Флоты государств в Первой Мировой.

Форум о военно-морском флоте

Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 27 ноя 2017, 17:04

Доброго времени суток всем.

Эта новая тема возникла в нашей флотской рубрике по двум причинам.
Во-первых, как крайне любопытная и часто очень болезненная для любого русского моряка тема о действиях именно Русского флота в этой маловспоминаемой нынче морской войне на нескольких ТВД.
Почему болезненная - потому, что даже блестящие действия Черноморского флота в годы ПМВ все равно закончились тем, что флот был уничтожен. Но не в силу воздействия противника, а в силу прихода к власти либералей в феврале 1917-го, развалом и деморализацией вооруженных сил во время войны с внешним противником - а затем Смутное Время обило остатки флотов.

Во-вторых, это продолжение разговора с нашим СанСанычем о роли русских флотов в ПМВ, о качестве и интенсивности их боевой работы, разговора, который пару суток назад начался в "Объявлениях", тут и ниже
viewtopic.php?f=3&t=984&start=60#p84822
И перенесен в новую тему крайней своей частью.
А именно:
alexbir » писал(а)

EvMitkov писал(а):
alexbir писал(а):линкор превосходил русского оппонента типа Гангут..
СанСаныч...
Завтрака я тебе приведу помесячные составы флотов на Балтике, с начала войны и до конца боёв, уже после ,
"Альбиона".
Евгений Евгеньевич, не надо. Немцы базировались на Северное море, и держать линкорные силы на Балтике постоянные - им смысла не было от слова совсем. В виду отсутствия задач и херового, по гидрографии, ТВД.
Да, я по памяти пизданул - 3 дредноута, 3 броненосца. Но воевать им было негде и не с кем, практически. При выходе в западную часть Балтики их бы угандошили немцы без базара. Это Слава могла крутиться ещё на пределе дальности в Рижском заливе. А на чуть более близких расстояниях немцы-супертяжи выигрывали бы в одну калитку.
Но в общем-то пизданул я и про ЧФ - дредноутов было не 1, а 3. И четыре броненосца. Против тяжёлого крейсера одинокого, повторюсь, с узкой горловиной на выход-вход. И уж балтийцы как-то сумели обойтись без Петроградской побудки. И даже без Гельсингфорской или Ревельской. В отличие от вечно-сонного ЧФ.

Куда??? Туда же, куда выходили "Слава" и остальные тяжелые корабли БФ.
Слава выходила в Рижский залив. Только она по осадке и длине могла туда пройти через Моонзундский пролив, и то лишь после дноуглубительных работ на протяжении всего 1915го. Благодаря которым и вышла из залива, собственно, в Хельсинки в 1916м.
для зациты Центральной минно-артишлерийской позиции,
они и выходили к ней в 1915м, раза три.

Черноморских линкоры, хотя и были внешне схожи, имели иной проект и имели более высокие характеристики
разные моря, абсолютно, по глубинам и каменюкам. Вся Балтика практически - в отмелях и подводных скалах. А всё что между - было старательно засыпано минами как раз под руководством Колчака (и немцами уже в 1914м, посреди Балтики). Который кстати был начопер штаба БФ в 1915м.

EvMitkov писал(а):Дело в том, что даже под Эбергаржом ЧФ вел себя агрессивно и наступательно с первых дней.
не имея противника от слова Совсем :) Бои с тенью. Мастерски-беспощадные. И пару раз обменялись пристрелками с Гебеном.


Ну, что ж.
Давайте попробуем разобраться.
И начнем с состава флотов на Балтике и Черноморье на начало войны, с ТТХ кораблей, входивших в эти флоты.
Тогда многое станет на свои места.

Итак, начну все ж таки с Балтики.
Начну с сил, которые противостояли в первые месяцы войны балтийцам.

Германская Дивизия обороны побережья Балтийского моря по численности и состоянию на 2 августа 1914 года.
Из больших (сравнительно) кораблей

Крейсера "Амазоне", "Аугсбург", "Магдебург", "Любек", "Ундине", "Тетис", "Газелле".

Русский Балтийский флот, на 2 августа 1914 года


Флагманские корабли - БРКР "Рюрик", ЭМ "Новик"

Бригада линкоров , в которые переименовали бывшие ЭББ в составе "Андрей Первозванный", "Император Павел I", "Цесаревич","Слава"

Бригада крейсеров БРКР: "Громобой", "Баян", "Адмирал Макаров", "Паллада"

Бригада крейсеров первого резерва БРКР: "Россия", "Олег", "Богатырь"

Второй резерв КР: "Диана", "Аврора"

Эсминцы и миноносцы, тральцы и проч я пока не включаю ни с той, ни с другой стороны, как не включаю ПЛ - об этом чуть ниже.
Как ниже - и о ТТХ кораблей по периодам.

Вообще, касаемо не только Балтики, сравнить силы флотов противников в начале войны оказывается не так просто. И русские, и немецкие источники грешат неточностями. Например, все советские СССРовские издания охотно повторяют следом за Фирле (Р. Фирле "Война на Балтийском море", том 1, М 1937), что немецкий флот располагал 7 (семью) крейсерами.
Но на той же самой странице 17, более того, в той же таблице говорится, что русские уже к началу войны имели 2 (два) линкора. ОТКУДА, Карл????

ЛК типа "Петропавловск", то есть именно линкоры "дредноутного класса" вошли в строй в октябре — декабре 1914 года.
А вот устаревшие эскадренные броненосцы ЭББ по современной аббревиатуре или ЭБр по тогдашней) еще "цусимского периода", такие как "Слава" и "Первозванный" в "линкоры сообразно тогдашнеймоде были попросту ПЕРЕИМЕНОВАНЫ. При этом их ТТХ остались такими же и сравниться с ЛК дредноутного класса они могли с огромнейшей натяжкой. Что по вооружению, что по бронированию и боеживучести, что по водоизмещению и ходу.


"Слава" - — эскадренный броненосец Русского Императорского флота типа "Бородино".
Построен в 1902-м году. Единственный из кораблей своего типа, не принявший участие в Русско-Японской войне.
Вооружение: 2 двухорудийных башенных по оконечностям корабля АУ 12 дюймов (305 мм) с углом возвышения до 20 градусов, шесть двухорудийный шестидюймовых АУ (152 мм системы Канэ) и прочая противоминная мелочевка.
Бронирование пояса - 190 мм, парадный ход - до 18 узлов с перефорсировкой ГСЭУ. ГСЭУ - паровая машина и котлы с угольным твердотопливным питанием.



ЭББ "Андрей Первозванный", тоже эскадренный броненосец, сичтающийся или "полудредноутом", или "переходным броненосцем", более новый. Спроектирован в 1905-м, спущен - в 1907-м, в состав действующего флота введен только в 1912-м.
Вооружение: ГК в виде тех же 12-дюймовок в двух башнях по оконечностям, но шестидюймовый калибр заменен на 14 АУ в калибре 203 мм. Бронирование по поясу от 120 по оконечностям, до 220 в цитадели. Те же угольные котлы и паровые машины тройного расширения. Парадный ход - 18 узлов.


Так что это отнюдь не линкоры, а перекласифицированные броненосцы.
Кстати на ЧФ было то же самое: переименовали старые ЭББ к началу войны - и все дела. А вот полноценные линкоры типа "Гангута" на Балтике или "Императриц" на Черноморье вошли в состав флотов уже после начала войны. И - много после.


Крепко морочит голову путает Кильский канал. Потенциальная возможность гансов якобы в течение суток перебросить на Балтику любые силы вынуждает к любым данным по немецкому флоту относиться опять же якобы не слишком серьезно. Или слишком серьезно - как поглядеть.

То есть: к началу войны командующий флотом на Балтике вице-адмирал фон Эссен (Николай Оттович фон Эссен в нашей советской даже сУрьезной литературе как-то потерял немецко-дворянскую приставку "фон", хотя сам от нее не отказывался) имел не линкоры, а броненосцы "Андрей Первозванный", "Император Павел I", "Цесаревич" и "Слава";


ЭББ "Император Павел I". Заложен 27 октября 1905 года на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге. Спущен на воду 25 августа 1907 года. Введен в состав действующего флота в 1911-м. ТТХ практически один в один сходны с "Андреем Первозванным"


ЭББ "Цесаревич". С ним вообще все намного хужее. Это - коробочка старой форанцузской постройки еще ДОцусимской эпохи, по своим основмым ТТХ уступающая даже "Славе" . В общем-то предшественник даже серии "Бородино"
Строительство начато 8 мая 1898 года
Спущен на воду 10 февраля 1901 года
Введён в эксплуатацию 18 августа 1903 года
"Цесаревич" пережил Цусиму, вновь оказался на Балтике и позже был гордо переименован в "линкор".
Вооружение - классическое для старых ЭББ: две двухорудийные башенныеАУ по оконечностям с 305-мм в сорок калибров, 12- шестидюймовок Канэ и проч. С парадным ходом в 18 узлов на ходовых испытаниях в молодые годы. Но к началу ПМВ больше 15-16 узлов не выжимавший даже при переворсировке.

У балтийцев были сравнительно современные броненосные крейсера "Рюрик", "Россия",
"Громобой", "Баян", "Паллада", "Адмирал Макаров" - я их совсем недавно разбирал подробно в теме "Корабли-легенды", были еще бронепалубные крейсера "Богатырь", "Олег", "Диана", "Аврора" и эскадренный миноносец "Новик". Силы ОЧЕНЬ солидные, особенно с учетом БрКр.

Кроме того, фон Эссен мог рассчитывать примерно на 60 старых угольных миноносцев (бывших дистроеров, в основном в общем-то удачных кораблей типа "Сокол") и минимум с полтора десятка ПЛ разной степени современности и надежности. Но это относится к ПЛ тогдашнего ЛЮБОГО флота.

Тэк-с, погнал на процедуры, приду - продолжу.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: ВМФ государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 28 ноя 2017, 14:20

Что ж , продолжу и вернусь к вопросу о настоящих линкорах на Балтике, к "петропавловскам", то бишь к современным на тот момент линкорам именно "дредноутного типа", которые на тот момент имели право классифицироваться именно как ЛК.

Мы с нашим Алексеем (ПиЛя) уже подробно разбирали эти корабли и историю их создания в теме "Русские линкоры. Судьбы Императриц", тут:
viewtopic.php?f=8&t=971
Поэтому "подробные подробности" в этой теме я приводить не стану.
Попробую только разобрать - каковы же отличительные черты дредноутов, которые позволяют говорить о создании именно нового класса кораблей?

Русско-японская война показала, что ЭББ, эскадренный броненосец, который являлся становым хребтом всех военных флотов, достаточно плохо приспособлен для эскадренного боя.
Его основная ударная сила – двеннадцатидюймовки, 305-мм орудия с длиной ствола где-то в районе сорока калибров и углом возвышения максимально до двадцати градусов были слишком малочисленны (не более 4 стволов на корабль).
Второй калибр – как правило, это были шестидюймовки, 152-мм орудия – не мог причинить серьезного вреда кораблям противника.

При Цусиме русские и японские броненосцы выдержали огромное количество попаданий средних и мелких снарядов, тогда как реальные разрушения были следствием попаданий лишь тяжелых "чемоданов".

Третий калибр – противоминный трехдюймовый, который продолжали рассматривать как средство нанесения повреждений крупным кораблям, остался тем, подо что и затачивался: для отражения атак миноносцев. А мелкокалиберные скорострелки, которыми были утыканы все свободные мостики и марсы броненосцев, как-то неожиданно оказались не более чем архитектурным излишеством.

Из полученного опыта следовало сделать выводы, и они были сделаны. Правда, каждый из флотов интерпретировал опыт русско-японской войны по-своему, сообразно с задачами своих флотов и своих ТВД.

Однако главный вывод был одинаков у всех – следует резко повысить огневую мощь и боевой ход линейного корабля. Такие попытки делались и ранее, но все построенные корабли оказались не слишком удачными. В том же 1905 году в состав Королевского Флота вошли броненосцы типа "Кинг Эдвард VII", вооруженные вдобавок к 305-мм орудиям еще и 4 орудиями калибра 234 мм, установленными в броневых башнях. Англичане всегда являлись законодателями моды в области строительства линкоров, и пример подали заразительный. С лихорадочной поспешностью все флоты начали обзаводиться броненосцами данного типа, названного переходным броненосцем, или полудредноутом. Именно к таким вот "полудредноутам" принадлежали оба балтийских ЭББ "послецусимской постройки".

Но все это были полумеры и англичане первыми построили именно "Дредноут", название которого стало нарицательным для этого типа кораблей. Идея такого линкора принадлежит Фишеру. Корабль такого типа имел качественно более мощные и многочисленные артсистемы ГК и имел паровую турбину, тоже качественно повышавшую ходовые характеристики. Линкор был заложен 2 октября 1905 года и вышел на приемные испытания 3 октября 1906 года.





Причем "Дредноут" стал не прототипом для строительства кораблей такого типа, а пожалуй - именно "идееносцем", каждое государство проектировало и строило линейные корабли "под себя", под именно свои задачи и под свои ТВД и потому ТТХ, хотя и росли непрерывно (от водоизмещения и хода до количества и калибра ГК) крепко разнятся.
Томми строили океанский флот.
Гансы - строили свой ХохЗееФлотте Северного моря сообразно тирпицовской "Теории Риска", а мы - пошли своим путем.

То есть у нас для Балтики и для Черноморья были спроектированы мало того, что отличающиеся линкоры, но и сам балтийский линейный корабль был достаточно специфический.
При взгляде на русский ЛК типа балтийского "Севастополя" он производит впечатление. Особенно, если сравнить его с "Дредноутом", построенным в 1906 году.

Конечно, если сравнить "Севастополь" с построенным практически день в день "Эмперор оф Индиа", то картина будет совсем иной.




ЛК ""Эмперор оф Индиа""


Какие явные "вроде бы" минусы имеет проект русского дредноута?
Низкий борт – и как следствие, хреновая мореходность, пригодная для всепогодных походов только на Балтике.

Малый калибр орудий ГК.
У наших линкоров калибр составлял 305 мм, у британцев уже тогда пришел 343 мм. Отсутствие системы центральной наводки особенным недостатком не является, даже не все британцы имели СЦН.
При этом те же гансы для ГК своих новых тяжелых кораблей класса ЛК и ЛКр выбрали еще меньший калибр. Фон Тирпиц построил Флот Открытого Моря, заточенный для противодействия англичанам в основном в Северном море. Немецким кораблям в сравнении с английскими не хватало дальности плавания, да и мореходностью они тоже не отличались.
Зато их проектировали для боя на относительно небольших дистанциях, ведь условия видимости в пределах Северного моря не предполагают возможности артиллерийской дуэли на дистанциях более 100 кабельтов. Чаще всего горизонт еще уже.

Отсюда малый (по линкорным меркам калибр орудий – на малых дистанциях сравнительно легкий снаряд несколько меньшего калибра (280 мм) с высокой начальной скоростью обладает более высокой бронепробиваемостью, а кучность за счет меньшего рассеивания таких клистиров при более настильной траектории - выше. Специфически немецкой чертой было более толстое и более сбалансированное бронирование.
Немцам нужно было не столько утопить противника, сколько не дать ему утопить себя, так как принять размен с ГрадФлитом "корабль на корабль" Хохзеефлотте попросту не могли.

ЛК типа "Севастополь" с его 225 мм был забронирован для своих задач отлично. Русские кораблестроители крепко восприняли уроки Цусимы и построили дредноут, совершенно неуязвимый для огня среднекалиберных скорострелок.

В целом проект "Севастополя" больше всего напоминает бронированную самоходную артиллерийскую платформу с мощными артсистемами для эффективного боя на дистанциях до 120-125 кабельтов. А для боя на Балтике, на Центральной минно-артиллерийской позиции иного и не требовалось.
При этом черноморские ЛК были переработаны под более высокие ТТХ как в плане мореходных качеств, так и в плане вооружения.

Но на начало войны у нас ни на Черноморье, ни на Балтике современных линейных кораблей НЕ БЫЛО.

Хотя Фирле, один из самых авторитетных историков советского периода и документально утверждает, что русские линкоры вошли встрой летом, Фирле - не моряк.
1 июля 1914 года линкор "Гангут" приказом вице-адмирала фон Эссена был зачислен в вооруженный резерв 2-й бригады линкоров. После начала войны с Германией линкор был в аварийном порядке переведен в состав действующего флота, но Акт приемной комиссии был подписан лишь 22 декабря.

Да и то: боевая подготовка л/с корабля еще толком не проводилась, не проводились ни боевые стрельбы, ни маневрирование в составе группы кораблей; машины и механизмы еще не избавились от извечных послепостроечных косяков - то есть корабль полноценной боевой единицей даже на конец декабря 1914 считать ни в коей мере нельзя.
Кстати - те же самые англичане, качество морской практики которых всегда стояло на очень высоком уровне, практически всегда свои новые только что построенные корабли отправляли для "боевой обкатки" куда-нибуть на второстепенные ТВД, тот же самый ЛКр "Куин Мэри", после постройки и принятия в состав действующего флота хрен знает сколько крутился в Дарданельской Операции англичан, прежде чем был включен в состав ГрандФлита.


ЛКр "Куин Мэри" в Дарданельской операции.

(Продолжу - ниже)
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: ВМФ государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 28 ноя 2017, 16:33

Теперь перейду к силам немцев на Балтике на начало войны.

Немецкий флот располагал легкими крейсерами "Магдебург" и "Аугсбург" и только тремя современными эсминцами.


Магдебург (нем. SMS Magdeburg (1911)) — лёгкий крейсер ВМС Германии нового типа. Головной корабль всей линейки.

Крейсер «Магдебург» был заложен компанией «Везер» на верфях в городе Бремен в 1910 году. Спуск на воду состоялся 13 мая 1911 года, введён в состав флота 20 августа 1912 года.
Длина крейсера составляла 138,7 м (136 м по ватерлинии), ширина — 13,5 м, осадка — 5,1 м, водоизмещение — 4550 т. На «Магдебурге» были установлены 12 скорострельных орудий калибром 105 мм и длиной в 45 калибров, два расположенных ниже ватерлинии 500 мм торпедных аппарата, а также зенитные орудия. Крейсер нёс 120 морских мин заграждения и устройства для их сброса. Численность команды составляла 373 человека.

Три турбины «Германия» общей мощностью 33500 л. с. и три винта позволяли развить скорость в 27,6 узлов. При полной загрузке в 1200 тонн угля и крейсерской скорости в 12 узлов «Магдебург» мог пройти 5820 морских миль.
По тем временам - великолепный корабль, но это был ЛЕГКИЙ крейсер, в общем-то неспособный на равных противостоять даже нашим старым "Авроре" и "Диане" с их главным шестидюймовым калибром и вполне эффективной против 105-миллиментровок гансов карапасной бронепалубой.

"Аугсбург" был коробочкой серии "Кёльберг", постарше Магдебурга и послабее.



Построено четыре корабля этой серии: «Кольберг» (нем. SMS Kolberg), «Майнц» (нем. SMS Mainz), «Кёльн» (нем. SMS Cöln) и «Аугсбург» (нем. SMS Augsburg).
Хотя именно о "серии" говорить не стоит.
Все четыре корабля имели разные главные силовые энергетические установки (ГСЭУ), чтобы проверить турбины от конкурирующих компаний. «Кольберг» был оснащён двумя комплектами паровых турбин Melms & Pfenniger вращавших четыре трёхлопастных винта ∅ 2,25 м.
«Майнц» был оснащён двумя турбинами AEG-Curtiss вращавших пару трехлопастных винтов ∅ 3,45 м.
«Кёльн» сначала имел турбины Zoelly, но до ходовых испытаний, они были заменены двумя наборами турбин Germania с четырьмя трехлопастными винтами; два ∅ 2,55 м, и два ∅ 1,78 м.
А «Аугсбург» был оборудован двумя наборами турбин Парсонса с четырьмя трёхлопастными винтами ∅ 2,25 м[1].

Все четыре корабля получили пятнадцать водотрубных котлов военно-морского типа, размещённых в четырёх котельных отделениях. В 1916 году, котлы на уцелевших «Кольберг» и «Аугсбург» были оснащены дополнительными нефтяными форсунками.

Силовая установка была рассчитана на мощность 19 000 лошадиных сил (14 000 кВт), кроме Майнц, силовая установка которого имела мощность 20 200 л. с. (15 100 кВт). Максимальная скорость кораблей составила 25,5 узлов (47,2 км / ч); «Майнца» имел скорость на полузла больше (26)[1]. Все четыре корабля превысили эти цифры на ходовых испытаниях, развив ход свыше 26 узлов (48 км / ч). Полный запас угля на «Кольберге» был 970 тонн, после 1916 года добавлено 115 тонн нефти. Максимальная дальность составила около 3250 морских миль (6020 км) на ходу 14 узлов (26 км / ч). «Майнц» имел 1010 тонн угля, что позволило пройти 3630 морских миль (6720 км) на крейсерской скорости. «Кёльн» имел 960 тонн, «Аугсбург» — 940 т угля: их дальность на крейсерской скорости 3500 морских миль (6500 км).

Главный калибр состоял из 1ти 105миллиметровых 10,5 см SK L/45 в одиночных установках. Два из них были помещены бок о бок впереди на баке, восемь были расположены в средней части судна, четыре с каждой стороны, и два были помещены бок о бок на корме. Пушки имели максимальную дальность до 12 700 м. Боекомплект составлял 1800—2190 выстрелов. Имелись четырьмя 5,2 см L/55 с общим боезапасом 2000 выстрелов.
Крейсер был оснащен двумя 45 см траверсными подводными торпедными аппаратами с общим запасом из пяти торпед. Кроме того мог принимать для установки до 100 морских мин на палубу. Только в 1916—1917 годах «Аугсбург» были перевооружен на шесть шестидюймовой, по образцу "Бреслау" — 150мм орудий с боекомплектом из 900 выстрелов; 1918 году четыре 5,2 см L/55 были заменены двумя 8,8 см зенитными ФЛАКами, ТА — на два 500-мм, надводных.

"Тетитс" и "Газелле" и "Ундине" - однотипные корабли старой постройки и старой, еще "дотурбинной" концепции.


Кр "Тетис"


Кр "Газелле"


Кр "Ундине", тоже из серии "Газелле".

Корабли были вооружены десятью 105 мм 10,5 см SK L/40 орудиями в одиночных установках. Два из них были помещены бок о бок впереди на баке, шесть были расположены в средней части судна, три с каждой стороны, и два были помещены бок о бок на корме. Пушки могли поражать цели на дальностях до 12 200 м. Боекомплект составлял 1000 выстрелов (100 снарядов на ствол) Крейсера были также оснащены торпедными аппаратами: на «Газелле» было три 45 см ТА с восемью торпедами, носовой был подводный и два были установлены на палубе. Остальные имели два 45 см траверсных подводных аппарата с запасом из пяти торпед.
Бронирование - карапас 20-25 мм гомогенной групповской бронестали, парадный ход - максимально 21 узел.


Кр "Фрейя" - бронепалубный карапасный крейсер типа «Виктория Луизе» — тип немецких «больших крейсеров» ( Großer Kreuzer), ставшим переходным от бронепалубных крейсеров к броненосным. Создавались как универсальные корабли. Всего построено 5 единиц: «Виктория Луизе» (нем. Victoria Louise), «Герта» (нем. Hertha), «Фрейя» (нем. Freya), «Винета» (нем. Vineta), «Ганза» (нем. Hansa).

"Фрейя" была старым, еще доцусимским кораблем, спушена на воду в 1897-году и к началу ПМВ крепко устарела. Хотя даже в молодые годы коробочки этого типа не могли развивать более 18-18.5 узлов хода, но Фрейя могла укусить больно: артвооружение состояло из 2 АУ × 1 в калибре 210-мм, 8 × 1 — 150-мм, 10 × 1 — 88-мм
Минно-торпедное вооружение составляло три аппарата в калибре 450-мм.


3 старые подводные лодки совершенно не меняют картины, поэтому говорить о сравнении сил Балтфлота и немцев на Балтике просто неловко. Прославленный и воспетый русский Балтийский флот в начале ПМВ просто не имел противника.
Так же впрочем, как и черноморский до прихода !Гёбена" и "Бреслау", но черноморцы с самых первых часов действовали активно, наступательно - а вот о БФ этого не скажешь.

Не то, чтобы противник балтийцев был слаб, - он ОЧЕНЬ слаб. Пожалуй, слабее турок, у которых флот хотя бы опирался на береговые УРы и отдельние батареи.

Германский Адмиралштаб изначально рассматривал Балтику как второстепенный, или даже третьестепенных театр.
Зимой 1913 года адмирал фон Поль писал:
"Существование неослабленного, совершенно боеспособного германского флота я считаю самым верным и вместе с тем безусловно необходимым средством, чтобы воспрепятствовать выступлению Англии в качестве посредника или участника континентальной войны. Сохранение боеспособного флота в этом отношении для нас гораздо важнее, чем уничтожение русского флота, за которое при неблагоприятных обстоятельствах придется дорого заплатить. В этом случае нам придется, пока существенно не изменится общее политическое положение Европы, удовольствоваться обезврежением, лишением оперативной подвижности русского флота, хотя и это возможно только лишь с огромным напряжением сил ".


То есть резюмируя: у немецкого флота в начале войны на Балтике не было ни каких-то серьезных задач, ни целей, ни сил.

Тем не менее, БФ с самого начала войны был скован в своих базах и по сути не предпринимал и не жалал предпринимать серьезных активных действий ни для воспрещения торгового судходства противника на Балтике, ни для хотя бы попыток уничтожения уже имеющихся сил.
А. Г. Больных пишет
Хуже всего то, с первого дня войны Моргенштаб начал активно готовиться к
отражению высадки германского десанта в Финском заливе под Петербургом, хотя
гораздо вероятнее была высадка марсиан на берега Невы. Есть предположение, что такой
образ действий был навязан морякам царской ставкой. Если это так, почему никто не
объяснил генералам беспочвенность их опасений?
Единственная притянутая за уши гипотеза — все-таки существовал в русском флоте "синдром Цусимы".
У меня нет оснований считать русских адмиралов дураками.

Апофеозом п стало беспрецедентное в военной истории событие — Балтийский флот был подчинен командованию 6-й армии, на которую возлагалась оборона столицы. Примем как
граничные условия задачи, что в своих действиях командование русского флота исходило
из реальности угрозы высадки немецкого десанта на Дворцовом мосту. Но это было даже теоретически невозможным делом: у немцев не было на тот период ни сил, ни средств, ни желания подобные операции проводить. И русские не могли этого не знать


В основе действий русского Балтийского флота лежал оперативный план 1912 года. Он предполагал создание на рубеже Нарген — Порккала-Удд минно-артиллерийской позиции. Опираясь на мощное минное заграждение и при поддержке береговых батарей, БФ должен был отразить попытку немцев прорваться в Финский залив к столице империи.
Ну тут нужно отметить: Просвященные Хозяева Морей Белые Англичане тоже впадали в истерику при одном только слове "вторжение", иэтот призрак постоянно наводил ужас на обитателей здания Адмиралтейства. В том числе и в начале Второй Мировой.

Однако это сослужило Русскому флоту отменную службу.
Минное дело было поставлено что на Балтике, что на Черноморье на действительно немыслимую для любого другого флота высоту, и русская мина стала для немцев грозным противником, борьба с которым очень дорого обошлась кайзеровскому флоту. Причем, в отличие от совершенно бессмысленного и бесполезного Великого Заграждения, поставленного союзниками поперек Северного моря, русские мины стали важным фактором стратегической борьбы на Балтике.

При этом для постановки мин были оборудованы почти все корабли Балтийского флота,
вплоть до броненосных крейсеров и новых линкоров.

Потому и постановка Эссеном минных заграждений является ДЕЙСТВИТЕЛЬНО одним из славных дел Балтфлота, которым можно и нужно гордиться.
Об этом ниже.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: ВМФ государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 28 ноя 2017, 17:39

Постановка Центрального Минного Заграждения стала фактически первой серьезной боевой операцией БФ. Постановка минного заграждения была произведена на линии остров Нарген — полуостров Порккала-Удд. Бригада линейных кораблей (то есть переименованных в ЛК эскадренных броненосцев) 26 июля перешла из Ревеля в Гельсингфорс, где произвела приемку угля и погрузку боеприпасов.
В те же сутки крейсера "Громобой", "Баян", "Паллада" и "Адмирал Макаров" развернулись в веерную завесу в устье Финского залива для несения дозора .

27 июля заградители "Амур", "Енисей", "Нарова" и "Ладога" пришли в Порккала-Удд в
сопровождении дивизиона эсминцев, (то есть старых паромашинных миноносцев) чтобы ждать приказа в непосредственной близости от района операции. 28 июля фон Эссен самостоятельно приказал начать постановку крепостных заграждений в Кронштадте. На следующий день были погашены некоторые маяки. В полночь 30 июля была объявлена мобилизация флота.

Однако, несмотря на все просьбы Эссена, морской министр адмирал И. К. Григорович постановку центрального заграждения не разрешал. Штаб флота считал такую ситуацию недопустимой, так как угроза внезапного нападения немцев считалась совершенно реальной.
Эссен отправил Григоровичу несколько телеграмм, требуя разрешить постановку заграждения. На последней стояло время 18.00:
"Прошу сообщить о политическом положении. Если не получу ответа сегодня ночью, утром поставлю заграждение".

Что тут можно сказать?
Николай Оттович тоже всегда славился так нелюбимым в штабах "недержанием решительности". Но без такого вот "недержания" любая война, хоть на море, хоть на бережку превращается в поражение. Только решительный командир способен делать дело, принимая на себя ответственность, не боясь этой ответственности и не оглядываясь на верхних "приближенных к сановнему телу".

Эссену повезло — он не стал нарушителем воинской дисциплины. Наверху тоже хорошо знали решительность этого человека. Потому 31 июля в 04.18, то есть еще до официального объявления войны Германии, Николай II телеграммой разрешил поставить заграждение. Забавно, но германская нота с формальным объявлением войны была вручена послом графом Пурталесом русскому министру иностранных дел Сазонову 1 августа в 19.00, в то время как аналогичная нота в Париже была вручена только 3 августа. Россия начала воевать раньше своих западных союзников.

31 июля в 6.56 минные заградители начали ставить первые мины.
Их прикрывали броненосцы "Цесаревич", "Слава", "Император Павел I" ("Андрей Первозванный" в это время ремонтировался в Кронштадте).
Операция длилась около 4 часов. Всего четыре часа!!!!!
За четыре часа, Карл!!! Даже по нынешним нормативам это - рекорд.
4 заградителя поставили 2124 мины, однако это было лишь начало…







Немецкое флотское командование активно воевать с Россией не собиралось, оно лихорадочно пыталось выяснить у политического руководства, нужно начинать военные действия на Балтике, или нет.
Принц Генрих был даже вынужден отменить свой собственный приказ крейсерам "Магдебург" и "Аугсбург".

Ранее он распорядился:
"После официального объявления войны не ждать исполнительных приказаний для выполнения возложенных задач".


Теперь ему пришлось приказать прямо противоположное: ждать особого распоряжения.

После перепалки между статс-секретарем по морским делам гросс-адмиралом фон
Тирпицем и министерством иностранных дел утром 2 августа Адмиралштаб через голову
принца Генриха послал приказ непосредственно командирам "Магдебурга" и "Аугсбурга":
"Война с Россией. Начать военные действия. Действовать согласно плану".


Первые действия германских кораблей тоже были активными. 2 августа "Аугсбург" и "Магдебург" обстреляли Либаву и поставили минное заграждение на подходах к этому порту. Операцией руководил командир "Аугсбурга" капитан 1 ранга Андреас Фишер. Обстрел длился 25 минут, немцы выпустили 420 снарядов. Русские затопили на входе в порт несколько кораблей, чтобы помешать противнику пользоваться Либавой. Немцы это видели, но все-таки позднее предприняли отдельную специальную операцию… с целью заградить вход в Либаву!

В августе германские крейсера несколько раз обстреливали маяки и наблюдательные
посты, чему русские корабли никак не противодействовали. Начинала сказываться уже тогда пассивность БФ.
15 августа командующий дивизией обороны побережья контр-адмирал Мишке получил приказ провести постановку мин на входе в Финский залив. Ее должен был выполнить вспомогательный минный заградитель "Дойчланд" в сопровождении миноносца V-186.


Вспомогательный минный заградитель "Дойчланд", Германия, 1914 г.
Бывший железнодорожный паром, построен в 1909 году, переоборудован в минзаг в 1914-м. Водоизмещение нормальное 4200 т, суммарная мощность двух паровых машин тройного расширения 5000 л.с., скорость хода 16,5 узлов. Длина наибольшая 113,8 м, ширина 16,3 м, среднее углубление 4,9 м.
Вооружение: восемь 105-мм орудий, 420 мин. Два железнодорожных парома этого типа. "Дойчланд" и "Пройссен", просуществовали до второй мировой войны; в 1940 году "Дойчланд" был оборудован в качестве транспорта вторжения для операции "3еелеве" (планировавшийся десант в Англию) и переименован в "Штральзунд". После войны оба были перестроены в грузопассажирские теплоходы и долгое время служили в составе советского Дальневосточного морского пароходства под названиями "Анива" и "Крильон".



V-186 — один из линейки эскадренных миноносцев (по официальной классификации — больших миноносцев), состоявший на вооружении Военно-морского флота Германии в период Первой мировой войны. Аналогичен типу V-180. Всего было построено 6 миноносцев этого типа (все по программе 1910 года).
На кораблях типа в качестве ГСЭУ была установлена паротурбинная СЭУ мощностью 18 080 л. с., состоящая из 2 турбин и 3 военно-морских угольных котлов и 1 военно-морского нефтяного котла. Максимальные запасы топлива на эсминцах типа составляли 121 тонну угля и 76 тонн нефти. Корабли до модернизации вооружались 2х1 88-мм орудиями. Торпедное вооружение состояло из 4 500-мм торпедных аппаратов. Ход составлял 33 узла на максимуме и при перефорсировке машин в течение часа - до 34.5 узла.
С "Новиками" не сравнишь и близко, но тогда в мире вообще не существовало кораблей класса ЭМ, которые смогли бы сравниться с нашими русскими "Новиками". Только через пять лет англичане смогля дотянуться до его ТТХ, но пять лет, да еще ВОЕННЫХ пять лет - это даже не пропасть. Это - бездна.
Немецкие коробочки серии V-180 были безусловно современными и удачными, но уступали нашим кораблям.

Прикрывали заградитель крейсера "Аугсбург" и "Магдебург" и миноносцы V-25 и V-26.


V-25 на ходу.
Этот тип ЭМ (по официальной классификации — больших миноносцев), состояял на вооружении Военно-морского флота Германии весь период Первой мировой войны. Корабли строились по программе 1913 года и являлись первыми чисто нефтяными кораблями немецкого флота. Всего было построено 6 миноносцев этого типа.
Вместо двух короткоствольных (30-калиберных) 88-миллиметровок у предыдущих серий они получили три орудия такого же калибра, с длиной ствола в 45 калибров, что позволило заметно повысить начальную скорость снаряда. Торпедное вооружение эсминцев состояло из 6 500-мм торпедных аппаратов, минное вооружение — из 24 мин заграждения.


Вечером 16 августа германские корабли вышли в море. Несколько раз немцы видели дымы русских кораблей, но встречи не произошло. В 19.43 "Дойчланд" начал ставить мины, и как раз в этот момент германские крейсера, находившиеся немного восточнее, заметили 2 русских крейсера.
Это были "Громобой" и "Адмирал Макаров".

О БрКр типа "Адмирал Макаров" я разбирал тут:
viewtopic.php?f=8&t=1010&p=84806#p84804

О "Громобое" можно сказать следующее.


БрКр "Громобой после модернизации 1011-го года


"Громобой" после модернизации 1911-го по состоянию на 1913-й.
«Громобой» — броненосный крейсер Российского флота, принимавший участие в Русско-японской (в составе Владивостокского отряда).

Последний корабль серии больших океанских броненосных крейсеров, имевший улучшенную по сравнению с предшественниками — «Рюриком» и «Россией» — бронезащиту артиллерии и повышенные дальность и мореходность. Построен на верфи Балтийского завода в Санкт-Петербурге по улучшенному проекту крейсера «Россия». Заложен 7 мая 1898 г., спущен на воду 26 мая 1899 г., вступил в строй в 1900 г.
14 августа 1904 года во время боя в Корейском проливе крейсер получил серьёзные повреждения; потери в личном составе — 91 убитый и 185 раненых.

13 октября 1904 года потерпел аварию в заливе Посьета и до конца февраля 1905 года находился в ремонте. 24 мая 1905 года подорвался на мине у о. Русский и был введён в строй только в сентябре 1905 года.

После войны вернулся на Балтийское море. Во время капремонта и глубокой модернизации артиллерийское вооружение крейсера было усилено до 6 — 203-мм и 20 — 152-мм орудий.

В конце 1918 года законсервирован в Кронштадте.
В 1922 году продан на слом в Германию, однако при буксировке был выброшен на берег в аванпорту Лиепаи и был разобран на металл на месте аварии.




То есть КАЖДЫЙ из наших кораблей превосходил противника и мог ну, пусть не уничтожить его, однако сорвать выполнение задачи немцами. А тем более кораблей было два. Однако командир русского отряда ничего не предпринял и просто отвернул и ушел прочь. K 20.11 "Дойчланд" завершил постановку 200 мин.

Другое дело, что это заграждение практически сразу было обнаружено русскими, и
позднее его включили его в состав заграждений своей передовой минно-артиллерийской
позиции. Но командиру отряда крейсеров это все равно никак не делает чести.

Заградитель был отправлен в Данциг, а контр-адмирал Мишке решил с остальными кораблями совершить вылазку в Финский залив. Миноносцы днем обстреляли маяк Нижний Дагерорт на острове Даго, а потом вышли на линию Оденсхольм — Ханко. Там они снова столкнулись с русскими крейсерами, которые видели накануне.
Адмирал Мишке с "Аугсбургом" и "Магдебургом" прошел севернее только что поставленного заграждения и тоже видел это столкновение, хотя издалека. Вот что написал Мишке о этом боестолкновении:

"На 100° усмотрел два отряда по 3 корабля в каждом в двойном походном строю. Суда северного отряда четырехтрубные, вне сомнения типа "Россия". Южный отряд, головной корабль четырехтрубный, два других двух- или трехтрубные, с достоверностью не разглядел. В направлении на Лапвик 2 раздельных дыма. Между Пакерортом и Оденсхольмом 5 или 6 дымов, — по-видимому, миноносцы. Северная эскадра легла в 18.05 на NW.
Миноносцы шли обратным курсом. Чтобы разглядеть а типы ее судов, повернул еще раз на 23°. Северный отряд открыл в 19.03 огонь с расстояния 10 км (48 кабельтовых). Первые выстрелы русских кораблей по германским давали всплески в 400–800 метрах за кормой миноносцев. Пошел самым полным ходом назад. Развил сильный дым, чтобы замаскировать цель".


Перестрелка длилась 13 минут, попаданий не было. И снова русский отряд противника не
преследовал. Объяснить эти действия контр-адмирала Коломейцева невозможно. По крайней мере с моей колокольни флотского боевого офицера.

Коломейцев, в прошлом Командир миноносца "Буйный", отличившийся в Цусимском сражении, показал себя никудышным командиром эскадры.



Воистину был прав Нельсон, когда говорил:
You can be absolutely brave to the desperation of an officer, but not always even with such an officer it turns out to be a brave commander.
Personal courage and courage of the commander are different things


"Можно быть безусловно храбрым, храбрым до отчаянности офицером, но не всегда даже у такого офицера получается быть смелым командиром.
Личная храбрость и смелость командира - это разные вещи


Коломейцев позже оправдывал свое поведение тем, что принял германский отряд за броненосные крейсера "Роон" и "Принц Генрих" в сопровождении 4 легких крейсеров, но поверить в такое объяснение нельзя. Даже в условиях не слишком хорошей видимости принять 3 миноносца за 4 крейсера сложновато.
Адмирал фон Эссен, который в тот же вечер встречался с Коломейцевым, написал в дневнике

"Контр-адмирал Коломейцев на меня произвел дурное впечатление. Всегда
до войны его считали беззаветно храбрым человеком, а тут я увидел
человека, впавшего в маразм. С таким настроением в бой идти нельзя".

Вскоре Коломейцев был снят, но положение это не спасло.

Продолжу ниже
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: ВМФ государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 28 ноя 2017, 18:24

В первой половине ПМВ гибель легкого крейсера "Магдебург" имела большее значение, чем гибель любого другого корабля в годы Первой Мировой. Даже гибель 3-х современнейших линейных крейсеров Битти в Ютландском бою была не столь весома.
О гибели "Магдебурга" мы уже говорили в "Кораблях-Легендах", но тут я вижу смысл остановиться на этом подробнее.
Предыстория этого следующая.

23 августа контр-адмирал Беринг поднял флаг на легком крейсере "Аугсбург". Он получил устное распоряжение командующего провести рейд в Финский залив.
В состав эскадры вошли крейсера "Аугсбург" и "Магдебург" и эсминцы V-26 и V-186.

На совещании утром 25 августа адмирал ознакомил командиров крейсеров со своим планом.

Беринг намеревался действовать не просто активно, а агрессивно, не считаясь с опасностью.
Он намеревался в ночь с 25 на 26 августа атаковать сторожевые корабли в районе центральной минно- артиллерийской позиции. В приказе на операцию он ставил задачу: уничтожить вражеские миноносцы. Для обеспечения операции привлекались также крейсер "Амазоне" и подводная лодка U-3.


"Амазоне" серии "Газелле", о которых разбиралось выше



U-3, 4 спущена 27 марта и 18 мая 1909, в строю с 29 мая и 1 июля 1909. Верфь ВМФ (Данциг).

Водоизмещение 421/510т; размеры 51,3 х 5,6 х 3,1 м.
Керосиновые моторы 2 х 300 л.с; э.м. 2x515 л.с; 11,8/9,4 уз­лов; 2400 миль (9 узл.)/55 миль (4,5 узл.).
Вооружение 4—450-мм трубных ТА (2 носовых, 2 кормовых; боекомплект 6 торпед ). Позже установлено 1—37-мм орудие.
Экипаж 3/19 человек.


Командование БФ дало противнику своими предыдущими действиями все основания для уверенности в своей пассивности, однако, эта уверенность немцев сначала перешла в самоуверенность, а потом и в откровенное нахальство, доходящее до непрофессионализма.

Немцы начали действовать, не считаясь нне только с противником, но и с навигационной обстановкой.

С наступлением темноты германская эскадра полным ходом двинулась в Финский залив.
Однако уже около 21.00 немцы встретили полосы тумана, которые становились все гуще.

Практически сразу германские крейсера потеряли друг друга. Туман был настолько густ,
что с мостика "Магдебурга"
даже в бинокль было невозможно рассмотреть
впередсмотрящего на баке.
С "Аугсбургом" остался миноносец V-186. V-26, который должен был сопровождать "Магдебург", тоже потерял крейсер.
Совершенно неожиданно для себя адмирал Беринг в 01.03 получил радиограмму с "Магдебурга":
"Выскочил на мель, курс 125°".



"Магдебург" на камнях

Из дальнейших сообщений стало известно, что "Магдебург" в 0.27 на 15-узловой скорости вылетел на камни у острова Оденсхольм. Беринг предполагал, что с "Магдебургом" находится V-26, поэтому адмирал не прекратил операцию.

Однако рейд "Аугсбурга" оказался бесполезным. Никого не встретив, с 1.48 немецкий флагман повернул назад. Из-за этого же тумана русские дозорные крейсера "Богатырь" и "Паллада" ушли в Балтийский порт, а дозорный дивизион эсминцев отстаивался на Лапвикском рейде...

Но самое забавное заключается в том, что командир V-26 тоже не прекратил операцию, и
в течение всей ночи следовал практически на параллельных курсах с адмиралом, только
на некотором удалении от него. Лишь в 8.30 он прибыл к потерпевшему аварию крейсеру.



Потеряв адмирала, командир "Магдебурга" капитан 3 ранга Густав-Генрих Хабенихт не
проявил должной осторожности. Беринг повернул на юго-восток заблаговременно, не
подходя к Оденсхольму, так как боялся, что его может снести течением. Хабенихт
ограничился промерами глубины. Он намеревался повернуть в 0.30, однако в этот момент
ему сообщили, что получена радиограмма адмирала.
Командир "Магдебурга" решил дождаться, пока ее расшифруют, совершенно забыв о своем намерении.
Распоряжение Беринга гласило:
"В 0.16 лечь на курс 79°".


Однако часы показывали уже 0.34 Хабенихт приказал немедленно поворачивать, нокогда в 0.37 рулевой доложил, что корабль на курсе, днище "Магдебурга" заскрежетало по камням. Крейсер оказался на мели всего в 500 метрах от маяка Оденсхольм.

Разумеется, немцы попытались снять крейсер с камней, однако практически сразу стало
ясно, что это не удастся. За борт полетела часть боезапаса и другие тяжести. За корму
завезли кормовой стоп-анкер, одновременно машины дали самый полный назад.
Результата это не дало.
В это время русский наблюдательный пост открыл огонь по крейсеру из винтовок. "Магдебург" ответил из пулеметов. Стало ясно, что русские знают о присутствии германского корабля.
Действительно, наблюдатели сообщили по телефону о появлении неприятеля.

Около 8.00 туман немного рассеялся, и "Магдебург* сделал 120 выстрелов, разрушив маяк. Но положение крейсера было совершенно безнадежным, и в 9.10 Хабенихт приказал
взорвать подрывные заряды, заложенные в носовом и кормовом погребах. Миноносец V-26 пристал носом к корму крейсера, чтобы снять остатки команды, хотя в любой момент могли взорваться погреба крейсера. Но кормовой погреб не сдетонировал.

Зато взрыв в носовом разрушил корпус "Магдебурга" до второй трубы. Миноносец
отвалил, сняв часть команды крейсера. Хабенихт остался на корабле. В это время в тумане
показались силуэты русских кораблей.

Сразу после получения телефонограммы, 1-й дивизион миноносцев получил приказание
следовать к Оденсхольму и атаковать противника. Однако он заблудился в тумане и тоже
никого не обнаружил.
Крейсера "Богатырь" и "Паллада" также получили приказ идти к
Оденсхольму. Начали готовиться к выходу в море и корабли в Ревеле. В 7.00 оттуда вышли
миноносцы "Рьяный" и "Лейтенант Бураков". В 7.25 из Балтийского порта вышли "Паллада" и "Богатырь", а в 9.30 из Ревеля — "Олег" и "Россия". Туман едва не послужил причиной крупных неприятностей — "Рьяный" и "Лейтенант Бураков" приняли "Богатырь" и "Палладу" за немцев и атаковали их торпедами. Крейсер "Паллада" открыл ответный огонь, но и торпеды, ни его снаряды в цель не попали.

Когда туман немного рассеялся, "Паллада" и "Богатырь" увидели сидящий на камнях"Магдебург", и "Богатырь" открыл по нему огонь с дистанции 14 кабельтовых. V-26
открыл ответный огонь. Пока миноносец разворачивался и набирал ход, он получил
несколько попаданий. Особенно неприятным был взрыв 152-мм снаряда в кормовой
офицерской каюте. Погибли несколько человек, спасенных с "Магдебурга", и был
поврежден паропровод в кормовом турбинном отделении. Скорость миноносца временно
снизилась до 23 узлов, но по каким-то причинам русские его опять не преследовали, хотя имели и легкие силы, и туман этому не мешал. В 10.33 V-26 встретился с "Аугсбургом" и передал на него раненых. Всего немцы потеряли 17 убитых, 17 раненых и 75 пропавших без вести. Из них 57 человек, в том числе командир "Магдебурга", были взяты в плен.

Но самое важное событие произошло немного позднее. Когда русские обследовали
обломки крейсера, то водолазы подняли со дна трехфлажную сигнальную книгу германского флота в свинцовом переплете.
В каюте командира была найдена шифровальная таблица, с помощью которой составлялись радиограммы.
В каюте одного из офицеров была найдена записная книжка, где были описаны предыдущие походы "Магдебурга". С ее помощью удалось установить координаты нескольких немецких
минных заграждений.

По приказу Эссена копии секретнейших документов были переданы англичанам, что
сильно помогло им в начале войны. Все-таки следует заметить, что слишком часто
балтийская историография переоценивает значение этого факта. Все победы британского
флота объясняются только тем, что русские передали англичанам германские шифры. Это
уж слишком смело.

Во-первых, немцы не раз меняли шифры за время войны.
Во-вторых, англичане сами захватили несколько копий шифровальных таблиц с потопленных дозорных судов и сбитых дирижаблей.

Вот только неизвестно, поделились ли они своими трофеями с русскими...

И безусловным является то, что шифры "Магдебурга" были первыми, которые попали в руки сердечных союзничков.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: ВМФ государств в Первой Мировой.

Сообщение provencial2015 » 28 ноя 2017, 21:42

Евгений Евгеньевич, извиняйте, что прерываю плавный ход Вашего изложения материала. :)
Нашёл одну книгу приблезительно по этой теме, думаю она Вас заинтересует.
Читать здесь
https://military.wikireading.ru/32302

Два боя

Петров Михаил Александрович

Как же могло случиться, что в двух сравнительно крупных боевых столкновениях, описанию и разбору которых посвящена настоящая работа, русские флоты - как Балтийский, так и Черноморский — не оправдали ожидания и оказались не в состоянии продемонстрировать тот мощный артиллерийский огонь, которым много раз любовались на стрельбах, который был зафиксирован на многих «графиках», диаграммах и даже на кинематографической ленте? Почему в бою картина и результаты оказались совсем иными?

Этот вопрос неотвязно стоит перед нами при исследовании боев на Черном море 5 ноября 1914 года и на Балтике 19 июня 1915 года.

Не кажется ли замечательным, что тот же самый отрицательный результат мы видим в условиях и обстановке, совершенно различных? В одном случае — флот Балтийский, в другом — Черноморский. Методы стрельбы у каждого были свои: у первого в основе лежал принцип децентрализованной стрельбы, у второго. наоборот, централизованная


Основной текст печатается по изданию: Петров МЛ. Два боя (Черноморского флота с л. кр. «Гебен» 5 - IX - 1914 и крейсеров Балтийского флота у о. Готланд 19 - VI - 1915). Редакционно- издательский отдел Морских Сил РККФ. Л., 1926, с незначительной стилистической правкой и устранением явных ошибок и опечаток.

Содержание книги

М. А. Петров Два боя. Бой у мыса Сарыч 5/18 ноября 1914 года; Мемельская операция крейсеров 1-й бригады Балтийского флота и бой у Готланда 19 июня/2 июля 1915 года
Предисловие научного редактора
Предисловие к первому изданию
Глава I Бой у мыса Сарыч 5/18 ноября 1914 года
Обстановка на Черном море в начале мировой войны
Общий ход событий на Черном море до боя 5/18 ноября
Походный порядок русского флота
Развертывание и бой
Действия флота после боя
Глава II Мемельская операция крейсеров 1-й бригады Балтийского флота и бой у Готланда 19 июня/2 июля 1915 года
Обстановка на Балтийском театре войны
Замысел Мемельской операции
Описание операции и боя
Заключение
Аватара пользователя
provencial2015
 
Сообщения: 2964
Зарегистрирован: 12 июн 2015, 02:23

Re: ВМФ государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 29 ноя 2017, 01:13

Ну, дорогой Владимир Ольгерович, многие историки-неморяки :mrgreen: причем - во всех странах мира горько сетуют на якобы плохую стрельбу и НЕметкость комендоров флотов и не только своих флотов в тот период.

Мол - "в мирное время на учениях стреляли хорошо, а в бою - отвратительно!!!" И приводят примеры, примеры, примеры... Я собирался по ходу разговора косеуться всего этого и полагаю, наш Алексей уточнит мои слова, расширит и поддержит.
А пока тут, вкратце, отмечу вот что:

На арстрельбах крупных боевых кораблей в мирное время, в тех случаях, когда огонь при стрельбах велся без непосредственного участия наводчика конкретной артустановки, не наводящем клистир через собственную оптику и не пользующегося собственным дальномером установки (то есть когда дистанция превышала 3 000 метров, то есть 15-16 кабельтов, что для морских дистанций боя крупных калибров является по сути "пистолетной" дистанцией огня) процентность попаданий составляла 70-80%.

В реальной же боевой обстановке процентность попаданий составляла В ЛУЧШЕМ СЛУЧАЕ 3-4%, у англичан в Ютландском бою на отряде линейных крейсеров Битти, современнейших кораблей с центральной системой наводки, с автоматикой управления стрельбой системы Дрейера, с отменно обученными экипажами, процентность попаданий составила 1.5% (полтора процента прописью), у их противника, линейных крейсеров Хиппера процентность была выше и приблизилась к максимально возможной - 4% (четыре процента). Потому немцы и смогли утопить три крупных коробочки англичан. Бой велся на переменных дистанциях от 50 до 115 кабельтов. Кабельтов - традиционная единица морской дистанции составляющая 1/10 морской английской мили, то есть 185 метров.
Старший артиллерийский офицер линейного креймера "Дерфлингер" Ганс Хазе дает процентность качества стрельбы немцев в 8.5%, но во-первых, кто ж сам скажет, что стрелял хреново, а во-вторых те проценты, которые привел я (1.5 и 4 соотвественно) определены уже после ПМВ по состоянию кораблей обеих сторон и реальному количеству попаданий в них в сравнении с количеством выпушенных снарядов.

Тут работает несколько факторов и никаких противоречий в них нет.
В мирное время при стрельбах во всех флотах мира стрельба велась на скорости 8 узлов кораблей, ведущих огонь, движущихся строго параллельным мишени курсом и с дистанции не более 80 кабельтов для калибров 305 мм.
Цель при этом не маневрировала, состояние волнения моря при стрельбах было как правило спокойным и безветренным.

В реальном бою море не всегда спокойно. ВАидимость не всегда позволяет точно определить дистанцию даже с ГКП или с КДП; не всегда при корректировке удается отделить всплески падения своих снарядов от всплесков падения снарядов другого корабля, ведушего огонь по цели.
Волнение моря не всегда позволяет даже при централизованной системе наводке согласовать момент выстрела с нужным моментом. Пока-а-а-а коробочка после колебания на качке придет к горизонту, пока-а-а-а гироскоп автомата стрельбой учует это мгновение и замкнет боевую цепь стрельбы... это секунды. А бывает, что и минуты, если качка бортовая и пологая.
А цель при этом движется. И крайне редко параллельным курсом.
Да не просто движется, а еще и маневрирует. Идет "на упавший залп", нескольку изменяет курс, причем начиная маневр уклонения как раз в момент залпа противника, который даже на больших дистанциях хорошо отслеживается по вспышкам.
Снарядец калибра в двеннадцать-четырнадцать дюймов при начальной скорости у среза в величинах около 8-- метров в секунду, даже если отбросить торможение в воздухе и нелинейную траекторию, на дистанциях стрельбы в 80 кабельтов ( восемь миль, 15 километров) летит до цели больше двадцати секунд, на больших дистанциях артогня - за минуту не долетает.
При этом цель, выполнившая маневр уклонения, при скорости хода в 20 узлов (ок 38 км/ч) успевает сместиться на двести-триста метров, и не только линейно, но и с угловым смещением. Даже при размерениях цели в пару-тройку сотен метров, как у ЛК или ЛКр - это много.
Потому на флоте дано существуют два показателя эффективности стрельбы: это НАКРЫТИЕ цели и ПОПАДАНИЕ.
Накрытие - это когда залп ложится вокруг цели кучно, попадание в цель необязательны.
При этом даже если снаряд разрывается и поражает цель осколками... ну, на палубах чего-нибуть покорбует, побъет леера, всякую всячину. Основные элементы боевого корабля класса БрКр и выше, как правило, неплохо забронированы. Им эти оскольки - по фене.

Ну, а попадание - оно попадание и есть. Иногда - удачное. Иногда - не очень.

То есть как в сухопутном танковом маневренном бою. Только габариты и дистанции несравнимо больше и весть процесс намного меньше растянут во времени в сравнении с морским артиллерийским боем.

Этот вопрос неотвязно стоит перед нами при исследовании боев на Черном море 5 ноября 1914 года и на Балтике 19 июня 1915 года.

Не кажется ли замечательным, что тот же самый отрицательный результат мы видим в условиях и обстановке, совершенно различных? В одном случае — флот Балтийский, в другом — Черноморский. Методы стрельбы у каждого были свои: у первого в основе лежал принцип децентрализованной стрельбы, у второго. наоборот, централизованная

Касаемо боя при Сарыче я еще буду разбирать подробно, когда перейду к разбору действий ЧФ в ПМВ. Пока вкратце скажу, что кто б что б ни говорил - наши стреляли на удивление великолепно, изрядно попятнав "Гёбена", а вот тому этого сделать не удалось. Причем СЦН стояли после модернизации на наших черноморских броненосцах, а вот на балтийских коробочках классов ЭББ (как и на первых балтийских дредноутах до модернизации) СЦН отсутствовала.
Боестолкновение в июне при Готланде в 1015-м я разберу тоже, поскольку начал тему как раз с Балтики. Но там тоже достаточно прозрачно всё и понятно.
Хотя дело далеко не в технике, не в технических особенностях и нюансах. Они безусловно, значат многое, но воюет все ж таки не техника.
Воюют люди. И особенно наглядно это видно именно в сравнении действий ЧФ и БФ. Ну, вот к примеру, еще одна операция балтийцев в первом периоде войны, связанная с гибелью германского БрКр "Фридрих-Карл".

Немного к нахождению в состоянии большой войны, балтийцы предприняли несколько коротких вылазок в воды, которые якобы контролировал германский флот.
Фон Эссен был действительно дельным и решительным флотоводцем, умным руководителем, который понимал, что великое сидение даже за надежными минно-артиллерийскими заграждениями не просто равращает людей, но разлагает флот. Веди себя БФ активно, кто знает - нашли бы себе питательную среду во флотской среде разного рода и сорта рЭволюцЫонные агитаторы, от эсеров до процей лиьераль-понгани. Легкие силы флота, наиболее активно действующие на Балтике, как раз оказались и наиболее уситойчивыми ко всяческой митинговщине и пропагандерству.
Потому 1 сентября фон Эссен лично повел в набег в Данцигскую бухту бригаду крейсеров. В море вышли "Рюрик", "Россия", "Богатырь", "Олег" и группа миноносцев. Но погодные условия заставили малые корабли вернуться, и с крейсерами остался только "Новик".

Об этом великолепнейшем корабле, который намного опередил своё время и стал тем же, чем стал английский"Дредноут", то есть практически нарицательным именем нового класса ЭМ - можно и нужно говорить много. Но это я оставлю для отдельной темы, для разговора в "Кораблях-Легендах". А пока - вот фото "Новика" на полном тридцативосьмиузловом ходу:



Дозорные крейсера немцев, разумеется, отошли, не приняв боя. "Новик" почему-то не сумел догнать "Аугсбург", хотя держал по отчету командира ход в 36.5 узлов против 26 узлов германского крейсера. Торпедный выстрел был произведен вдогонку уходящему неприятелю просто для очистки совести, шансов поразить цель не было даже минимальных, но в общем-то это простительно. Как в общем, понятно и то, почему командир "Новика" прекратил погоню. Возможно, попросту поостерегся отрываться от основных сил. Хотя словечко "поостерегся" для офицера-миноносника даже в мои времена слыло оскорблением.

После этого выхода БФ немцы перебросили на Балтику 4-ю и 5-ю эскадры линкоров из
состава Флота Открытого Моря. Наши историки пытаются доказать, что это было сделано
для "усиления" морских сил Балтийского моря, но это звучит очень грозно; 4-я и 5-я эскадры линкоров из состава Хохзеефлотте, если вспомнить, какие именно корабли входили в эти эскадры "линкоров". Это даже не наши ЭББ типа Слава и Андрей.

Броненосцы типов "Виттельбах" и "Кайзер" к началу войны устарели настолько, что
любая попытка использовать их в бою против дредноутов Гранд Флита была даже не
самоубийством, а безграмотной глупостью.




"Виттельсбах" - продолжение линейки немецких ЭББ "Кайзер Фридрих 3". Калибр ГК - две двухбашенных 240 мм АУ. Парадный ход - 16 узлов.

ЭББ "Кайзер"

Эскадренные броненосцы типа Kaiser ( головной был именно "Кайзер") — эскадренные броненосцы Императорских военно-морских сил Германии. Продолжение серии "Кайзер Фридрих З-й". Отличались, как и предшественники, сравнительно слабой артиллерией ГК (4х249 мм) при многочисленной средней артиллерии.
Последняя довольно удачно была расположена вдоль всего корпуса корабля, хорошо защищалась броней. Однако это пот­ребовало ослабления защиты корпуса. Глав­ный пояс простирался лишь на 4/5 длины корпуса. Высокие надстройки и сильно развитые мостики увеличивали незащищенные площади.

В период 1907 — 1910 гг. на броненосцах сре­зали надстройки и демонтировали 4 нижних каземата 150-мм орудий, в результате чего кромка броневого пояса поднялась над ватер­линией, а остойчивость повысилась. Тем не менее к началу ПМВ корабли морально устарели и практически не участво­вали в боевых действиях. В 1916 г. их вообще вывели из состава флота и вплоть до конца 1918 г. применяли в качестве вспомогательных кораб­лей (как штабные, станции пристрелки торпед и т.п.).
То есть даже устарелые ЭББ "Цесаревич" и "Слава" легко могли уничтожить любой из них. Серьезным усилением было только временное появление на Балтике броненосного крейсера "Блюхер", а также броненосцев "Эльзас" и "Брауншвейг".

О БрКр "Блюхер" тоже можно говорить МНОГО. :mrgreen:


БрКр "Блюхер" (нем. SMS Blücher) — или по немецкой тогдашней классификации "большой крейсер" ( Große Kreuzer)

Что тут скажешь... Корабль сам по себе получился технически удачный и красивый. Красивый именно той красотой, которой славились и немецкие "Тирпиц" с "Бисмарком", и наши "Новики" и "Семерки" позже. Такой же строгой лаконичной и минималистической боевой красотой, которым красивы тридцатьчетверки или "Калашниковы"...

С созданием "Блюхера" связана очень любопытная и забавная история, которую даже Артур Конан Дойль зацепил в своих "Приклбючениях Шерлока Холмса". Суть её такова.

Изначально родителем такого типа крейсеров, у англичан получивших название "линейных", является сэр Фишер, создатель "Дредноута".
Фишер полагал (и не без оснований) что новые корабли, используя превосходство в калибре орудий и новые системы управления огнем, будут просто расстреливать противника издали, не подвергая себя никакой опасности. Между прочим, после закладки одного "Дредноута" Фишер заложил сразу три крейсера типа "Инвинсибл".

Британский комитет по созданию "all-big-gun" кораблей определил задачи нового крейсера следующим образом:

1. Ведение разведки боем.
2. Поддержка действий малых крейсеров.
3. Самостоятельные действия по защите торгового судоходства и уничтожение вражеских рейдеров.
4. Прикрытие развертывания главных сил флота.
5. Преследование разбитого противника, уничтожение поврежденных кораблей
.

Линейного боя здесь нет и в помине. Зато есть стандартный набор задач океанского броненосного крейсера. Немного позднее появилось добавление:
"Образовать легкую эскадру для поддержки линейных кораблей во время сражения… Тревожить корабли, находящиеся в голове или хвосте колонны противника".

Постройка "Инвинсибла" сопровождалась неслыханной для того времени секретностью.

Настоящие, реальные ТТХ кораблей долгое время оставались неизвестны.

Фишер инициировал утечку информации о строительстве для британского флота крейсеров, вооруженных 234-мм орудиями. Немцы клюнули на это и для борьбы с ними спроектировали "Блюхер", который являлся сильно уменьшенным линкором "Нассау" с 210-мм орудиями.

Как наверное, проклинал Тирпиц "коварный Альбион", когда выяснилось, что "Инвинсибл" вооружен главным калибром в 305-мм...
Что делать теперь с "Блюхером" немцы просто не знали, так что совершенно недаром его сначала заткнули на Балтику, где его боевые возможности вполне соотвествовали противнику, правда - без учета новых русских линкоров. Хотя те в море тогда не выходили практически..

Попытка же чуть позже присоединить этот корабль к линейным крейсерам Первой Разведывательной Группы Хиппера закончилась тем, чем и должна была закончиться. В бою на Доггер-банке "Блюхер" погиб с большей частью экипажа.

Однако на этом хитрые британцы не успокоились.
Если открыть известнейший и авторитетнейший ежегодник Джейна за тот период, то с можно прочитать, что поясная броня "Инвинсибла" имела толщину 178 мм, а башенная – даже 254 мм.
Не менее забавные данные приведены и в графе "Скорость". Все 3 британских ЛКр якобы превысили 28 узлов.
Еще более внушительно выглядели следующие серии линейных крейсеров.
Но на этот раз операция по дезинформации противника была продумана хреново и сработала наоборот. Немцы поверили еще раз, поверив завышенным характеристикам.
И тогда Тирпиц начал строить свои собственные линейные крейсера. Те самые, класса Мольтке, Дерфлингер и Фон Дер Танн, которые были на порядок лучше сбалансированы, чем британские, лучше продуманы и более универсальны для задач морского боя.
Германские корабли были скорее "линейными", чем "крейсерами".

Да. В качестве линейных КРЕЙСЕРОВ немецким ЛКр в сравнении с британскими не хватало дальности плавания. Хотя на фоне британских кораблей немецкие выглядели якобы недовооруженными, 280 ммГК против 305мм, но они строились именно для ограниченных морских ТВД типа Северного моря (или Черного, или Балтики, где 270 мм ГК был эффективнее на средних ДДО) Кроме того, меньший калибр орудий ГК был общей чертой германского флота, а не только линейных крейсеров.



Конструкция "Блюхера" стала выдающимся достижением не только немецкого судостроения того времени, но и мирового. По сравнению с предшествующим ему «Шарнхорстом» корабль был большим шагом вперед, имел более современную систему бронирования, более удачное расположение орудий и машинной установки. Но самое главное - он имел очень совершенную систему корпуса и непосредственно связанную с ней систему борьбы за живучесть. Не даром столько возились англичане с этой коробочкой в деле при Доггер-банке.


Последние минуты "Блюхера" в бою при Доггер-банке

Корпус крейсера делился водонепроницаемыми переборками на 13 основных отсеков, оазделяемых в свою очередь опять же ВНП на герметерированные подотсеки. Двойное дно шло на протяжении 65 % длины «Блюхера». Корпус корабля набирался по смешанной системе набора.

От установки тарана окончательно отказались, но форштевень всё ещё оставался выступающим, играя роль бульба-обтекателя и этим самым дав возможность несколько повысить парадный ход. Немцы вообще первыми начали эксперементировать ее в 20-х с бульбами.
Средняя надстройка на крейсере была ликвидирована. Громоздкие мачты с марсами были заменены лёгкими полыми трубчатыми. Количество дымовых труб было уменьшено с четырёх до двух.

На «Блюхере» впервые в мире была предусмотрена новейшая противоторпедная защита в виде проходящей почти вдоль всей длины цитадели противоторпедной переборки толщиной 35 мм. Также по проекту на крейсере устанавливались противоторпедные сети, позднее снятые. Сеть - штука для торпеды даже в калибре 450 мм с ножом для разрезания - не особо эффективное препятствие.

Вооружение корабля состояло из шести двухорудийных башенных артиллерийских установок калибра 210 мм: 2 башни были установлены в носу и в корме в диаметральной плоскости и по две башни в середине корабля у каждого борта.
Угол вертикального наведения — 5° + 30°. По тем временам угол возвышения в тридцать градусов - это было очень много и очень прогрессивно.
Башенные орудия имели наибольшую дальность прицельного выстрела 19 100 м, боезапас 1020 снарядов.

Артиллерия среднего калибра состояла из 8 скорострельных орудий калибра 150 мм/45 новой модели. К вспомогательной артиллерии относились 16 скорострельных орудий калибра 88 мм/45 с боекомплектом 200 выстрелов на орудие.

Торпедное вооружение крейсера состояло из четырёх подводных торпедных аппаратов калибра 450 мм: одного носового, двух бортовых и одного кормового с общим боекомплектом из 11 торпед.
Ход составлял 24.6 узла при долговременном ПХ, и 36.6 кратковременно в течение часа при перефорсировке котлов и машин.

То есть корабль был довольно серьезным противником не только для наших БрКр типа "Макарова" и мог больно укусить такие "линкоры", то есть ЭББ, как "Слава" или "Цесаревич". Больно, но вряд ли смертельно.

Адмирал фон Тирпиц настаивал на окончательной передаче крейсера принцу Генриху на Балтику, но уперся командующий Флотом Открытого Моря адмирал фон Поль.

Он утверждал, что это слишком ослабит его флот. Гибель "Блюхера" в бою на Доггер-
банке подтвердила, что этот корабль, с его сравнительно небольшим ходом стал лишь обузой для Хиппера.
Перевод на Балтику мог спасти "Блюхер".

Итак, 6 сентября немцы совершили вылазку крупными силами к входу в Финский залив.
"Аугсбург" столкнулся с русскими крейсерами "Баян" и "Паллада" и попытался навести
их на свои корабли. Но "Блюхер", который заметил русские крейсера, преследование
тоже вел довольно вяло. Командир "Блюхера опасался связываться в открытом бою с такими кораблями, как Паллада и Баян, а наши командиры как-то тоже и не настаивали, хотя имели возможность
Бой не состоялся.
В этом-то и отличие действий БФ и ЧФ в ту войну. Если черноморцы использовали каждую возможность войти в контакт и попятнать даже превосходящего противника, действовали успешливо ли или неуспешливо, то балтийцы на крупных кораблях исповеловали тактику "осторожничества", ведя себя или вяло, или вообще уклоняясь от боя, даже когда противник был заведомо слабее. Близость столицы, знаете ли...

Тогда же примерно и произошло потопление крейсера "Паллада" U-26. Один удачный торпедный выстрел смял всю систему дозоров. Но, если крейсера и линкоры Балтфлота теперь в основном отстаивались в базах, то эсминцы проявили активность, используя главное оружие Балтийского флота — торпеды и мины.

Нужно говорить о том, кто командовал Минной Дивизией на БФ? И так об этом человеке и моряке мы говорили много и много копий сломали в спорах. Но для многих офицеров-черноморцев этот моряк останется скорее моряком, чем позже "всем остальным"

Вообще моряки-миноносники во всех флотах мира считались и считаются особой кастой. Людьми с "недержанием решительности", лизими и дерзкими, а по иному их корабли и их оружие попросту не могут действовать. Вспомнить сумасшедшие торпедные атаки эсминцев, атаки "флетчеров" того же "Бисмарка", походы Новиков и их приемниц - великолепнейших "Семерок"...

В конце октября и начале ноября силами миноносцев Минной Дивизии были поставлены несколько минных заграждений в Данцигской бухте и в других местах. Причем - поставлены красиво и лихо. Так же красиво и лихо, как проводили минные постановки на Черноморье, под Зонгулдаком и у Босфора.

И потому, если свой первый крупный корабль на Балтике немцы потеряли самостоятельно, то причиной гибели второго стали русские мины. А не крупные клистиры больших кораблей.

Командование немецкого флота решило закупорить Либаву, для чего предполагалось затопить на входе в порт 4 брандера. Брандеры "Юлия", "Марта", "Эльфи" и "Марциал" сопровождал легкий крейсер "Любек" и 20-я полуфлотилия миноносцев — G-132, G-133, G-135.


Бронепалубный крейсер "Любек" (один из серии немецких "городов" ранней постройки), линейки крейсера "Бремен". "Любек" широко известен тем, известен тем, что стал первым германским крейсером, оснащенным в качестве ГСЭУ паровыми турбинами.
Вооружение практически стандартное для немецких легких крейсеров такого класса: 10 АУ в калибре 105мм 10,5 см SK L/40 в одиночных установках.


10,5 см SK L/40
«Лю­бек» в 1916 году были перевооружен на 2 × 150 мм/45 и 6 × 105 мм/40 орудий.
Ход - для такого типа корабля очень средненький: 22.5 узла, показанные на заводских ходовых испытаниях в 1907-м.

Миноносцы типа G-132 - тоже старая линейка, еще дотурбинных дистройеров с паровыми машинами и угольными котлами.





Кораблики - примерно такого же уровня, как наши старые "Соколы", прошедшие модернизацию. Кстати - любопытно, но у немцев не было в классификации ни терминов миноносец, ни терминов "эсминец" Были "торпедоботы" или "Гроссе-торпедоботы"
Всего было построено 5 миноносцев этого типа — G-132 — G-136 (все по программе 1906 года). 27 сентября 1916 года все миноносцы типа сменили старые названия на новые — T-132 — T-136, в период войны использовались как учебные и вспомогательные суда (флагманы флотилий тральщиков и подводных лодок). Исключены из списков флота в 1921 году.
В качестве ГСЭУ использовалась паромашинная установка с котлами на твердом топливе и паровой машиной тройного расширения, потому парадный ход не превышал 28 узлов. Плюс - традиционная для германских эсминцев и миноносцнв вплоть до конца ВМВ отвратительнейшая мореходность. Да видно на снимках, как себя эти коробочки при своей конструкции корпуса чувствуют на спокойной воде. А при даже трех баллах их попрсоту заливало на хрен.
Вооружение даже на начало Первой мировой - скорее смешное для миноносца, чем грозное:
G-132 — G-134: четыре 52-мм пушки, G-135 — G-136: 1 × 1 88-мм пушка, 2 × 1 АУ 52-мм/55 орудия.

Прикрывать этот отряд планировал сам адмирал Беринг на броненосном крейсере "Фридрих-Карл".


БрКр "Фридрих-Карл". Серия - БрКр "Принц Адальберт". Закончен постройкой в 1903-м году, парадный хол - 20.1 узел,
Бронирование -
Пояс — 75…100 мм,
палуба — 40…50 мм (на скосах 80 мм),
башни — 150 мм,
казематы — 100 мм,
боевая рубка — 150 мм
Вооружение
2 × 2 — 210-мм/40,
10 × 1 — 150-мм/40,
12 × 1 — 88-мм/35,
4 × 1 — 7,92-мм пулемёта
Для немецких сил на Балтике - коробочка достаточно серьезная, зотя тягаться с нашими БрКр он вряд ли смог бы на равных. Традиционный для многих германских кораблей того времени недостаток: нижний ярус центрального каземата располагался слишком низко, его орудия заливались даже при умеренном волнении моря.



Это было очередное усиление, которое сплавили на Балтику из Северного моря. В операции также участвовали крейсера "Амазоне", "Аугсбург", а также подводные лодки U-23 и U-25.

17 ноября в 1.46 в 30 милях западнее Мемеля "Фридрих-Карл" попал на минное заграждение, поставленное русскими миноносцами 5 ноября. После подрыва на первой мине крейсер слегка вздрогнул, и создалось впечатление, что он таранил подводную лодку. Однако вскоре начали поступать донесения о том, что вода затапливает различные отсеки. Адмирал Беринг сразу решил, что крейсер торпедирован английской подводной лодкой. О русских лодках на Балтике подумать ему даже в голову не пришло.
Чтобы уклониться от повторной атаки он приказал повернуть и уходить полным ходом на запад. Однако вода прибывала слишком быстро, скорость крейсера упала до 10 узлов, и ему пришлось повернуть обратно на восток, чтобы поскорее выбраться намелководье.

Эти пляски и танцы прямо на минах ни к чему хорошему привести не могли, и в 1.59 крейсер
подорвался на второй мине. И снова взрыв приписали торпеде. Крейсер получил большой
крен на правый борт и сел кормой. Вышла из строя левая машина, и скорость снизилась
до 8 узлов. Руль заклинило в положении 20° на левый борт. "Фридрих-Карл" потерял
управление и только описывал круги на месте. Взрывом сорвало антенны, вышли из строя
динамо-машины, и крейсер лишился радиосвязи.
С усилиями немцам все-таки удалось наладить связь, и в 2.50 была послана радиограмма с призывом о помощи.

Ответ пришел только через час. "Аугсбург" сообщил, что идет на помощь, но ему понадобится еще 2 часа, чтобы прибыть к месту подрыва броненосного крейсера.

"Любек" с миноносцами в это время уже находился вблизи Либавы и не мог прервать операцию.

Не смотря на по-немецки упорную борьбу за живучесть, вода затапливала один отсек за другим. Самое неприятное заключалось в том, что перед выходом в море с корабля сняли почти все шлюпки во избежание пожаров. Адмирал Беринг горько пошутил, обращаясь к своему штабу:
"Мы унесем с собой на дно последнее утешение: английские торпеды никуда не годятся".
Но в 5.25 на горизонте показался "Аугсбург". К
6.35 он снял всю команду "Фридриха-Карла", кроме 8 человек, погибших при взрыве.

В 7.15 броненосный крейсер перевернулся, но все еще держался на воде. Адмирал приказал подошедшему крейсеру "Амазоне" попытаться отбуксировать "Фридрих-Карл"
на мелкое место. Но это оказалось невозможно, и вскоре "Фридрих-Карл" затонул.

Этим же утром немцы получили еще один удар. Вышедший из Мемеля на помощь подорванному крейсеру пароход "Эльбинг 9" (Воениздатовская книга "Флот в Первой
Мировой войне", там 1, стр. 116, называет его почему-то крейсером. Конечно, в германском флоте имелся легкий крейсер "Эльбинг", но ТАК путаться самим и путать других по меньшей мере не солидно для Воениздата) в 8.22 попал на другое минное заграждение, взорвался и затонул со всем экипажем. Шедший в Мемель с экипажем "Фридриха-Карла" "Аугсбург" видел этот взрыв. Крейсер немедленно повернул в Нейфарвассер. Гибель "Эльбинга 9" фактически спасла "Аугсбург".

Тем временем "Любек" и миноносцы обстреляли Либаву и затопили брандеры на входе в
порт. Хотя русские им не мешали, закупорить гавань не удалось. Крейсер выпустил по
городу 270 снарядов, но это имело лишь моральное значение. Таким образом, операция по
заблокированию Либавы немцам кроме потерь ничего не дала.

До конца года русский Балтийский флот своими легкими силами совершил еще несколько походов к берегам Германии для минных постановок. На них уже в январе 1915 года подорвались несколько германских кораблей.

Потому еще в споре с нашим СанСанычем я и говорил, что минно-торпедное дело и применение этого оружия балтийцами - одна из не таких уж и многих славных дел тогдашнего БФ.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: ВМФ государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 29 ноя 2017, 03:18

Ну вот - теперь можно и затронуть тот самый бой у Гогланда, о котором упомянул наш Владимир Ольгерович выше.

Но для общего сведения - пару слов о событиях начала 1915-го года.

Начался он довольно бурно, хотя флоты противников непосредственно в бою не
сталкивались. Первыми в "заочной" дуэли своё получили немцы. В конце января адмирал
Беринг решил в очередной раз обстрелять Либаву. У немцев это стало уже чем-то вроде
обязательного ритуала, благо БФ на такие набеговые операции активностью не отвечал. 22 января в море вышли 2 германские эскадры. В первую входили легкий крейсер "Аугсбург" и миноносцы G-133, G-134, G-135, G-136. В состав второй эскадры вошли броненосный крейсер "Принц Адальберт" под флагом адмирала Беринга и миноносцы G-132, T-97, S-131, S-129.
ТТХ и снимки этих кораблей я разбирал и приводил выше, но по ходу дела буду еще уточнять и иллюстрировать.

24 января в 18 милях от Либавы "Принц Адальберт" сел на камни. Адмирал Эссен, узнав об этом, направил к месту аварии... английскую подводную лодку Е-9.

Кстати говоря, английские ПЛ серии Е были забавними и необычными кораблями, немного странноватыми ПЛ даже для того периода.
Английские моряки недаром называли подводные лодки "Игрушками адмирала Фишера", они попросту не понимали и высокомерно не хотели понимать возможностей нового типа морского корабля и его оружия. И слишком часто и годы ПМВ эта кличка оправдывалась.
Английские конструкторы с самого начала пошли своим путем, который оказался кривым и путанным. Классическим танцем на граблях, в котором европейцы всегда упрекают "глЮпых-и-тупых-русских-ватников"
Если первые лодки типов "С" и "D" представляли собой довольно обычные лодки первого поколения со всеми типичными достоинствами и недостатками, то уже основная британская лодка Первой Мировой – тип "Е" – оказалась в некоторых отношениях более чем необычной.





За основу был взят довольно удачный тип "D", но размеры лодки были увеличены, чтобы разместить 2 дополнительных траверзных аппарата. Объяснение выглядело логично: в условиях плохой видимости Северного моря у лодки может не оказаться достаточно времени, чтобы разворачиваться носом к противнику, поэтому следует дать ей возможность немедленно выстрелить при любом курсовом угле.
В результате группа Е-1 имела 1 носовой, 2 траверзных и 1 кормовой аппараты. Она могла стрелять куда угодно, но в любом направлении "залп" был безнадежно слабым – 1 торпеда калибром 457 мм.

Подводники не раз проклинали это решение отдела кораблестроении Адмиралтейства, так как потопить одной 457мм торпедой что-либо было очень трудно, а вот на разворот лодки для второго выстрела у них действительно не оказывалось времени. Появление второго носового аппарата на лодках группы Е-9 проблему не решило. Лишь на лодках типа "J" появились 4 носовых аппарата, но эти лодки были построены слишком поздно.

Однако, когда Е-9 прибыла в район, оказалось, что броненосный крейсер уже снялся с мели и ушел в Свинемюнде.

Второй эскадре повезло ничуть не больше. Русских кораблей немцы не нашли, зато на
обратном пути 25 января около 2.00 в районе острова Борнхольм "Аугсбург" подорвался
на русской мине. Его спасло только то, что мина была старого образца и содержала всего

100 кг ВВ старого типа, а не серьезный заряд ВВ типа МС . С большим трудом немцы дотащили "Аугсбург" до Свинемюнде. Ремонт крейсера затянулся до весны.

И в тот же самый день, но в 13.39 легкий крейсер "Газелле" подорвался кормой на мине
севернее острова Рюген. Крейсер потерял винты, но эсминцы и его привели в
Свинемюнде. Однако повреждения "Газелле" оказались более серьезными, да и сам
крейсер был более старым, поэтому ремонтировать его немцы не стали.
В результате за сутки, не сделав ни единого выстрела, из строя вышли 3 германских крейсера.

Однако 13 февраля на очередную минную постановку в море вышла русская эскадра, которая состояла из броненосных крейсеров "Рюрик" и "Адмирал Макаров", крейсеров "Олег" и Богатырь", эсминцев "Новик", "Генерал Кондратенко", "Сибирский стрелок", "Охотник", "Пограничник".
Эти корабли - тоже очень удачные, серии "Охотник".


ЭМ "Генерал Кондратьев" до 27 сентября (10 октября) 1907 года — минный крейсер)
Корабли достаточно старые, заказанные еще во время Русско-японской, но удачные и имевшие огромный запас на модернизацию. Тот же "Сибирский Охотник", нашей постройки (Сандвикский корабельный док и механический завод, Гельсингфорс), спущенный на воду в 1906-м, прослужил в составе действующего флота до 1957-го.
ГСЭУ - паромашинная, парадный ход без перефорсировки - до 27 узлов, вооружение:
Изначально 2 75-мм орудия Канэ, 6 57-мм орудия, 4 7,62-мм пулемёта
С 1910 года — 2 102-мм/60 пушки Обуховского завода и 2 47-мм пушки Гочкиса, 4 пулемёта
С 1916 года — 3 102-мм/60 пушки Обуховского завода и 2 пулемёта
С 1941 года — 3 100-мм/56 Б-24-БМ, 2 45-мм 21К, 2 37-мм 70К, 3 пулемёта ДШК
Минно-торпедное вооружение
Изначально: 3х1 457-мм ТА
С 1910 года — 3х1 457-мм ТА, 24 мины заграждения

Наша группа кораблей БФ должна была поставить заграждение на входе в Данцигскую бухту.

Но плохая погода сыграла злую шутку с новым командиром бригады крейсеров адмиралом Бахиревым. Туман и снегопад помешали эскадре точно определиться, и "Рюрик" на 16-узловом ходу перескочил через каменистую банку у острова Фарэ.

Головной крейсер "Адмирал Макаров", имея осадку примерно на 1 метр меньше, прошел
отмель благополучно, зато второй в колонне "Рюрик" распорол себе днище чуть не по
всей длине. Крейсер принял 2400 тонн воды и еле добрался до Ревеля. Его осадка
увеличилась почти на 2,5 метра, и он входил в порт, скребя днищем по грунту. Водолазы
сразу сказали, что "Рюрику" требуется ремонт в доке. Через неделю с помощью ледоколов "Ермак" и "Петр Великий" крейсер добрался до Кронштадта. При ремонте в отсеках нашли около 40 тонн камней, сорванных с банки.
Миноносцы свое заграждение поставили, несмотря на происшествие с отрядом прикрытия.

7 мая около Виндавы русские получили первое предупреждение, на которое никто не
обратил внимание. Крейсера "Адмирал Макаров", "Баян", "Богатырь" и "Олег" встретили немецкий легкий крейсер "Мюнхен" в сопровождении эсминцев V-151, V-152,
V-153, V-154, V-181.
О ТТХ ЭМ типа V мы говорили выше, а "Мюнхен" принадлежал к поздней группе немецких "городов"


Лёгкий крейсер «Мюнхен», 1905 г.
Строился фирмой «Везер». Водоизмещение 3750 т; максимальная длина 111,1 м; ширина 13,3 м; осадка 5,60 м. Мощность двухвальной паровой установки тройного расширения 11 750 л.с., скорость 23 узла. Вооружение: традиционные для "городов" десять 105/40-мм ; два 450-мм торпедных аппарата. Бронирование: палуба 20 — 35 мм (на скосах 50 мм), щиты построено семь единиц: «Гамбург», «Бремен», «Любек», «Берлин», «Мюнхен», «Лейпциг» и «Данциг».
«Бремен» погиб на мине в феврале 1915 г., «Лейпциг» — в сражении у Фолклендских островов в декабре 1914 г., «Берлин» и «Гамбург» находились в составе флота Веймарской Германии до 1933 г., остальные сданы на слом в 1919 — 1921 гг.

Стычка была недолгой, но за 10 минут русские крейсера не добились ни единого попадания, хотя даже единичный 203-мм снаряд мог решить судьбу немецкого крейсера. Немцы тоже в своей стрельбе никаких успехов не добились. Причины этому я разбирал выше.

26 мая германская подводная лодка U-26 лейтенанта фон Беркгейма торпедировала и потопила минный заградитель "Енисей".


«Енисей» — минный заградитель Российского флота, заложенный на Балтийском заводе в 1905 и вступивший в строй в 1909 году. Отличный и прогрессивный корабль не только для своего времени, но намного его опередивший.

Корабли германского флота решали "задачу VII" — так немцы именовали свои операции. Они планировали выставить заграждение из 160 мин в районе острова Богшер. Минную постановку должен был выполнить минный заградитель "Альбатрос", а прикрывать его должны были броненосный крейсер "Роон", легкие крейсера "Аугсбург" и "Любек", 7
эсминцев. При этом сопровождал заградитель "Аугсбург" под брейд-вымпелом коммодора Карфа, младшего флагмана германской эскадры на Балтике. "Роон" и "Любек" крейсировали южнее. О других кораблях уже разбирали, а вот "Роон" пока нет.
Корабль был очень удачным.


"Роон" на походе. Это уже коробочка линейки т «Йорк». Стали усовершенствованной версией крейсеров типа «Принц Адальберт». Построено 2 единицы: «Йорк» (нем. Yorck) и «Роон» (нем. Roon). Проект получил развитие в типе «Шарнхорст».
Заложены в соответствии с Первым Морским законом 1898 года. Проект этого типа крейсеров был разработан Конструкторским бюро Имперского морского ведомства в 1901 году. При их разработке конструкторы стремились непременно достичь ход до 21 узла, поэтому новый тип мало отличался от предшествующего, за исключением увеличенного с 14 до 16 числа котлов Дюрра и четырёхтрубного силуэта. Вооружение корабля состояло из двух двухорудийных башенных артиллерийских установок 210-мм скорострельных орудий С/01 с длиной ствола 40 калибров, которые были установлены в носу и в корме в диаметральной плоскости. Орудия комплектовались снарядами массой 108 кг. Угол вертикального наведения — 5° + 30°. Орудия имели наибольшую дальность прицельного выстрела 16 300 м, боезапас 380 снарядов.

Артиллерия среднего калибра состояла из 10 скорострельных орудий калибра 150 мм/40. Боезапас составлял 1200 снарядов, позже 1600. Снаряды имели массу 40 кг и начальную скорость 800 м/с. Максимальная дальность — 13 700 м.
К вспомогательной артиллерии относились 14 скорострельных орудий на центральном штыре С/01 с длиной ствола 35 калибров. Угол вертикального наведения 88-мм орудий равнялся — 5° + 25°, дальность прицельного выстрела 49,1 кабельтовых (9090 м), боезапас 4000 выстрелов, позже 2100.
Торпедное вооружение крейсера состояло из четырёх подводных торпедных аппаратов калибра 450 мм: одного носового, двух бортовых и одного кормового с общим боекомплектом из 11 торпед.

Совершенно случайно именно в это же время русский Балтийский флот предпринял попытку активной операции, хотя ее цель оставалась довольно смутной.
"Пользуясь
сосредоточением в Киле германского флота перед императорским смотром, совершить
внезапное нападение на Мемель и путем энергичной бомбардировки повлиять на
общественное мнение Германии
, которое будет на это особенно чутко реагировать ввиду
совпадения указанного смотра с активным выступлением нашего флота, считающегося
противником совершенно пассивным
".
Любопытная формулировка, слишком сильно напоминающая заголовки британских газет после обстрела Хиппером Скарборо и Уитби в декабре 1914 года... К участию в операции были привлечены почти все крейсера Балтийского флота. Обстрел должны были проводить "Рюрик", "Олег" и "Богатырь" и несколько эсминцев, в том числе "Новик". Прикрывать их должны были броненосцы "Слава", "Цесаревич", броненосные крейсера "Адмирал Макаров", "Баян", дивизион
миноносцев и подводные лодки.

Попытка обстрела Мемеля провалилась. Дело даже не в том, что служба радиоперехвата
известила Бахирева о присутствии в море германских кораблей. Операция пошла
наперекосяк с самого начала.
Густой туман не позволил кораблям встретиться в море и вынудил стать на якорь возле острова Вормс "Новик" и угольные эсминцы 6-го дивизиона. Бахирев решил, что им не удастся догнать крейсера и отправил "старичков" обратно. "Новик" должен был попытаться догнать эскадру. Днем 18 июня он нашел крейсера и занял место в строю за кормой "Рюрика".

Однако на этом шутки тумана не завершились. Днем 18 июня "Любек" проскочил мимо
русских крейсеров на расстоянии около 10 миль. Никто никого не заметил. Примерно в
17.00 в густом тумане "Рюрик" и "Новик" оторвались от общего строя.
Дальше — больше.

Около 24.00 "Новик" ухитрился потерять контакт и с "Рюриком", после чего отправился
в Ирбенский пролив, где стал на якорь и в бою никакого участия не принимал. И вот здесь
отличились те, кому этот день действительно следует поставить в заслугу — служба
радиоперехвата Балтийского флота контр-адмирала Непенина.
Она сообщила предполагаемые координаты "Аугсбурга". Бахирев повернул в указанный квадрат.


Михаил Коронатович Бахирев (17 июля 1868, Новочеркасск — 16 января 1920, Петроград) — российский морской военачальник, флотоводец, один из храбрейших адмиралов Российского флота.

Еще до встречи с противником адмирал приказал увеличить скорость и сыграть боевую
тревогу. Немцы тоже слушали переговоры русских по радио, хотя расшифровать их не могли. Карф решил, что переговоры ведут патрули в Ирбенском проливе и отправил в Либаву "Роон", "Любек" и 4 эсминца.
"Аугсбург", "Альбатрос", G-135, S-141, S-142 пошли прямо навстречу "Адмиралу Макарову".

В 7.30 с флагмана Карфа заметили на SO большой дым, а после этого из тумана показались русские крейсера. Бахирев сумел сделать самое главное - он отрезали немецкую эскадру от ее баз. Русские заметили немцев почти одновременно, дистанция не превышала 50 кабельтов. Бахирев повернул влево, приводя противника на курсовой угол 40°, и через 3 минуты после обнаружения открыл огонь. Хотя русские приняли "Альбатрос" за легкий крейсер "Ундине", исход боя казался предрешенным.
Соотношение веса бортового залпа составляло 10: 1, а если учесть полнейшую неэффективность 88-мм орудий "Альбатроса", то и еще больше.

Карф сразу понял, что ему грозит, и принял единственно верное решение. Он решил
бросить "Альбатрос" и попытаться спасти крейсер и эсминцы. "Аугсбург" увеличил ход и
начал склоняться влево, пытаясь проскочить под носом у русской эскадры. Он имел
преимущество в скорости около 5 узлов перед русскими крейсерами, и ему удалось
оторваться и уйти. Германские эсминцы поставили дымовую завесу, которая ненадолго прикрыла "Альбатрос", и попытались выполнить торпедную атаку. Но ее единственным
результатом стало то, что и эсминцы вырвались из капкана. "Альбатрос" форсировал
машины, надеясь добраться до шведских территориальных вод.

А теперь попробую разобрать действия и ход решений Бахирева. Сначала он решил сделать классический "crossing-T". Мудрый поступок, особенно учитывая соотношение сил. Потом он позволил второй полубригаде крейсеров действовать самостоятельно. В общем, тоже совершенно правильное решение, младший флагман должен иметь свободу действий. С одним маленьким "Но".
Если
а). Младший флагман обладает теми же командирскими качествами
б). Если подобные действия хотя бы заранее оговаривались или прорабатывались.
Но в данном случае это привело к тому, что "Богатырь" и "Олег" оказались чуть севернее "Альбатроса", который попал под перекрестный огонь. Уже само по себе сосредоточение огня 4 крейсеров по одной цели затрудняло корректировку. А сейчас артиллеристы просто терялись в догадках: что они видят — свои недолеты или перелеты второй полубригады?

На Черноморье централизованная стрельба как отдельным кораблем с СЦН, так и централизованная стрельба отрядом кораблей по одной цели отрабатывалась еще до войны, на Балтике - нет.
В результате, 4 русских крейсера более часа (с 7.50 до 9.00) гнали маленький небронированный минный заградитель, но так и не сумели его утопить артогнем.


Тем не менее "Альбатрос" получил 6 с попаданий нарядами калибра 203 мм и 20 снарядами — 152 мм. 27 человек команды были убиты, а 55 были ранены.
То, что после таких повреждений коробочка попросту не утопла на месте - и большая удача немцев, и продуманность конструкции корабля, и традиционно упорная и слаженная для гансов борьба за живучесть.


Минзаг "Альбатрос"

В конце концов "Альбатрос" с креном на левый борт выбросился на камни у берега маленького острова Эстергарнхольм.



Русские крейсера прекратили обстрел поврежденного корабля, "уважая шведский нейтралитет", блин горелый...
"Богатырь" и "Олег", не стреляя, подошли к берегу и увидели, что имеющий на борту пожар "Альбатрос" сидит на камнях. Они сообщили адмиралу, что
"крейсер "Ундине" с креном выкинулся на берег".
На этом завершилась первая фаза боя.

Почему русские крейсера не добили "Альбатрос"? Лично мне непонятно. Боекомплект был, да и на малых дистанциях после подхода можно было рубануть торпедой, ввести в дело противоминный калибр. Разговоры о каком-то там нейтралитете — не более, чем разговоры. Шведы сотрудничали с немцами, продавали им никель и проч. что в ПМВ, что в ВМВ. Какой нейтралитет, на хрен???? Нейтралитет уважается тогда, когда это выгодно. Вспомнить
историю уничтожения "Дрездена". Немцы плевали на чилийский нейтралитет, пока не
прибыла британская эскадра. Тут уже командир "Дрездена" Людеке превратился в поборника чистоты международных законов. Но совершенно прав был Люс, который заявил:
"Мое дело уничтожить противника, а в тонкостях законов пусть разбираются дипломаты".

Бахирев грамотно и смело провел бой, но не посмел сказать и поступить так, как Люс, снова продемонстрировав слабость и безволие высшего командного состава русского флота перед близкой, находящейся в Питере безвольной верхушкой, в вершине пирамиды которой стоял Николай. В двадцать пятый раз приходится повторить Нельсоновское: личное мужество и смелость командира — совершенно разные вещи.

После начала боя необходимость хранить радиомолчание отпала, и обе стороны вызвали
подкрепления. "Рюрик" увеличил скорость до 20 узлов и повернул на север. То же самое
сделали "Роон" с "Любеком", получив радиограмму Карфа.

Русские крейсера после боя с "Альбатросом" начали отход на NNO. За деликатными словами историков Балтфлота
"...адмирал выстроил бригаду несколько необычным образом"
кроется достаточно банальность, демонстрирующая слабую морскую практику и плавподготовку команндиров тяжелых кораблей Балтфлота. 4 крейсерам не хватило часа, чтобы восстановить строй правильного кильватера. В результате головным шел "Богатырь", за ним следовал "Олег".
С большим интервалом за "Олегом" шел "Адмирал Макаров", а "Баян" вдобавок ко всему
оказался восточнее основной группы. Поэтому, когда около 10.00 из тумана выскочил
"Роон" и с дистанции 75 кабельтов открыл огонь по ближайшему к нему "Баяну", то
русский крейсер оказался в сложном положении.


«Баян» зачислен в списки судов Балтийского флота 15 апреля 1905 года, 15 августа 1905 года заложен на эллинге Нового адмиралтейства в Санкт-Петербурге. Спущен на воду 2 августа 1907 года и вступил в строй 1 июля 1911 года.

Шедший впереди "Роона" "Любек" обстрелял "Олега". Русские крейсера немедленно ответили.
Перестрелка длилась около 20 минут, после чего немцы повернули вправо, прервав бой.

Командир "Роона" капитан 1 ранга Гигас правильно решил, что сражаться в одиночку
против 4 крейсеров противника будет неразумно. Он не мог предположить, что "Адмирал
Макаров" и "Богатырь" в ходе этой перестрелки займут позицию невмешательства. Они действительно, по каким-то причинам огня так и не открыли, даже огня отвлекающего.
В ходе второй фазы было зафиксировано только одно попадание. 210-мм снаряд "Роона"
пробил борт "Баяна" и нанес ему совершенно незначительные повреждения. Перестрелка "Любека" и "Олега" закончилась совершенно безрезультатно, что в общем-то как я уже разбирал, при такой дистанции боя, при таких калибрах и достаточно резком, хотя и коротком маневрировании противников совершенно нормально.

Адмирал Бахирев снова почему-то не рискнул продолжать бой, имея 4 крейсера против 2, причем "Любек" никакой роли в бою сыграть не мог, уступая в весе бортового залпа вчетверо даже самому слабому из русских крейсеров.
Возможно, Бахирев уже понял, что ожидать слаженных действий от своих кораблей (а вернее - от их командиров не стоит. Бахирев начал отходить на север, одновременно
вызывая на помощь "Рюрик", что было достаточно естественно. Но в то же время он
приказал "Славе" и "Цесаревичу" выйти на поддержку к банке Глотова", то есть вызвал
еще и 2 броненосца.

А впереди была еще и третья фаза боя, о которой "История Первой Мировой войны"
вообще предпочла умолчать, ее вроде как бы и не состоялось и которая совершенно не делает чести балтийцам.

Получив четкое приказание Бахирева "вступить в бой", командир "Рюрика" капитан 1 ранга Пышнов в 10.20 приказал повернуть в центр указанного квадрата. Через 8 минут на "Рюрике" заметили дымы кораблей противника, а вскоре из тумана появились и 2 силуэта. В 10.45 "Рюрик" открыл огонь из носовых башень и 120-мм орудий по "Любеку". Немецкий крейсер немедленно ответил и сразу начал отход, так как "Рюрик" мог уничтожить его одним удачным залпом. Через 5 минут был опознан второй германский корабль. Это был "Роон", на который и был перенесен огонь "Рюрика". Бой велся на дистанции 76–82 кабельтова, но броненосные крейсера попаданий не добились ни с той, ни с этой стороны. Зато преуспел "Любек", который с меньшей ДДО, по сути работая непосредственной оптикой своих наводчиков, сумел всадить в "Рюрик около 10 снарядов 105 мм, повредив надстройки броненосного крейсера. Никакого более серьезного вреда легкие снаряды причинить не могли.
Русские остались твердо уверены, что добились нескольких попаданий в "Роон", на котором даже возник пожар. Немцы утверждают, что ни "Любек", ни "Роон" попаданий не получили,
хотя их палубы были буквально засыпаны осколками от близких разрывов. То есть стреляли хорошо. Ну, а что касаемо возможного пожара на "Рооне" - либо пожар возник на палубе и был незначительным (там много есть чему гореть, если корабль к бою и походу изговтовлен неправильно или небрежно) - либо за пожар приняли выброс дыма в ветрозейли КО при перефорсировке какого-то из твердотопливных котлов при резкой перемене хода при маневрировании. Дело тоже обычное.
В 10.20 Пышнов получил сообщение сигнальщика о замеченном перископе и круто повернул
вправо, прекратив бой. Подводных лодок на Балтфлоте после гибели "Паллады" боялись, как чумы...

На этом богатый событиями день не завершился, но следующее столкновение произошло
недалеко от Данцига. Перехватив одну из радиограмм Карфа, командир германской
эскадры контр-адмирал Гопман решил идти ему на помощь, хотя ситуации абсолютно не знал.
Около полудня 19 июня он вышел в море с броненосными крейсерами "Принц Адальберт", "Принц Генрих" и эсминцами S-138, S-139. Однако их атаковала британская подводная лодка Е-9 под командованием знаменитого Макса Хортона (будущий командующий Командования Западных Подходов). Примерно в 14.45 он заметил 2 больших корабля в сопровождении эсминцев. Хортон начал немедленно маневрировать, чтобы выйти в атаку. Море было исключительно тихим, и противник легко мог обнаружить перископ. Но Хортон сумел сблизиться на расстояние 400 ярдов и выпустил 2 торпеды из носовых аппаратов. После этого он круто повернул влево, чтобы попытаться использовать траверзный аппарат, но его лодка, облегченная после пуска 2 торпед, выскочила на поверхность прямо под носом у оторопевших немецких эсминцев.

Хортон еще успел визуально заметить, как его первая торпеда взорвалась под первой трубой
головного крейсера. Он еще успел услышать взрыв второй торпеды, но тут лодка погрузилась, и что именно произошло, осталось для Хортона загадкой. Германские эсминцы несколько часов гонялись за Е-9, однако гидролокатори толковый гидрофон еще не появился, и все их действия вызывали только раздражение, но не тревогу.

На борту "Принца Адальберта" заметили и пузырь выстрела, и следы торпед, но расстояние было слишком маленьким, и крейсер уклониться не успел. Взрыв первой торпеды привел к затоплению носовой кочегарки и еще нескольких отсеков. Вышли из строя приборы управления огнем, заклинило руль, и немцам пришлось перейти на ручное управление. Хотя сначала все думали, что в "Принц Адальберт" попали 2 торпеды, позднее стало ясно, что вторая торпеда Хортона пошла слишком глубоко и взорвалась, врезавшись в каменистое морское дно, при этом сильно встряхнув крейсер.
Поврежденный корабль дополз до Данцига, где у него на квартердеке нашли куски воздушного резервуара торпеды. Национальная принадлежность атаковавшего была установлена безошибочно. За эту атаку Хортон получил крест Св. Георгия.

И завершился бой тоже вполне достойно. Около 17.00 крейсера встретились с высланными и навстречу русскими эсминцами. В 19.30 эсминец "Боевой" заметил самый настоящий перископ. Атака эсминцев чуть было не увенчалась успехом. "Внимательный"
едва не протаранил "противника". К счастью, этого не произошло, так как перископ
принадлежал русской подводной лодке "Крокодил".

Попробуем подвести итоги боя. Я позволю себе процитировать статью из журнала "Гангут".
"В тактическом плане главные решения адмирала Бахирева, капитанов
Вердеревского, Вейса и Пышнова следует признать удачными. Эффективная
стрельба крейсеров обеспечила уничтожение наиболее слабого звена
эскадры Карфа — "Альбатроса" — предопределила поспешное отступление
остальных германских кораблей…
(...)
Отказ от решительного преследования
был вызван опасением появления превосходящих сил германского флота…
(...)
Да и Хортон донес об атаке линкора типа "Дойчланд", похожего на злополучного "Принца Адальберта".


Забудем о том, что Хортон атаковал немецкую эскадру через 4 часа после окончания боя.
Радиограмму он передал еще позднее.
Забудем о паническом страхе перед подводными лодками - этим грешили все, но наши миноносники хотя бы активно действовали. Рассмотрим одни только факты. Адмирал Бахирев, имея 4 крейсера, отходит и избегает боя, уклоняясь от контакта с "Рооном".

Перестрелка "Рюрика" с "Любеком", который уступает ему в весе бортового залпа в 20
раз (!!!), заканчивается повреждением "Рюрика", пусть и легкими повреждениями.

Полагаю, с этого самого дня противник наши тяжелые корабли на Балтике больше во внимание не принимал и не боялся, да и собственное верховное командование на них больше не рассчитывало.
Целый флот ушел в некую виртуальную реальность. Хорошо, что адмирал Эссен не дожил до такого позора. Он скончался 7 мая 1915 года. Пост командующего флотом занял вице-адмирал Канин.

Но об этом продолжу завтра.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 30 ноя 2017, 17:58

Итак, на дворе 1915-й.

Армия и флот в своей основе еще не распрогандированы разного рода и сорта "рЭволюцЫонными-агитаторами", боевые действия идут относительно успешливо, хотя и в простом народе, и среди л/с армии и флота уже начинает все больше и больше проявляться недовольство войной.

Среди простого гражданского люда - это непонимание основных целей и задач войны. Ура-патриотизм, он - канешна, работает; но работает только на коротком плече.
Среди армейского и флотского люда - это все большее недовольство тем, как руководит действиями ВС верхушка государства, в лице самого Николая-невинно-убиенного-вместе-со-всей-семьей :mrgreen: ; так и в лице особоприближенных к Телу Государевому, для которых эта война так или иначе имела ЛИЧНУЮ выгоду. Порой - в силу каких-то убеждений, порой - в силу чисто материальных аспектов или в силу вопроса передела власти у подножия трона.

Ну, а о прогрессивной-либеральной-интеллигенции я вообще не говорю. Она всегда и во всем была вековечной фрондой ЛЮБОЙтекущей власти. Только вот ничего конкретного и конструктивного НИКОГДА ни предложить, ни тем более осуществить не могла. Не могла по определению, поскольку сам по себе либерализм есть квинэссенция индивидуализма. А индивидуализм и государственность, служение своей СТРАНЕ и своему народу вещи - НЕСОВМЕСТИМЫЕ.

И тут я с нашим СанСанычем ПОЛНОСТЬЮ И БЕСПОВОРОТНО согласен: втягивание Российской Империи в Первую Мировую не просто противоречило коренным национальным интересам России (тем более - втягивание на стороне "Сердечной Антанты"), эта война поставила жирную и трагическую точку в этом витке развития России.
Даже если бы Россию все ж таки "милостиво включили" по окончании войны в состав стран-победительниц, состояние государства и страны было таковым, что Российская Империя, обескровленная непонятной для большинства войной, скатилась бы к тому уровню, к которому скатилась Россия после распада СССР в развеселые 90-е 20-го века.
Западных партнеров это, безусловно, устраивало бы, но как говорил Ключевский -
"Россия может существовать только в состоянии империи - или не существовать вовсе"
и состояние РИ даже после победного окончания ПМВ все равно привело бы к Смутному Времени. А смутное Время - это всегда трагедия. А для большой страны - это большая трагедия.
Вот потому-то, хотя я и не разделяю основы идеологии коммунизма как такового, но большевики тогда понимали всё это гораздо лучше всех остальных, вместе взятых. Потому смогли не просто взять власть в свои руки, но и вывести Россию на новый, более высокий виток развития состояния Империи. И в этом их положительная роль в истории России - не подлежит никакому, даже мало-мальскому сомнению.

Но вернусь на Балтику, в 1915-й, в август месяц.
После боя на Доггер-банке в январе 1915 года главные силы германского ХохЗееФлотте пребывали в бездействии больше года — до рейда на Лоустофт в апреле 1916 года. Но такое бездействие разлагает личный состав быстрее концентрированной серно-соляной кислоты, только этим можно объяснить появление германских линкоров летом 1915 года на Балтике.

Разговоры о военной необходимости на какие-то действия по поддержке фланга армии или обеспечению коммуникаций явно притянуты за яйца.
Пожалуй, сегодня это можно сравнить с действиями РФ в Сирии: демонстрация флага противникам и союзникам, работа в условиях, приближенных к боевым и главное - недопущение упаднеческих настроений и расхолаживания личного состава.
Кстати говоря, именно с такой целью Адмиралтейство направило новейший ЛКр "Куин Элизабет" в Дарданеллы — повоевать-пострелять, довести до ума матчасть, ознакомить и натаскать экипаж, реально ничем не рискуя.




ЛКр "Куин Элизабет" в Галлиполийской операции.

Формальным объяснением действий немцев на Балтике была все-таки поддержка фланга армии.
Немцы решили попытаться прорваться в Рижский залив, не уничтожить, а попросту вытеснить оттуда русские корабли, тревожащие фланг 10-й армии.

Непосредственно группа прорыва состояла из 4-й эскадры "линкоров" вице-адмирала Эрхарда Шмидта. Мы эти корабли уже разбирали выше, и сильнее эти устаревшие эскадренные броненосцы от переименования в линкоры не стали.

"Линкорам" были приданы броненосные крейсера "Роон" и "Принц Генрих", а также легкие крейсера "Аугсбург", "Бремен", "Любек", "Тетис", (все из серий немецких "городов, мы их разбирали тоже) и 24 разнотипных эсминца и миноносца, 14 тральщиков, 12 катеров тральщиков и 2 прерывателя минных заграждений.

А вот оперативное прикрытие этой группировки на этот раз выглядело гораздо солиднее. 1-я эскадра линкоров вице-адмирала Гедеке в составе, 1-я Разведывательная Группа знаменитого адмирала Хиппера, 2-я Разведывательная Группа контр-адмирала Геббингауза, 2 флотилии эсминцев под общим командованием коммодора Ресторффа, а также флотилия тральщиков. Эти группы включали в себя несколько действительно современных кораблей класса ЛКр уже "дредноутного" типа, сопоставимых (хотя не превосходящих) по могуществу балтийские "петропавловски".


1РГ Хиппера на походе.

Всего немцы привлекли к операции 8 линкоров, 7 броненосцев, 3 линейных крейсера, 2 броненосных и 9 легких крейсеров, 56 эсминцев и миноносцев, 3 подводные лодки, 48 тральщиков и много кораблей других классов. Эти силы в 2 с лишним раза превосходили весь Балтийский флот без учета сил и заграждений центральной минно-артиллерийской позиции (ЦМАП), однако большинство немецких кораблей противника так и не увидело.

Русские Морские силы Рижского залива состояли из броненосца "Слава", 4 канонерок, минной дивизии и нескольких подводных лодок.

Русское командование вполне обоснованно надеялось на плотные минные заграждения и береговые батареи ЦМАП, однако, эти позиции необходимо прикрывать сопоставимыми силами флота. При правильной подготовке противника и достаточном количестве тральщиков никакие минные заграждения противника остановить не в силах. Это - АЗБУКА.
И силами для подобного прикрытия Балтфлот, особенно с учетом новых линкоров, располагал с достатком.

8 августа развертывание германских сил было завершено. Отряд прорыва подошел к Ирбенскому проливу. Броненосцы крейсировали западнее полуострова Сворбе, линкоры и
линейные крейсировали на малых ходах севернее.

В 3.50 германские тральщики начали расчищать фарватер прямо по центру пролива.
Непосредственно группу траления поддерживал легкий крейсер "Тетис" и 6 эсминцев.


Кр "Тетис" постройки 1900-го года. Серия "Газелле"

Их прикрывали броненосцы "Эльзас" и "Брауншвейг", легкий крейсер "Бремен" и 13
эсминцев. Весьма забано то, что "грозные линкоры", то бишь старые ЭББ вице-адмирала Шмидта, уступавшие и "Славе" и "Цесаревичу", так и не рискнули подойти к проливу даже на максимальную дальность огня .

Примерно в 5.10 налетел на мину, подорвался и затонул тральщик Т-52, переоборудованный из старого миноносца. Но это было только начало.
В 5.38 на мине подорвался "Тетис", в 7.07 — миноносец S-144 из группы поддержки. Они были отправлены в Либаву под прикрытием миноносцев S-140 и S-147. Примерно в это же
время группа русских гидросамолетов атаковала 4-ю эскадру линкоров. Бомбы разорвались примерно в 100 метрах от сопровождавшего броненосцы крейсера "Роон".
Кстати говоря, русские авиаторы что на Балтике, что на Черноморье действовали выше всяческих похвал.

Первыми из русских кораблей около 5.00 вблизи пролива появились канонерские лодки
"Грозящий" и "Храбрый", которые начали обстрел тральщиков.

КЛ "Грозящий". Первая частично бронированная канонерская лодка в Русском флоте. Введена в состав действующего флота в 1892-м. С декабря 1894 года по апрель 1905 года служила стационером в Средиземном море.
С августа 1905 года - УТС в составе отряда Морского инженерного училища.
В 1907 году прошла капитальный ремонт корпуса и механизмов на Кронштадтском пароходном заводе.
Вооружение:
1 × 229-мм/35,
1 × 152-мм/35,
6 × 47-мм/43,
2 × 37-мм/23

в 1915 - 1916 годах - 2 × 152-мм/50,
6 × 75-мм/50,
с 1916 - 4 × 152-мм/50
Зенитная артиллерия с 1916-го - 1 × 75-мм/30
Парадный ход - 14 узлов.



КЛ "Храбрый". Построена по типу канлодок «Грозящий». Отличалась от прототипа наличием полубака, улучшавшего её мореходные качества и иным составом артиллерийского вооружения.
2 × 203-мм/45,
1 × 152-мм/45,
5 × 47-мм,
7 × 37-мм,
1 ТА 456-мм
С 1915:
замена 203-мм и 152-мм орудий на 3 × 105-мм/45
С 1916:
5 × 130-мм/45,
2 × 47-мм,
1 × 40-мм,
2 пулемёта


Тральщики не выдержали огня и вызвали помощь. Подошли "Эльзас" и "Брауншвейг", которые в свою очередь обстреляли русские корабли. В 8.45 адмирал Трухачев, не желая рисковать, вышел из-под огня германских броненосцев.
Около 10.30 к месту боя подошел броненосец "Слава" под командованием капитана 1
ранга князя Вяземского.


ЭББ "Слава"

Перестрелка с 2=мя германскими броненосцами длилась около получаса, дистанция стрельбы составляла примерно 85 кабельтовых — сойтись ближе мешали минные заграждения. Большая дистанция вынудила Вяземского затопить часть балластно-дифферентовочных цистерн и отсеков ПМЗ, чтобы вызвать искусственный крен 3°. Это позволило ему увеличить угол возвышения стволов ГК и увеличить соответственно дальность стрельбы. Прием, хотя советскими историками и описываемый как "неожиданное и удивительное решение" и в то время, и сегоднядостаточно широко распространенный,
особенно при обстреле берега. Он описан во всех Наставлениях, в том числе в Наставлении по стрельбе русского флота еще в 1903-м году, такой прием применяли почти все флоты.

Но что хорошо и эффективно при бомбардировке неподвижной цели с неманеврирующего корабля, может оказаться ошибочным в морском артиллерийском бою.

Маневренность броненосца значительно ухудшилась, что затруднило действия "Славы", которая утратила маневренность и позволило противнику пристреляться.
Вскоре броненосец получил попадание 280-мм снарядом. Хотя оно не причинило практически никаких повреждений, ЭББ типа "Бородино" при той же Цусиме обеспечивали огромную живучесть и отлично были защищены от воздействия даже 305 миллиметровых бронебойных и т.н. "полубронебойных"снарядов, выдерживая большое количество попаданий даже с учетом того, что ГБП за счет перегрузки угля был заглублен практически на полтора метра. Тем не менее Вяземский сразу же вышел из боя.

К 11.15 германские тральщики под прикрытием огня броненосцев протралили проход уже во
второй группе заграждений.
Адмирал Шмидт уже отдал приказ своим кораблям начать выдвигаться в Рижский залив, но тут тральщики налетели на очередное минное поле. Я в двадцатьпяты раз отмечу, что минное дело в Русском Флоте было поставлено во всех своих составляющих ОЧЕНЬ ВЫСОКО.
В 13.32 подорвался и затонул тральщик Т-58. Этого Шмидт уже не выдержал. По плану
немцы отводили на расчистку фарватера не более 3 часов. Тральщики возились уже более
10 часов, подорвались 4 корабля, и конца заграждениям так и не было видно. Поэтому
операция была временно прекращена. Тральщики отошли на Виндаву.


Адмирал Эрхардт Шмидт (пятый слева) со своим штабом

Наступила небольшая передышка, которую русские использовали для восстановления и усиления минных заграждений.

Следующие столкновения произошли 10 августа.

Германские броненосные крейсера. "Роон" и "Принц Генрих" в сопровождении "Любека" и "Бремена" рано утром скрытно подошли к полуострову Сворбе и в 3.30 обстреляли стоящие без боевого охранения на якоре под берегом русские корабли. Миноносцы в дихорадочно начали сниматься с якорей, каким-то чудом избежав
столкновений. Немцы выпустили около 200 снарядов, но добились только 2 попаданий в
корму "Сибирского стрелка". Повреждения были совершенно незначительными. Это еще раз о стрельбе без артрадара при маневрировании на средних дистанциях. На берегу
пострадали самолетные ангары.
Положение спасли подводные лодки. Русская лодка "Гепард" и английская Е-1 атаковали корабли контр-адмирала Гопмана. Хотя все 3 торпеды прошли мимо, немцы очень быстро отошли, прервав операцию.


ПЛ "Гепард" в Ревеле. 1915-й.
ПЛ конструкции Бубнова, типа "Барс".
Длина - 67,97 м
Ширина - 4,27 м
Осадка - 4,11 м
Водоизмещение - надводное - 650 тонн, подводное - 780 тонн
Силовая установка - 2 дизеля по 250 л.с. ; 2 электродвигателя по 450 л.с.
Скорость - наибольшая надводная - 11 узлов, подводная - 9,5 узлов ;
экономичная надводная - 6 узлов, подводная - 5 узлов.
Дальность плавания - в надводном положении - 1900 миль при 6 узлах, от 850 до 900 миль при 11 узлах ; в подводном положении - от 95 до 100 миль при 5 узлах, 30 миль при 9,5 узлах
Вооружение - 4 тр. 457мм торпедных аппарата, 8 торпедных аппаратов Джевецкого, 1 - 57мм ; 1 - 37мм ; 1 - 7,62мм.
Экипаж - 34 человека
Время погружения - 2 минуты
Запас плавучести - 20 %
Глубина погружения - рабочая - 50 метров, предельная - 100 метров.


Тут я позволю себе немного отклониться от событий на Балтике и вернуться к кораблям, к заклепкам и железу. Я уже описывал выше немецкие и боитанские ПЛ того периода, но лидерами в подводном кораблестроении на многие годы, пожалуй - даже на сегодня, остаемся мы, Россия и немцы.
Рассказывать о подводных лодках начала века, наверное в ЭТОЙ теме, не имеет смысла. Да они практически полностью утратили свое военное значение к 1914 году и могли рассматриваться в лучшем случае как учебные корабли.

Начинать с рассмотрения русских ПЛ следует пожалуй, с ПЛ типа "Акула", которые явились базой для последующих проектов, и о которой я подробно говорил в "Летучих Голландцах флота".
Тем более следует более серьезно поговорить о знаменитых "Барсах" И.Г. Бубнова. Дальше стоит упомянуть и о проектах фирмы "Голланд", а также о подводном заградителе "Краб" Налетова.
Но сейчас - о лодках типа "Барс", к которым принадлежал "Гепард".

Конструктор русских лодок И.Г. Бубнов за основу брал абсолютно правильные идеи, определившие будующее развитие этого класса кораблей.
Характерным примером является установка в качестве главных двигателей мощных дизелей. Они они были громоздкими, пусть свободных проходов у двигателей со стороны бортов практически не осталось, но дизеля были на порядок НАДЕЖНЕЕ керосиномоторов. И на порядок удобнее в эксплуатации.
Решетчатые аппараты Джевецкого, благодаря которым "Барсы" имели неслыханно мощное торпедное вооружение, можно расценить двояко.
Их меткость не уступала меткости обычных трубчатых аппаратов, однако ни ограничивали предельную глубину погружения, так как давление поды могло деформировать торпеды, но у "Барса" рабочая глубина составляла 50 метров, поэтому такое ограничение было несущественным.
На лодках Балтийского завода эти аппараты располагались слишком низко над ватерлинией. Поэтому и сами аппараты, и торпеды легко повреждались волнами и тем более льдом, даже мелкобитым. На лодках, строившихся на верфи Ноблесснера, этот недостаток исправили, разместив аппараты на верхней палубе.
Самым крупным недостатком, даже не недостатком, а неустранимым ПОРКОМ конструкции лодок типа "Барс" было отсутствие водонепроницаемых переборок. В результате непотопляемость лодки оказалась совершенно не обеспечена.
Судьба "Гепарда" чем-то схожа с судьбой Гудимовской "Акулы".
Лодка пропала в октябре1917-го на позиции в Балтийском море при неизвестных обстоятельствах. Только сегодня можно точно утверждать, что лодка погибла.
Её - нашли. Её нашли в 2009-м году. Вместе с экипажем.
Я постараюсь сегодня рассказать об этом в теме "Корабли-Легенды. Летучие Голландцы флота". Для меня - тема пропавших и найденных кораблей - тема ОСОБАЯ.


Но снова вернусь в те дни.
В этот же день, после действий "Гепарда" и британской "Ешки" небольшую перестрелку имел отряд Хиппера. Адмирал Шмидт придал ему легкие крейсера "Аугсбург" и "Пиллау", а Геббингауз получил эсминцы V-99 и V-100.

Обе разведывательные группы направились на север. Возле маяка Утэ они заметили
русские крейсера "Рюрик", "Баян", "Адмирал Макаров" и "Богатырь". Принимать бой с
линейными крейсерами было бы совершенно глупо и самоубийственно, и русские корабли скрылись в шхерах. Хиппер тоже не рискнул преследовать их, опасаясь мелей и мин.


Адмирал Франц Риттер фон Хиппер. "Фона" получил за Ютланд.

ЛКр "Фон дер Танн" дал пару залпов по немного отставшему "Баяну", тем дело и закончилось. После этого он обстрелял маяк Утэ, выпустив 62 снаряда калибра 280 мм и 60 снарядов 150 мм.


Первый германский линейный крейсер "Фон дер Танн" ( Großer Kreuzer S.M.S. Von der Tann), предшественник серии ЛКр "Мольтке", к которой принадлежал и ЛКр "Гёбен", который я подробно разбирал в теме "Русские Линкоры. Судьбы Имератриц" и о котором буду говорить еще, когда перейду на Черноморье.
"Фон дер Танн" один из удачнейших представителей этого класса кораблей, наиболее сбалансированный по своим ТТХ. Имел приличную защищенность, выше чем британские ЛКр класса "Инвинсибл", имел ПТУ и парадный ход в 27.8 узла при перефорсировке, из вооружения имел 4 × 2 280-мм/45 АУ
10 × 150-мм/45
16 × 88-мм/45
2 × 1 88-мм зенитные пушки (с 1916)
Минно-торпедное вооружение 4 × 450-мм ТА (11 торпед)

Однако и балтийским "Петропавловскам" и черноморским "Императрицам" этот тип кораблей почти безоговорочно уступал.


Русская береговая батарея открыла ответный огонь по "Фон дер Танну", и линейный крейсер получил 152-мм снаряд в носовую трубу. В этот момент появилась русская подводная лодка "Дракон", которая попыталась атаковать легкий крейсер "Кольберг". Хиппер решил не испытывать судьбу и отошел...
Самое забавное, что КН "Дракон" был лодкой типа широко известного "Еорейца", то есть на ПМВ её боевая ценность, особенно при противодействии современным ЭМ и ЛКр была...мммм...невысокой.

Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Флоты государств в Первой Мировой.

Сообщение EvMitkov » 30 ноя 2017, 19:31

Вторую попытку форсировать Ирбенский пролив германский флот предпринял 16 августа. На этот раз прикрывать тральщики должны были современные линкоры "Нассау" и "Позен".





ЛК "Нассау" и "Позен". Однотипные линейные корабли "дредноутного типа — первый тип линейных кораблей-дредноутов Флота Открытого Моря. Дредноуты типа «Нассау» (4 единицы) строились как ответ на постройку ВМС Великобритании линейного корабля-дредноута HMS Dreadnought (1906).
Наасау" включен в состав действующего флота в 1909-м, "Позен" - в 1910-м.
В качестве ГСЭУ использовались не турбины, а паровые машины тройного расширения, из-за чего парадный ход этих коробочек был менее 20 узлов, составив на заводских хлдлвых 19.3 узла.
Вооружение - 12 280-мм АУ SK.L/45 в 6 двухорудийных башенных установках,
12 150-мм орудий SKL/45 в казематах,
16 88-мм орудий SKL/45 в батарее и на надстройках,
2 60-мм десантные пушки SBtsKL/21.
То есть по могуществу и скорости хлда эти ЛК УСТУПАЛИ и балтийским, и черноморским нашим линкорам с их намного более, чем 20-тиузловым ходом и 12х4 305мм главным калибром. Местами превосходили бронированием, но не порядково: против наших 225 мм немцы имели 200-290 мм дифференцированного бронирования.


Похвальбу балтийских историков, будто немцы бросили в бой линкоры только потому, что их броненосцы не могли справиться со "Славой", опустим, как натянутую на уши. Я полагаю, что эта замена была вызвана желанием уже не отогнать броненосец, а уничтожить его. Огневой мощи старых ЭББ "Эльзаса" и "Брауншвейга" для этого не хватало с их главным калибром, так а "Слава" успевала маневрировать даже с частично затопленными отсеками. "Слава" отменно была забронирована чтобы без осоого ущерба выдерживать попадания БРС в калибре 280 мм на таких дистанциях боя, а повреждения попросту не успевали накапливаться.

Вообще, со вторым этапом операции связано много лжи. Например, воспеватели Балтийского флота любят писать, что
немцы держали в резерве в Либаве 5 линейных кораблей типа "Виттельсбах" и 2 линейных корабля типа "Верт"
("Флот в Первой Мировой войне", том 1, стр. 178).

С таким же успехом немцы могли держать в резерве гребные галеры с греческим огнем в качестве основного вооружения. О "линкорах" типа "Виттельсбах" мы уже разбирали. В конце концов, смотрите в Сети. ББО (броненосцы береговой обороны, даже не ЭББ) типа "Верт" широко известны и освещены.




Броненосцы типа "Верт" так же, как и "Байерны" имели по шесть орудий ГК в калибре 260 мм. Но устанавливались крупповские 260-мм орудия не в бронебашнях, а в трех барбетных установках.
Причем в носовом барбете установили два ствола длиной 40, а в остальных двух по два длиной 35 калибров.

Между носовым и средним барбетом в батарейной палубе стояли шесть 105-мм противоминных орудий. Малокалиберную скорострельную артиллерию представляли восемь 87-, десять 47- и 37-мм орудий, находившихся на мостиках и марсах. Каждый корабль имел минное вооружение. В него входило 7 торпедных аппаратов. Один подводный стоял в носу, остальные 6 надводных – два у носовых клюзов, два в районе носовой трубы, и два в районе грот-мачты. Кроме того, две торпедные трубы находились на минных катерах. Всего на рострах и палубе каждого броненосца стояло по четыре парных катера и по 10 гребных судов. Головной корабль серии броненосец "Верт" заложили 3 марта 1890 г. Спуск состоялся 6 августа 1892 г. В строй корабль вступил 28 октября 1893 г. Остальные три корабля "Вейсенбург", "Курфюрст Фридрих Вильгельм" и "Бранденбург" вступили в строй до 1894 г..
Дополню лишь одно: за устарелостью, изношенностью механизмов и ветхостью корпусов этих кораблей немцы просто опасались выводить их в море....

В 4.00 германские тральщики начали работу. На сей раз их прикрывали легкие крейсера
"Пиллау" и "Бремен". Линкоры "Нассау" и "Позен" стояли на якорях с опущенными
противоторпедными сетями в окружении миноносцев. Все-таки подводные лодки изрядно напугали немцев.
В 11.45 на мине подорвался и затонул тральщик Т-46.

Около 12.00 к проливу подошли русские корабли. Броненосец держался ближе к берегу,
обстреливая основную группу тральщиков, а канонерки находились немного к северу.
Тральщики временно прекратили работу и отошли. На помощь им пришел крейсер "Бремен", который открыл огонь по русскому броненосцу.


Легкий крейсер "Бремен" ( SMS Bremen)— головной корабль из семи кораблей одноименного типа, построенных для Кайзерлихмарине. Построен на верфи компании AG Weser в Бремене, и получил название в честь этого города. Корпус был заложен в 1902, спущен на воду в июле 1903 года. В мае 1903-го вошёл в состав Гохзеефлотте (Флота открытого моря).
Мог развивать ход 22 узла. Был вооружён десятью 105 мм орудиями главного калибра и двумя 45-см торпедными аппаратами. 105-миллиметровками!!!!! Которые для "Славы", что...

Но "Слава" снова прекратила бой и вышла из-под обстрела. Вот он, символ действий Балтийского флота... Броненосец уходит от легкого крейсера, который может уничтожить одним залпом. Ссылки на дальность стрельбы не что иное, как наглая и глупая ложь. 105-мм орудия "Бремена" ни при каких условиях не могли сравняться с 305-мм орудиями "Славы". А уж могущество артсистем в соотношении к бронированию обоих кораблей вообще делает разговор никчемным.

Командир "Славы" снова приказал заполнить водой отсеки правого борта, чтобы увеличить угол возвышения орудий главного калибра; затем, оправившись от шока, что немцы, оказывается - стреляют, князь Вяземский вернул броненосец в бой. Разумеется, "Бремен"
был вынужден отойти.
Ему на смену пришли "Позен" и "Нассау", которые открыли огонь с дистанции 115 кабельтовых. Однако около 18.00 начало темнеть, и германские тральщики прекратили работу.

При этом ни один из новых балтийских линкоров даже носу из базы не высунул, хотя появление в районе бой ЛК типа "Петропавловск" с его 305ммГК и дальностью стрельбы могли пусть не уничтожить, но крепко попятнать немцев. Которые после Ютланда крайне плохо переносили огонь "тяжелых чемоданов".

В ночь на 17 августа германский командующий направил в Рижский залив эсминцы V-99
и V-100 для атаки броненосца "Слава",стоящему без боевого охранения. Под прикрытием темноты германские эсминцы пошли вдоль самого берега. В 19.55 они встретили в проливе эсминцы "Генерал Кондратенко" и "Охотник". Перестрелка длилась около 5 минут, после чего противники потеряли друг друга из виду. Но русские эсминцы подняли тревогу, и немцы никого в заливе не нашли - "Слава" снова отошла. В 1.10 около входа в Аренсбургсую бухту, где обычно стояли русские корабли, V-99 и V-100 имели столкновение с эсминцами "Украина" и "Войсковой". Бой велся на дистанции всего 3 кабельтовых и длился 3 минуты. Немцы, получив несколько попаданий и не видя своей главной цели, сразу ушли. Вот что значит решительное противодействие противнику даже устаревшим кораблем.

Уже на обратном пути в Ирбенском проливе их перехватил эсминец "Новик".
Этот бой - ДЕЙСТВИТЕЛЬНО одно из самых славных деяний Русского Флота, хотя к тяжелым кораблям на Балтике бой "Новика не имеет никакого отношения. Я уже говорил, что минономники всегда были особой кастой флота, безбашенной и решительной.

Бой начался в 4.15 и длился 17 минут. Вот как описывает его командир "Новика" капитан 2
ранга М.А. Беренс, который за оборону Порт–Артура в звании лейтенанта был награжден орденами Святой Анны III степени с мечами и бантом и Святой Анны IV степени с надписью "За храбрость".



"Я увидел прямо по курсу во мгле два корабля. Пробил боевую тревогу и, подойдя ближе,
определил 2 больших неприятельских миноносца, трехтрубных, двухмачтовых, по типу
подходящие к аргентинским миноносцам, строящимся в Германии. Миноносцы, видимо,
заметили "Новик" и пошли прямо на него большим ходом. Тогда я склонился влево
настолько, чтобы могли действовать все орудия, и открыл огонь с 47 кабельтовых при
ходе 17 узлов. Неприятельские миноносцы легли на параллельный курс и сейчас же
открыли ответный огонь.

Уже третий наш залп дал накрытие, и мы перешли на беглый огонь по головному
миноносцу. У него была сбита средняя труба, из основания которой повалили клубы
черного дыма. Одновременно возник пожар на юте, мой эсминец уменьшил ход.
Я перенес огонь на другой миноносец, который, пройдя между "Новиком" и подбитым
кораблем, прикрыл его завесой густого белого газа, выходящего с кормы. До этого второй
корабль противника получил несколько попаданий и у него был замечен пожар. Лег
курсом прямо на него, и когда из-за завесы показался первый эсминец, снова открыл по
нему огонь, изменив соответственно курс. Через 2 минуты у него был замечен пожар в
середине корабля, и он начал жаться к берегу, прикрываемый вторым кораблем.

Преследовать их не мог, ли так как в это время уже подходил к ограждающей вехе — за
ней находилось русское минное заграждение. С уменьшением хода провожал огнем до
выхода из предела действительной стрельбы. Возле Михайловского маяка головной
эсминец, который все еще горел в двух местах, начал сильно погружаться кормой,
выпуская светящиеся ракеты — белую и красную… Спустившаяся мгла не дала
возможности проследить его дальнейшую судьбу".


Дальнейшая судьба V-99 прекрасно известна. Эсминец наскочил на мину, и, чтобы не
затонуть, был вынужден выброситься на берег. В германские корабли попали 11 снарядов, на них погибли 17 человек и 39 были ранены.




ЭМ V-99


"Новик" получил попадания нескольких осколков от близких разрывов. Результат боя совершенно ясен. Минный офицер эсминца Г. Граф пишет, что корабль израсходовал всего 23 снаряда. Меткость около 50 %? Это ведь совершенно неслыханно, прецедентов в истории военно-морского искусства просто нет. Вот что значит отменно проводимая подготовка экипажа (на миноносцах, что на Балтике, что на Черноморье), старшие офицеры для боевой подготовки использовали каждую свободную минуту, что на походе, что в базе, потому как правило выучка экипажей на русских эсминцах была отменнейшей. Офицеры-миноносники ГОРДИЛИСЬ и своей службой, и своей долей. И в качестве всего этого миноносники носили и гордились наручными браслетами из золота, украшенными славянской вязью:
"МИННЫЙ ОТРЯД. ПОГИБАЮ, НО НЕ СДАЮСЬ...."
Служба для нижних чинов на миноносцах считалась трудной, но тоже почетной и предпочтительнее, чем на больших кораблях
"Драли с нас господа офицеры три шкуры, работы и учебы было невпроворот. Но зато в деле нам равных не было.
Да не было и такого, что б как на крейсрах и особенно броненосцах, братца-матросика быдлом считали. Брони нет, скорость отчаянная, так что все понимали, море всех уравняет"
(Из послереволюционных воспоминаний о службе "на царском флоте" торпедиста-кондуктора А.К.Акинфеева)

В общем, 17 августа немцы возобновили траление пролива. Броненосец "Слава" снова
вышел к проливу, но теперь германские линкоры стреляли лучше. Броненосец получил 3
попадания 280-мм снарядами, которые причинили ему более серьезные повреждения. Один
снаряд разорвался под кормой "Новика". Русские отошли, так как дальнейшие попытки
удержать немцев привели бы к бессмысленной гибели кораблей. Балтийские дредноуты на этом участке так и не появились. 18 августа к 15.30 германские тральщики завершили расчистку фарватера.

На следующее утро германские корабли вошли в Рижский залив. Но еще до того произошло событие, поставившее под вопрос всю судьбу операции. 19 августа в 8.10 британская подводная лодка Е-1 капитан-лейтенанта Лоренса заметила линейные крейсера Хиппера между островами Фарэ и Эзель. Лоренс попытался торпедировать головной корабль, но его торпеда попала в шедший вторым в строю ЛКр "Мольтке".




Однотипный с "Гёбеном" ЛКр "Мольтке.

Хиппер был вынужден уйти в Данциг. С этим эпизодом связаны 2 примера лжи советских
известных писателей. Именно лжи, потому что в невежестве я их упрекнуть не смею.

Пикуль в своём "Моонзунде" заявил, что "Мольтке" торпедировала русская подводная лодка.
Колбасьев был хитрее. Он написал, что
русская лодка могла торпедировать "Мольтке", но не стала стрелять, так как это мог оказаться русский броненосец "Слава".
Но даже беглый взгляд хоть на силуэты этих двух кораблей, хоть на карту показывает, что с таким же успехом можно было отказаться от атаки в Балтийском море на том основании, что на рейде Владивостока тоже находятся русские корабли.

19 августа около 19.30 германские корабли вошли в Рижский залив.Русское командование отправило на разведку эсминец "Новик", который столкнулся с легким крейсером "Пиллау". Эсминец отошел к Моонзундскому проливу.

Канонеркам "Кореец" и "Сивуч" повезло меньше. Около 19.30 они натолкнулись на крейсер "Аугсбург" и 2 эсминца. Немцы вызвали на помощь линкоры, и в 20.30 в сопровождении 7 эсминцев появились "Позен" и "Нассау". Исход боя сразу стал ясен. "Сивуч" был буквально разнесен на куски, "Кореец" скрылся в Перновском заливе, где выбросился на берег. И никто не спросил с адмирала Максимова, который отвечал за оборону Рижского залива, за гибель 2 кораблей...

В ночь на 20 августа подорвался на мине и затонул германский эсминец S-31, который находился в дозоре между островом Руно и мысом Домеснес. Немцы затопили на входе в
Пернов (Пярну) 3 брандера. Эту операцию бессмысленную прикрывали крейсер "Грауденц" и эсминцы V-28, S32, V-108, V-183. Бессмысленную потому, что русские все равно не пользовались гаванью Пернова.

В итоге, немцы просто ушли из Рижского залива. Потому как никаких задач себе после форсирования заграждений попросту не ставили.
Они потеряли эсминцы V-99 и S-31, тральщики Т-46, Т-52 и Т-58. Линейный крейсер "Мольтке", крейсера "Тетис" и "Аугсбург", эсминцы V-100 и S-144, тральщик Т-77 были повреждены. Русские потеряли канонерки "Кореец" и "Сивуч", были повреждены броненосец "Слава" и эсминец "Сибирский стрелок".

Да, они прорвались в Рижский залив, но ведь они не собирались там оставаться! В итоге все потери немцев оказались бесполезны.
Эта операция могла бы иметь смысл, если бы русское командование осознало ее значение. Немцы показали, что никакие минно-артиллерийские позиции БЕЗ ПРИКРЫТИЯ большими кораблями, сопоставимыми с кораблями противника (пусть и в меньшей своей численности) не в состоянии остановить подготовленный флот. Но тяелые силы Балтфлота храбро отстаивались в базах.
В этом-то и отличие дейсвтвий БФ и ЧФ в годы ПМВ.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

След.

Вернуться в Военно-морской флот

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1