Флоты государств в Первой Мировой.

Форум о военно-морском флоте

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение alexbir » 19 дек 2017, 06:08

EvMitkov писал(а):...Судьба Михаила Александровича Китицына сложилась непросто...
Но послевоенная его судьба сложна... В Японии Китицын был списан с «Орла» приказом нового командующего отрядом и мотивировкой "за подрывную деятельность". В начале 1919 года Китицын во Владивостоке по собственной инициативе создаёт Морскую роту (на базе открытого Морского училища) из бывших гардемарин и новых кадетов. Отряд принял участие в неудачном десанте в районе села Владимиро-Александровское; во время высадки были смертельно ранены заместитель и ординарец Китицына, а сам начальник роты едва избежал гибели. После падения власти адмирала Колчака Морское училище эвакуировали на вспомогательном крейсере «Орёл» и посыльном судне «Якут». В Сингапуре 11 апреля 1920 года был произведён первый выпуск 119 человек в корабельные гардемарины.
По приходе в Средиземное море «Орёл» был передан Добровольному флоту в Дубровнике, а Китицын на «Якуте» совершил в 1920 году переход в Севастополь, куда прибыл 27 октября 1920 года. Уже 10 ноября последовал приказ об оставлении Крыма в виду безнадёжности обороны. Командир и экипаж «Якута» приняли деятельное участие в эвакуации белых частей из Севастополя, откуда корабль совершил самостоятельный переход в Бизерту. В 1921—1922 годах Китицын служил там в Морском корпусе. В 1922 году, оставив службу, переехал в Нью-Йорк...
В последние годы жил с женой во Флориде в городке Маунт Дора. Скончался в 1960 году в штате Флорида....
Лично мне такие поступки непонятны в принципе...

Ну он же за белых повоевал два года. Возвращаться ему было уже некуда. Начал новую жизнь в другом совершенно мире, в другой роли, с чистого листа. Против бывшей Родины не воевал. Забавно получилось со списанием с должности в начале 18го, "за подрывную деятельность". С учётом последующих двух лет вполне активной службы у белых.
Кто первый поймёт, почему от бойца до бойца в цепи в наступлении, и до ближайшей брони должно быть не меньше 15 шагов - тот в итоге в Украинской войне и победит. (Александр Украинский, "Наука убеждать", ч. 1я.)
Аватара пользователя
alexbir
 
Сообщения: 5770
Зарегистрирован: 13 июн 2014, 00:59

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 19 дек 2017, 19:33

alexbir писал(а):Против бывшей Родины не воевал.

ДА.Именно ТАКЪ.
Хотя я бы все эж поправил тебя, СавнСаныч, поправил бы в свете нашего нынешнего разговора в "ВАДе".
Не против "бывшей Родины", Родина бывшей не бывает, а против той государственной системы, которую построила его страна, моральный разрыв с которой он произвел, но Ролдину все ж таки не предал.
Потому и говорю о Китицыне с уважением.
Против внешнего врага в Первую Мировую дрался храбро, по командирски смело, талантливо и отчаянно. Госпожа Удача таких людей уважает, а Фрау Смерть от таких шарахается.
В Гражданскую... это уже вопрос убеждений, личного и прочего, то есть того самого, о яем я говорил сегодня в "ВАДе".
Но принцип "Против большевиков - хоть с чертом!" считал неприемлимым, особенно тогда, когда Россия снова после Нражданской стала империей. Свое место найти в ней не мог, да и не пытался, наверное. Но и с внешним врагом дела не имел не под каким предлогом. Сложно понять русскому офицеру, вне зависимости от его политических убеждений, как это вообще возможно: по типу тех же Власова или прочих, еще "царского разлива", сотрудничать в внешним врагом ради ЛЮБЫХ своих идеалов и ЛЮБЫХ своих задач.
Трудно стать паулем-фридрихом. Хотя и таких было достаточно.

Но продолжу о действиях ЧФ в ПМВ.
Современные домыслы о неумении стрелять и о бездарности командования черноморцев я разобрал выше и полагаю - убедительно. Потому перейду к действиям ЧФ в 1914-м по выполнении остальных задач.
В конце 1914-го года начались активные операции русского флота по блокаде так называемого Угольного района, то есть района анатолийского побережья, где находились Зонгулдак, Козлу, Эрегли, Килимли и куда собирается на Новогодье наш Котяра.
Отсюда в Константинополь в основном морем, за неимением полноценных ЖД, доставляли уголь. Сам уголёк был плохого качества, так называемый "бурый турецкий", с достаточно низкой теплотворной способностью и высоким шклакообразованием, однако после начала войны Турция уже не могла рассчитывать на поставки кардифа, поэтому приходилось использовать "местные ресурсы".
Кроме того, эти угольные месторождения находились сравнительно недалеко от столицы.
Так как в Анатолии, как я уже только что отметил, практически не имелось ни железных, ни даже обычных дорог, доставить уголь в Константинополь можно было только морем.

Вопросы воздействия на экономику противника русские штабы не рассматривали, в ПМВ пожалуй, никакие штабы кроме Адмиралштаба Хохзеефлотте этими вопросами не пачкались, поэтому перед войной у Черноморского флота не было никаких планов операций против Угольного района.
Лишь обращение союзничков осенью 1914 года заставило русских обратить внимание на этот
достаточно уязвимый пункт. Англичане тогда готовили Дарданелльскую операцию и попросили командование ЧФ постараться прекратить подвоз угля в Константинополь.


П\п Зонгулдак в начале ХХ века

Директива ставки от 1 ноября 1914-го года дала начало целой серии разнообразных операций, продолжавшихся всю войну, причем операций активных, успешливых и эффективных.

Черноморский флот, в отличие от БФ, активно использовал все имеющиеся в его распоряжении средства. Были проведены пять серьезных бомбардировок Угольного района крупными кораблями, более 20 обстрелов эсминцами, 1 попытка закупорить пор брандерами, и даже несколько ноу-хавных по тем временам бомбардировок с воздуха, плюс
огромное количество рейдов эсминцев для уничтожения пароходов и парусников, участвующих в перевозках.


Артобстрел русскими кораблями п/п Зонгулдак.

Западные историки (особнно англичане) часто пишут, что
Полностью перерезать турецкие коммуникации русские не сумели. Дело в том, что все их действия носили спорадический характер, тогда как нужно было придать им организованный систематический характер.

Но англичане такой оценкой поросту пытаются прикрыть свою собсвенную убогость в Дарданельской и Галлиполийской операциях, беззубость своих же действий против судоходства Турции в Мраморном море.
Если сравнить действия ЧФ с действиями такого же толка тех же "Детоубийц адмирала Хиппера", которые не стоили ни спаленного топлива, ни выпушенных снярядов - или с действиями балтийцев, которые так и не сумели хотя бы создать угрозу судоходсту противника на Балтике, действия черноморцев являются блестящими.

Первый обстрел Зонгулдака стал и первой боевой с операцией Черноморского флота в ПМВ. В декабре Русский флот предпринял попытку заблокировать Зонгулдак, затопив на входе в порт несколько брандеров. Черноморцы на ТРИ ГОДА опередили сэра Роджера Кийза с его Зеебрюггской операцией. Правда, эта попытка Черноморского флота завершилась провалом, но таким же провалом завершилась операция и Кийза. Зеебрюгге даже на сутки не был заблокирован.

Но немного детальнее.
Достаточно быстро выяснилось, что все обстрелы Зонгулдака дают мало пользы по воздействию на суда, находяшиеся в самом порту, так как турецкие суда укрываются за высоким молом, который полностью прикрывает их от огня с моря. Тогда было решено закупорить гавань Зонгулдака.
Для этой цели были отобраны 4 наиболее изношенных парохода, имевшихся в распоряжении командования флота — "Олег", "Исток", "Атос" и "Эрна". И хотя к операции готовились так долго, что ее уже начали обсуждать даже на севастопольском базаре, турки об этой операции узнать не сумели.

20 декабря из Севастополя вышли броненосцы "Евстафий", "Иоанн Златоуст", "Пантелеймон", "Три Святителя", "Ростислав", крейсера "Кагул", "Память Меркурия", "Алмаз", 14 эсминцев и минные заградители "Ксения", "Константин", "Алексей" и "Георгий", на которых находилось 680 мин. Одновременно с закупоркой Зонгулдака предполагалось поставить минное заграждение на подходах к Босфору. То есть операция проводилась не "спорадически", а думато. И думато вполне разумно.

21 декабря около 16.00 примерно в 70 милях от входа в Босфор заградители отделились и
в сопровождении 3-го дивизиона эсминцев приступили к выполнению задачи. Уроки первой постановки были учтены, и заградители тщательно промеряли глубины.

Постановка началась в 21.40 и завершилась в 23.16.
За это время заградители поставили 585 мин. Отменная скорость и качество минной постановки, даже по сегодняшним временам. Так что все байки о том, что якобы при Эбергарде боевая подготовка на Черноморском флоте проводилась хреново - это от лукавого.
На следующий день в 8.00 заградители соединились со своими броненосцами. В 16.00 в тот же день 22 декабря они вместе опять отделились и самостоятельно пошли в базу, на Севастополь.

Брандеры вышли из Севастополя отдельно от главных сил флота под прикрытием только
крейсера "Алмаз" и миноносцев 6-го дивизиона "Стремительный", "Строгий",
"Свирепый" и "Сметливый".
История "Алмаза" по своему крайне любопытна и очень "в духе того времени"


"Алмаз" - крейсер 2-го ранга. Заложен на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге 12 сентября 1902 года. Строитель — корабельный инженер А. И. Моисеев. 2 июня 1903 года спущен на воду. Вступил в строй в ноябре 1903 года.

С началом Русско-японской войны переведён на Тихий океан. Участвовал в Цусимском сражении, единственный из крейсеров прорвался во Владивосток, куда пришел 29 мая 1905 года. Вахтенным офицером на «Алмазе» служил Н. П. Саблин.

Летом 1905 перевооружён во Владивостоке. 2 ноября 1905 года ушёл на Балтику. С 1906 года — посыльное судно, c 1908 — императорская яхта.

В 1911 году после ремонта на Франко-Русском заводе вошёл в состав Черноморского флота. В Первую мировую войну вооружен 7-ю 120-мм орудиями, использовался в качестве гидрокрейсера.



5 ноября 1914 года в качестве разведчика участвовал в бою у мыса Сарыч. 28 марта 1915 года участвовал в первой бомбардировке Босфора.

В январе 1918 года «Алмаз» принял участие в восстании Румчерода против власти Украинской Народной Рады и в установлении в Одессе советской власти.

Крейсер был героем одного из вариантов революционной частушки того времени — Яблочко, один из куплетов которой звучал в Одессе 1918 года так:
«Эх, яблочко,
Да куда котишься?
На „Алмаз“ попадёшь
— не воротишься»


Весной 1918 года «Алмаз», находясь в Севастополе, был захвачен немецкими войсками, затем перешёл к британским союзникам и передан ими Белому флоту.
В сентябре 1920 совместно с другими судами в сложных погодных условиях и при некотором противодействии грузинских властей была осуществлена эвакуация из Грузии интернированного там отряда казаков генерала Фостикова (командир «Алмаза» капитан 2-го ранга В. А. Григорков руководил операцией).

14 ноября 1920 года в составе Русской эскадры под флагом контр-адмирала Остелецкого ушёл в Бизерту, 29 декабря 1920 был интернирован там французскими властями. После установления дипломатических отношений между Францией и Советской Россией, 29 октября 1924 года был признан собственностью СССР и продан «Рудметаллторгом» на слом французской фирме.
В 1934 году разобран на металл.




23 декабря около 9.00 брандеры соединились с главными силами флота. В 14.30 по сигналу Эбергарда "следовать по назначению" отряд отделился и взял курс на Зонгулдак. Теперь его возглавлял броненосец "Ростислав". К отряду были добавлены корабли 4-го и 5-го дивизионов эсминцев.
План операции был разработан командиром крейсера "Алмаз" и утвержден начальником
отряда, то есть командиром "Ростислава". Он пишет:
"Ввиду неимения времени до ухода из Севастополя собрать всех
начальников, участвующих в операции, этот план в общих и главных чертах
был выработан мною с командиром крейсера "Алмаз", начальником отряда
пароходов и флаг-офицером оперативной части штаба Тумановым, который
должен был идти на 6-м дивизионе миноносцев, как хорошо знающий
Зонгулдак".

Сам план в законченном виде был передан на "Ростислав" 23 декабря уже в море. В общих чертах он выглядел так. При подходе к турецкому берегу 6-й дивизион отделяется и
идет вперед. С рассветом миноносцы обследуют район Зонгулдака, обращая особое
внимание на вражеские корабли, которые могут помешать закупорке. Миноносцы должны
были постараться их уничтожить, вернуться к отряду и доложить обстановку. На рассвете
"Ростислав" и "Алмаз" должны подавить береговые батареи и очистить порт от турецких
войск. Они должны двигаться за миноносцами, которые поставят тралы. После этого по
сигналу с "Ростислава" пароходы идут в гавань и затапливаются. Миноносцы снимают с
них команду, и весь отряд возвращается на соединение с флотом.

Но как говорил еще Наполеон-Банопарт "Любой план на войне существует только до первого выстрела" На старом и практически полонстью изношенном пароходе "Эрна" произошла авария в машине, и "Ростиславу" пришлось брать его на буксир. Скорость отряда снизилась до 5,5 узла. С наступлением темноты "Ростислав" потерял связь с отрядом. Считая, что пароходы отстали, 24 декабря в 3.00 командир броненосца временно повернул на запад, намереваясь через полчаса повернуть обратно на восток, чтобы встретиться с отставшими кораблями.

В это время волнение усилилось, и на "Эрне" вырвало буксирные кнехты. Одноако силами экипажа поломка в машине была исправлена, и пароход мог двигаться самостоятельно. В 3.30 "Ростислав" повернул на восток. Около 3.50 неожиданно на "Ростиславе" увидели справа
по борту луч прожектора. В этом луче показались силуэты "Олега" и следовавших за ним
миноносцев. Одновременно послышалась артиллерийская стрельба. Ничего не понимая,
начальник отряда запросил по радио "Алмаз", не крейсер ли ведет огонь. "Алмаз" должен был следовать за пароходами, но в темноте оторвался и шел далеко в стороне. В свою очередь крейсер запросил броненосец, не его ли стрельбу слышат на "Алмазе".

Одновременно была перехвачена вражеская радиопередача, причем радисты сразу четко
определили, что это работает "Бреслау" - немецкие "Телефункены" на немецких кораблях были по тем временам наиболее мощными РСТ, но и наиболее узнаваемыми, что часто подводило немцев.
Все попытки собрать отряд вместе до рассвета ничего не дали, ДжиПиЭс тогда не было, как не было и радаров. Лишь на рассвете был встречен "Олег", а потом "Исток" и "Эрна". "Атос" вообще пропал.
Позднее выяснилось, что на рассвете он налетел на "Бреслау", который немедленно обстрелял пароход. Командир "Атоса" лейтенант Четверухин отказался спускать флаг и подорвал судно, но вся команда — 2 офицера и 31 матрос — попала в плен.
Только от командира отряда пароходов капитана 2 ранга Евдокимова, находившегося на
"Олеге", командир "Ростислава" получил какое-то объяснение ночных событий.

После поворота' броненосца на запад "Олег" его потерял и продолжал следовать прежним курсом. Около 4.00 были замечены силуэты неизвестных кораблей.
Сначала подумали, что это "Ростислав", ведущий на буксире "Эрну", но потом вся команда "Олега" твердо решила, что видит 4 миноносца. Их приняли за корабли 6-го дивизиона, тем более, что на каждом были ясно видны 4 трубы. Миноносцы сблизились с "Олегом" и осветили его прожекторами. Евдокимов в рупор крикнул, что они освещают "Олег". В ответ послышался громкий смех и ответ по-русски:
"Прочли, что "Олег", получай!"
После этого миноносцы открыли огонь. Команда парохода поняла, что это турецкие эсминцы типа "Самсун" с добавочными фальшивыми трубами.


"Басра" - один из ЭМ типа "Самсун"

Дав несколько залпов, головной миноносец выпустил торпеду, от которой пароход уклонился. Потом турецкие эсминцы погасили прожектора и скрылись в темноте.

Сушон предположил, что русские в рождественские праздники попытаются провести какую-нибудь операцию, и вечером 23 декабря отправил легкий крейсер в море. "Гебен" и "Хамидие" в это время сопровождали войсковые транспорты в Трапезунд, а сам адмирал остался на берегу. Ночью "Бреслау" заметил корабль, идущий без огней, и осветил его прожектором. Это снова оказался "Олег". Крейсер обстрелял пароход, и немцы остались убеждены, что потопили его. Хотя на "Олеге" действительно возник пожар, и 4 человека команды погибли, пароход и не думал тонуть.
Вот вам еще одно "достоверное свидетельство успехов немецких моряков".
Командир "Бреслау" в Корабельном журнале отметил, что заметил силуэт двухтрубного военного корабля, поэтому немедленно отвернул на запад и дал полный ход.

Так или иначе, но но в результате русский отряд оказался полностью разбросанным. Лишь к 9.00 удалось собрать все корабли. В это время прибыл 6-й дивизион, и его командир "порадовал" сообщением, что из-за плохой видимости он вообще не нашел Зонгулдака. Несмотря на значительную потерю времени, начальник отряда все-таки решил продолжать операцию.
В 9.30 он приказал миноносцам 4-го и 5-го дивизионов поставить тралы, после чего "Ростислав" и "Алмаз" направились к берегу.
6-й дивизион снова выдвинулся вперед и подошел на расстояние всего 2 мили к
Зонгулдаку. Но тут миноносцы были обстреляны 4 тяжелыми батареями, о существовании которых русские ранее не подозревали. Миноносцы практически сразу отошли. Начальник отряда направил на помощь миноносцам "Алмаз", но тот вернулся назад, сообщив по радио на "Ростислав" о наличии 4 турецких батарей.

Начальник отряда с "Ростиславом" и "Алмазом" решил подавить батареи и приказал
брандерам приготовиться к прорыву. В 10.40 броненосец взял курс на Зонгулдак. В это
время на горизонте появились корабли Эбергарда. Только сейчас он узнал, что операция еще не выполнена, зато пропал один из брандеров.
Адмирал отправил на поиски "Атоса" один из миноносцев. Этот корабль сразу увидел на
севере большой дым и опознал "Бреслау". Но на броненосцах эскадры этот же дым
приписали "Гебену", который также находился в море.

В 11.00 Эбергард по радио приказал "Ростиславу" и "Алмазу" присоединиться к главным
силам, а пароходам — идти по назначению. После того, как "Ростислав" сообщил о еще двух новых батареях, операцию отменили. Так как, "Олег" уже был не в состоянии вернуться в Севастополь, да и вообще брандеры стали обузой для флота, Эбергард приказал их

затопить на подходном фарваере, что хотя и не закупоривало внутренний рейд полностью, но все-таки затрудняло вход и выход, что и было исполнено в 13.00. Флот взял курс на Севастополь, а "Бреслау" издали следил за ним. Так или иначе, но операция по закупорке брандерами самого порта провалилась.

Зато немедленно принесла свои плоды постановка мин. Возвращающийся "Гёбен" 26
декабря попал на новое минное заграждение и буквально в 1 миле от входного" буя
подорвался на 2 минах. Линейный крейсер принял около 600 тонн воды, но угрозы гибели
корабля не возникло. Зато ремонт "Гебена" в Константинополе, где не было крупного
дока, превратился в крайне серьезную проблему, Немцам пришлось самим, силами экипажа по русскому порт-артурскому опыту сооружать кессон, чтобы хотя бы заделать пробоины. Ремонт затянулся до 1 мая. При этом в начале апреля Сушону пришлось пойти на серьезный риск и вывести в море линейный крейсер с не до конца заделанной пробоиной.
Вдобавок на том же заграждении 2 января подорвался турецкий минный крейсер "Берк", который вышел из строя до конца войны.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 19 дек 2017, 21:10

В конце января 1915 года флот совершил несколько боевых полноценных и эффективных выходов в море.
Адмирал Эбергард 28 января подвел итоги деятельности Черноморского флота в истекшем году в приказе № 75.
Приказ имел пометку "в море".
Сам Эбергард в отличие от старшего командования Балтфлотом (при всем моей глубочайшем уважении к фон Эссену) на берегу не отсиживался.
Вот этот приказ полностью. Просьба ВНИМАТЕЛЬНО ВЫЧИТАТЬ ЕГО ПОЛНОСТЬЮ
"По истечении 3 месяцев войны с Турцией, я с глубоким удовлетворением должен отметить огромную и тяжелую, хотя и мало понятную со стороны
работу, которую выполнил Черноморский флот в этот период. Устаревшими
тихоходными судами он нес блокадную службу в суровое зимнее время,
преимущественно у неприятельских берегов. В бою с вошедшими в Босфор
накануне войны современными быстроходными крейсерами, являющимися
последним словом кораблестроительного искусства, он очистил себе
возможность такой блокады. Доблестью своего личного состава он сделал
врагу небезопасными походы и стоянки в собственных его портах. Условия
морской войны не дают обнаружиться бесстрашию, хладнокровию,
выдержке и тому неуклонному исполнению каждым своего долга, благодаря
коим флот несет успешно свою боевую службу, обеспечивающую не только
безопасность южных границ России от высадки на них неприятельского
десанта, но и преграждающую подвоз подкреплений и снабжения турецкой
анатолийской армии.

Рассчитывая в начале войны на свои морские пути как
для своей анатолийской армии, так и для высадки десанта на наши берега,
Турция теперь принуждена удерживать крупные силы у Константинополя
для защиты его от нашего удара и подвозить подкрепления к Эрзеруму
долгим и трудным сухопутным путем. Одновременно с этим полным
напряжением сил моего ли штаба разработана и вылилась в отчетливые
формы организация боевой службы флота, а также связи с флотом
крепостей, частей войск и других учреждений, подчиненных командующему
флотом только с началом войны. Значение выполненной Черноморским
флотом работы, многим теперь неясное, будет, я уверен, оценено,
беспристрастной историей.

Горячо благодаря своих ближайших помощников — флагманов и чинов моего штаба, а также всех командиров, офицеров и молодецкие команды судов, я должен выделить особо труды
инженер-механиков н машинных команд при постоянных походах со
стоянками в порту только для приема запасов, все исправления и переборки
механизмов успешно производятся ими в море, во время походов.
Способностью нести столь напряженную службу и поддерживать в полной
боевой готовности материальную часть своих судов ограниченный в своем
составе флот обязан в значительной степени знаниям, опыту и упорному
труду инженер-механиков и машинных команд. Приказ этот прочесть при
собрании офицеров и команд.

Адмирал Эбергард"


Но этот действительно образец командирского красноречия, офицерской честности, понимания особенностей морской войны и просто - морского товарищества не произвел впечатления на ставку. Лизоблюдства в этом приказе не было. Верхушка отреигаровала достаточно быстро.

28 января флот вернулся в Севастополь, и морской министр адмирал Григорович пригласил Эбергарда в великокняжеский дворец. На следующий день в Севастополь должен был прибыть Николай II для официального посещения Черноморского флота.
Но была и неофициальная часть царского визита.

Григорович уведомил Эбергарда, что в ставке недовольны действиями начальника штаба
флота и начальника оперативной части штаба (флаг-капитана по оперативной части).
Он добавил, что неплохо бы их заменить, и даже порекомендовал конкретных офицеров из "приближенных к телу" на эти должности.
Эбергард категорически отказался.

Он заявил, что полностью несет ответственность за действия флота, и если она найдена неудовлетворительной, то снимать следует его, а не подчиненных ему офицеров.
Посл этого говорят еще, что Эбергард был "эполетопросителем и паркетным адмиралом!????

На следующий день Николай II прибыл на "Георгий Победоносец", служивший штабным
кораблем флота.



Эбергард сделал официальный доклад о деятельности флота, царь ничего не сказал и лишь поинтересовался его планами на ближайшее будущее. Затем он спросил, имеются ли у Эбергарда какие-либо вопросы.
Адмирал сказал:
"Я имею сведения, что в ставке недовольны деятельностью моего начальника штаба и моего флаг-капитана, и мне предлагают их сменить.
Но за боевую деятельность флота, Вашим Величеством мне вверенного, отвечаю я один. И если это недовольство действительно существует, я всеподданнейше прошу Ваше Величество заменить МЕНЯ, и ради России и пользы флоту буду считать это Высочайшей мне
милостью".


Царь был ЯКОБЫ очень удивлен и спросил, откуда такие сведения. Адмирал ответил, что это
слова Григоровича. Николай поинтересовался у Григоровича, откуда ему стало это
известно. Министр обтекаемо ответил, что
об этом много говорят в морском министерстве и Петрограде.
На это царь заметил, что нельзя верить всем слухам, а Эбергарду сказал:
"Я вполне вам доверяю, и я доволен вами и деятельностью
Черноморского флота, о чем можете объявить в приказе".


Трещина между руководством и верхушкой власти в России, порожденная грубой телеграммой Николая Николаевича, продолжала расширяться. С моей колокольни, это было вызвано непониманием ставкой принципов морской войны и что самое страшное - НЕЖЕЛАНИЕМ ПОНИМАТЬ ЭТИ ПРИНЦИПЫ.
Ставка была довольна пассивностью Балтфлота, и требовала того же и от руководства ЧФ. От флота постоянно требовал"; "осторожности и еще раз осторожности" и "обороны берегов". Даже самая гипотетическая вероятность любого вражеского десанта буквально гипнотизировала ставку.
А может быть, это был просто припадки пещерного дилентантизма, которым страдал великий князь?

Но Питер от Черноморья намного дальше, чем Балтика - потому и люди там служили немного иные. И 7 мая русский флот вышел в море, чтобы нанести очередной удар по Угольному району.
В состав эскадры вошли броненосца "Евстафий", "Иоанн Златоуст", "Пантелеймон", "Три
Святителя", "Ростислав", крейсера "Кагул", "Память Меркурия", "Алмаз",
гидроавиатранспорт "Александр I" и группа эсминцев.


Гидроавиатранспорт "Александр I". Отлично видны гидроаэропланы М-9 на его борту

9 мая эсминцы "Дерзкий" и "Беспокойный" вошли в порт Козлу и обстреляли портовые
сооружения. Они также потопили пароход "Селяник".
В районе Эрегли крейсер "Память Меркурия" уничтожил 2 парохода и 27 парусников. В результате активных действий русского флота Турция к этому времени потеряла УЖЕ треть своего торгового тоннажа.
В 10.00 сообщение об атаке прибыло из Эрегли в Константинополь, но с перепугу местный
комендант сообщил, что началась высадка русских войск! "Гёбен" немедленно вышел в
море и по пути разминулся с русской эскадрой, которая направилась к Босфору для
обстрела береговых укреплений.

Последовавшее боестолконовение показало с одной сстороны некоторую ошибочность применяемой Эбергардом тактики, основанной на сравнительно небольшом ходе его крупных кораблей в ставнении с современным ЛКр "Гёбен", но в то же время оно продемонстрировало полное бессилие немцев и турок.

На рассвете к проливу направились выделенные для обстрела броненосцы "Три Святителя" и "Пантелеймон". Их сопровождали "Александр I" и "Алмаз". Остальные броненосцы остались примерно в 25 милях от пролива.
Крейсера "Память Меркурия" и "Кагул" находились мористее в передовом дозоре.

Утром из Босфора вышел эсминец "Нюмуне". В 5.15 он заметил дымы на севере, пошел им навстречу и в 5.40 передал по радио, что видит русский флот. Он попытался обстрелять русские тральщики, но сам попал под огонь броненосцев и начал отходить.
"Гебен" принял радиограмму "Нюмуне" и пошел на сближение с русскими.

Его заметил крейсер "Память Меркурия", который полным ходом пошел на соединение с
главными силами, наводя на них "Гебен", который вдогонку ему нахально передал прожектором свои позывные "GB". Ну, Сушон тоже трусом не был и тоже обладал тем своеобразным чувством юмора, который присущ наверное - каждому моряку.

В 7.05 Эбергард приказал группе обстрела присоединиться к эскадре, а сам пошел им навстречу. Однако "Гебен" быстро настигал его, и стало ясно, что соединиться русские броненосцы не успеют.
Поэтому Эбергард повернул навстречу "Гебену", чтобы не подставлять под удар замыкавший строй слабый "Ростислав". При этом адмирал приказал снизить скорость до 5 узлов. Обращаю внимание вас, други мои - на это тактическое решение. С одной стороны - он позволяло группе обстрела быстрее соединиться с кораблями полуотряда Эбергарда, а с другой стороны... впрочем - об этом далее.
В 7.53 с дистанции 94 кабельтова русские открыли огонь, "Гебен" немедленно ответил (По немецким данным, бой начался на дистанции 87 кабельтовых). Линейный крейсер вел огонь с максимальной скорострельностью, пытаясь использовать свое кратковременное преимущество.
Хотя его залпы постоянно накрывали "Евстафий", и броненосец временами просто скрывался за стеной высоких всплесков, попаданий немцы не добились, хотя после позора у мыса Сарыч Сушон со своих пушкарей три шкуры драл при боевой подготовке.
Но на каждую хитрую жопу всегда найдется болт с левой рехьбой и немцев сбила с толку хитрость Эбергарда. То есть они совершенно неправильно оценили скорость русских броненосцев.

Командир "Пантелеймона" капитан 1 ранга Каськов, оценив обстановку, приказал
выжать из машин все, на что они способны. "Пантелеймон" развил 17,5 узла — на
полтора узла больше
, чем на сдаточных ходовых испытаниях в пору своей юности!!!
Потому всегда и говорю: воюет не техника, воюют ЛЮДИ.

Более старый "Три Святителя" старался не отстать от него, выжимая из своих котлов и машин тоже все, что можно, и что нельзя.
В 8.06 группа обстрела присоединилась к эскадре.
При этом "Пантелеймон" открыл огонь по "Гебену", не вступая в строй, через голову "Ростислава", так называемым перекидным огнем, методику которого отрабатывали только на ЧФ. Я имею ввиду перекидной огонь по подвижной морской цели.

Вскоре в линейный крейсер попали 2 тяжелых 395-мм снаряда, из них 1 — ниже ватерлинии.

Хотя повреждения были не такими уж критическими, положение "Гебена" становилось опасным. Он отвернул в сторону и вышел из боя. В 8.12 бой закончился. Линейный крейсер сначала отошел на север, удерживая дистанцию около 100 кабельтовых от русской эскадры.
Когда противники достаточно удалились от Босфора, "Гебен" развил около 26 узлов и прорвался к проливу.

Немцы полагали, что добились 3 попаданий, хотя на самом деле в русские корабли не
попал ни один снаряд. И это не смотря на более настильную траекторию немецкого ГК и на считающимися "лучшими в мире" ПУО..
Залпы "Гебена" ложились так близко к "Евстафию", что броненосец сильно встряхивало. Адмирал Эбергард несколько раз посылал старшего офицера осмотреть нижние помещения, чтобы убедиться, что броненосец не получил пробоин. Хотя на палубе и спардеке "Евстафия" после боя нашли более 300 осколков германских снарядов, повреждений флагманский броненосец не получил.
За этот бой адмирал Эбергард вполне заслуженно был награжден мечами к имеющемуся у него ордену Св. Владимира 2-й степени, что превращало орден в высокую боевую награду.


Теперь - далее.
19 июля отряд из 4 пароходов с грузом из 1 1000 тонн угля вышел из Зонгулдака в Босфор. Навстречу им 18 июля из Босфора вышел "Бреслау". Он также должен был встретить пароход "Кезан" с грузом керосина. Крейсер должен был отконвоировать пароход через минные поля в Константинополь.

Но в 6.56, уже через полчаса после выхода из пролива, крейсер налетел на мину, которая
взорвалась под котельным отделением № 4. 8 человек погибли. Крейсер принял 642
тонны воды, но за близостью берега сумел вернуться назад.
"Бреслау" поставили в док для ремонта.


"Бреслау", он же "Мидилли" в доке.

После докования и осмотра выяснилось, что повреждения не так критичны, как немцам показалось сначала. Однако нехватка материалов и квалифицированных рабочих привела к тому, что ремонт затянулся до февраля 1916 года.

О действиях русских морских летчиков на Черноморье - ниже.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 19 дек 2017, 23:08

Когда командование Черноморским Флотом убедилось, что обстрелы с моря никак не могут полностью воспретить вывоз угля из Зонгулдака, оно решило провести воздушный налет на этот порт. Для этого планировалось использовать авиатранспорты "Александр I" и "Николай I", каждый из которых нес по 7 гидросамолетов.
Снимок АТ ""Александр I" я привел выше.


АТ " Император Николай I"
Позже - «Авиатор», позднее «Пьер Лоти» — российский грузо-пассажирский пароход, переоборудованный в гидроавиатранспорт. Участвовал в боевых операциях Черноморского флота. В ходе интервенции Антанты на юге России в 1918—1919 годах оказался под французским флагом. После 1940 года — под английским флагом. Сел на мель у побережья Габона в Гвинейском заливе в декабре 1942 года, был покинут экипажем и разбит штормом в апреле 1943 года.

Именно самолеты должны были нанести удар по шахтам, которые были укрыты складками местности от огня корабельных орудий.
1 февраля 1916 года группа эсминцев, блокирующая Зонгулдак, сообщила, что видит в
порту большой пароход. Командир дивизиона запросил разрешение проникнуть в порт и
уничтожить его, но начальник 2-й маневренной группы отказал ему, не желая подвергать
корабли чрезмерному риску.

Так как транспорт "Ирмингард" уже не раз ускользал от русских кораблей, командование
решило провести задуманный ранее воздушный налет на порт. Начальник 1-й маневренной группы получил приказ разработать план операции.

5 февраля на рассвете из Севастополя вышли миноносцы "Поспешный" и "Громкий".
Они должны были в 13.00 сообщить по радио состояние погоды в районе Зонгулдака.
Если погода окажется хорошей, в море должна была выйти 1-я маневренная группа —
линкор "Императрица Мария", крейсер "Кагул", миноносцы "Заветный" и "Завидный"
— вместе с обоими гидроавиатранспортами. Подойдя на расстояние 20 миль к Зонгулдаку, гидроавиатранспорты должны были поднять самолеты. Маневренная группа в это время должна была находиться в 20 милях от них.

Командир "Поспешного" сообщил, что у Зонгулдака
"ветер зюйд-ост 1 балл, легкая зыбь, стихает"
. Поэтому 5 февраля в 14.00 в море вышли и остальные корабли. Около 18.00 была получена еще одна радиограмма с "Поспешного", который сообщал, что в гавани стоит большой транспорт.

6 февраля в 10.20 на расстоянии 15 миль от Зонгулдака начался спуск на воду гидросамолетов. Они взлетели в воздух, а корабли временно отошли немного на север.
Несколько слов об используемых машинах, широаэропланах М-9, то есть "Григорович №9"
Это - отечественная машина.
В 1915 г. морское ведомство заказало Д.П. Григоровичу летающую лодку с двигателем в 150 л.с. для воздушной разведки на море. В декабре 1916 г. была создана летающая лодка М-9, приспособленная для спуска и подъема на корабль. Летные испытания М-9 проводились в Баку с 25 декабря по 9 января следующего года и оказались более чем успешными.


Гидросамолет М-9 получился очень удачным по своим мореходным и летным качествам. Он стала самой известной конструкцией Григоровича не только за предыдущие, но и за последующие годы его работы в области авиации.
По ходатайству Морского генерального штаба России конструктор был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени.
С конструктивной стороны М-9 мало отличалась от М-5. Самолеты более раннего выпуска имели вогнутое на редане днище (подобно М-5). Самолеты второго типа имели слабокилеватое днище лодки и неширокие доски вдоль скул на редане. В отличие от М-5 в конструкции М-9 были обычные шпангоуты, а не раскосы, обшивку сделали большей толщины. Крылья и хвостовое оперение не имели особенностей по сравнению с М-5. Исключение составлял лишь киль, выполненный в иной конфигурации. Масса нового пустого самолета была 1060 кг, но при эксплуатации из-за сырости дерево набухало, и аппарат утяжелялся на десятки килограммов. На большинстве гидросамолетов М-9, а их строили СЕРИЙНО и построили около 500 экземпляров, устанавливались двигатели «Сальмсон» мощностью 150 л.с., на одном, в качестве эксперимента, был поставлен «Рено» в 220 л.с.
17 сентября 1916 г. на гидросамолете М-9 так же впервые в мире с пассажиром на борту лейтенант Я. Нагурский выполнил петлю Нестерова, и этот рекорд был зафиксирован как мировой.

Самолет М-9 вполне удовлетворял флот, но у немцев в начале 1917 г. появился поплавковый гидросамолет «Альбатрос», который значительно превосходил русские летающие лодки по скорости и вооружению. Из-за этого нашим летчикам приходилось устанавливать на нижнем крыле второй пулемет для защиты с задней полусферы.

К числу особых свойств М-9 с вогнутым реданом следует отнести его способность взлетать со снега и садиться на снег. Зимой 1920 г. три М-9 сели на снежный покров Центрального аэродрома в Москве, немало удивив всех присутствующих.



То есть по тем временам машины были более, чем современные и до 1917-го пожалуй, лучшие в мире в своем классе. Это кстати, еще и к слову пресловутой "отсталости царской России в авиастроении".
Тем не менее любой самолет начала века оставался самолетом начала века. Из-за поломок моторов до Зонгулдака сумели долететь лишь 11 машин из 14, остальные 3 сели на воду, один из которых вблизи берега и был потерян, хотя экипаж был снят кораблями сопровождения авианесущей группы.


Снимок, сделанный позднее турками.

Все самолеты были вооружены 2-мя — 50-кг бомбами и еще несколькими более мелкими.
Хотя погода была относительно неплохой, условия для бомбардировки были крайне
тяжелыми. Небо затянули рваные облака, которые затрудняли прицеливание. Сбрасывать
бомбы можно было лишь сквозь разрывы в тучах. Попытки самолетов снизиться были
слишком опасны, так как турецкие батареи вели огонь шрапнелью, дело пошли пулеметы и старые митральезы, не говоря уже и о пусть и беспорядочном, но для аэропланов того времени крайне опасном ружейном огне.
И все-таки одна из бомб попала в транспорт "Ирмингард", который затонул прямо у причала. Вообще-то даже для современной торговой коробочки попадание авиабомбой в калибре 60 кг, как правило критическое.
Но повреждения "Ирмингарда" оказались тем не менее сравнительно небольшими, утоп он в порту и был поднят уже 25 февраля, хотя и ремонтировался очень долго.
Другая авиабомба подожгла парусник, который сгорел полностью.

Еше один самолет так и не сумел сбросить бомбы; заклинило тросик привода бомбодержателя. Весь налет продолжался около часа.

В 11.20 гидроавиатранспорты заметили возвращающиеся самолеты и начали поднимать
их на борт.
Что крайне любопытно: во время этой операции в 11.16 "Александр I" был атакован германской подводной лодкой UB-7.


ПЛ UB-7

Корабль уклонился от торпеды, которая ткнулась в поплавок одного из гидросамолетов, но не сработала и затонула. По перископу лодки был открыт огонь ныряющими снарядами, который тоже результата не дал.

К 13.30 был поднят на борт последний гидросамолет. Его привел на буксире эсминец
"Громкий". После этого русские корабли взяли курс на Севастополь, куда и прибыли
днем 7 февраля.

Но в феврале сработало традиционное для среднего начальства в России стремление "удачных операций к особым датам". То какой н/п надо взять к дню рождения вождя, то к еще какой забавности. Русское верховное командование в ставке решило приурочить обстрел Босфора к прорыву союзного флота в Дарданеллы, о чем и поставило в известность командование Черноморского флота.
19 февраля ставка передала по телеграфу командующему флотом:
"В ближайшее время предполагаются совместные действия англо-
французского флота с участием их десантного корпуса против Дарданелл.
Черноморскому флоту надлежит оказать содействие в виде демонстрации у
проливов, которая, в зависимости от достижения нашими союзниками
успеха, может быть развита включительно до занятия Босфора совместно
Черноморским флотом и флотом союзников".

Блин... Ох уж эти союзнички...
Хотя план союзничков сразу начал трещать по всем швам, ( о Дарданельской операции я буду разбирать особо, тема эта на западах малоосвещаемая, уж больно позорно-провальной получилась операция Владык-морей-и-киянов", но на ЧФ не отказались намерения провести диверсию. Именно диверсию, так как о полноценном поражении УРов на входе в Босфор без намерения высадки десанта не стоило даже задумываться - оно того попросту не стоило. Да и в Ставке говорилось именно о "демонстрации".
Более того, чтобы обмануть турок, в Одессе проводилась открытая подготовка транспортов, сюда же стягивались войска, якобы для высадки на Босфоре. Для связи с союзниками, для изучения опыта борьбы флота с береговыми укреплениями на эскадру де Робека был отправлен капитан 2 ранга Смирнов. Он заразился неоправданным оптимизмом англичан (а возможно, и ихние национальные спиртные напитки свое дело сделали, чего уж тут), однако Смирнов 14 марта передал Эбергарду: (и тут ОЧЕНЬ ВНИМАТЕЛЬНО, други мои)
"Английский адмирал сообщил мне, что, по соглашению правительств,
решено, что русский флот начнет бомбардировку за 4 дня до окончания
прорыва
союзников через Дарданеллы. Лично приняв участие в борьбе с
укреплениями Дарданелл, видел, что сильнейшие батареи приводятся к
молчанию через ча
с после начала бомбардировки их двумя кораблями типа
"Агамемнон". Турецкие снаряды 355-мм калибра производят ничтожное
действие по кораблям
, мины легко вытраливаются. Когда союзные флоты
появятся перед Царьградом, следует ожидать, что турки заключат мир на
каких угодно условиях и Босфора брать не придется. На основании легкости
борьбы с укреплениями, позволю себе доложить, что нам следует начать
разрушение босфорских укреплений теперь же, хотя бы с риском потерь".

То есть "со слов английского адмирала", "приведены к молчанию за час" и "снаряды 355-мм калибра производят ничтожное действие по кораблям" меаче, как пьяным БРЕДОМ не назовешь.
Сколько англичане БЕЗ БОЛКУ долбили форты в Проливах... несколько месяцев? Но к молчанию их так и не сумели привести.
Сколько они кораблей потеряли...
Но главное - русским "Босфора брать не придется." Зря, что ли , поили Смирнова англичане?
Да Проливы до сих пор остаются заветной мечтой любого русского моряка-черноморца!

То есть весь ход Дарданелльской операции опроверг нетрезвую болтовню Смирнова. Кстати - не "Смирновскую" ли они с бритиш-коллегами распивали? Хотя нет... От смирновской ТАКОГО опъянения с отказом мозгов обычно не наблюдается. Это - или паленка или какой еще "бифитер".
Потому русский флот начал готовиться к обстрелу Босфора.

Операция была намечена на 28–31 марта, так как адмирал де Робек назначил решительную попытку форсировать проливы на 18 марта. Практически в первые же сутки она с треском и грохотом провалилась, но русское верховное командование не отменило намеченный обстрел укреплений Босфора.

25 марта флот в полном составе вышел в море. Адмирал Эбергард поднял флаг на "Евстафии". Вместе с ним шли броненосцы "Иоанн Златоуст", "Пантелеймон", "Три Святителя", "Ростислав". Их сопровождали крейсера "Кагул", "Память Меркурия",
"Алмаз", для ведения корректровки и воздушной разведки гидроавиатранспорт "Николай I", 9 эсминцев и 6 мореходных тральщиков. За неимением настоящих мореходных кораблей, этого класса были мобилизованы и переоборудованы несколько коммерческих пароходов РОПИТа.
Предполагалось, что обстрел будут вести броненосцы "Три Святителя" и "Ростислав", а остальные корабли будут их прикрывать, держась на больших глубинах. Если противник решится выйти из пролива, флот даст бой. То есть бомбардировка Босфора самим командованием ЧФ рассматривалась не столько как демонстрация огневой мощи по берегу; тут наши моряки себе, в отличие от англичан, никаких иллюзий не строили, но рассматривалась как приманка, как задача выманить "Гёбен" из Босфора и дать ему бой на уничтожение. Именно потому и было использование именно такое построение полуотрядов кораблей.

Можно видеть, как изменилось настроение русских моряков-черноморцев. Вместо директивы 1914-го года
"держаться соединенно, чтобы не дать противнику уничтожить отдельные корабли",
которую я приводил выше, теперь речь идет о навязывании боя "Гебену" на уничтожение.

28 марта в 6.00 открылись турецкие берега. По сигналу командующего "Три Святителя",
"Ростислав", "Алмаз", "Николай I" в сопровождении тральщиков и эсминцев отделились
и пошли к Босфору. Остальные броненосцы и крейсера держались в 12–15 милях от
выхода из пролива.

В 7.00 "Николай I" и "Алмаз" застопорили машины и начали спускать на воду
гидросамолеты. Броненосцы продолжали следовать к Босфору.
В 7.20 с дистанции 80 кабельтов береговые батареи открыли огонь по тральщикам, но попаданий не добились.
Русские гидросамолеты были встречены ружейным и шрапнельным огнем, который им за счет умелого маневрирования вреда не причинил. Знаково: у М-9 Григоровича максимальная скорость составляла110 км/ч, так что ружейно-пулеметный огонь, даже беспорядочный, крайне опасен для такой низкоскоростной цели.


Неожиданно для себя броненосцы обнаружили под берегом в районе мыса Эльмас большой пароход. Он пытался прорваться в Босфор, идя полным ходом.
Одновременно навстречу ему из пролива вышли миноносцы "Самсун" и "Гайрет".

Броненосец "Три Святителя" немедленно открыл огонь по пароходу с расстояния 65
кабельтов, причем первого залпа было накрытие, с третьего выстрела же было достигнуто попадание. Это еще раз о том, что "русские моряки плохо стреляли"
Когда пароход повернул к берегу, новое попадание в корму вызвало пожар. Команда парохода бежала на шлюпках, бросив судно, приткнувшееся к отмели. Через некоторое время на судне произошел взрыв, и оно окуталось облаком дыма.



Миноносцы были отогнаны огнем "Ростислава".
Покончив с пароходом, в 10.30 "Три Святителя" открыл огонь по азиатским батареям в
районе мыса Эльмас.



Пристроившись ему в кильватер, "Ростислав" также обстрелял эти укрепления. После этого было дано несколько залпов по батареям в районе Анатоли-Фенер. Обстрел азиатских укреплений продолжался до 11.50.
Хотя надо отметить - стреляли вяло и не торопясь. С одной стороны - берегли б/к на случай боя с "Гебеном", с другой - не жгли лейнера Главного Калибра.
По первой группе батарей было выпущено 6 — 305-мм, 10 — 254-мм и 50 — 152-мм фугасных снарядов. По второй группе батарей — 9 — 305-мм и 6 — 254-мм снарядов. По наблюдениям с кораблей и самолетов, снаряды ложились хорошо.
Однако русские уже знали, что гораздо более мощные обстрелы флота союзничков не причинили вреда укреплениям Дарданелл. Потому, в общем-то и просто "демонстрировали", стараясь выманить !Гёбен"

В это время летчики сбросили бомбы на батареи и миноносец "Самсун". Были также обстреляны батареи европейского берега, по которым броненосцы выпустили 19 — 305-мм и 5 — 254-мм снарядов. В 12.30 броненосцы закончили обстрел и по сигналу командующего
пошли на соединение с флотом. Эбергард приказал поднять сигнал:
"Поздравляю флот с историческим днем первой бомбардировки Босфора".

Этот же сигнал, с целью еще больше раздрочить Сушона, был повторен открытым текстом по радио. Говорят, офицеры на русских кораблях радостно ухмылялись.
Ну, лично я бы радостно ухмылялся. :mrgreen:

Построившись в походный порядок, флот отошел к северу, чтобы на следующий день повторить обстрел. Уходить, не выманив !Гёбен" Эбергард явно не собирался.

Что еще очень любопытно и знаково. Английский историк флота Лорей утверждает, что русские броненосцы вели огонь по входным маякам пролива, причем попаданий не добились. Ничего не говорит и об уничтоженном пароходе, хотя тому есть фотографическое подтверждение, которое я привел выше. А фотошопа в те времена еще не было.
Но в сравнении с операцией в Дарданеллах операция ЧФ была задумана и проведена тоже блестяще, хотя основная задача ее, хоть и соответствовала "букве" приказа Ставки, но имела совершенно иную направленность.

Адмирал Эбергард подвергся царской критике "за проявленную нерешительность". Прежде всего, в Питере никому не было непонятно, почему обстрел вели только два корабля? Почему было выпущено такое небольшое количество снарядов главного калибра?

Короче говоря, 29 марта в 6.00 корабли Черноморского флота снова вышли в прямую видимость Босфора на заранее определенную ДДО.
Эбергард приказал повторить вчерашнюю операцию, но на сей раз немного изменил задачу дня. Он передал сигналом:
"Сегодня план маневрирования тот же, расход снарядов тот же.
"Ростиславу" — вчерашняя батарея на мысе Пайрас, "Трем Святителям" —
две батареи южнее Румели-Фенер. Если по вам будут стрелять батареи, то
разрешается выбирать и другие цели".

Что тут скажешь? Умно и дальновидно. Ладно - пополнить в базе б/к (хотя на ЭББ того времени б/к составлял около восьмидесяти встрелов на ствол), но заменить расстреляный лейнер длиной в сорок калибров на клистире в двеннадцать дюймов - это уже вывод артсистемы корабля минимум на двое суток. Причем - не столько сама работа (это часов 7-9) сколько транспортировка и доставка на борт. Лейнер - не бревно, лейнер 0- штука тонкая и нежная. как ни странно.

Тем временем гидроавиатранспорт "Николай I" получил новые указания:
"Задача на сегодня: обязательная часть
— 1. Держать Босфор под непрерывным наблюдением;
2. Корректировать стрельбу.

Часть желательная — проверить глубже место "Гебена". Летать только на
абсолютно исправных аппаратах и брать на себя только выполнимые
задачи".

Последнее замечание, обращенное в форму приказа, в общем соответствовало духу пиолотяг того времени. Которые были исключительно людьми не просто до безбашенности отважными, но и решительными, умеющими принимать решения на месте мгновенно. Впрочем, о них тоже еще поговорим чуть больше.

В 7.10 броненосцы направились к входу в пролив, следуя за тральщиками. Вылет
самолетов несколько задержался, так как на крупной зыби спуск машин занял несколько большее время.
Кроме того, корректировка огня броненосцев была для них совершенно новым делом, да и УКВ-связи еще не существовало даже в задумке.

В 7.30 Эбергард передал новое приказание:
"Если окажется возможным, желательно обстрелять заданные батареи и
средним калибром. Башням ГК увеличить расход снарядов, обстрелять и
хорошо видимые внутренние батареи".
То есть на пальбу по площадям Эбергард совершенно разумно жечь снаряды и ресурс АУ не желал. А бесцельно и жестоко крошить главным калибром мирняк в густонаселенном Константинополе по примеру немцев, англичан и американцев в ПМВ и ВМВ - как-то не в традициях Русской Армии и Русского флота.

В 8.10 с "Николая I" был спущен первый гидросамолет, который сразу поднялся в воздух.
Однако провести бомбардировку не удалось.
По мере приближения кораблей к Босфору стало видно, что плотная дымка постепенно
перешла в густой туман, скрывший все вокруг. К 9.00 туман сгустился настолько, что
головной эсминец, шедший в 17 кабельтовых впереди тралящего каравана, был едва виден.

Когда броненосцы подошли на расстояние 70 кабельтовых к проливу, стало ясно, что
обстрел батарей просто невозможен. Командир отряда сообщил об этом по радио
адмиралу и повернул назад.
При повороте в устье пролива был замечен дым турецкого миноносца. Головной эсминец
и пара тральщиков обстреляли его. Результаты стрельбы остались неизвестными, так как турок тут же скрылся в тумане.
В 10.50 отряд присоединился к главным силам флота.

Примерно в это же время вернулся гидросамолет. Летчик цветными дымами показал, что
видит "Гебен".


"Гёбен" в Босфоре. Бундесархив


По приказу командующего флот построился в боевой порядок, а тральщики были отправлены в Севастополь. Действительно, около 11.20 в глубине пролива были замечены многочисленные дымы. "Николай I", принявший самолеты, передал по радио, что в проливе находится весь турецкий флот во главе с "Гебеном" и "Бреслау".

Но сообщения самолетов были, по всей видимости, ошибочными, так как были замечены
только 2 эсминца типа "Муавенет", шедшие вдоль обоих берегов пролива. Флот, поджидая выхода "Гёбена", продолжал крейсировать перед Босфором до вечера, после чего отошел в мористее.
Но "Гёбен" так и не вышел.

Одновременно с операцией у Босфора крейсера и эсминцы нанесли удар по Угольному району. 30 марта "Память Меркурия", "Звонкий", "Зоркий" и "Заветный" обстреляли район Козлу, а "Кагул", "Живучий", "Жуткий" и "Завидный" — район Килимчи. Вслед за этим был обстрелян Зонгулдак.


ЭМ типа "Черноморский новик" ведет огонь по Зонгулдаку.

31 марта русский флот благополучно вернулся в Севастополь.
А если бы точно так же активно действовали балтийцы?
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 19 дек 2017, 23:39

Эта операция ЧФ у Босфора совершенно неожиданно для царской ставки принесла русскому флоту неплохие результаты. Сушон получил известие, что в Одессе снова готовится десантный отряд якобы для высадки на Босфоре, я говорил выше о том, как разведотделом ЧФ такая деза была организована, вброшена и доведена до противника. Сушен повелся и решил нанести превентивный удар.
1 апреля для обстрела Одессы в море вышли крейсера "Хамидие" и "Меджидие" и эсминцы "Муавенет", "Ядигар", "Ташос" и "Самсун". Обо всех этих кораблях я уже рассказывал.
Сушон рассчитывал, что русский флот будет принимать боеприпасы, будет бункероваться после похода и не сможет помешать намеченной операции.
Отрядом командовал германский командир "Меджидие" капитан 3 ранга Бюксель. Обстрел планировалось провести по европейским традициям в Пасхальную ночь, когда жертвы среди мирного населения могли быть наибольшими и которая в том году приходилась на 3 апреля.
Кроме того, Сушон опять же по европейским традициям рассчитывал, что в эту ночь "все русские будут пьяны и бдительность русских ослабнет".

Подойдя к острову Змеиный, он приказал миноносцам выйти вперед и завести тралы. Как
пишет Лорей, на основании газетных сообщений (?! :mrgreen: ) предполагалось, что перед Одессой поставлены минные заграждения.
Бюксель рассчитывал на рассвете внезапно появиться перед портом. Около 6.00 показалась Одесса, ярко освещенная восходящим солнцем. Крейсера шли точно за миноносцами с тралами, но совершенно неожиданно в 6.40 в 15 милях от Одесского маяка "Меджидие" подорвался на мине. Глубина в этом месте не превышала 13 метров. Крейсер стал быстро погружаться носом, имея крен на левый борт.

Все попытки остановить затопление к успеху не привели, и "Меджидие" лег на дно. При
этом надстройки, трубы и орудия возвышались над водой.
Убедившись, что спасти подорванный крейсер не удастся, команда сделала попытку
окончательно вывести его из строя. За борт были выброшены замки орудий, радиостанция
была разбита. Эсминцы сняли команду, и в 7.30 "Ядигар" выпустил в крейсер торпеду.
Она попала под кормовой мостик. После этого отряд направился обратно к Босфору.
Вот фото того времени. Я размещаю его на радикаде кликабельно, потому что очень любопытный текст под снимком. Почитайте, поглядите.







Этот инцидент особенно примечателен тем, что русские сумели поднять затонувший
крейсер. Работы начались уже 17 апреля, и 7 июня "Меджидие" был поднят и отбуксирован в Одессу.




Судоподъёмные работы на "Меджидие"

В том же месяце трофей получил новое название — "Прут".
Учитывая нехватку крейсеров на Черном море, было решено отремонтировать крейсер и
снова ввести в строй. У фирмы "Крамп" были получены чертежи "Меджидие", корабль
был отремонтирован и перевооружен новыми русскими орудиями калибра 130 мм. Но,
справедливости ради, нужно признать, что машины крейсера оказались в очень скверном
состоянии, особенно котлы. Хотя уже в феврале 1916 года он вышел на ходовые
испытания, в боевых действиях участия из-за ненадежности машин "Прут" не принимал.


Вот он, уже переименованный в "Прут"

С английской фирмой "Бабкок и Уилкокс" был заключен договор на поставку новых котлов, и первые 4 котла даже прибыли в Архангельск в декабре 1916 года. Но тут в России начались события, которые заставили забыть о ремонте крейсера. После Брестской капитуляции в мае 1918 года корабль захватили немцы и вернули Турции. Впрочем, об этом я рассказывал выше.

1 мая Черноморский флот снова вышел из Севастополя. Состав боевой группы эскадры был обычным — броненосцы "Евстафий", "Иоанн Златоуст", "Пантелеймон", "Три Святителя",
"Ростислав", крейсера "Кагул", "Память Меркурия", "Алмаз", гидроавиатранспорт "Николай I" и 9 эсминцев. На следующий день в 5.15 открылся Босфор. На сей раз погода была ясной, а видимость — хорошей.

В 7.00 по приказу Эбергарда "Николай I" начал спуск гидросамолетов. Так как на сей раз
задачей дня для них было только ведение разведки, было приказано поднимать самолеты по
одному, отправляя их в воздух поочередно.

В 7.15 командующий приказал выделенным для обстрела броненосцам "Три Святителя" и
"Пантелеймон" следовать на указанную позицию. Однако тральщики замешкались с
постановкой тралов, и лишь в 8.40 группа обстрела дала ход. Вернувшийся самолет сообщил, что в проливе нет никаких вражеских кораблей, лишь около Румели-Фенер
замечена подводная лодка.

В 9.47 с дистанции 58 кабельтовых броненосцы открыли огонь по батареям на мысе
Эльмас. Следуя со скоростью 6 узлов, они поочередно обстреляли укрепления азиатского
берега, после чего перенесли огонь на батареи Килии.
В 10.40 с кораблей был замечен бурун, который все приняли за след перископа подводной
лодки. Он двигался в сторону группы обстрела. С кораблей немедленно открыли огонь из
152-мм орудий, и бурун исчез.

Закончив обстрел Килии, корабли легли на обратный галс, чтобы повторить обстрел. На
сей раз турецкие батареи попытались вести ответный огонь, однако не имели ни малейшего успеха. Все снаряды ложились с большими недолетами — около 15 — 20 кабельтов. Броненосцы повторно обстреляли те же самые цели ив 11.45 повернули на соединение с главными силами флота.

Обстрел продолжался 2 часа 15 минут, и броненосцы израсходовали 166 — 305-мм и 528
— 152-мм снарядов. На одной из батарей был замечен взрыв, после которого начался
большой пожар.

Одновременно с обстрелом укреплений Босфора крейсера "Кагул" и "Память Меркурия"
получили задание осмотреть порты Угольного района и уничтожить все обнаруженные
турецкие суда. Они нашли лишь пароход "Некат", стоящий под самым берегом в районе
Козлу. Он был потоплен несколькими залпами.

На следующий день Эбергард выделил для обстрела только старый броненосец "Три
Святителя" и слабый броненосец "Ростислав". Ввиду появления подводной угрозы он
решил не рисковать более новым "Пантелеймоном". Чтобы позволить кораблям иметь
более высокую скорость, было принято решение не связывать группу обстрела
тихоходными тральщиками. Они в сопровождении эсминцев были посланы к Босфору
заблаговременно, чтобы обследовать и подготовить 3 района для маневрирования группы
обстрела.

Гидросамолет с "Николая I" осмотрел пролив и сообщил, что кораблей противника не
обнаружено. Однако постепенно зыбь усилилась, и в 9.25 гидроавиатранспорт сообщил,
что прекращает полеты, так как один из самолетов уже получил повреждения при
попытке спустить его на воду. Кроме того, второй самолет, вернувшийся из разведки,
сообщил, что в районе Босфора поднялся густой туман, который делает совершенно
невозможными какие-либо наблюдения.

Эбергард решил дождаться улучшения погоды. Действительно, к 11.00 туман начал
рассеиваться, а зыбь немного улеглась. Начальник группы траления сообщил, что
подготовлены 2 района, и прислал миноносец "Зоркий", чтобы проводить броненосцы в
точку, откуда планировалось начать обстрел. В 12.45 гидроавиатранспорты снова подняли
самолеты. Те подтвердили, что никаких турецких кораблей поблизости нет.

В 14.40 броненосцы открыли огонь. Несколько неожиданно появился крейсер "Кагул". Он
сообщил, что получены сведения о месте нахождения новых батарей, и командующий
флотом прислал его указывать выстрелами места этих самых батарей. "Три
Святителя" вел огонь из 152-мм орудий по батареям, а "Ростислав" стрелял из башенных 254-мм орудий. Обстрел завершился в 16.10, всего было выпущено 29 — 254-мм снарядов и 132 — 152-мм. Точные результаты обстрела установить не удалось. По жилым районам корабли не стреляли.

Гораздо больший успех принесли действия отдельных кораблей. Крейсер "Кагул"
уничтожил у Румелийского побережья 2 парусника. Он также перехватил итальянский
пароход "Амалия" с грузом керосина в бочках. Тот шел из Констанцы в Константинополь.
Пароход был отправлен в Севастополь с призовой командой. Эсминцы "Гневный" и
"Пронзительный" в Эрегли потопили артиллерийским огнем пароходы "Еширлимак" и
"Морна".
Крейсер "Память Меркурия" также уничтожил несколько целей. Все это долговременно парализовало систему перевозки угля в турецкую столицу. Этот обстрел также
послужил косвенной причиной новой встречи Черноморского флота с "Гебеном".

Следует прямо признать, что обстрелы Босфора, задуманные как демонстративная
операция, таковой и остались. Ни о каких серьезных результатах говорить не следует, да серьезные результаты и не планировались.

Если сравнивать операции русского флота с действиями союзников в Дарданеллах, то
сразу бросается в глаза совершенно различный масштаб и напряженность операций. Дело
даже не в том, что адмирал де Робек имел в своем распоряжении вчетверо больше кораблей, чем Эбергард.
Вести обстрел всего 2 часа и задействовать лишь 2 броненосца из 5 — цифры говорят сами за себя. Впрочем, русские ведь и не собирались форсировать Босфор, в отличии от англичан. Хотя, как уже я отметил, косвенные последствия обстрелов Босфора оказались гораздо более серьезными, чем прямой ущерб от бомбардировок.

Дальше - начинается самая звонкая и самая трагичная история Черноморского флота в Первую Мировую, но об этом ниже. Это - стоит отдельного поста.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 21 дек 2017, 18:12

Я уже сказал чуть выше, что
EvMitkov писал(а):Дальше - начинается самая звонкая и самая трагичная история Черноморского флота в Первую Мировую, но об этом ниже
Но для этого нужно вернуться в начало 1915-го. Уж приношу свой пардон, что прыгаю по времени туда-сюда, но полагаю, что связность в описании действий и тех или иных операций немного важнее чистой хронологии.
В чистой хронологии действия флота выглядят раздерганно и не так связно, теряется логика.
В 1915-м на Черноморской Флоте произошло событие, которое можно назвать самым важным в истории б/д на этом ТВД в ПМВ.
В 1915 году в строй вошли два новых линкора — "Императрица Мария" и "Императрица
Екатерина Великая"
.
Это были уже настоящие линейные корабли дредноутного типа.
Мало того: эти корабли были специально спроектированы для именно Черноморского ТВД, чем принципиально отличались от балтийских "гангутов", при всей вроде бы схожести вооружения, силуэта, общей идеологии и некоторых ТТХ.
Это окончательно и уже бесповоротно изменило ситуацию на море в пользу России.



Об этих кораблях, их крайне непростой судьбе, я постарался по возможности полно разобрать в теме "Русские линкоры. Судьбы Императриц" в нашей флотской рубрике. И ОГРОМНОЕ СПАСИБО всем, кто поддержал этот разговор и дополнил его.
Отдельное спасибо хочу сказать нашему Алексею, нашему ПиЛе и заего дополнения, и за его великолепнейшие работы, которые сегодня снова позволяют ЖИТЬ этим кораблям. Пусть - и в виде "малого флота", в виде точнейших моделей.

Потому заостряться на устройстве черноморских линкоров, на их ТТХ и особенностях в этой теме я не стану, ограничусь более общим.
Скажу в первую голову одно: благодаря введению в строй новым современнейшим кораблям Командование Черноморского флота сумело сформировать 3 полноценные так называемые Маневренные Группы:

1. линкор "Императрица Мария" и крейсер "Кагул";
2. линкор "Императрица Екатерина Великая" и крейсер "Память Меркурия";
3. броненосцы "Евстафий", "Иоанн Златоуст", "Пантелеймон" и крейсер "Алмаз".


В состав каждой группы в качестве кораблей охранения входили старые угольные миноносцы. Новые эсминцы типа "Новик" действовали самостоятельно, что было абсолютно правильным решением.

Но самое важное, самое передовое заключалось в том, что в состав маневренной группы как единого целого входили корабли разных классов.
До этого впервые в мире додумались именно черноморцы и именно в ПМВ.

Это были фактически предшественники созданных американцами в годы Второй Мировой войны и объявленных историками "чисто американских ноу-хау" оперативных соединений.
А для 1915-го года такое новшество являлось даже не шагом, а крупным прорывом вперед в области военно-морской тактики.

Ведь до сих пор практически во всех флотах, включая Гранд Флит и ХохзееФлотте наблюдалось стремление сводить корабли одного класса в состав эскадр, дивизий, флотилий, и лишь при надобности перед самой операцией комплектовать этими организационными единицами выходящее в море соединение.
Естественно, ни о какой сплаванности, ни о каком взаимопонимании не могло идти и речи.

В условиях базы, разумеется, объединение кораблей одного класса в структурную единицу имеет большие преимущества, это так.
Однако боевая операция управляется совсем иными законами, чем бункеровка дивизиона
эсминцев или снабжение группы однотипных броненосцев или крейсеров. И командование российского Черноморского флота первым это поняло и сделало соответствующие выводы.

К минусам принятой на период Первой Мировой на ЧФ подобной организации следует отнести то, что маневренные группы не имели постоянных командиров. Командование флота
назначало очередного подвернувшегося адмирала руководить каждой следующей операцией.

С вводом в строй линкора "Императрица Мария" связано одно любопытное происшествие.
Я уже рассказывал о нем в "Судьбах "Императриц", но тут не грех и повториться, и чуть расширить.

Однажды к старшему офицеру строящегося корабля старшему лейтенанту Городысскому (В день гибели линкора Городысский будет находиться на той же должности, однако уже в звании кавторанга) явился старик в старой морской форме, отдал честь и отрапортовал: "Матрос первой статьи… явился к месту службы".
Городысский переспросил его, решив, что просто не понял старика. Однако и во второй раз он получил такой же ответ: "Матрос первой статьи с линейного корабля "Императрица Мария"явился к месту службы". После этого он объяснил оторопевшему офицеру, что служил на еще парусном линейном корабле "Императрица Мария", входившем в состав эскадры адмирала Нахимова.


Прежняя нахимовская "Мария"

Более того, он даже участвовал в Синопском сражении 1853 года, когда была уничтожена турецкая эскадра. Когда Черноморский флот был затоплен в Севастопольской бухте, старик спас забытую на корабле икону Св. Николая Чудотворца.
Теперь он явился на новый линейный корабль и принес спасенную икону.

Городысский сразу понял, какое огромное моральное значение может иметь все это для экипажа корабля. Этот старый матрос, сразу получивший прозвище "Синопcкий", стал настоящим кладом. Его приписали к команде, и все свое свободное время он делился с
молодыми матросами своими воспоминаниями о море, морскими легендами и байками,
рассказами о прошлом русского флота и его боевой славе.
Труднее было определить прямые служебные обязанности, которые бы он мог исполнять, все-таки старику уже было под восемьдесят. В конце концов, ему поручили следить за безопасностью и хранить ключи от отсеков. В этой должности он стал настоящим проклятьем для разболтанных портовых служащих. Впрочем, для части команды тоже. :mrgreen:
Я сумел найти только один снимок этого русского моряка- в мемуарах тоже моряка с "Марии" Трофимцева.
Вот он:


А вот фамилии найти не сумел. Что ж. Пусть он так и останется в памяти - Матросом Синопским

Итак, после ввода в строй линкоров господство на море окончательно, бесспорно и бесповоротно перешло в руки Черноморского флота. С этого момента все боестолкновения приняли довольно однообразный характер: русские догоняют, немцы (или турки) удирают.
С одной стороны, это приятно, а для балтийцев должно быть стыдно и завидно.
Вообще не так часто в русской военной истории и в военных историях других государства описания боевых действий столь однообразны и монотонны, но никто на эту, на ТАКУЮ монотонность не жалуется. :mrgreen:
Пусть даже того же "Гёбена" толком ни разу так догнать и не удалось… но на то он и линейный крейсер, один из лучших ходоков своего времени
Но это уже были настоящие погони, а не то ленивое вальсирование, которое позволили себе "Гебен" и "Бреслау", уклоняясь от не слишком назойливого внимания Королевского Флота в августе 1914 года на Средиземном море, о котором мы говорили несколько постов выше в теме о том, как вообще "Гёбен" сумел пройти в Черное Море.
Адмирал Сушон и думать позабыл о своем опрометчивом обещании Энверу:
"Ich werde die Scwarzmeerflotte zerschmettern".

Я растопчу Черноморский Флот!!!"
Энвер-паша толерантно не напоминал, а этот самый Черноморский флот продолжал активно топтать и "Гёбена", и "Бреслау" и остальные турецкие коробочки. Топтал, как курицу и заглядывался на ослицу... упс - на высадку десантов на Босфор.

Итак, вот краткая история германо-турецкого военно-морского драпа, которая, как нетрудно заметить, началась ЕЩЕ за полгода до ввода в строй первого русского настоящего полноценного линкора.

4-6 января 1915 года
В начале января 1915 года крейсера "Бреслау", "Хамидие" и "Берк" получили приказ обеспечить переход в Трапезунд транспорта с войсками и артиллерией. Для этого они
должны были совершить вылазку в восточную часть Черного моря. Как уже отмечал выше,
при выходе из Босфора "Берк" подорвался на мине. Однако "Бреслау" и "Хамидие" получили распоряжение продолжать операцию, при этом крейсера должны были действовать самостоятельно.

4 января "Хамидие" западнее Синопа столкнулся с русским крейсером "Память Меркурия" (Лорей ошибочно указывает "Кагул") и 4-мя эсминцами. Дело в том, что русские радисты неправильно расшифровали перехваченные радиограммы и решили, что в море
находится целый войсковой конвой. Поэтому в море вышли главные силы флота — 5 броненосцев, 2 крейсера и 10 эсминцев. Один из разведывательных отрядов и налетел на
"Хамидие".
Турецкий крейсер дал полный ход и повернул на запад. "Память Меркурия", "Гневный",
"Дерзкий", "Беспокойный" и "Пронзительный" начали преследование. С дистанции
около 60 кабельтовых крейсера начали перестрелку. С 12.45 до 14.00 "Хамидие" сделал из
кормовых орудий около 80 выстрелов. Турецкий крейсер получил один 152-мм снаряд в корму и несколько осколочных пробоин ниже ватерлинии. В эсминец "Дерзкий" попал 1 снаряд, который осколками вывел из строя кормовое орудие и ранил 7 человек. Около 16.00 корабли вошли в полосу дождя и потеряли друг друга из виду. "Память Меркурия" был на 4 года моложе и на 1 узел быстроходнее "Хамидие", про эсминцы и так понятно. Не влезь турки в дождевой шквал - быть им потопленными с гарантией.

Утром 6 января в районе Туапсе "Хамидие" встретился с "Бреслау". Бесцельно проболтавшись в море, вражеские крейсера направились домой. Уже в сумерках они налетели на главные силы Черноморского флота. Оба крейсера разошлись в разные стороны и дали несколько выстрелов. В темноте бой продолжать было невозможно все так и закончилось, не успев начаться. На "Евстафии шальным снарядом было повреждено 305-мм орудие, а на "Хамидие" — сбит прожектор. Наши тяжелые корабли огонь своим ГК не открывали.

Но, если русский флот не сумел уничтожить вражеские крейсера, то серьезного урона
турки все равно не избежали. 4 января был захвачен итальянский пароход "Мария Росетта",
следовавший в Константинополь с грузом керосина. А после стычки 6 января у анатолийского побережья были уничтожены более 50 парусников.

После этого похода 10 января "Хамидие" стал на ремонт. На нем была усилена броневая
палуба и срезаны верхние мостики, чтобы сделать силуэт менее заметными.


Кр "Хамидие"

3 апреля 1915 года
Для обеспечения набега турецких крейсеров на Одессу "Гебен" вышел в море, хотя линейный крейсер еще не был полностью отремонтирован после декабрьского подрыва на
минах. В море он встретился с "Бреслау", ходившим в Синоп. Получив сообщение о гибели "Меджидие", которое я разбирал выше, Сушон приказал "Хамидие" и эсминцам возвращаться, а сам с 2 кораблями пошел к берегам Крыма.
В 8.15 с "Гебена" увидели 2 русских парохода, которые были потоплены. В 9.20 °Cушон направил "Бреслау" назад, чтобы выяснить, какой корабль следует за германскими крейсерами немного восточнее. Оказалось, что это крейсер "Память Меркурия". Дело в том, что на рассвете из Севастополя в море вышли 5 броненосцев, 3 крейсера и эсминцы "Гневный", "Пронзительный", "Дерзкий", "Лейтенант Пущин", "Жуткий", "Живучий", "Звонкий", "Зоркий", "Завидный" и "Заветный". Командующий флотом отправил "Память Меркурия" и эсминцы 1-го дивизиона для опознания неизвестных кораблей.

В 11.10 германские крейсера прервали операцию, постарались развить полный ход и взяли курс на Босфор. Началась погоня.
В голове русской колонны шли крейсера и эсминцы. В 13.30 русские корабли сделали несколько выстрелов по "Бреслау", который держался между "Гебеном" и русским флотом. Ближе к вечеру Эбергард, поимая, что его старые ЭББ отстают от немцев, приказал эсминцам 1-го, 4-го и 5-го дивизионов атаковать противника торпедами. Однако лишь 1-й дивизион вышел на дистанцию артиллерийской стрельбы, а на дистанцию торпедного залпа подошел только "Гневный".
В 20.41 эсминцы попытались атаковать "Бреслау", который немедленно открыл огонь с дистанции около 20 кабельтовых, пользуясь еще хорошей видимостью. Ни артиллерийский огонь, ни торпеды русских кораблей поразить цель не сумели. Ответным огнем "Бреслау" был легко поврежден "Пронзительный", однако его команда потерь не имела.

Продолжу - ниже
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 21 дек 2017, 23:33

11 июня 1915 года

10 июня крейсер "Бреслау" был отправлен в море для обеспечения перевозок угля из Зонгулдака. Уже возвращаясь обратно, ночью 11 июня он столкнулся с эсминцами "Дерзкий" и "Гневный". Встреча была неожиданной для обоих противников, но отреагировали они дружно — и русские и немцы сразу открыли огонь. В ходе скоропалительной перестрелк на дистанции всего 10 кабельтов (прописью - десять, это всего морская миля, 1852 метра!!!), которая длилась всего 4 минуты, в "Бреслау" попали три снаряда. Повреждения были невелики, но 7 человек погибли, а 15 были ранены.

"Гневный" успел дать на контркурсе двухтопедный залп, но торпеды прошли мимо, для них дистанция была все же великовата. В эсминец екмцы в свою очередь добились двух попаданий 105-мм снарядами, которые перебили главный паропровод. Эсминец потерял ход.

Хотя "Дерзкий" остался один, его командир капитан 2 ранга Гадд попытался преследовать германский крейсер. Но "Бреслау" использовал темноту и скрылся. После этого "Дерзкий" вернулся к поврежденному товарищу и на буксире повел его в Севастополь. И - довел.

Тут небольшое отступление.
"Гневный" и "Дерзкий" хотя и были кораблями классом ниже, чем современнейший на тот время легкий крейсер "Бреслау", но это были не просто тоже современнейшие эсминцы нового поколения, так называемые "Черноморские Новики", но и лучшие корабли в своем классе в мире.
Черноморские Новики подроекта "Дерзкий" отличались от своих балтийских братьев улучшеными мореходностью, еще рядом ТТХ. Ангдичане создать хотя бы павные корабли в этом классе смогли только в начале 1920-х годов, а другие государства - намного позже, уже в тридцатых.


ЭМ "Дерзкий", постройки «Наваль», спущен на воду 2 марта 1914 года.
Водоизмещение 1 180 т (нормальное), 1 451 т (полное)
Длина 93,82 м
Ширина 9,02 м
Осадка 3,35 м
ГСЭУ - 2 паровые турбины «Браун-Бовери-Парсонс»
Мощность 23 500 л. с. (на приёмных испытаниях при перефорсировке котлов - 24700 элс)
Скорость хода полная, 30,38 узлов (полная на приёмных испытаниях 37.14 узлов)
Дальность плавания 1 717 мильна скорости 21,0 узел 700 миль на 30,0 узлах
Экипаж 111 человек, в том числе 7 офицеров
Вооружение
Артиллерия 3 × 1 102-мм/60 орудий (боезапас 450 патронов)
Минно-торпедное вооружение: 5 × 2 457-мм ТА, 80 мин образца 1908 или 1912 годов.
Судьба корабля - непроста.
Отвоевав ПМВ, 14 ноября 1920 года вместе с остальными судами Русской эскадры эсминец покинул Крым. После высадки эвакуируемых в Константинополе, «Дерзкий» в конце декабря прибыл в Бизерту (Тунис). 29 декабря корабль был интернирован французскими властями и последующие 4 года находился на стоянке. После признания 29 октября 1924 года Францией СССР на корабле был спущен Андреевский флаг, а команда «Дерзкого» покинула корабль. В конце 1920-х годов корабль был продан Русметаллторгом на слом и в 1933 году был разобран [i]на металл частной французской фирмой.


"Гневный" его брат-близнец. Заложен на стапеле завода «Наваль» 20 сентября 1913 года, спущен на воду 18 октября 1913 года.
16 декабря 1917 года эсминец вошёл в состав советского флота. После предъявления 25 апреля 1918 года германским командованием ультиматума о сдаче Черноморского флота советскому правительству 29 апреля «Гневный» вместе с частью кораблей предпринял попытку уйти из Севастополя в Новороссийск.
При прохождении боновых ворот корабль был обстрелян немецкой артиллерией. В результате попадания артиллерийского снаряда ниже ватерлинии корабля образовалась течь; эсминец был вынужден круто повернуть и на полном ходу выбросился на берег Ушаковой балки. Покидая корабль, экипаж корабля открыл кингстоны и подорвал одну из турбин.



Летом 1918 года эсминец был поднят и 5 июля 1918 года включён германским командованием в состав собственного флота под бортовым номером «R-03»; одновременно поставлен в ремонт. В декабре, после ухода германских войск из Севастополя, эсминец перешёл под контроль английского командования и в начале 1919 года был возвращён ими войскам ВСЮР. Был зачислен в состав Черноморского флота ВСЮР, но в в строй введён не был.

В конце марта 1919 года «Гневный» совместно с Русской эскадрой эвакуировался из Крыма. После высадки эвакуируемых в Константинополе корабль в конце декабря был уведён на буксире в тунисский порт Бизерта, где 29 декабря был интернирован французской стороной. После признания 29 октября 1924 года Францией СССР на эсминце был спущен Андреевский флаг, а экипаж «Гневного» был расформирован. В конце 1920-х годов эсминец был продан Русметаллторгом на слом, и в 1933 году был разобран на металл частной французской фирмой. [/i]

4-5 сентября 1915 года

Летом турки сумели благополучно провести несколько транспортов с углем в свою столицу,
однако этот удачный период не затянулся слишком долго. 29 августа эсминец "Нюмуне"
привел в Зонгулдак транспорты "Эресос", "Иллирия" и "Сейхун". Они приняли на борт
около 10 000 тонн угля. Во время погрузки к порту подошли эсминцы "Быстрый" и "Пронзительный", которыми командовал уже известный нам князь Трубецкой, о котором я много говорил выше.
Обстрелять пароходы, укрытые за молом, не удалось, и эсминцы демонстративно не торопямь отошли на север.
В ночь с 4 на 5 сентября транспорты вышли в море, и в 5.00 к ним присоединились
крейсер "Хамидие" и эсминец "Муавенет". Транспорты шли под берегом, а крейсер и 2
эсминца держались мористее, прикрывая их.
В районе острова Кефкен турецкий конвой был перехвачен русскими эсминцами. Бой начался в 6.40 на дистанции 66 — 76 кабельтов. Из-за большой дистанции турецкие эсминцы не могли в нем участвовать, и все свелось к перестрелке "Хамидие" с русскими ЭМ, причем крейсер мог использовать 150-мм орудия ГК. Достаточно быстро они вышли из строя или были выбиты огнем русских эсминцев. Носовое отказало после первого же выстрела, кормовое успело дать 33 выстрела, после чего было разбито прямым попаданием выпущенного с наших ЭМ 102 мм снаряда. Вскоре крейсер был вынужден бросить
транспорты и развив полный ход, отходить. Турецкие эсминцы сразу последовали за ним. "Хамидие" вызвал на помощь "Гебен", который в 9.00 вышел из Босфора.
Турецкий крейсер с немецким комсоставом достаточно резко и относительно удачно маневрировал, пытаясь уклониться от русских залпов, но при этом все дальше отжимался огнем от транспортов. Тут подошла русская ПЛ "Нерпа"
Перископ "Нерпы" вынудил командира "Хаимдие" кщк более поторопиться. Русские только этого и ждали.
В 9.23 они повернули на восток и пошли прямо на транспорты. "Хамидие" повернул за ними. Вероятно, турки осмелели потому, что на горизонте показался дым "Гёбена". Но русские моряки своей цели добились. В 10.20 они открыли огонь по транспортам. Увидев идущие прямо на них эсминцы, угольщики выбросились на берег в районе реки Сакарья, где были подожжены артогнем. 10780 тонн угля были потеряны.

"Гебен" подтянулмя к месту боя слишком поздно. Вдобавок, он тоже заметил "Нерпу" и не стал задерживаться в районе боя, тут же снова отойдя к Босфору. А лодка нашла себе третью цель и потопила артиллерийским огнем буксир "Сейяр", который вел баржу с углем. Баржа тоже пошла на дно.

8 января 1916 года

4 января 1916 года 2-я Маневренная Группа вышла в море.
В ее состав входили: линкор "Императрица Екатерина Великая", крейсер "Память Меркурия", эсминцы "Дерзкий", "Гневный", "Быстрый", "Поспешный". От возвращавшейся в Севастополь 1-й Маневренной Группы стало известно о том, что в Зонгулдаке стоит большой транспорт.

Начальник отряда контр-адмирал князь Путятин послал вперед эсминцы "Быстрый" и
"Поспешный".


Князь Николай Сергеевич Путятин (22 августа 1862 — 24 июля 1927, Сент-Женевьев-де-Буа)

В ночь на 8 января в районе острова Кефкен дежурили эсминцы "Пронзительный" и
"Лейтенант Шестаков" под командой капитана 1 ранга князя Трубецкого. Именно они
заметили вышедший из Зонгулдака транспорт "Кармен". В 3.10 "Пронзительный" атаковал его торпедами и потопил. Переход транспорта должен был прикрывать "Гебен",но намеченная на утро встреча не состоялась.

В числе пленных с "Кармен" русские захватили 1 унтер-офицера и 3 матросов (все немцы) с "Бреслау". От них русский командующий узнал, что "Гебен" тоже находится в море, и решил попытаться перехватить его.
8 января в 8.23 "Гёбен" заметил 2 русских эсминца и погнался за ними, не подозревая о
присутствии в этом районе русского линкора. Но в 9.15 на NNW появилось главное
действующее лицо — "Императрица Екатерина Великая". В 9.40 линкор открыл огонь. Я уже рассказвал об этом бое в "Судьбах "Императриц", но тут очень любопытно посмотреть на это боестолкновение глазами Лорея:
"Гебен" немедленно повернул на 8 румбов влево и начал отвечать. Когда "Гебен"
оказался на траверзе линкора, тот в 9.44 повернул на параллельный курс. Бой шел на
дистанции около 110 кабельтов. Залпы "Императрицы Екатерины Великой" ложились
кучно и почти все время накрывали "Гебен". Хотя прямых попаданий не было, палуба
линейного крейсера была засыпана осколками.

По немецким данным "Екатерина добилась двух попаданий в !Гёбен" выше ватерлинии между первой и второй дымовой трубой, были перебиты несколько вспомогательных паропроводов, но потерь среди экипажа не отмечено.
Русские говорят об одном прямом попадании, сбившем один из баркасов "Гёбена" Превосходство в скорости германского линейного крейсера все таки сказалось, и дистанция постепенно увеличилась. Однако "Гебен" отрывался слишком медленно - это не от старых броненосцев с их 16-тиузовым ходом уходить, новые черноморские линкоры уверенно давали 21 узел и до 22-х при перефорсировке своей КТУ.
Бой длился 21 минуту, и последние залпы русский линкор произвел с дистанции 125 кабельтов, что является отменным показателем стрельбы.
Линейный крейсер сделал всего 5 выстрелов и уже в 9.44 прекратил огонь, так как
расстояние было слишком велико для его орудий ГК. Стрельбу линкора корректировал по
радио эсминец "Лейтенант Шестаков". Для облегчения корректировки использовались
снаряды, дающие окрашенный всплеск.
Это - тоже одна из разработок ЧФ; пожалуй тогда ни на одном флоте мира корректировку огня ГК на предельных ДДО осущетствлять при помощи догонного корабля сопровождения не додумались. Кстати - это дорого обошлось тому же Битти в его бою с 1РГ Хиппера в начале Ютланда.

9 января Сушон поставил в известность Энвер-пашу, что больше не может гарантировать
доставку угля морем. Сушон потребовал от Адмиралштаба направить в Черное море
большую подводную лодку, так как маленькие лодки серии UB-I оказались не слишком
эффективны, но получил отказ. Туркам пришлось спешно строить временные железные
дороги, хотя это не могло полностью решить проблему.
То есть задача по срывы перевозок угля из Угольного района была Черноморским флотом выполнена целиком.

4 апреля 1916 года

1 апреля 1916 года "Бреслау" вышел в море, чтобы доставить в Трапезунд роту солдат и
небольшое количество боеприпасов. Выполнив эту задачу, крейсер обстрелял русские
позиции недалеко от города и направился на север, чтобы крейсировать в районе
Новороссийска.
Лорей ничего не говорит о причинах этого, но, скорее всего, немцы узнали, что готовится переброска 1-й и 2-й пластунских бригад в район Ризе, и для этой цели в Новороссийске сосредоточены 36 транспортов. Вполне естественно, что в операции был задействован весь флот. 4 апреля в 4.19 наблюдатели "Бреслау" заметили на левой скуле 2 больших корабля, идущих контркурсом на расстоянии 66 кабельтовых.

Это были линкор "Императрица Екатерина Великая" и крейсер "Кагул". За ними были
замечены 3 эсминца. Русские не сразу обнаружили "Бреслау", так как он находился на
темной стороне горизонта.
Русские корабли находились к югу от крейсера и могли оттеснить его к берегам Крыма.
Поэтому командир "Бреслау" решил как можно незаметнее проскользнуть мимо русской
эскадры. Состояние топок "Бреслау" после зонгулдакского угля оставляло желать лучшего, поэтому нельзя было сразу дать полный ход, чтобы снопы искр из труб не выдали немцев. Сначала план удался, но в 4.36 один из эсминцев заметил "Бреслау". В этот момент русские уже оказались за кормой крейсера. Эсминец сообщил на линкор о присутствии неприятеля. "Бреслау" сразу дал полный ход. Русская эскадра повернула на параллельный курс.

Сначала командир линкора, все тот же отчаянный каперангранг князь Трубецкой, видимо, сомневался, кто именно обнаружен. "Императрица Екатерина Великая" сделала
прожектором опознавательные. Сигнальщики крейсера просто повторили сигнал.

Дистанция увеличилась до 104 кабельтовых, и скорость крейсера продолжала возрастать, "Бреслау" выжимал из машин, что было можно.
При этом командир "Бреслау" решил, что опасность миновала, и приказал открытым текстом передать "Счастливого пути". Ну, это он погорячился и сделал зря. Был бы на месте Трубецкого другой офицер - может, еще б обошлось. :mrgreen:
Но Трубецкой в ответ на это примерно в 5.00 немедленно открыл огонь. Стрельба продолжалась до 5.15 и была прекращена, лишь когда дистанция возросла до 142 кабельтовых. Накрытиями крепко попортило надстройки "Бреслау", несколько человек экипажа были ранены осколками, разрушен полубаркас и пострадал такелаж.
Русская эскадра продолжала погоню, держась в строе пеленга. Русский линкор снова
показал крайне неплохое качество стрельбы главным калибром. Хотя дистанция была очень велика, и видимость довольно плоха, он уже третьим залпом снова накрыл "Бреслау". Один из снарядов разорвался под носом крейсера, и он, ко всем прочим неприятностям получил несколько осколочных пробоин ниже ватерлинии размером в ладонь. Погоня продолжалась до 10.00, после чего "Бреслау" окончательно оторвался.


ЛК "Екатерина Великая"

22 июля 1916 года

Крейсер "Бреслау" после устранения повреждений получил приказ провести минную постановку в восточной части Черного моря возле Новороссийска. Крейсер принял на борт 65 мин и вечером 21 июля вышел в море. Командир решил выйти к берегу севернее Новороссийска и поставить мины, двигаясь на юг. Но 22 июля в 13.05 на левом траверзе "Бреслау" были замечены дымы. Судя во всему, это были русские военные корабли, возвращающиеся в Севастополь от Трапезунда. Один из них пошел следом за крейсером. В 13.45 в нем опознали эсминец типа "Быстрый", это был "Счастливый". Чтобы дать возможность стрелять кормовому 150-мм орудию, немцам пришлось выбросить за борт 9 мин. Завязалась короткая перестрелка, которая завершилась в 14.05. Попаданий не добился ни один из противников, хотя русские моряки сделали неприятное открытие — крейсер после можернизациитеперь был вооружен 150-мм орудиями ГК.
После этого эсминец отвернул и вышел за пределы дальности обстрела.
Вскоре к нему присоединились еще 3 эсминца.

Дело в том, что разведка своевременно известила командование флота о готовящейся
операции немцев, и новый командующий флотом адмирал Колчак лично вышел в море на
"Императрице Марии". Вместе с ним шли крейсер "Кагул" и 5 эсминцев.


"Императрица Мария"

Хотя крейсер держал скорость около 25 узлов, четвертый дым быстро приближался. Уже в
14.00 стал виден линкор "Императрица Мария". Дистанция в этот момент составляла 136 кабельтов. Командир "Бреслау" повернул на юг и приказал приготовиться к постановке дымовой завесы. В 14.15 дистанция между " Марией" и "Бреслау"
сократилась до 114 кабельтовых, и линкор открыл огонь. Первые 2 залпа легли недолетами, и "Бреслау" поставил дымовую завесу. Линкор прекратил огонь.
Командир крейсера боялся, что его прижмут к анатолийскому берегу, и под прикрытием
дымзавесы склонился на юго-запад. Когда завеса рассеялась, выяснилось, что линкор
находится гораздо ближе. На сей раз дистанция составляла 95 кабельтовых. Линкор дал 4
залпа, которые опять легли недолетами, недостаточно кучно, на "Марии" все-таки стреляли чуть хуже, чем на Екатерине. При всей сходности ТТХ этих коробочек, по сути одинаковых потрохах это еще раз показывает то, насколько важен человеческий фактор, воюет не техника, воюют ЛЮДИ...
Крейсер снова поставил дымзавесу.

Происходившее дальше с точки зрения "чисто заклепок" объяснить сложно. Немцы утверждали, что русский линкор развил 25 узлов, что было невозможно в принципе. В корабельном журнале "Марии" отмечена скорость хода в 24 узла, развиваемая кораблем в течение часа.
Лично я здесь никакого чуда не вижу: выше я рассказывал о том, как старые броненосцы развивали при стычке с !Гёбеном" у Зонгулдака ход 17.5 узлов против указанных в ТТХ и подтвержденных ходовыми приёмными испытаниями 16-ти узлов при перефорсировке.
Говорил выше и о том, что ЛК типа "черноморских гангутов" при перефорсировке могли выжать 22 узла.
Рассказывал в "Кораблях-легендах" и о том, как тот же лидер "Ташкент" в бою покрывал такие рекорды скорости, какие его строителям и не снились... Так что лично я верю в то, что экипаж "Марии" сумел выжать из машин гораздоо больше, чем то, на что они были задуманы. Бой есть бой.
Что касается данных немцев, то скорее всего "Бреслау", котлы которого находились не в лучшем состоянии из-за некачественного зонгулдакского уголька, не давал свои 26 узлов. К тому же крейсер следовал зигзагом, уклоняясь от русских залпов, а это еще больше снижало скорость на генеральном курсе.
Но, вне зависимости от причин, "Императрица Мария" медленно нагоняла "Бреслау". В 15.00 командир крейсера передал по радио:
"Нахожусь в квадрате 1961, курс SW. "Императрица" обстреливает, несколько эскадренных миноносцев держатся в соприкосновении.
Необходима поддержка при входе, крейсер в угрожаемом положении.

"Бреслау"


Командир крейсера надеялся, что линкор не выдержит этой гонки, однако на самом деле "Мария" эту гонку выдержала, а снизить ход пришлось ему, так как засорились топки. Каждый раз, когда завеса редела, линкор снова открывал огонь. Наконец один залп дал накрытие. Осколками снаряда, разорвавшегося всего в 10 метрах от кормы "Бреслау", были ранены 7 человек. Командир крейсера приказал сбросить еще 8 мин, надеясь, что они задержат противника.

В 15.52 крейсер израсходовал последний дымовой патрон, но к этому времени ему удалось немного оторваться от противника. Линкор находился в 136 кабельтовых за кормой, головной эсминец на правом крамболе, еще один — на правой раковине, оба на расстоянии 104 кабельтовых. В 16.20 "Бреслау" получил радио, в котором говорилось, что "Гебен" и 3 эсминца вскоре выйдут ему навстречу. В 16.30 начали отставать и эсминцы.

Однако положение "Бреслау" ничуть не облегчилось. Он никак не мог встретиться с линейным крейсером до наступления темноты, а до Босфора еще оставалось очень далеко.
После наступления темноты вполне можно было ожидать торпедных атак, поэтому
командир "Бреслау" отправил вторую радиограмму. В ней он просил "Гебен" не
выходить из пролива. Русский линкор к этому времени отстал и прекратил огонь. На всякий случай были сброшены еще 8 мин. Это позволило бы кормовому орудию стрелять по всему горизонту.

Но в 19.45 головные 3 эсминца отвернули, хотя четвертый продолжал держаться за кормой "Бреслау". Но тут налетел дождевой шквал, и противники окончательно потеряли друг друга. Утром 23 июля "Бреслау" вошел в Босфор.

25 июня 1917 года

Следующее столкновение "Бреслау" с русскими кораблями произошло почти ровно через год, уже после Февральского переворота в Питере. Вечером 23 июля 1917 года крейсер вышел в море, чтобы поставить мины возле острова Змеиный. В ночь на 25 июня крейсер поставил 70 мин несколькими банками.
Кроме того, командир "Бреслау" решил высадить десант на остров, что тоже было сделано без помех со стороны русских. Десант захватил 11 пленных из состава гарнизона острова и подорвал 2 — 76-мм орудия. "Бреслау" разрушил артиллерийским огнем радиостанцию и маяк. После этого крейсер направился к Босфору.

Однако практически одновременно с немцами свою минно-заградительную операцию
начал Черноморский флот. Из Севастополя вышел отряд в составе: вспомогательный
крейсер "Король Карл" (брейд-вымпел начальника бригады крейсеров капитана 1 ранга Иванова), эсминцы "Пылкий" и "Дерзкий", заградители "Георгий", "Алексей", "Ксения", а также крейсер "Память Меркурия" и эсминцы "Поспешный" и "Быстрый". В море отряд должен был встретиться с линкором "Императрица Екатерина Великая"
(Новое название корабля — "Свободная Россия" — и сегодня звучит как похабная шутка,
поэтому я его использовать - не буду) и охраняющими его эсминцами "Гневный" и "Счастливый".

Утром 25 июня начальник обороны устья Дуная, встревоженный ночной стрельбой, послал к острову миноносец, который в 11.30 передал по радио сообщение о появлении "Бреслау". В этот момент русская эскадра шла 3 отдельными отрядами. Когда за кормой отряда заградителей показался дым, посланный на разведку "Дерзкий" опознал "Память Меркурия", после чего отряд заградителей повернул на восток.

В 12.15 с "Бреслау" заметили 2 эсминца, которые в 12.25 открыли по крейсеру огонь с дистанции 107 кабельтовых. Из-за большой дистанции "Бреслау" не отвечал. По крайней
мере, так говорит официальная история германского флота в лице Германа Лорея.
В 13.25 с крейсера заметили дым корабля, в котором быстро опознали линкор
"Императрица Екатерина Великая". Линкор увеличил ход до максимального при перефорсировке (22 узла или около того), но приблизиться к вражескому крейсеру не сумел. Поэтому в 14.24 командир линкора приказал открыть огонь с дистанции 122 кабельтова. Он дал 9 залпов из носовой башни, но все снаряды легли недолетами. И опять немцы приписали русскому линкору неслыханную скорость. Они полагали, что "Императрица Екатерина Великая" развивает 24 узла.

В 13.00 с дистанции 77 кабельтовых по крейсеру открыл огонь эсминец "Гневный", но
тоже попаданий не добился. В 14.16 "Бреслау" начал ставить дымовые завесы, а в 14.30
начал отвечать. "Бреслау" стрелял бронебойными снарядами. Утверждение Лорея, что это
делалось, чтобы закрыться всплесками своих снарядов от огня противника, вызывает... мммм... тяжелое недоумение. Работать по небронированным эсминцам шестидюйсмовыми бронебойными болванами - само по себе групость, а вот полубронебойный или фугасный могут решить судьбу корабля такого типа одним попаданием.
Как раз в это время капитан 1 ранга Иванов приказал своим эсминцам атаковать неприятеля. Вместо "Поспешного", на котором произошла поломка турбины, был отправлен "Громкий". "Быстрый", "Дерзкий" и "Громкий" развили 29 узлов, ноогнать германский крейсер не сумели.

В 16.34 к крейсеру присоединился вышедший из Босфора миноносец "Басра", который
только помешал "Бреслау", ведь миноносец имел скорость не более 18 узлов. С 17.00 до
17.15 "Бреслау" имел еще одну перестрелку с "Гневным", но к этому времени крейсер
подошел к Босфору, и русские прекратили погоню. Немцы утверждают, что после 17.00
линкор тоже дал несколько залпов по "Бреслау" с дистанции 136 кабельтовых.

Немцев спасла только бездарность начальника отряда заградителей. Если бы он сразу
повел "Память Меркурия" вместе с эсминцами напересечку "Бреслау", то германский крейсер оказался бы в клещах. Хотя минную постановку русские провели успешно, занести этот день в актив нашего флота нельзя, тем более что на поставленных "Бреслау" минах 7 июля подорвался и затонул эсминец "Лейтенант Зацаренный". Он перебрасывал на остров
Змеиный команду и оборудование для восстановления наблюдательного поста.

Но это был последний боевой поход "Бреслау". 10 ноября 1917 года он совершил стремительный рейд к Синопу, но это была уже была чисто пропагандистская акция. Крейсер должен был показать приунывшей после потери Трапезунда армии, что флот все еще существует и даже "действует". Ведь недаром для похода был специально приготовлен флаг огромного размера...

О великолепнейших черноморских десантах я уже разбирал подробно в теме о Морской Пехоте, о гибели "Марии" нужно и должно говорить в другой теме - этот разговор так же тяжел для любого черноморца, как и Брестский Мир.
Потому дальше я, чтобы не разрывать связь ТВД, буду говорить о многократно уже упоминавшеся Дарданельской операции англичан и о последнем походе в той войне"Бреслау" и "Гёбена".
Но об этом - ниже.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение alexbir » 22 дек 2017, 03:40

EvMitkov писал(а):... Сложно понять русскому офицеру, вне зависимости от его политических убеждений, как это вообще возможно: по типу тех же Власова или прочих, еще "царского разлива", сотрудничать в внешним врагом ради ЛЮБЫХ своих идеалов и ЛЮБЫХ своих задач...
он выбрал иную общественную систему, очень-очень сильно отличавшуюся от германской. Так что про пиетет к родине, как бы удержавший от сотрудничества с Германией в годы войны - не в тему опять. Не при чём это, в данном случае. Далековато он был от событий, и в совершенно ином мире. Просто США не вели с СССР боевых действий. А повели бы - на чьей стороне оказался бы "инженер", выбравший "общество больших возможностей" нашедший в нём своё местечко под солнцем - не приходится гадать. С моими родными в окопе его точно бы не было. Высрался он, в своё время, на "родные берёзки", и покинул бывшую (именно бывшую) родину навсегда. И детям, и внукам заказал. Флоридцем престарелым и помер.
Кто первый поймёт, почему от бойца до бойца в цепи в наступлении, и до ближайшей брони должно быть не меньше 15 шагов - тот в итоге в Украинской войне и победит. (Александр Украинский, "Наука убеждать", ч. 1я.)
Аватара пользователя
alexbir
 
Сообщения: 5770
Зарегистрирован: 13 июн 2014, 00:59

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 22 дек 2017, 18:33

alexbir писал(а):Флоридцем престарелым и помер.
Ну - и Бог ему судья.
Сейчас ведь у него не спросишь, испытывал ли он на закате жизни то же, что испытывал Игорь Сикорский. Он, в отличие от Сикорского, никаких письменных документов после себя не оставил.
Так что светлая ему мэмори и пусть флоридская лэнд будет ему флуффом. Хотя - он же американцем помер, так что пусть ему лэнд будет фуззом. А я вернусь к Дарданельской операции англичан. Начну, раз уж завязывался, "как учили" с предпосылок на операцию, а там и до подробностей разговор дойдет. Операция-то вышла... ох, и забавная. Не зря о ней просвещенные мореплаватели так не любят вспоминать и говорить.
Истоки и предпосылки этой операции можно найти еще в 1906 году, когда британское правительство впервые столкнулось с реальной перспективой войны против Турции из-за территориальных споров на Синайском полуострове. Британское военное командование сразу пришло к заключению, что захват полуострова Галлиполли и форсирование Дарданелл британским флотом станет "смертельным ударом" для Турции. Однако начальник разведывательного отдела Адмиралтейства в своем меморандуме от 28 февраля 1907 года писал:
"Высадка на Галлиполли сопряжена с большим риском. Ее не следует предпринимать, если имеются другие способы оказания давления на Турцию".

Во-первых, по своим заморочкам в колониях англичане довольно неплохо представляли себе тот тип и менталитет противника, который мог бы им противостоять.
Во-вторых, весь опыт не только британского флота, но и других флотов мира подтверждал бесполезность попыток атаки береговых укреплений одними кораблями. Нельсон со своей моряцкой простотой и прямотой прямо сказал:
"Any sailor who attacks a fort is just a fool"

"Любой моряк, который атакует форт, — просто дурак".

С Турцией, с ее географией тем более все непросто. В 1807 году адмирал сэр Джон Дакуорт с эскадрой из 7 линейных кораблей и нескольких мелких кораблей прорвался через Дарданеллы. Проболтавшись несколько дней в Мраморном море, Дакуорт обнаружил, что никого не напугал, и был вынужден возвращаться. За это время турки усилили укрепления Дарданелл, и обратный прорыв стоил ему больших потерь в личном составе. Позднее этот же вопрос несколько раз всплывал при различных обстоятельствах, но Адмиралтейство неизменно высказывалось против попыток форсировать Дарданеллы силами одного флота.
Подчеркну еще раз - СИЛАМИ ОДНОГО ФЛОТА, без изначального задействования полноценной сухопутной составляющей операции.

В 1914 году, после прорыва (или пропуска британцами) "Гебена" и "Бреслау" и отказа турок репатриировать экипажи, стало ясно, на чьей стороне будет воевать Турция. Назначение адмирала Сушона командующим турецким флотом сделало это совершенно очевидным. 31 августа Черчилль обратился к Китченеру с предложением внезапным ударом захватить полуостров Галлиполли, используя помощь Греции. Но это предложение не было реализовано.

31 октября истек срок ультиматума Великобритании относительно интернирования "Гёбена". После этого Адмиралтейство решило, что война началась, хотя формальное объявление войны британским правительством было сделано только 5 ноября.
Адмиралтейство по собственной инициативе совершило то, что Джеллико назвал
"непростительной ошибкой", а адмирал Бэкон — "поступком явного лунатика".
Суперинтендант мальтийских доков адмирал Сэквилл Карден получил приказ поднять
флаг на одном из линейных крейсеров и провести короткую бомбардировку турецких
фортов.
Единственная задача, которая была поставлена перед ним, —
"опробовать эффект воздействия корабельных орудий на внешние форты"
Дарданелл. Вашу ж... вернее - ихнюю маму английскую королеву сзаду и спереду... для того, чтобы опробовать эффект воздействия корабельных орудий на береговые фортификационные узлы, нужно было начинать половинчатую операцию??? На полигоне до войны это сделать англичанам что - в голову не приходило? НО так или иначе 3 ноября 1914 года "Индефетигебл" и "Индомитебл" вместе с французскими броненосцами "Сюффрен" и "Верите" в течение 10 минут выпустили 76 — 305-мм снарядов по Кум-Кале и Седд-уль- Бахру. По рапорту с кораблей им ЯКОБЫ удалось взорвать один артпогреб, хотя турки этого не подтверждают. Эта операция дала Адмиралтейству повод думать, что, несмотря на уроки истории, здравый смысл и элементарную воинскую грамотность военные корабли способны подавить форты, защищающие Дарданеллы. Однако этот же обстрел надоумил турков усилить оборону проливов, что они и сделали. В том числе и усилить подходные минные заграждения, что они сделали тоже.

После этого наступило затишье. Новый толчок события получили, когда 2 января 1915
года главнокомандующий русской армией великий князь Николай Николаевич обратился
к союзникам с просьбой
предпринять демонстрацию против турок, чтобы ослабить их натиск на Кавказском фронте.
3 января Форин Оффис отправил ему телеграмму, в которой обещал помощь. Это решение было принято после совещания Китченера с Черчиллем. Но ирония судьбы заключалась не в лёгком паре, а в том, что уже 4 января турецкие войска были разбиты русскими под Сарыкамышем и покатились назад. Великий князь просто забыл известить союзников, что помощь больше не нужна. Ну, не подумала светлая романо-державная головушка о таких мелочах. Не барское это дело.

Черчилль и Фишер (который сменил Баттенберга) запросили вице-адмирала Сэквилла Г.
Кардена:
"Как вы считаете, возможно ли форсирование Дарданелл одними кораблями?
Полагаем, что можно использовать старые линкоры…(имеются ввиду старые броненосцы, браво переименованные в линейные корабли, в "баттлшипы на англицкой мове - Е.М.)
Важность результата оправдает тяжелые потери".
Карден ответил - и тут ВНИМАТЕЛЬНО: "
Я не думаю, что их можно прорвать стремительным броском. Но проливы можно форсировать в ходе большой операции большим количеством кораблей"
.

Сначала Черчилль носился с планом отправки в Дарданеллы "75000 опытных солдат из Франции", но Китченер и фельдмаршал Джон Френч наотрез отказались дать хотя бы одного солдата. 6 января Черчилль телеграфировал Кардену:
"Высшие инстанции согласились с вашим мнением. Представьте детальный план с обоснованием потребных сил. Как, по вашему мнению, мы можем их использовать, и что
в результате получим?"


11 января Карден передал по телеграфу детализованный план. Сначала следовало разгромить внешние форты; протралить минные поля и разрушить промежуточные укрепления; потом уничтожить внутренние форты у мыса Кефез в 8 милях вверх по
проливу; затем уничтожить укрепления в Узостях; протралить фарватер через минные поля между Кефезом и Узостями, чтобы выйти прямо в Мраморное море. Обстрел фортов должен был проходить в 3 стадии: бомбардировка с дальней дистанции, вне досягаемости вражеской артиллерии; обстрел со средней дистанции прямой наводкой; огонь на разрушение с дистанции 15–20 кабельтов. Все это должно было занять около месяца,
если привлечь к операции достаточное количество броненосцев. Это были самые
обычные общие слова, отписка по сути. Как позднее ядовито заметил один из адмиралов, их можно было
"применить для описания событий где угодно и когда угодно, от набега викингов до десанта в Тимбукту".


На Фишера этот так называемый "план" произвел столь большое впечатление, что он
предложил задействовать только что введенный в строй супердредноут "Куин Элизабет".

Он нарисовал Черчиллю впечатляющую картину, как
капитан 1 ранга Г.П.У. Хоуп, используя свои могучие 381-мм орудия, сначала стирает форты в порошок, а затем топит "Гебен" на якорной стоянке в Золотом Роге.
Военный Совет постановил, что
"Адмиралтейство должно подготовить морскую экспедицию в феврале месяце, чтобы обстрелять и захватить полуостров Галлиполли. Конечной целью операции является
Константинополь".
И никто — кроме Китченера, предупреждавшего, что войск нет — не потрудился не то, что подумать, а хотя бы задуматься: как это флот одними кораблями может захватить полуостров, а потом оккупировать столичный мусульманский город с населением более миллиона человек.
Однако пока еще трёп и прожектерство на высшем уровне оставалось трёпом и прожектерством, и никаких практических шагов по подготовке операции и передаче Кардену требуемых кораблей не предпринималось.

У Фишера внезапно возникли серьезные сомнения, которые он 25 января изложил Черчиллю. Первый Морской Лорд мрачно предсказал: "Дарданеллы станут нашей могилой…" и в общем, Фишер оказался полностью прав. Но, когда Военный Совет вновь рассмотрел план, красноречие Черчилля сыграло роль: если все пойдет хорошо,
"Турецкая империя будет разрезана надвое, ее столица будет парализована, мы объединим Балканские государства в борьбе против наших врагов, спасем Сербию, поможем Великому Князю в проведении большого наступления и, сократив его продолжительность, спасем множество жизней".

Сэр Уинстон всегда отлично владел языком, плюс такой энтузиазм был поддержан Китченером, потому что от него не потребовали выделения драгоценных сухопутных войск,
"убедил Первого Морского Лорда неохотно согласиться на бомбардировку Дарданелл, как имеющую чрезвычайное политическое и дипломатическое значение"
, хотя он ЗНАЛ, что
Э то будет бессмысленно без привлечения войск. Мнение моряков было единодушным. Все они были на стороне Черчилля. Я [Фишер] был единственным мятежником".


Задним умом крепки все. Позднее, во время парламентского расследования по итогам
Дарданелльской катастрофы, Черчилль заявил, что, если бы он заранее знал, что
потребуется высадка примерно 100000 солдат, то ни в коем случае не начал бы операцию.
А так он - не знал Не виноватая я! Он сам пришел!!! (цитата) Сам пришел! в смысле звиздец, а я не знал!


Сэр Уинстон в те годы.

А пока англичане начали собирать силы для предстоящего удара.
Из Англии Кардену были присланы несколько броненосцев из состава 5-й и 6-й эскадр
линкоров. Остальные корабли собирали буквально со всего мира — из Китая, Южной
Америки, с островов Зеленого Мыса. Теперь Карден имел линкор "Куин Элизабет", линейный крейсер "Инфлексибл" и 12 британских броненосцев: "Лорд Нельсон", "Агамемнон", "Корнуоллис", "Альбион", "Виндженс", "Оушен", "Канопус", "Иррезистебл", "Маджестик", "Принс Георг", "Свифтшур", "Трайэмф".

Появление в составе эскадры "Инфлексибла" объяснялось двумя причинами.
Первая — он ремонтировался в Гибралтаре после боя у Фолклендов и просто оказался под рукой.
Вторая — на "Куин Элизабет" произошла поломка машин, и скорость линкора упала до 15 узлов.
Карден хотел иметь хотя бы один быстроходный корабль на случай выхода "Гебена" из пролива.


Британские и французские броненосцы на подходе к Дарданеллам.

В состав эскадры также вошли легкие крейсера "Дублин", "Дартмут", "Аметист" и "Сапфир". Карден получил 16 эсминцев типа "Бигль" и плавбазу "Бленхейм". Ему передали 7 подводных лодок, в том числе (ха-ха-ха!) 2 французских. Французы также прислали эскадру адмирала Гепратта, состоящую из старых додредноутных броненосцев "Сюффрен", "Буве", "Голуа", "Шарлемань".


ЭББ "Сюффрен" в 1903 г.


ЭББ "Буве"


ЭББ "Голуа"


ЭББ "Шарлемань"

Для траления мин Карден затребовал 21 траулер, но пока ему прислали только 7. Французы обещали выделить 14 траулеров, но их пока тоже не было.
Чтобы освободить британские корабли из Египта и Сирии, французы сформировали Сирийскую эскадру адмирала Дартиж дю Фурнье — броненосцы "Сен-Луи", "Жоригиберри",
броненосец береговой обороны "Анри IV", крейсер "Д'Антркасто". Заместителем
Кардена был назначен контр-адмирал Джон де Робек.




Кроме того, из Англии был прислан коммодор Кийз, сдавший командование Гарвичскими Силами. Базироваться корабли союзников должны были в порту Мудрое на греческом острове Лемнос, находящемся южнее выхода из пролива. Комендантом базы был назначен контр-адмирал Уимз.
Хотя операция планировалась чисто флотская, все-таки Адмиралтейство решило отправить в
Дарданеллы 2 батальона морской пехоты.

Первую бомбардировку Карден назначил на 19 февраля. Именно в этот день в 1807 году
адмирал Дакуорт прорвался через Дарданеллы, так что страсть все приурачивать "к дате" совсем не исконно-русское изобретение. :mrgreen:
Атаку должны были возглавить "Сюффрен" под флагом адмирала Гепратта, "Буве", "Инфлексибл", "Трайэмф", "Альбион", "Корнуоллис". Их должны были подержать "Голуа" и "Аметист". "Виндженс" под флагом адмирала де Робека находился в резерве. Прибытие "Куин
Элизабет" и "Агамемнона" ожидалось в течение дня.

В 9.51 "Корнуоллис" сделал первый выстрел по форту Оркание. Через 10 минут "Трайэмф" с дистанции 38 кабельтов открыл огонь по форту Хеллес. В 10.32 "Сюффрен" открыл огонь по форту Кум-Кале с дистанции 59 кабельтов, используя в основном среднюю артиллерию.
Форты не отвечали, поэтому Карден приказал кораблям стать на якорь. "Корнуоллис" из-за повреждения шпиля не смог отдать якорь и был заменен "Виндженсом". "Инфлексибл" в 11.50 дал 2 залпа с дистанции 70 кабельтов по форту Хеллес, но снаряды легли недолетами. Поэтому линейный крейсер снялся с якоря и сократил дистанцию на 12,5 кабельтов и в 12.20 снова открыл огонь. Стрельба велась очень медленно, так как артиллеристы почти не видели падений своих снарядов.

Например, "Трайэмф" за 2 часа дал только 14 залпов, при этом ни разу не сумел накрыть
цель.

Около полудня британский гидросамолет сообщил, что все орудия Седц-уль-Бахра,
Оркание и Кум-Кале... остались целы. "Инфлексибл" примерно в 13.00 перенес огонь на
форт Седд-уль-Бахр. Однако Карден решил, что обстрел с дальней дистанции прошел
успешно, и в 14.00 поднял сигнал, приказывая перейти ко второй фазе операции.

Теперь корабли должны были вести огонь с хода, но с малых дистанций.
Около 15.00 "Инфлексибл" дал 3 залпа по Седд-уль-Бахру с дистанции 55 кабельтов. Ответа не последовало, и корабли союзников подошли ближе к берегу. Южный фас укреплений
Кум-Кале предполагался разрушенным огнем "Сюффрена" и присоединившегося к нему "Виндженса".

Турецкие форты были окутаны клубами дыма и пыли. Англичане решили, что им удалось
подавить, вражеские орудия. Броненосцы вели огонь из тяжелых орудий по Кум-Кале и
Седд-уль-Бахру, а из средних — по Оркание и Хеллесу. В 16.40 адмирал Карден приказал
"Виндженсу" подойти еще ближе к берегу и осмотреть форты.

"Сюффрен" неверно разобрал сигнал. Французы решили, что им приказывают "Прекратить огонь, приблизиться к "Инфлексиблу". В это время "Сюффрен" находился в очень удобной позиции для обстрела форта Оркание, орудия которого были целы. Но французский адмирал решил выполнить приказ. И "как-то вдруг" в 16.45 турки открыли ответный огонь по "Виндженсу". Адмирал де Робек повернул прямо на форт Хеллес и открыл по нему беглый огонь.
Адмирал Гепратт немедленно поддержал англичан. "Буве" открыл огонь, стреляя через
"Виндженс". "Сюффрен" возобновил обстрел Хеллеса, а "Голуа" обстрелял Оркание с
дистанции 45 кабельтов. Форт Кум-Кале молчал, а орудия Седд-уль-Бахра дали только
пару выстрелов. Прямых попаданий в "Виндженс" не было, но несколько снарядов
разорвались вблизи от броненосца, который засыпало осколками и вынудило прекратить огонь...

Как только Карден увидел, что форты не подавлены, он пошел на помощь броненосцам. В 17.15 "Инфлексибл" открыл огонь по Оркание. Вскоре стрельба турок стала хаотичной,
видимо, огонь линейного крейсера оказался эффективным. Адмирал Гепратт написал в
своем рапорте:
"Отважные действия "Виндженса", который, невзирая на то, что огонь
батарей ни в коей мере не был ослаблен, бросился в атаку, являются
украшением дня".


Тут подошли "Куин Элизабет" и "Агамемнон", однако их участие в бою было недолгим.
"Куин Элизабет" около 20 минут поддерживал огнем "Корнуоллис". Совершенно неожиданно в 15.20 Карден поднял сигнал, скомандовав общий отход. Он решил, что уже слишком поздно, чтобы продолжать обстрел. "Пора пить чай!" в смысле файы-о-клокничать.
Де Робек запросил разрешения продолжать обстрел, но Карден не разрешил. Он считал, что в сумерках обстрел превратится в бесполезную трату снарядов, которых было не слишком много. Поэтому в 17.30 он повторил приказ прекратить огонь. Корабли отошли, провожаемые залпами форта Оркание. Примерно в 19.00 к ним присоединились "Альбион" и "Аметист", которые осматривали западное побережье полуострова. Ни мин, ни батарей они не нашли.

Таким образом, результаты первого дня операции оказались несколько противоречивыми.
С одной стороны, создалось впечатление, что лишний час светлого времени позволил бы
кораблям окончательно подавить входные форты.
С другой стороны, выяснилось, что добиться прямого попадания в орудие почти невозможно. Форты получили по несколько попаданий, однако все их орудия остались целы. Для повышения эффективности огня кораблям следовало вести огонь, стоя на якоре, что подвергало их значительному риску. В целом же стало ясно, что первоначальные оценки были слишком оптимистичными, и операция затянется. Однако моряки еще больше укрепились в мнении, что смогут завершить операцию собственными силами. Но на всякий случай Адмиралтейство распорядилось отправить на Лемнос еще 2 батальона морской пехоты. Одновременно оно приказало готовить к отправке на Лемнос 10 батальонов королевской морской дивизии, проходивших подготовку в лагере Бланд-Форд.

И все-таки 20 февраля командующий британскими войсками в Египте генерал Максуэлл
получил распоряжение Китченера готовить к отправке в Дарданеллы 2 дивизии АНЗАКа
под командованием генерала Бердвуда. Адмиралтейство протестовало, указывая, что не
располагает транспортами для перевозки этих 30000 человек, но получило приказание
транспорты изыскать.
Через неделю приказ обеспечить транспорты был отменен.
Таким образом, создалось забавнейшее и чисто английское положение — требовалось готовить войска к отправке в Дарданеллы, но в то же время никто не собирался готовить транспорты для их перевозки.

Именно в этот момент британское правительство, и Черчилль в частности, вдруг решили
поиграть в большую политику. В разгар войны против Центральных Держав они
неожиданно начали рассматривать перспективы войны… против собственных союзников!

Китченер, Черчилль и Фишер на совещании 10 марта единогласно решили готовить
создание крупной военно-морской базы в Александретте — одном из терминалов на
Багдадской железной дороге.
"Когда Россия окажется в Константинополе, Франция — в Сирии, Италия — на Родосе, наше положение на Средиземном море станет
невыносимым, если Александретта попадет в чужие руки",
— заявил Китченер. Ему вторил Черчилль:
"Если мы сумеем сокрушить германскую морскую мощь, мы должны быть готовы сосредоточить на Средиземном море флот против Франции и России".

Что ж - тоже очень типично для англичан.

Весь этот бардак усугубила ситуация в Дарданеллах. Адмирал Карден намеревался
возобновить обстрел 20 февраля, чтобы окончательно разрушить форты и перейти ко
второй стадии операции. Однако разыгрался сильный шторм, и обстрел пришлось отложить.

Только 24 февраля удалось возобновить обстрел. Союзники учли полученный урок, и
второй обстрел был организован немного по иному. На сей раз были задействованы "Куин
Элизабет", "Агамемнон", "Виндженс", "Корнуоллис", "Иррезистебл", "Сюффрен", "Шарлемань", "Голуа".
"Куин Элизабет", стоя на якоре, открыла огонь по Седд-уль-Бахру с дистанции всего 58 кабельтов, его огонь корректировал легкий крейсер "Дублин".
В 10.17 форт Хеллес обстрелял "Агамемнон", который в ответку получил 7 попаданий бронебойными снарядами, хотя не все они разорвались. Тем не менее 5 человека были убиты и 5 ранены.
С помощью орудий ГК "Куин Элизабет" удалось на некоторое время привести к молчанию форт Хеллес, гарнизон которого в панике бежал. Напомню, на кораблях этого типа главный калибр представлялся мощнейшими пятнадцатидюймовками, новейшими английскими 381/42 Mark I с массо снарядо почти в 900 кг...
Корректировавший огонь линкора легкий крейсер "Дублин" был обстрелян полевыми орудиями турок и получил несколько попаданий. Отошедший было "Агамемнон" тоже возобновил бой.


ЭББ "Агамемнон"

Вот как видел происходящее один из мичманов "Агамемнона":
"Когда снаряды начали падать недалеко от нас, я стоял на полубаке с
толпой матросов. Однако прибежал старпом и приказал очистить полубак.
Я вернулся в носовую башню. Однако вскоре пришел приказ расчету
покинуть башню. Тогда я поплелся в батарею левого борта. После этого
старпом попытался заставить нас заняться покраской борта… Я еще не
слушал ничего столь глупого и самоубийственного. Первое же попадание
вражеского снаряда прекратило все это. Снаряд попал в стойку главного
деррик-крана, и его осколки убили унтер-офицера Уортингтона, стоявшего
на сигнальном мостике. В этот момент я не понял, что корабль получил
настоящее попадание. Грохот наших собственных орудий оглушал всех. Я
вышел из батареи и остановился на полубаке… Почти сразу после этого
снаряд пролетел через палубу надстройки с левого борта и взорвался…
Осколки пронеслись по всей батарее левого борта… Теперь нам приказали
поднимать якорь. Старший механик дал пар на лебедку, и якорная цепь
медленно поползла вверх… Снаряды сыпались вокруг, ложась недолетами и
перелетами. Пока мы выбирали якорь, корабль получил 4 попадания".


Старпом - у нас это называется на военном флоте - "старший офицер", но все равно на кораблях говорят "старпом" - заставляет команду красить борт корабля, находящегося под огнем противника.. Ни больше, ни меньше…
Война идет уже полгода, позади есть и громкие победы и болезненные поражения, гибель тысяч товарищей. И вот блестящий пример психологической готовности экипажей и комсостава кораблей Владычицы Морей, блин. Представить себе Четфилда, приказывающего красить борт "Лайона" в разгар боя на Доггер-банке, просто нельзя.

Наверное, сказывалось и явное осознание того, что ВРОДЕ БЫ и противник и ТВД театр "второстепенный". Например, в один из мартовских дней "Лорд Нельсон" израсходовал 145 снарядов калибра 234 мм и 80 снарядов калибра 305 мм. Скорострельность была не слишком большой — не более 1 выстрела в минуту ВСЕМ главным калибром. Но даже при этом командир ухитрялся прерывать обстрел для ленча и — это уж дело вообще святое! — чаепития в 5 часов. Файв-о-клок НЕЛЬЗЯ отменять. Англичане мы или нет?

Продолжу - ниже.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 22 дек 2017, 21:18

Я уже сказал чуть выше, что организация огня была несколько изменена.
Французский ЭББ "Голуа" обстреливал Кум-Кале, "Иррезистебл" стрелял по Оркание. После
отхода "Агамемнона" форт Хеллес обстрелял "Голуа", которому тоже пришлось лосталось от турков.
Но к пополудню огонь турок ослабел. "Виндженс" под флагом де Робека и "Корнуоллис"
вошли в пролив, чтобы продолжить обстрел.


"Видженс" до модернизации.

За ними последовали французские броненосцы "Сюффрен" и "Шарлемань". К 15.00 огонь турецких батарей почти полностью прекратился. Адмирал Карден приказал тральщикам войти в пролив.
Броненосцы подошли к берегу почти вплотную, ведя беглый огонь из средней артиллерии.
"Альбион" обстреливал южный берег, а "Трайэмф" — северный.


Однотипный с "Иррезистеблом ЭББ "Альбион"


ЭББ "Трайэмф"

Турки молчали. Позднее стало известно, что на фортах Кум-Кале и Седд-уль-Бахр из строя были выведены все орудия. Серьезно пострадали форты Оркание и Хеллес.

В 16.00 тральщики приступили к работе под прикрытием "Виндженса", "Альбиона" и
"Трайэмфа". Остальные корабли ушли на стоянку к острову Тенедос. Адмирал Гепратт
писал:



"Великолепный день, предвещающий нам успех кампании, о чем я сегодня
вечером поставил в известность правительство республики".


Теперь следовало переходить ко второй фазе операции — уничтожению промежуточных
укреплений. Первым ее шагом было уничтожение группы батарей Дарданос, сооруженных
специально для защиты минных заграждений. Главным укреплением здесь был сам форт
Дарданос, вооруженный морскими орудиями, снятыми с броненосца "Мессудие",
потопленного британской подводной лодкой В-11.
Однако кроме этого форта турки успели построить целую группу временных батарей, так как после первой атаки они получили достаточно времени. Всего же минные заграждения прикрывали 65 морских орудий крупного и среднего калибров, не считая развернутых полевых батарей.

План Кардена предусматривал посылку всего 2 броненосцев — вдоль каждого из берегов
пролива. Каждый броненосец сопровождали 2 тральщика — спереди и сзади. Боевой приказ гласил:
"Эти корабли должны разрушать укрепления по обоим берегам вплоть до мыса Кефез. Поддерживая друг друга, они действуют установленными гаубицами против полевой артиллерии противника и не должны подходить на дальность выстрелов фортов в Узостях. Гидросамолеты должны оказывать кораблям всевозможную помощь".


Для операции Карден выделил 3 броненосца — "Альбион", "Трайэмф" и "Маджестик", на башнях которого были установлены гаубицы. Но первыми еще ночью в пролив вошли
тральщики, которые поднялись на 4 мили вверх. Они сообщили, что мин не обнаружено, и
3 броненосца в 8.00 вошли в пролив.
"Альбион" открыл огонь по форту Дарданос с дистанции 60 кабельтов. Вскоре к нему присоединился "Маджестик". Однако около 15.00 броненосцы попали под огонь полевых
и гаубичных батарей, укрытых в складках местности. Даже летчики не могли их обнаружить. Вскоре "Маджестик" получил попадание ниже ватерлинии, и в 16.00 адмирал де Робек приказал ему отходить. Сам адмирал на крейсере "Дублин" сумел найти и уничтожить полевую батарею на азиатском берегу пролива.
Погода стояла тихая, и вполне можно было высадить десант для уничтожения других батарей. Но планом высадка десанта не предусматривалась, и морские пехотинцы находились на транспортах у острова Тенедос. Де Робек запросил разрешения выделить людей из состава корабельных команд. Такое разрешение было дано. На европейский берег высаживалась партия с "Иррезистебла", на азиатский — с "Виндженса". Десантники действовали неуспешливо, хотя и уничтожили несколько мелких орудий. Все-таки бой на корабле это одно, а действия на бережку совсем иное. :mrgreen:

25 февраля британские войска все ж таки высадились на острове Лемнос. Несколько рот морской пехоты без труда захватили устаревшие форты. Остров должен был послужить передовой базой британского флота. Легкость, с которой был оккупирован Лемнос, породила у британского командования опасную уверенность, что и сухопутная операция в
Дарданеллах, если таковая будет предпринята, тоже окажется легкой. Кроме того,
прибыли Чатамский и Портсмутский батальоны морской пехоты под командованием
генерала Тротмана.

27 февраля, несмотря на начавшийся шторм, десантная партия с "Иррезистебла" сумела
вывести из строя 6 новых крупповских мортир в форте Седд-уль-Бахр. Но тут шторм усилился, сделав невозможным вообще какие-либо действия.
1 марта де Робек получил приказание с 3 кораблями войти в пролив и обстрелять промежуточные батареи. Он приказал "Альбиону" и "Трайэмфу" обстрелять форт
Дарданос и произвести разведку новых батарей, установленных ниже по проливу.

"Оушен" и "Маджестик" должны были обстрелять гаубичные батареи. В полдень эти
броненосцы попали под огонь 2 полевых батарей, но привели их к молчанию. После этого их
обстреляли гаубицы из Эрен-Кёя. Де Робек на "Иррезистебле" пошел на помощь отряду.
Совместными усилиями 3 броненосца снова привели к молчанию вражеские батареи. Но привести к молчанию, подавить вовсе не одно и то же, что "уничтожить"

После этого де Робек приказал "Альбиону" и "Трайэмфу" в сопровождении 2 эсминцев
выдвигаться вперед. Но броненосцы снова попали под перекрестный огонь вроде бы уже подавленных батарей с обоих берегов пролива и получили множество попаданий. Снова начали стрелять якобы уничтоженные батареи. Подавить хорошо замаскированные турецкие орудия никак не удавалось, и де Робек решил отойти.


Неудачу он компенсировал тем, что высадил с "Иррезистебла" подрывную партию для уничтожения ранее считавшимся полностью разрушенного форта Кум-Кале. Оказалось, что из 7 орудий форта уничтожено только 1, еще 1 было легко повреждено. 5 орудий стояли совершенно целые. Десантники взорвали их. Потом они уничтожили еще 6 полевых орудий, обнаруженных западнее форта, а на обратном пути подорвали 4 скорострельных орудия Норденфельда. Турецкие расчеты сопротивления не оказывали, покинув батареи.

Но в целом действия и этого дня следует считать неудачей. Стало ясно, что перед командованием остаются только 2 реальных решения: или немедленно высадить сухопутный десант в достаточном количестве и при ъотя бы небольшой собственной артиллерии, чтобы очистить оба берега от полевых и гаубичных батарей, или - прекратить операцию как таковую.
Момент для этого был исключительно подходящий.
Можно было сослаться на выполнение "демонстрационной "части задачи. Можно было сослаться на погоду или изменившуюся политическую обстановку.
Можно было сослаться на желание установить тесную блокаду пролива. Тем более, что после уничтожения нескольких внешних фортов эта задача была бы решена. Но в результате не было сделано ни то, ни другое.

В ночь с 1 на 2 марта тральщики под прикрытием эсминцев "Базилиск", "Гроссхоппер",
"Рэйкун" и "Москито", а также легкого крейсера "Аметист" проводили траление фарватера в направлении мыса Кефез. Около 23.00 они были освещены турецкими прожекторами и попали под сосредоточенный обстрел. Обрубив тралы, тральщики начали отходить. Миноносцы попытались прикрыть их дымовыми завесами, но акватория была уже пристреляна береговыми батареями и это особого толку не дало. Через 40 минут "Аметисту" удалось уничтожить прожектора, и перестрелка заглохла. Хотя тральщики даже не дошли до
заграждения, адмирал Карден объявил сигналом по эскадре:
"Тральщики работают прекрасно. Самообладание и выдержка великолепны.
От тральщиков зависит многое".


Впрочем, правдой в этом сигнале была только последняя фраза. Утром 2 марта начался очередной шторм, и высадку десанта пришлось отменить. Но теперь Карден получил подкрепления и мог увеличить масштаб операции.
Адмиралу Гепратту было приказано обстрелять укрепления Булаирского перешейка и
уничтожить мост на дороге из Адрианополя в Галлиполли. Силы Кардена были организованы следующим образом:
1я дивизия
1-я бригада "Куин Элизабет", "Инфлексибл" (адмирал Карден)
2-я бригада "Агамемнон", "Лорд Нельсон"
2-я дивизия
"Виндженс" (адмирал де Робек)
3-я бригада "Оушен", "Иррезистебл", "Маджестик"
4-я бригада "Канопус", "Корнуоллис", "Свифтшур"
5-я бригада "Альбион", "Принс Георг", "Трайэмф"
3-я дивизия
"Сюффрен" (адмирал Гепратт), "Шарлемань", "Буве", "Голуа"
Легкие крейсера "Дублин", "Сапфир", "Минерва", "Аметист"

Сам Карден решил снова обстрелять промежуточные укрепления. Атаку должны были
возглавить корабли 4-й бригады. В 13.30 "Канопус" и "Свифтшур" вошли в пролив и открыли огонь по форту Дарданос. Сначала турки не отвечали, но в 16.15 дали несколько очень метких залпов. "Канопус" получил ряд попаданий. На броненосце была снесена
грот-мачта, пробита задняя труба, разрушена кают-компания. "Канопус" отошел, но при
этом попал под огонь Эрен-Кёя.


ЭББ "Канопус" в Дарданеллах.

Все это время "Корнуоллис" безуспешно обстреливал мелкие полевые батареи, разбросанные по берегу. В 16.40 Дарданос прекратил огонь.
Действия французской эскадры в Ксеросском заливе были чуть более успешны. "Сюффрен" и "Голуа" обстреляли форты на Булаирском перешейке, а "Буве" сильно повредил Кавакский мост.
Сопровождавшие эскадру тральщики мин не обнаружили.

3 марта промежуточные укрепления должна была обстреливать 5-я бригада.
Карден также хотел высадить десант у Седд-уль-Бахра и окончательно разрушить форт. Десант был высажен за западном берегу бухты Морто. Попытка "Принс Георга" обстрелять Дарданос завершилась провалом. Он попал под огонь батарей с европейского берега и форта Мессудие и был вынужден отойти.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Пред.След.

Вернуться в Военно-морской флот

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1