Корабли - легенды. "Летучие Голландцы" флота

Форум о военно-морском флоте

Re: Корабли - легенды. "Летучие Голландцы" флота

Сообщение EvMitkov » 02 мар 2015, 19:40




Во вторник в плавание отправился парусник «Крузенштерн». Историко-мемориальная экспедиция одного из старейших парусников мира в этом году посвящена семидесятилетию Великой Победы.

Экипаж решил обогнуть Европу и побывать в Керчи, Новороссийске, Севастополе, Мурманске и Архангельске - там, где шли морские бои Великой Отечественной войны. На борту судна находится копия знамени Победы.

В каждом порту на палубе парусника будут развернуты фотовыставки, посвященные бессмертному подвигу советского народа. Проводить моряков в плаванье пришли ветераны, которым в торжественной обстановке вручили медали в честь 70 лет Великой Победы.

На борту «Крузенштерна» находятся курсанты разных мореходных училищ. Для большинства из них это первая серьезная морская практика. В портах состав курсантов будет меняться, чтобы как можно больше будущих моряков получили. Завершится экспедиция Победы осенью этого года.
http://politikus.ru/v-rossii/print:page ... obedy.html

Друг мой когда-то на "Крузенштерне" старпомом служивал, был я у него в гостях на этом красавце. Правда - у пирса, не в море. В море видел его не раз - дух захватывает...

Впрочем об этом КОРАБЛЕ - должна быть ОТДЕЛЬНАЯ тема.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17656
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Корабли - легенды. "Летучие Голландцы" флота

Сообщение гришу » 03 мар 2015, 01:26

А это что за КРАСАВЕЦЪ?

Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10960
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Корабли - легенды. "Летучие Голландцы" флота

Сообщение EvMitkov » 21 апр 2016, 13:41

Об этой любопытной коробочке - разговор отдельный пойдет. Она того стоит.

А сейчас хотел немного в сторону отойти, к "более общему", Сереж.
Знаю, как ты относишься к товарисЧам "религиозным деятелям" из РПЦ :mrgreen: и к институтам церки вообще, но тут напомню, что для меня вера и церковь - разные вещи.

Вот говорят, "Россию Господь любит", "Господь нас уважает".
Говорят - Россия это страна, в которой Бог живет... Вроде бы просто красивые слова, но думаю, что все-таки так оно и есть.

Иначе чем объяснить такие вот вроде бы "случайные" факты, как недавняя находка той же "Весты"? Аккурат к воссоединению Крыма с Россией? Просто так ведь в жизни ничего не бывает.
Значит, удачу ребятам-дайверам , этот подарок из глубины сам Бог послал, разрешил найти, хотя сколько раньше искали этот корабль - найти не могли.
Как и "Акулу" Николая Гудима, о которой я постарался рассказать выше...

"Акула" свою задачу нынче до конца выполнила. С лихвой.
Можно во флотские легенды верить - можно не верить, но ведь дыма бех огня не бывает. Может быть - именно поэтоу, когда Россия снова встала с колен на ноги, снова подняла голову - экипаж и лодка и упспокоились, и - упокоились с миром и славой...

То же самое и с "Вестой".


"Веста" на рейде Севастополя. Одно из немногих приличных фото этого корабля.

Именно в канун второй годовщины воссоединения Крыма с Россией дайверы государственного бюджетного учреждения РК «Черноморский центр подводных исследований» сделали сенсационную находку. Неподалеку от мыса Тарханкут был обнаружен знаменитый русский пароход «Веста», принявший бой с турецким бронированным корветом в июле 1877 года.

- Судно находится в 16 километрах (чуть менее 8 миль- Е.М.) юго-западнее Тарханкута. Глубина до грунта 52 метра, до самой верхней точки судна – 45-46 метров.
– сообщил заведующий техническим отделом центра Михаил Шевчук.

Корпус судна сотрудники центра разыскали при помощи специального дистанционно управляемого подводного аппарата, после чего совершили погружение к объекту.
«Дальнейшие планы – подаем пакет документов в министерство культуры для получения разрешения, т.н. открытого листа для проведения исследования. «Веста» стала нашим дополнительным объектом, помимо прочих экспедиций, которых в этом году много»,
– говорит замдиректора Черноморского центра подводных исследований по научной работе Виктор Вахонеев.


"Веста" - сегодня. Март 2016-го.

Вот - официальное сообщение ТАСС

СИМФЕРОПОЛЬ, 17 марта. /Корр. ТАСС Елена Богданович/.
Археологи обнаружили у мыса Тарханкут на западе Крыма товарный пароход "Веста", который стал известен благодаря участию в Русско-турецкой войне 1877-1878 годов.

Об этом сообщил заведующий техотделом госучреждения "Черноморский центр подводных исследований" Михаил Шевчук.

"Нам очень повезло, носовая часть практически полностью сохранилась, в том числе деревянные фрагменты орнамента", - сказал он на встрече с главой Крыма Сергеем Аксеновым.

Пароход лежит на глубине 52 м. "Мы работали по архивам. 99,99%, что это "Веста". Еще ничего не поднималось, экспедиции начнутся в апреле. Основная часть останется на дне", - пояснил Шевченко ТАСС.

Как уточнил замдиректора по научной работе госучреждения Виктор Вахонеев, "Веста" - русский торговый деревянный пароход XIX века. Он стал известен после того, как в ходе Русско-турецкой войны 11 июля 1877 года встретился с новейшим турецким броненосцем и остался цел, хотя потерял часть экипажа. Этот неравный бой запечатлен на картине Ивана Айвазовского. Погибла "Веста" 5 ноября 1887 года, следуя в Одессу. У мыса Тарханкут ночью в нее врезался русский пароход "Синеус", экипаж погиб.

По словам Вахонеева, центр подводных исследований планирует в этом году тщательно изучить находку. Аксенов в ответ обратил внимание на то, что любое учреждение должно заботиться о собственной материальной базе, и предложил развивать подводный туризм. Специалисты учреждения поделились планами популяризировать "археологический дайвинг", но это возможно только после полной паспортизации объектов.

"Сейчас составляется карта подводных археологических объектов, в первую очередь должна быть обеспечена безопасность подводного погружения, - отметил Аксенов в беседе с журналистами. - Возможно, подсветка какая-то будет, программы посещения. Везде на этом зарабатывают, такие места пользуются спросом во всем мире".

http://tass.ru/kultura/2747526

..."Веста" была построена в 1858 году как торговое судно, принадлежала РОПиТ-у («Русскому обществу пароходства и торговли») и приписана с постройкой к Одессе.
Водоизмещение стандартное - 1800 тонн. "Купец" -как "купец", на слэнге моряков того времени, на нынешнем морском слэнге - обычный "торгаш", ничего из ряда вон...

С началом Русско-турецкой войны на пароходе установили пять 6-дюймовых мортир, два 9-фунтовых и одно 4-фунтовое орудия, по две скорострельные пушки системы Энгстрема и Гатлинга и СУО, по тогдашней терминологии "приборы автоматической стрельбы" , переоборудовав "Весту" в «крейсер военного времени» (по другой терминологии: пароходо-фрегат), по более поздней терминологии - во вспомогательный крейсер.
Соответственно, был назначен и военно-морской экипаж.

Самое любопытное в том, что многие из этого экипажа стали затем не просто крупными фигурами в Российской Империи, но и оставили яркий и глубокий след в нашей Истории.

Командиром на «Весту», с началом войны, был назначен капитан-лейтенант Николай Михайлович Баранов. В команду «Весты» входили тринадцать офицеров, два гардемарина, 118 нижних чинов, в том числе 30 "охотников", то есть добровольцев, или - как нынче модно говорить - "волонтеров"

Старшим офицером парохода был лейтенант князь Голицын-Головкин.
На судне служили братья — лейтенанты Владимир и Михаил Перелешины, лейтенанты Жеребко-Ротмистренко, Кротков и З. П. Рожественский, мичманы Петров и Рогуля, подполковник Чернов, прапорщик Яковлев, врач Франковский и гардемарины Барковский и Казнаков.

О них я поговорю ниже, а сейчас продолжу разговор о самой "Весте" и её судьбе.

9 июля 1877 года на стоявший в Одессе под погрузкой угля пароход доставили боевой приказ. Пароход должен был выйти в море для крейсирования на коммуникациях противника, а при случае и для атаки его боевых кораблей.

Вечером 10 Июля «Веста» подняла пары и вышла в море.
К семи часам утра 11 июля пароход подошёл к добруджанскому порту Кюстенджи (ныне — Констанца).

В рассветные часы на море был замечен дым.
Предположили, что это — либо пассажирский, либо грузовой колесный пароход. «Веста» на полном ходу стала сближаться с пароходом, намереваясь отрезать его от берега.
Около восьми часов утра, сблизившись, опознали судно: им оказался турецкий броненосец. По турецкой классификации — броненосный корвет «Фетхи-Буленд» (другая транскрипция — «Фетхи-Булен»); построен в Англии, водоизмещение чуть более 2800 тонн, вооружение состояло из четырёх крупнокалиберных и нескольких мелких пушек; частичное бронирование).
Этот корабль - тоже довольно любопытен, как и предистория его появления на Черном море.

После Крымской войны турецкий флот во время правления Абдул-Меджида вновь пришел в упадок. Од­нако его наследник Абдул-Азиз, получив власть, заинтересовался развитием морских сил в своей стране, ведь согласно Парижскому договору Турция все же могла иметь флот в Мраморном и Средиземном морях.

Абдул-Азиз, наняв в Англии кораблестроителей и офицеров для обучения моряков, приступил к со­зданию уже броненосного флота, и все то, что Турция имела в последу­ющие тридцать лет, было создано благодаря усилиям этого энергич­ного правителя.

Первыми по его заказу во Франции в 1864 и 1865 годах спу­стили на воду четыре однотипных броненосных корвета типа "Азизие". Их корпуса были железными, дели­лись на семь отсеков и защищались броней на всем протяжении по ва­терлинии.
При внушительном для того времени водоизмещении 6400 т их вооружили мощной артиллерией, которая состояла из орудий Круппа. Имея по одной горизонтальной ма­шине и одному винту, они развивали скорость 12,5 узла, а корветское вооружение делало их хорошими ходоками под парусами.

В 1865 г. в Англии спустили два монитора. "Мендухие" и "Фетх-уль-Ислам" водоизмещением по 335 т. Мониторы вооружили двумя 178-мм орудиями, расположив их в одной башне под защитой 76-мм брони.

Затем в 1868—1869 годах для Турции на воду спустили наиболь­шее число броненосцев. В Англии на воду сошли "Авни-Аллах" и "Муини-Заффер" по 2400 т каждый. Эти двухвинтовые корветы не имели двойного дна. Броня защищала корпус по всей ватерлинии и каземат, имевший в плане четыре восьмиугольных выступа. В каждом выступе имелось по два орудийных порта, смотревших в нос и корму. Четыре 229-мм орудия Армстронга — их основ­ное вооружение — могли переставляться с борта на борт, что позволяло всегда иметь в бортовом залпе всю артиллерию. Оба корвета имели тараны.

Затем во Франции на воду сошли три броненосца типа "Ассари-Шевкет". Они имели водоизмещение по 4687 т и традиционную защиту борта по всей длине. В центре корпуса находился каземат с 152-мм броней и 250-фунтовыми дульнозарядными орудиями Армстронга. Все три имели по одной машине и корветское парусное вооружение.

В 1868 г. флот Турции пополнился двухбашенным монитором "Хивзи-Рахман" в 2540 т. Его корпус имел одно дно, а башни поворачивались только вручную, на что всегда требовалось не менее 40 человек, это за­метно снижало его боевые качества. Борт монитора за­щищала 114-мм, а башни—127-мм броня.

Следую­щий корвет "Фетхи Буленд" с водоизмещением в 2806 т спустили в Англии в 1870 г. Будучи одновинтовым, этот броненосец имел корветское парусное вооружение. На нем находилось четыре 250-фунтовых дульнозарядных 229-мм орудия Армстронга и четыре 120-мм казнозарядных орудия.
Бронирование - продолжение концепции предыдущих кораблей типа "Авни-Аллах", то есть тот же бронепояс по всей ватерлинии и каземат, имевший в плане четыре восьмиугольных выступа. В каждом выступе имелось по два орудийных порта, смотревших в нос и корму. Четыре орудия Армстронга — их основ­ное вооружение — могли переставляться с борта на борт, что позволяло всегда иметь в бортовом залпе всю артиллерию.


"Фетхи Буленд"

Одновременно в Италии начали строительство корвета "Иджлалие". На воду его спустили в 1871 г. Особенностью этого корабля явилось отсутствие брони в оконечностях и наличие перед грот-мачтой непод­вижной башни с одним 177-мм орудием. На нем уста­новили одну машину, работавшую на два винта.

В 1873 г. в Константинополе (Стамбул) состоялся спуск "Мукадем-Хаира" — однотипного с построенным ранее в Англии "Фетхи Булендом". Он стал первым броненосцем турецкой постройки. Механизмы для него также изготовили в Константинополе.

Затем в 1874 г. в Англии спустили еще один корабль для Турции. Это был "Мессудие"—самый большой броненосец флота. Имея водоизмещение 9120 т, броню борта 305 мм, каземата — 254 мм, он нес 12 410-фунтовых и 13 150-мм орудий. Его корпус на­бирался по самой совершенной продольной (бракетной) системе. Кроме вышеупомянутых орудий, на верхней палубе установили еще три 150-мм крупповских орудия (одно ретирадное и два погонных).

Последним броненосцем, построенным до Русско-турецкой войны 1877—1878 гг., стал монитор "Хизбер", спущенный в 1875 г. При водоизмещении 404 т он имел два дульнозарядных орудия в одной башне.

В итоге, в течение одиннадцати лет Турция построила броненосный флот, состоявший из 18 кораблей, на вооружении которых находилось чуть бо­лее 100 тяжелых орудий. В основном это были фрегаты и корветы с артиллерией в казематах, с корветским парусным вооружением и броневым поясом по всей ва­терлинии. Все корабли, за исключением одного, строились за границей.

В 1876 г., за год до начала войны с Россией, в бухте Золотой Рог стояла вся турецкая броненосная эскадра. Часть же неброненосных кораблей крейсировала в Красном море и Персидском заливе. А один турецкий корабль, неброненосный корвет "Эртогрул", ушел в 1877 г. даже к берегам Японии. Турецкий флот достиг своего очередного расцвета и слабым его на этом ТВД назвать никак нельзя.

Итак, ровно в восемь часов на «Весте» пробили боевую тревогу. Почти сразу с турецкого броненосца дали залп.

Капитан-лейтенант Баранов заметил, что неприятель пытается обойти его с севера и отрезать пути отхода к Одессе. На полном ходу «Веста» стала отходить от берега, стараясь удерживать противника за кормой, не двая возможности привести в действие всю его артиллерию ГК.

Непосредственный огневой контакт продолжался чуть более двух часов. Благодаря успешному маневрированию «Весты», только два снаряда противника достигли цели: один угодил в правый борт, пробив его чуть выше ватерлинии, другой сделал пробоину чуть ниже ватерлинии в левом борту.

К десяти часам утра расстояние сократилось до пяти кабельтов. «Веста» по-прежнему отстреливалась, удерживая неприятеля в корме.

Разрушения и потери на «Весте» уже были значительными: раздробило вельбот, вывело из строя одну кормовую мортиру и разбило оптику автоматического прибора стрельбы. На жилой палубе, прямо над кормовой крюйт-камерой, вспыхнул пожар, с которым, однако, быстро справились старший офицер «Весты» Владимир Перелешин, мичман Петров и гардемарин Казнаков.

«Фетхи-Буленд» вел не только орудийный, но и ружейный огонь, использовал шрапнель и картечь для поражения личного состава. Погибли подполковник морской артиллерии Чернов и прапорщик Яковлев. Лейтенант Кротков и вся прислуга двух шканечных мортир получили ранения (Кротков был ранен 17 раз но боевого поста не покинул).

Баранов приказал минному офицеру лейтенанту Михаилу Перелешину готовить шестовые мины к атаке. В этот момент турецкий снаряд угодил в паровой катер левого борта. Смертельно ранило лейтенанта Михаила Перелешина и разрушило минную каюту.

Однако, и противник нес потери: с «Весты» заметили, что два казематных орудия правого борта на «Фетхи-Буленде» оказались повреждены и приведены к молчанию.
Вскоре мортира с «Весты» привело к молчанию и баковое, так называемое "погонное" (от слова "погоня") орудие противника.

«Фетхи-Буленд» дал залп в упор по корме «Весты»: осколком перебило штуртрос, и пароход, потеряв на время управляемость, стал к противнику бортом. Неприятель усилил картечный огонь. Мичман Петров был контужен, лейтенант Владимир Перелешин и юнкер Яковлев (брат прапорщика Яковлева) ранены; получил контузию в голову командир Баранов.

К пушкам стали лейтенанты Кротков и Рожественский. Кротков получивший семнадцать ран, - продолжал вести стрельбу.
Князь Голицын-Головкин своим телом закрывал Баранова от осколков и картечи. Штурманский офицер штабс-капитан Корольков, невзирая на огонь, не отрывая глаз от компаса, занимался своим делом, отдавая команды рулевым.

Наконец, мортирная бомба пущенная с «Весты», снесла передний орудийный каземат противника. Противник окутался дымом, предположительно на его борту возник серьезный пожар, в результате чего он отвернул, прекратил преследование и вышел из боя.

По прибытии в порт, Баранов докладывал в своем рапорте:

«Видя два орудия у себя подбитыми, имея в корпусе две пробоины, двух офицеров убитыми и четырёх ранеными и палубу, заваленную осколками и разорванным человеческим мясом, и, что главное, видя, что машинисты и кочегары едва держатся на ногах после пятичасового боя, я не решился энергично преследовать убегавшего быстроходного врага, тем более что он поднял какой-то сигнал и на горизонте стали показываться ещё рангоуты судов».

То есть Бранов еще и оправдывался в том, что "не решился" преследовать боевой корабль, на несколько порядков более серьезно вооруженный и защищенный, и превосходящий его по классу...

14 июля генерал-адъютант вице-адмирал Николай Андреевич Аркас направил управляющему Морским министерством вице-адмиралу Степану Степановичу Лесовскому рапорт, в котором, в частности, отмечалось:
«...посылаю Вашему Превосходительству копию донесения командира его, капитан-лейтенанта Баранова, в которой изволите увидеть все подробности славнаго пятичасового боя, благоразумную во всем распорядительность и подвиги отваги, неустрашимости и доблести, выказанныя в этом деле, начиная от командира до последнего юнги. Честь русскаго имени и честь нашего флага поддержаны вполне. Неприятель, имевший броню, сильную артиллерию и превосходство в ходе, вынужден был постыдно бежать от железнаго слабаго парохода, вооруженного только 6-дюймовыми мортирами и 9-фунтовыми орудиями, но сильнаго геройским мужеством командира, офицеров и команды. Ими одержана полная победа, и морская история должна будет внести в свои страницы этот блистательный подвиг, поставя его наравне с подвигом брига „Меркурия“».

Тогда сэлфицентризма еще не было, бой "Весты" запечетлен несколькими художниками-маринистами.
Наиболее известна работа Айвазовского от 1887г,


«Бой парохода „Веста“ с турецким броненосцем „Фетхи-Буленд“ в Чёрном море 11 июля 1877 года»;

Однако, и другие, чуть менее именитые, художники писали картины об этом славном деле:


Боголюбов, А. П., Бой парохода «Веста» с турецким броненосцем «Фетхи-Бутленд» в Чёрном море 11 июля 1877 года.


Судковский Р. Г. 1881, «Бой парохода „Веста“ с турецким броненосцем „Фетхи-Буленд“ в Чёрном море 11 июля 1877 года»

Капитан-лейтенант Баранов, лейтенант Владимир Перелешин, лейтенант Рожественский получили за бой орден Святого Георгия 4-й степени, другие офицеры — ордена Святого Владимира 4-й степени. Всем офицерам за отличие присвоили следующий чин. Капитан-лейтенант Баранов, кроме того, стал флигель-адъютантом.

Государь Император соизволил пожаловать три знака отличия Военного ордена для двух гардемаринов Барковского и Казнакова и юнкера Яковлева и десять знаков для награждения особенно отличившихся нижних чинов из команды парохода.

Знаками отличия военного ордена были награждены: боцман Алексей Власов, боцманматы Давид Рубин, Максим Ефимов, Иван Клименко, матросы Михаил Шведков, Егор Тупицын, Влас Коршунов и Михаил Савин, Даниил Якушевич и Капитон Черемисов. Награды вручил главный командир Черноморского флота и портов вице-адмирал Аркас.

Впоследствии всем офицерам и нижним чинам «Весты» была Высочайше пожалован пожизненный пенсион, гражданским механикам и кочегарам выдали двойные оклады, а волонтёрам и наемной прислуге — единовременные денежные суммы.
Всех нижних чинов наградили Георгиевскими крестами.

В 1880 году на братской могиле моряков «Весты», погибших в бою, в Севастополе был установлен памятник (автор — П. О. Брукальский).



Монумент выполнен в виде крестообразного рустованный пилона, установленного на ступенчатый цоколь.
На лицевой грани пилона — крест тёмного полированного гранита и два орудия, поставленные вертикально. По периметру вмонтированы чугунные ядра, а по сторонам — мемориальные надписи на чугунных досках с указанием имен всех погибших в бою 11 июля 1877 года.

Этот памятник - сегодня: (снимок нашего Кая-8)



Крупнее (по клику)



Один из минных крейсеров Черноморского флота позднее был назван «Капитан-лейтенант Баранов».

Один из лейтенантов с «Весты», Аполлон Семенович Кротков стал генерал-лейтенантом, видным морским историком, автором труда «Повседневная запись замечательных событий в Русском флоте», другой — Зиновий Петрович Рожественский стал вице-адмиралом, командующим 2-й Тихоокеанской эскадрой...

Впрочем, о людях - ниже.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17656
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Корабли - легенды. "Летучие Голландцы" флота

Сообщение EvMitkov » 21 апр 2016, 14:30

Так вот - о людях.
Воюет ведь не техника, воюют люди...


А тогдашняя Русско-турецкая дала много блистательных офицеров, в том числе и С.О.Макарова, Царствие ему Небесное и светлая память...

Командир "Весты", Николай Михайлович Баранов (25 июля 1837—30 июля 1901), тоже оказался крайне незаурядным человеком.



Родился в фамильном поместье Лучкино Кологривского уезда Костромской губернии в старинной, но небогатой военно-дворянской семье.
По примеру отца и дяди Николай Баранов выбрал карьеру флотского офицера. Образование получил в Морском кадетском корпусе, откуда был выпущен в 1854 году.

Участвовал в Крымской войне, в 1856 году произведён в первый офицерский чин.
В 1858 году перешёл из военно-морского флота в РОПиТ, затем вновь вернулся во флот, возглавил модельную мастерскую Петербургского порта.
В 1866—1877 годах возглавлял Морской музей, привёл его в блестящее состояние, занимался созданием военно-морских экспозиций на различных российских и международных выставках. Произвёл работы по углублению Кронштадтской гавани.

Накануне Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. именно он предложил, исходя из своего РОПиТовского опыта, вооружить и использовать быстроходные коммерческие суда для нападений на морские коммуникации противника.

Одним из первых смог реализовать подобную идею, получив под под эту свою идею в своё командование пароход «Веста». 15 июля 1877 года за отличие был награждён орденом св. Георгия 4-й степени и затем пожалован во флигель-адъютанты.
Впоследствии, командуя пароходом «Россия», захватил турецкий транспорт «Мерсина» с многочисленным вражеским десантом и был произведен в капитаны 1-го ранга. А по тем временам - это очень высокий чин.

Однако вслед за этим разразился скандал: лейтенант З. П. Рожественский опубликовал статью, в которой описал бой как «постыдное бегство» и обвинил Н. М. Баранова в преувеличении заслуг «Весты». В июле 1878 года было назначено судебное разбирательство этого эпизода, однако через год Морское министерство прекратило процесс против Рожественского, предложив Баранову судиться с лейтенантом за нанесенное оскорбление гражданским порядком. Обиженный Баранов просил отставки, однако ему было отказано, после чего он подал генерал-адмиралу в. кн. Константину Николаевичу докладную записку, в которой перечислял все нанесенные ему обиды, в том числе недоплаченные призовые деньги за захват «Мерсины». Взбешенный генерал-адмирал довел записку до сведения Александра II, после чего Баранов был предан суду «за неприличные и оскорбительные выражения», употреблённые в оной записке

В декабре 1879 года Баранов был С.-Петербургским военно-морским судом признан виновным и отставлен от службы. 14 января 1880 г. «всемилостивейше повелено считать уволенным со службы во внимание его боевым заслугам».

Обычное дело для всех времен и для многих настоящих боевых офицеров, прошедших войну, но отказывающихся лебезить на паркете...
К статье Рожественского я еще вернусь ниже и постараюсь разобраться в этом вопросе.

В Санкт-Петербурге Баранов жил на Знаменской улице (ныне ул. Восстания), 25.

В 1880 году по ходатайству М. Т. Лорис-Меликова капитан 1-го ранга Николай Михайлович Баранов был помилован и переведён в полицию, «с переименованием в полковника», и отправлен за границу для организации надзора за русскими революционерами.

В начале 1881 года Баранов был назначен исполняющим должность губернатора Ковенской губернии.

После убийства императора Александра II в марте-августе 1881 занял пост петербургского градоначальника, для борьбы с террором «Народной воли». Его кандидатуру Александру III посоветовал обер-прокурор К. П. Победоносцев, писавший:

Смею ещё напомнить Вашему Величеству о Баранове. Это человек преданный вам. Я знаю, — и умеющий действовать, когда нужно.
( …)
Здесь в Петербурге люди найдутся авось. Завтра приедет сюда Баранов; ещё раз смею сказать, что этот человек может оказать Вашему Величеству великую службу, и я имею над ним нравственную власть.


Баранов действовал четко, по-военному быстро и безукоризненно. Столичная полиция совместно с жандармами решительно арестовала всех, кто так или иначе оказался причастен к убийству императора. Пятеро главных террористов были публично казнены на Семёновском плацу, остальные получили различные сроки заключения.
Свою задачу по борьбе с терроризмом выполнил блестяще, но опять-таки ужиться с чиновниками так и не смог.
Вот что вспоминает Витте:
Кажется, ещё по протекции будущего Императора Александра III, когда он был наследником, как раз незадолго до первого марта, Баранов был снова привлечен на службу, но уже не на морскую, а на военную; он был сделан генералом и назначен губернатором в Гродно. После Гродно, когда император Александр III вступил на престол, так как в Петербурге было в то время очень неспокойно, делались некоторые революционные выпады, то Баранова из Гродно перевели градоначальником сюда, в Петербург. Градоначальником он был очень недолго, выделывал различные фокусы и, в конце концов, не мог ужиться градоначальником, хотя ему все время очень протежировал Константин Петрович Победоносцев.
— Витте С.Ю. Воспоминания

То есть - когда нужно было решительной рукой навести порядок и устранить угрозу, Баранов был нужен. Как только нужда отпала - прямой и решительный человек снова был списан в архив...

После отставки с поста петербургского градоначальника Баранов был назначен губернатором в Архангельск, где проявил свои организаторские способности отлично.

В 1882—1897 - нижегородский губернатор. В Нижнем Новгороде Баранова недаром звали «орлом», потому что знали: Баранов всегда брал на себя ответственность и умел защитить своих подчиненных.
Последствия неурожая 1891 года он первым назвал голодом и с этим голодом боролся так, как того требовали чрезвычайные обстоятельства.

Формально действуя «вне закона», Баранов спасал и СПАС свою губернию.
Когда в 1892 г. в Н.-Новгороде началась холерная эпидемия, Баранов с такой же решительностью, с таким же увлечением спасал Всероссийскую ярмарку не только от эпидемии, но и от связанной с нею паники.

На Волге были организованы плавучие госпитали-бараки; когда же в них не хватило места, Баранов, не задумываясь, отвел под холерный госпиталь свою резиденцию. Когда появились первые признаки холерных бунтов, Баранов отдает краткий приказ:
«зачинщиков повешу на глазах у всех и на месте»…

Блестяще!
Именно ТАК и нужно действовать в условиях ЧС. Решительно, беря на себя всю полноту ответственности - ка раз этого всегда не хватало и сегодня еще более не хватает нашим "слугам народа" на большинстве уровней власти.

Человек с железной волей в вопросах, которым он придавал государственное значение, Баранов в частной жизни был мягким и на редкость добрым человеком.
Весь в долгах, закладывая собственные вещи, он помогал не только знакомым, но ещё чаще своим подчиненным. Могут этим похвастаться нынешние губернаторы и прочие либерально-демократические гаврики-народолюбцы во власти? А?

Характерной чертой Баранова было уважение к печати.
Прекрасно владея пером, он выступал со статьями в периодической печати в разное время и по разным вопросам. Он настоял на том, чтобы газеты печатали точные, верные сведения о ходе эпидемии в такое время, когда в других городах эти цифры скрывались: Баранов сам верил и других умел убедить в том, что правда спасает, а ложь и обман всегда только губят. Что сказать по этому поводу?
Военная косточка. Всегда говорил, что погоны - это диагноз, который не лечится. А русский офицер - это человек чести. Если этот человек действительно достоин зваться Русским офицером...

С 1897 года — сенатор.

Некоторые современники, особенно из либерального крыла, которое уже тогда начало набирать силу и в конечном итоге развалило и Российскую Империю и чуть-чуть не уничтожило страну - считали его самодуром, интриганом, жестоким шарлатаном и подавителем свобод, но другие были убеждены, что Баранов
своею изумительною деятельностью, личной скромностью, отсутствием какой бы то ни было собственной корысти, неустанным трудом и разумным образом действий показал всей России наглядный пример, что может создать администратор, действительно стоящий на высоте своего назначения и постоянно пребывающий на страже интересов правительства и общества


Умер 30 июля 1901 г. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Санкт-Петербурге. Надгробие не сохранилось...
В память Н. М. Баранова один из кораблей Черноморского Императорского флота носил имя «Капитан-лейтенант Баранов»



29 марта 1906 года зачислен в списки судов Черноморского флота, 16 сентября 1906 года заложен на судоверфи завода "Наваль" Общества Николаевских заводов и верфей в Николаеве, спущен на воду 5 ноября 1907 года, вступил в строй 13 октября 1909 года.

До 10 октября 1907 года классифицировался как минный крейсер. Входил в состав 2-го дивизиона минной бригады Черноморского флота. Прошел капитальные ремонт корпуса и механизмов в 1915 году.

В период первой мировой войны участвовал в набеговых операциях на коммуникации противника, нес блокадную службу у берегов Турции, обстреливал береговые укрепления и портовые сооружения, прикрывал набеговые и минно-заградительные действия других сил флота, высаживал разведывательно-диверсионные группы и конвоировал транспорты с войсками Кавказского фронта. В январе 1915 года совместно с другими кораблями потопил в Синопе турецкий пароход "Георгиус" и 3 парусника.

29 декабря 1917 года вошел в состав Красного Черноморского флота. 29 апреля 1918 года убыл из Севастополя в Новороссийск, где 18 июня 1918 года по приказу Советского правительства, во избежании захвата германскими войсками, был затоплен в Цемесской бухте экипажем.

10 декабря 1927 года поднят Черноморской партией ЭПРОН и, ввиду нецелесообразности восстановления, сдан "Рудметаллторгу" для разборки...

И вот сегодня имя Баранова снова всплыло из небытия.
Снова герой двух войн с Турцией, блестящий флотский русский офицер напомнил о себе находкой "Весты".
И знаково то, что это произошло как раз тогда, когда вероятность конфликта с турками становыится очень высокой, а Черноморский Флот снова набирает силу после Смутного Времени..

Продолжу - ниже.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17656
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Корабли - легенды. "Летучие Голландцы" флота

Сообщение EvMitkov » 21 апр 2016, 15:39

Еще одним героем того боя, о котором напомнила "Веста", был Константин Давидович Чернов.



О нём тоже не могу не упомянуть подробно, особенно в свете сенгодняшнего времени, к разговору о бреде "РусскАГо МирЪ"-а и прочих националистических бредней.
И в свете того, что "украинцы - это особая нация"...

Я ВСЕГДА говорил, что русский - это тот, кто ЛЮБИТ Россию. А русскийофицер - это тот, кто не колеблясь, в требуемый момент готов отдать за нее самое ценное, что есть у человека - отдать свою жизнь, но исполнить свой долг и не преступить Присягу.
Чем бы такое отступление не было мотивировано.
И потому и люто ненавижу всех этих ново-украинских Кульчицких и остальных, к ним приравненных, переприсягнувших и по сути предавших и вскормивших их Россию, и - честь офицера.

Чернов - еще один пример того, что военная элита страны - всегда является частью своего народа, пожалуй - самой патриотичной его частью, без которой само существование страны - НЕВОЗМОЖНО.

Константин Давидович Чернов родился в небольшом местечке Гродненской губернии Российской Империи, в небогатой семье мелкопоместных военных дворян, сын поручика.
Первоначальное воспитание получил в Полоцком кадетском корпусе, из которого перешёл в Константиновское военное училище.

В офицеры произведён 16 июля 1860 года в десятый стрелковый батальон поручиком, в выпускном списке Чернов был отмечен „отличнейшим“. Через два года он поступил в Михайловскую академию.
8 сентября 1865 года Чернов окончил курс высшего образования и перешёл в корпус морской артиллерии поручиком.

В том же году 14 сентября поручик Чернов был назначен в комиссию морских артиллерийских опытов, в которой он и состоял до 23 декабря 1868 года когда он был назначен членом артиллерийского отделения МТК (морского технического комитета). 31 марта 1868 года получил чин штабс-капитана, 1 января 1873 года произведен в капитаны, а 4 апреля 1876 года — в подполковники.

Во всё время своей службы
«в морском ведомстве он занимался испытаниями и изысканиями над различными усовершенствованиями морской артиллерии».
По его проектам изготовлены батареи для фрегатов «Свѣтлана» и «Генералъ-Адмиралъ». «Под его непосредственным руководством на броненосной батарее „Первенецъ“ производились испытания автоматической пальбы из орудий по системе А. Давыдова, и для устройства этой системы на пароходе „Веста“ был командирован на Чёрное море».


Во время русско-турецкой войны «в виду установки мортир на некоторых судах Черноморского флота командирован в Севастополь для устройства автоматической стрельбы на этих судах из мортир. Добровольно принял участие в экспедиции парохода «Веста»"
.

11 июля 1877 года во время боя с турецким броненосцем «Фетхи-Буленд» Чернов, обратился к командиру Баранову и шёпотом передал последнему, что роль его, как управляющего прибором для автоматической стрельбы кончается; неприятель так близко приближается к нам, что эти аппараты работают, но помочь нечем не могут.

Баранов поручил тогда Чернову попробовать сделать ещё сосредоточенный залп. Этот
залп сошёлся с неприятельским, нанёсшим первый и страшный удар. Снаряды турецкого броненосца ударили в корму: капитанский вельбот разлетелся в щепы, верхняя палуба была пробита, а одна бомба лопнула частью в жилой, а частью на верхней палубе. Внизу эта бомба произвела пожар, который грозил страшным взрывом, так как загорелось подле крюйт-камеры, где хранится порох. На верхней же палубе разрыв её был ужасен: он залил палубу кровью, уничтожил одну из мортир и, перебивши все проводники автоматического аппарата, положил на месте полковника Чернова и прапорщика Яковлева. Когда упал Чернов он весь был залит кровью; осколком бомбы ему от левого паха своротило всю брюшную полость: «сердце было видать» — рассказывал один матрос.


Несмотря на такую безусловно смертельную рану, Чернов в продолжение нескольких мгновений ещё жил. Он даже поднялся на ноги, обнял близстоящего матроса, затем снова упал, успев сказать:

«Прощайте!… На корме не забудьте… Заряжено… действуйте!»


С этими словами он и умер.
Подполковник. Грамотнейший офицер. Артиллерийский офицер - на тогда - элита армии.
Русский офицер, родившейся в Белоруссии, добровольцем пошедший на боевые, до конца верный Присяге и долгу, погибший в бою за Россию и похороненный в Одессе...
И об этом тоже напомнила "Веста".

Продолжу - ниже
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17656
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Корабли - легенды. "Летучие Голландцы" флота

Сообщение EvMitkov » 21 апр 2016, 17:36

И еще одним героем того боя, с моей колокольни - самым неоднозначным в историческом плане военно-морским офицером России стал Зиновий Петрович Рожественкий.



С нелегкой руки баталера Новикова-Прибоя, а баталерка - это КАПТЕРКА на сухопутье), то есть с подачи "великого историка" каптерщика Новикова-Прибоя за разгром нашей 2-й Тихоокеанской при Цусиме на этого дейсвительно блестящего и талантливого флотского офицера повесили всех собак.
Это было выгодно и бездарному Николаю Второму и его окружению, поскольку неуспех Русско-Японской, предопределенный бездарностью высшего политического руководства был предопределен изначально, а 2-я Тихоокеанская после неверных решений Стесселя, гибели С.О.Макарова и по сути потери 1-й Тихоокеанской после Четвертого Штурма и потери г.Высокой (и как следствие - была окончательно предрешена участь русских броненосцев и крейсеров 1-й Тихоокеанской). была обречена. Просто обречена при любом раскладе.

Да и сдача Порт-Артура 23 декабря 1904 (5 января 1905) сделала бессмысленным переход 2-й Тихоокеанской в стратегическом плане; директива следования во Владивосток "курсом норд-ост 23 градуса" - это уже агония высшего политичческого руководства в этой войне...

Рожественскому забыли и блистательно проведенный переход из наспех сколоченных групп разнотипный боевых кораблей; переход такого уровня, что им восхищались даже "просвященные мореплаватели"-англичане. Переход - на твердом топливе, без угольных баз, в климатических условиях, которые и сегодня с климатическими системами считается не простым. Это я по себе знаю, мне доводилось бывать в этих краях и водах. Когда в машинном в ЦПУ - минимум 35-40, у машин - не ниже пятидесяти, а у котлов - доходит до восьмидесяти-девяноста по цельсию выше нуля.. это надо на себе испытать-попробовать.
Вахта в четыре часа - не сахар. Да и подвахта на палубе, работа с механизмами и вверенной техникой - тоже.
А в начале века ходили на угольке, в топки шуровали рвучную, лопатами. Кочегар за вахту при нормальной работе переикдывает не менее трех тонн. А на полном ходу и на самом полном - до восьми тонн. И выдюжить такое может - далеко не каждый. Ни о каких кондинционерах и речи не шло, спали на палубах, завернувшись в намоченные парусиновые койки. А какая на хрен прохлада, когда температура ночью не ниже придцати, влажность - почти 100% и влага не испаряется?
Помимо прочего, на этом переходе Рожественский умудрился проводить и боевую подготовку, производить боевое слаживание, маневрирование и стрельбы. 2-я Тихоокеанская стреляла очень неплохо, лучше японцев, они признают это сами...
Впрочем, этого я уже касался краем в темах и по истории, и в теме о З.П.Рожественском ("Господа офицеры, по натянутым нервам"). При этом на переходе практически не было жертв. А этим даже англичане похвастать не могут в те годы.
Кстати говоря, мне выпала честь: в начале восьмидесятых наш БДК в Джибути был ПЕРВЫМ российскким (ну, или советским, да какая разница?) боевым кораблем, получившим разрешение на посещение и швартовку в этом порту. Первым - после захода туда 2-й Тихоокеанской. Так вот: там до сих пор жива память о том заходе - в порту на капитанерии на французском - мемориальная доска о том событии, с БЛАГОДАРНОСТЬЮ русским морякам за то, что они вели себя la dignité et le respect de la population de la ville - "достойно и с уважением к местному населению".
Что в те времена для захода в колониальный порт любых иных военных моряков было категорическим исключением. Да и в наше время франки из Иностранного Легиона, база которого находится под Джибути, чудили там ТАК, что мама не горюй. Местные для них - унтерменши, не более... Вот местным и запомнилось. Фотки у меня этой доски нету, не было тогда цифровых технологий, да и с фотоаппаратами у нас было строго, а на "просторах Сети" я не искал. Но не об этом разговор.
Разговор о том, что заслуга в этом - в том числе и в первую голову командующего эскадры.

Из Рожественского по сути сделали козла отпущения и при "Николае Кровавом" (хотя уже в те времена настоящие причины разгрома при Цусиме подробно и правильно были разобраны и оценены в МТК, сделаны верные выводы иприняты меры. Крылов очень много и подробно говорит об этом в своих мемуарах "Мои воспоминания" и вины Рожественского в этом всем практически нет).
Из Рожественского продолжали делать и либерали с большевиками, поздравившие японцев с победой (что для меня, как для русского офицера - ДИКО и НЕПРИЕМЛИМО до сих пор и до сих пор НЕ ПРОЩАЕМО, чем бы это ни мотивировалось)
После 1917-го из Рожественского продолжали делать козла отпущения , как пример "бездарности царизма" - вплоть до появления в широкой печати таких работ В.Пикуля, как "Три возраста Окини-сан" и "Крейсеров", где впервые озвучили для широкой почтеннейшей публики то, что русские офицеры и 1-й Тихоокеанской, и 2-й Тихоокеанской, и в частности З.П.Рожественский и думали правильно, и дрались - достойно, и что большинство вылитого дерьма баталера Новикова-Прибоя - именно намеренно вылитое непрофессиональное ДЕРЬМО.

Такие его экзарсцуиссы, как
"Командующий во время маневров распекал подчиненных, поносил нецензурными словами, когда что-то делалось не так и постоянно бил бинокли о леера и палубу, не упуская при этом случая ударить нижнего чина. При этом флаг-офицер постоянно держал под рукой енесколько запасных биноклей, которые подавал Рожественскому, когда очередной бинокль был разбит"
- даже критики не выдерживают. Бинокль - штука дорогая и ценная. Мало того, ценимая моряком очень дорого. Да и количество биноклей на корабле - все-таки ограничено.
Ну, а то, что на 2-й Тихоокеанской практически отсутствовало рукоприкладство - свидетельствует большинство участников того похода.
Ну, а знаменитый флотский боевой ненорматив... что ж. Тут прошу пардону. Традиция-с.

Рожественский был - строевой офицер, начинавший с самых низов. Решительный человек. Имеющий боевой опыт. Человек прямолинейный, - об этом ниже.

Родился в 1848-м семье полкового военного врача в Краснинском уезде Смоленской губернии недалеко от села Сырокоренье.
В 1864 году поступил в Морской кадетский корпус, который закончил в 1868 году. В 1873 году закончил Петербургскую Михайловскую артиллерийскую академию по специальности морского артиллериста и был выпущен по первому разряду лейтенантом. Некоторое время служил командиром роты Учебного отряда Балтийского флота, участвовал в работе Комиссии морских артиллерийских опытов. Начальник штаба эскадры броненосных кораблей Балтийского флота вице-адмирал Г. И. Бутаков отзывался о лейтенанте Рожественском следующим образом:
«Ужасно нервный человек, а бравый и очень хороший моряк».

Ну, вспыльчивость - это такая черта характера, которая дается от рождения, что тут поделать.

В 1876 году участвовал в подготовке артиллерии Черноморского флота к надвигающейся русско-турецкой войне, после чего был назначен начальником артиллерии Черноморского флота.
Во время боевых действий неоднократно лично участвовал в крейсерских рейдах. В июле 1877 года, находясь на пароходе «Веста», принял командование артиллерией взамен убитого подполковника Чернова и нанёс турецкому броненосцу «Фетхи-Буленд» повреждения, заставившие тот выйти из боя.

За этот бой Рожественский был произведён в капитан-лейтенанты и награждён орденами Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом и Святого Георгия 4-й степени.

После окончания войны Рожественский опубликовал в газете «Биржевые ведомости» статью «Броненосцы и купцы-крейсера», где выступил с критикой технической отсталости отечественного флота и призывом переориентироваться на строительство броненосцев. Подвиг «Весты» был назван в статье «постыдным бегством». Статья вызвала всеобщее негодование и привела к возбуждению судебного процесса по делу «Весты». Управляющий Морским министерством адмирал С. С. Лесовский обещал «стереть в порошок» строптивого офицера.

После создания независимой Болгарии был прикомандирован к создававшемуся болгарскому военному флоту и в период 1883—1885 годов исполнял обязанности
«начальника Флотилии и морской части Княжества и командира княжеско-болгарской яхты „Александр I“»
. При нём были созданы первые болгарские военно-морские регламенты, основаны военно-морской музей и библиотека.

В 1886—1891 годах проходил службу флагманским офицером, старшим офицером, командиром корабля на Балтийском и Тихоокеанском флотах. Старший офицер броненосной батареи «Кремль» (1887), фрегата «Герцог Эдинбургский». Командир клипера «Наездник» (1890), канонерской лодки «Грозящий» (1891). А уж о лихих походах "Наездника" под его командованием каждый моряк знает.

В 1891—1893 гг. капитан первого ранга Рожественский был российским военно-морским атташе в Лондоне.

С 1894 года — командир крейсера «Владимир Мономах», входившего в Средиземноморскую эскадру контр-адмирала Степана Осиповича Макарова. Совершил вместе с эскадрой переход на Дальний Восток. Адмирал Макаров отзывался о Рожественском как о надёжном и грамотном морском командире. А МАкаров - свои слова ценил и на ветер их не бросал.

В 1896—1898 гг. — командир броненосца береговой обороны «Первенец».

С 1898 года — контр-адмирал, командир Учебно-артиллерийского отряда Балтийского флота. В 1900 году получил всероссийскую известность благодаря исключительно чёткой организации работ по спасению броненосца «Генерал-адмирал Апраксин», вылетевшего на камни около о. Гогланд.

Примечательно, что когда после трёх месяцев работ броненосец своим ходом вернулся в Кронштадт, Рожественский настоял на поощрении и награждении отличившихся в операции офицеров в точном соответствии с представленным им списком.
Это говорит о нем как об офицере, командире и человеке - МНОГОЕ.
Да и семья - тоже говорит о многом.
Рожественский женился по любви и был счастливо женат на дочери простого коллежского асессора Ольге Николаевне Антиповой.
23 декабря 1877 г. у них родилась дочь Елена, которая вышла замуж за военного инженера Владимира Федоровича Субботина (1874—1934). Внук Николай эмигрировал в США, а его сестра Ольга Спичинская с сыном Зиновием в 1947 г. вернулись на родину. Пенсионер Зиновий Дмитриевич Спичинский проживает в Питере до сих пор...

В апреле 1904 года Рожественскому поручают подготовку и командование 2-й Тихоокеанской эскадрой, состоявшей из 7 броненосцев, 8 крейсеров, 9 миноносцев и ряда вспомогательных судов.
В задачи эскадры входил переход с Балтики на Тихий океан, деблокада и помощь осаждённому Порт-Артуру и совместное с 1-й Тихоокеанской генеральное сражение с японским флотом.

В сентябре 1904 г. Рожественскому присвоено очередное адмиральское звание вице-адмирала.

В октябре 1904 г Вторая тихоокеанская эскадра вышла в поход и 14 мая 1905 года подошла к Цусимскому проливу. За время похода, проходившего в условиях отсутствия надёжных баз снабжения, плохой первоначальной выучки экипажей — не было потеряно ни одного корабля. Потери личного состава - 3(три) человека.
Именно тогда и родилась песня: "Раскинулось море широко...", для меня, как для любого моряка - песня особенно дорогая, такая же дорогая, как для танкиста - "По полю танки грохотали...".
Наверное, потому я и говорил так много в теме "История одной песни".

Рожественский считал поставленные задачи практически невыполнимыми, во время перехода обращался в Петербург с рапортом об отставке и намёками на необходимость вернуть эскадру. Однако, данный факт оспорен в книге Цусима (автор Алексей Силыч Новиков-Прибой). В главе «Сасебо вместо Владивостока» 3-ей части книги «Бой», он утверждает, что на совещании 10 августа 1904 года в Петергофском дворце под председательством царя, многие предупреждали о плачевном исходе похода 2-й эскадры, но Рожественский горячо и уверенно доказывал, что разобьет японцев. Прибой, конечно же, в качестве будущего баталера ЛИЧНО присутствовал на совещании и слышал всё своими ушами...
Характер и интеллектуальные способности адмирала также хорошо с точки зрения Новикова-Прибоя изложены в книге «Цусима». То, что это противоречит отзывал служивших с Рожественским офицеров и служебным характеристикам - так же мало заботило баталера, как заботило Солженицына настоящая фактировка в отношении его "эпохальных книг"

Уже после войны сам Рожественский писал:
«Будь у меня хоть искра гражданского мужества, я должен был бы кричать на весь мир: берегите эти последние ресурсы флота! Не отсылайте их на истребление! Но у меня не оказалось нужной искры».
Он - был моряк, русский офицер и его долгом было выпонять приказ, даже если он заведомо понимал, что идет практически на верную гибель. Да и что мог изменить протест? Ну, назначили б на 2-ю Тихокеанскую другого командующего...

14 мая 1905 г. японский флот атаковал эскадру Рожественского в Цусимском проливе В ходе дневного боя был выведен из строя и потоплен флагманский корабль «Князь Суворов», сам вице-адмирал получил тяжёлое ранение в голову.
Управление эскадрой было потеряно через 20 минут после начала боя. К утру 15 мая Вторая тихоокеанская эскадра перестала существовать. Миноносец «Бедовый», на котором находился раненый Рожественский и другие раненые русские офицеры, был сдан японцам и позднее служил в императорском флоте. При этом даже Новиков-Прибой пишет, что Рожественский отказался покидать свой корабль и эвакуироваться на "Бедовом", его перенесли против его воли.

После подписания Портсмутского мира адмирал вернулся в Россию, где был восстановлен в своей прежней должности. В «Полном послужном списке» от 16 января 1906 года, подписанным контр-адмиралом А. Г. Нидермиллером, он
«Начальник Главного Морского Штаба, Генерал-Адъютант, Вице-Адмирал».
(РГАВМФ, Фонд 406, опись 9, дело 3560, лист 1- 13 об.)

В том же документе чёрным по белому написано:
« В службе сего адмирала не было обстоятельств, лишающих его права на получение знака отличия беспорочной службы…»
.

Но вскоре в газетах началась травля адмирала, инспирированная либеральной общественностью.

Первоначально Рожественский пытался оправдываться. Затем, в феврале 1906 года, он подал в отставку с поста начальника Главного морского штаба. Но травля не утихала, и адмирал настоял на привлечении себя к суду.

На суде Рожественский изо всех сил оправдывал своих подчинённых, в особенности матросов, и просил для себя смертной казни.
Однако был оправдан военно-морским судом как военачальник, не преступивший долга, сделавший все возможное, не нарушивший Присяги и как человек, получивший в сражении тяжкое ранение.

После окончания процесса жил затворником, практически не выходил из своей квартиры и умер в Петербурге от сердечного приступа в ночь на Новый 1909 год...
Погребён на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.
Могила не сохранилась.

О Цусиме - можно говорить много и долго, и мы обязательно об этом поговорим.
А сейчас - вернусь к "Весте" и продолжу - ниже.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17656
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Корабли - легенды. "Летучие Голландцы" флота

Сообщение EvMitkov » 21 апр 2016, 23:25

Что ж - с личным характером З.П.Рожетсвенского немножко разобрались. Как разоборались с характером Баранова. Оба - решительные и жесткие в деле люди, безоговорочно преданные своей Родине и своему делу. Оба - настоящие офицеры и люди-воины.
Оба - пробившиеся из низов силою своего ума, оба - с блестяще полученным образованием и полученной боевой практикой. Оба - бескомпромиссны к тому, что считают своим долгом. Оба - честны и прямолинейны. Вспомним, други мои, предьяву, которую выкатил Баранов, не убоясь последствий - за что и поплатился своей дальнейшей флотской карьерой...

После Русско-Турецкой вплотную встал вопрос о возрождении Черноморского Флота. Вернее, о том, возрождать ли не возрождать флот - вопрос не ставился. Турция усилилась и это однозначно требовало ответа России, ситуация была очень сходной с нынешней.
Вопрос ставился в ином: КАКИМ быть новому Черноморскому флоту.

Естественно, люди неравнодушные, в основном флотские специалисты, в том числе с боевым опытом, много спорили об этом. Спорили на станицах тогдашних СМИ точно так же, как сегодня мы спорим в Сети.
Каждый переосмысливал свой боевой опыт, приводил из него примеры, подтверждающие именно его точку зрения - и это нормально.

Точно так же наш Борис Викторыч спорил с генералом Канчуковым не так давно о роли и необходимости ТБМП на его площадке; точно так же мы спорили о ненужности или необходимости снайперских магазинок-болтовок взамен полуавтоматических снайперок типа СВД на воей площадке.
Так вот: через год по окончании войны тогда еще каплейт Рожественский, служивший в войну на "Весте" и получивший за » бой «Весты» Георгия IV степени, опубликовал в газете «Биржевые ведомости» № 195 статью, которая называлась «Броненосцы и крейсера-купцы».
Вопрос, на сегодня кажущийся однозначныч, тогда таковым не был. Быть ли флоту - броненосным и сбалансированным или - иметь только сравнительно легкие силы, базированные в том числе на части гражданских судов...
Такие же вопросы ставились и после Цусимы, ставились и после Октябрьской Революции, ставятся и сегодня. Россия без флота немыслима, это понимали и Петр, и Екатерина, и Александр, и ИВС - понимает это и ВВП. И процесс возрождения армии и флота после каждого Смутного Времени - неизбежно. Иначе мы непросто утратим государственность и суверенитет, мы утратим и свою страну, свою Родину. А для русского чеговека, русского офицера это - недопустимо, проще подохнуть. Так было и тогда.

Рожественский в своей статье аргументированно доказывал, что Россия должна иметь на Черноморье мощный сбалансированный современный броненосный флот.
Что опора только на легкие силы неспособна обеспечивать с случае серьезной войны господство на морском ТВД, контроль за своими коммуникациями и противодействие коммуникациям противника. Несколько позже именно сбалансированный Черноморский флот своими блистательными действиями на этом ТВД против Турции в ПМВ под командованием А.В. Колчака сумел установить господство на Черноморском ТВД, что привело и к стратегическим успехам на сухопутье, и едва не привело к тому, что Проливы были бы российскими - и только очередное предательство либералей и буржуазный майдан февраля 1917-го (главная движущая предпосылка развала Российской Империи) сорвало уже практически подготовленную операцию... Впрочем, я пытался разобраться во всем этом в начале темы "Российские Линкоры. Судьбы "Императриц", которая тоже началась с находки "Екатерины" черноморскими дайверами.

Естественно, что приводя аргументацию в пользу своих доводов, Рожественский не мог не привести пример с боем "Весты", небронированного вспомогательного крейсера гражданской постройки с достаточно современным на тот момент броненосным боевым кораблем.

В этом бою, действительно проведенном героически, с полным самоотречением наших моряков, Барнов сумел нанести такой урон кораблю противника, который вынудил противника прекратить преследование и выйти из боя.
Но:
Боевая задача поставленная Баранову перед выходом в поход ВЫПОЛНЕНА НЕ БЫЛА.
Задача гласила (повторюсь):
Пароход должен выйти в море для крейсирования на коммуникациях противника, а при случае и для атаки его боевых кораблей.
Крейсирование на коммуникациях - это значит создание угрозы для этих коммуникаций, а в идеале срыв морских перевозок. Эти задачи в классическом ее исполнении в Русско-Японскую великолепно выполнила Владивостокская бригада коейсеров, их действия до сих пор служат эталонными для подобного рода операций. В Перую Мировую эту же задачу не вменее великолепно выполнял фон Мюллер на своей "Ласточке", я выкладывал его эпопею в теме "Безбашенные атаки с безбашенным оружием наперевес", да и Викторыч эту тему дополнял примерами.

В случае с "Вестой" боевая задача была сорвана. Да и не могла не быть сорвана, полноценно противостоять броненосному "Вехти-Буленду" с его нарезными 229мм пушками со скрепленными стволами шестиюймовки-мортиры "Весты" были просто не в состоянии, а о сравнении защищенности и разговора не идет.
Баранов вел бой на отходе, огрызаясь, как мог и правильно маневрируя, не позволяя туркам использовать всю свою артиллерию, расположенную побортно в бортовых казематах и не имея при этом технической возможности просто оторваться: полный ход у "Весты" был меньше, чем полный ход турка.
Бпранов вел огонь, т.н. "бомбами", или "бомбическими снарядами", по сути ОФС - по навесной траектории, не способными пробить бронезащиту турецкого корабля. Напомню: "Фехти-Буленд" был защищен бронепоясам по всей ватерлинии борта и имел артиллерию, расположенную в бронированных казематах. Единственной возможностью нанести урон противнику было - производить точные попадания в порты артсистем турка с задачей выбивать прислугу и пытаться повредить сами клистиры. И тут следует отдать должное нашим пушкарям: и выучке и стойкости расчетов, и умению управлять огнем артиллерийских офицеров "Весты". Огонь они вели превосходно.
Но все это четко отражено и в боевом донесении Баранова.

В своей статье Рожественский писал, что что никакого "героического" пятичасового боя с блестящим маневрированием «Весты» не было. В действительности, встретив турецкий броненосец, «Веста», якобы,
пустилась в бегство, длившееся пять с лишним часов. Из котлов выжимали всё, что могли. Можно считать чудом, что они не взорвались. Уходили на максимально возможной скорости. Отстреливались от турок, но причинить броненосцу особого вреда, естественно, не удалось.

Все правильно.
Не дело офицеру говорить о собственном героизме, а Зиновий Петрович был участником того боя и именно он принял на себя командование артиллерией после гибели Чернова. Да и то, что со стороны кажется "героическим", обычно у человека-воина (а Рожественский безусловно, таковым был) вызывает не просто смущение, но и недоумение. Война, бой - это прежде всего РАБОТА. Тяжелая иногда страшная работа, которую воин ДОЛЖЕН или авыполнить - или умереть. Третьего не дается. Да и в бою, когда ТЫ САМ чувствуешь за собой и страх, и всяко-разное, но можешь совладать с ним и выполнить свою боевую работу, обычно героем себы не чувствуешь. Принято ведь считать, что "герои страха не ведают", но скажу по себе: не боятся на войне только те, у кого нет ни мозгов, ни сердца , ни души. Что человек чувствует в бою - это целая гамма чувств и страх, одна из составляющих этой гаммы. Но умение преодолеть свой страх и выполнить то, что долджен и немножко больше - это и есть героизм. Но по молодости этого всего четко не понимаешь,это - со временем приходит. А Рожественский тогда был молод, горяч - возмоджно, потому ему казался совершенно грамотно организованный отход "Весты" - "позорным бегством". Вполне возможно, что будь тогда он командиром корабля, а не Баранов - он бы преравл отход и попытался преследовать выбитого из атаки турка, погубив и свой корабль, и своих людей.
В Русско-Японскую на слуху был сходный случай, когда командир отряда оставил погибающий миноносец, чтобы спасти остальные корабли группы. Его обвинили в трусости и только слово С.О.Макарова все расставило по метам. Бой на море порой много жестче и тяжелее, чем на сухопутье и - бескомпромисснее.
Кстати - англичане в сходной ситуации погубили свои броненосные крейсера "Хог", Крейси" и "Абукир", когда после атаки германской U-9 один из крейсеров был поврежден ("Абукир") и начал терять плав. Два других крейсера отряда, вместо того, чтобы начать боевое маневрирование и попытаться либо уклониться от последующих атак Отто Веллингена, начали производить работы по спасению экипажа "Абукира", сбавили ход, практически не маневрировали и Веддинген расстрелял их, как на учебных торпедных стрельбах...

Что касаемо "Весты", Баранов отлично понимал, что уйти от имеющего превосходство в скорости турка, даже запредельно форсируя свою паросиловую установку, было невозможно. А то, что из машин выжимали ВСЁ, Баранов тоже отражал в своем донесении. Именно потому и производилось маневрирование "Весты" таким образом, чтобы держать турка на одном из кормовых крамболов, не позволяя задействовать прямо по курсу хотя бы два ствола из четырех стволов ГК.
Рожественский пишет:
Турки же не могли догнать «Весту», поскольку их четыре 9-дюймовых орудия располагались по углам каземата, и для того, чтобы стрелять по убегавшей «Весте» хотя бы одним носовым орудием, им приходилось всё время маневрировать, отклоняться в стороны. Но даже стрельбы из одного орудия Армстронга хватило, чтобы едва не потопить пароход.

Но именно маневрирование Баранова и вынуждало турков совершать и свои маневры, а тут - кто ПЕРВЫЙ задумал и произвел маневр, тот имеет преимущество. В танковом бою это особенно важно и знаково, говорю это как "немножечко танкист" :mrgreen: Кто первый правильно и неожиданно для противника станцевал, кто обеспечил вои "па" при этом думатостью, надежностью машинки и мастерством мезханика-водителя, тот и выигрывает. Тем более, что контрманеврирование, что на землице, что на водичке, всегда требует большего времени, чем первичный маневр. Хотя бы потому, что маневр противника , его начало, нужно и вовремя заметить, и успеть обдумать и принять решение на свой маневр - а в бою время - ЭТО ВСЁ.

Утверждения Рожественского подтверждались заявлениями, полученными со стороны противника. В турецком флоте, и на "Фехти-Буленде" в том числе служили в качестве инструкторов английские офицеры. Один из них опубликовал в газете «Таймс» статью, в которой описал преследование турецким броненосным корветом русского парохода. Он утверждал, что не было никакой ружейной перестрелки, не было пожара, и вообще, не было того, что так четко Баранов. Ответным огнём русские причинили броненосцу небольшие повреждения, самым крупным из которых было попадание в дымовую трубу.

Что ж - это тоже все вроде бы верно.
ОВС шестидюймовых мортир "Весты" не могли (и не смогли) причинить серьезных технических повреждений броненосному кораблю турков. Но наши пушкари выбивали расчеты орудий, потому как попадание в амбразуру порта каземата ОФЫСа мортиры даже с могуществом ВВ того времени пусть и не способно уничтожить артустановку, но гарантированно уничстожает расчет. Повреждает или сбивает прицельные присопособления, оказывает подавляющее воздействие на экипаж противника. Артсистема на некоторое время прекращает огонь. На флоте именно потому и существует до сих пор в терминологии термин "привести к молчанию". Что с блеском и выполняли пушкари "Весты".

Можно - заменить расчет и прдолджить огонь. Но обученные и подготовленные пушкари в любом экипаже - не бесконечны, разбитые или просто сбитые прицельные присособления в течение боя не подшаманишь, и качество огня соотвествующим образом порядково падает. Что, в общем-то и продемонтсрировал этот бой, когда за пять часов активного огня турки сумели добиться только по сути двух серьезных попаданий в "Весту", хотя также верно и то, что даже один единственный снарядец, удачно пущенный из нарезной 229мм пушки, мог стать критическим для такой коробочки, как "Веста".
Что касаемо ружейного огня.
Вели его турки или не вели?

В то время термин "ружейный огонь" которым оперировал Баранов, у нас понимался точно так же, как нескоько позже - "ружейно-пулеметный". То есть огонь из систем калибром менее пушечного. Конечно, предположить, что турки выстраивались у борта и вели огонь из стрелковки - можно, но это вряд ли. Однако, как и на"Весте" на турке имелись на верхней палубе в носовой части две установки такого же класса, как и на "Весте" (скорострелки системы Гатлинга) способные вести плотный огонь в ружейном калибре , так что тутне лгали ни Баранов, ни Рожественский, ни англичане.
То, что сорванная с заклепок несколькими последовательными попаданиями ОФС мортир с "Весты" бронеплита каземата имела место быть - подтверждают и турки. То, что была сбита дымовая (дымогарная) труба МКО на туркетоже факт, подвтержденный и турками и англичанами. Задымление в центральной части корабля при этом вполне четко может воприниматься как пожар.

Кстати говоря: ссбитие дымогарной трубы даже в наше время - повреждение ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНОЕ. А в те времена - во многом критическое.
Котельные установки тех лет, работающие на твердом топливе, по сути не имели принудительного наддува. Обеспечение сгорающего топлива кислородом осуществлялось за счет естественной атмосферной тяги, которая в свою очередь обеспечивается и высотой дымогарной трубы. Чем труба выше - тем тяга лучше. Именно потому трубы у кораблей и судов тех лет - такие высокие и ярко выраженные.
И соответственно - сбитие дымогарной трубы - резко ухудшает тягу в топках котлов, ухудшает сгорание топлива, выработку тепловой энергии и парообразование рабочего тела - то есть резко падает мощность машин и как следствие - резко теряется ход.

Ко всем прелестям - задымление палуб и мостиков, ухудшение обзорности боевой обстановки, парвления огнем и маневрирования. Именно сбитием дымогарной трубы пушкари "Весты" выбили "Фехти-Буленд" из боя, так как потеряв ход и обзорность, преследовать "Весту"он был уже не в состоянии.
И если это не серьезное повреждение - то что?

Разумеется, что Баранов, тоже человек прямой и горячий - взбесился. И - потребовал расследования, которое и было проведено.
Морское министерство в июле 1878 года назначило судебное разбирательство данного эпизода — однако, через год Морское министерство прекратило процесс против Рожественского, не усмотрев в статье ничего, что ставило под сомнение подвиг экипажа "Весты", а за резкость формулировок предложив Баранову судиться с лейтенантом гражданским порядком. Но Баранов уже остыл и сам разобрался, что к чему, потому инциндент и был исчерпан.
По некоторым воспоминаниям - они остались в номальных отношениях. По другим - Баранов до конца жизни помнил Рожестенскому эту статью.
Но в общем-то и это нормально. Все мы -человеки.

И обо всем этом заставила нас вспомнить "Веста", так вовремя и ко времени найденная крымчанами.
Снова вынырнувшая из забыться и как будто снова вставшая в строй вместо со своим героическим экипажаем.
И - как пример героизмка.
И - как назидание.

Назидание тем, кто забыл, что у России моджет быть только два надежных союзника: это ее Армимя и Флот.

Иначе - сожрут.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17656
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Корабли - легенды. "Летучие Голландцы" флота

Сообщение гришу » 03 фев 2017, 04:57


Занимательно то, что в 1937 г., линкор Военно-Морских Сил РККА прибыл в Британию для участия в параде по случаю коронации короля Георга VI :shock:
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10960
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Корабли - легенды. "Летучие Голландцы" флота

Сообщение ПиЛя » 07 фев 2017, 01:42

вот это была именно демонстрация ФЛАГА!

Обратите внимание на размер!

С Уважением, Алексей.
ПиЛя
 
Сообщения: 190
Зарегистрирован: 22 авг 2014, 00:30
Откуда: Москва

Re: Корабли - легенды. "Летучие Голландцы" флота

Сообщение гришу » 07 фев 2017, 01:58

Алексей.Можно ВАС - попросить?
Вы с брашпиля на долго под воду не уходите! Скучаем :D
Это есть МАРАТ :mrgreen:
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10960
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Пред.След.

Вернуться в Военно-морской флот

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1