу воспоминаний "Тигры в грязи" - очень и лчень широко известную в сети. Так вот, кроме того, что более хвастливый "мемуар" встретиь сложно ( видимо, маленький рост О.Кариуса наложил отпечаток на психикуи врожденный комплекс неполноценности он компенсирует рассказами о том, как десятками за час-полтора палил "танки Иванов" - "...которые волнами накатывались и накатывались на мой танк, вспыхивали, замирали - но на их место тут же выползали десятки новых машин..."


На то они и мемуары, вот поэтому у меня к ним двоякое отношение, с одной стороны – где ты еще узнаешь от первого лица, с другой – бумага все стерпит. От живых. А павшим уже ничего сказать не суждено…

EvMitkov писал(а): Знаково, что именно на "усиленных "Прагах" Кариус отвоевал вторую половину 41-го и начало 42-го, несколько раз горел, валялся по госпиталям пока не пересал на "Тигр". И о "чехе" он - не смотря на хвастливость - очень НЕВЫСОКОГО мнения.


Конечно, с "Тигром" её и не сравнить даже :)

Да и за что ему её любить то? Машина то чешская! Славянская! А он как был нацистом так и помер им похоже.

И ещё – чехи там с составом брони напутали (специально?), поэтому в лоб бралась экранированная «Прага» до 200 метров, хотя не должна была браться в упор (и если еще под маску пушки угодить – то и с 800 метров, но и в Т-34 тоже угоди в люк мехвода – тоже несладко придется с этой дистанции). Но зато какая идея! 50 мм по всему фронту практически!

Интересная деталька мемуарах Кариуса проскальзывает – он отметил плохое качество брони «Праги», а оно на испытаниях в СССР подтвердилось.



Вот и я думаю, что есть ему за что не любить эту машину после всего этого? Но 200 метров – это в принципе очень мало, если бы только о них знать…

EvMitkov писал(а): Это вполне обьяснимо - могущество 37-мм клистира при работе по целям, обусловленным боевым назначнием танка - не только и НЕ СТОЛЬКО борьба с БТТ - какими бы феноменальными дырокольними качествами пушка не обладала.


Дырокольными качествами пушка "Праги" обладала практически идентиными с 20К, так же не брала 50 мм, так же с 850 м брала 30-мм броню:

На тех же испытаниях во всех случаях 20К показала абсолютно те же результаты, в выводе только калибр изменился.

Но при этом у "Праги" был БПС и он был неплох, у БТ его не было напрочь. Поэтому 50-мм броню "Прага" все таки могла осилить:



И по поводу точности 20К еще добавлю из того же документа:



Там расплывчато, но по-моему с 800 м. стреляли как раз.

После чего следует недвусмысленный вывод:



EvMitkov писал(а): Работа по целям полевого характера - с ничтожным ОФ-эффектом 37-мм калибра - выводила в качество основного вооружения стрелковые системы машины, то есть пару пулеметов винтовочного калибра.


Так и БТ был практически в таком же положении, чуть получше. До калибра 75 мм ОФС в любом случае ничтожный.

EvMitkov писал(а): А ведь кроме артиллерийских систем были еще и ПТР


Так они только осенью появились! ЕМНИП.
Я и говорю – на начало войны ПТ оборона была представлена только этой 45-кой, ничего кроме неё не было, только коктейль Молотова еще – адская вещь, там сложнее самому не сгореть с ним, чем танк им сжечь.

Ничего асболютно… голяк полнейший. Не то что БПС не было с кумулятивами. А даже нормального снаряда к 45-ке не было, был только один – тупоголовый, да и тот с вероятностью брака 50/50. А вот у немцев было всё!

Кстати потом остроголовый приняли – остроголовый поднял бронепробиваемость процентов на 20. У немцев остроголовые были. У меня есть тоже документ насчет остроголовых-тупоголовых, почему их приняли на вооружение.

Но все равно Пегов (наверно все знают такого) стрелял в борта своих «Пантер» подкалиберными – практически в упор. Даже с такой дистанции он не решился бронебойным по ним стрелять – так как все эти вещи знал прекрасно.

EvMitkov писал(а): Кстати говоря. Разговор о системе ПТО РККА нельзя выводить в рамки калибра 45 -мм. По броне стреляло все, что могло стрелять.
А стрелять - было чему. Сколько пушек в калибре 75 мм было в РККА ( пусть - разных типов, 1902/30 включительно), в том числе и "дивизионок" Ф-22 и Ф-22УСВ? А для таких машим - даже ОФС - гибель.


Вообще конечно я специально дроблю разговор на мелкие кусочки, о 45-ке в частности тему открыл вот, так как она – единственная ПТ пушка на 41 год. Если не считать конечно 371 ед. ЗИС-2, выпущенных в 41-м до отмены их производства.

Но что касается использования дивизионок в качестве ПТ орудий – а Вы как сами считаете, выход ли это – использовать в качестве ПТ орудия дивизионки? Они ведь тяжеленные…

Если полковую артиллерию не трогать, то если не изменяет память - 10,5 тыс. дивизионных орудий у нас было на начало ВОВ. Растеряли все в котлах к осени.

76 и 85- мм зенитки по идее в рамках 41-го – это никак не орудия борьбы с танками. Зениткам работенки хватало – нужно было стрелять по хозяйничающим в небе люфтваффе. В отличие от немецких зениток, которым чувствовалось повольготнее – небо то ихнее! Так что и у немцев ой как было чем по нашим Т-34 с КВ стрелять, ой как было…

Так вот. По дырокольным качествам на вскидку 50-мм Пак38 абсолютный аналог УСВ и ЗИС-3 скажем (кстати надо будет просветить эту тему). Но весил при этом всего 830 кг.

И смотрим УСВ наша – 1,5 тонны в боевом положении. При сопоставимых дырокольных качествах с Пак 38. Ну разве годится УСВ для таких целей? Нет, всё таки дивизионка в качестве ПТ орудия – это от безысходности только.

Вот и ЗИС-3 как и УСВ пришлось всю войну помогать дохлым 45-кам. Но она для этих целей подходила посредственно – почти так же как и УСВ – 1,2 тонны в боевом положении, при этом главный параметр ПТ орудия – дырокольные качества, так остались на уровне 50-мм Пак 38!

И возьмем ЗИС-2 – 1050 кг. По весу меньше ЗИС-3, но бронебойность как у 85-мм зенитки. Вот это ПТ орудие так ПТ орудие!
t1001
 
Сообщения: 62
Зарегистрирован: 19 апр 2012, 01:22

Re: 45-мм артиллерия ВОВ.Встать, суд идет!

Сообщение t1001 » 23 май 2012, 05:22

Dvu.ru-shnik писал(а):Михаил, прошу прощения - сегодня получилось сесть за комп и довольно на долго. Однако, закон бутерброда ещё никто не отменял, а согласно ему всяка бяка случается тогда, когда уже всё практически закончено. Так и у меня вышло - сбой без сохранённой версии произошёл тогда, когда я уже заканчивал техническую сторону материала для ответа тебе. Теперь даже не знаю - когда смогу заново набрать. Фактура-то у меня сохранена, но мыслю уже потерял, придётся заново оформлять. Если только завтра вечером сяду и к утру закончу (при условии, что не выпнут в Ростов-папу).


Да в принципе киньте просто ссылку на Я.ру и всё, я всё равно уже прочитал ;)
t1001
 
Сообщения: 62
Зарегистрирован: 19 апр 2012, 01:22

Re: 45-мм артиллерия ВОВ.Встать, суд идет!

Сообщение t1001 » 23 май 2012, 05:51

EvMitkov писал(а): Теперь вернусь к тебе, Миш.
Опорные точки нашего с тобой совпадения во мнениях с "заклепочной" стороны - следующие: ( я не буду сейчас заостряться на нюансах, выделю каркасно)


Да, согласен по всем пунктам.

EvMitkov писал(а): А вот ВЫВОДЫ...

То есть - была ли отечественная ПТО, основу которой составляли именно те самые легендарные "сорокопятки": четверь-и полуавтоматы обр 32/33 и 37 гг, танковые 20К на основной части отечественной БТТ - на 22.06.41 - современной и адекватно отвечающей тем задачам, которые на нее возлагались - и тому противнику, который ей противостоял -
вот в выводах МЫ РАСХОДИМСЯ.

И прежде всего - в связи с КОЛИЧЕСТВЕННЫМИ показателями ВС СССР и Германии. СРАВНИТЕЛЬНЫМИ количественными составами Вермахта и РККА. - это раз.


Да, надо эту тему просветить как следует. Тема очень обширная.

EvMitkov писал(а): И - два:
сравнением ПТО Германии, их союзников, а так же систем ПТО "союзничков" отностительно СССР. Конкретнее: адекватности германской ПТО тому противнику ( БТТ СССР) который противостоял ей.


И это тоже.

EvMitkov писал(а): Ведь роль ПТО хоть в наступательной опрерации, хоть - в оборонительной - одинаково высока: в одном случае гибкая ПТО используется для прикрытия операций своих подвижных ударных соединений от контрударов подвижных механизированных соединений противника ( наиболее эффективная, хотя и наиболее "затратная" тактика противодйствия); в другом случае - жесткая ПТО опорных районов со сковыванием и истощением наступающего противника.

Я правильно обозначил предмет разговора?


Совершенно верно.

EvMitkov писал(а): Если - да,
...то тогда разговор от "заклепочной составляющей" воленс-ноленс переползает к разговору не только военно-историческому, но и к вопросам тактического, оперативно-тактического, оперативного и стратегического ( в конечном итоге) искуства того периода.
И - глубже:
- к ЛИЧНОСТНЫОЙ стставляющей тех, кто эти вопросы ставил и решал.
И - обеспечивал их решение.


И - именно в таком ключе я и вижу смысл дальнейшего анализа и полировки мнений.


Тут не полностью согласен, нужно все рассматривать в комплексе - и военное искусство и личностная составляющая должна рассматриваться.

Но при этом "заклепочная" тематика должна давлеть над ними, потому что на ней должна жиждится и тактика, и стратегия... Тактика без "заклепок" может привести к тому, что военные дадут в руки солдат палки и скажут считать их по Уставу винтовками.

Тем более что в этом разговоре, думаю "заклепки" ещё далеко не кончились. Например:

1) не рассмотрена тема качественного усиления БТТ вермахта до конца 41 года, а потом - и 42-го. Ведь по сути ПТ оборона наша в 42 году не претерпела мало изменений, кроме того - была качественно ослаблена в некоторых моментах (например, снятие с вооружения ЗИС-2 и отсутствие Ф-22 в войсках).

2) Насыщение ПТ Вермахта 50-мм и 75-мм орудиями. И их эффективность против русских танков.

3) Принятие на вооружение Вермахта других противотанковых устройств - САУ, фауст-патронов и т.д.

То есть благодаря всему этому в данной теме можно прийти к масштабным выводам даже, подправить общую точку зрения так сказать.
t1001
 
Сообщения: 62
Зарегистрирован: 19 апр 2012, 01:22

Re: 45-мм артиллерия ВОВ.Встать, суд идет!

Сообщение Dvu.ru-shnik » 23 май 2012, 10:40

Михаил,
Да в принципе киньте просто ссылку на Я.ру и всё, я всё равно уже прочитал

Ну, вот уж дудки :twisted:
Всё равно оформлю и тогда выложу. Ведь существуют и другие одноклубники - судьи и присяжные заседатели.
Да и выложено там в набросках далеко не всё - большая часть по загашникам и нычкам зашкерена. :D
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6949
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: 45-мм артиллерия ВОВ.Встать, суд идет!

Сообщение EvMitkov » 24 май 2012, 03:24

Доброго времени суток всем!

Миша и Борис Викторыч - я категорически приветствую!

Викторыч! Посмотрел с огромным интересом и УДОВОЛЬСТВИЕМ тот материал, который ты готовишь к размещению, и потому - тебе подводить черту под под таблично-полигонной цифирью. С учетом документального подтверждения. Я со своей позиции буду прикрывать с фланга и поддерживать огоньком. Вот прямо сейчас и начну.

Но - для начала - озвучу несколько моментов, которые мы, ребятушки, кажись, не особо четко обозначили.
Начну с понятия ПТО.
ПТО - КОМПЛЕКСНАЯ стратегическая СИСТЕМНАЯ структура, включающая в себя не только ОДНУ сторону ( ВС одной стороны), но и ВС ПРОТИВНИКА. Грубо и плоско говоря - "по сеньке - и шапка". То есть наша шапка ПТО должна соответствовать на текущий момент Сенькиной голове. Как пример - если твой внроятный противник - Вермахт 1941 года образца - это одно. А если это - Польша образца - 1939-го или Япония 1945 - го - то и средства ПТО против ВС армий этих стран должны быть соответствующие. Не выкатывать же против "Ха-Го" и "Чи-Ха", к примеру БС-3. На хрена? Потому в Квантунской операции и оставшиеся "бэтушки" оставались вполне адекватными целям и задачам машинами.

Далее.
Уж больно зацепила меня твоя, Миша фраза о том, что, дескать, танк - не автомомбиль, и для него скорость и маневренность на поле боя второстепенные качества.
Цитирую:
«…Я на тему сравнения «Праги» с БТ скажу так (только просьба не обижаться, так как знаю, БТ Вы уважаете): не люблю я танки с противопульной броней, а БТ никогда не экранировался даже. А что до скорости и удельной мощности – так танк каким бы скоростным не был, от снаряда все равно не улетит – не самолет же! И даже не автомобиль, зачем ему скорость?»

Полагаю, и Борис Викторыч, и Дед, и Гришу могут привести огромное количество примеров из собственного боевого опыта, когда легкобронированные по нынешним понятиям боевые машины успешливо действовали на современном поле боя именно благодаря своим скоростным и маневренным качествам.
Позволю себе напомнить основное уравнение, которое должно быть написано золотыми буквами над столом каждого конструктора БТТ:
эффективность оружия прямо пропорциональна его способности занять правильную позицию, чтобы нанести решающий удар и выдержать без ущерба для себя удары, наносимые противником, и обратно пропорционально времени, для этого необходимого.
Это уравнение кажется детски несложным и предельно простым, но - если вдуматься - оно определяет суть самого танка как типа оружия. Ни больше - ни меньше.

Вообще-то говоря, именно искуству маневрировать и на должной скорости перемещаться в бою и мы с ребятами обязаны тому, что наши "древние" "тридцатьчетверки" и картонные "пэтушки" в Африке и Арабии выживали в деле против машин, намного более современных. И не только выживали - но и побеждали.
Где-то на форуме ( поковыряюсь, разыщу, дам зеленый свисток, ежели любопытно) размещен перевод рассказа американского офицера-морпеха об одном из боестолкновений в Африке, в котором я имел честь учавствовать в качестве командира экипажа.
( Материал этот писан янки несколько десятилетий назад, "по горячим следам", а пару годков тому просочился и в Рунет). Так вот - лично я НИКОГДА не думал, что ТАК это все выглядит со стороны. СТРЕМИТЕЛЬНО выглядит. Тем более, что писано это рукой "потенциального противника", а следовательно - преувеличений и хвастовства в нем - минимум.

Да и Викторычу есть, что рассказать из своей "практики". Только вот - вспоминать не всегда легко и не всегда хочется.

Но - вернусь в 1941-й, к "противопульной бэтушке".
Я уже говорил, что нет свидетеля наиболее непредвзятого - чем противник. Успешливый противник, ведущий рассказ не в отчет, не в "мемуар" на публику, а в частном, "приватном" разговоре с близким ему человеком.

Позволю себе процитировать отрывок из письма обер-лейтенанта Панцерваффе Герхаода фон Дюлова, командира танка в группе Лангерманна ( которого позже, под Москвой будут щипать ребята М.Е.Катукова - но это будет ПОЗЖЕ, а пока Вермахт прет...). Письмо написано в июле 1941-го, отправлено в Фатерлянд дядюшке танкиста оберсту Александеру Науманну ( какая-то шишка на ровном месте в ОКХ - не уточнял) и перехвачено военной цензурой.

В оригинале это - так:
«… gibt es nichts schrecklicher, als den Panzerkampf gegen die ?bertreffenden Kr?fte. Das numerische ?bergewicht hier wir uns wobei, daran gew?hnt haben. Aber wenn beim Gegner der Panzer besser ist, es – ist furchtbar. Du gibst das volle Gas, aber dein Panzer beschleunigt viel zu langsam. Die russischen Panzer solche schnell, in der nahen Entfernung sie kommen dazu, auf den H?gel zu schlagen oder, den Sumpf vorbeizulaufen es ist schneller, als du den Turm entfalten kannst. Und durch den L?rm, die Vibration und das Gepolter h?rst du den Schlag des Geschosses in die Panzerung.
Wenn sie in unsere Panzer geraten, es klingt die tiefe langwierige Explosion, und dann das br?llende Geschwirr des aufflammenden Benzins, das Geschwirr gr??tenteils, der Ruhm dem Gott, solchen laut, dass wir das Wehklagen der Mannschaft … nicht h?ren»


В переводе примерно так:
«…нет ничего более ужасного, чем танковый бой против превосходящих сил. Численный перевес здесь ни при чем, мы к этому привыкли. Но когда у противника танк лучше, это – страшно. Ты даешь полный газ, но твой танк слишком медленно набирает скорость. Русские танки такие быстрые, на близком расстоянии они успевают взмахнуть на холм или проскочить болото быстрее, чем ты можешь развернуть башню. И сквозь шум, вибрацию и грохот ты слышишь удар снаряда в броню. Когда они попадают в наши танки, по большей части раздается глубокий затяжной взрыв, а затем ревущий гул вспыхнувшего бензина, гул, слава богу, такой громкий, что мы не слышим вопли экипажа…»

Фон Дюлов описывает столкновения именно с "бэтушками"

А вот уже свидетельство с нашей стороны: ( это- из моей статьи "Воспоминания о "Шермане" на основном сайте)
http://www.dogswar.ru/stat-o-wow/3401-v ... -qshe.html
«…Мой дед, старший сержант Карпов Михаил Иванович, командир танкового орудия, служил в рядах РККА с 1944 по 1950 год. Воевал в 3 Варшавском танковом полку 37 механизированной Слонимско-Померанской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова бригаде 1 Краснознаменного механизированного корпуса 2-ой Танковой Армии. Весь свой боевой путь от Ровно до Берлина прошел на "Шерманах". Два раза горел, под Варшавой остался единственным живым членом экипажа (остальных побили пулеметчики при эвакуации), под Регенвальде получили снаряд в моторный отсек, но спаслись все. Во время Берлинской операции дедовский "Шерман" получил 52 попадания без сквозных пробитий ("были, как ёжик", говорил дед), командир танка запаниковал и при попытке эвакуации был тяжело ранен в ногу, экипаж продолжил бой самостоятельно. Танк без ремонта был выставлен на выставке техники, принимавшей участие в штурме Берлина. Там же дед получил из рук Жукова Г.К. орден Славы 3 степени и на вопрос Г.К."Страшно было, сынок?", сбацал " А пусть фашист боится!". Когда закончилась война, моему деду было 19,5 лет. В полку он считался уже "дядей"...
Из его воспоминаний: "Пантера - очень быстрый танк была. Я ее заразу в прицел словить не мог, быстро передвигалась".

От себя скажу - одно дело палить по неподвижной, РОВНО стоящей машине с различных дистанций на полигоне, и совсем другое – вести огневой бой с маневрирующим противником. Не только по горизонтали – но и чуточку – по вертикали: взгорочки, колдоебинки, изменение положения бронекорпуса относительно горизонта, башни – относительно бронекорпуса, движение под углом к противнику… Даже замирая для выстрела, даже – пусть по пересеченке на 20-30 км/ч. Сколько метров пройдет машина за секунду-полторы на такой скорости? С момента, когда болванка вышла из ствола и к цели пошла?
Как иллюстрация: РаК-38 вполне прилично работала по "тридцатьчетверке" метров с 500 в любых ракурсах, а подкалиберным работала и по КВ. и - что?



или



А вот - "трёшка" после диалога с "сорокопяткой" летом 41-го



То есть - разговоривать о адекватности ПТО РККА можно только сравнительно с противником.
Что ж. Попробуем сравнить в первом приближении.
Численность артиллерии РККА по состоянию на 01.06.41 - 22.06.41 г. применительно к задачам ПТО. Это - БЕЗ учета стволов на танках и бронеавтомобилях, а так же без учета артиллерийских систем УРов и ПВО.

45-мм обр 37- 37354

76-мм дивизионная пушка образца 1936 года (Ф-22, индекс ГАУ — 52-П-363А) – 2932 на середину 1939-го.

76-мм пушка образца 1939 года (УСВ, Ф-22-УСВ, индекс ГАУ — 52-П-254Ф)

Серийное производство УСВ началось в 1939 году на заводе № 92. В том году было выпущено 140 орудий, в 1940 — 1010. В начале 1941 года УСВ была снята с производства. Это решение объяснялось двумя причинами: во-первых, был полностью выполнен мобилизационный план по дивизионным пушкам (мобилизационный резерв на 1 июня 1941 года составлял 5730 пушек, в наличии же было 8513 пушек);
С началом войны, согласно мобилизационному плану, производство УСВ было вновь развёрнуто на заводах № 92 и «Баррикады». В 1941 было выпущено 2616 пушек, в 1942 — 6046 этих орудий. Производство УСВ было прекращено в конце 1942 по причине принятия на вооружение новой дивизионной пушки ЗИС-3, имеющей ряд преимуществ перед УСВ. Стоит отметить, что вытеснение УСВ из производства происходило постепенно, в частности, завод № 92 продолжал выпуск УСВ и в 1942 году (выпущено 706 орудий), хотя в конце лета 1941 года на этом заводе уже выпускалась ЗИС-3.
На 1 июня 1941 года в РККА на западных границах имелось 1170 таких пушек.

Знаменитая грабинская ЗИС-2 Всего с 1 июня по начало декабря 1941 года было изготовлено 371 (по другим источникам — около 250) орудие ЗИС-2, из которых 101 пушка была установлена на самоходных артиллерийских установках ЗИС-30.

Я не учитываю 37ммПТП. Хотя именно 3,7 cm PaK 35/36 (нем. 3,7 cm Panzerabwehrkanone 35/36 — 3,7-см Противотанковая пушка образца 1935/1936 года) - составляла основу средств ПТО Вермахта.
К 1 сентября 1939 вермахт располагал 11 200 единицами Pak 35/36, за оставшиеся месяцы 1939 года было изготовлено ещё 1229 орудий. В 1940 году было изготовлено 2713 пушек, в 1941 — 1365, в 1942 Вместе с Pak 28 и 29 было произведено 16 539 орудий, в том числе 5339 в 1939—1942.
К 1 июня 1941 вермахт располагал 14 459 единицами Pak 35/36, составляющими подавляющее большинство в противотанковой артиллерии. Новых 50-мм противотанковых пушек Pak 38 на эту дату в вермахте было лишь 1 047 шт.
Таким образом, к началу кампании против СССР Pak 35/36 оставалась основным противотанковым орудием вермахта. Эти орудия вполне успешно боролись с БТ и Т-26, составлявшими основу советских бронетанковых сил в те годы, не говоря уже о лёгких танках типов Т-37, Т-38 и Т-40.
Эффективность Pak 35/36 против танков Т-34 до настоящего времени является спорной. С одной стороны, по воспоминаниям ряда видных немецких военачальников, например, фон Меллентина и Миддельдорфа, неспособность Pak 35/36 к борьбе против Т-34 была «драматической главой в истории немецкой пехоты». Приводятся случаи десятков попаданий в Т-34 из Pak 35/36, не повлиявших на боеспособность советского танка. По ряду свидетельств, немецкие солдаты из-за низкой эффективности прозвали Pak 35/36 «дверным молотком» или «хлопушкой». Лёгкие калиберные бронебойные снаряды были склонны к рикошету, а при пробитии брони часто не выводили танк из строя.

1 я танковая дивизия, входившая в группу армий «Север», столкнулась с этим три дня спустя после начала войны. Вот что говорится в журнале боевых действий этой дивизии.
«Наши танковые роты открыли огонь с расстояния в 700 метров, но он оказался неэффективным. Мы сблизились с противником, который со своей стороны невозмутимо двигался прямо на нас. Вскоре нас разделяло расстояние в 50 100 метров. Началась фантастическая артиллерийская дуэль, в которой немецкие танки не могли добиться никакого видимого успеха. Русские танки продолжали наступать, и все наши бронебойные снаряды просто отскакивали от их брони. Возникла опасная ситуация прорыва советских танков через боевые порядки нашего танкового полка к позициям немецкой пехоты и в тыл наших войск… В ходе сражения нам удалось повредить несколько советских танков, используя специальные противотанковые снаряды с расстояния от 30 до 50 метров».

С другой стороны, существует ряд документов, в которых эффективность Pak 35/36 характеризуется не столь негативно. Так, в докладе 10-й танковой дивизии 1941 года отмечается:
«2. По танку „Т-34“ а) Броня машин и корпуса с дистанции 300—400 м пробивается 37-мм бронебойным снарядом.»

В отчёте НИИ-48, выполненном в апреле 1942, проанализированы причины поражения советских танков Т-34 и КВ-1, поступивших на ремонтные предприятия в ходе Московской битвы с 9 октября 1941 по 15 марта 1942. Число сквозных поражений распределилось по калибрам так:

150 мм — 3,
105 мм — 5,
88 мм — 8,
75 мм — 13,
45—50 мм — 42,
37 мм — 21,
малокалиберные — 5,
кумулятивные — 36,
неустановленного калибра (гл. обр. подкалиберные) — 31.

В определённых условиях Pak 35/36 могла поразить Т-34. Достаточно легко она пробивала нижнюю часть борта этого танка, где толщина бронирования составляла 40 мм без рациональных углов наклона. Вполне возможны были поражения бортов и кормы литой башни. При попадании в основание башни Т-34 часто происходило её заклинивание.

Тем не менее, поражающее действие Pak 35/36 по Т-34 было явно недостаточным, КВ же не поражался совсем. Для исправления в какой-то мере этой ситуации, для Pak 35/36 в конце 1941 были введены подкалиберные и кумулятивные снаряды. Они позволяли бороться с Т-34 и даже с КВ, но имели ряд недостатков. Так, табличная дальность стрельбы подкалиберным снарядом составляла всего 300 м, кроме того, после пробивания брони он далеко не всегда выводил танк из строя, поскольку не образовывал большого количества опасных осколков. Кумулятивный снаряд представлял собой надкалиберную мину, заряжавшуюся с дула. Такой снаряд имел очень низкую начальную скорость и ничтожные дальность (реально — до 100 м) и точность стрельбы. Фактически, это было последнее средство ближней противотанковой обороны пушки, имеющее скорее психологическое значение как средство поднятия боевого духа расчётов.

Снимки обстрела немцами французских трофейных машин - говорят сами за себя:




Вопреки некоторым утверждениям, Pak 35/36, как и "сорокопятка", сходила со сцены довольно медленно. Хотя её серийное производство прекратилось уже в самом начале 1942 года, в его течение эта пушка продолжала оставаться самым массовым противотанковым орудием вермахта. В 1943 году было израсходовано около 2 миллионов 37-мм снарядов всех типов (для сравнения, 75-мм снарядов — 1,25 млн), то есть и в 1943 Pak 35/36 использовалась весьма широко. Однако по ходу 1942—1943 гг. она активно заменялась более новыми орудиями. Pak 35/36 использовалась и в 1944—1945 гг., хотя и в значительно меньших объёмах (впрочем, во Франции в 1944 их было довольно много). На 1 марта 1945 года в частях ещё имелось 216 этих орудий, ещё 670 пушек было на складах и арсеналах. Повреждения танков этими орудиями отмечались в Берлинской операции.

Итак, Вермахт значительно уступал РККА как в количественном насыщении ПТП, так и в качественном.

То же самое можно сказать и о количественном составе БТТ сторон.
Полторы тыщи танков с лобовой броней в 50 мм у Вермахта - это много или мало?
По сравнению с РККА - это ничтожно мало. И тем более не стоит ставить рядом "Прагу" с нарощенной лобовой броней и Т-34 с её 45 мм. Как и все трешки до модификации Pz-IIIJ с ее длинноствольным пятисантиметровым клистиром.
И кто сказал, что машина всегда развернута к противнику ЛБОМ???

Немного из Гудериана:
"…Разница в вооружении была еще более разительной. Танк Т IIIФ первоначально оснащался 37 мм пушкой. Для брони Т 34 это было чем то вроде хлопушки. Ко времени вторжения в Россию танки Т III по большей части перевооружили более мощным 50 мм орудием. Однако длина ствола этого танкового орудия равнялась 42 калибрам, начальная скорость снаряда была низкой и, следовательно, способность пробивать броню неудовлетворительной.
Гитлер, внимательно следивший за состоянием своих бронетанковых войск, ранее приказал, что при перевооружении танка Т III на нем следует установить длинноствольную 50 мм пушку, но управление вооружения сухопутных сил решило игнорировать этот приказ и избрало пушку с меньшей длиной ствола.
Инспектируя танки за несколько недель до начала операции «Барбаросса», Гитлер заметил, что его приказы оказались невыполненными, и пришел в ярость. Даже годы спустя Гитлер ссылался на этот случай непослушания и неоперативности, когда кто либо пытался в его присутствии защищать управление вооружений.
Времени перевооружить Т III до начала вторжения в Россию не было. Большинство танков уже находилось в составе выделенных для операции дивизий. Наши армии, вторгшиеся в Россию в июне 1941 года, располагали 2068 танками типа Т III. Из этого числа 131 танк Т III имел 37 мм орудие, 1893 танка были вооружены короткой 50 мм пушкой, и только на 44 танках успели установить длинноствольную 50 мм танковую пушку.
Кроме того, в начале вторжения войска имели в строю [b]531
танк Т IV, которым спешно стремились заменить основной танк Т III; девять месяцев спустя, к 1 апреля 1942 года, этих средних танков насчитывалось всего 552. Производство едва успевало восполнять боевые потери.
[/b] Таким образом, основная масса наших немецких танков оказалась оснащенной малоэффективным оружием."




Соответственно, только на 01.06.41 РККА насчитывала 1225 танков Т 34 и 636 КВ. В западных военных округах имелось 967 Т 34 и 508 КВ. А - БТ? Т-26? Т-28 и Т-35? Пушечные бронеавтомобили?


Это - на броне дочка моя. До свадьбы еще, в 2009-м, на показе 9 мая - Е.М.

Соответствовала ли ПТО Вермахта своим задачам? В сравнении с РККА? И чем ЗфК-36 "круче" "сорокопятки"?



Далее.
В систему ПТО ВС входят также индивидуальные средства ПТО пехоты. Миша! Пы не очень внимательно прочитал книгу Саши Райгородецкого о ПТР.

После революции проектирование ПТР в СССР не проводилось до 1930-х г.г. Постановление правительства о разработке ПТР в Советском Союзе было принято 13 марта 1936 г. Проектирование ружей калибра 20-25 мм и массой до 35 кг было поручено С.В. Владимирову, М.Н. Блюму и С.А. Коровину. До 1938 г. испытали 15 образцов, но предъявленным требованиям не удовлетворил ни один.
Так, в 1936 г. на Ковровском заводе N2 им. Киркижа были изготовлены два опытных образца 20-мм "ротного противотанкового ружья" ИНЗ-10 системы С.В. Владимирова и М.Н. Блюма - на сошках и на колесном лафете. ИНЗ-10 (или легкая самозарядная пушка) показало неудовлетворительные бронепробиваемость и кучность при массе в боевом положении от 41.9 до 83.3 кг. Остальные системы либо признаны неудовлетворительными, либо нуждались в серьезной доработке.
В 1938 г. свою легкую 37-мм противотанковую пушку предложил и начальник ОКБ-15 Б.Г. Шпитальный, но ее отвергли еще до испытаний. Неудачной оказалась и попытка переделки автоматической 20-мм пушки ШВАК в "универсальное" зенитно-противотанковое оружие на треножном станке. Наконец и сами требования к ПТР признали несоответствующими, и 9 ноября 1938 г. Артиллерийское управление сформулировало новые. Был доработан мощный 14.5-мм патрон, работы над которым начались ещё в 1934 г. Бронебойно-зажигательная пуля Б-32 массой 64 г и длиной 66 мм при начальной скорости 1,100 м/с патрона 14.5х114 с дистанции 300 м пробивала броню толщиной 20 мм расположенную под углом 70°.
Ещё большей эффективностью обладала бронебойно-зажигательная пуля БС-41 массой 64.5 г и длиной 51 мм с сердечником из вольфрамового сплава, пробивавшая на дистанции 350 м броню толщиной 30 мм под углом 70°. Б-32 и БС-41 аналогичны по конструкции 12.7-мм пулям.
Применялась и пуля БЗ-39, отличающаяся от Б-32 меньшей длиной и массой. Ввиду худших по сравнению с пулями Б-32 и БС-41 характеристик, пуля БЗ-39 выпускалась непродолжительное время. Все пули снаряжались в латунную бутылочную бесфланцевую гильзу. В качестве эксперимента для повышения эффективности в донную часть сердечника БС-41 была помещена капсула с раздражающим веществом ХАФ (хлорацетофенон). Пуля получила название "бронебойно-зажигательно-химическая". После пробивания брони она создавала в заброневом пространстве непереносимую концентрацию слезоточивого газа и выводила из строя экипаж танка. Пуля, имеющая похожую конструкцию, была принята немцами для 7.92-мм противотанкового ружья PzB.39.
Под 14.5-мм патрон Н.В. Рукавишниковым было разработано довольно удачное самозарядное ружье со скорострельностью до 15 выстр./мин (самозарядное 14.5-мм ПТР конструкции Шпитального вновь не удалось). В августе 1939 г. оно успешно выдержало испытания, и в октябре было принято на вооружение под обозначением ПТР-39. Но массовое производство так и не наладили.
Причиной этого была неверная оценка нового оружия руководством наркомата обороны и прежде всего начальником ГАУ Куликом. По данным Г. И. Кулика, в немецкой армии бронетанковые силы перевооружены танками с утолщенной броней. Из-за неправильной оценки немецкой бронетанковой техники бытовало мнение, что не только противотанковые ружья, но даже некоторые виды артиллерийских орудий бессильны перед ними. 26 августа 1940 г. он исключил ПТР из состава вооружения. Было дано указание прекратить производство 45-мм ПТ пушек и начать срочное проектирование 107-мм танковой и ПТ пушек.
На предвоенную судьбу противотанковых ружей негативно повлияло мнение таких конструкторов классической артиллерии как Грабин.
В своем заключении от 11 ноября 1940 г. на запрос Кулика Грабин указывает, что ПТР никогда не сможет заменить полноценное противотанковое орудие. Среди причин он называл - 1) уязвимость расчета из-за отсутствия у ПТР броневого закрытия 2) большую длину ружья, что делало его неудобным при транспортировке 3) ПТР не позволяет взять правильное упреждение, осуществить поправку в стрельбе в случае промаха, точно наводить оружие по уязвимому месту танка. Были названы и еще две причины. Противотанковое ружье не позволит добиться достаточно сильного заброневого воздействия, если только его калибр не буден увеличен до 20-25 мм. А в этом случае его вес будет сопоставим с весом противотанковой пушки. Кроме того, упор делался на высокую стоимость такого оружия, так как сверление длинных тонких стволов и изготовление нарезов в них, является чрезвычайно дорогим и трудоемким.
Война сразу показала всю ошибочность решения Кулика. Советская пехота оказалась лишена эффективного ПТ средства ближнего боя. Попытка наладить в начале войны массовый выпуск ружей Рукавишникова не увенчалась успехом. Доводка и постановка его на производство требовали бы большого времени. Правда, отдельные ПТР Рукавишникова использовались в частях Западного фронта при обороне Москвы. Была предпринята попытка производства копии 7.92-мм PzB.39 , но она не дала результата — кроме технологических проблем сказалась и недостаточная бронепробиваемость.
В качестве временной меры в июле 1941 г. по предложению инженера В.Н. Шолохова в мастерских МВТУ им. Баумана и других инженерно-технических вузах Москвы наладили сборку однозарядного ПТР под 12.7-мм патрон ДШК. Простая конструкция была скопирована со старого германского ПТР "Маузер" с добавлением дульного тормоза, амортизатора на приклад и установкой легких складных сошек. Для стрельбы из него использовались патроны с бронебойно-зажигательными пулями Б-32 массой 49 г и длиной 64 мм с закалённым стальным сердечником и бронебойно-зажигательными пулями БС-41 массой 54 г и длиной 51 мм с сердечником из вольфрамового сплава. Начальная скорость пуль составляла соответственно 870 и 850 м/сек. Пули снаряжались в латунную бутылочную бесфланцевую гильзу. Патроны с пулей БС-41 изготавливались в незначительных количествах. Могли применятся и другие патроны от ДШК с пулями - Б-30, БЗТ. Противотанковые ружья калибра 12.7 мм значительно уступали по эффективности оружию калибра 14.5 мм и к началу 1942 г. были сняты с производства.
Для ускорения работ над эффективным и технологичным 14.5-мм ПТР Сталин на одном из заседаний ГКО предложил поручить разработку "еще одному, а для надежности - двум конструкторам". Задание было выдано в июле 1941 г. В.А. Дегтяреву и С.Г. Симонову. Через месяц появились готовые к испытаниям конструкции - с момента получения задания до первых пробных выстрелов прошло всего 22 дня. Из разработанных Дегтяревым двух образцов был одобрен упрощенный, с неполным циклом автоматики, однозарядный. Первая партия в 300 ПТРД была закончена в октябре и в начале ноября отправлена в 16-ю армию Рокоссовского. Впервые их применили в бою 16 ноября. Уже к 30 декабря 1941 г. выпустили 17,688 ПТРД, а за 1942 г. - 184,800.

Еще дальше - противотанковые гранаты.
В Вермахте противотанковых гранат на начало войны просто не было.
Вообще - пехотой для борьбы с танками широко использовались ручные гранаты – как специальные противотанковые, так и осколочные. Данная практика также как и другие средства борьбы с бронетехникой зародилась во время Первой мировой. В качестве ПТС в то время рассматривали связки гранат и тяжелые гранаты, применявшиеся для разрушения проволочных заграждений (такие как русские гранаты Новицкого). В начале 30-х такие гранаты были «важным средством обороны... особенно при внезапном нападении бронечастей на закрытой местности».
В советском «Наставлении по стрелковому делу» 1935 и 1938 годов имелось специальное указание, как вязать ручные гранаты образцов 1914/30 годов и образца 1933 года. Гранаты связывались проволокой или бечевкой по пять или три штуки таким образом, чтобы рукоятка центральной гранаты смотрела в одну, а остальных гранат в противоположную сторону. Гранаты типа Мильса или Ф-1 плотно связывались в мешке. Связки рекомендовалось метать по ходовой части и под гусеницы танка. Такие же связки, однако, снабженные несколькими бечевками с грузиками, использовались для подрыва проволочных заграждений.
Немецкой пехотой применялись связки гранат М-24 – их вязались по семь штук, деревянную ручку с запалом вставляли лишь в центральную гранату (опыт Первой мировой).

В СССР же, исходя из опыта Финской кампании в 1940-м приняли на вооружение и пустили в серию РПГ-40.
РПГ-40 (ручная противотанковая граната образца 1940 года) — советская фугасная противотанковая граната, созданная в ГСКБ-30 конструктором М.И. Пузырёвым. Использовалась на протяжении всей Великой Отечественной войны и предназначалась для борьбы с бронированной техникой противника, бронемашинами и лёгкими танками, имеющими броню 20 — 25 мм. Граната в основном применялась для разрушения гусеницы танков, а также могла использоваться для разрушения укрытий полевого типа. Имела максимальную бронепробиваемость 40 мм.



В июле 1941 года Военный Совет Северного фронта дал задание на разработку противотанковой ручной гранаты для производства на ленинградских предприятиях. Изобретателем А.Н. Селянкиным на основе РГД-33 при участии М.Г. Дьяконова (ее конструктора) создал фугасную противотанковую гранату с увеличенным до 1000 грамм зарядом взрывчатого вещества. Данная граната также получила обозначение РПГ-41. В 1941 году на ленинградских предприятиях выпустили около 798 тысяч таких гранат. Фугасные противотанковые гранаты с увеличенным зарядом полукустарного и заводского производства применяли при обороне Севастополя и Одессы, различные варианты противотанковых гранат создавали в мастерских партизанских отрядов.
В начале войны существовали инженерные кумулятивные заряды для поражения броневых и бетонных колпаков. В 1941 году основы расчета кумулятивных боевых частей разработал в НИИ-6 (ведущее НИИ Наркомата боеприпасов) инженер М.Я. Васильев. В октябре 1941 года в НИИ-6 провели испытания кумулятивных зарядов. В начале 1942 года разработали первый советский кумулятивный артиллерийский снаряд. Исследованием и разработкой кумулятивных боевых частей занимались и за рубежом. Кумулятивной боевой частью несется заряд взрывчатого вещества, в передней части которого имеется обращенная вперед сферическая или коническая выемка (воронка). При подрыве образующиеся газы фокусируются в мощный узкий поток высокой температуры. При этом образовывается давление до 10 Гпа. Скорость до 15 км/с. Металлической облицовкой воронки обеспечивается правильное формирование кумулятивной струи которая усиливается потоком частиц расплавленных металлов. «Пробивное» действие такого заряда превышает калибр снарядов и не зависит от дальности стрельбы и скорости встречи снарядов с броней. В СССР в начале войны в Военно-инженерной академии и Остехбюро НКВД разрабатывали «бронепрожигающие» боевые части основой которых являлся термитный заряд, ускоряемый пороховыми газами. Но они оказались неудачными поэтому работы прекратили. Работы были переведены к собственно кумулятивным боевым частям, которые, у нас еще долго именовались «бронепрожигающими», хотя их поражающее действие обеспечивалось не только температурой кумулятивной струи, но и давлением и скоростью. Серьезными проблемами во время создания кумулятивных боевых частей оказались выдерживание точности при изготовлении и создание чувствительного и в тоже время безопасного взрывателя.

Так что в том, что произошло в 41-м - никакой вины техники нет. Нет вины и самой "сорокопятки", и тех ребят, которые стояли за ее щитом и панорамой. Зачастую наши противотанкисты дрались НАСМЕРТЬ.
Вот снимок - Ростов -на -Дону, 1941-й, .Буденновский ( бывш.Тагарожский) проспект/ угол Варфоломеева, Ф-22УСВ и её рассчет.



А вот та техника, с которой боролись наши противотанкисты: тоже - Ростов, Большая Садовая. 1941-й




Западный обвод Ростова н/Д. Ноябрь 1941-го.


Бой в районе вокзала. Ростов, 1943-й




КВ в районе Базарной площади. Ростов н/Д, 1941-й...

На сегодня - шабаш. С уважением, Е.М.
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13888
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: 45-мм артиллерия ВОВ.Встать, суд идет!

Сообщение Dvu.ru-shnik » 03 июн 2012, 06:40

Михаил, я бы попросил уважаемый суд и сторону обвинения несколько серьёзней относиться к квалификации того, что тут квалифицированно, как мошенничество. Это больше подходит под понятие "профнепригодность". Под статью о мошенничестве (в случае, если обвинению удастся доказать непригодность 45мм орудий для ПТО в 1941м году) могут попасть только люди, которые настояли на возобновлении производства 45мм ПТП во время войны и военно-технические исследователи истории ВОВ, которые доказывали противоположную твоей точку зрения.
Теперь позволю себе выступить в защиту почтенной старушки - обвиняемой...
Суть обвинения сводится к тому, что уже к началу войны "45мм противотанковая пушка образца 1937 года и её подельница – 45-мм танковая пушка 20К" не были способны бороться с танками панцерваффе. Как основание приводится бронепробиваемость орудия, уступавшая степени бронирования лобовой проекции танков Т-3 и Т-4, составляющими к июню 1941 года, основу танкового парка Вермахта.
Для начала предлагаю разобраться с самими понятиями «бронепробиваемость» и «снарядостойкость». Так сказать – проведём ликбез для людей, не имеющих инженерного образования.
Дабы не быть похожим на занудного лектора, постараюсь разъяснить кое что по рабочее–крестьянски - на пальцах при помощи лома и какой-то там матери…
Начну с нудных формул и расчётов.
Изначально - что такое бронепробиваемость и как её рассчитывают? Берём из учебников и википедии:
При проектировании танка защищающую толщину брони выбирали, отталкиваясь от определенного противотанкового оружия, применение которого противником наиболее вероятно. При этом основными исходными параметрами для расчета являются: качество брони, масса и конструкция снаряда, калибр снаряда, скорость встречи снаряда с броней, угол встречи снаряда с броней. Для случая попадания по нормали эти величины связывались эмпирической формулой Круппа, лучше всего согласовавшейся с результатами экспериментов на гомогенных листах.
b = (V * P^0.5)/(K*d^0.5)
b - искомая толщина гомогенного листа в дм,
V - скорость снаряда в момент встречи с броней м/с,
Теоретическая бронепробиваемость кинетических боеприпасов может быть вычислена по формулам Сиаччи и Круппов, Гавра, Томпсона, Дэвиса, Кирилова, USN и др. постоянно совершенствуемым формулам. Для вычисления теоретической бронепробиваемости кумулятивных боеприпасов применяются формулы гидродинамических течений и упрощенные формулы, например Макмиллана, Тейлора - Лавреньтьева, Покровского и т. д. Теоретически рассчитанная бронепробиваемость, далеко не во всех случаях сходится с реальной бронепробиваемостью.
Хорошую сходимость с табличными и экспериментальными данными показывает формула Якоба де Марра (де Марре):, где b--толщина брони,дм, V,м/с--скорость встречи снаряда с броней, К--коэффициент стойкости брони, имеет величину от 1900 до 2400, но обычно 2200, q,кг-масса снаряда, d-калибр снаряда, дм, А-угол между продольной осью снаряда и нормалью к броне в момент встречи (дм-не дюймы, а дециметры!)
Формула Якоба де Марра применима для тупоголовых бронебойных снарядов (не учитывает заострения головной части) и иногда дает неплохую сходимость для современных БОПС.
K - весовой коэффициент стойкости брони и конструкции снаряда. До войны полагали К=1900-2300. В случае цементированной брони увеличивали его на 15-20%. В случае угла встречи, отличного от нормального (90°), вносили поправку по правилам тригонометрии, и хотя они в большинстве случаев довольно приблизительно соотносились с практикой - результаты считались удовлетворительными.
Во всех таблицах бронепробиваемости орудий присутствовали расчетные величины, отличавшиеся от реальности порой довольно значительно. Тем не менее, артиллеристы в исходных расчетах использовали ту же формулу Круппа, по которой определяли значение ПТП для данного орудия на данной дистанции. ПТП - предел тыльной прочности, т.е. когда ни один из осколков снаряда не проникал за броневую преграду, но начиналось повреждение тыльной поверхности бронелиста.
Гораздо важнее было оценить величину предела сквозного пробития (ПСП) - максимально возможное значение толщины брони, которое орудие способно пробить при данных условиях на данной дистанции (иначе - когда снаряд целиком проникал за броню). Кстати, именно здесь имеется большое расхождение в оценке ПСП по разным странам. Например, в СССР считалось, что броня пробита только в том случае, если все осколки бронебойного каморного охолощенного (т.е. без взрывчатки) либо сплошного снаряда оказывались за тыльной поверхностью бронеплиты. Англичане стояли за такое же правило, а американцы и немцы считали его необязательным. У них полным пробитием при оценке ПСП являлся случай, когда более 70-80% осколков снаряда окажутся за тыльной поверхностью бронеплиты.
Кроме того, все артиллеристы прекрасно понимали, что ПТП и ПСП - идеальные цифры. На самом деле, орудие сможет пробить броню толщиной, лежащей между этих цифр. Во всех странах при выработке критерия порога бронепробиваемости, заносимого в таблицу, выбрали цифру 50% от вероятности сквозного пробития, и только СССР выбрал в 1931 году 60%, а в 1938 году - еще ужесточил критерий до 70-75% от идеального сквозного пробития.
Справедливости ради следует заметить, что табличные значения бронепробиваемости, принятые в СССР после 1938 года выполнялись почти всегда, в то время как таблицы, продекларированные за границей, имели все же вероятностный характер, и только с 1943 года этот вопрос был кардинально пересмотрен Америкой и Великобританией.
На этих разночтениях было основано недоразумение, происшедшее с фирмой Бютаст, через которую СССР приобрел у Германии лицензию на выпуск 37-мм противотанковой пушки. После проведения испытаний в СССР, советские специалисты выдвинули немецкой фирме претензии, что бронепробиваемость пушки, указанная в паспорте, не соответствует действительности (сильно завышена немецкой стороной). Прошло около месяца, прежде чем конфликт разрешился.
Всё это напрямую связано с таким понятием, как «рациональные углы наклона брони».
Далеко за примером ходить не будем, а возьмём линейку и листочек в клеточку из обычной ученической тетрадки. Давайте просто нарисуем на нём разрез броневого листа толщиной 45мм и проведём к нему перпендикуляр, именуемый «Нормаль».

Теперь рассмотрим – как изменяется величина бронезащищённости танка в зависимости от угла наклона брони (без учёта её химического состава, способов обработки и рикошетирующих особенностей снаряда). Берём последовательно углы наклона: 60, 45 и 30 градусов. Для этого просто проводим прямые линии под соответствующими углами.

Получаем следующую линейку изменения толщины брони:

При угле встречи снаряда с бронёй равным 90 градусов – 45мм;
При угле встречи снаряда с бронёй равным 60 градусов – 64мм;
При угле встречи снаряда с бронёй равным 45 градусов – 66мм;
При угле встречи снаряда с бронёй равным 30 градусов – 91мм;
Значит – табличное значение толщины брони, приводимое в ТТХ танка, имеющего наклон броневых листов, становится не соответствующим его эквивалентному значению.
Тут сразу обращу Ваше внимание на то, что лобовая проекция танков немецкой армии была близка к 90 градусам, значит – снаряды ПТП встречались с их бронёй на углах, близких к нормали. Первым серийным немецким танком, который имел рациональные углы наклона брони, стал Pz V «Пантера».
Помимо этого существует ещё множество факторов, влияющих на бронепробиваемость:
- остроконечность снаряда;
- степень его закрученности вокруг продольной оси;
- колебания снаряда в полёте вокруг продольной и поперечной осей и центра масс;
- опрокидывающий момент у снаряда при его встрече с преградой;
- угол движения машины по отношению к осевой линии канала ствола противотанковой пушки;
- наличие ослабленных зон в конструкции бронемашины;
- изменение атмосферного давления, погодных условий и времени года.
Даже изменение траектории движения снаряда по мере углубления его в броню имеет огромное значение.
Но пока пренебрежём этими тонкостями, а просто дополним сие результатами практических испытаний, проводимых путём обстрелов листов брони и целых танков различными типами снарядов из различных видов орудий, как в СССР в 1940м году, так и немецкой комиссией, прибывшей из Германии в действующие на "восточном фронте" войска в 1941м году. Сразу оговорюсь - комиссия примчалась уже в самом начале войны, когда, дойдя до Витебска, панцерваффе потерял " до неприличия ну очень непозволительно много танков". Об этой комиссии упоминает в своих мемуарах сам "Быстроходный Гейнц" или Гейнц Гудериан.

В октябре 1941-го в своем рапорте на имя командующего группой армий он буквально потребовал срочно прислать на фронт специальную комиссию, чтобы разобраться с проблемой на месте. 20 ноября такая комиссия, в которую вошли ведущие немецкие танковые конструкторы Ф. Порше, А. Освальд, Э. Адерс, а также представители Управления вооружения сухопутных войск и Министерства вооружения, прибыла в расположение 2-й танковой армии Гудериана.
Наше испытание проводилось в 1940м году после того, как в ходе польской компании удалось с нейтральной полосы между нами и немцами утащить два танка Т-3.
Один разобрали для изучения, а другой расстреляли из различных типов орудий.
Помимо старичка БР-240 (болванки) имеем боекомплект к 45мм пушке:
Унитарные 45-мм выстрелы танковой и противотанковой пушкам:
УБР-243П с подкалиберным бронебойным снарядом БР-240П (выпуск с 1942 года)
УБР-243СП со сплошным бронебойным снарядом БР-240СП (выпуск - с 1941 года)
УБЗР-243 с бронебойно-зажигательным снарядом БЗР-240 (выпуск с 1940 года)
УО-243 с осколочной гранатой О-243
УЩ-243 с картечью Щ-240
[img]http://отечестворт.рф/metod/001/images/005.gif[/img]
Бронебойно-трассирующий снаряд предназначен для стрельбы прямой наводкой по танкам, бронемашинам, амбразурам и другим целям, покрытым броней.
Имеет официальное название "Унитарный патрон с бронебойно-трассирующим тупоголовым снарядом с баллистическим наконечником БР-243".
Индекс унитарного патрона наносится на гильзе - УБР-243. Изредка встречается остроголовый снаряд БР-243К. По устройству снаряды практически одинаковы. Тетриловая шашка имеет вес 20 г. Мощность взрыва объясняется толстыми стенками снаряда, изготов-ленными из легированной стали и применением мощного ВВ. Заряд ВВ и взрыватель с алюминиевым трассером находятся в донной части снаряда. В качестве взрывателя используется МД-5, объединенный с трассером.
Но последний мы рассматривать не будем, поскольку он появился позже, как и "катушка".
Начнём в хронологическом порядке - сначала данные, полученные в СССР на Гроховецком полигоне 15 октября 1940 года, а потом приведу немецкие данные лета 1941 года.


При угле встречи снаряда БР-240 с бронёй 30 градусов получили пробиваемость цементированной брони на дистанции 150 м - 40мм, а на дистанции 1000м - 30мм.
Согласно приведённых начальной скорости и массе снаряда делаю однозначный вывод - тестирование проводилось снарядом БР-240. Не БР-20ПС, не БР-243, а именно БР-240 (тупоконечной болванкой безо всяких баллистических наконечников и сердечников).
А вот и штатная таблица, которая была в войсках:
Таблица 13 Таблица бронепробиваемости 45-мм ПТП обр. 1932 г. и обр. 1937 г. для снарядов Б 240, БР-240 и БРЗ-240
Угол встречи 60° 90°
100 м 43мм 52мм
200 м 39 мм 48мм
500 м 35мм 43мм
1000 м 28 мм 35мм
1500 м 23мм 28мм
2000 м 19мм 23мм
Перейдём к немецкой таблице:
Weapon Ammunition Weight Muzzle velocity Penetration @ 30°
100 m 500 m 1,000 m 1,500 m 2,000 m
4,5 cm Kw.K.184(r) Pzgr.(r) 1.43 kg 760 m/s 42 mm 35 mm 28 mm 23 mm -
7,62 cm Kw.K.L/30,5 Pzgr.39 rot 7.6 kg 575 m/s 72 mm 66 mm 58 mm 51 mm -
7,62 cm Kw.K.L/41,5 Pzgr.39 rot 7.6 kg 625 m/s 82 mm 75 mm 67 mm 60 mm 54 mm
Сетку таблицы копировать не стал, к сожалению нашёл только англоязычный вариант. Найду если на немецком - сброшу. Это данные немецкой комиссии, работавшей в войсках в 1941м году по причинам больших потерь танков. О ней и Гудериан пишет в своих мемуарах. Максимальная разница составляет 2мм.
Я проанализировал вбросы о значительных завышениях табличных данных над реальной бронепробиваемостью советских ПТП и пришёл к выводу, что основываются они на двух базовых моментах:
1. перепалка между наркомом вооружений и командующим ЗапОсВО;
2. ошибочное или умышленное наложений таблицы М-42 на реальную бронепробиваемость пушки обр. 1932 / 1937 годов.
Следующий момент, на котором просто необходимо остановиться – это заброневой эффект.
Материалов по нему много в интернете, но в основном, там рассматривают две его составляющие (если не учитывать кумулятивные, бронебойно-отравляющие и термобарические боеприпасы) – воздействие проникшего внутрь снаряда или его фрагментов, а так же – фрагментов брони, отколовшихся в результате воздействия на неё боеприпаса.
Однако, это понятие несколько шире и включает в себя комплексную способность снаряда вывести машину и экипаж из строя (даже на короткий промежуток времени) даже при условии отсутствия пробития броневых листов. Сюда входят, срыв приборов и механизмов, нарушение работы агрегатов, воздействие на членов экипажа этими механизмами, приборами и их частями, а так же вероятность выхода из строя экипажа при соударении его членов с элементами машины. (Вот это я завернул…).

Продолжение утром.
Последний раз редактировалось Dvu.ru-shnik 04 июн 2012, 03:07, всего редактировалось 1 раз.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6949
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: 45-мм артиллерия ВОВ.Встать, суд идет!

Сообщение Dvu.ru-shnik » 03 июн 2012, 14:13

Теперь перейдём к основному оппоненту нашей немощной старушки сорокопятки, а точнее - к группе молодых и крепких ребят, имеющих предварительный сговор и преступный умысел под названием "операция Ы" или, если быть точнее - "план Барбаросса".
В состав группы доброжелательно настроенных друзей старушки входили: Pz-I (в количестве 877 штук), Pz-II (лишь в 1942 году их вывели из состава танковых полков и частично использовали либо в штурмовых артиллерийских бригадах, либо на второстепенных участках фронта), Pz-III (D, E, F, G и H), Pz-IV (A, B, C, D, E, F1, F2, G, H и J) и Pz-38 (A, B, C, D, E, F, G и H) На "танках" Pz-I и Pz-II останавливаться не буду - их бронирование знают все, замечу только, что в штатном танковом полку танковой дивизии в каждом батальоне была рота лёгких танков (в основном - Pz-II).
Возьмём сразу за хобот (хоть и коротенький) Pz-III.
Pz.3A — Вооружение: 37-мм пушка KwK L46,5 и три пулемета MG 34 — два в башне справа от пушки, а один — в лобовом листе корпуса. Макс. Толщина брони — 14,5 мм. Изготовлено 10 единиц.
Pz.3B — новая ходовая часть с восемью опорными катками малого диаметра и блокированной балансирной подвеской наполуэллиптических листовых рессорах. Командирская башенка унифицирована с Pz.lVA. Изготовлено 15 единиц.
Pz.3C — незначительные отличия от предыдущей модели. Несколько изменены подвеска, система выхлопа и планетарный механизм поворота. Масса 16 т. Изготовлено 15 единиц.
Pz.3 D — толщина лобовой и бортовой брони увеличена до 30 мм. Переделаны кормовая часть корпуса и крыша моторного отделения. Усовершенствована подвеска и введена новая командирская башенка с пятью смотровыми щелями. Запас хода увеличен до 165 км. Боевая масса 19,8 т. Изготовлено 30 единиц.
Pz.3 E — Введены двухстворчатые бортовые люки в башне, установка курсового пулемета Kugelblende 30, комбинированный прибор наблюдения механика-водителя, эвакуационные люки в бортах корпуса. Вооружение осталось прежним. Боевая масса 19,8 т. Скорость 35 км/ч. Изготовлено 96 единиц.
Pz.3 F — незначительно модернизированный Pz.lllE. С июня 1940 г. — 50-мм пушка KwK 38. Изготовлено 435 единиц.
В последующем все танки варианта Pz.lllF и большинство Pz.lllE были перевооружены 50-мм пушкой. При этом число пулеметов сократилось до двух.
Pz.3G — незначительные изменения в деталях корпуса. Новая командирская башенка с пятью смотровыми приборами, унифицированная с башенкой Pz.IV. Ящик для снаряжения на корме башни. Вооружение: 50-мм пушка KwK 38 и два пулемета MG 34 Изготовлено 600 единиц (из них 54 в тропическом исполнении Pz.lllG (trop).
Pz.3 H — новая конструкция направляющего и ведущего колеса. Дополнительная 30-мм плита на лобовой части корпуса. Гусеницы шириной 400 мм. Изменена кормовая часть башни. Боевая масса 21,6 т. Вооружение и двигатель без изменений, шестискоростная коробка передач. Изготовлено 310 единиц.
Pz.III J — лобовая броня толщиной 50 мм, шаровая установка курсового пулемета Kugelblende 50. С января 1942 года — 50-мм пушка KwK 39 с длиной ствола в 60 калибров. Боевая масса 21,5 т. Габариты с пушкой L/60: 6280x2950x2500 мм. Изготовлено 2616 единиц (из них 1067 с длинноствольной пушкой).
Группировка Вермахта у наших границ насчитывала 3 700 танков разлчных типов из них для вторжения в Советский Союз предназначалось 965 танков Pz.III всех серий.
Из Барятинского:
«PzKpfw III Ausf. J выпускались с марта 1941 по июль 1942 года.»
Танки этой серии попросту не успели к началу войны с СССР. Ещё Гудериан отмечал, что новейшие танки шли в первую очередь в учебные части, а не в боевые. На фронт данная модификация попала уже осенью 1941года. Посему, надо или исключать их из числа претендентов на звание «почётного топтателя сорокопяток», или суммировать их к общей численности танков у границ СССР.
Pz III J с 50-мм пушкой длиной ствола 42 калибра поступили на вооружение 2-й и 5-й танковых дивизий и отдельного танкового полка, посланных в сентябре 1941 г. на русский фронт. Остальные танки шли на восполнение потерь примерно 1400 Pz III за первый год войны в России и в Северной Африке. В июне 1942 г. в танковых дивизиях и на фронтах имелось около 500 Pz III с 50-мм пушкой.
Танки серии L вообще опустим, поскольку они попали в войска уже в 1942м году.
В феврале 1940 года из войск были изъяты уцелевшие машины моделей А, В и С и переданы в учебные части и школы.
Так что, в июне 1941 года нашу границу пересекли танки Т-3 в вариантах Е, D, F, G и H.
Из них противостоять по уровню бронирования лобовой проекции снарядам 45мм ПТО могли только Н.

При этом, судя по фотографиям летней, осенней и зимней компаний 1941 года, ясно видно, что никакого дополнительного бронирования на танках ранних серий Т-3 и Т-4 с целью доведения их до уровня серии «Н» или «J» не проводилось. Хотя, нет, пару – тройку фотографий всё же нашёл:


И даже с использованием динамической защиты:

Вот какая – ну, очень динамическая, а точнее – динамичная броня,ой - динамичная и проворная, которая очень динамично реагирует на прилёт снаряда и даже пули…
Примеры отсутствия модернизации бронезащиты? «Пожалуйста, их есть у меня»:

Белоруссия 1941-ый год – наколупали в нём дырочек от 45мм и, такое ощущение, что даже до 7,62мм.

Дырдочка в нижнем лобовом листе, ещё - район крепления технологического листа и дырдочка чуточку правее башенного бокового люка - ну, никак не 122 миллиметра
Если бы такие работы проводились, то это и у Барятинского, и у Гудериана это обязательно нашло бы отражение, как и энциклопедических описаниях изменений или ТТХ, да и на фотографиях были бы одни только «двулобые» монстры.
На счёт увеличения бронирования старых моделей Т-3 есть лишь упоминание об увеличении толщины брони:
" На PzKpfw III Ausf. G толщина кормовой брони увеличилась до 30 мм. Смотровая щель механика-водителя стала закрываться броневой заслонкой."
Так что не удосужились немцы перед вторжением и даже позднее нарастить броню ранним версиям своей тройки. Фотографии это подтверждают.
Переходим к Pz.IV.
Pz.IVA — «нулевая» серия. Боевая масса 17,3 т. Двигатель Maybach HL 108TR мощностью 250 л.с. Габариты 5920х2830х2680 мм. Вооружение: 75-мм пушка KwK 37 с длиной ствола 24 калибра и два пулемета MG 34, Толщина брони 10—30 мм. Изготовлено 35 единиц.
Pz.IVB—прямая лобовая плита корпуса. Курсовой пулемет изъят. Введена новая командирская башенка. Двигатель Maybach HL 120TR. Мощность 300 л.с. Изготовлено 45 единиц.
Pz.IVC — незначительные отличия от предыдущего варианта. Под стволом орудия появился специальный отбойник, который отгибал антенну радиостанции при повороте башни. На части машин установлен двигатель Maybach HL 120TRM. Изготовлено 140 единиц.
Pz.lVD — лобовая часть корпуса как у Pz.IVA, включая курсовой пулемет. Изменена маска пушки. В 1940—1941 годах лобовая броня корпуса усилена 20-мм броневым листом. Изготовлено 229 единиц.
Pz.IVE — лобовая броня корпуса ЗО-мм плюс дополнительный 30-мм броневой лист. Лобовая броня башни — 30-мм, маска пушки — 35-37 мм. Установлены новая командирская башенка и шаровая установка курсового пулемета. Боевая масса 21 т. Изготовлено 223 единицы.
Теперь о чешской технике:
Начнём с того момента, когда начались улучшения в их заклёпочных башнях цитирую Барятинского: «Толщина броневых листов лобовой части корпуса достигала 25, бортовой - 15, кормы - 12, крыши - 10, днища - 8 мм. Бронезащита башни колебалась в пределах 15-25 мм.
Таким образом, по своим тактико-техническим характеристикам легкий LT vz.38 не уступал, а частично даже превосходил немецкий средний танк Pz.III, выпускавшийся в то время в мизерных количествах. К явным недостаткам чехословацкой машины можно отнести устаревшую для конца 30-х годов технологию изготовления корпуса и башни - клепкой на каркасе из уголков. Экипаж танка состоял из трех человек, что не обеспечивало полного разделения труда.
Тем не менее, руководству фирмы БММ приказали срочно закончить первую партию из 150 машин, заказанных еще для чехословацкой армии. Эти танки получили обозначение Pz.Kpfw.38(t) Ausf.A и отличались от LT vz.38 лишь наличием немецкой радиостанции. Экипаж был увеличен до четырех человек.
Ausf.B выпускался с января по май 1940 года. Всего собрали 110 машин, имевших в деталях незначительные отличия от предыдущего образца.
Следующая серия танков, получивших обозначение Ausf.C, также состояла из 110 машин. Она строилась с мая по август 1940 года. Эти танки отличались наличием германской радиоантенны и измененным расположением глушителя.
На 105 машинах модификации D был введен прямой лобовой лист корпуса. На части танков лобовую броню довели до 50 мм. Вооружение, двигатель, ходовая часть остались без изменений. Эту включаем в наш подсчёт, пусть и с натяжкой – пусть все 105 машин.
С ноября 1940 по май 1941 года выпустили 275 танков модификации Е - вариант D с увеличенной толщиной брони (лоб корпуса и башни - 50 мм, борта корпуса и башни - 30 мм). Боевая масса достигала 9,87 т. На левой надгусеничной полке монтировался ящик для инструментов большего размера. Водитель и наводчик получили более совершенные приборы наблюдения. Их тоже занесём в наш подсчёт.
Следующая модель F, изготавливавшаяся с мая по октябрь 1941 года, от предыдущей практически не отличалась. Тоже не успела к началу войны, могла пойти лишь на восполнение потерь.
Несколько раньше была выпущена и серия танков модификации S в количестве 90 штук. Предназначавшиеся для Швеции, эти танки должны были быть готовы к февралю 1940 года. К заказчику они так и не попали, поскольку были реквизированы вермахтом.» Их так же плюсуем в снарядоустойчивые. 105 + 275 + 90 = 470.
Но тут всплывет ещё один нюанс – броня чешских танков оказалась твёрдой, но хрупкой.
Помимо растрескивания броневых листов, попадание снаряда в танк приводило ещё и к сильному заброневому эффекту, даже без пробития брони.
Кстати, о птичках – о заброневом эффекте.
Ещё один маленький и мало кем замечаемый фактик из жизни солдата панцерваффе и его экипировки – в конце 1942 года у немецких танкистов появился такой атрибут формы одежды, как танковый шлемофон. До этого они как-то обходились кепочкой или танковым беретом с амортизирующими вставками и наушниками головных телефонов.

Странно, половину Европы продефилировали в чепчиках, а тут вдруг стали «утеплять тыковку». Однако самое страшное русское оружие под чудным названием «мороз» оказалось не причём.

Летом в Воронеже, да на самой площади Ленина, отнюдь не холодно.
Как все мы прекрасно понимаем – от воздействия, вызванного попаданием 57, 76мм и более крупного снаряда, шлемофон мог помочь только в одном – уберечь немецкие похоронные команды от необходимости соскребать и собирать в шлёмчик ошмётки мозгов экипажа. Тогда зачем надо было шлемофон вводить?
Дело в том, что при попадании такого «хиленького» 45мм-го снарядика, не сопровождавшегося даже пробитием лобовой брони, экипажи машин автоматически выбывали из боя и даже попадали в госпиталя с тяжёлыми контузиями, травмами лица и других частей тела. Я в других темах приводил в качестве примера стрельбу из 30мм-ой пушки БМП-2 (2А42) по шедшему на полной скорости танку Т-80. Мало того, что ему голову (сиречь – башню) побрили «А-ля Котовский», так в дополнение к этому оказалось, что башня была заклинена, все приборы и радиостанция вылетели со своих штатных мест, а экипаж вытаскивали в бессознательном состоянии, с разбитыми лицами и различными травмами, вплоть до переломов.
Подобный опыт у себя на Абердинском полигоне провели в своё время и американцы (мы что хуже русских?). Они после Ирака обстреляли свой М-1А4 из БМП-2. Но, если мой отец был свидетелем обстрела очередью из семи снарядов ОФЗ и ОТ, то американцы пошли дальше – обстрел провели пятнадцатью снарядами БТ. Итоги испытания (экипаж был заменён на манекены с датчиками, танк управлялся дистанционным способом):
- двигатель сорван со своего места (слетел со шпилек);
- все приборы наблюдения вырваны из своих гнёзд;
- аппаратура навигации, связи и управления вооружением (огнём) вышла из строя и стала ещё одной разновидностью поражающих элементов;
- из четырёх попаданий в маску – одно пробитие, орудие пробито и выбито из крепежа и механизма вертикальной наводки, заклинено, спаренный пулемёт вырван из постели и валяется в корме башни;
- башня заклинена, на ней не осталось ни одного прибора;
- зенитный пулемёт отброшен на 20м и искорёжен, второй пулемёт отброшен на 50м;
Конечно же – 2А42 – это не пушка времён ВОВ, но и Абрамс с Т-80-ым – это отнюдь не Т-3 и Т-4.
Так что, далеко не всё решается способностью снаряда пробить броню.
Но не будем на них отвлекаться и возьмём за основу, цитирую приведённые тобой же сведения:
«В действующей армии на Востоке на 22 июня 1941 года было всего танков (без огнеметных) 3332.» (Б. Мюллер - Гиллебранд. Справочник «Сухопутная армия Германии. 1933–1945»).»
Про САУ нет ни единого слова. Значит, что все «носхорны», «хетцеры» и прочие «штуги» надо не включать в это число, а суммировать к нему.
Хотя и в других источниках зачастую приводятся цифры от 3644 до 3700 танков, но возьмём даже за истину в последней инстанции 3332 танка в составе группировки вторжения.
Из них:
Т-III H – 310 единиц;
T-IV D и E (предположим, что все они были у наших границ) – 229 + 223 = 452, но тут вмешивается господин Барятинский, который поправляет меня:
«К началу операции «Барбаросса» вермахт располагал 439 танками Pz.lV, к концу 1941 года 348 из них оказались потеряны. Pz.lV»
И это танки T-IV всех серий, значит, что – то осело в учебных частях, на территории Греции, Франции, Ливии и Норвегии с Францией, а так же были уничтожены в ходе предыдущих кампаний.
Ежели копнуть несколько глубже, то на поверку выходит, что практически все модификации Т-4, успевшие встать в строй до 22 июня 1941 года поражались огнём сорокопяток даже в лобовую проекцию башни, то это ещё 439 машин, готовых быть факелом.
Наилучшим подтверждением этому является то, что в течение 1941 года на Восточном фронте было уничтожено 348 Pz.lV. 439 - 348 = 91 машина от того числа, что пересекла границу.
Допустим, что все 439 танков T-IV явились «в гости к нам».
Получаем сумму 310 + 439 = 749 танков с бронированием, обеспечивающим защиту лобовой проекции (и то не всей) от бронебойных снарядов калибра 45мм., плюсуем 470 «чехов» и получаем
3332 – 1219 = 2113 танков, что составляет около 2/3 танкового парка на «восточном фронте».
Вот и получается, что даже при сопоставлении толщины брони с бронепробиваемостью болванки калибра 45 мм, снаряд, выпущенной из ствола пушки обр. 1937 года был способен поразить 2/3 танков противника. А ведь помимо танков и САУ (не поражался только штурмгещюц-3) были ещё «ганомаги» и другие БТРы и БА.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6949
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: 45-мм артиллерия ВОВ.Встать, суд идет!

Сообщение Bob-28 » 03 июн 2012, 14:46

Борис, а отдельным файлом - МОЖНО?
И про "воздействием без пробития" - ПОДРОБНЕЕ. Все же сорванный двигун от 30 мм - ЭТО СУПЕР!
А про "рикошет" - ОТДЕЛЬНО, а? Как-то я слышал, что даже тупоголовые до 1000 м/с рикошетируют от 19 град. и меньше (или, как правильно, "при угле встречи 71 и более градусов"?)...
Заранее благодарен.
Аватара пользователя
Bob-28
 
Сообщения: 527
Зарегистрирован: 12 апр 2011, 11:41

Re: 45-мм артиллерия ВОВ.Встать, суд идет!

Сообщение Dvu.ru-shnik » 03 июн 2012, 15:56

Как я уже говорил – невозможно объективно оценить ситуацию, если рассматривать её только инженерно-технической стороны, а посему предлагаю затронуть и вопросы тактики.
Тут снова придётся заняться ликбезом, но уже для тех, кто не имеет военного образования.
Рассмотрим взгляды немецкого командования на применение танков и принципы построения противотанковой обороны в РККА.
Танки являлись главной ударной силой Вермахта, но при этом дорогу им должны были прокладывать артиллерия и тактическая (фронтовая) авиация, а сопровождать их обязательно должна была пехота.
Надо воздать должное немецкой стороне – они смогли создать прекрасный механизм взаимодействия между различными родами и видами войск. Это был их главный козырь, благодаря которому они смогли добиться таких успехов. Да, и у них не обходилось без сбоев и проколов, но главное – механизм был отлажен и работал, причём, очень оперативно.
Впереди и на флангах широко всем известных танковых клиньев Гота, Гудериана и иже с ними, вели постоянную разведку самолёты люфтваффе, моторизованные и механизированные части в своём составе имели огромное по тем временам количество автомобилей, позволявших им не только осуществлять пехотное сопровождение танков, но и обеспечивать бесперебойное снабжение наступающих войск всем необходимым.
По тогдашним меркам немецкую армию можно назвать самой передовой в обеспечении связи. А ведь ещё задолго до войны дедушка Будённый сказал – «Если что и погубит Красную Армию, то это связь».
У немцев вместе с наступающими подразделениями постоянно выдвигались арткорректировщики и авианаводчики. В районах передовых пунктов управления дивизий оперативно развёртывались батареи артиллерийской разведки, которые по воспоминаниям Гудериана позволяли если не подавить артиллерию противника, то хотя бы вынудить её отойти на более удалённые от переднего края позиции.
На рисунках я накидал типовые схемы выдвижения, построения походного порядка, развёртывания в предбоевые и боевые порядки, саму схему построения боевого порядка немецких частей и подразделений, а так же схему построения обороны и огневого поражения частями и подразделениями РККА. Сразу же прошу прощения за качество рисунков – сканер не распознал цвета изображений, пришлось дорабатывать мышкой и курсором, а ими у меня пока плохо получается (планшета со стилом не имею пока).
Но, начнём плясать от печки – организационно-щтатной структуры танковой дивизии вермахта:
Немецкая танковая дивизия 1941 года (общая численность личного состава 13 700 человек) включала в себя танковых полк: (около 2600 человек), мотопехотную бригаду из двух моторизованны:х полков по два батальона каждый (около 6000 человек), мотоциклетный батальон (1078 человек)" разведывательный батальон и артиллерийский полк трехдивизионного (вместо двухдивизионного в 1940 году) состава. Соответственно, на два или три танковых батальона приходилось четыре мотопехотных и один мотоциклетный батальон. Артиллерия танковой дивизии состояла из двадцати четырех 105-мм легких полевых гаубиц leFH18, двенадцати 150-мм тяжелых полевых гаубиц sFH18, четырех 150-мм тяжелых пехотных орудий sIG-33 (по два в каждом мотопехотном полку), двадцати 75-мм пехотных орудий lelG18 и тридцати 81 -мм минометов. Иногда четыре 150-мм тяжелых гаубицы заменяли 105-мм пушками К18, способными поразить любой советский танк до КВ включительно.
Основной задачей гаубичной артиллерии дивизии было поражение артиллерии противника - в первую очередь, противотанковой. Соответственно проблема противостояния танков со сравнительно тонкой броней и скорострельной 37- 47-мм пушки решалась ударом по последней тяжелыми снарядами 105-мм и 150-мм гаубиц. Огонь артиллерии подавлял систему противотанковой обороны, а танки уже добивали отдельные уцелевшие под шквалом огня орудия. Собственно противотанковая артиллерия танковой дивизии Вермахта была представлена сорока восемью орудиями двух типов - 37-мм Pak-35/Зб и 50-мм Рак-38. Последние были новейшим образцом противотанковой артиллерии Вермахта, способным бороться с Т-34 и КВ. Однако их было еще немного, и основную массу противотанковой артиллерии танковой дивизии Вермахта составляли 37-мм Pak-35/Зб. Помимо собственных средств борьбы с танками противника, дивизия, как правило, располагала приданными зенитками, формально подчинявшимися Люфтваффе. Как 20-мм и 37-мм автоматические пушки, так: и широко известные 88-мм зенитки Flak36 подразделений Люфтваффе широко применялись для борьбы с танками. Помимо использования по своему прямому назначению (против танков), противотанковые пушки использовались немцами для сопровождения танковой атаки. Орудия занимали статичные позиции на переднем крае и после перехода танков в атаку вели огонь по проявляющим себя противотанковым орудиям и пулеметам противника. Расчеты противотанковых пушек обладали куда лучшим обзором, чем танкисты в раскачивающемся на ухабах тесном танке, и могли резко повысить эффективность действий подразделения в целом.
1 танковая дивизия
1-я танковая бригада
1-й танковый полк
- 1-й танковый батальон (до июля 1941, восстановлен в январе 1943)
- 2-й танковый батальон
2-й танковый полк (до октября 1940)
- 1-й танковый батальон
- 2-й танковый батальон
1-я пехотная бригада
1-й пехотный полк (в июле 1941 переименован в 1-й танковый гренадерский)
- 1-й пехотный батальон
- 2-й пехотный батальон
- 3-й пехотный батальон (с октября 1939 по ноябрь 1940)
113-й пехотный полк (в июле 1941 переименован в 113-й танковый гренадерский)
- 1-й пехотный батальон (с ноября 1940)
- 2-й пехотный батальон (с февраля 1941)
1-й мотоциклетный батальон
73-й артиллерийский полк
- 1-й артиллерийский батальон
- 2-й артиллерийский батальон
- 3-й артиллерийский батальон (с 1941)
- 4-й разведывательный батальон
37-й противотанковый батальон
299-й батальон ПВО (с 1943)
37-й инженерный батальон
1009-й резервный гренадерский батальон
37-й батальон связи
Немецкая танковая дивизия 1941 года (общая численность личного состава 13 700 человек) включала в себя танковых полк: (около 2600 человек), мотопехотную бригаду из двух моторизованны:х полков по два батальона каждый (около 6000 человек), мотоциклетный батальон (1078 человек)" разведывательный батальон и артиллерийский полк трехдивизионного (вместо двухдивизионного в 1940 году) состава. Соответственно, на два или три танковых батальона приходилось четыре мотопехотных и один мотоциклетный батальон. Артиллерия танковой дивизии состояла из двадцати четырех 105-мм легких полевых гаубиц leFH18, двенадцати 150-мм тяжелых полевых гаубиц sFH18, четырех 150-мм тяжелых пехотных орудий sIG-33 (по два в каждом мотопехотном полку), двадцати 75-мм пехотных орудий lelG18 и тридцати 81 -мм минометов. Иногда четыре 150-мм тяжелых гаубицы заменяли 105-мм пушками К18, способными поразить любой советский танк до КВ включительно.
Основной задачей гаубичной артиллерии дивизии было поражение артиллерии противника - в первую очередь, противотанковой. Соответственно проблема противостояния танков со сравнительно тонкой броней и скорострельной 37- 47-мм пушки решалась ударом по последней тяжелыми снарядами 105-мм и 150-мм гаубиц. Огонь артиллерии подавлял систему противотанковой обороны, а танки уже добивали отдельные уцелевшие под шквалом огня орудия. Собственно противотанковая артиллерия танковой дивизии Вермахта была представлена сорока восемью орудиями двух типов - 37-мм Pak-35/Зб и 50-мм Рак-38. Последние были новейшим образцом противотанковой артиллерии Вермахта, способным бороться с Т-34 и КВ. Однако их было еще немного, и основную массу противотанковой артиллерии танковой дивизии Вермахта составляли 37-мм Pak-35/Зб. Помимо собственных средств борьбы с танками противника, дивизия, как правило, располагала приданными зенитками, формально [366] подчинявшимися Люфтваффе. Как 20-мм и 37-мм автоматические пушки, так: и широко известные 88-мм зенитки Flak36 подразделений Люфтваффе широко применялись для борьбы с танками. Помимо использования по своему прямому назначению (против танков), противотанковые пушки использовались немцами для сопровождения танковой атаки. Орудия занимали статичные позиции на переднем крае и после перехода танков в атаку вели огонь по проявляющим себя противотанковым орудиям и пулеметам противника. Расчеты противотанковых пушек обладали куда лучшим обзором, чем танкисты в раскачивающемся на ухабах тесном танке, и могли резко повысить эффективность действий подразделения в целом.
Очередная реорганизация привела немецкие танковые войска к своего рода "золотому сечению" организационной структуры. После двух успешных кампаний немцы подобрали соотношение между танками и мотопехотой, оптимальное для эффективного использования боевых машин соединения и обеспечения его хорошей управляемости. Сильный артиллерийский удар обеспечивал танковой дивизии Вермахта уверенное ведение артиллерийской дуэли как в наступлении, так: и в обороне. Советские механизированные корпуса, несмотря на ряд важных шагов по реорганизации танковых войск РККА, существенно отставали по балансировке компонентов механизированного соединения, были перегружены танками, недогружены пехотой и уступали по возможностям артиллерийского удара. Все это обусловило в целом худшие результаты действий танковых соединений РККА по сравнению с Вермахтом в сходной обстановке или друг против друга.
Вместе с тем по некоторым параметрам танковые дивизии 1941 года были еще далеки от идеала. Наиболее острой была нехватка бронетранспортеров для пехоты. Полугусеничные БТР Sd.Kfz.25l, известные также как БТР "Ганомаг", танковые дивизии Вермахта 1941 года имели в незначительном количестве. В лучшем случае ими оснащалась рота пехотинцев. В случае с корпусом Э. фон Макензена 14-я дивизия корпуса вообще не имела БТРов, все пехотинцы перемещались на [367] марше в автомашинах, а в бою - на своих двоих. В 13-й танковой дивизии "Ганомаги" были только в 1-й роте 66-го мотопехотного полка.
Орг-штатная структура советского стрелкового полка выглядела на лето 1941-го года так:

Эта ОШС сохранялась в течении всего 1941-го года. В ходе битвы за Москву в составе РККА появились ещё и гвардейские стрелковые дивизии.
Артиллерийское вооружение гвардейской стрелковой дивизии штата № 05/40 состояло из восемнадцати 45-мм противотанковых пушек, восемнадцати 57-мм противотанковых пушек, двенадцати 76-мм полковых пушек, восьмидесяти девяти 82-мм минометов, тридцати восьми 120-мм минометов, двадцати четырех 76-мм дивизионных пушек, двенадцати 122-мм гаубиц и двенадцати САУ СУ-76М (для дивизий с ОСАД).
Вооружение обычных СД состояло из тридцати шести 45-мм противотанковых пушек, двенадцати 76-мм полковых пушек, пятидесяти восьми 50-мм минометов, восьмидесяти пяти 82-мм минометов, двадцати четырех 120-мм минометов, двадцати четырех 76-мм дивизионных пушек, двенадцати 122-мм гаубиц и тринадцати САУ СУ-76М.
И снова возвернёмся к супостату.

Дивизия, как правило, выдвигается из исходного района для наступления по нескольким маршрутам. У немцев их обычно было три. В центре осуществлял выдвижение в полковой колонне танковый полк, слева и справа от него – пехотные полки. Артполк шёл вслед за одним из полков первой линии.
На маршрутах выдвижения полков назначались два – три рубежа регулирования, предназначенные для выравнивания скорости выдвижения и её корректирования с целью обеспечения одновременного выхода частей и подразделений на рубеж перехода в атаку.
Согласитесь, что по частям противника бить легче, чем тогда, когда он навалится на вас всеми силами одновременно.
Танковый полк на марше обычно имел следующее построение походного порядка:

Обратите внимание, что танковый полк имеет в своём составе ДВА танковых батальона – столько, сколько и пехотных полков в дивизии.

Для каждого полка назначаются рубежи развёртывания в батальонные колонны (РРБК), в ротные колонны (РРРК), взводные колонны (РРВК), рубеж развёртывания в боевую линию (РРБЛ) и рубеж перехода в атаку (РПА).
Рубежи назначаются согласно тактическим нормативам, которые определяются исходя из досягаемости средств поражения обороняющихся:
РРБК – дивизионной артиллерии (152 – 122мм);
РРРК – полковой артиллерии (120мм миномёты и 76мм пушки и гаубицы);
РРВК – батальонной артиллерии (82мм миномёты);
РРБЛ – полковые противотанковые средства на прямой наводке (76мм ПТП);
РПА – батальонные противотанковые средства на прямой наводке (45мм ПТП).
На рубеже развёртывания в боевую линию формируется окончательный боевой порядок наступающих подразделений:

В первой линии шли наиболее защищённые и обладающие наиболее мощным вооружением танки, за ними и на флангах – менее защищённые и обладающие более слабым вооружением машины, которые я разделил величиной тактических знаков.
Т-4 – большие ромбы, Т-3 – средние ромбы и Т-2 (Т-1) – маленькими ромбиками.
БТРы я обозначил согласно военной топографии пятиугольниками.
Автомобильные колонны – знаком автомобиля – прямоугольник со скруглённой головой.
Стрелка с тремя поперечными штрихами – колонна батальона, с двумя – рота, а с одним – взвод.
За боевыми порядками танков наступала мотопехота на БТР, которая спешивалась только в случае крайней необходимости (бой в населённом пункте, в лесу или упорное сопротивление обороняющихся).

Поддержку танков старались обеспечить огнём вооружения БТРов без потери темпов наступления.

За боевой линией наступающего первого батальона (на БТР) следовали пехотные батальоны на автомобилях, которые даже не разворачивались в боевые порядки а выдвигались в предбоевых порядках (во взводных и ротных колоннах), что позволяло им как развернуться в боевую линию с производством спешивания, так и осуществить быстрое свёртывание в ротные и батальонные колонны для продолжения выдвижения к следующему рубежу атаки в глубине обороны противника.
Каждый пехотный полк автоматически в следствии порядка развёртывания действовал совместно с одним из танковых батальонов при поддержке выделенных для этого дивизионов артполка.
Любая оборона, и противотанковая в частности, - это комплексное использование всех имеющихся средств поражения, тактических свойств местности и инженерных заграждений, а так же фортификационного оборудования местности и позиций для отражения наступления противника, нанесения ему максимального огневого поражения и создания условий для перехода в наступление своих войск.

Огневое поражение начинается ещё до входа противника в зону поражения артиллерии путём устройства на маршрутах выдвижения инженерных заграждений.
С целью затруднения выдвижения и развёртывания, а так же срыва одновременного выхода наступающих войск на рубеж перехода в атаку, на вероятных маршрутах выдвижения уничтожаются мосты, устраиваются завалы, зоны разрушения, затопления, пожаров и задымления, а так же устанавливаются фугасы и минно-взрывные заграждения.
Есть у всех этих пакостей ещё одно тактическое предназначение – заставить противника наступать в выгодном для обороняющихся направлении.
Со входом противника в зону досягаемости огня артиллерии начинается огневое поражение огнём по отдельным заранее определённым целям с применением дивизионных гаубиц с временных позиций.

Зачинатели боя, они же "Боги войны".

Выдвижение временно превращается в вылежание. Самое надёжное место – под днищем танка (если конечно 152 мм не прилетит прямо в него).

Этот снимок можно назвать – «Ну, не дошла я до РПА, ну, не смогла я».
В дальнейшем идёт наращивание воздействия на противника за счёт подключения полковой артиллерии, а по мере приближения его к переднему краю обороны - и батальонной артиллерии. Пока противник продвигается, дивизионная артиллерия переходит на основные позиции, что бы успеть поставить неподвижные и подвижные заградительные огни в районах рубежей развёртывания во взводные колонны, на рубеже развёртывания в боевую линию и на рубеже перехода в атаку.
К моменту выхода танков на рубеж развёртывания в боевую линию, под прикрытием НЗО и ПЗО, полковая артиллерия переходит на огневые позиции (ОП) для ведения стрельбы прямой наводкой. Главной целью для 76 и 57мм ПТП становятся те тяжелые танки, которые появляются из завесы заградительных огней.
И только пройдя через этот частокол снарядов, танки наконец-то попадали к своей заветной цели – выходили на рубеж открытия огня 45мм ПТП.
Тут вырисовывается один вопрос – так ли уж много танков с мощным лобовым бронированием добирается до счастья пободаться с сорокопяткой?
По крайней мере – гораздо меньше, чем желающих было изначально.
Добавим сюда ещё и минные поля с противотанковыми рвами, эскарпами (контрэскарпами), ежами и надолбами.


Что остаётся делать танкам, наткнувшемуся на такие препятствия по пути к высокой цели?

Два выхода – стоять или маневрировать для отхода или обхода такого досадного недоразумения.


Ну, или, как вариант – рвануть вперёд. Опять же, возникают два выхода:
- застрять во рву (желательно поглубже, дабы даже башня не была видна);
- попытаться выкарабкаться на ту сторону и на выходе подставить снарядам брюхо.
Жаль, что так и не смог отыскать потерянную два дня назад фотографию Т-3 спрятавшегося во рву. Как он ухитрился боком впрыгнуть в это укрытие, обложенное брёвнами и ровненько встать на грунт – до сих пор не могу сообразить.
Ладно, от общего к частному.
Помимо того, что обороняющаяся сторона специально портит природу перед своими позициями с целью заставить наступающие танки остановиться или начать вертеться, аки вошь на гребешке – это мы уже поняли. Второй момент – в системе ПТО орудия первого эшелона стараются ставить так, чтобы в сочетании с МВЗ и НВЗ, получались огневые мешки, где ПТП били бы танков в борта (жаль, что сзади не всегда получается).
В случае вклинения танков в оборонительные порядки батальонов первого эшелона, на угрожаемом направлении разворачиваются противотанковые резервы командира полка, а глубже – командира дивизии.
Ну, это всё, как говорится, - идеал. Зачастую у войск не было возможности ни окопаться «по маковку», ни минами напичкать поля и луга перед собой, а уж про рвы и надолбы…
Оставалась надежда на выдолбы и дол…бы. А если серьёзно, то на тактические свойства местности. Орудия старались ставить так, чтобы бить если не в борт, то хотя бы в тот момент, когда танк вылезает из ямы, переваливается через бугор или объезжает какой-нибудь пень. Если была возможность, то эти мелкие пакости на пути панцеров создавались коварными азиатами умышленно, дабы испортить с самого утра арийцам настроение после испития кофы.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6949
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Пред.След.

Вернуться в Артиллерия

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1