Флоты государств в Первой Мировой.

Форум о военно-морском флоте

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 22 дек 2017, 21:59

В общем и целом дела у союзничков шли вкривь и вкось. Обстрел промежуточных укреплений 2 и 3 марта принес мало проку, броненосцы встретили серьезное противодействие со стороны подвижных гаубичных батарей, которые турки выдвинули для поддержки фортов и которые вели эффективный огонь с закрытых позиций, не поражаемые при этом настильным огнем корабельных клистиров.

Утром 4 марта погода была исключительно тихой, и впервые за долгое время приказ о
высадке десанта не был отменен. Высадить предполагалось 2 роты морской пехоты с 4
пулеметами каждая. Одна рота высаживалась на северный берег пролива, вторая — на
южный.
Блин - даже не смешно...
Высадку не севере прикрывал отряд кораблей под командованием командира "Оушна" капитана 1 ранга Садлера. "Оушен" должен был стоять у Седд-уль-Бахра, "Лорд Нельсон" — у Хеллеса, "Маджестик" — внутри залива Морто. Южным отрядом командовал адмирал де Робек. "Иррезистебл" под его флагом становился у Кум-Кале, "Корнуоллис" — в устье реки Мендере, "Агамемнон" и "Дублин" возле Иени-Шера.
"Канопус" должен был действовать на Эгейском побережье, чтобы не позволить туркам
снять войска оттуда. Новейший ЛКр "Инфлексибл" оставался в резерве.

Транспорт "Бремер Кастл" с морскими пехотинцами на борту перешел на остров Имброс, и рано утром десантники прибыли к месту высадки на шлюпках. Операцией командовал генерал Тротман, находившийся на эсминце "Вулверин".

Первой начала высадку южная группа, которая состояла из солдат Плимутского батальона и подрывной партии с "Лорда Нельсона". Они должны были еще раз уничтожить укрепления Кум-Кале и Иени-Шер.
"Корнуоллис" и "Агамемнон" обстреливали укрепления и турецкие войска. Благодаря многочисленным задержкам и отсрочкам турки успели сосредоточить здесь крупные силы. Хотя шлюпки с пехотой были встречены сильным шрапнельным огнем, десант все-таки высадился. Однако высадка немедленно захлебнулась, несмотря на активную поддержку кораблей. Да по иному и быть не может, если десант ждут и к высадке десанта противник изготовился. Полагаю, только отсутствие у турков пары пулеметов вообще позволило гребным деревянным шлюпкам подойти к полосе высадки...
Хотя конечно, британским морпехам тех лет в мужестве не откажешь.

Для поддержки десанта старым ЭМ "Скорпион" даже вошел в реку Мендере, чтобы подавить турецкую батарею, обстреливающую шлюпки.
Но максимум, чего добился флот — заставил турок ослабить огонь, чтобы позволить десанту
отступить. После наступления темноты десантники вернулись на шлюпки. Операция
завершилась полным провалом.

Вот как действовал "Агамемнон" 4 марта, поддерживая подрывную партию:
"Мы дали ход в 7.15 и направились к входу в пролив. Нам приказали
прикрывать десантные партии возле форта № 6. Когда мы прибыли,
"Корнуоллис", "Иррезистебл", "Маджестик", "Оушен" и несколько
эсминцев уже вошли в пролив. Наши 2 катера были отправлены к эсминцу,
чтобы высадить морских пехотинцев, которые находились у него на борту.
Мы кружили на месте, ведя огонь из 12-фунтовок по янычарам. На воде
заметили какой-то подозрительный объект, обстреляли его и потопили. Я
думаю, это был швартовый буй, который мы нашли позднее.
Мы продолжали обстреливать янычар из своих 12-фунтовок. В 13.00 мы
сделали 3 выстрела из башни 234 мм по батарее позади и левее № 4. В
14.15 мы открыли плотный огонь из 1 2-фунтовок по левому краю деревни,
где были замечены несколько турок. Ну и задали мы им! Я видел в свой
бинокль, как они драпают изо всех сил. Одновременно мы дали залп по
батарее из башни Р2…
Я боюсь, что нашим подрывным партиям, которые
пытались добраться до форта № 4, пришлось туго. Всю вторую половину
дня до самого вечера мы видели, как они короткими перебежками мечутся
по пляжу, то и дело падая на землю. Люди передвигались ползком и на
карачках. Экипажи наших катеров после возвращения сообщили, что потери
должны быть очень тяжелыми".


На северном берегу дела обстояли не лучше. Здесь высаживалась рота того же Плимутского батальона с подрывными партиями с "Инфлексибла" и "Оушна". Более опытный командир "Оушна" более умело организовал огневое подавление берега, и десант высадился
относительно спокойно и вроде бы зацепился за бережок. Однако продвинуться вглубь полуострова морская пехота не сумела. На запрос Садлера командир десанта сообщил, что ему требуется подкрепления не менее 200 человек. Садлер начал готовить вторую высадку, но генерал Тротман, который превосходно понимал то, что высадка десанта в район, где его ждут, сама по себе порочна и приведет если не к уничтожению всей десантной партии, то к огромым потерям. Тротман специально прибыл на "Иррезистебл", чтобы убедить де Робека прекратить операцию, которая могла привести к полному уничтожению десантной партии даже без какого-либо намека на успех её действий. Приказ Садлера был отменен, и
северный десант тоже эвакуировался.

Тем не менее, 5 марта Карден упрямо и по-бульдожьи приступил к следующей фазе операции — уничтожению укреплений в Узостях. Главная роль отводилась линкору "Куин Элизабет" с его мощнейшими 381 — мм орудиями ГК. Уже давно стала ясна необходимость иметь береговой наблюдательный пункт для корректировки огня, но ничего для создания такого пункта не было сделано. Это предопределило неуспех обстрела. Согласно плану, "Куин Элизабет" должен был стать на якорь у западного берега полуострова возле мыса Габа-Тепе и оттуда с ДДО в 72 кабельтова обстреливать перекидным огнем укрепления Килид-Бахр на европейском берегу. После этого планировалось перенести огонь на Чанак.
Из-за сравнительно большой дистанции требовалась особенно тщательная корректировка, поэтому полагаться на самолеты было нельзя. Но гаубичные батареи не позволяли кораблям-корректировщикам стать на якорь в проливе. Поэтому "Корнуоллис", "Иррезистебл" и "Канопус" должны были ходить в проливе галсами.
"Агамемнон" должен был следить за входом в пролив, "Дартмут" — за Булаирским перешейком. "Принс Георг" должен был держаться возле "Куин Элизабет", чтобы прикрыть линкор от огня полевых батарей.
Корректировка по словам самих англичан оказалась исключительно сложной. А по факту - совершенно неэффективной. Турецкие батареи, несмотря на все старания "Принс Георга" и "Инфлексибла", добились 17 попаданий в линкор, хотя за счет сравнительно невысокого могущества своих снарядов не причинили особо серьезных повреждений. "Куин Элизабет" обстрелял форты Румели, Намазие и Хамидие II. Действия самолетов-корректировщиков оказались абсолютно неудовлетворительными, и результаты обстрела остались неизвестны.
Но снарядов главного калибра пожгли изрядно, да и лейнера поизносили всласть.

5 марта адмирал Карден получил разрешение ввести линкор в пролив,
"если будут обеспечены все меры безопасности."


6 марта стрельба по закрытой и плохо видимой для корректировки огня цели была повторена. На сей раз корректировал огонь линкора только 1 корабль — броненосец "Альбион". Адмирал де Робек на "Виндженсе" вместе с "Маджестиком" и "Принс Георгом" должен был прикрывать его. Корабли адмирала Гепратта должны были стоять в готовности. Охрана "Куин Элизабет" теперь была поручена "Оушну" и "Агамемнону". "Лорд Нельсон" должен был следить за внешними фортами.

Теперь результаты оказались еще хуже.
Уже на входе в пролив корабли попали под огонь полевой батареи, установленной возле Кум-Кале. Оставив "Лорда Нельсона" разбираться с ней, де Робек двинулся дальше. Но его корабли в свою очередь попали под огонь полевых гаубиц.
"Альбион" попытался отыскать мертвую зону под европейским берегом, но это ему не
удалось. Точная корректировка в таких условиях была невозможна, и де Робек, построив
броненосцы в кильватерную колонну, начал обстреливать Дарданос. Подошедший на
"Сюффрене" Гепратт пристроился в хвост колонны. "Куин Элизабет" тоже был обстрелян гаубичными батареями крупного калибра. Линкор отошел на 5 кабельтов и открыл огонь с предельной дистанции. Что в общем-то было "жестом отчаяния", так как не видя противника и без возможности корректировать свою стрельбу это просто....ммм.. не стрельба, а пальба. В результате линкор начал стрельбу лишь в 12.30 и сумел за час с лишним выпустить только 5 снарядов.
Броненосцы в проливе продолжали обстрел турецких фортов и получили в ответ несколько попаданий.

По утверждениям турок, главную роль в провале попыток англичан сыграла перекидная
стрельба броненосца "Хайреддин Барбарос", очень старой посудины еще доцусимской эпохи.




ЭББ "Хайреддин Барбарос". Я давал его ТТХ выше

Зато огонь турецкого корабля эффективно корректировался с берегового наблюдательного пункта, где находился немецкий командир броненосца. Немцы четко видели 1 прямое попадание в английский линкор.
После отхода "Куин Элизабет" турецкий броненосец дал несколько залпов на "Агамемнону", сделав в общей сложности 21 выстрел главным калибром.

С наступлением темноты де Робек ушел.
После этого появился "Аметист" с тральщиками, за которыми следовали "Оушен" и "Маджестик".
Тральщики, а точнее, обыкновенные рыболовные траулеры, не смогли очистить пролив от мин, хотя работали даже ночью. Попав в луч прожектора, их экипажи из необученных рыбаков
"немедленно показывали корму, как только по ним начинали стрелять"
. Хотя официальный британский историк сэр Джулиан Корбетт называет их "доблестными шкиперами", это не более, чем защита мундира. Судя по всему, траулеры-тральщики так и не сумели уничтожить ни одной мины.

Адмирал Карден снова не разрешил де Робеку использовать "Купи Элизабет" в проливе. 7 марта он решил атаковать укрепления Узостей силами "Лорда Нельсона" и "Агамемнона" при поддержке французских кораблей.
В 12.30 английские броненосцы с дистанции 70 кабельтов открыли огонь по форту Румели из носовых башен. Турки не отвечали.
Затем "Агамемнон" повернул и ввел в действие бортовые башни. И тут на него обрушился сосредоточенный огонь турок.
В 12.45 открыл огонь и форт Румели из своих 240-мм морских орудий.
Впервые открыл огонь форт Хамидие I, орудия которого обслуживали уже не турки, а немцы. Огонь был очень высокой плотности и кучности. В 13.00 тяжелый снаряд ударил в палубу "Агамемнона" на шканцах и разрушил кают-компанию. Однако через 5 минут залп "Лорда Нельсона" вызвал взрыв на форту Румели. В 13.50 взорвался погреб на форту Хамидие I, и форт временно прекратил стрельбу.

Но французы не сумели подавить огонь полевых батарей. На втором галсе "Агамемнон"
получил 2 тяжелых попадания, хотя огонь фортов начал ослабевать. Зато полевые батареи
вели огонь очень активно и очень эффективно - пространство давным-давно было пристреляно. Надстройки обоих броненосцев были изрешечены осколками.
Также осколками, влетевшими в боевую рубку "Лорда Нельсона" был ранен в голову командир броненосца капитан 1 ранга МакКлинсток. И все-таки к 14.30 оба форта прекратили огонь окончательно.
Но и в 15.10 командир "Агамемнона" запросил у Гепратта разрешения отходить.

Английские броненосцы отошли. "Агамемнон" и "Лорд Нельсон" получили по 7
попаданий тяжелыми снарядами, хотя потерь в личном составе было немного. Самое
серьезное повреждение получил "Лорд Нельсон". Попаданием в броневой пояс были
затоплены 2 угольные ямы.

Вечером тральщики снова попытались войти в пролив, и снова они ничего не добились. Выяснилось, что их машины слишком слабы, и они не могут идти против сильного течения. Вот как выглядел этот день на "Лорде Нельсоне":
"Двинулись к Дарданеллам в 9.00. Нам сказали, что мы будем обстреливать форты № 13 и
№ 19 в Чанаке на входе в Узости. Французские корабли будут прикрывать нас от
подвижных батарей. "Агги" вошел в пролив в 10.00, мы следовали за ним в 6 кабельтовых.
"Агги" открыл огонь по № 19. Мы дали первый залп из носовой башни и добились
попадания. Мы находились под огнем фортов Чанака, которые были вооружены 2 — 356-
мм и 11 — 280-мм орудиями. Продолжали обстреливать оба форта и вызвали
значительные разрушения. Флот не думал, что мы решимся атаковать снова. "Агги" был
вынужден отойти на полчаса, так как получил попадание. Находиться под огнем
оказалось не так страшно, как я думал до этого. Я находился на носовом мостике, и
снаряды падали вокруг нас. Мы получили несколько попаданий. Одно пришлось между
башнями Р1 и Р2, другое — в 12 футах ниже ватерлинии. Оно вызвало течь в бункере. Это
было замечено, лишь когда корабль стал на якорь и начал крениться на левый борт. Были
посланы водолазы, чтобы уточнить степень повреждений. Оказалось, они не настолько
серьезны, чтобы идти в док".


Опыт бомбардировки 7 марта показал, что если Карден хочет чего то добиться, он должен
действовать более решительно. Адмирал перенес флаг на "Куин Элизабет". Он решил сам
войти в пролив на линкоре и разгромить" форты Узостей. Броненосцы "Виндженс", "Канопус", "Корнуоллис" и "Иррезистебл" должны были прикрывать1 линкор от огня полевых батарей. Серьезную тревогу вызывала нехватка боезапаса. Но на эту операцию возлагались большие надежды, и Карден решил рискнуть.
Однако англичанам снова не повезло с погодой. Видимость резко ухудшилась. Линкор сумел сделать всего 11 залпов только по форту Румели. После этого обстрел был прекращен. А погода вынудила Кардена сделать очередной перерыв, дав туркам время и возможность исправить повреждения и подтянуть свежие силы.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 22 дек 2017, 23:28

8 марта произошло событие, которое оказало колоссальное влияние на весь ход операции.
ЛИЧНО Я бы позволил себе предположить, что именно в этот день был решен исход Дарданелльской операции в целом.
Ф эти сутки турецкий минный заградитель "Нушрет" поставил 26 мин в юго-западной части бухты Эрен-Кёй, которую использовали броненосцы для маневрирования во время обстрелов.

Не сказать, что это был какой-то "особый боевой корабль" - так, перестроенный морской буксир. Это - его снимок в 1915-м,взятый с одного из турецких историчкских сайтов.



А это - он в восстановленном виде, сохраненный турками, как мемориал.




Постановка была произведена молниеносно. В 5.00 заградитель снялся с якоря в Наре, а в 8.00 уже вернулся в Чанак-Кале, не встретив кораблей противника. Эта линия мин длиной 15 кабельтов была поставлена не поперек, а вдоль пролива. Мины были поставлены на такой глубине, что только броненосцы с их осадкой могли подорваться на них. Союзники так и не узнали об этом заграждении. Вообще в операции наступил непонятный перерыв.

9 марта "Альбион", "Принс Георг" и "Иррезистебл" обстреляли развалины форта Кум-Кале. Ночное траление в очередной раз не удалось.
10 марта Карден пришел к выводу, что атака провалилась. Фишер в ответ приказал
отбросить "осторожные и медлительные методы". Он требовал использовать все силы в
"энергичной попытке подавить форты Узостей с короткой дистанции". Фишер также
добавил, что операция имеет "такое значение, которое оправдает потери в кораблях и
личном составе"
. К Дарданеллам были отправлены 2 последних броненосца из состава
Эскадры Ла-Манша — "Куин" под флагом контр-адмирала Тэрсби и "Имплейкебл".
12 и 13 марта продолжались спорадические обстрелы и попытки траления. На траулерах
рыбаки были заменены добровольцами из состава экипажей военных кораблей. Результат
не замедлил сказаться — только за один день во время тральных работ погибли 27
человек, еще 43 были ранены. Расчистить фарватер все равно не удалось.

Карден едва не впал в истерику и 16 марта подал в отставку.
15 марта его сменил младший флагман — строгий и властный контр-адмирал Джон де
Робек. Чтобы де Робек мог на законных основаниях командовать флотом, он был
произведен в вице-адмиралы.

"Решительный удар" был назначен на 18 марта. Флот союзников был переформирован. Днем 16 марта на борту "Куин Элизабет" адмирал де Робек провел последнее совещание командиров и флагманов, где указал задачи отдельным соединениям. Он решил использовать все имеющиеся корабли и для удобства управления разделил их на 3 дивизии.

План операции был довольно простым. Корабли 1-й дивизии, расположившись строем
фронта на линии А, должны были вести обстрел главных укреплений на обоих берегах с
дистанции около 70 кабельтов. Линию В занимала 3-я дивизия для обстрела тех же целей
с более близкой дистанции. Сначала французские корабли занимали места позади 1-й
дивизии в 90 кабельтовых от противника, а "Трайэмф" и "Принс Георг" располагались на
флангах 1-й дивизии. Они должны были помогать французам и обстреливать гаубичные
батареи. После того, как 1-я дивизия подавит огонь фортов, французские корабли должны
были выдвинуться вперед, прорезав ее строй.



После 4-х часов обстрела 6-ю бригаду должны были сменить 3-я и 4-я бригады. Броненосцы
5-й бригады оставались в резерве. Легкие крейсера "Дартмут" и "Дублин" должны были
обстреливать турецкие корабли, если таковые будут обнаружены. Корректировка огня
броненосцев возлагалась на самолеты гидроавитранспорта "Арк Ройял".

Утро 18 марта выдалось прекрасным. На рассвете тральщики проверили вход в проливы и
сообщили, что мины не обнаружены. В 8.15 де Робек поднял сигнал, приказывающий
начать операцию. Эскадра снялась с якоря и направилась к входу в пролив.
Турецкий офицер на одной из батарей вспоминал:
"Мы увидели огромную массу кораблей, так много раньше мы не видели.
Мы удивились, но вскоре поняли, что сегодняшний день станет решающим в
битве. Мы приготовились отразить атаку. Мы прекрасно знали все корабли
из розданных нам списков".


Около 10.00 корабли подошли к входу в пролив. В 10,30 "Агамемнон" во главе 1-й дивизии вошел в пролив. Впереди двигался тралящий караван, а на флангах держались "Принс Георг" и "Трайэмф". Через полчаса отряд попал под огонь гаубичных батарей, расположенных позади Кум-Кале. Англичане открыли ответный огонь.


Британский ЭББ ведет огонь своим ГК по берегу.

В 11.25 "Куин Элизабет", "Инфлексибл", "Лорд Нельсон" и "Агамемнон" начали обстрел фортов из 75 орудий разных калибров — от 152 мм до 381 мм — с расстояния 14000 ярдов, войдя на 6 миль в пролив. Несколько турецких кораблей, замеченных в глубине пролива возле Чанака, отошли под прикрытие батарей.

"Куин Элизабет" открыл огонь по форту Хамидие I, который не отвечал из-за большого
расстояния. "Агамемнон" стрелял по форту Румели, "Лорд Нельсон" — по главному
укреплению турок на европейском берегу — форту Намазие.



Правофланговый "Инфлексибл" открыл огонь по батарее Хамидие II. Форты или не отвечали, или стреляли очень редко. Зато огонь полевых батарей был организован гораздо лучше, чем обычно.

"Маджестик", "Принс Георг", "Свифтшур" и "Трайэмф" вступили в бой с подвижными батареями. Вот как это выглядело с "Агамемнона":
"В 10.30 сыграли боевую тревогу. В 11.00 мы попали под огонь гаубиц и
полевых батарей, а вскоре после этого открыли огонь по цели № 13 из
носовой башни и башни Р1. Стрельба носовой башни была очень меткой, и
капитан выразил удовольствие расчету. "Принс Георг" и "Ку. Е."
располагались ближе к европейскому берегу, затем шли мы, потом "Лорд
Нельсон" и далее "Инфлексибл". В 12.15 французская эскадра начала
сближение и прошла линию А. В это же время мы продолжали обстрел
фортов. Ответного огня с фортов не было, вели стрельбы лишь гаубичные
батареи".


В 12.06 адмирал де Робек решил, что форты получили серьезные повреждения, и приказал
французским кораблям прорезать боевую линию и действовать согласно боевому приказу.
Однако за это время пристрелялись турки. Начиная с 12.45, "Агамемнон" получил 12 попаданий, из которых 5 пришлись в бронепояс. Командир броненосца, чтобы сбить
наводку, описал циркуляцию и снова занял свое место в строю. "Инфлексибл" тоже
пострадал от огня гаубиц, расположенных вокруг Эрен-Кёя. Попадание в мостик вызвало
сильный пожар и уничтожило радиоантенну. За короткое время в линейный крейсер
попали 5 снарядов. Однако капитан 1 ранга Филлимор, видя, что французские
броненосцы подходят к фортам, не оставил места в строю, ведя огонь по Хамидие.

Пламя пожара в носовой части корабля поднялось до формарса. Командующий увидел
тяжелое положение "Инфлексибла" и приказал ему сменить место. Но вскоре после 14.30
корабль вернулся в боевую линию.

В 12.20 французские корабли прорезали строй первой линии. Броненосцы Гепратта
подошли на 50 кабельтов к укреплениям Узостей, и начали обстрел фортов, да так лихо,
что те были почти приведены к молчанию. Сам адмирал с "Сюффреном" и "Буве" пошел
вдоль азиатского берега, "Голуа" и "Шарлемань" двигались вдоль европейского. Хотя
французские корабли попали под плотный огонь, все-таки к 13.45 сопротивление врага
ослабело. Де Робек решил вызвать тральщики.
Для прикрытия тральных работ и замены поврежденных французских кораблей
командующий вызвал дивизию Садлера. Так как дистанция сократилась до 45 кабельтов,
огонь турок стал достаточно эффективным. "Голуа" получил тяжелые повреждения в
носовой части, и адмирал Гепратт приказал легкому крейсеру "Дублин" войти в пролив и
сопровождать броненосец. Но "Голуа" отказался от буксировки и ушел своим ходом.
Однако броненосец имел такой большой дифферент на нос и крен на правый борт, что
продолжать бой уже не мог.

Подошли 6 британских броненосцев и двинулись дальше по проливу, чтобы не ослаблять
давления. Французы уже получили приказ отходить, когда случилось первое несчастье. К
этому времени "Буве" получил несколько попаданий. На нем была разбита часть
казематов, и начались пожары. Внезапно над броненосцем поднялся столб черного дыма.

В 13.54 отходящий "Буве" получил попадание 356-мм снарядом, который взорвал погреба. Когда дым рассеялся, стало видно, что "Буве" имеетбольшой крен на правый борт. Через 2 минуты он перевернулся и затонул, капитан 1 ранга Р. де ла Туш и почти все 700 человек экипажа погибли. Пришедшие на помощь эсминцы спасли только 48 человек.

Причины гибели броненосца точно не были установлены, так как все видели происшедшее по-своему. Одни источники считают причиной гибели попадание снаряда в погреб. Послевоенное расследование привело к заключению, что броненосец налетел на
мину. Ежегодник "Джейн-19" сообщает, что "Буве" был потоплен торпедой, выпущенной
береговым торпедным аппаратом.
Турецкий офицер на одной из батарей вспоминал:
"Бой продолжался с неослабной яростью. В полдень французские корабли
второй линии прошли сквозь строй первой линии и открыли ужасный огонь.
Наши батареи эффективно отвечали. Под их огнем "Буве" начал отходить,
потом облако красного и черного дыма поднялось над кораблем. Вероятно,
он налетел на мину. Сразу после этого произошел второй, более сильный
взрыв. Мы решили, что снаряд с "Меджидие" взорвал погреб. Корабль сразу
накренился, и экипаж начал прыгать в воду. Обе стороны прекратили огонь.
Эсминцы бросились спасать экипаж".


С "Агамемнона" это выглядело так:
"В 13.55 французские корабли начали отходить, и 3-я бригада двинулась им
на смену. "Буве" получил снаряд в погреб и затонул в течение 2 минут. Мы
не видели никаких взрывов, когда он полным ходом шел вниз по проливу.
Он начал все больше крениться на правый борт и, наконец перевернулся,
затонув кормой вперед. Эсминцы и катера бросились спасать экипаж, но
нашли лишь несколько человек. Они сказали, что взорвался погреб".


Экипаж "Голуа" имел свой взгляд на происшедшее:
"Буве" повернул, чтобы пристроиться в кильватер "Сюффрену", и налетел
на мину. Маленький столб пламени и желтого дыма вылетел из 270-мм
башни правого борта. Несколько секунд броненосец шел прежним курсом, а
потом начал плавно крениться на правый борт, хотя взрывов не было.
Механики даже не успели застопорить машины. Мы видели, как он садится
глубже и глубже, не теряя скорости. "Буве" перевернулся через правый борт
и исчез под водой".

"Оушен" под брейд-вымпелом Садлера шел на правом фланге, "Виндженс" — на левом. Между ними находились "Иррезистебл" и "Альбион".
Кораблями поддержки являлись "Свифтшур" и "Маджестик", которые сменили "Принс
Георга" и "Трайэмф".

В 14.39 корабли Садлера открыли огонь. Средняя артиллерия броненосцев пыталась
подавить турецкие батареи, которые вели огонь по шлюпкам, спасавшим экипаж "Буве".
Форты вяло отстреливались, только Хамидие I вел интенсивный огонь. Несмотря на
помощь самолетов, действительные результаты бомбардировки установить не удалось.

Хамидие I накрыл "Иррезистебл", и броненосец получил небольшой крен. В ответ на это
"Куин Элизабет" начал обстреливать этот форт.
Де Робек приказал своим траулерам расчистить дорогу через минное заграждение у Кефеза, чтобы броненосцы могли завершить уничтожение укреплений Узостей, стреляя в упор. Тральщики, заведя тралы, поднялись немного вверх по проливу и затралили 3 мины,
которые сразу взорвались. Вскоре появились еще несколько мин, плывущих по течению. В
16.05 шлюпка с "Лорда Нельсона" расстреляла одну из них. Но траулеры подвели его так
же, как Кардена. Как только рыбаки попали под огонь турецких подвижных батарей, они
обрубили тралы и ушли.

Высокомерные британцы дорого заплатили за свое пренебрежение к "оружию слабых",
как они называли мину. Немцы и русские создали тральщики специальной постройки и
укомплектовали их кадровыми военными моряками. Первые такие корабли вошли в строй
в том же самом 1915 году. Англичане же импровизировали, собирали рыбаков (часто на тральщике только командир являлся офицером военно-морского резерва, вся команда оставалась штатской), использовали в качестве тралов невесть что…

Кстати, есть даже неподозрение, а твердая уверенность в том, что Гранд Флит, несмотря на свое чудовищное превосходство в огневой мощи, вряд ли прорвал бы Центральную минно-артиллерийскую позицию Балтфлота. Тем более что на батареях служили не турки, а достаточно подготовленные артиллеристы.


Результат этой неподготовленности к борьбе с минами не заставил себя ждать. За
первыми двумя серьезными подрывами на минах серьезных кораблей ("Буве" и "Голуа") последовали еще 3 удара, гораздо более болезненные.

В 16.11 "Инфлексибл" подорвался на мине, одной из 26, поставленных турками 8 марта
на фарватере возле азиатского берега, уже протраленном союзниками и считавшимся
безопасным.
Взрыв произошел в носовой части корпуса с правого борта. Линейный крейсер начал садиться носом. Он вышел из боевой линии и немедленно направился на остров Тенедос. Вода прибывала, переборки начали сдавать. Положение корабля стало настолько серьезным, что раненых пересадили на катера. Но - дополз.

А вскоре союзнички получили новый удар.
В 16.15 под бортом "Иррезистебла", который дрейфовал с застопоренными машинами, произошел взрыв. Сначала командир броненосца подумал, что в корабль попала торпеда, но потом убедился, что и его корабль подорвался на мине. Последствия взрыва оказались очень тяжелыми. Мина взорвалась под правым машинным отделением, которое было затоплено так быстро, что из всей машинной команды лишь 3 человека сумели спастись. Продольная переборка не выдержала, и вскоре было затоплено левое машинное отделение. Броненосец потерял ход.
Он сильно сел кормой и получил крен 7° на правый борт. Турки, видя положение броненосца, усилили огонь по нему. Эсминец "Виэр" и вооруженная шлюпка пошли на помощь тонущему кораблю. Де Робек, ничего не зная о характере повреждений
и степени их тяжести, послал на помощь "Иррезистеблу" броненосец "Оушен" с приказом держаться поблизости. Остальные корабли усилили огонь, чтобы подавить турецкие форты.

Капитан 1 ранга Д.Л. Дент убедился, что "Иррезистебл" спасти не удастся, и приказал
команде покинуть корабль. Эсминец "Виэр" снял 28 офицеров и 582 матроса под огнем вражеских батарей. На "Иррезистебле" остались 10 добровольцев, чтобы попытаться завести буксир на "Оушен". Только в 16.50 "Виэр" со спасенными подошел к флагманскому кораблю, и лишь тогда де Робек узнал, что броненосец подорвался на мине.
В 17.10 экипаж "Иррезистебла" перебрался на "Куин Элизабет".

Эсминец вернулся к "Оушну" с приказом бросить "Иррезистебл", если его не удастся взять на буксир. К этому времени "Оушен" подошел вплотную к "Иррезистеблу", и капитан 1 ранга Дент перешел на "Оушен", чтобы обсудить ситуацию с его командиром.
Крен "Иррезистебла" еще больше увеличился, и положение корабля относительно берега
делало заведение буксирных концов исключительно трудным. Кроме того, "Оушен"
находился под перекрестным огнем нескольких турецких батарей. Поэтому командиры
броненосцев решили прекратить попытки спасения "Иррезистебла".
В 17.50 броненосец был брошен в 50 кабельтовых от форта Румели. Англичане еще надеялись, что ночью эсминцы сумеют отбуксировать его подальше от турецких берегов.

После этого де Робек приказал всем кораблям возвращаться к острову Тенедос.

И тут же, в 18.05 "Оушен", отходящий под плотным огнем форта Дарданос и отдельных батарей, подорвался правым бортом на том же заграждении, что и раньше "Иррезистебл". Все кормовые отсеки были затоплены, а руль заклинило в положении "лево на борт". Вода поступила в отсек рулевой машины и румпельное отделение, не позволив исправить рулевое управление.
Несмотря на контрзатопление отсеков левого борта, крен на правый борт быстро вырос до 15°. Положение корабля стало критическим, и командир броненосца приказал находящимся поблизости эсминцам "Колн", "Джед" и "Челмер" подойти и снять команду. Несмотря на продолжающийся обстрел, они выполнили это приказание. "Оушен" медленно дрейфовал по течению.
До наступления темноты эсминец "Джед" оставался рядом с ним, но когда стало ясно, что
броненосец обречен, он ушел. Все тот же мичман Бэнкс с "Агамемнона" вспоминает:
"Следом за "Иррезистеблом" несчастливый билет вытянул "Оушен". Мы поняли, что это
место заминировано, так как "Оушен" получил сильный крен и поднял сигнал "Терплю
бедствие". Эсминцы проделали великолепную работу. Они бросились вперед сквозь
шквал снарядов и сняли всю команду… Мы, разумеется, продолжали обстреливать форты
№ 13 и № 17. Мы израсходовали 58 снарядов калибра 305 мм и 158 лиддитовых и
фугасных снарядов калибра 234 мм. На форту № 17 взорвался погреб. "Лиззи" крепко
задала Чанаку, всадив в него несколько 381-мм снарядов. "Агги" получил огромную
пробоину в трубе, у нее чуть не срезало половину. На палубе надстройки начался пожар.
Бой длился 9 часов и был достаточно долгим. Мы едва не налетели на мину. Ее пронесло
всего в 10 ярдах от нашего форштевня".


После доклада адмиралу командиры "Оушна" и "Иррезистебла" отправились с группой
эсминцев и тральщиков обратно в пролив. Они хотели попытаться вывести "Иррезистебл"
из пролива и не допустить, чтобы "Оушен" вынесло на берег, где он мог попасть в руки
турок. Однако найти броненосцы не удалось. По сообщениям турок, "Оушен" затонул
около 22.30 в заливе Морто. "Иррезистебл" течением отнесло обратно в Узости, где его
обстрелял форт Дарданос. Броненосец затонул около 19.30.

"Инфлексибл", несмотря на повреждения, добрался до Тенедоса. Ему пришлось провести
здесь достаточно много времени, ремонтируя повреждения, после чего он отправился на
Мальту для капитального ремонта в доке. Выяснилось, что линейный крейсер получил
пробоину площадью около 30 кв. футов, на нем затопило 20 отсеков. В носовом
торпедном отсеке погибли 29 человек.
"Сюффрену" и "Голуа" тоже требовался ремонт в доке. "Сюффрен" имел сильную течь в носовой части. "Голуа" находился в таком опасном положении, что ему пришлось выброситься на берег острова Драпано (Кроличьи острова).

Лишь много позднее стало известно, что в ночь на 8 марта минный заградитель "Нушрет"
поставил заграждение из 26 мин вдоль берега, о чем я говорил выше. Английская эскадра прошлась вдоль этой линии мин, и понесла тяжелые потери. Из 16 линкоров и броненосцев союзников 3 были потоплены и 3 серьезно повреждены, это стоило туркам всего 2 тяжелых орудий и десятка мелких. Попытка прорыва Узостей завершилась тяжелым поражением.

Операция была прервана, а по сути - сорвана, и союзнички затеяли долгую и кровавую галлиполийскую кампанию, о которой пойдет разговор ниже.

Следует учитывать, что сами форты пострадали гораздо меньше, чем думали англичане.
Было разбито лишь пять (прописью - пять) тяжелых крупнокалиберных орудий. Перерывы в стрельбе возникали потому, что расчетам приходилось чистить орудийные механизмы, которые забивали песок и пыль от близких разрывов.

Но союзникам еще предстояло прорвать 5 (прописью опять же ПЯТЬ) линий минного заграждения до залива Сари-Сиглар и еще 5 линий возле Нагары.

Результаты всех обстрелов, начиная с 3 ноября, свелись к следующему:

1. Батареи, прикрывающие вход в пролив (Оркание, Кум-Кале, Седд-уль-Бахр, Хеллес),
подавлены, однако их бетонные сооружения представляют хорошее укрытие для пехоты.

2. К югу от Эрен-Кёя и Суан-Дере новые батареи мало пострадали.

3. В район закрытых батарей Эрен-Кёй попало несколько тысяч снарядов, однако они не
были подавлены.

4. Форт Дарданос пострадал еще меньше. Его орудия остались в полной исправности.

5. В Чанаке в главный форт Хамидие I 18 марта попало 36 тяжелых снарядов, разбито 1
орудие. Форт сохранил боеспособность.
На форте Хамидие II незначительно повреждены оба 356-мм орудия, на форте Намазие повреждено 1 — 210-мм орудие.

6. Батареи Килид-Бара не пострадали.

7. Подвижные батареи, прикрывающие минные заграждения не пострадали.


В целом за весь день 18 марта у турок были выведены из строя несколько орудий, но из
них лишь 4 были уничтожены. Остальные можно было отремонтировать. На фортах и
батареях были убиты 40 человек, а 74 ранены.

Как теперь думал де Робек, не форты преграждают путь через проливы. Реальным
препятствием были мины. Если их вытралить, флот союзников пройдет к Константинополю так же легко, как это сделал Дакуорт в 1807 году. Получив успокаивающее известие, что к нему идут еще 5 броненосцев, адмирал организовал более эффективное тральное соединение, используя специально оборудованные эсминцы для новой решительной попытки форсировать Узости. Адмиралтейство известило его, что броненосцы "Куин" и "Имплейкебл" уже подходят к Мальте, а из Ла-Манша отправлены "Лондон" и "Принс оф Уэлс" из состава 5-й эскадры линкоров. Командование этим отрядом было поручено контр-адмиралу Никольсону, командиру 6-й эскадры линкоров, так как 5-й эскадрой командовал вице-адмирал Беттел, который имел старшинство перед вице-адмиралом де Робеком.
После этих событий, правда, прежняя Эскадра Ла-Манша просто перестала
существовать. Французы отправили из Суэца в распоряжение адмирала Гепратта
броненосец "Анри IV".
Но Де Робек все же ошибался.
Для того, чтобы тральщики могли работать, не подвергаясь огневому воздействию с берега, артиллерию и укрепления берега нужно подавить. Сделать это силами только флота невозможно в принципе, необхобима сухопутная компонента операции.

Поэтому одновременно на де Робека начали давить с другой стороны. Еще 15 марта, сразу
после отставки Кардена, Военный Совет начал склоняться к использованию сухопутных
сил. 18 марта во время атаки Узостей генералы Гамильтон и д'Амад на легком крейсере
"Фаэтон" обследовали побережье полуострова, чтобы определить места высадки. Фишер
выступал категорически против, однако Черчилль настаивал, что
следует нанести
смертельный удар в мягкое подбрюшье Германии через Дарданеллы. Это не только
выведет Турцию из войны, но и ликвидирует угрозу Суэцкому каналу, завершит кампании
в Месопотамии и на Кавказе.

Черчилль всегда был сторонником "непрямых действий", особенно если воевать вместо англичан будет кто-нибуть еще.
Но даже неглупого Китченера заразил этот энтузиазм, и он согласился использовать австралийский и новозеландский корпус (АНЗАК), Морскую дивизию и 29-ю дивизию. Вместе с французскими войсками это составляло 81000 человек, которые собирались на Лемносе под командованием генерала сэра Яна Гамильтона.

Все это изменило мнение де Робека. К 22 марта
"Мне стало совершенно ясно, что он не сможет прорваться через проливы без помощи войск"
. Это был конец попыткам флота форсировать проливы одними кораблями.

Сухопутная операция не могла начаться ранее середины апреля, и турки получили
драгоценную передышку.

Об этом - ниже.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 27 дек 2017, 22:23

Итак, окончательно поняв то, что действия флота ротив берега без серьзезных действий на берегу не стоит не то, что потраченного боеприпаса, но и спаленного топлива, 15 марта, сразу после отставки Кардена, Военный Совет начал склоняться к использованию сухопутных
сил. 18 марта во время атаки Узостей генералы Гамильтон и д'Амад на легком крейсере
"Фаэтон" обследовали побережье полуострова, чтобы определить места высадки. И для того, чтобы доказать, что нет такой скверной ситуации, которую нельзя еще больше ухудшить, в разгар Дарданелльской операции англичане затеяли еще одну аналогичную авантюру. Место действия находилось в достаточной близости от Дарданелл, но оперативно ьыла с ней совершенно не связана и не увязана. Эта операция имела гораздо меньшие масштабы, но все-таки привела к отвлечению части сил в неподходящий момент. Попытка борьбы с береговыми укреплениями завершилась провалом, однако никто и не подумал провести параллель с событиями вокруг Галлиполли.

В тот день, когда линкор "Куин Элизабет" начал обстрел фортов Узостей, броненосцы
"Свифтшур" и "Трайэмф" были отправлены в распоряжение адмирала Пирса, командовавшего британскими морскими силами в Египте. 2 марта он получил приказ атаковать порт Смирна. Кроме броненосцев, Пирс имел собственный флагман — броненосный крейсер "Юриалес", гидроавиатранспорт "Анне" и группу тральщиков. Ему также был придан русский крейсер "Аскольд".


Кр "Аскольд". С ним связана очень любопытная и несколько трагичная история, похожая на историю того же "Жемчуга", тоже "цусимца".
Аскольд — бронепалубный крейсер 1-го ранга; во время Русско-японской войны входил в состав 1-й Тихоокеанской эскадры, базировавшейся в Порт-Артуре. Коробочка немецкой постройки ко времени ПМВ уже устаревшая, спущен на воду ы 1900-м, взят под флаг - в 1903-м.
Водоизмещение 6000 т
Длина 132,5 м
Ширина 16,87 м
Осадка 6,3 м
Бронирование палуба — 51…76 мм,
рубка — 152 мм,
щиты орудий — 25 мм. Масса брони 705т.
Двигатели три вертикальные паровые машины; 9 котлов Шульца-Торникрофта
Мощность 23 600 л. с. (17,6 МВт)
Движитель 3 винта
Скорость хода 24,5 узла на испытаниях
Дальность плавания 6500 миль (10-узловым ходом), запас угля — 1300 т
Экипаж 580 офицеров и матросов
Вооружение
Артиллерия 12 × 152-мм/L45,
12 × 75-мм/L50,
8 × 47-мм,
2 × 37-мм орудий,
2 × 64-мм десантные пушки,
4 пулемёта
Минно-торпедное вооружение 6 × 381-мм торпедный аппарат

В начале Русско-японской войны «Аскольд» являлся одним из наиболее активно действующих кораблей порт-артурской эскадры. Крейсер участвовал во всех её операциях: вёл артиллерийские бои с японскими кораблями, прикрывал свои миноносцы, отбивал атаки вражеских и досматривал подозрительные торговые суда.

10 августа (28 июля по старому стилю) 1904 года «Аскольд», на котором держал флаг командир отряда крейсеров контр-адмирал Н. К. Рейценштейн, вместе с порт-артурской эскадрой участвовал в неудавшемся прорыве во Владивосток. Прорвавшись вместе с крейсером «Новик» мимо японской эскадры, «Аскольд», получивший тяжёлые повреждения, пришёл в Шанхай, где был интернирован до конца войны. После войны входил в состав Сибирской флотилии.

После окончания Русско-японской войны, начиная с 1907 года, «Аскольд» участвовал в развернутых генерал-майором М. Е. Жданко исследованиях течений морей Восточного океана с помощью «бутылочной почты»: в море с кораблей выбрасывались бутылки с записками о широте и долготе места сброса бутылки, и просьбой сообщить в адрес ГЭВО где и когда было обнаружено послание. Также к этим опытам были привлечены минный заградитель «Уссури», транспорт «Охотск» и парусная шхуна «Нептун».

В начале ПМВ «Аскольд», находившийся на Дальнем Востоке, вошёл в состав союзной англо-французской эскадры для действий против германской крейсерской эскадры адмирала М. Шпее.

Позже он был направлен на Средиземное море, где принимал участие в боевых действиях против Турции и Австро-Венгрии, в том числе и в Дарданелльской операции.

В марте 1916 года «Аскольд» прибыл во Францию для ремонта. В ночь с 20 на 21 августа 1916 года в артпогребе корабля произошел взрыв. Командование обвинило в случившимся матросов крейсера, считавшихся до этого «неблагонадежными», хотя прямых доказательств их причастности так и не было найдено. После скорого следствия и суда четверо моряков — Захаров, Бешенцев, Шестаков и Бирюков были приговорены к смертной казни, которую привели в исполнение 15 сентября в форте Мальбуск. Более ста моряков были сосланы в плавучие тюрьмы и штрафные батальоны. После революции многие моряки обвинили офицеров корабля в том, что это они устроили провокацию с целью выявить и ликвидировать «большевистское подполье».

В июне 1917 года, после ремонта, «Аскольд» под командованием К. Ф. Кетлинского прибыл в Мурманск и вошёл в состав флотилии Северного Ледовитого океана.

В 1918 году захвачен англичанами в Кольском заливе. Далее крейсер участвовал в операциях интервентов, а позже вошёл в состав британского флота под названием «Glory IV».
В 1922 году выкуплен Советской Россией, но ввиду плохого технического состояния продан на слом и отбуксирован в Гамбург, где и был разобран.



Производить какие-либо высадки англичане не собирались, более того, десантные операции были строго запрещены. Пирс должен был помешать туркам и немцам устроить в Смирненском заливе базу для подводных лодок. Адмирал получил приказ разрушить форты Смирны и установить блокаду порта. Порт прикрывали форт Хамидие, вооруженный 7 — 240-мм короткоствольными орудиями старых образцов, и форт Муин-и-Заффер, вооруженный 4 — 152-мм орудиями. Подходы к порту считались заминированными.

5 марта Пирс начал обстрел форта Хамидие. Обстрел велся сначала с дистанции 70 кабельтов, а потом расстояние было сокращено до 50 кабельтов. Видимость была прекрасной, и англичане отметили 32 попадания в форт, а также 2 сильных взрыва. Около
16.00 Пирс прекратил обстрел, намереваясь на следующий день :mrgreen: начать траление и довершить уничтожение фортов огнем с малых дистанций. Опыт Дарданелл томми так ничему и не научил.

Утром 6 марта тральщики приступили к работе, но тут же попали под плотный огонь
турецких батарей. Кроме форта Муин-и-Заффер, по ним стреляли батарея из 5 — 120-мм
орудий и полевая батарея. Тральщики были немедленно отозваны, и в дело вступили
корабли. Форт Хамидие дал только 1 залп и замолчал. Англичане приписали это
результатам вчерашнего обстрела, хотя на самом деле, на форту было повреждено только
1 орудие. В ходе боя "Трайэмф", "Юриалес" и тральщики получили несколько попаданий. После артиллерийской дуэли, длившейся 2 часа, турецкие батареи замолчали.

Адмирал снова послал вперед тральщики, но на сей раз из осторожности он выделил
только 2 единицы. Батареи снова открыли огонь, и кораблям опять пришлось вмешаться.

7 и 8 марта корабли Пирса обстреливали турецкие батареи и форты, но ничего серьезного
не добились. Причем, обманутые молчанием турок, английские корабли подошли на
расстояние всего 40 кабельтов к фортам. Турки открыли беглый огонь по пристрелянным квадратам, и дело могло кончиться очень скверно для Пирса, если бы не турецкие наводчики.
В общем, опыт Смирны еще раз подтвердил то, что уже стало ясно в Дарданеллах.


Несколько неожиданно возникла идея добиться цели иными средствами. Дело в том, что
губернатор Смирненского вилайета считался сторонником Англии и не раз протестовал
против политики турецкого правительства. Возникла идея договориться с губернатором о
нейтралитете одного отдельно взятого вилайета. И Адмиралтейство радировало Пирсу,
чтобы он попытался реализовать эту идею.

Именно с операциями перед Смирной связан очередной очень неприятный для англичан эпизод морской войны на Средиземном море. Вообще-то он оказался довольно характерным для этого театра.
Англичане никак не могли заставить себя относиться к противнику серьезно, за что не раз были жестоко наказаны. И все равно с упорством, достойным лучшего применения, они снова и снова наступали на те же самые грабли…

Хотя перед Дарданеллами были сосредоточены крупные силы флота союзников, блокировать пролив они не сумели. Подтверждением этого служат действия крошечного
миноносца "Демир-Хиссар" (Именно такое написание дают справочники по турецкому флоту, я не "Тимур-Хиссар", как говорит Лорей). Этот корабль (или, точнее, кораблик)
был построен сравнительно недавно — в 1908 году во Франции.



Он имел водоизмещение всего 97 тонн и был вооружен 2 — 37-мм орудиями и 3 торпедными аппаратами 450 мм.
Кроме 32 турок он имел на борту до 6 немецких моряков. В 1915 году его скорость не
превышала 16 узлов (или 19 узлов, как говорит Лорей). В любом случае скорость была не
"миноносной", даже не была "дистройерской".

27 февраля миноносец вышел из Чанака, но у мыса Кефез его остановили сигналами с берега. Выяснилось, что с берега заметили 2 английских эсминца в районе Эрен-Кёй.
Миноносец повернул назад. Следующие несколько дней командир внимательно наблюдал
за системой дозоров союзников с форта Оркание.

7 марта в 17.00 миноносец снова покинул Чанак. Следуя вдоль европейского берега, он
прорвался в море, хотя несколько раз сталкивался с кораблями союзников. Обойдя с
севера острова Имброс и Лемнос, "Демир-Хиссар" 8 марта в полдень повернул к
азиатскому берегу Турции. Попытка атаковать корабли союзников у острова Тенедос
сорвалась. У мыса Баба миноносец был замечен дозором союзников. Миноносец повернул
на юг и ушел в Смирну, так как на нем кончался уголь.
Заявление немцев, будто они оторвались от преследовавших "Демир-Хиссар" легкого крейсера и 2 эсминцев, всерьез принимать не следует, учитывая скорость миноносца.

В ночь с 8 на 9 марта Пирс предпринял решительную попытку протралить подходы к
порту. Корабли вели огонь по прожекторам и батареям, а тральщики очищали фарватер.

Ценой гибели одного из тральщиков удалось очистить проход, не доходящий всего 15
кабельтов до рейда Смирны. 9 марта ожидался и ответ губернатора Смирны, поэтому
утром Пирс приостановил свои действия. Днем прибыла турецкая шлюпка под белым
флагом, в ней находился адъютант губернатора. Стороны заключили перемирие до 11
марта.

В ночь с 9 на 10 марта "Демир-Хиссар" вошел в залив Смирны и обнаружил броненосец
"Трайэмф", легкий крейсер "Веймут" и еще какие-то корабли. Было решено попытаться
атаковать эти корабли.
Днем миноносец отстоялся на якоре в бухте Мавро-Вуни. Вечером он снова вошел в залив. В свете прожекторов из Смирны временами мелькал силуэт броненосца. Ветер постепенно усилился до 6 баллов, поэтому торпедная атака была бы невозможна... если бы на корабле не находились 2 немецких офицера. Один командовал миноносцем, второй руководил действиями торпедистов.

Лорей говорит, что миноносцем командовал капитан-лейтенант Фирле. По другим
источникам, командиром корабля являлся капитан-лейтенант барон фон Фрик.

Итак, вспоминает командир "Демир-Хиссара":
"Выход в атаку лагом к волне был невозможен вследствие сильной зыби,
поэтому пришлось идти в атаку по волне, имея торпедный аппарат,
развернутый почти по траверзу. Первый выстрел был произведен при
наиболее благоприятных условиях. Угол встречи торпеды с целью составлял
90°. У торпедного аппарата находился бывший инструктор торпедной
стрельбы. Промах был невозможен. Корабль противника обрисовывался
огромным силуэтом и отчетливо выделялся на фоне света смирненского
прожектора. Даже в мирное время я никогда не находился в более
благоприятных условиях. За броненосцем стоял легкий крейсер, а немного в
глубине — пароход. Ввиду того, что я не считал возможным быстро
повернуть торпедный аппарат на другой борт для выстрела по крейсеру, я
уклонился слегка влево, чтобы иметь возможность атаковать транспорт,
который стоял уступом на 2 румба вправо. Но благодаря исключительной
работе торпедистов удалось, против ожидания, повернуть торпедный
аппарат. Торпеда была выпущена с дистанции 300 метров, но, пропав в воду,
уклонилась влево. Обе торпеды не были замечены с вражеских кораблей".


Броненосец "Трайэмф" в это время грузил уголь, и атаку действительно не заметил.
Несколько дней спустя обе торпеды были прибиты к берегу и подобраны турками.

Прорваться в Смирну было невозможно, поэтому после неудачной атаки миноносец
отправился в порт Чесма, куда и прибыл 10 марта в 10.00. Миноносец пополнил запас
угля и вечером снова вышел в море, чтобы использовать последнюю оставшуюся торпеду.

Около 2.45 были замечены крейсер и пароход. Это был гидроавиатранспорт "Анне"(захваченный в начале войны немецкий пароход "Анне Рикмерс"). Несколько раз
"Демир-Хиссар" едва не налетел на сторожевые корабли и, в конце концов, был
вынужден отказаться от атаки крейсера. Поэтому он выпустил торпеду с дистанции всего
300 метров по гидроавиатранспорту. Взрыв произошел под фок-мачтой, но даже после
этого англичане не встревожились. Миноносец сумел проскочить в Смирну, идя под
самым берегом. Англичане отбуксировали поврежденный корабль в Мудрое, где ему
пришлось выброситься на берег.
После ремонта гидроавиатранспорт снова вошел в строй.

Все это не было известно адмиралу Пирсу. Он мог предполагать, что военные власти не
согласны с губернатором. Пирс решил, что его задача выполнена, так как после траления
8 — 9 марта турки сами затопили на входном фарватере 2 парохода и фактически заблокировали порт. К нему снова прибыл посланец губернатора с просьбой не считать
торпедирование "Анне" нарушением перемирия. Это было всего лишь проявление
недисциплинированности командира миноносца. Переговоры продолжились, и в это
время турки затопили еще 3 парохода, окончательно закрыв доступ в порт. По крайней
мере, так считали англичане.

Поэтому 15 марта Пирс получил приказание вернуть броненосцы в Дарданеллы. Сам адмирал должен был возвратиться в Египет. Кажущийся успех операции заставил англичан забыть, что батареи так и не были подавлены. На самом же деле затопленные брандеры никак не помешали немецким подводным лодкам заходить в Смирну. Никаких выводов не последовало, скорее наоборот, эта операция добавила неоправданного оптимизма британскому командованию.

В Смирну по железной дороге из Константинополя доставили торпеды и масло.
Затопленные турками корабли не блокировали порт, и 22 марта "Демир-Хиссар" снова вышел в море, но тут выяснилось, что принятый уголь ни на что не годен, и кораблю пришлось возвращаться в порт. При этом миноносец задел винтом за грунт, и ему пришлось стать в док на ремонт. За это время "Демир-Хиссар" получил 50 тонн кардиффа. Но выход в море пришлось отложить до середины апреля.

Вечером 15 апреля миноносец вышел из Смирны. Незамеченный неприятелем, он вышел в
открытое море. 16 апреля около 10.00 в 15 милях от острова Скирос он заметил 2 парохода: один большой, с 1 трубой и 4 мачтами, другой поменьше, с 2 трубами и 2 мачтами. Большим пароходом оказался британский транспорт "Маниту", который перевозил солдат 29-й пехотной дивизии в Дарданеллы (На транспорте находились 20 офицеров, 626 солдат и 615 лошадей). Миноносец сигналом приказал пароходу остановиться. Шкипер решил, что миноносец английский и имеет какое-то приказание, поэтому послушно застопорил машины. "Демир-Хиссар" подошел ближе, и его командир приказал команде в течение 10 минут покинуть пароход. Англичане, впрочем, утверждают, что был дан срок всего 3 минуты. Хотя на корабле находились солдаты с винтовками, они не имели патронов, поэтому не могли оказать никакого сопротивления.

Так или иначе, но англичане приказания не выполнили.

Тем временем на горизонте показались дымки, и командир миноносца решил больше не
рисковать. Он выпустил в транспорт 2 торпеды и погнался было за удирающим посыльным судном "Озирис", но британское судно сумело удрать, еще раз подтвердив плохое состояние машин миноносца. Немцы не заметили никаких следов взрывов торпед, но на "Маниту" вспыхнула паника. Солдаты начали спускать шлюпки и бросаться за борт. Несколько шлюпок перевернулись, в результате чего утонуло по различным данным от 50 до 100 человек. "Демир-Хиссар" выпустил третью и последнюю торпеду в "Маниту", и опять без какого-либо видимого результата.

"Маниту" по радио вызвал помощь, и в погоню за турецким миноносцем отправились эсминцы "Кеннет", "Джед" и "Виэр". Крейсера "Дартмут" и "Дорис" пошли полным ходом на помощь транспорту. "Демир-Хиссар" лег на курс SO и полным ходом направился к турецким берегам. Около 15.00 "Кеннет" и "Джед" подошли на расстояние 2О кабельтов.

Шедший головным "Кеннет" открыл огонь. "Демир-Хиссар" обогнул южную оконечность острова Хиос и увидел, что навстречу ему идет эсминец "Виэр". Машины "Демир-Хиссара" окончательно скисли, и миноносец не мог выдать более 12 узлов.
Командир миноносца решил стать на якорь в греческих территориальных водах, однако
опасался, что это не остановит англичан. Поэтому миноносец выбросился на берег.

Команда подорвала машины и выбросила за борт оба орудия. Все это время англичане
вели по нему огонь. После того, как команда миноносца высадилась на берег, англичане
выслали абордажную партию. Подрывные заряды уничтожили корму миноносца. Команда
"Демир-Хиссара" сначала была интернирована греками, но потом была отпущена.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 27 дек 2017, 23:00

После неудачи 18 марта британское верховное командование решило попытаться взять
проливы с суши. На что рассчитывали английские генералы — сказать трудно. Война
на Западном фронте давно приняла позиционный характер и пожарала ресурсы и людей со скоростью... позиционной войны.
Почему великобританские стратеги предполагали, что им удастся пройти по Дарданелльскому полуострову форсированным маршем, так и сталось загадкой. И это при том, что гористая дикая местность этого ТВД ничуть не напоминает ухоженные дороги Западной Европы. Турки давно сосредоточили на полуострове значительные силы, по сути создали фортификационно-артиллерийский УР и шансов на стремительное наступление не было абсолютно никаких. И все-таки решение было принято.

26 марта адмирал де Робек телеграфировал в Лондон:
"Без сомнения, попытка 18 марта не была решающей. 22 марта я имел
встречу с генералом Гамильтоном, который изложил мне свой план. Я его
целиком одобряю. Для достижения положительных результатов и цели
операции необходимы совместные действия армии и флота".


В Лондоне состоялось довольно бурное заседание Военного Совета. Черчилль ратовал за
продолжение морской атаки, однако этому неожиданно воспротивилось Адмиралтейство,
которое решило целиком положиться на мнение командира, находящегося на месте
событий. Была зачитана телеграмма генерала Гамильтона, который утверждал, что флот
не сумеет самостоятельно форсировать Дарданеллы. Совет согласился с его мнением.
Главной целью высадки был захват горы Ачи-Баба, господствовавшей над полуостровом
Галлиполли и проливом. Имея такой корректировочный пункт, англичане могли попытаться
разгромить огнем корабельной артиллерии турецкие форты. А там уже мерещилось и
победоносное наступление на Константинополь....
В итоге было решено начать подготовку десанта, хотя это означало задержку, по крайней мере, до 15 апреля. Прежде всего следовало отправить корабли в Александрию пополнить запасы, ведь никто не думал, что придется проводить десантную операцию. Задержка была столь же фатальной, как и перерыв между первой бомбардировкой в ноябре и февральской попыткой Кардена форсировать проливы. Германский офицер писал:
"Если бы неприятель высадился немного ранее, кто знает, чем бы закончилось дело. Но ко времени высадки все передовые части успели занять прекрасно оборудованные окопы в наиболее важных в тактическом отношении пунктах побережья. Позади них стояли резервы, готовые отражать наступление до прибытия главных сил".


7 апреля командующий десантным корпусом генерал сэр Ян Гамильтон покинул Египет и
прибыл на остров Лемнос. Здесь он провел совещание с де Робеком, на котором был
окончательно принят план операции. Десантный корпус состоял из 29-й английской
пехотной дивизии, английской морской дивизии (морская пехота), корпуса АНЗАК
(австралийская и новозеландская пехотные дивизии), 42-й английской территориальной
дивизии, 10-й и 11-й индийских пехотных дивизий и 1-й французской пехотной дивизии.
Однако из всех этих частей лишь французская дивизия и английская морская пехота
являлись боеспособными и хотя бы минимально опытными соединениями. Остальные или еще формировались, или не имели никакого боевого опыта, вроде территориальной дивизии.
Дело еще более осложнял "австралийский сепаратизм". Правительство Австралии
потребовало, чтобы войска АНЗАКа действовали самостоятельно. Не больше и не меньше.

Положение усугубляло то, что Гамильтон и де Робек действовали самостоятельно.
Единого командующего операция не имела.

Флот де Робека получил дополнительные подкрепления. Он теперь состоял из 1 линкора,
17 броненосцев, 12 крейсеров, 29 эсминцев, 12 подводных лодок.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 29 дек 2017, 16:47

Ну вотЪ.
Мне, как моряку и как офицеру Морской Пехоты, который терпеть не может незаконченных дел, все ж таки хочется до Новогодья завершить участок разговора о моском десанте в Галлиполи. Тем более, что опять же - как офицеру-морпеху, принимавшему участи в высадках на бережок (в том числе и боевых) это очень близко и любопытно.
И потому, что в этот раз фотоматериалов намного больше, чем фото "чисто морского" характера тех времен. Несмотря на несовершенство фотоаппаратуры в годы ПМВ, западные военные уже тогда закладывали основы того, что наш Миша Токмаков исключительно удачно назвал "Сэлфицентрической Войной".
Любят западные герои пофоткаться, любят на порядок больше, чем остальные.
Так что мне будет, чем иллюстрировать сказанное.
Итак, после неудачи 18 марта британское верховное командование решило попытаться взять
проливы с суши. Адмиралтейство по-прежнему тупоголово считало, что сухопутные войска следует ввести в дело только после того, как флот прорвется в Мраморное море, однако взяла верх иная точка зрения. На что в свою очередь рассчитывали английские генералы — сказать трудно. Война на Западном фронте давно приняла позиционный характер с характерными для позиционной войны потерями, большими массами задействованных людких ресурсов, "позиционным тупиком" и так и далее. Почему англичане предполагали,
что им удастся пройти по Дарданелльскому полуострову форсированным маршем?. Ведь не составляло секрета, что гористая дикая местность ничуть не напоминает ухоженные дороги Западной Европы. Турки давно сосредоточили на полуострове значительные силы, и шансов на стремительное наступление не было абсолютно никаких. И все-таки решение было принято.

26 марта адмирал де Робек телеграфировал в Лондон:
"Без сомнения, попытка 18 марта не была решающей. 22 марта я имел
встречу с генералом Гамильтоном, который изложил мне свой план. Я его
целиком одобряю. Для достижения положительных результатов и цели
операции необходимы совместные действия армии и флота".

Тем временем продолжались обстрелы турецких позиций с кораблей. Вот как проходил день на броненосце "Лондон":
"В 8.00 сыграли боевую тревогу, и мы вошли в Дарданеллы. Впереди нас
шли эсминцы и тральщики, а за нами в кильватер — "Принс оф Уэлс".
Форты на европейском берегу сразу открыли огонь по маленьким судам и
добились нескольких попаданий. Мы ответили из 152-мм орудий левого
борта, и они прекратили огонь. Нам показалось, что маяк на мысе Хеллес
используется этими фортами в качестве наблюдательного пункта, и мы
уделили ему немного внимания. Мы обстреляли его из 152-мм орудий,
добились нескольких попаданий, но не сумели разрушить башню. На сей раз
турки набрались мужества, и скрытые на южном берегу батареи обстреляли
нас. С северного берега стреляли гаубичные батареи. Именно они добились
попадания. Снаряд попал в привальный брус примерно в 10
футах позади каземата Y3, но не взорвался. Так как он падал под большим
углом, то не пробил борт. Появился один из наших аэропланов и начал
корректировать наш огонь. В результате мы накрыли одну из азиатских
батарей, и она быстро прекратила огонь. Мы также прекратили огонь и
немного отошли к выходу из пролива. Команда была отправлена обедать
повахтенно.
(...)
К концу обеда на северном берегу противник начал проявлять признаки
активности. Две 12-фунтовки левого борта с собранными наспех расчетами
открыли по нему огонь. Стрельба была исключительно точной, и всякое
шевеление прекратилось. После обеда мы снова разошлись по боевым
постам и приготовились нанести решительный удар по маяку.
Приблизившись на расстояние 2000 ярдов, мы открыли огонь из носовой
башни. Первые 2 попытки выстрелить завершились осечками. Но с третьего
раза башня открыла огонь. Уже второй снаряд попал прямо в маяк.

Аэроплан улетел на базу за бензином, поэтому до вечера мы вели только
спорадический огонь из 152-мм орудий. В 18.00 сыграли отбой, и мы
отправились спать".


Вот такая идиллическая картинка, очень слабо напоминающая войну.

25 апреля флот де Робека высадил первые 29000 человек на 5 плацдармах вокруг мыса
Хеллес и Габа Тепе, используя корабельные шлюпки и катера — специализированных
десантных судов на других флотах мира, кроме Черноморского, (я говорил о них в теме о Морской Пехоте) не существовало в природе.
Немного по опыту: если высадка под огнем ожидающего тебя противника начинается с команды "Весла на воду!" — добра не жди. И это - как МИНИМУМ.



Можно остановиться подробнее хотя бы на описании высадки на участке V, это знаково — возле Седд-уль-Бахра, где англичане попытались сымпровизировать нечто вроде пехотно-десантного судна будущего.



Попытка оказалась....мммм... не слишком удачной. Владычице Морей явно не хватало "эльпидифоров", которые Черноморский флот готовил для высадки своих десантов и заниматься котороыми начал еще до войны.

Первые споры в высшем комсоставе союзничков разгорелись относительно времени высадки. Генерал Гамильтон считал, что десант следует высаживать в темноте, хотя при этом десантники лишались поддержки корабельной артиллерии.
Моряки возражали совершенно справедливо, даже многие годы спустя ночная высадка оставалась исключительно сложным и рискованным делом, которое может успешливо произвести только подразделения, которые заранее ГОТОВИЛИ т ТРЕНИРОВАЛИ для таких задач. Англичане в этом плане были безгрешны и подобным джентльменским делом себя не заморачивали .
Но при высадке днем транспорты с войсками и тяжелой артиллерией могли попасть под огонь вражеских батарей. Участки-то были давным-давно пристреляны, а англичан ЖДАЛИ.

Поэтому было принято компромиссное решение — высадить на рассвете первую волну, авангард - а резервы и артиллерию высаживать уже после захвата плацдармов.

Высадку на участке Y генерал Гамильтон рассматривал как демонстрацию, чтобы отвлечь
внимание турок. Высаженный здесь при поддержке броненосца "Голиаф" отряд полковника Мэтьюза не встретил сопротивления и без особого труда продвинулся вглубь полуострова.



Однако там он был встречен лихой штыковой контратакой турецкой 9-й пехотной дивизии, отошел к побережью и в ночь на 26 апреля был эвакуирован. Хочу все ж таки отметить, что свою задачу отряд выполнил и отвлек на себя небольшую часть сил турок.

Высадку на участке S в бухте Морто прикрывал броненосец "Корнуоллис". Эта высадка
тоже должна была иметь демонстративный характер, однако здесь десант все ж зацепился за бережок и удержался, хотя расширить плацдарм так и не получилось.

Но основной считалась высадка у Седд-уль-Бахра на участке V. Ее прикрывала почти вся 1-я
эскадра контр-адмирала Уимза, так как здесь укрепления турок были наиболее серьезными.

Для высадки на участке V был выбран бывший угольщик "Ривер Клайд", на котором размещалось до 2100 солдат Мюнстерского и Дублинского фузилерных полков. Забавная английская традиция: то танковые части называть "кирасирскими", то обычных стрелков - "фузилерами". Но традиции-с всяты-с. :mrgreen:

Командование высадкой должен был осуществлять капитан 2 ранга Унвин, командир
эсминца "Гусар". По плану "Ривер Клайд" должен был идти к берегу, пока не сядет
носом на грунт. Пароход вел на буксире мелкосидящую паровую шаланду. Буксировка
производилась с помощью выстрела, вываленного с левого борта. После остановки
транспорта шаланда должна была пройти вперед и выброситься на берег. Дааа... сравнить с русскими специализированными десантными судами такое - все равно, что сравнивать постановку минного и торпедного дела в то время.

Мало того. Чтобы заполнить промежуток между шаландной и пароходом, "Ривер Клайд" вел с собой с каждого борта лихтеры. На эти лихтеры солдаты высаживались через широкие
полупортики, вырезанные в бортах парохода.



Для прикрытия высадки на полубаке "Ривер Клайда" были установлены пулеметы с бронещитами. Вот на что приходится идти, когда нет под рукой ничего специализированного, о чем стоило бы задуматься еще до войны...
Но даже это изобретательство не помогло, да и не могло помочь - в минуты две
головные роты были практически уничтожены, хотя все-таки англичане зацепились за
берег. В этом бою 7 человек заслужили Крест Виктории, высшую британскую военную награду. Но по собственной практике скажу: в таких случаях награды вообще рассыпают щедро, потому, что солдат, вынужденный проявлять героизм ценой собственной жизни - всегда есть следствие недодумок и просчетов командиров. Вот, совсем на днях говорили о генерале Рохлине...

Высадка на участках W и X, которую прикрывали броненосцы "Свифтшур" и "Имплейкебл", прошла с большими потерями, но в целом все же прошла. Эти 2 отряда сумели соединиться в первый же день операции, а это дорогого стоит, хотя в мужстве простого англйского солдата-томми лично я никогда не сомневался, даже во времена моей активной службы англичане были стойким людом.

Австралийцы, как они того и желали, получили свой собственный участок высадки,
севернее основных плацдармов. Части АНЗАКа высаживались в районе Габа-Тепе при
поддержке кораблей 2-й эскадры контр-адмирала Тэрсби. Здесь, как и в других пунктах,
завязались ожесточенные бои, сопровождавшиеся огромными потерями.
С самого начала выхода на берег автралийцам с огромными потерями, чтобы хоть зацепиться, приходилось ходить в штыковые.



Так что за свою "самостийность" австралийцы заплатили очень дорого.



Корабли действовали же очень неплохо и правильно, поддерживая десант. Когда адмирал
Тэрсби приказал броненосному крейсеру "Бекчент" подойти к берегу и подавить
турецкую батарею, капитан 1 ранга Бойль поступил в духе традиций еще старого, Нельсоновского флота. Дав машинам самый малый ход, он шел, пока форштевень крейсера не коснулся грунта, и только тогда он открыл огонь всем бортом и подавил батарею.
Что такое огонь морских клистиров прямой наводкой по ереговым целям - это надо просто видеть. Видеть даже сегодня, когда калибры в двеннадцать и десять дюймов кажутся "пришельцами из глубокого прошлонго", а шестидюймовка на берегу считается "артиллерией высокой мощности" Командир корпуса генерал Бердвуд написал в своём рапорте.
"Я не нахожу достойных слов, чтобы описать поведение моряков"

Очень горжусь тем, что подоная тактика восходит отнюдь не к англичанам. Это - еще ушаковская тактическая наработка.
Вот дневник офицера, служившего на броненосце "Лорд Нельсон":
"25 апреля. Подъем до рассвета. В 3.15 снялись с якоря и направились к
Дарданеллам, чтобы прикрыть высадку наших войск. Начали день с
сильнейшего обстрела Седд-уль-Бахра. Форт уже был разгромлен ранее, но
противник мог подвезти новые орудия во время передышки, которую мы им
дали. Они также хорошо окопались вокруг деревни.
Это был очень крепкий
орешек. Наши войска наступали под огнем. Им пришлось много драться,
чтобы просто зацепиться за берег. Расход снарядов показывает, что и мы не
бездельничали — 35 снарядов 305 мм, 84 — 234 мм, 1124 — 12 фн. Мы
закончили стрельбу в 20,30, проведя в бою 16 часов.
(...)
26 апреля. Разошлись по боевым постам сразу перед рассветом, чтобы
задать туркам еще раз. Я слышал, что нашим войскам ночью пришлось туго.
Турки предприняли несколько атак, но были отбиты. В первой половине
дня наши части, которые получили подкрепления, начали наступление.
После полудня они захватили деревню. Мы выпустили 4 снаряда 305 мм, 15
— 234 мм, 400 — 12 фн. По сравнению со вчерашним, день прошел
спокойно".


Одновременно французская бригада высадилась на азиатском берегу возле Кум-Кале при
поддержке кораблей адмирала Гепратта. Французы достигли полной внезапности, но из-
за собственной неорганизованности не сумели ни в малейшей степени развить успех, турки быстро подтянули резервы. Как и в других местах, десант был остановлен на побережье, при этом полная рота сенегальских стрелков попала в плен. 26 апреля десант под огнем турок был принят обратно на корабли и высажен на уже готовый плацдарм на участке V.

В целом высадка прошла успешнее, чем ожидалось самими англичанами. Это объясняется тем, что германский командующий Лиман фон Сандерс ожидал главную высадку в районе Булаира и держал там 3 пехотные дивизии. Только вечером он приказал перебросить резервы на полуостров Галлиполли, но в принципе запас времени у него был.

Еще любопытно вот что: отвлекающая высадка, совершенная англичанами на перешейке, завершилась довольно странно. Десант не встретил турок и благополучно вернулся на
корабли. Имел он хоть какое-то значение или нет, если на него вообще не среагировал противник... полагаю, вопросов не вызывает.

26 апреля в ходе наступления англичане сумели сомкнуть плацдармы X, W, V и S. Однако за это время турки подтянули резервы и полевую артиллерию. И началась та самая позиционная война, которая при таком раскладе не могла не начаться, которую союзнички даже не ждали и которая означала крах всего плана операции.
Захватить Критию и гору Ачи-Баба союзникам не удалось.
В районе Габа-Тепе австралийцы по-прежнему были прижаты к береговой черте.

С огромными потерями англичане все-таки пытались ползти вперед. Но за шесть суток Гамильтон, потеряв 17000 человек, сумел продвинуться только на 5 километров. 15
июля наступление на южной оконечности полуострова окончательно застопорилось.
Средств прорыва оборонительной полосы противника у англичан не было. Да в ПМВ они вообще только находились в "нарождении", как те же танки или штурмовые отряды, потому итог вполне закономерен. Причем - не просто закономерен, а качественно усилен тем, что к прочим прелестям позиционки лдобавилась береговая черта.

О политико-моральном состоянии союзничков на плацдарме может служить хотя бы только один пример Генерал-майор сэр Александер Годли обратился к новозеландской бригаде как к
"сборищу дряхлых, рвущихся домой, вшивых и богохульных обожравшихся вороньих пугал"
.

При этом союзничкам противостояли энергичные командиры вроде Лимана — фон Сандерса и Мустафы Кемаля, поэтому дуэль командиров союзники проиграли с треском и грохотом. Если бы в распоряжении турецкого командования имелись еще и хотя бы минимально обученные части, высадка вообще кончилась бы катастрофой. Но и так перьев нащипали преизрядно.

19 мая турки попытались сбросить в море части АНЗАКа, положение которого казалось им наиболее неустойчивым. Они сосредоточили здесь 42000 человек против 20000 союзников. Однако при поддержке корабельного огонька австралийцы пулеметным огнем отбили все атаки.
К слову, пулеметов у турков не хватало. Впрочем, в позиционной войне пулеметов никогда много не бывает. Турки потеряли около 10000 человек, тогда как австралийцы — около 600. После этого наступило затишье.

Уже второго мая ЛКр "Гёбен" вышел в Мраморное море, чтобы обстрелять транспорты союзников у Галлиполли, но был обнаружен британским привязным аэростатом. Одного сообщения о появлении линкора "Куин Элизабет" хватило, чтобы "Гебен" отошел искать укрытие за скалистыми берегами Узостей, собачиться с ЛК такого типа у Сушона, особенно после стычек с русскими кораблями, жлания небыло от слова совсем.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 29 дек 2017, 17:31

Вообще-то Сушон точно знал, что русские поставили на входе в Босфор несколько линий минных заграждений, на которых "Гебен" подорвался в декабре 1914 года, а "Бреслау" — в июле 1915. Но активность нужно было демонстрировать - и Сушон ее демонстрировал, пусть и "в другую сторону" от Стамбула... тьфу. Константинополя.

Корабли союзников оказывали артиллерийскую поддержку высаженным войскам, но порядка на море было ничуть не больше, чем на суше. "Наглухо заблокированные" Дарданеллы, перед которыми были сосредоточены десятки кораблей, на самом деле больше напоминали проходной двор. Старые турецкие миноносцы свободно входили и выходили из пролива. А следовало еще ждать и немецкие подводные лодки, их появление на Средиземном море было просто неизбежно.

Впрочем, лодки союзников также действовали в Мраморном море почти без помех. Главной опасностью для них были сильные течения и мели, но не турецкие корабли, хотя подробно об этом имеет смысл поговорить ниже.

Однако распиздяйство союзничков однажды должна была сказаться. 7 марта из пролива
выскочил миноносец "Демир-Хиссар", но на сей раз для блокирующей эскадры все
кончилось благополучно.

Зато следующая попытка принесла результат. Ситуация в Дарданеллах в начале мая
складывалась не слишком благоприятно для турок. Британские корабли обстреливали
турецкие позиции на полуострове Галлиполли. Подводные лодки союзников не то что б хозяйничали, но действовали относительно свободно в Мраморном море. Действия противолодочных сил турок не имели совершенно никакого успеха. И немецкие офицеры решили хоть как-то переломить ситуацию.

6 мая командир полуфлотилии эсминцев капитан-лейтенант Фирле получил радио, в котором ему предлагалось попытаться атаковать британский броненосец, стоящий в бухте Морто. После выяснения отношений между Берлином, Константинополем и Чанаком на предмет того, кому подчиняется эта самая полуфлотилия, 10 мая Фирле получил приказ провести атаку. При этом он не должен был покидать Дарданеллы, чтобы не затруднить проход германским подводным лодкам, прибытие которых ожидалось в ближайшее время. Германское командование не питало ни малейших иллюзий относительно качеств турецких моряков, поэтому полученная Фирле инструкция требовала от него
"Немедленно идти в Чанак, захватив с собой немецких командиров и торпедистов для здешних 3 миноносцев".


10 мая в 13.30 Фирле на своем флагманском эсминце "Муавенет" прибыл в Чанак. На
совещании адмирал Узедом объяснил, что турецкие позиции у Седд-уль-Бахра
подвергаются интенсивному обстрелу британских кораблей, на ночь уходящих в бухту
Морто. Он предложил использовать для атаки 3 маленьких турецких миноносца.
Однако Фирле с этим не согласился. Эти корабли еще додестройерского типа имели только один торпедный аппарат, поэтому один "Муавенет" мог дать такой же залп, как все эти 3 корабля вместе взятые.


ЭМ "Муавенет-И-Илиё"

При этом маневрирование 3 миноносцев на узком фарватере представляло собой исключительно сложную проблему. Узедом согласился с мнением Фирле.
Главным, по мнению Фирле, являлось навигационное обеспечение операции. Поэтому он
тщательно обследовал фарватер и обвеховал его. Для наблюдения за бухтой Морто Фирле
провел ночь на одной из гаубичных батарей азиатского берега. В своем дневнике он
оставил довольно яркое описание увиденного.
"Перед входом в Дарданеллы, в море огней — как будто в Кильской бухте
— стоял соединенный англо-французский флот с транспортами.
Английские корабли располагались от Теке-Бурну (на европейском берегу),
к ним примыкали французы, а в конце линии стоял русский крейсер
"Аскольд". В Дарданеллах, в бухте Морто этой ночью находились на якоре
2 броненосца, которые освещали береговые позиции прожекторами и
поддерживали по ним длительный огонь тяжелой и средней артиллерии. На
английской же стороне, на суше, охватывая английские позиции и всю бухту
до мыса Хиссарлик, взлетали время от времени световые ракеты,
освещавшие обширное пространство, что было очень неблагоприятно для
эсминцев, следующих вдоль побережья. От мыса Хиссарлик, наискось к
Эренкойской бухте, располагалась линия дозора, который регулярно нес
дивизион эсминцев типа "Бигль" В этот вечер можно было видеть, как
правофланговый эсминец непосредственно под наблюдательным постом
проходил по бухте Эрен-Кёй. Незаметный прорыв линии дозора поэтому
наиболее вероятен под европейским берегом".


12 мая были отданы приказы турецким прожекторным командам, а на "Муавенете"
проведены последние приготовления. В 18.40 эсминец снялся с якоря. Фирле постарался
подготовить корабль к бою и похлду так, как это было принято в германском флоте. Он даже
приказал принять только половинный запас топлива, чтобы уменьшить осадку корабля.
Вот как он описывает атаку в своем дневнике:
"Между 19.00 и 19.30 прошли минные заграждения. Эсминец довольно
плохо слушается руля, идя по течению. Носовой руль находится слишком
высоко. Видимость была достаточная, чтобы видеть буи.
В 19.40 стали на якорь в бухте Зуандере, вне заграждений. Во время
постановки в Дарданеллы вошел броненосец и стал на якорь перед бухтой
Морто. В 20.00 — темно, канун новолуния, небо частично покрыто
облаками, обычная ночь. Над водой сероватый туман.

С 20.20 до 23.20 английские корабля, стоящие на якоре перед бухтой Морто,
стреляют по сухопутным позициям и освещают их прожекторами, иногда
ракетами. Решаю предпринять атаку после полуночи, рассчитывая в первую
очередь на ослабление бдительности на кораблях, в частности на дозорных
эсминцах, вызванное утомлением после обстрела.

13 мая 1915 года в 0.30 снялись с якоря, двинулись малым ходом (8 узлов)
как можно ближе к высокому европейскому берегу. Вскоре заметили справа
перед собой очертания корабля.

0.45. Слева на крамболе в 600–800 метрах контркурсом проходит
дивизион неприятельских эсминцев, не заметивший нас.

1.00. Справа по носу 2 больших корабля, стоящих на якоре в кильватерной
колонне перед бухтой Морто, наискось от мыса Эски-Хиссарлик. Хорошо
видно, что это броненосцы. Держусь по-прежнему вплотную к берегу.
На берегу сильный пулеметный огонь из доходящих до самой воды окопов.
Случайные пули залетают на палубу.

1.10. Почти у самого мыса Хиссарлик поворачиваю на 10?влево на фарватер,
чтобы отойти на дальность торпедного выстрела, продолжая следовать
малым ходом. Аппараты — на правый борт. Офицеры выходят на палубу,
вентиляция не работает.

1.13. Головной корабль с расстояния 100 метров делает сигнал "О"
ратьером. "Муавенет" отвечает тоже "О". Корабль повторяет, "Муавенет"
тоже. Ревуном даю сигнал о выпуске торпед.

1.15. Корабль запрашивает в третий раз. В тот же момент стреляем из
носового аппарата, вскоре после этого — из среднего и кормового.
Три отчетливых сильных взрыва, следы торпед идут к мостику, задней
кромке трубы и кормовой части.

Корабль после первого же попадания ложится на правый борт, окутанный
облаками густого черного дыма, у грот-мачты вырывается красное пламя.
Неслышно криков. На концевом корабле тоже все тихо.

После второго выстрела поворачиваю круто к берегу, имея руль "лево на
борт" и дав полный ход, чтобы укрыться от обнаружения и избежать
неизвестных минных заграждений против бухты Домус-Дерези.
Неприятельские эсминцы нас не заметили.
За кормой, на месте происшествия, свет прожекторов многочисленных
кораблей.

2.00. Пришел в бухту Зуандере. Держась на месте, сообщил береговым
батареям об удавшейся атаке.

Радио командующему флотом:
"Английский линейный корабль потоплен торпедами в бухте Морто.

Фирле"


Ввиду того, что "Муавенет" до сих пор не был замечен неприятелем, я
решил оставаться в бухте Зуандере, перед минными награждениями.

3.30. Справа замечены неприятельские эсминцы на азиатской стороне,
напротив бухты Кефез. Форты Дарданос и Интеле открывают огонь. Желая
во что бы то ни стало скрыть от неприятеля направление фарватера,
которым "Муавенет" пользуется для прохода минных заграждений, и
стремясь по возможности оставить противника в неведении относительно
способов атаки, я решил пройти район минных заграждений до бухты
Авуала, в которой мог стоять совершенно незамеченным неприятелем.
Кроме того, тем самым я давал возможность фортам европейского берега
стрелять.

3.50. Стал на якорь в бухте Авуала. 4.45. Снялся с якоря, прошел последнюю
часть минных заграждений.

5.00. Стал на якорь у Чанака.

10.15. "Муавенет" получает радио от Сушона:
"Хорошо сделано"
.



"Муавенет" в Чанаке.

В ходе этой атаки был потоплен британский броненосец "Голиаф", на котором погибли
командир (капитан 1 ранга Т.Л. Шелфорд) и 570 человек команды. После этого корабли
союзников уже не рисковали становиться на якорь в проливе.


ЭББ "Голиаф"


Во второй половине мая перед Дарданеллами появились и германские подводные лодки.
Несколько малых лодок серии UB были доставлены по железной дороге в австрийский
порт Пола, откуда перешли к Дарданеллам. Однако они успехов не добились.
Гораздо больший успех имели действия прорвавшейся через Гибралтарский пролив большой подводной лодки U-21 капитан-лейтенанта Херзинга.


Отто Херзинг, второй справа.


Его U-21

Однако трабблы англичан начались еще до прибытия U-21. 23 мая броненосец
"Альбион" сел на мель возле Габа-Тепе. Вот что рассказывает об этом один из офицеров
"Канопуса":
"Так получилось, что "Альбион" сел на мель недалеко от вражеских позиций. "Канопус" пошел ему на помощь. Мы вытравили 165-мм трос и сумели подать его на борт "Альбиона", после чего приготовились к буксировке. Тем временем была отправлена радиограмма адмиралу на "Лорд Нельсон", и он пошел нам на помощь. В 6 утра турки открыли огонь
по нам и "Альбиону". Немного позднее они подвезли новые орудия и открыли просто бешеную стрельбу, снаряды так и свистели у нас над головой. "Лорд Нельсон" подошел около 7 утра, и после этого дела стали налаживаться. "Альбион", "Лорд Нельсон" и "Канопус" открыли огонь по турецким позициям из 305-мм и 152-мм орудий. В 10.30 мы сумели
сдвинуть "Альбион" с места. В 10.45 он сошел с мели, и мы вышли из-под
обстрела, хотя не так быстро, как хотелось бы. "Альбион" получил 40
попаданий, на нем были убиты 2 человека и ранены 9. Каким-то чудом
"Канопус" попаданий не получил, хотя снаряды сыпались вокруг нас
градом".


24 мая Херзинг заметил крейсер "Аскольд". Лодка спешно погрузилась. Херзинг мог
атаковать крейсер, однако он решил не выдавать преждевременно своего присутствия. 25

мая она вышла к Дарданеллам. В это время у мыса Хелес стоял на якоре броненосец
"Свифтшур", флагманский корабль контр-адмирала Никольсона, который теперь
командовал отрядом поддержки. Тут же стоял "Агамемнон", который собирался войти в
пролив и помочь французским кораблям, обстреливающим гаубичные батареи на
азиатском берегу. "Трайэмф" медленно крейсировал в районе Габа-Тепе с
поставленными противоторпедными сетями. У северного фланга позиций АНЗАКа
находился "Канопус".

Херзинг говорит, что в 6.30 попытался атаковать корабли, стоящие возле мыса Хеллес. Но
атака сорвалась, так как море было слишком тихим, и перископ лодки был сразу
обнаружен. Некое госпитальное судно якобы попыталось таранить ее. По английским данным, лодка была замечена траулером "Минору", который свистком (других средств связи этот "военный" корабль не имел!) подал сигнал. Эсминец "Харпи", услышав сигнал, поднял тревогу и начал атаку лодки.

Вскоре между "Свифтшуром" и "Агамемноном" снова был замечен перископ. "Свифшур"
открыл огонь, и лодка скрылась. Херзинг собирался атаковать броненосец, но не сумел.

Зато он выпустил торпеду в только что пришедший из Мудроса броненосец "Виндженс".
Быстро положив руля, броненосец увернулся от торпеды. Эсминцы и тральщики
попытались атаковать лодку, но тоже не преуспели. Херзинг решил атаковать корабли,
стоящие у Габа-Тепе, надеясь, что там он встретит меньше помех.

"Трайэмф" (капитан 1 ранга М.С. Фицморис) находился в 6 милях юго-западнее Габа-Тепе. Англичане утверждают, что броненосец имел ход, но по мнению Херзинга он стоял
на месте. Вокруг него 15-узловым ходом крутился эсминец "Челмер". Его присутствие
никаких трудностей командиру лодки не создало. Противоторпедные сети на броненосце
были поставлены, водонепроницаемые двери задраены, прислуга мелкой артиллерии
находилась при орудиях. Англичане, вероятно, полагали, что броненосцу ничто не
угрожает.
Но в 12.23 с дистанции 1,5 кабельтова U-21 выпустила из носового аппарата торпеду с ножами для прорезания сетей. Вскоре экипаж лодки услышал звонкий металлический удар, а потом раскатистый взрыв. Лодка отошла, опасаясь контратаки миноносца. Но "Челмер" снова никак себя не проявил.

В 15.20 командир рискнул поднять перископ, чтобы осмотреться. Ни одного корабля не
было видно.

Если Херзингу не удалось пронаблюдать за результатами своей атаки, то из турецких
окопов это видели прекрасно.

"Как раз этот корабль в последние дни особенно часто обстреливал 190-мм
и легкой артиллерией Майдос, Килию, Маль-Тепе и турецкие позиции и
батареи. Он производил обстрел почти по расписанию: утром, в полдень и
вечером. Около полудня я услышал глухой звук. В окопах — большое
волнение. Эсминцы, рыболовные пароходы, корабельные шлюпки спешат на
помощь, в то время как все большие корабли уходят самым полным ходом.
"Трайэмф" сделал еще несколько выстрелов на север, где, по-видимому,
находилась подводная лодка, а также 1 выстрел на юг. Снаряд попал в
пароход. На броненосце поднялась суета, я слышал звуки горна, громкие
голоса, команды, спускались шлюпки, какие-то предметы выбрасывались за
борт. Через несколько минут корабль накренился на борт, скоро мачты и
трубы легли на воду, шесты сетевых заграждений торчали вверх. Имея ход
вперед, корабль опрокинулся и лег килем вверх. Дикая суматоха —
эсминцы, пароходы, шлюпки, люди в воде, а посередине — красное тело
умирающего гиганта. Корабль опрокинулся через 12 минут после взрыва.
Через 21 минуту его корма поднялась высоко вверх, и корабль погрузился
носом в глубину, оставив целое кладбище обломков. В окопах началось
громкое ликование и крики "ура". Стрельба прекратилась, друг и враг
смотрели на воду, переживая незабываемые минуты"
.

Торпеда прорвала сети и попала в самый центр корпуса. Удар заставил броненосец буквально подпрыгнуть. Когда облако брызг рассеялось, "Трайэмф" уже имел крен 10°. Вскоре он перевернулся и затонул. Погибли 3 офицера и 75 матросов, так как поблизости находилось множество малых судов, которые сразу начали спасательные работы. Особенно тяжелым ударом гибель броненосца стала для австралийцев, которые считали его своим близким другом.

День 26 мая прошел спокойно. Французский броненосец "Жоригиберри" у самого входа в
пролив встретил подводную лодку, успешно уклонился от торпеды и едва не таранил
противника. Это очень странно, потому что 26 мая Херзинг был довольно далеко от этого
места. Скорее всего, можно говорить об обычной панике.

Зато 27 мая к немцам пришел новый успех. Было ясно, что задачей немецких подводных
лодок является уничтожение броненосцев, огонь которых более всего мешал действиям
турецких войск. Поэтому союзники решили обезопасить свою главную ударную силу.
Броненосцы получили приказ отстаиваться среди транспортов. Поэтому "Маджестик"
(капитан 1 ранга Х.Ф.Г. Талбот) бросил якорь среди транспортов, выгружающих припасы
для войск на южном плацдарме. Место стоянки было выбрано как можно ближе к берегу,
однако с таким расчетом, чтобы держать под обстрелом турецкие позиции. За линией
транспортов держались дозорные эсминцы, а у входа в пролив — тральщики. Казалось,
что приняты все меры предосторожности. Однако следует учитывать, что ни
гидролокаторов, ни даже гидрофонов в то время не существовало. Поэтому, если
наблюдатели не замечали перископ, командир подводной лодки мог не особо волноваться. И в 6.45 на левом траверзе броненосца перископ был замечен. Но это значило, что лодка уже готова произвести торпедный залп.

Вот как описывает свою атаку сам Херзинг:
"5.15. Маневрирую для выхода в атаку сначала курсом W, потом курсом О.
Условия для незаметного наблюдения слегка лучше, чем 25 мая (волнение 1
— 2 балла).
6.38 — выпустил торпеду из носового аппарата между 2 пароходами с
дистанции 600–700 метров, угол встречи торпеды с целью 120°. Слышен
взрыв. После выстрела подводная лодка несколько погружается.
Находящиеся поблизости эсминцы приближаются к подводной лодке и
несколько раз проходят над ней. Погружаемся на 20 метров. 7.15 — идем на
глубину 10 метров. Между двумя пароходами над водой виден корпус
опрокинувшегося корабля. Вокруг много кораблей: 8 — 10 эсминцев и
несколько рыболовных пароходов систематически обыскивают водный
район между Имбросом и Галлиполли. Чтобы не показать, куда отходит
лодка для зарядки аккумуляторов, продолжаем идти на глубине 20 метров".


Как только перископ был замечен, броненосец открыл огонь, хотя это было бесполезно.
Торпеда проскочила между транспортами и попала в броненосец. Англичане утверждают,
что лодка выпустила еще одну торпеду, которая также попала в цель. Херзинг об этом не
говорит ничего.
Но, так или иначе, через 7 минут "Маджестик" перевернулся. Спаслась почти вся команда, погибли около 40 человек, которые запутались в противоторпедных сетях. Из-за малой глубины мачты корабля уперлись в дно, и он не затонул. После этой успешной атаки Адмиралтейство спешно отозвало "Куин Элизабет" из Дарданелл.

Но самое главное в том, что прекратилась доставка снабжения на плацдармы с помощью транспортов, теперь для этой цели использовались только малые корабли. Для артиллерийской поддержки войск англичане теперь старались использовать только крейсера и присланные из Англии мониторы с противоторпедными булями.

23 мая Италия вступила в войну на стороне Антанты, однако это никак не изменило
ситуацию в Дарданеллах. Чтобы вырваться из тупика, Гамильтон решил высадить еще
один десант и окружить корпус Эссад-паши, который блокировал плацдармы. Высадку
решили провести в бухте Сувла.

Планировались также отвлекающие десанты. Кроме того, одновременно намечалось наступление АНЗАКа, чтобы соединиться с высаженным десантом. Это была чисто английская операция. Французы в ней не только не участвовали, но сначала даже не подозревали о подготовке новой высадки.

Операция началась наступлением с южного плацдарма в направлении все той же горы
Ачи-Баба. Несмотря на поддержку корабельной артиллерии, наступление сразу же захлебнулось, и англичане не продвинулись ни на шаг. Утром 7 августа начал наступление
австралийский корпус генерала Бердвуда, который получил подкрепления.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 29 дек 2017, 18:11

Австралийцы добились крайне скромных успехов... правда, кроме левого фланга, который и должен был оединиться с десантом в бухте Сувла. 8 августа Бердвуд захватил командные высоты, с которых были видны Дарданеллы, Нагара и азиатский берег. Положение турок
осложнилось, в Константинополе среди мирняка началась паника. Но турки подтянули подкрепления и уже 9 августа отбросили АНЗАК на исходные рубежи.

Теперьз английское командование решило рискнуть и высадить десант ночью. 7 августа в 1.30 были высажены 2 пехотные бригады. Несмотря на путаницу и замешательство, высадка прошла благополучно, потому что турки были расслаблены и ночью высадки не ожидали. Утром англичане высадили подкрепления, но развить успех не сумели, так как турки быстро пришли в себя.

Совершенно неожиданно британские солдаты начали страдать от нехватки воды. Командование решило, что воду войска будут брать на берегу в деревнях, и не позаботилось о доставке емкостей с водой, как это было сделано 25 апреля. Приводя в порядок войска и тылы, англичане потеряли еще ДВОЕ суток, что для десантной операции не просто смерти подобно, но по сти является залогом неуспеха операции. Генерал Гамильтон пишет:

"8 августа Стопфорд, командир 9-го корпуса, торопил своих дивизионных
командиров, иначе все преимущества неожиданной высадки будут
потеряны. Но командиры дивизий считали, что они не в состоянии
двигаться. Они говорили, что люди изнурены трудностями, перенесенными
в ночь с 6 на 7 августа, и боем 7 августа. К этому прибавился еще недостаток
воды. Наконец, имелось только 3 батареи, из которых 2 горные. Стопфорд
доказывал, что при отсутствии достаточной поддержки сухопутной
артиллерии можно было рассчитывать на со действие корабельной
артиллерии, но возражения командиров дивизий были сильнее, чем
приказание командира корпуса".


О как!!! Воинская дисциплина по-английски! :mrgreen:
Гамильтон снял Стопфорда, однако время было потеряно, войска втянулись в позиционные бои еще на одном участке. Этот бой окончательно решил исход Дарданелльской операции.

Теоретически англичане могли добиться успеха, но добились лишь того, что на краю своей вренной Ойкумены связали целую армию в составе 15-ти английских, французских, австралийских, новозеландских и индийских дивизий. При всем том, что в Европе шла война своим чередом.

Флот на сей раз ограничился посылкой группы крейсеров (в основном старых типов —"Хок", "Кресси", "Минерва") и мониторов, а также малых кораблей.
21 августа англичане начали новое наступление. Флот наконец рискнул перебросить для
поддержки наступления броненосец "Венерэбл". Густой утренний туман сделал
невозможной артиллерийскую поддержку, и все-таки австралийцы сумели прорваться к
Сувле и сомкнули фронт, но не более того.
Тактическое положение десанта улучшилось. Ни оперативная, ни тем более стратегическая задача осталась нерешенной.

Все лето потери росли по возрастающей: позиционная война есть позиционная война. Были ранены, между прочим, будущий премьер-министр Клемент Эттли и будущий фельдмаршал лорд Слим. Стало ясно, что британским войскам не удастся сломить жесткое сопротивление турок , хотя их потери по английским источникам были гораздо больше.


Согласившись, что союзники потерпели одно из самых кровопролитных поражений в войне, Военный Совет уступил давлению французов, намеревавшихся начать новую кампанию в Салониках. Осенью 1915 года в войну вступила Болгария, и в начале октября
союзники начали высадку армии генерала Саррайля в Салониках. Кроме того, им
пришлось обеспечивать эвакуацию сербской армии. 15 октября генерал Гамильтон был
заменен генералом Монро.

В декабре британский флот оказал армии последнюю услугу — вывез все войска с
плацдармов на полуострове Галлиполли. Первой намечалась эвакуация участка АНЗАК —
Сувла. Сначала до 10 декабря были вывезены все войска, без которых можно было
обойтись в ходе зимней кампании, если бы таковая состоялась.
Затем в течение 8 ночей были вывезены 44000 человек, 3000 лошадей и 130 орудий. А в ночь 18–19 декабря были эвакуированы последние войска из бухт Сувла и с участка АНЗАК. ак что сдается мне, англичане уже тогда репетировали свой Дюнкерк.
Всего с 10 по 19 декабря флот вывез 83000 солдат, 196 арт.орудий, 1700 повозок и 4700 лошадей и мулов. В последний раз поработали старые броненосцы типа "Маджестик", превращенные в блокшивы. "Марс" и "Магнифишент" хорошо поработали в эти дни. И все-таки 34 орудия и некоторое количество снаряжения и припасов было брошено.

После этого началась эвакуация войск с южной части полуострова. Первая фаза прошла
спокойно, и 29 декабря началась вторая. Посадка проводилась на участках V и W. В
первую очередь эвакуировались наимение устойчивые к воздействию противника французы. 7 января турки провели не слишком сильную атаку, которая была отбита огнем корабельной артиллерии.
8 января в 17.00 английские корабли начали сильнейший обстрел турецких позиций и батарей. Войска начали отход к пунктам посадки на корабли. К 23.00 Дарданелльская операция завершилась....

При съемке с якоря в броненосец "Принс Георг" попала торпеда, выпущенная, судя по всему, с подводной лодки. Однако она нет взорвалась. На берегу остались 15 орудий. Последним покинул берег эсминец "Коли".

Потерь при эвакуации не было совершенно. Англичане пытались поначалу даже приписать себе какую-то "стратегическую победу" Но, как скажет сорок лет спустя сам вдохновитель этой операции сэр Уинстон Черчилль примерно по такому же поводу:
"Эвакуациями войны не выигрывают"
. Генерал Лиман фон Сандерс с горечью заметил:
"Несмотря на всю нашу бдительность, неприятель произвел эвакуацию вполне успешно"
. Однако в ходе боев
англичане потеряли 119800 человек, французы — 26500 человек. Потери турок тоже оказались сопоставимы — около 186000 человек.

Дело закончилось рождественской сказочкой про Красную Шапочку для самых маленьких. Англичане оставили небольшую эскадру на близлежащих островах для наблюдения за
проливами, и в этом районе воцарилось сонное спокойствие, которое было нарушено
только полтора года спустя прорывом "Гёбена" и "Бреслау"…
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение гришу » 30 дек 2017, 06:22

Ни чё про НИХ - не знаю!



Везде одно и тоже, внятного и толкового = НЕТ! Одни и теже слова и перепечатка оно го!
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 13191
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение гришу » 30 дек 2017, 06:37

Вот что то внятное.. И у меня на этом и всё.
Нашли в Латвии снаряд калибром 381 мм. Вроде такие были только у монитора "Эребус". Где можно прочитать что монитор делал на Балтике и как его снаряд залетел в Латвию...
http://tsushima.su/forums/viewtopic.php?id=8732
"Эребус" на Балтике:
Широкорад А.Б. Северные войны России. — М.: ACT; Мн.: Харвест, 2001. (http://militera.lib.ru/h/shirokorad1/index.html):

"... 11 октября войска Юденича начали наступление на Петроград. 17 октября они взяли Гатчину, через три дня — Детское (Царское) Село и Павловск. Однако 21 октября Красная Армия перешла в контрнаступление. К 1 декабря Северо-западная белогвардейская армия была окончательно разбита, уцелевшие части отступили за реку Нарову [536] в Эстонию, где 5 декабря 1919 года были интернированы. Детали этой операции хорошо описаны советскими авторами и выходят за рамки нашей работы. Отметим лишь прибытие из Англии в Финский залив монитора "Эребус" (водоизмещение 8128 тонн; вооружение: две 381-мм, восемь 100-мм и две 76-мм пушки).

27 ноября этот монитор вместе с другими кораблями обстреливал позиции красных. Английские корабли находились в тумане и не подвергались обстрелу. Зато, когда 30 октября "Эребус" обстреливал Красную Горку, то 305-мм снаряды батареи начали ложиться рядом с монитором. Выпустив тридцать снарядов, "Эребус" был вынужден уйти. Стрельба форта корректировалась с гидросамолетов. ..."

Вот еще источник, хотя и спорный (http://samlib.ru/t/tonina_o_i/ledocol_300.shtml):

"... 10 октября 1919 года войска генерала Юденича начали наступление на Петроград. 16 октября им удалось взять Красное Село. Дальнейшее продвижение на Петроград было остановлено огнем фортов "Красная Горка" и Серая Лошадь". 21 октября 1919 года 7-я армия большевиков перешла в контрнаступление. Находившаяся в том районе британская эскадра, состоящая из легких крейсеров и эсминцев, не могла поддержать белых, находясь под прицелом тяжелых 12-дюймовых орудий большевистских фортов. Для того чтобы подавить сопротивление большевиков, командующий британской эскадры вызвал из Бьеркэ монитор "Эребус", который 27 октября в 3 часа 30 минут начал обстрел Красной Горки. За время двухчасовой бомбардировки, монитор выпустил 20 снарядов калибра 381 мм, но не добился ни одного прямого попадания в русские орудия, несмотря на то, что его огонь корректировался с самолета. Ответный огонь большевиков, как ни покажется странным (огонь вели революционные матросы с полностью расшатанной дисциплиной), был более точным, хотя прямых попаданий они тоже не добились.

30 октября 1919 года, "Эребус" снова обстреливал форты, выпустив более 30 снарядов калибра 381 мм, и снова безрезультатно. Поскольку армия Юденича потерпела поражение, и стала отступать, британская эскадра прекратила действия против большевистских фортов.

После окончания боевых действий и установления дипломатических отношений с Советским Союзом, британское командование, через своего агента, большевистского министра иностранных дел Меера Геноха Моисеевича Валлаха*, получило доступ к военным документам, описывающим результаты действий огня монитора "Эребус". В результате их изучения были сделаны следующие выводы:

-- Мощности 15-дюймовых снарядов не хватает для разрушения большевистских укреплений, и необходимы артиллерийские системы более крупного калибра.
-- Для гарантированного уничтожения одного форта необходимо выпустить от 60 до 70 снарядов калибром 16 дюймов.
-- Для пристрелки по английским кораблям, большевистским орудиям требуется 6 минут, после чего они переходят к стрельбе на поражение цели. То есть у английских кораблей есть всего 5 минут для уничтожения форта, прежде чем его ответный огонь достигнет цели. Следовательно для уничтожения одного форта необходим сосредоточенный огонь не менее пятнадцати 16-дюймовых орудий в течении 5 минут, за которые они сумеют выпустить по цели 75 снарядов. ..."
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 13191
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 30 дек 2017, 19:31

гришу писал(а):Ни чё про НИХ - не знаю!

А история этих корабликов, Сереж, весьма и весьма любопытна.

При этом мониторы типа "Хамьер" и мониторы" линейки "Эребус" - разные корабли.
Вообще-то их появлению как класса прибрежных бронированных артиллерийских кораблей способствовала не просто ПМВ, а ее позиционные тупики.
Хотя по своей сути ничего нового в этих кораблях нет. Это - те же самые канонерские лодки, только с расположением артиллерии ГК, сопоставимой с артиллерии ГК наиболее мощных по тем временам кораблей. И не просто с теми же клистирами, но размещенными именно во вращающихся бронебашнях "линкорного типа", что и позволило их классифицировать не просто как канлодки (КН) но именно как "мониторы".
Да и причина их постройки оказалась в общем-то банальнгой и простой, решением вставшей текущей тактической задачи.
После того как в августе 1914 года наступление гансов на Париж сначала забуксовало, а потом захлебнулось, ударные клинья группировок немцев повернули на север и в октябре вышли на Фландрское побережье Бельгии.
16 октября маршал Жоффр попросил англичан оказать с моря поддержку бельгийским войскам, державшим оборону на левом фланге Ипрского фронта союзников. И тут приключился забавнейший конфуз: оказалось, что в составе британского флота, считавшегося сильнейшим в мире, нет кораблей, способных действовать против побережья с мелководными преградами мореплаванию.
То есть - ни устаревший эскадренный броненосец не подгонишь, ни тем более корабли дредноутного типа, ни даже тяжелые броненосные крейсера. А от калибров в пять-шесть дюймов при таких задачах толку...
Поэтому единственно дельное и разумное, что смогло сделать Адмиралтейство, - это конфисковать три "легких монитора", построенных для Бразилии, и два корабля береговой обороны, предназначавшихся Норвегии.


Головной "Хамбер".
Длина 81,3 м
Ширина 14,9 м
Осадка 1,7 м
Бронирование: Пояс — 40—75 мм,
барбет башни — 90 мм,
сама башня — 102 мм
ГСЭУ: Две паровых машины тройного расширения в 1450 и.л.с. (примерно 1200 э.л.с)
Парадный ход - 9,5 узлов
Дальность 1650 морских миль (на 8-ми узлах экономического хода)

Артиллерия 2 × 152-мм Mk XIV/XV
2 × 119-мм гаубицы
4 × 3-фунтовые пушки
Зенитная артиллерия 40-мм 3-фунтовая пушка и 6 пулемётов "Виккерс" 7.7 мм


Первые три - мониторы линейки "Хамбер" ("Мерсей" и "Северн") картинки которых ты привел выше - водоизмещением в среднем около 1300 т. составили ядро небольшой артиллерийской группы , которая прибыла 18 октября 1914 года к Фландрскому побережью и достаточно эффективно действовала.

Другие - "Глэттон" и "Горгона" - гораздо более крупные.


При водоизмещении 5700 т были снабжены двумя машинами тройного расширения суммарной мощностью 4000 э. л. с. и развивали ход до 13 узлов. Их вооружение состояло из двух 234-мм и шести 152-мм орудий, двух 76-мм ЗН и пушек более мелкого калибра. Корпуса защищала 51-мм броневая палуба.

Касаемо "Хамберов", то эти коробочки были заказаны Бразилией как тип "Жавари". Бразильцы планировали использовать мониторы на Амазонке и её притоках. На верфях "Виккерс Лимитед" (Ньюкасл-апон-Тайн) все три корабля были построены и в 1913 году спущены на воду для достройки.
Впрочем, бразильское правительство уже сразу после спуска кораблей уведомило строителя о том, что для покупки кораблей бабла попросту нету. Компания попыталась найти покупателя для кораблей, но в дело вмешалось правительство Великобритании: оно приобрело все три корабля за 155 тысяч фунтов стерлингов каждый. Сделано это было для того, чтобы предотвратить передачу кораблей во флот Германии (якобы нейтральные страны могли купить мониторы и затем перепродать их немцам, которым такой тип боевого корабля при их доктрине "Флот-в-угрозе" (Флит оф беийн) и на хрен были не нужны).
Хамберы состояли в Дуврской эскадре мониторов пкркд началом ПМВ. В пограничных сражениях 1914 года состоялось боевое крещение кораблей: под командованием контр-адмирала Хораса Худа они обстреливали немецкие батареи. "Мерси" и "Северн" были вооружены одноствольными АУ Mk VII их арсеналов флота, которые унифицированы с ЭББ типа броненосца "Монтегью".



А у "Хамбера" была башенная артустановка, снятая с выведенных из эксплуатации ЭББ этого же типа.
В начале 1915 года «Мерси» и «Северн» направились в Германскую Восточную Африку, где в дельте реки Руфиджи потопили занменитый немецкий БрпКр «Кёнигсберг» с дальней дистанции при поддержке самолётов-разведчиков, я собираюсь описать это подробнее и немного ниже. До конца ПМВ они продолжали нести службу: "Северн" остался в Восточной Африке и продолжал обстреливать немецкие позиции там, а "Хамбер" и "Мерси" участвовали в прибрежной бомбардировке Бельгии. После войны в 1920 и 1921 годах Мерси и Северн были пущены на иголки, а "Хамбер" был перестроен в плавкран.



"Эребусы" прослужили намного дольше, первый был потоплен немецкой авиацией у берегов Ливии в 1941 году, второй пошел на слом только в 1946-м году. Надо сказать, что не смотря на внешнюю неказистость и скоропалительность проекта - очень удачные получились коробочки.
В целом, несмотря на ряд недостатков, мониторы типа "Эребус" считаются одними из наиболее мощных (если не самыми) кораблей не просто в Королевском флоте времён ПМВ и ВМВ, но кораблей именно своего класса.
Они отличались хорошей для кораблей своего класса мореходностью и были способны свободно маневрировать при действиях у берега — другим мониторам во время приливно-отливных течений и сильных ветров близ побережья обычно приходилось становиться на якорь, чтобы их не снесло на берег. Мощное артиллерийское вооружение кораблей в сочетании с большой дальностью стрельбы орудий главного калибра и неприхотливой и надежной СУО делали их достаточно эффективными против позиционных неподвижных береговых целей.

Хорошо проявила себя система подводной защиты корпуса. "Эребус", атакованный немецким радиоуправляемым катером, выдержал подводный взрыв 230-килограммового заряда ТНТ, но получил лишь среднее повреждение и самостоятельно вернулся в базу.
"Террор", получивший сразу три торпедных попадания (из которых два — за пределами системы булей), не только не затонул, но даже не потерял ход и способность к маневрированию. А это при такой осадке и размерениях, при таком водоизмещении - ДОРОГОГО СТОИТ. Впрочем - вот снимок его подводной части с булями.




"Террор" в конце тридцатых.


"Эребус в ходе Второй Мировой.
Как говорят сами бритты, в завершающей фазе ВМВ
"Эребус" исключительно активно и с высокой эффективностью действовал при поддержке англо-американских войск в Италии и Франции.
Тот же Омар Брэдли с теплотой вспоминает этот корабль, хотя его "Воспоминания солдата" не грешат детализированными восторгами по поводу англичан. Брэдли, как и Паттон был "англофоб", если такое применительно к американцу :mrgreen:


Касаемо действий англичан на Балтике, в том числе использования ими мониторов - в общем, твои ссылки, Сёрега, достаточно объективны и полны.
Остаётся добавить пару слов:
10 октября 1919 года войска генерала Юденича начали наступление на Петроград. 16 октября им удалось взять Красное Село. Дальнейшее продвижение на Петроград было остановлено огнем фортов "Красная Горка" и Серая Лошадь". 21 октября 1919 года 7-я армия большевиков перешла в контрнаступление. Находившаяся в том районе британская эскадра, состоящая из легких крейсеров и эсминцев, не могла поддержать белых, находясь под прицелом тяжелых 12-дюймовых орудий большевистских фортов. Для того чтобы подавить сопротивление большевиков, командующий британской эскадры вызвал из Бьеркэ монитор "Эребус", который 27 октября в 3 часа 30 минут начал обстрел Красной Горки. За время двухчасовой бомбардировки, монитор выпустил 20 снарядов калибра 381 мм, но не добился ни одного прямого попадания, несмотря на то, что его огонь корректировался с самолета. Ответный огонь был более точным, хотя прямых попаданий они тоже не добились, но накрытия вынудили монитор к молчанию и отходу с позиции ДДО.

30 октября 1919 года, "Эребус" снова обстреливал форты, выпустив более 30 снарядов калибра 381 мм, и снова безрезультатно. Поскольку армия Юденича потерпела поражение, и стала отступать, британская эскадра прекратила действия против фортов.

После окончания боевых действий и установления дипломатических отношений с Советским Союзом, британское командование, через своего агента, министра иностранных дел, получило доступ к военным документам, описывающим результаты действий огня монитора "Эребус". В результате их изучения были сделаны следующие выводы:

-- Мощности 15-дюймовых снарядов не хватает для разрушения большевистских укреплений, и необходимы артиллерийские системы более крупного калибра.
-- Для гарантированного уничтожения одного форта необходимо выпустить от 60 до 70 снарядов калибром 16 дюймов.
-- Для пристрелки по английским кораблям, большевистским орудиям требуется 6 минут, после чего они переходят к стрельбе на поражение цели. То есть у английских кораблей есть всего 5 минут для уничтожения форта, прежде чем его ответный огонь достигнет цели. Следовательно для уничтожения одного форта необходим сосредоточенный огонь не менее пятнадцати 16-дюймовых орудий в течении 5 минут, за которые они сумеют выпустить по цели 75 снарядов. ..."
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Пред.След.

Вернуться в Военно-морской флот

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron