Модификации танка Т-34

Форум о бронетехнике и военным автомобилям

Модификации танка Т-34

Сообщение Andreas » 28 ноя 2012, 18:56

Модификация Т-34М



В середине января 1941 года ГАБТУ утвердило тактико-технические требования на проектирование танка Т-34 с торсионной подвеской. По ним предполагалось спроектировать боевую машину массой не более 25,5 тонн, с экипажем из 5 человек, броней толщиной 35-45 мм (борта предполагалось сделать вертикальными), вооруженную 76-мм пушкой Ф-34, двумя пулеметами ДТ (спаренный и в лобовом листе корпуса, предусматривалась возможность замены последнего огнеметом). Танк предполагалось оснастить торсионной подвеской, дизелем В-5 мощностью в б00л.с., коробка перемены передач должна была иметь не менее 5 скоростей вперед и одной назад. Для наблюдения за полем боя машина оснащалась командирской башенкой.
Из сохранившихся эскизных проработок видно, что первый вариант нового танка имел корпус, передняя часть которого напоминала корпус KB, а задняя немецкий Pz.NI. Кстати, приводимые некоторыми авторами сведения о том. что проект новой "тридцатьчетверки" разрабатывался непосредственно по типу немецкой трешки, не соответствуют действительности. В документах по Т-34М встречаются только упоминание о заслуживающих внимания смотровых приборах механика-водителя Pz.III, обеспечивающих обзор не только вперед, но и в сторону, а так-же пожелание военных о том, чтобы конструкцию "лючка для стрельб" выполнить по типу Т-3(речь идет о лючке для стрельбы из личного оружия в башне). Любопытно, что схема кормовой части, внешне напоминавшая трешечную, в ходе рассмотрения просто была забракована военными.



В начале февраля 1941 года конструкторское бюро завода №183 направило первые эскизные варианты новой машины на рассмотрение в ГАБТУ КА. 12 февраля курировавший работы по Т-34 подполковник Панов направил в Харьков требования по предварительному paccмотрению эскизных разработок по Т-34М (с торсионной подвеской)", причем это первое упоминание обозначения новой машины, встречающееся в документах. В своем письма Панов писал:
"Корпус. По носовой части замечаний нет. Борта из предъявленных вариантов наиболее приемлемы целые. Корма требует доработки и в предъявленном оформлении не приемлема...
Башня. По ее конфигурации и размеру в свете 1750 мм - возражений нет. Установка вооружения, конструкция смотровых приборов и башенки еще не отработаны и заключения сделать нельзя, но схема выбрана правильно...
Коробка пер. передач. На 6-ть скоростей с минимальной скоростью при 1700 об/мин двигателя 6,42 км/час и перекрытием на все остальные скорости 1, 3 подобрана удачно. Максимальную скорость при 200 об/мин дв. В 61 км/час необходимо увеличить до 65 км/час...
Ходовая часть находится в стадии разработки...
Относительно размещения водителя справа по ходу танка возражений не имею.
С предлагаемой схемой обзорности согласен - проработать возможность переноса боковых задних смотровых приборов башни на крышу башни.
Вместо снимаемого пулемета ДТ в носовой части танка должен быть установлен огнемет с дальностью огнеметания 90 м и запасом огнесмеси 10-12 выстрелов".
После рассмотрения и утверждения предварительных проработок танка Т-34-Т КБ завода №183 ускоренными темпами приступило к детальной разработке новой машины в соответствии с утвержденными тактико-техническими требованиями. В докладе о ходе выполнения опытных работ за период с 20 февраля по 20 марта 1941 года говорилось:
Танк Т-34 большой модернизации.
1. К настоящему времени готов деревянный макет нового образца.
2. Разработаны чертежи отдельных агрегатов.
3. Все чертежи по плану должны быть спущены в производство к I мая 194I года".
Кстати, 5 марта начальник ГАБТУ КА генерал-лейтенант Федоренко утвердил уточненные тактико-технические требования к танку Т-34 с торсионной подвеской. Примечательно, что в этом документе машина сначала именовалась как Т-60, но затем этот индекс исправили на Т-34-Т (торсионный).
1 апреля 1941 года специально созданная макетная комиссия, назначенная приказами по Главспец-машу наркомата среднего машиностроения и ГАБТУ КА под председательством военинженера 1-го ранга С. Афонина и его заместителя подполковника И. Панова, рассмотрела проект нового танка, спроектированного по тактико-техническим требованиям, выданным автобронетанковым управлением Красной Армии
Лист крыши над двигателем танка Т-34М. Май 1941 года, копия заводского чертежа.
На заседании присутствовали представители от ГАБТУ КА майор В. Горохов, военинженеры 2-го ранга И. Бурцев А. Сыч, Д. Козырев, военинженеры 3-го ранга А. Лаврушенков и Н. Горюшкин, от Главспецмаша наркомата среднего машиностроения начальник техотдела И. Терехин и ведущий инженер Н. Масальская, от завода №183 директор завода Ю. Максарев, главный конструктор А. Морозов и ведущий инженер проекта И. Бер, от Мариупольского завода инженер-технолог С. Ходос.
Интересно, что кроме проекта, выполненного по Тактико-техническим требованиям ГАБТУ КА, КБ завода №183 предложило свои проработки другого варианта машины с более толстой броней, именовавшегося в документах макетной комиссии как "вариант Б".
Макетная комиссия работала до 10 апреля 1941 года, именно в этот день были подписаны итоговые документы об итогах рассмотрения проектов модернизированных танков.
Сначала рассматривался вариант, созданный по заданию ГАБТУ КА. Новая машина должна была стать несколько длиннее Т-34, иметь более мощный двигатель. В качестве коробки перемены передач предполагалось использовать 4-х скоростную с демультипликатором, что обеспечивало танку движение с восемью скоростями вперед и двумя назад. Машина по сравнению с Т-34 была перекомпанована - механик-водитель размещался справа по ходу, а стрелок-радист слева. Передняя часть корпуса, в отличие от первоначальных эскизных проработок, был выполнена по типу Т-34, но с боковыми скосами, а борта выполнил вертикальными, причем их верхня: часть имела довольно сложную гнутую форму. Машина имела сварную башню с диаметром погона 1700 м и командирской башенкой. В ходовой части использовались опорные катки с внутренней амортизацией и торсионной подвеской. Кстати, их конструкция напоминала не катки немецкой трешки (как об этом пишут некоторые), а тяжелого танка KB По этому проекту комиссия отмечала следующее:
"Предъявленного материала технического проекта (чертеж с разъяснениями главного конструктора и начальников узлов могут служить основой для принятия решения комиссии.
Предъявленный макет дает полное представление о размещении вооружения, боекомплекта, экипажа, агрегатов трансмиссии, горюче-смазочных материалов и средств связи.
А). По моторной установке.
По тактико-техническим требованиям - установка мотора В-5 с инерционным стартером. Выполнено в мотор внесены следующие изменения: установлены новые выхлопные и всасывающие коллекторы.
Предложение комиссии: конструкцию всасывающих и выхлопных коллекторов согласовать с заводом №75.
Б). По трансмиссии.
По тактико-техническим требованиям - коробка перемены передач должна иметь не менее 5 скоростей вперед и 1 назад, переключение должно производиться легко. Выполнено, коробка перемены передач запроектирована 8-скоростная с удовлетворительным соотношением между передачами. Переключение скоростей облегчено за счет применения шестерен с постоянным зацеплением и подвижных муфт.
Требование комиссии: ввиду установки в танк двигателя В-5 с крутящим моментом 295 кгр/мтр, вся трансмиссия подлежит пересчету на полный момент независимо от дроссилировки двигателя.
В). По установке вооружения и смотровым приборам башни.
Командирская башенка должна обеспечивать командиру круговой обзор местности с мертвым пространством видимости не более 10 м-выполнено.
Установка артсистемы, приборов наводки и прицеливания, боеукладка должны обеспечивать ведение огня из танка с хода не менее 6 прицельных выстрелов в минуту - выполнено.
Предложение комиссии - командирскую башенку переместить влево и вперед.
Г). По корпусу и башне.
Корпус должен быть прочным и жестким, не допускать вибрации, перекосов при движении по местности - выполнено.
В днише должен быть люк лаза для выхода экипажа - выполнено.
Окраска танка должна быть камуфляжной - не выполнено.
Башня должна допускать удобное размещение орудийного расчета с установкой на ней командирской башенки, диаметр погона в свету должен быть при этом не менее 1600 мм - выполнено, диаметр погона в свету 1700 мм...
Д). По связи и электрооборудованию.
Для внешней связи установить в носовой части корпуса танка радиостанцию КРСБ. На танк с огнеметом установить только приемник -выполнено.
Внутренняя связь ТПУ-3: командир-водитель-радист, и световая сигнализация командир-радист -выполнена.
Штыревая антенна укладывается вдоль борта изнутри танка вручную и автоматически при повороте башни - выполнено".
Также отмечались и отступления от тактико-технических требований-оказалось завышенным удельное давление на грунт, водителю не обеспечивалась видимость обеих передних крыльев танка, не была разработана установка огнемета (вместо снимаемого пулемета), а также укладка на машину возимого имущества, запасного пулемета и патронов для ППШ.
Кроме того, в ходе обсуждения отмечался целый ряд недостатков конструкции, например неудовлетворительное крепление крыши башни, при котором в случае обстрела "швы будут разрушаться и крыша будет отрываться от корпуса башни", ослабление корпуса башенки кругового обзора "врезанными заглушками смотровых приборов", а также рекомендовалось в срочном порядке разработать чертежи для цельноштампованной башни и литой башни, "так как сварная башня не обеспечивает необходимой прочности при снарядном обстреле. На опытных образцах разрешить установку предложенной составной сварной башни".
По корпусу отмечалась необходимость сохранения существующей конструкции передней части Т-34 с носовой балкой, так как "запроектированный лист носа (верхняя часть нижнего листа) не обеспечивает защиты от 37 мм и 45 мм остроголовых бронебойных снарядов", а также предлагалось переработать конструкцию бортовых смотровых приборов, так как "предложенные приборы сильно ослабляют борт против 37 и 45 мм снарядов вследствие большой площади вырезов".
Рекомендовалось при изготовлении чертежей корпуса учесть результаты обстрелов танка Т-34 и проработать все сварные стыки, обеспечив им необходимую прочность и усилить отдельные крепежные узлы, а при детальной проработке чертежей подробно обсудить и увязать с Мариупольским заводом конструкцию отдельных бронедеталей и допуска по ним.
По ходовой части рекомендовалось установить на задних и передних катках гидравлические амортизаторы для гашения продольных колебаний, конструкция которых была разработана в конструкторском бюро завода №183. конструкция гидравлических амортизаторов для передних и задних катков, а на втором опытном образце танка испытать опорные катки с наружной амортизацией и подвеску без передних и задних амортизаторов. Также отмечалась удачная конструкция гусеницы, обеспечивающей хорошее сцепление с фунтом и препятствовавшей боковому сползанию танка на косогоре. На предъявленном проекте была установлена гусеница с гребневым зацеплением и шириной трака 450 мм, а также эскизно проработан гусеничный движитель с цевочным зацеплением и шириной 480 мм. В конструкции траков предусматривалось крепление шпор и специальные ребра жесткости высотой 30 мм, которые давали дополнительное сцепление гусеницы с грунтом.
Рассмотрев эти варианты, комиссия рекомендовала "в соответствии с тактико-техническими требованиями основным вариантом считать цевочное зацепление. На одном из образцов танка установить гусеничный движитель с гребневым зацеплением для сравнения динамических характеристик". Также отмечалось, чтофаки шириной 450 мм (для гребневого) и 480 мм (для цевочного) зацепления обеспечивают танку удельное давление 0,7 и 0,66 кг/см,что не удовлетворяло условиям тактико-технических требований. При этом требовалось обеспечить удельное давление в соответствие с тактико-техническими требованиями не более 0,6-0,62 кг/см2.
В своих выводах и заключении по рассмотрению данного проекта, комиссия отмечала:
"Предъявленный заводом №183 проект танка по компоновке, конструкции агрегатов трансмиссии, ходовой части и тактико-техническим харак
1. Башня с диаметром погона 1700 мм в свету позволила свободно и удобно разместить спаренную установку 76-мм пушки с пулеметом ДТ, приборы наводки и прицеливания командира танка, стреляющего и заряжающего.
2. Наличие и размещение командирской смотровой башенки позволяет командиру танка и соединения постоянно наблюдать за полем боя, руководить экипажем танка и подразделения как сигналами, так и по рации.
3. Количество и расположение боекомплекта (103 снаряда, из них 55 по бортам) обеспечивает ведение интенсивного прицельного огня не менее 6 выстрелов в минуту.
4. Рабочие места водителя (справа) и радиста (слева) обеспечивают удобное управление танком, радиостанцией и ведение прицельного огня из носового пулемета.
5. Для обзорности на танке установлено 15 призматических смотровых приборов и комплект прицельных приборов, которые обеспечивают хорошую видимость из танка.
6. Трансмиссия размещена компактно допускает свободный доступ к агрегатам. Постановка полугибкого сочленения между коробкой перемены передач, главным и бортовыми фрикционами обеспечивает взаимозаменяемость агрегатов, облегчает монтаж и демонтаж в полевых условиях.
7. Ходовая часть - индивидуального торсионного типа с катками с внутренней амортизацией позволила освободить внутренние габариты танка, облегчить вес его ходовой части, упразднить применение
дефицитного натурального каучука на обрезинку катков до 550 кг. Кроме того, смену торсионов гораздо легче производить в полевых условиях, чем смену пружинной или рессорной подвески.
Тем не менее, заводом не доработаны следующие основные вопросы:
1. Гусеница с цевочным зацеплением как основной вариант.
2. Завышено удельное давление на гусеницу (0,7 кг/см2), что снижает боевую характеристику ганка по проходимости.
3. Кормовой лист танка, выступая за гусеницы, снижает проходимость при преодолении препятствий (рвов).
4. Не обеспечивается видимость обоих крыльев танка через смотровой прибор водителя (видно только внутреннюю часть правого крыла).
5. Отсутствие отработанной в макете и проекте огнеметной установки.
6. Не отработана укладка в танк возимого имущества, запасного пулемета и патронов для ППШ.
7. В отдельных узлах бронекорпуса и башни не обеспечена необходимая прочность соединений.
8. Не обеспечен доступ к агрегатам моторного отделения и затруднен ремонт в войсковых частях".
После рассмотрения проекта по требованиям ГАБТУ КА, макетная комиссия рассмотрела выполненный по инициативе завода "вариант Б" с утолщенной броней. Причем если по первому варианту была представлена деревянная модели и большое количество различных чертежей, то по "Б" в основном только материалы эскизного проектирования. Тем не менее, выполненный заводом №183 вариант машины с утолщенной броней понравился большинству членов комиссии, главным образом представителям ГАБТУ КА. В заключении комиссии говорилось:
"Предложение завода №183 увеличить бронирование танка с полным сохранением габаритов конструкции и компоновки агрегатов предъявленного образца, считать правильным и своевременным. По заявлению завода вес танка увеличивается до 29 т вместо 25,5 т проектного образца и 27,5 т серийного Т-34.
Для обеспечения зашиты от противотанковых орудий калибра 37-мм 45-мм, 47-мм со всех дистанций необходимо иметь следующую основную броню:
Лобовые листы корпуса - 60-мм;
Борт корпуса - 60-мм;
Корма танка - 55-мм;
Крыша танка и башнн - 30-мм;
Башня - 60-мм;
Башенка кругового обзора - 60-мм:
Крышка башенки кругового обзора - 30-мм.
Динамическая характеристика остается следующей: максимальная скорость при 2000 об/мин - 55 км/ч, минимальный преодолеваемый подъем - не менее 40 град., удельное давление на гусенице - 0,65-0,67 кг/см2.
Заключение:
1. Предъявленный проект и макет танка, разработанный заводом №183 тактико-техническим требованиям отвечает и может быть принят для отработки рабочих и изготовления опытных образцов. При отработке рабочих чертежей и изготовлении образцов должны быть учтены все предложения макетной комиссии.
2. Для получения танка, защищенного от противотанковых пушек капибра 37, 45, 47-мм во всех дистанций, комиссия считает целесообразным опытные образцы изготавливать по предъявленному заводом № 183 второму варианту проекта в тех же габаритах, но с весом не более 28 т, для чего заводу разрешается для обеспечения дальнейшего облегчения веса танка, изменить компоновку отдельных узлов, не уменьшая при этом объема боевого помещения и диаметра погона башни".
Против изготовления танка с 60-мм броней высказались в своем особом мнении представители Главспеимаша НКСМ инженеры Терехин и Масальская, которые аргументировали это тем, что якобы "не было должным образом обосновано выбора толщины брони в 60 мм". В протоколе заседания макетной комиссии по поводу их особого мнения сказано:
"Комиссия считает, что заявление указанных товарищей в части непредъявления заводом обоснованного проекта "Б", и то, что комиссия не анализировала стойкость указанных в проекте толщин брони в увязке с указанным проектом - неверным и необоснованным.
На что просим обратить внимание заместителя наркома среднего машиностроения".
Еще одно особое мнение выскжал инженер-технолог Мариупольского завода Ходос. Его аргументы сводились к тому, что завод имени Ильича перегружен заказами, а для прокатки 60-мм бронелиста требуется новое, более мощное оборудование и время:
"Считаю, что при рассмотрении и принятии решения о выпуске машины А-43 в утолщенном варианте (50-60 мм), должны быть учтены и отмечены следующие соображения:
1. При указанной толщине вес борта дает потребность прибегнуть к слитку развесов 7-8 т, которых для танковой брони на заводе имени Ильича не имеется и разработкой которых необходимо заниматься.
2. Толщина танковой брони в 60 мм на Мариупольском заводе не применяется, ее отработка требует как минимум 5-6 месяцев.
3. Существенное увеличение веса брони требует дополнительного количества стали по отливке на один комплект порядка 20 т, в то время как сейчас завод имени Ильича не имеет мощностей для обеспечения сталью танкового производства А-34, и получает дополнительную сталь с других заводов (Таганрог, Кулебаки).
4. Увеличение развеса слитка до 8 т не дает возможности вести прокатку танковой брони на стане № 1 Мариупольского завода (одном из станов, где обычно идет прокатка танковой брони) и потребует задалживания единственного в Союзе специального броневого стана для толстой брони - стана 1250 - занятого прокаткой судовой брони и имеющего внеплановые правительственные заказы (котельный лист, коллекторная сталь и.т.д.).
5. Правильно-гибочные средства, которыми располагает завод, не рассчитаны даже для деталей А-34 и работают с большим перенапряжением при толщине 45 мм. Естественно, что при увеличении толщины до 60 мм потребуется замена всего парка правильных вальцов на более мощные и переход на правку прессами, которых завод для танкового производства не имеет.
На основании вышеизложенного - предлагаю изготовить два опытных образца А-43 из брони толщиной 45 мм, не снимая, однако, с повестки дня вопрос о переходе на утолщенную броню".
Теперь можно подвести некоторые итоги и разобраться с некоторыми легендами, которые существуют вокруг Т-34 большой модернизации или Т-34М. Во-первых, ни о каком начале изготовления танка Т-34М в марте 1941 года, как об этом пишут некоторые авторы, не могло быть и речи -к этому времени окончательный вариант машины даже еще не рассматривался. Также как и не существовало танка Т-34Т — серийной тридцатьчетверки, на которой якобы в марте-апреле испытывались элементы торсионной подвески для Т-34М. Как показывают документы завода №183 и ГАБТУ КА, такого танка никогда не существовало (есть список танков, которые находились в распоряжении завода №183 для опытных работ весной 1941 года с указанием о том, какая машина и для чего используется).
Во-вторых, проект танка Т-34М (он же А-43), который во всех изданиях приводится как окончательный вариант модернизированной тридцатьчетверки (в статьях и книгах как правило даются фото деревянной модели и чертежи), который должен был пойти в серию летом 1941 года, не является таковым. Как уже сказано выше, это проект машины, рассматриваемый в апреле 1941 года макетной комиссией, но не утвержденный для серийного производства. В документах комиссии об этом нет ни слова! А вот о танке с усиленной до 60 мм броней напротив, говориться, что он может быть "может быть принят для отработки рабочих и изготовления опытных образцов.
И в-третьих, об обозначении новой машины: в документах сначала встречается наименование как "танк Т-34 большой модернизации", в утвержденных тактико-технических требованиях ГАБТУ КА - Т-34М и Т-34-Т, в черновике требований Т-60, а в документах макетной комиссии - А-43. Дело обстояло следующим образом,индекс А-34 - это внутреннее обозначение завода № 183 (например, как А-34), и относилось оно только к варианту, рассмотренному в апреле 1941 года, именно фото его деревянной модели "гуляют" по разным публикациям. Однако, как уже говорилось, это был только проект, причем не принятый к изготовлению.
Т-34М и Т-34-Т - это названия, принятые у военных, причем как видно на момент написания требований еще не было четкого индекса нового танка. В дальнейшем выбор был сделан в пользу Т-34М, но часто в документах писали "Т-34 модернизированный" или "Т-34 улучшенный".
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Модификации танка Т-34

Сообщение Andreas » 28 ноя 2012, 19:02

Проект танка А-44



В ходе работ по модернизации танка Т-34 в КБ завода № 183(Харьков) под руководством А.А.Морозова еще в марте 1941 г. велась конструктивная проработка проектов танка А-44 с различными вариантами основного вооружения и более мощной броней.
В приложении к приказу НКСМ № 192 от 10 мая 1941 г. (в соответствии с Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 5 мая 1941 г.) «О производстве танков Т-34 в 1941 г.» были определены ТТТ на танк А-44, согласно которым он должен был иметь боевую массу 29-29,5 т, броневую защиту корпуса: лобовая броня 75 мм под углом 60", борт — 60 мм, корма — 55 мм под углом 35"-45", днище — 20-25 мм, крыша — 30° мм, башни: лоб — 75 мм под углом 25°, корма 75 мм под углом 15°, бронировка артсистемы — 60 мм.
Этим же приказом заводу № 183 предписывалось «к 15 октября 1941 г. изготовить два опытных образца танка А-44, к 1 сентября 1941 г. — два комплекта бронедеталей, в ноябре 1941 г. испытать А-44, к 25 ноября 1941 г. результаты испытаний представить для доклада Комитету Обороны».
В качестве основного оружия предполагалось устанавливать 76,2-мм пушку ЗИС-5 или 57-мм пушку ЗИС-4, спаренную с двумя пулеметами ДТ, вспомогательного — два спаренных пулемета ДТ в лобовой части корпуса. Вместо пулеметов ДТ в лобовой части корпуса предусматривалась также установка огнемета с запасом огнесмеси на 10-15 выстрелов. В боекомплект танков с радиостанцией входили 100 выстрелов к пушке и 6000 патронов к пулеметам ДТ, для огнеметного танка — 90 выстрелов и 4500 патронов соответственно. Для ведения прицельной стрельбы использовать перископический (ПТ) и телескопический (ТОД) прицелы.
На танке предусматривалась установка дизеля мощностью 600 л.с., обеспечивавшего максимальную скорость до 55-60 км/ч. Запас топлива 600 л. В состав гусеничного движителя входила индивидуальная торсионная подвеска, опорные и поддерживающие катки с внутренней амортизацией, гусеница цевочного зацепления. Для обеспечения связи устанавливать радиостанцию КРСТБ с ТПУ-3 и световую сигнализацию между командиром танка и механиком-водителем.
Детально разработанные проекты различных вариантов танка А-44 (были отработаны вместо двух три варианта установки основного вооружения и броневой защиты) с изготовленными деревянными макетами машин были одобрены НКО. В ходе проектных работ в связи с установкой более мощного вооружения и броневой защиты, заданная ТТТ боевая масса машин была превышена, в результате чего, по существовавшей в то время классификации, они уже подпадали под категорию тяжелых танков.



Компоновочная схема проекта А-44 предусматривала кормовое расположение боевого отделения. В передней части корпуса располагались отделения: трансмиссионное, управления и моторное. В носовой части корпуса слева в отделении управления друг за другом размещались механик-водитель и стрелок-радист. В кормовой части корпуса и в башне располагалось боевое отделение, в котором размещались: слева от пушки — наводчик, за ним — командир, справа — заряжающий. Для наблюдения за полем боя на крыше башни была установлена вращающаяся командирская башенка, в которой размещалась закрытая спаренная зенитная установка пулеметов ДТ. Посадка и высадка экипажа осуществлялись через люк механика-водителя и радиста, расположенный в крыше корпуса и два люка в крыше башни. Командирская башенка входного люка не имела, в ее крыше находился только лючок для сигнализации. Было разработано три варианта машины, которые отличались установкой вооружения и броневой защитой.
В качестве основного оружия на танке могли быть установлены: 57-мм танковая пушка ЗИС-4, 76,2-мм танковая пушка ЗИС-5 или 107-мм пушка ЗИС-6 (!) спаренная с двумя пулеметами ДТ. В качестве вспомогательного вооружения, кроме спаренной зенитной установки в командирской башенке, использовались две спаренные установки пулеметов ДТ в лобовой части корпуса у стрелка-радиста и в кормовой части башни. Боекомплект машины состоял соответственно из 160 выстрелов к 57-мм или 76,2-мм пушке, 60 выстрелов к 107-мм пушке и 2600 патронов к пулеметам ДТ. Для ведения огня использовались прицелы ТОД и ПТ-7. Для удаления пороховых газов из боевого отделения в крыше башни был установлен вытяжной вентилятор.
Броневая защита — противоснарядная. Сварные корпус и башня, изготовленные из катаных броневых листов, в зависимости от установленного вооружения имели толщину лобовой брони соответственно 75, 90 и 120 мм. Угол наклона броневых листов составлял 60" для корпуса и 25° — для башни. Толщина брони бортов была соответственно равна 60, 75 и 100 мм, а крыши и днища — 30, 35 и 40 мм. Масса машин составляла соответственно 36, 40 и 50 т.
В носовой части машины предполагалось установить механическую трансмиссию, состоявшую из многодискового главного фрикциона сухого трения, механической коробки передач, обеспечивавшей 6 передач переднего и 1 передачу заднего хода, двух многодисковых бортовых фрикционов сухого трения с ленточными тормозами с накладками из феродо и двух одноступенчатых бортовых редукторов. В средней части корпуса танка вдоль его продольной оси в зависимости от массы машины могли быть установлены дизели В-5 мощностью 600 л.с. или В-6 мощностью 850 л.с. с обеспечивающими системами.
Подвеска танка — индивидуальная, торсионная. В гусеничном движителе использовались 8 поддерживающих и 14 опорных катков малого диаметра с внутренней амортизацией. Ведущие колеса переднего расположения имели цевочное зацепление с гусеницами. Направляющие колеса с механизмами натяжения находились сзади.



Танк, в зависимости от установленного вооружения и боевой массы, должен был развивать максимальную скорость 59, 65 и 53 км/ч и иметь запас хода по грунтовой дороге соответственно 300, 270 и 250 км. В качестве средств связи на машине предполагалось использовать радиостанцию 71-ТК-З с дальностью связи 18 км в движении и танковое переговорное устройство ТПУ-2.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Модификации танка Т-34

Сообщение Andreas » 28 ноя 2012, 19:33

Развилка истории: Т-34М против Т-34
http://alternathistory.org.ua/t-34m-luchshii-tank-vmv-realno-ili-net



Проект танка Т-34М изначально создавался для преодоления сырых и неудачных технических решений конструкции танка Т-34. Кратко вспомним основные недостатки Т-34, которыми собственно и была вызвана необходимость создания Т-34М.
Серьезным недостатком танка являлся плохой обзор для экипажа. Кроме того, у части недостаточно доработанных (конструктивно «сырая» машина была отправлена для массового производства) нередко выходили из строя бортовые фрикционы. Было явно недостаточно и люков для посадки-высадки экипажа, что являлось немаловажным условием для эвакуации экипажа в случае пожара или иных боевых повреждений. Но важнейшим, самым главным недостатком Т-34 было то, что боекомплект нередко детонировал при прямом попадании вражеского снаряда, и не обязательно в боеукладку. Кроме того, воспламенение баков с горючим по той же причине также вызывало детонацию. Нередко танкисты, при наличии такой возможности, предпочитали пойти служить в экипажи легких Т-60 или Т-70 (с бензиновыми автомобильными двигателями), чем на Т-34.
Летом 1940 года над Т-34 начали сгущаться тучи. Дело в том, что на полигон в Кубинку поступили два танка Pz.III, закупленные в Германии после подписания пакта о ненападении. Результаты сравнительных испытаний немецкого танка и Т-34 оказались неутешительными для советской боевой машины.
Pz.III имел трёхместную башню, в которой были достаточно комфортные условия для боевой работы членов экипажа. Командир имел удобную башенку, обеспечивавшую ему прекрасный обзор, у всех членов экипажа имелись собственные приборы внутренней связи. В башне же Т-34 с трудом размещались два танкиста, один из которых выполнял функции не только наводчика, но и командира танка, а в ряде случаев и командира подразделения. Внутренней связью обеспечивались только два члена экипажа из четырёх – командир танка и механик-водитель.
Немецкая машина превзошла Т-34 и по плавности хода, она оказалась и менее шумной – при максимальной скорости движения Pz.III было слышно за 150–200 м, а Т-34 – за 450 м.
Полной неожиданностью для наших военных явилось и превосходство «немца» в скорости. На гравийном шоссе Кубинка – Репище Pz.III разогнался на мерном километре до скорости 69,7 км/ч, в то время как лучший показатель для Т-34 составил 48,2 км/ч. В отчёте об испытаниях отмечались и более удачная подвеска немецкого танка, высокое качество оптических приборов, удобное размещение боекомплекта и радиостанции, надёжные двигатель и трансмиссия.
Эти результаты произвели эффект разорвавшейся бомбы. ГАБТУ НКО предоставило полигонный отчёт заместителю наркома обороны Г. И. Кулику, который утвердил его и тем самым приостановил производство и приёмку Т-34, потребовав устранения всех недостатков. Руководство харьковского завода № 183 не согласилось с мнением заказчика и обжаловало его в главке и наркомате, предложив продолжать производить Т-34 с исправлениями, сократив гарантийный пробег до 1000 км. Нарком среднего машиностроения В. А. Малышев вместе с начальником 8-го Главного управления Наркомсредмаша А. А. Гореглядом, директором завода № 183 Ю. Е. Максаревым и начальником НТК ГАБТУ И. А. Лебедевым обратились непосредственно к К. Е. Ворошилову, который, являлся заместителем председателя СНК СССР. Ворошилов ознакомился с результатами пробега на 3000 км, испытаниями на полигоне и на бывшей линии Маннергейма, заслушал мнение И. А. Лебедева, выступавшего за продолжение производства Т-34, и объявил своё решение:
«Машины продолжать делать; сдавать в армию, установив 1000-км гарантийный пробег. Заводу начать разрабатывать новую машину – Т-34М, введя в неё не только прочностные изменения, но и пятискоростную коробку передач».
В течение ноября-декабря 1940 года первые три серийные машины Т-34 подверглись интенсивным испытаниям на НИБТПолигоне ГАБТУ Красной Армии. На отчёт об этих испытаниях в последнее время часто ссылаются в различных источниках, но, как правило, он никогда подробно не цитируется.
«Согласно директиве Заместителя Народного Комиссара Обороны № 76791 от 25.10.40 г. испытание танков Т-34 было проведено методом пробега с отрывом от базы в сочетании с отстрелом огневых задач.
Ввиду отсутствия на танк Т-34 утверждённых тактико-технических требований выводы и оценки сделаны на основе выявленной тактико-технической характеристики.
Длительный пробег: Харьков – Кубинка – Смоленск – Киев – Харьков.
Цель испытания:
1. Определить тактико-техническую характеристику танка в целом и установить её соответствие с предъявленными генштабом тактико-техническими требованиями.
2. Определить надёжность и безотказность агрегатов танка в условиях длительного пробега.
3. Определить соответствие вооружения, боекомплекта, средств наблюдения и связи тактическим задачам, стоящим перед танками данного класса.
4. Определить обеспеченность танка возимым комплектом запчастей и инструмента и окончательно разработать комплект. Определить объём и периодичность технического обслуживания танка в полевых условиях. Определить ремонтные возможности танка в полевых условиях.
Общий километраж пробега 3000 км, из них по шоссейным дорогам – 1000 км, по грунтовым дорогам и бездорожью с преодолением естественных препятствий – 2000 км.
Примечание: 30% общего километража проходится в ночное время, 30% километража по грунтовым дорогам и целине проходится в боевом положении (с закрытыми люками).
Испытание герметичности корпуса и башни танка – путём обливания горючей жидкостью.
Испытание проведено с 31.10 по 7.12.40 г. в условиях поздней осени.
Весь маршрут пробега пройден за 14 ходовых дней. Техосмотры и ремонт в процессе пробега заняли 11 дней. На специспытания затрачено 8 дней. Подготовка и сдача машины – 2 дня. Всего – 38 дней.
Результаты стрельбы на кучность, полученные после всех стрельб и выраженные через сердцевинные полосы в отклонениях по ширине и высоте, выше табличных данных для 76-мм пушки обр. 1927 г.
Результаты стрельбы на кучность с хода следует считать низкими вследствие усложнения условий наводки при значительных люфтах поворотного и подъёмного механизмов.
Результаты стрельбы из пулемётов показывают, что величины рассеивания для пулемёта, спаренного с пушкой, не превышают нормальных данных для пулемёта ДТ.
При стрельбе из пулемёта радиста величина рассеивания значительно возрастает и выходит за пределы нормальных данных, а количество пробоин уменьшается.
В результате проведённых боевых стрельб с решением огневых задач выявлены следующие недостатки:
1. стеснённость экипажа в боевом отделении обусловленная малыми габаритами башни по погону;
2. неудобства пользования боекомплектом уложенным в полу боевого отделения;
3. задержка при переносе огня, вследствие неудобного расположения поворотного механизма башни (ручного и электропривода);
4. отсутствие зрительной связи между танками при решении огневой задачи, вследствие того, что единственный прибор, допускающий круговой обзор – ПТ-6, – используется только для прицеливания;
5. невозможность пользования прицелом ТОД-6 вследствие перекрывания шкалы углов прицеливания прицелом ПТ-6;
6. значительные и медленно затухающие колебания танка при движении, отрицательно сказывающиеся на меткости стрельбы из пушки и пулемётов.
Максимальная скорострельность из пушки Л-11 (с места), полученная в процессе испытаний, достигает 5-6 выстрелов в минуту. Практическая средняя скорострельность (стрельба с ходу и с коротких остановок) – 2 выстрела в минуту. Скорострельность недостаточна.
Вентиляция (гигиеническая) танка осуществляется вентилятором системы охлаждения и дополнительным вытяжным вентилятором, расположенным в перегородке моторного отделения.
Содержание СО при выстреле с работающей вентиляции значительно превышает допустимую норму (0,1 мг/л) и является токсической.
Таким образом существующие вентиляционные средства в танке недостаточны.
Поворот башни осуществляется правой рукой. Расположение маховика и рукоятки поворотного механизма не обеспечивают быстрого поворота башни и вызывает сильное утомление руки. При одновременной работе поворотным механизмом и наблюдением в прицел ПТ-6, маховик и рукоятка упираются в грудь, затрудняя быстрое вращение башни.
Усилия на рукоятке поворотного механизма сильно возрастают при увеличении угла крена танка и значительно затрудняют работу.
Электропривод расположен с левой стороны башни и обеспечивает поворот на 360° в обе стороны. Доступ к пусковому маховику электропривода затруднён снизу корпусом электромотора слева смотровым прибором и корпусом башни, справа налобником и прибором ПТ-6. Поворот башни в любую сторону возможен лишь при условии отклонения головы от налобника прибора ПТ-6, то есть вращение башни фактически производится вслепую.
Окно шкалы углов прицеливания телескопического прицела ТОД-6 перекрывается рычагами углов местности прибора ПТ-6 и тягой параллелограмма. Установка прицельных данных возможна при углах возвышения 4-5,5° и 9-12°, что фактически лишает возможности вести стрельбу с прицелом ТОД-6. Барабанчик шкалы углов прицеливания расположен в средней части прицела и доступ к нему крайне затруднён.
При угле возвышения 7° и ниже до максимального угла снижения, доступ к рукоятке механизма кругового обзора возможен лишь тремя пальцами вследствие того, что сектор подъёмного механизма пушки не допускает обхвата рукоятки кистью руки.
Указанное положение не обеспечивает быстрого просмотра местности.
Смотровой прибор «кругового обзора» установлен справа-сзади от командира танка в крыше башни. Доступ к прибору крайне затруднён, и наблюдение возможно в ограниченном секторе: обзор по горизонту вправо до 120°; мёртвое пространство 15 м.
Ограниченный сектор обзора, полная невозможность наблюдения в остальном секторе и конструктивные недостатки – обрыв крепления прибора, обрыв и зацепления стеклоочистителя за верхнее зеркало, задевание броневой заслонки в пазах, неудобное положение головы при наблюдении делают смотровой прибор непригодным к работе.
Боковые смотровые приборы башни. Расположение приборов относительно наблюдателя неудобное. Недостатками являются значительное мёртвое пространство (15,5м), небольшой угол обзора (53°), невозможность очистки защитных стёкол без выхода из танка и низкое расположение относительно сидений.
Смотровые приборы водителя. При движении по загрязнённой грунтовой дороге и целине в течение 5-10 мин. смотровые приборы затягиваются грязью до полной потери видимости. Стеклоочиститель центрального прибора не обеспечивает очистки защитного стекла от грязи.
Вождение танка с закрытым люком крайне затруднительно.
При стрельбе защитные стёкла смотровых приборов лопаются. Внешняя отделка танка грубая, выступающие части острые (барашки на боковых приборах), что приводит к ранению головы водителя. Смотровые приборы водителя в целом непригодны.
Все установленные на танке прицельные приборы ПТ-6, ТОД-6 и приборы наблюдения в боевом отделении и отделении управления не имеют защиты от атмосферных осадков, дорожной пыли и грязи. В каждом отдельном случае потери видимости, очистку приборов возможно произвести только с внешней стороны танка. В условиях пониженной видимости (туман) головка прицела ПТ-6 запотевает через 4-5 минут до полной потери видимости.
Вывод: установка вооружения, оптика и укладка боекомплекта в танке Т-34 не удовлетворяют требованиям к современным боевым машинам.
Основными недостатками являются:
а) теснота боевого отделения;
б)слепота танка;
в)неуданно размещённая укладка боекомплекта.
Для обеспечения нормального расположения вооружения, приборов стрельбы и наблюдения и экипажа необходимо:
1) расширить габаритные размеры башни.
По 76-мм пушке
1. заменить щиток спускового механизма более совершенной конструкцией, обеспечивающей безотказность в работе;
2. рукоятку затвора оградить щитком или сделать складной;
3. снять ножной спуск, заменив его спуском на механизмах наводки.
По пулемётам ДТ
1. обеспечить возможность ведения раздельной стрельбы из пулемёта, спаренного с пушкой;
2. увеличить обзорность и меткость стрельбы пулемёта радиста установкой оптического прицела;
3. внешнюю часть пулемёта радиста и шаровую установку закрыть плотным чехлом для предохранения от загрязнения.
По механизмам наводки и прицелам
1. поворотный механизм (ручной) не пригоден, заменить новой конструкцией, обеспечивающей небольшие усилия и удобство работы;
2. обеспечить выборку люфта башни поворотным механизмом;
3. пусковой механизм электропривода поворота башни расположить так, чтобы он обеспечивал поворот с одновременным наблюдением за местностью;
4. заменить прицел ТОД-6 прицелом типа ТМФ со шкалой углов прицеливания в поле зрения.
По смотровым приборам
1. заменить смотровой прибор водителя, как явно непригодный, более совершенной конструкцией;
2. установить в крыше башни прибор, обеспечивающий круговой обзор из танка.
По укладке боекомплекта
1. укладка боекомплекта 76-мм пушки в кассетах непригодна. Следует укладку патронов расположить так, чтобы был одновременно доступ к целому ряду патронов. Уложенные патроны и пулемётные магазины следует обеспечить от проникновения пыли.
Рабочие места в боевом отделении
уменьшить габаритные размеры сидений; сиденье заряжающего сделать откидным.
Крепление башни
1. стопор башни по-походному непригоден, заменить более прочным;
2. уплотнить погон башни, не допуская проникновение воды в боевое отделение;
3. закрыть погон башни щитком.
Корпус танка и башня в данном выполнении не удовлетворительные. Необходимо увеличить размеры башни за счёт увеличения погона и изменения угла наклона броневых листов.
Полезный объём корпуса может быть увеличен за счёт изменения подвески ходовой части и упразднения бортовых колодцев.
Низко расположенные (260 мм) от грунта бронировки картеров бортовых передач понижают проходимость танка.
Расположение рации в корпусе танка является преимуществом сравнительно с размещением в башне. В этом случае упрощается монтажная схема (проводка минует ВКУ) и командир танка освобождается от обслуживания рации.
Монтаж рации выполнен неудовлетворительно по следующим причинам:
1. антенна в опущенном состоянии ничем не защищена от повреждений деталями и оборудованием возимыми на крыле, антенный ввод слишком длинен, конструкция и расположение рукоятки подъёмного механизма антенны не обеспечивает надёжного подъёма антенны;
2. умформер приёмника смонтирован под ногами радиста, токоведущая клемма повреждается и приёмник загрязняется.
Подпись - Александр Александрович Морозов"



Что характерно, речь ведь идёт не о прототипе, не об опытном образце, а о серийных боевых машинах. Впрочем, можно, конечно, сделать скидку на то, что это танки первой партии, что на «тридцатьчетвёрках» более поздних выпусков многие недостатки, указанные в отчёте, были устранены. Пушку Л-11 ведь заменили, в конце концов, на Ф-34! К устранению многих других недостатков реально приступили лишь в первой половине 1942 года! Ну а в 1940 году об этом особенно никто не думал. Во всяком случае, такой вывод следует из отчёта «О проведении опытных работ на заводе № 183 в 1940 г.», составленного военным представителем ГАБТУ военинженером 3-го ранга Войковым. В нём, в частности, сообщалось:
«…завод в течение 1940 г. очень мало занимался вопросами доводки машины А-34 и только с ноября месяца взялся за эти вопросы…
Производство и испытание опытных образцов так называемым опытно-экспериментальным отделом (отдел «500»), как правило, в сроки, намеченные заводоуправлением, никогда не выполнялось. Объясняется это тем, что руководство завода до самого последнего времени очень мало уделяло внимание опытным работам, загружая отдел различными посторонними работами».

Надо сказать, что и в 1941 году вопросам совершенствования конструкции Т-34 не уделялось слишком уж много внимания. Происходило это по двум основным причинам.
Ещё под руководством М. И. Кошкина на заводе № 183 началось проектирование двух вариантов модернизации Т-34. В первом – А-41 – была сделана попытка исправить большинство недостатков без изготовления нового корпуса и замены силового агрегата. Машина в проекте получала новую трёхместную башню с диаметром погона 1700 мм (против 1420 мм у Т-34) и новую пушку Ф-34 завода № 92. По замыслу конструкторов внедрение новой просторной башни должно было разом снять все вопросы, связанные с теснотой боевого отделения и слепотой танка. Однако в связи с тем, что установить башню с диаметром погона 1700 мм без переделки корпуса танка оказалось невозможно, дальше «бумажной» стадии этот проект не пошёл.
Второй вариант – А-43, более известный под названием Т-34М, был длиннее, уже и выше, чем Т-34. Клиренс увеличили на 50 мм. Для А-43 спроектировали новый двигатель В-5 мощностью 600 л.с. Новую коробку передач разрабатывать не стали, а в паре со старой, 4-скоростной, установили демультипликатор. В результате у А-43 появилась возможность двигаться на восьми скоростях вперёд и двух – назад. Свечная подвеска типа Кристи, перекочевавшая на Т-34 с БТ, уступила место торсионной.
А-43 получил башню, спроектированную ранее для А-41, с командирской башенкой и двумя круглыми посадочными люками. Радиостанцию перенесли в корпус, что позволило увеличить боекомплект пушки с 77 до 100 выстрелов, а боекомплект пулемётов – с 46 до 72 дисков. В итоге новая машина оказалась на 987 кг легче Т-34, но удельное давление на грунт несколько возросло, так как ширина гусениц была уменьшена на 100 мм.
Проект Т-34М в январе 1941 года одобрил Комитет обороны при СНК СССР. В марте приступили к изготовлению двух эталонных образцов танка. Одновременно смежники осваивали производство узлов и агрегатов для этой машины. Штампованно-сварную башню с толщиной стенок 45 мм разработали на Мариупольском металлургическом заводе под руководством В. С. Ниценко. В мае 1941 года завод не только изготовил первые пять башен для Т-34М, но и подготовил их массовое производство (при эвакуации осенью 1941 года из Мариуполя вывезли 50 почти законченных башен).
К серийному производству Т-34М почти всё уже было готово и на заводе № 183. К 17 апреля здесь изготовили три бронекорпуса, к концу месяца с Харьковского тракторного завода поступили на сборку торсионы, катки и другие элементы ходовой части. Однако двигатель В-5, предназначавшийся для этого танка, так и не был готов ни к 1 мая, ни к началу войны…"

Но еще до момента выяснения преимуществ германского танка, а именно 5 июня 1940 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление "О производстве танков Т-34 в 1940 году", в котором говорилось:
"Придавая особо важное значение оснащению Красной Армии танками Т-34, Совет Народных Комиссаров Союза ССР и ЦК ВКП(б) постановляют:
I. Обязать Народного Комиссара Среднего Машиностроения тов. Лихачева И.А.:
а) изготовить в 1940 году 600 танков Т-34, из них:
на заводе № 183 (им. Коминтерна) — 500 шт., на Сталинградском тракторном — 100 шт.;
б) обеспечить полностью программу 1940 года. по выпуску танков Т-34 дизелями, для чего предупредить руководителей предприятий, выполняющих заказы для танка Т-34, что они персонально отвечают за их исполнение как по качеству, так и в срок".

В результате завод № 183 и его КБ ОДНОВРЕМЕННО занимались доводкой танка Т-34 и созданием нового танка Т-34М, в то время как, исходя из этого постановления, вполне можно было эти два процесса развести - харьковчанам поручить доработку и освоение производства Т-34, а сталинградцам разработку и освоение Т-34М. Такая вероятность подтверждается тем фактом, что по графику, в феврале 40-го года завод №183 был должен предоставить СТЗ все чертежи для изготовления танков. Но завод №183, загруженный работой по выпуску тридцатьчетвёрок, не смог это выполнить в срок, а также ни к 15 марта, ни к 4 апреля. В результате, как итог СТЗ получил только 1 400 чертежей вместо 3 500. В механическом цеху спроектировали 12 из 66 приспособлений. Механосборочный цех получил 640 чертежей, по которым начал немедленное изготовление деталей. В таком случае, если бы тогда приняли решение о передаче проекта Т-34М на СТЗ, то вполне можно было ожидать доводки дизеля В-5 или освоения Т-34М с дизелем В-2, который должен был и производиться там же в Сталинграде. Если вспомнить, что харьковчане почти успели запустить Т-34М в серию, то при откомандировании Морозова и части ведущих специалистов в Сталинград, вероятность того, что Т-34М был бы запущен в серийное производство становится почти сто процентной.
Ведь в реальной истории двигательное производство ХТЗ перебазировали на СТЗ, где в ноябре 1941 года и начался выпуск дизелей.
Продольный разрез А-43 с дизелем В-5



К концу 1940 года, несмотря на большую загрузку по доработке танка Т-34, КБ начало работы по его модернизации. На модернизированном образце, которому условно был присвоен индекс Т-34М, предусматривалось значительно усилить броневую защиту корпуса и башни, применить в подвеске торсионные валы вместо пружин и опорные катки с внутренней амортизацией, увеличить количество топлива, снарядов, патронов и др.
Чертежно-техническая документация танка Т-34М была полностью выпущена и выдана в производство для изготовления опытного образца. Ждановским металлургическим заводом были изготовлены броневые листы корпуса танка Т-34М (пять комплектов) и присланы на завод №183. Однако в начале 1941года в связи с резко возросшей загруженностью производства изготовлением серийных танков Т-34 работы по танку Т-34М были практически прекращены. В 1941 году танковое конструкторское бюро завода №183 (отдел 520) состояло из 106 человек (12 конструкторских групп) во главе с Главным конструктором А.А. Морозовым и двумя его заместителями - Н.А. Кучеренко и А.В. Колесниковым (т.е. было кому вести и одну и другую машину на разных заводах).
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Модификации танка Т-34

Сообщение Andreas » 28 ноя 2012, 19:47

Доклад начальника 2-го управления ГРУ ГШ РККА генерал-майора танковых войск Хлопова (1942 год)

"Оценка танков Т-34 и KB-1 работниками Абердинского испытательного полигона США, представителями фирм, офицерами и членами военных комиссий, проводивших испытания танков.
Танки были переданы в США советской стороной в конце 1941 г. для ознакомления.
Состояние танков
Средний танк Т-34, после пробега в 343 км, окончательно вышел из строя и не может быть отремонтирован. Причина: вследствие чрезвычайно плохого воздухоочистителя на дизеле, в мотор набилось очень много грязи и произошла авария, в результате которой поршни и цилиндры разрушились до такой степени, что их невозможно отремонтировать. Танк с испытаний снят и намечено прострелять его пушкой танка KB и своей "3" - пушкой танка М10, после чего он будет направлен в Абердин, где его разберут и оставят как экспонат. Тяжелый танк KB всё ещё ходит, и его продолжают испытывать, хотя имеется очень много механических неполадок.
Силуэт-конфигурация танков
Форма корпуса наших танков нравится всем без исключения. Особенно хорош Т-34. Все сходятся во мнении, что форма корпуса Т-34 лучшая, чем на всех известных американцам машинах. KB - хуже, чем на любом из существующих в Америке танков.
Броня
Химический анализ брони показал, что на обоих танках броневые плиты имеют неглубокую поверхностную закалку, тогда как основная масса броневой плиты представляет собой мягкую сталь. В связи с этим американцы считают, что, изменив технологию закалки броневых плит, можно значительно уменьшить толщину ее, оставив ту же стойкость на пробиваемость. В результате этого танки могут быть облегчены по весу на 8-10% со всеми вытекающими отсюда последствиями (увеличение скорости, уменьшение удельного давления и т.д.)
Корпус
Основным недостатком является водопроницаемость как нижней части при преодолении водных преград, так и верхней части во время дождя. В сильные дожди в танк через щели натекает много воды, что ведет к выходу из строя электрооборудования и даже боеприпасов. Расположение боеприпасов очень нравится.
Башня
Основной недостаток - очень тесная. Американцы не могут понять, каким образом наши танкисты могут в ней помещаться зимой, когда носят полушубки. Очень плохой электромеханизм поворота башни. Мотор слаб, очень перегружен и страшно искрит, в результате выгорают сопротивления регулировки скоростей поворота, крошатся зубья шестерёнок. Рекомендуют переделать на гидравлическую систему или просто на ручную.
Вооружение
Пушка Ф-34 - очень хорошая. Проста, безотказно работает и удобна в обслуживании. Недостаток - начальная скорость снаряда значительно ниже американской "3" (3200 футов против 5700 футов в секунду).
Прицел
По конструкции лучший в мире, но качество оптики оставляет желать лучшего.
Гусеницы
Идея стального трака очень нравится американцам. Но они считают, что пока не будут получены отзывы о сравнительных результатах применения стальных и резиновых гусениц на американских танках в Тунисе и других активных фронтах, нет оснований отказываться от своей идеи - резиновых. Недостатком нашей гусеницы, с их точки зрения, является легкость ее конструкции. Может быть легко повреждена снарядами малых калибров и минами. Пальцы чрезвычайно плохо калены и сделаны из плохой стали, в результате очень быстро срабатываются и гусеница часто рвется. Идея забивания пальцев об упор на корпусе танка - вначале очень понравилась, но во время эксплуатации, после некоторой сработки пальцев, их начало гнуть об упор, что вело к очень частым обрывам гусениц. Считают, что за счет уменьшения толщины брони следует утяжелить гусеницы. Нравится также ширина гусеницы.
Подвеска
На танке Т-34 - плохая. Подвеска типа "Кристи" давно была испытана американцами и от нее безоговорочно отказались. На нашем танке она, из-за плохой стали на пружинах, очень быстро проседает и в результате заметно уменьшается клиренс. На танке KB подвеска очень хорошая.
Мотор
Дизель хороший, легкий. Идея применения на танках дизелей целиком разделяется американскими специалистами и военными, но, к сожалению, все дизельные моторы, выпускаемые заводами США, забирает Военно-Морской флот и поэтому армия лишена возможностей устанавливать дизели на своих танках. Недостатки нашего дизеля - преступно плохой воздухоочиститель на танке Т-34. Американцы считают, что только саботажник мог сконструировать подобное устройство. Для них непонятно также, почему в нашем наставлении его называют масляным. Испытания в лаборатории и испытания его показали, что:
1. Воздухоочиститель вообще не очищает воздуха, попадающего в мотор;
2. Пропускная способность его не обеспечивает приток необходимого количества воздуха даже при работе мотора вхолостую.
В результате этого мотор не развивает полной мощности и попадающая в цилиндры пыль ведет к очень быстрому срабатыванию их, падает компрессия и мотор теряет ещё больше мощности. Кроме того, фильтр изготовлен с механической точки зрения чрезвычайно примитивно: в местах точечной электросварки металл прожжен, что ведет к вытеканию масла и т. д. На танке KB фильтр изготовлен лучше, но и он не обеспечивает притока в достаточном количестве нормально очищенного воздуха.
На обоих моторах плохие стартеры - маломощные и ненадежной конструкции.
Трансмиссия
Вне всякой критики - плохая. Произошел интересный случай. Работавший по ремонту трансмиссии танка KB, был поражен тем, что она очень похожа на те трансмиссии, с которыми он работал 12-15 лет тому назад. Была запрошена фирма. Фирма прислала чертежи своей трансмиссии типа А-23. К всеобщему удивлению, чертежи нашей трансмиссии оказались копией присланных. Поразило американцев не то, что мы скопировали их конструкцию, а то, что была скопирована конструкция, от которой они отказались 15-20 лет тому назад. Американцы считают, что со стороны конструктора, поставившего ее в танк, проявлена нечеловеческая жестокость по отношению к водителям (трудно работать). На танке Т-34 трансмиссия также очень плохая. Во время ее эксплуатации на ней полностью выкрошились зубья на всех шестернях). Химический анализ зубьев шестерен показал, что термическая обработка их очень плохая и не отвечает никаким американским стандартам для подобных частей механизмов.
Бортовые фрикционы Вне всякой критики - плохие. В Америке от установки фрикционов, даже на тракторах, отказались несколько лет тому назад (не говоря уже о танках). Кроме порочности самого принципа, наши фрикционы имеют чрезвычайно небрежную механическую обработку и плохие стали, что ведет к быстрому износу, облегчает проникновение грязи в барабаны и ни в коем случае не обеспечивает надежной работы.
Общие замечания
Танки, с американской точки зрения, тихоходные. Оба наши танка преодолевают склоны хуже, чем любой из американских танков.
Сварка броневых плит чрезвычайно грубая и небрежная.
Радиостанции при лабораторных испытаниях оказались неплохими, однако из-за плохой экранировки и плохих защитных устройств после их установки в танки не удалось иметь нормальной связи на дистанцию большую, чем 10 миль. Компактность радиостанций и их удачное расположение в машинах очень нравится.
Мехобработка деталей оборудования и частей за редким исключением очень плохая. Особенно американцев возмутила безобразная конструкция и чрезвычайно плохая работа кулисы передач на танке Т-34. После долгих мучений они сделали новую и ею заменили нашу.
Все механизмы танков требуют чрезвычайно много регулировок.
Выводы-предложения
1. На обоих танках немедленно заменить воздухоочистители моделями с большей пропускной способностью и действительно очищающими воздух.
2. Следует изменить технологию закалки броневых плит, это увеличит стойкость на пробиваемость при такой же толщине или же при уменьшении толщины - уменьшит вес, следовательно, расход металла.
3. Утяжелить гусеницы.
4. Заменить существующую трансмиссию устаревшей конструкции американской "Final Drive", это значительно повысит маневренность танков.
5. Соответственно отказаться от применения бортовых фрикционов.
6. Упростить конструкцию мелких деталей, повысить их надежность и максимально уменьшить необходимость большого количества регулировок.
7. Сравнивая американские и русские танки - очевидно, что вождение последних значительно труднее. От русского водителя требуется виртуозность при переключении передач на ходу, особый опыт в пользовании бортовыми фрикционами, большой опыт механика и уменье поддерживать танк в ходовом состоянии (регулировка и ремонт непрерывно выходящих из строя деталей), что сильно усложняет подготовку танкистов-водителей.
8. Судя по образцам, русские при производстве танков мало уделяют внимания тщательности обработки, отделке и технологии мелких частей и деталей, что приводит к потере всех преимуществ, вытекающих из хорошо, в общем-то, продуманной конструкции танков.
9. Несмотря на преимущества применения дизеля, хороших контуров танков, толстой брони, хорошего и надежного вооружения, удачной конструкции гусениц и т. д. русские танки значительно уступают американским по простоте вождения, маневренности, силе огня, скорости хода, надежности механических конструкций и простоте регулировок."
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Модификации танка Т-34

Сообщение Andreas » 28 ноя 2012, 20:38

Модификация Т-34-85



В конце августа 1943 года на заводе № 112 состоялось совещание, на которое прибыли нарком танковой промышленности В. А. Малышев, командующий бронетанко­выми и механизированными войсками Красной армии Я. Н. Федоренко и ответственные сотрудники Наркомата вооружений. В. А. Малышев отметил, что победа в Курской битве досталась Красной армии дорогой ценой. Вражеские танки вели огонь по нашим с дистанции 1500 м, наши же 76-мм танковые пушки могли поразить «тигров» и «пантер» лишь с расстояния в три раза меньше. «Образно выражаясь, - сказал нарком, - противник имеет руки в полтора километра, а мы всего в полкилометра. Нужно немедленно установить в Т-34 более мощную пушку».
Ha самом же деле ситуация была еще хуже. А ведь с начала 1943 года пытались исправить положение. Государственный комитет обороны (ГКО) в ответ на появление на советско-германском фронте новых немецких танков еще 15 апреля издал постановление «О мероприятиях по усилению противотанковой обороны», которым обязал Главное артиллерийское управление провести полигонные испытания противотанковых и танковых пушек, находившихся в серийном производстве, и в десятидневный срок представить заключение. Заместитель командующего бронетанковых и механизированных войск генерал-лейтенант танковых войск В. М. Коробков приказал задействовать в ходе этих испытаний, проходивших с 25 по 30 апреля 1943 года на НИИБТ Полигоне в Кубинке, трофейный «Тигр». Результаты оказались малоутешительными. 76-мм бронебойно-трассирующий снаряд пушки Ф-34 не пробил бортовую броню немецкого танка даже с дистанции 200 м! Наиболее же эффективным средством борьбы с новой тяжелой машиной противника оказалась 85-мм зенитная пушка 52К образца 1939 года, которая с дистанции до 1000 м пробивала его 100-мм лобовую броню.

Пушка Д-5Т
Еще в январе 1943 года к разработке новой пушки приступило конструкторское бюро завода №9, руководимое Ф. Ф. Петровым. К 27 мая 1943 года были выпущены рабочие чертежи пушки Д-5Т-85, спроектированной по типу немецких танко-самоходных пушек и отличавшейся малой массой и небольшой длиной отката. В июне первые Д-5Т изготовили в металле. Это орудие было удачно скомпановано в тяжелые танки КВ-85 и ИС-85, а в варианте Д-5С - в артсамоход СУ-85. Однако для установки ее в средний танк Т-34 требовалось увеличить диаметр башенного погона и установить новую башню. Над этой проблемой трудились КБ завода «Красное Сормово» во главе с В. В. Крыловым и башенная группа завода №183, руководимая А. А. Молоштановым и М. А. Набутовским. В результате появились две очень похожие друг на друга литые башни с диаметром погона в свету 1600 мм.
Установка пушки Д-5Т в новой башне должна была решить все проблемы. Прекрасные массогабаритные характеристики этого орудия решались за счет большой сложности конструкции. Кроме того, особенностью Д-5Т было расположение тормоза отката и накатника над стволом, подобно немецкой штурмовой пушке Stuk40, но, в отличие от нее, за основной башенной броней. Для лучшего уравновешения ее цапфы сдвинули вперед, а казенная часть, наоборот, оказалась довольно сильно отодвинутой к кормовому листу башни. Это практически исключало возможность заряжать пушку на ходу. Даже при движении на малой скорости натренированные заряжающие по нескольку раз ударяли головной частью снаряда в казенную часть орудия.



Внутренний вид башни танка Т-34-85 (передняя сторона): 1 - сиденье заряжающего; 2 - гильзоулавливатель; 3 - сиденье наводчика; 4 - механизм поворота башни; 5 - захват погона башни; б - запорное устройство отверстия для стрельбы из личного оружия; 7 - кнопка включения подсветки угломера; 8 - электрощиток башенного оборудования; 9 - подвеска прицела; 10 - приборы наблюдения МК-4; 11 - прицел ТШ-16; 12-щиток освещения прицела; 13-пушка: 14 - плафон освещения башни; 15 - спаренный пулемет; 16 - укладка пулеметных магазинов на правом борту башни; 17-стопор башни; 18 - аппарат №1 ТП.

Танки, вооруженные пушкой Д-5Т, заметно отличались от машин более позднего выпуска по внешнему виду и внутреннему устройству. Башня танка была двухместной, а экипаж состоял из четырех человек. На крыше башни была сильно смещенная вперед командирская башенка с двухстворчатой крышкой, вращавшейся на шариковой опоре. В крышке - смотровой перископический прибор МК-4, позволявший вести круговой обзор. Для стрельбы из пушки и спаренного пулемета использовали телескопический шарнирный прицел ТШ-15 и панораму ПТК-5. В обоих бортах башни имелись смотровые щели со стеклоблоками триплекс и бойницы для стрельбы из личного оружия. Радиостанция размещалась в корпусе, а ввод ее антенны - на правом борту, так же как у танка Т-34 с 76-мм пушкой. Силовая установка, трансмиссия и ходовая часть изменений практически не претерпели. Эти танки несколько различались между собой в зависимости от времени выпуска. Например, первые серийные машины имели один башенный вентилятор, а последующие - два. Танки самых поздних выпусков имели приборы наблюдения МК-4 и более позднюю командирскую башенку. Радиостанция размещалась в башне, но в корпусах этих танков еще сохранялся антенный ввод на правом бортовом листе или его заглушенное отверстие.

Пушку Д-5Т на вооружение танка Т-34 не приняли, а сразу по окончании ее испытаний, в октябре 1943 года, отдали приказ в Центральное артиллерийское КБ (главный конструктор В. Г Грабин) о разработке специальной 85-мм пушки для танка Т-34.Серийное производство нового орудия предполагали начать на заводе №92 с I марта 1944 года, а до тех пор в качестве временной меры заводу «Красное Сормово» разрешили устанавливать в башню своей конструкции пушку Д-5Т. При этом заводу предлагалось обеспечить выпуск танка в следующих количествах: в январе 1944 года - 25 штук, феврале - 75, марте - 150, а с апреля полностью перейти на производство Т-34-85 вместо Т-34.

Пушка С-53
Выполняя приказ НКВ по созданию 85-мм пушки для Т-34 в октябре - ноябре 1943 года, ЦАКБ и завод №92 изготовили три опытных образца новых орудий. ЦАКБ представило пушки С-53 (ведущие конструкторы Г И.Сергеев и Г И. Шабаров) и С-50 (ведущие конструкторы В. Д. Мещанинов, А. М. Боглевский и В. А. Тюрин) а артиллерийский завод №92 - пушку ЛБ-1 (ЛБ-85) конструкции А. И. Савина.
В ходе испытаний, продолжавшихся до конца 1943 года, предпочтение было отдано пушке С-53, которая 1 января 1944 года была принята на вооружение танка Т-34, причем как со штатным (1420 мм), так и расширенным погонами. С-53 выгодно отличалась от аналогов простотой конструкции и надежностью. Тормоз отката и накатник располагались под основанием затвора, что позволило уменьшить высоту линии огня и увеличить расстояние между казенником и задней стенкой башни. Кроме того, стоимость орудия оказалась ниже, чем у 76-мм пушки Ф-34, не говоря уже о Д-5Т. Танк Т-34-85 с пушкой С-53 был принят на вооружение Красной армии постановлением ГКО №5020сс от 23 января 1944 года.
С февраля завод № 112 «Красное Сормово» стал постепенно переходить на выпуск танков с пушкой С-53. При этом первые танки имели в облике много черт от Т-34 с Д-5Т: раннюю сормовскую башню, U-образные рамы, расположение топливных баков и т. д. С 15 марта 1944 года к производству Т-34-85 приступил завод № 183, а с июня - № 174 в Омске.
Усовершенствованное орудие С-53 получило обозначение ЗИС-С-53 и с 28 октября 1944 года было принято на вооружение.

Продолжавшиеся, несмотря на начало производства, полигонные испытания выявили существенные дефекты противооткатных устройств пушки С-53. Заводу №92 в Горьком было поручено своими силами доработать ее. В течение лета 1944 года там провели ряд мероприятий по совершенствованию конструкции орудия. Была увеличена толщина стенок ствола, что вызвало усиление салазок и люльки. Для улучшения баланса цапфы орудия немного сдвинули вперед. В тормозе отката изменили профиль веретена, упростили копир, ввели новую кнопку электроспуска. Изменилась также и бронемаска пушки.
У «тридцатьчетверок» с пушками С-53 и ЗИС-С-53 башня стала трехместной,а командирская башенка была сдвинута ближе к ее корме. Радиостанцию перенесли из корпуса в башню. Смотровые приборы устанавливались только нового типа - МК-4, причем как в раннем, открытом, так и в позднем, закрытом, вариантах. В течение 1944 года были введены крепления пяти запасных траков на верхнем лобовом листе корпуса, коробчатые передние грязевые щитки, откидывавшиеся на петлях, установка малых дымовых шашек (МДШ) на кормовом листе корпуса. По мере производства меняли форму и размеры балки носовой части корпуса, соединявшей верхний и нижний лобовые листы. Она уменьшалась в размерах, а на машинах поздних выпусков была изъята - верхний и нижний листы сваривали встык. В декабре 1944-го завод № 112 внес на рассмотрение Главного бронетанкового управления (ГБТУ) ряд усовершенствований конструкции башни танка Т-34-85. Из них в январе 1945 года была внедрена только одностворчатая крышка люка командирской башенки. Сормовичи предложили для улучшения вентиляции перенести один из двух вентиляторов, установленных в задней части крыши башни в ее переднюю часть. При этом передний вентилятор был вытяжным, а задний -нагнетательным. Судя по всему, в ГБТУ по непонятным причинам решили повременить с внедрением этого весьма толкового предложения. Во всяком случае, на фотографиях боевых действий весны 1945 года Т-34-85 с разнесенными вентиляторами не встречаются.

Выпуск танков T-34-85 заводами НКТП
Завод 1944 1945 1946 Всего
№183 6585 7356 493 14434
№112 3062 3255 1154 7471
№174 1000 1940 1054 3994
Всего 10647 12551 2701 25899

Послевоенная модернизация
После Второй мировой войны Т-34-85 довольно долго, почти до середины 1950-х годов, составляли основу танкового парка Советской армии: танки Т-44 поступили на вооружение в ограниченном количестве, а Т-54 промышленность осваивала слишком медленно. Поэтому Т-34-85 в 1950-е годы в ходе проведения капитальных ремонтов прошли модернизацию. В первую очередь изменения затронули двигатель, который в результате получил наименование В-34-М11. Были установлены два воздухоочистителя ВТИ-3 с эжекционным отсосом пыли. В системы охлаждения и смазки встроили форсуночный подогреватель. Установили более мощный генератор. Для вождения машины ночью механик-водитель получил прибор ночного видения БВН. Прибор наблюдения МК-4 в командирской башенке заменили командирским прибором наблюдения ТПК-1 или ТПКУ-2Б. Вместо пулемета ДТ был установлен модернизированный пулемет ДТМ, снабженный телескопическим прицелом ППУ-8Т. Радиостанцию 9-Р 1952 года заменили радиостанцией 10-РТ-26Э, а переговорное устройство ТПУ-Збис-Ф - ТПУ-47. Другие системы и агрегаты танка изменений не претерпели. В 1960-х годах танки оснастили более совершенными приборами ночного видения ТВН-2 и радиостанциями Р-123. В ходовой части установили опорные катки, заимствованные у танка Т-44М. В учебных частях ряда военных округов, в частности в Забайкальском и Дальневосточном, эти боевые машины эксплуатировали до начала 1970-х годов.

Тактико-технические характеристики
Боевая масса 32,0 т
Размеры:
длина 6100 мм
ширина 3000 мм
высота 2720 мм
Экипаж 5 человек
Вооружение 1 х 85-мм пушка ЗИС-С-53, 2 х 7,62-мм пулемета ДТМ
Боекомплект 56 снарядов, 1920 патронов
Бронирование:
лоб корпуса 90 мм
лоб башни 90 мм
Тип двигателя дизель В-2-34М
Максимальная мощность 500 л.с.
Максимальная скорость 55 км/час
Запас хода 350 км
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Модификации танка Т-34

Сообщение Andreas » 28 ноя 2012, 21:22

Танк Т-43



Танк Т-43 был разработан в КБ завода № 183 под руководством А.А.Морозова на основе Т-34-76 путем более плотной внутренней компоновки агрегатов, увеличения толщины бронирования (76-мм лобовая броня, 60-мм бортовая и кормовая броня), увеличения размера башни для размещения трех человек (диаметр погона 1600 мм) и замены подвески на торсионную. 15 июня 1943 года он был принят на вооружение, но его серийное производство после выпуска первых трех машин было остановлено.
Основным требованием при проектировании танка Т-43 являлось обязательное сохранение всех основных узлов и механизмов серийного танка Т-34. Это требование значительно упрощало постановку Т-43 в массовое производство, но вылилось в наследование неудачных решений от танка Т-34. В частности, длину моторно-трансмиссионного отделения Т-43 сократить не удалось, в результате чего боевое отделение получилось меньше. Частично компенсировать это (чтобы обеспечить экипажу необходимое внутреннее пространство) удалось применением торсионной подвески, более компактной, чем пружинная.
Два танка Т-43 проходили фронтовые испытания в составе «особой танковой роты № 100» с 19 августа по 5 сентября 1943 года. Танки получили от огня противника от 1 до 11 попаданий, броня танков пробита не была.
Башня от Т-43 с небольшими изменениями была использована для танка Т-34-85.

"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Модификации танка Т-34

Сообщение Andreas » 29 ноя 2012, 11:20

Евгений Некрасов, Вячеслав Фёдоров
История создания танка Т-34
http://www.pseudology.org/razbory/T34_History.htm

В первые годы существования СССР не имел своей танковой промышленности. Производство и ремонт танковой техники осуществлялся на различных машиностроительных заводах страны от случая к случаю. Вместе с тем обеспечение защиты страны требовало оснащения Красной Армии военной техникой, в том числе бронетанковой.
Важным событием в развитии отечественного танкостроения явилось создание 06 мая 1924 года в Москве, в системе Главного управления военной промышленностью, танкового бюро, которое в 1926-1929 годах именовалось «Главное конструкторское бюро Орудийно-Арсенального треста (ГКБ ОАТ)».
На бюро были возложены задачи по проектированию боевых гусеничных машин и оказанию помощи заводам в освоении их производства. Отсутствие в ГКБ ОАТ производственной базы и необходимого оборудования весьма затрудняло и сдерживало работу этой организации.
В связи с этим нескольким машиностроительным заводам, в том числе и Харьковскому паровозостроительному заводу имени Коминтерна, была поручена организация работ по танкостроению, а в дальнейшем и разработка конструкций отечественных танков.
Такому решению способствовало наличие на ХПЗ организованного с 1923 года производства мощных гусеничных тракторов «Коммунар», которое являлось хорошей производственной базой для развития на заводе танкостроения.
Официальным документом, определяющим начало работ по производству танков на заводе, является Постановление постоянного мобсовещания от 1 декабря 1927 года, когда Главное Управление металлической промышленности (письмо №1159/128 от 7 января 1928 г.) поручило «...в срочном порядке проработать вопрос о постановке на ХПЗ производства танков и тракторов...» (из материалов Харьковского областного Госархива, дело №93, лист 5).
Собственно история ХКБМ начинается в декабре 1927 года, когда на ХПЗ из числа конструкторов тракторного производства был создан новый коллектив — танковая конструкторская группа. Первым руководителем этой группы, а потом и конструкторского бюро был молодой инженер-конструктор Иван Никанорович Алексенко.
Ядром этого бюро стали конструкторы специальной танковой группы, созданной в декабре 1927 года, и участвовавшие в разработках, изготовлении и испытаниях танков Т-12 и Т-24: И.Н. Алексенко, Л.Л. Алферов, А.С. Бондаренко, П.Н. Горюн, Е.Т. Дикалов, В.И. Дорошенко, В.Т. Кириленко, А.А. Морозов, Н.Г. Поляков, М.И. Таршинов и др. Руководителем танкового производства был С.Н. Махонин.
Одной из первых задач этой группы было участие совместно с ГКБ ОАТ в проектировании танка, имевшего обозначение 1-12-32, обеспечение завода конструкторской документацией, участие в подготовке производства танков на заводе.
С ростом объема конструкторских работ в начале 1928 года директором завода были утверждены дополнительные вакансии к штатному расписанию танковой конструкторской группы на 8 человек. Осенью 1928 года на ХПЗ поступил правительственный заказ на изготовление опытного образца «маневренного» танка (1-12-32), разработанного ГКБ ОАТ.
В 1930 году ХПЗ им. Коминтерна как завод, уже накопивший некоторый опыт по конструированию и изготовлению танков, получил особо ответственное задание — начать работы по созданию и организации производства специального быстроходного танка, необходимого для укомплектования механизированных соединений Красной Армии.
Для помощи и усиления руководства работами по созданию первого быстроходного танка к бюро был прикомандирован из Управления механизации и моторизации Красной Армии опытный военный инженер Н. М. Тоскин.
Работа над быстроходным танком (БТ) переросла предполагаемые рамки и превратилась в творческий процесс создания не только новых узлов, но и совершенно новой компоновки машины.
Его главной конструктивной особенностью являлось наличие колесно-гусеничного движителя, позволявшего в хороших дорожных условиях двигаться на колесах, а по бездорожью — на гусеницах. Руководителем всех работ, связанных с танком БТ, был Н.М. Тоскин. Первый танк (он назывался ОБТ - опытный) был собран в конце сентября 1931 года. После некоторых незначительных переделок и доводки конструкции танк пошел в серию под маркой БТ-2.
7 ноября 1931 года три первых серийных танка БТ-2 участвовали в военном параде на Красной площади в Москве.
Поскольку вопрос создания быстроходного танка был решен, Н.М. Тоскин (как кадровый военный инженер) был отозван в Управление механизации и моторизации КА для продолжения своей основной службы. 6 декабря 1931 года руководителем танкового КБ был назначен А.О. Фирсов.
Дальнейшие работы над повышением боевых и технических свойств колесно-гусеничного танка привели в 1933 году к замене БТ-2 его модификацией - танком БТ-5. Важное значение в этой машине имела установка вместо импортного мотора «Либерти» отечественного авиационного двигателя М-5 конструкции А.А. Микулина.
Кроме того, на БТ-5 устанавливалась более мощная пушка калибра 45мм (вместо 37мм на БГ-2). На опытном танке выпуска 1935 г. устанавливалась 76,2 мм пушка. Этот танк получил наименование «артиллерийского» и предназначался для огневой поддержки атакующих танков. Танки БТ-5, предназначавшиеся для командного состава, выпускались оборудованными радиостанцией 71-ТК1 с поручневой антенной на башне.
В период 1932-1933 годов велись конструкторские разработки по соединению броневых деталей корпуса и башни с помощью электросварки взамен заклепочных соединений. Танк типа БТ-2 со сварным корпусом и башней имел наименование БТ-4.
Продолжая дальнейшее совершенствование танков серии БТ, коллектив конструкторов КБ Т2К в 1935 году создал его следующую модификацию - танк БТ-7. На этом танке был установлен более совершенный карбюраторный авиационный двигатель М-17Т и подверглись радикальным изменениям агрегаты трансмиссии. Часть танков оснащалась зенитными пулеметами.
Во второй половине 1936 года ХПЗ им. Коминтерна был переименован в завод №183. Внутри завода также была введена цифровая индексация служб, танковому конструкторскому бюро Т2К был присвоен индекс КБ-190.
28 декабря 1936 года приказом Наркома тяжелой промышленности Г.К. Орджоникидзе Главным конструктором танкового КБ завода № 183 был назначен М.И. Кошкин, взамен обвиненного в негодной конструкции КПП и репрессированного А.О. Фирсова, хотя массовый выход из строя этого узла был вызван в основном неправильной эксплуатацией и «увлечением» прыжками на танках БТ.
Под руководством М.И. Кошкина была выполнена модернизация танка БТ-7 с установкой в нем созданного к тому времени на заводе дизель-мотора В-2. Это был первый в мире танк, имевший дизельный двигатель. Танку БТ-7 с дизельным двигателем по чертежно-технической документации завода было присвоено наименование А-8, в армию же он отправлялся под маркой БТ-7М.
В небольшом количестве выпускался танк с пушкой увеличенного калибра (76,2 мм). Ему была присвоена марка БТ-7А, предназначался он для усиления огневой мощи танковых подразделений.
Параллельно с танками типа БТ на заводе №183 в очень небольшом количестве выпускались тяжелые пятибашенные танки Т-35, спроектированные конструкторским бюро Ленинградского опытного завода им. С.М. Кирова. Для обслуживания серийного производства и совершенствования конструкции этого танка на заводе существовало отдельное конструкторское бюро КБ-35, руководителем которого был И.С. Бер.
В октябре 1937 года завод №183 получил от Автобронетанкового управления РККА задание на разработку нового маневренного колесно-гусеничного танка. Для выполнения этого серьезного задания М.И. Кошкин организовал новое подразделение - КБ-24. Конструкторов в это КБ он подбирал лично, на добровольных началах из числа работников КБ-190 и КБ-35. Численность этого КБ составила 21 человек:

01. Кошкин М.И.
02. Морозов А.А.
03. Молоштанов А.А.
04. Таршинов М.И.
05. Матюхин В.Г.
06. Васильев П.П.
07. Брагинский С.М.
08. Баран Я.И.
09. Котов М.И.
10. Миронов Ю.С.
11. Календин B.C.
12. Моисеенко В.Е.
13. Шпайхлер А.И.
14. Сентюрин П.С.
15. Коротченко Н.С.
16. Рубинович Е.С.
17. Лурье М.М.
18. Фоменко Г.П.
19. Астахова А.И.
20. Гузеева А.И.
21. Блейшмидт Л.А.

Новое КБ-24 менее чем за год спроектировало колесно-гусеничный танк, которому был присвоен индекс А-20. Он был выполнен в точном соответствии с техническим заданием заказчика - Автобронетанкового Управления РККА. От БТ-7М танк А-20 отличался прежде всего новой формой корпуса, впервые в танкостроении было применено расположение броневых листов под углом. Впоследствии такой принцип построения бронезащиты стал классическим, широко применялся в танках всех стран. А-20 отличался также новым приводом к ведущим колесам, три из четырех катков (на борт) были ведущими.
Конструкторское бюро КБ-190, руководимое Н.А. Кучеренко, продолжало работы по модернизации танка БТ-7 и доработке конструкторской документации танков БТ-7М и БТ-7А.

Небольшой отрыв по ТТХ танка А-20 по сравнению с БТ-7М явился причиной создания в КБ-24 «инициативного» танка, названного Т-32. Существенным его отличием была замена колесно-гусеничного движителя более простым, чисто гусеничным. Отмена колесного хода на Т-32 позволила не только значительно упростить конструкцию танка, но и за счет сэкономленного веса усилить бронезащиту. На этом образце была установлена более мощная пушка калибра 76 мм.
4 мая 1938 года в Москве состоялось расширенное заседание Комитета Обороны СССР. Вел заседание В.И.Молотов, присутствовали И.В.Сталин, К.Е.Ворошилов, другие государственные и военные руководители, представители оборонной промышленности, а также командиры-танкисты, недавно вернувшиеся из Испании. Собравшимся был представлен проект легкого колесно-гусеничного танка А-20, разработанный на Харьковском паровозостроительном заводе имени Коминтерна (ХПЗ). В ходе его обсуждения завязалась дискуссия о целесообразности применения на танках колесно-гусеничного движителя.
Выступившие в прениях участники боев в Испании, в частности А.А.Ветров и Д.Г.Павлов (на тот момент начальник АБТУ), высказали диаметрально противоположные точки зрения по этому вопросу. При этом противники колесно-гусеничного движителя, оказавшиеся в меньшинстве, ссылались на якобы печальный опыт применения танков БТ-5 в Испании, что не совсем понятно, так как опыт этот имел весьма ограниченный характер - в Испанию было отправлено всего 50 танков БТ-5.
Несостоятельными выглядели и ссылки на низкую надежность ходовой части: в сентябре 1937 года "бетешки", например, выдвигаясь на Арагонский фронт, совершили 500-км марш по шоссе на колесах без существенных поломок. Кстати, полтора года спустя, уже в Монголии, БТ-7 6-й танковой бригады совершили 800-км марш к Халхин-Голу на гусеницах, и тоже почти без поломок. Суть противоречий, скорее всего, состояла в другом: насколько вообще нужна боевому танку ходовая часть в двух ипостасях?
Ведь колесный движитель использовался в основном для совершения маршей на высоких скоростях по хорошим дорогам, а такая возможность выпадала достаточно редко. Стоило ли ради этого усложнять конструкцию ходовой части танка? И если у БТ-7 такое усложнение было еще сравнительно небольшим, то у А-20, имевшего привод на три пары опорных катков, -уже весьма существенным. Наверняка, имели место и другие причины: производственные, эксплуатационные и политические - если начальство за колесно-гусеничный движитель, то зачем лезть на рожон?
В итоге, не без влияния позиции И.В.Сталина, неожиданно поддержавших "гусеничников", КБ ХПЗ поручили разработать проект чисто гусеничного танка, по массе и всем прочим тактико-техническим характеристикам (разумеется, за исключением ходовой части) аналогичного А-20. После изготовления опытных образцов и проведения сравнительных испытаний предполагалось принять окончательное решение в пользу того или иного варианта машины.

Здесь уместно сделать краткий экскурс в историю и напомнить читателю некоторые факты, связанные с проектированием А-20, поскольку именно с А-20 началась история танка, впоследствии названного Т-34
Итак, в 1937 году завод №183 (этот номер ХПЗ получил во второй половине 1936 года) в соответствии с тактико-техническими требованиями АБТУ должен был спроектировать колесно-гусеничные танки БТ-7ИС и БТ-9, причем в том же году планировалось выпустить 100 единиц БТ-7ИС. Конструкторским бюро КБ-190 отдела "100" (танковое производство), которое с января 1937 года возглавлял М.И.Кошкин, эта работа была сорвана. Кроме того, Кошкиным всячески тормозилась и работа адъюнкта ВАММ им.Сталина военинженера 3-го ранга А.Я.Дика, специально направленного на ХПЗ для разработки нескольких вариантов эскизного проекта танка БТ-ИС.
13 октября 1937 года АБТУ выдало заводу тех. требования на проектирование новой боевой машины - колесно-гусеничного танка БТ-20. Спустя две недели директор завода №183 Ю.Е.Максарев получил из Главка распоряжение следующего содержания:

"Директору завода №183.
Решением Правительства № 94сс от 15 августа 1937 года Главному управлению предложено спроектировать и изготовить опытные образцы и подготовить к 1939 г. производство для серийного выпуска быстроходных колесно-гусеничных танков с синхронизированным ходом. Ввиду чрезвычайной серьезности данной работы и крайне сжатых сроков, заданных Правительством, 8-е Главное управление Наркомата оборонной промышленности считает необходимым провести следующие мероприятия.
1. Для проектирования машины создать на ХПЗ отдельное КБ (ОКБ), подчиненное непосредственно главному инженеру завода.
2. По договоренности с ВАММ и АБТУ назначить начальником этого бюро адъюнкта академии военинженера 3 ранга Дик Адольфа Яковлевича и выделить для работы в бюро с 5 октября 30 человек дипломников ВАММ и с 1 декабря дополнительно 20 человек.
3. По договоренности с АБТУ РККА назначить главным консультантом по машине капитана Кульчицкого Евгения Анатольевича.
4. Не позднее 30 сентября выделить для работы в ОКБ 8 лучших конструкторов-танкистов завода для назначения их руководителями отдельных групп, одного стандартизатора, секретаря и архивариуса.
5. Создать при ОКБ макетно-модельную мастерскую и обеспечить внеочередное выполнение работ, связанных с новым проектированием во всех цехах завода.
6. Считать необходимым спроектировать три варианта ходовой части и изготовить два опытных образца, утвержденных по рассмотрению проектов.
7. На проведение работы заключить договор с АБТУ не позднее 15 октября 1937 г."

В результате на заводе было создано КБ, значительно более сильное, чем основное
Для разработки нового танка АБТУ направило в Харьков капитана Е.А.Кульчицкого, военинженера 3-го ранга А.Я.Дика, инженеров П.П.Васильева, В.Г.Матюхина, Водопьянова, а также 41 слушателя-дипломника ВАММ. В свою очередь, завод выделил конструкторов: А.А.Морозова, Н.С.Коротченко, Шура, А.А.Молоштанова, М.М.Лурье, Верковского, Диконя, П.Н.Горюна, М.И.Таршинова, А.С.Бондаренко, Я.И.Барана, В.Я.Курасова, В.М.Дорошенко, Горбенко, Ефимова, Ефременко, Радойчина, П.С.Сентюрина, Долгоногову, Помочайбенко, В.С.Календина, Валового.
Начальником ОКБ был назначен А.Я.Дик, помощником начальника инженер П.Н.Горюн, консультантом АБТУ Е.А.Кульчицкий, начальниками секций В.М.Дорошенко (контрольная), М.И.Таршинов (корпусная), Горбенко (моторная), А.А.Морозов (трансмиссия), П.П.Васильев (ходовая часть).
Сведения о деятельности этого коллектива, которые пока удалось обнаружить, обрываются началом ноября 1937 года. Однако достоверно известно, что ТТТ к танку БТ-20 (заводской индекс - А-20) во многом базировались на разработках А.Я.Дика, сделанных летом 1937 года. В первую очередь это касается конструкции гитары, углов наклона верхней части бортов, продольного расположения карданных валов колесного привода, наклонного расположения рессор и др. Даже предложение Дика использовать в ходовой части пять пар опорных катков для лучшего распределения нагрузки на ходовую часть нашло свое применение, если не на А-20, то на последующих машинах.
В публикациях по истории создания Т-34 ОКБ не фигурирует, а встречаются лишь упоминания о секции или бюро перспективного проектирования во главе с А.А.Морозовым и практически с тем же коллективом. В альбоме "Харьковское конструкторское бюро по машиностроению имени А.А.Морозова", изданном в Харькове к 70-летию КБ, сообщается, что для выполнения задания АБТУ по разработке нового колесно-гусеничного танка М.И.Кошкин организовал новое подразделение - КБ-24. Конструкторов он подбирал лично, на добровольных началах, из числа работников КБ-190 и КБ-35 (последнее занималось обслуживанием серийного производства тяжелого танка Т-35. - Валера). В этот коллектив входил 21 человек: М.И.Кошкин, А.А.Морозов, А.А.Молоштанов, М.И.Таршинов, В.Г.Матюхин, П.П.Васильев, С.М.Брагинский, Я.И.Баран, М.И.Котов, Ю.С.Миронов, В.С.Календин, .В.Е.Моисеенко, А.И.Шпайхлер, П.С.Сентюрин, Н.С.Коротченко, Е.С.Рубинович, М.М.Лурье, Г.П.Фоменко, А.И.Астахова, А.И.Гузеева, Л.А.Блейшмидт.

На упомянутом выше заседании Комитета Обороны проект А-20 представляли М.И.Кошкин и А.А.Морозов
Однако вернемся в 1938-й год. Технический проект гусеничного танка, получившего обозначение А-32, выполнили быстро, поскольку внешне он ничем не отличался от А-20, за исключением ходовой части, имевшей 5 (а не 4, как у А-20) опорных катков на сторону. В августе 1938 года оба проекта были представлены на заседании Главного военного совета РККА при Наркомате обороны. Общее мнение участников вновь склонялось в пользу колесно-гусеничного танка. И вновь решающую роль сыграла позиция Сталина: он предложил построить и испытать оба танка и только после этого принять окончательное решение.
В связи со срочной разработкой чертежей встал вопрос о привлечении дополнительных конструкторских сил. В начале 1939 года было проведено объединение имевшихся на заводе №183 трех танковых КБ (КБ-190, КБ-35 и КБ-24) в одно подразделение, которому присвоили шифр - отдел 520. Главным конструктором отдела 520 стал М.И.Кошкин, начальником КБ и заместителем главного конструктора - А.А.Морозов, заместителем начальника - Н.А.Кучеренко. Одновременно произошло слияние в один всех опытных цехов.

К маю 1939 года опытные образцы новых танков изготовили в металле
До июля обе машины проходили в Харькове заводские испытания, а с 17 июля по 23 августа- полигонные. При этом в отчете об испытаниях указывалось, что ни та ни другая машины не были полностью укомплектованы. В наибольшей степени это касалось А-32. На нем отсутствовали оборудование ОПВТ, предусмотренное проектом, и укладка ЗИП; 6 опорных катков из 10 были заимствованы у БТ-7 (они были уже "родных"), не полностью оказалась оборудована и боеукладка.
Что касается отличий А-32 от А-20, то комиссия, проводившая испытания, отметила следующее: первый не имеет колесного привода; толщина его бортовой брони 30 мм (вместо 25 мм); вооружен 76-мм пушкой Л-10 вместо 45-мм; имеет массу 19т. Боеукладка как в носу, так и на бортах А-32 была приспособлена для 76-мм снарядов. Из-за отсутствия привода на колесный ход, а также наличия 5 опорных катков внутренняя часть корпуса А-32 несколько отличалась от внутренней части А-20. По остальным же механизмам А-32 существенных отличий от А-20 не имел.
В ходе испытаний были уточнены ТТХ обоих танков. В ходе заводских испытаний А-20 прошел 872 км (на гусеницах - 655, на колесах - 217), А-32 - 235 км. На полигонных испытаниях А-20 прошел 3267 км (из них на гусеницах - 2176), А-32 - 2886 км.
Председатель комиссии полковник В.Н.Черняев, не решаясь отдать предпочтение одной из машин, написал в заключении, что оба танка успешно выдержали испытания, после чего вопрос опять повис в воздухе
23 сентября 1939 года состоялся показ танковой техники руководству Правительства и Красной Армии, на котором присутствовали К.Е.Ворошилов, А.А.Жданов, А.И.Микоян, Н.А.Вознесенский, Д.Г.Павлов и другие, а также главные конструкторы представляемых танков. Помимо А-20 и А-32, на подмосковный полигон доставили тяжелые танки KB, CM К и Т-100, а также легкие БТ-7М и Т-26.
А-32 "выступил" весьма эффектно. Легко, даже изящно и в хорошем темпе танк преодолел ров, эскарп, контрэскарп, копейный мост, вброд форсировал реку, поднялся по косогору с подъемом больше 30° и в заключение сбил носовой частью бронекорпуса большую сосну, вызвав восхищение зрителей. По результатам испытаний и показа было высказано мнение, что танк А-32, имевший запас по увеличению массы, целесообразно защитить более мощной 45-мм броней, соответственно повысив прочность отдельных деталей.
Впрочем, в это время в опытном цехе завода №183 уже велась сборка двух таких танков, получивших заводской индекс А-34. Одновременно в течение октября - ноября 1939 года велись испытания двух А-32, догруженных на 6830 кг, то есть до массы А-34. Завод торопился собрать новые танки к 07 ноября, бросив на это все силы.
Однако возникавшие технические трудности, главным образом, с силовыми установками и силовыми передачами, тормозили сборку. И это несмотря на то, что все агрегаты и узлы тщательно собирались, все резьбовые соединения обрабатывались горячим маслом, а трущиеся поверхности пропитывались очищенным тавотом. Игнорируя протесты военпредов, в коробки передач установили только импортные подшипники. Беспрецедентной отделке подвергались и внешние поверхности корпусов и башен.
Не способствовала ускорению производства и весьма сложная технология изготовления броневых деталей для этих двух танков. В частности, лобовая часть корпуса выполнялась из цельного броневого листа, который сначала подвергался отпуску, затем изгибался, правился и вновь поступал на термообработку. Заготовки коробились при отпуске и закалке, покрывались трещинами при гибке, а их большие размеры затрудняли процесс правки. Башня также сваривалась из крупных гнутых бронелистов. Отверстия (например, амбразура пушки) вырезались после гибки, что вызывало большие трудности при механической обработке.
Тем временем, еще до изготовления машины в металле, 19 декабря 1939 года постановлением Комитета Обороны при СНК СССР №443сс А-34 был рекомендован для принятия на вооружение под обозначением Т-34 в случае благополучного завершения госиспытаний пробегом на 2000 км.
Сборку первого А-34 закончили в январе 1940 года, второго - в феврале. И сразу же начались войсковые испытания, ход которых отражался в отчетах:
"Первая машина А-34 прошла 200 км испытаний. Проходимость хорошая. Сопровождающий БТ часто застревает, и приходится вытаскивать его 34-й. Видимость в движении отвратительная. Стекла потеют, забиваются снегом через 7-10 минут. Дальнейшее движение невозможно, требуется прочистка стекол снаружи. В башне при этой системе тесно. 15.02.40 г. из пробега возвратились. Машину поставили на установку маски. А-34 вторая - произвели обкатку, механизмы работают нормально".

После 250 км пробега на первом А-34 вышел из строя двигатель, проработавший всего 25 моточасов. Его пришлось заменить новым. К 26 февраля эта машина прошла только 650, а вторая-350 км. Стало очевидно, что завершить весь объем испытаний пробегом - 2000 км - до правительственного показа, назначенного на март, не удастся. А без этого танки не могли быть допущены к демонстрации. Тогда-то и возникла идея перегнать оба А-34 из Харькова в Москву своим ходом и "накрутить", таким образом, необходимый километраж. На специальном заседании парткома завода ответственным исполнителем пробега был назначен М.И.Кошкин.
Утром 5 марта (по другим данным, в ночь с 5-е на 6-е) колонна из двух А-34 и двух тягачей "Ворошиловец", один из которых был оборудован под жилье, а другой - до отказа забит запчастями, взяла курс на Москву. Из соображений секретности маршрут пробега был проложен в обход крупных населенных пунктов и основных дорог. Мостами через реки разрешалось пользоваться только в случае невозможности перейти реку по льду и в ночное время. График пробега учитывал не только время движения и отдыха, но также и расписание поездов на пересекаемых железнодорожных линиях, и прогноз погоды на маршруте. Средняя скорость движения колонны не должна была превышать 30 км/ч.
Неприятности начались уже недалеко от Белгорода. Во время движения по снежной целине у одного из танков был "сорван" главный фрикцион. В ряде публикаций это приписывают отсутствию опыта у одного из водителей, что представляется маловероятным, так как танки вели лучшие водители-испытатели завода, накатавшие на них не одну сотню километров. Ю.Е.Максарев в своих воспоминаниях дает другую трактовку этого факта. По его словам, "представитель ГАБТУ , сев за рычаги, заставлял машину разворачиваться в снегу на полной скорости и вывел из строя главный фрикцион". М.И.Кошкин решил продолжать движение с одним танком, а к вышедшему из строя вызвали с завода ремонтную бригаду.
В Серпухове колонну встретил зам. наркома среднего машиностроения (в 1939 году все танковые заводы были переданы из Наркомоборонпрома в Наркомсредмаш) А.А.Горегляд. Исправный танк прибыл в Москву, а точнее на завод №37, находившийся в тогда еще подмосковном Черкизове. В течение нескольких дней, пока ждали отставшую машину, на завод продолжалось настоящее паломничество: представители НТК ГАБТУ, ВАММ им.Сталина, Генерального штаба РККА - всем было интересно взглянуть на новинку. В эти дни М.И.Кошкину стало плохо, поднялась температура - во время пробега он серьезно простудился.
В ночь на 17 марта обе "тридцатьчетверки" прибыли на Ивановскую площадь Кремля. Кроме М.И.Кошкина в Кремль допустили только двоих сотрудников завода №183. Танк №1 вел Н.Ф. Носик, а №2 - И.Г.Битенский (по другим данным - В.Дюканов). Рядом с ними на месте стрелка располагались сотрудники НКВД
Утром к танкам подошла большая группа партийных и государственных деятелей- И.В.Сталин, В.М.Молотов, М.И.Калинин, Л.П.Берия, К.Е.Ворошилов и другие. Начальник ГАБТУ Д.Г.Павлов отдал рапорт. Затем слово взял М.И.Кошкин. Несмотря на принятые лекарства, он не мог сдержать душившего его кашля, чем вызвал недовольные взгляды И.В.Сталина и Л.П.Берии. После доклада и осмотра танки разъехались: один - к Спасским, другой - к Троицким воротам. Не доезжая до ворот, они круто развернулись и понеслись навстречу друг другу, эффектно высекая искры из брусчатки. Проделав несколько кругов с поворотами в разные стороны, танки по команде остановились на прежнем месте. Новые машины понравились вождю, и он распорядился, чтобы заводу №183 была оказана необходимая помощь по устранению имевшихся у А-34 недостатков, на которые ему настойчиво указывали замнаркома обороны Г.И.Кулик и Д.Г.Павлов. Причем последний смело сказал Сталину: "Мы дорого заплатим за выпуск недостаточно боеспособных машин".

После кремлевского показа танки направились на НИБТПолигон в Кубинку, где были проведены их испытания обстрелом из 45-мм пушки. Затем боевые машины пошли дальше: по маршруту Минск - Киев - Харьков.
31 марта 1940 года был подписан протокол Комитета Обороны о постановке танка Т-34 (А-34) в серийное производство на заводе №183 и по подготовке его выпуска на СТЗ. Правда тут была оговорка "в случае благополучного завершения всех войсковый испытаний".
По прибытии машин в Харьков после 3000 км пробега, при разборке обнаружился ряд дефектов: подгорело ферродо на дисках главных фрикционов, появились трещинки на вентиляторах, обнаружились сколы на зубьях шестерен коробок передач, подгорели тормоза. В КБ прорабатывали ряд вариантов по устранению дефектов. Однако всем было ясно, что 3000 км - гарантийный пробег без дефектов - даже после исправлений А-34 не пройдет.
Тем временем на заводе приняли производственную программу на 1940 год, предусматривавшую выпуск полутора сотен танков А-34.
На Главном Военном Совете в августе 1938 года, где рассматривались результаты выполнения задания АБТУ РККА, М.И. Кошкину удалось добиться разрешения изготовить в металле наряду с колесно-гусеничным танком А-20 и чисто гусеничный Т-32
К середине 1939 года опытные образцы танков А-20 и Т-32 были изготовлены и представлены Государственной Комиссии для проведения испытаний. Комиссия отметила, что оба танка «по прочности и надежности выше всех опытных образцов, выпускаемых ранее», но ни одному из них не было отдано предпочтение.
Проведенные вторичные испытания опытных танков А-20 и Т-32 осенью 1939 года, а главное проходившие в то время боевые действия в Финляндии со всей очевидностью подтвердили, что тактическую подвижность в условиях пересеченной местности, особенно в осенне-зимний период, могут обеспечить только гусеничные машины. Одновременно была определена необходимость дальнейшего повышения боевых параметров танка Т-32 и особенно — усиления его защиты.
В предельно короткие сроки конструкторским бюро была проведена доработка танка Т-32 путем дальнейшего усиления бронезащиты, вооружения и осуществления ряда других конструктивных изменений. В результате этой работы был создан образец танка, который получил наименование Т-34 и в дальнейшем стал основным танком Советской Армии в годы Великой Отечественной войны.
В связи с резко увеличившимся объемом конструкторских работ по доработке танка Т-32 и выпуску чертежно-технической документации для опытных образцов Т-34, а также в связи с прекращением производства танков Т-35, в 1939 году было произведено объединение имеющихся на заводе трех танковых КБ (КБ-24, КБ-190, КБ-35) в одно танковое конструкторское бюро, которому был присвоен шифр - отдел 520. Главным конструктором объединенного КБ стал М.И. Кошкин, начальником КБ и заместителем Главного конструктора - А.А. Морозов, заместителем начальника КБ - Н.А. Кучеренко.
Серийное производство танков Т-34 началось в июне 1940 года, и к концу года было выпущено 115 машин. В июне 1940 года правительством было принято решение о разворачивании производства танков Т-34 на других крупных предприятиях страны. В связи с этим конструкторским бюро завода №183 были в срочном порядке изготовлены полные комплекты чертежно-технической документации танка Т-34 и в необходимых количествах направлены Сталинградскому тракторному и Сормовскому судостроительному заводам. Начало серийного производства танков Т-34, которое явилось завершающим этапом трехлетней упорной работы конструкторов и всего заводского коллектива, почти совпало с тяжелой утратой. После продолжительной болезни 26 сентября 1940 года скончался М.И. Кошкин. Его преждевременная смерть была тяжелой потерей для коллектива конструкторов и завода. Главным конструктором танкового КБ был назначен ученик и соратник М.И. Кошкина - А.А. Морозов.
К концу 1940 года, несмотря на большую загрузку по доработке танка Т-34, КБ начало работы по его модернизации. На модернизированном образце, которому условно был присвоен индекс Т-34М, предусматривалось значительно усилить броневую защиту корпуса и башни, применить в подвеске торсионные валы вместо пружин и опорные катки с внутренней амортизацией, увеличить количество топлива, снарядов, патронов и др.
Чертежно-техническая документация танка Т-34М была полностью выпущена и выдана в производство для изготовления опытного образца. Ждановским металлургическим заводом были изготовлены броневые листы корпуса танка Т-34М (пять комплектов) и присланы на завод №183. Однако в начале 1941года в связи с резко возросшей загруженностью производства изготовлением серийных танков Т-34 работы по танку Т-34М были практически прекращены.
В 1941 году танковое конструкторское бюро завода №183 (отдел 520) состояло из 106 человек (12 конструкторских групп) во главе с Главным конструктором А.А. Морозовым и двумя его заместителями- Н.А. Кучеренко и А.В. Колесниковым.
На основании правительственного Постановления №667/СГКО от 12 сентября 1941 года директор завода Ю.Е. Максарев [В 1938-42 директор Харьковского машиностроительного завода, руководил его эвакуацией на Урал и организацией производства. В 1942 главный инженер Кировского завода, эвакуированного в Челябинск. В 1942 главный инженер, в 1942-46 директор Уральского вагоностроительного завода, Нижний Тагил] отдал приказ о свертывании завода и немедленной эвакуации его в глубокий тыл.
Первый эшелон покинул территорию завода 19 сентября 1941 года и направился на Уралвагонзавод в г. Нижний Тагил Свердловской области. Он увозил конструкторов танкового КБ, чертежно-техническую документацию танка и наиболее ценное оборудование.
Эвакуированный в Нижний Тагил Харьковский завод и местный Уралвагонзавод были объединены в одно предприятие, которое стало называться Уральский танковый завод №183. На этом заводе была сохранена нумерация цехов и отделов, принятая еще до войны в Харькове. Танковое конструкторское бюро по-прежнему именовалось «отдел 520». Главным конструктором, как и в Харькове, был А.А. Морозов.
08 декабря 1941 года Уральским танковым заводом был выпущен первый танк Т-34, а в апреле 1942 года завод превзошел довоенный уровень выпуска этих боевых машин. Военная обстановка и потеря по разным причинам многих заводов-поставщиков комплектующих узлов и материалов создавали огромные трудности в условиях непрерывного наращивания выпуска танков. Не хватало резины, цветных металлов, электрооборудования и др.
Чтобы ни в коем случае не остановить выпуск танков, в конструкторском бюро была объявлена мобилизация всех сил на борьбу за экономию цветных металлов, резины, броневой стали, проводов, за дальнейшее отехнологичивание машины. Были пересмотрены абсолютно все детали танка, конструкторы применяли вместо бронзы чугун, заменяли клепку сваркой, переводили штампованные детали на литье, отменяли промежуточные детали.
В результате этой работы конструкторам удалось совсем отменить 765 наименований деталей, что значительно упростило процесс изготовления машины и явилось весомым вкладом в организацию массового производства танков. Простота конструкции, массовость и высокие боевые характеристики танка Т-34 создали ему отличную репутацию. Впоследствии его стали считать лучшим танком второй мировой войны
Несмотря на большую загрузку КБ по танку Т-34, по инициативе А.А. Морозова во второй половине 1942 года были начаты работы по проектированию нового танка, которому было присвоено условное наименование Т-43. В основу этого проекта легли разработки, сделанные еще в Харькове для танка Т-34М.
Кроме того, в танке предусматривалось:
применение пятискоростной КПП;
установка на основной башне командирской башенки;
упрощение конструкции корпуса с целью облегчения условий автоматической сварки;
увеличение емкости топливных баков;
применение торсионной подвески и др.

Проект танка даже по тем меркам был выполнен довольно быстро, и уже в третьем квартале 1943 года завод изготовил опытный образец танка Т-43. Дальше опытного образца танк Т-43 не пошел, т.к. большого скачка по характеристикам по сравнению с Т-34 получено не было, а изменений было много. В 1943 году на вооружении гитлеровской армии появились новые танки «Тигр» и «Пантера». Они имели утолщенную броню, которая в большинстве случаев не пробивалась 76-миллиметровыми снарядами «тридцатьчетверки». Нужны были срочные ответные меры.
Громадную работу пришлось проделать конструкторам по ликвидации превосходства немецких танков. В предельно сжатые сроки задача, поставленная Государственным Комитетом Обороны, была успешно решена. В конце 1943 года на танк Т-34 была установлена более мощная пушка калибра 85 мм, которая практически уравнивала огневую мощь Т-34 с новыми немецкими танками. Была введена также командирская башенка, значительно улучшившая обзор из танка. Танк с указанными изменениями получил индекс Т-34-85 и был принят на вооружение 15 декабря 1943 года.
Первые образцы танка Т-34-85 начали сходить с конвейера Уральского танкового завода в марте 1944 года
В конце 1942 года в КБ параллельно с разработками танка Т-43, представлявшими собой, как известно, глубокую модернизацию Т-34, были начаты проработки конструкции совершенно нового танка. Этот танк проектировался в трех вариантах: с пушкой калибра 122, 100 и 85 мм. Кроме артиллерийского вооружения, разрабатывавшийся танк (впоследствии он получил наименование Т-44) отличался от Т-34 следующими конструктивными особенностями:
двигатель установлен поперек продольной оси машины, что дало возможность уменьшить объем МТО;
башня смещена к корме, что позволило укоротить машину;
снижена на 300 мм общая высота танка;
усилена бронезащита лобовой части корпуса за счет увеличения толщины лобового листа и переноса люка механика-водителя с лобового листа на крышу корпуса;
применена торсионная подвеска;
исключен из экипажа радист-пулеметчик для увеличения боекомплекта танка.

Проектирование танка было закончено к исходу 1943 года. Опытные образцы были изготовлены в первой половине 1944 года. Проведенные испытания опытных образцов показали, что по целому ряду причин для танка Т-44 пушки повышенного калибра 122 и 100 мм неприемлемы, и дальнейшие работы по ним были прекращены. Испытания и доработка танка Т-44 с пушкой 85мм, принятой для Т-34-85, продолжались в течение 1944 года и к концу года были успешно завершены. Был создан новый средний танк.
Поскольку на Уральском танковом заводе было отлично налажено массовое производство танков Т-34-85 и шла еще Великая Отечественная война, решено было новый танк Т-44 производить на восстановленном после освобождения Харькова бывшем заводе №183, которому был присвоен №75. Сборка серийных танков Т-44 на этом заводе начата в июне 1945 г. Первая партия танков Т-44 в августе 1945 года отправлена на Дальний Восток, где в это время происходили военные действия с Японией.
Конструкторы КБ-520 наряду с работами по танкам Т-34-85 и Т-44 приступили в конце войны к созданию более совершенного танка, при конструировании которого предполагалось использовать огромный опыт эксплуатации танков в боевых условиях на фронтах Великой Отечественной войны.
Конструктивные проработки главным образом велись в направлениях:
усиления огневой мощи танка;
повышения его броневой защиты;
способности танка преодолевать водные преграды по дну.
Два опытных образца нового танка, которому была присвоена марка Т-54, были изготовлены в первом квартале 1945 года, в этом же году проведены их испытания. Доработка чертежно-технической документации по замечаниям, выявленным в процессе изготовления и испытаний опытных образцов, была закончена в начале 1946 года.
В качестве основного вооружения на этом танке была применена танковая пушка калибра 100 мм; в качестве дополнительного вооружения - зенитный пулемет 12,7мм, три курсовых пулемета 7,62мм и один спаренный пулемет 7,62 мм. Башня танка — литая с толщиной лобовой части 190 мм. Лобовой лист корпуса имел толщину 100мм. Для частичной компенсации увеличившегося веса на танке устанавливался дизельный двигатель повышенной мощности (В-54).
Танк Т-54 был поставлен на серийное производство на Уральском заводе №183 в 1947 году и на Харьковском заводе №75 -в 1948 году. Таким образом, Харьковское конструкторское бюро (отдел 520) во главе с Главным конструктором А.А. Морозовым, находясь в эвакуации, создало, кроме танка Т-34-85, еще и танки Т-44 и Т-54.
Эвакуация завода №183 и КБ в Нижний Тагил позволила создать еще одно крупное КБ и танковый завод на Урале. После окончания войны и особенно после завершения работ по созданию танка Т-54 началось постепенное возвращение из Нижнего Тагила в Харьков эвакуированных в 1941 году конструкторов танкистов.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Модификации танка Т-34

Сообщение Andreas » 30 ноя 2012, 00:15

Модификации Т-34 с экранированной броней



В 1943 году на поля боев вышли и новые немецкие средства борьбы с танками – длинноствольные противотанковые, штурмовые и танковые орудия. В вооружении немецких танков и САУ 75-мм «окурки» сменились новыми пушками с длиной ствола в 43 и 48 калибров, а у 50-мм ствол удлинился до 63 калибров. Противотанковые дивизионы начали в большом количестве получать 75-мм противотанковые пушки РаК 40, баллистика которых совпадала с баллистикой танковых и самоходных орудий с длиной ствола 43 калибра…
Все это привело к тому, что в боях первой половины 1943 г. наши танкисты, по образному выражению ветерана 3-й гв. танковой армии М.Мишина, «стали чувствовать себя совершенно голыми, так как броня не могла надежно защищать нас от огня фрицевских 75-мм противотанковых пушек, которых у них стало много…»
Что-то надо было делать, и вполне естественно, что на повестке дня совещаний техотдела Наркомата танковой промышленности вновь возникли разговоры о совершенствовании бронирования наших танков. Причем противотанковые средства вермахта перечислялись (в порядке важности) в январе 1943 г. таким образом
«Перечень главнейших бронебойных средств германской фашистской армии:
1. Бронебойные и подкалиберные 50-мм снаряды противотанковых и танковых пушек с длиной ствола 60- 70 калибров.
2. Бронебойные и подкалиберные 37- мм снаряды противотанковых и танковых пушек с длиной ствола 50 калибров.
3. Бронебойные 75-мм снаряды противотанковых и танковых пушек с длиной ствола 40-45 калибров.
4. Бронебойные и подкалиберные 76,2-мм снаряды противотанковых и танковых пушек с длиной ствола 55 калибров.
5. 88-мм и 105-мм бронебойные снаряды танковых, самоходных, зенитных и корпусных орудий
6. Прочие малокалиберные 20-47- мм германские и трофейные противотанковые орудия…»
В конце перечня делался такой прогноз:
«К концу текущего года можно ожидать повышение роли крупнокалиберных танковых и противотанковых пушек, так как увеличение калибра выгодно не только с точки зрения лучшей пробиваемости, но также лучшего разрушительного действия снаряда по укреплению или живой cute… Однако, роль 50-мм орудий, останется, вероятно, главенствующей…»
Видимо, исходя из этого или подобного прогноза и составлялся план усиления броневой защиты отечественных танков, которое следовало осуществить в начале – середине 1943 г. Собственно, вопросы усиления бронирования советских танков поднимались еще осенью 1942 г., когда нужно было улучшить защиту танков от широко примененных в боях августа 1942 г. на фронте подкалиберных боеприпасов.
Проведенные в августе – ноябре испытания бронекорпусов танков Т-60, «Валентайн» и Т-34 показали, что броневая зашита танка Т-60 недостаточна для применения указанного танка в бою против противника, вооруженного противотанковой артиллерией любого типа; броневая защита танка «Валентайн» эффективна против бронебойного и подкалиберного 37-мм снаряда, а также бронебойного снаряда 50-мм противотанковой пушки РаК 38… Броневая же зашита танка Т-34 от огня 37-мм и 50-мм немецких бронебойных снарядов на дистанции свыше 300 м удовлетворительна. 50-мм подкалиберный же снаряд остается очень эффективным против брони Т-34 на всех дистанциях.
«Необходимо срочно, не откладывая, разработать комплекс мер по yсилению бронирования танка Т-34 против бронебойных подкалиберных катушечных боеприпасов» – эта фраза звучала практически во всех отчетах и рекомендациях того времени.
Именно этому вопросу и уделялось особое внимание при разработке комплекса мер по улучшению бронирования танка Т-34 в конце 1942 – начале 1943 г. Решением этого вопроса занималась особая группа сотрудников НИИ-48 и завода № 112 под общим руководством инженера-полковника И. Бурцева.



В ходе работ была разработана схема экранировки 10- и 16-мм броневыми листами высокой твердости, причем лобовая часть танка была свободна от экранов. а борта и корма корпуса и башни защищались наклонно установленными листами брони (над т.н. «надкрылками» или «подкрылками» корпуса) и листами брони, свисавшими за пределами ходовой части (зашита вертикальных бортов корпуса). Экран планировалось устанавливать на расстоянии 70-150 мм от основной брони. Кроме того, уголковым экраном была защищена также балка носа Т-34. пробивавшаяся бронебойным 37-мм и 50-мм снарядом. Подобное экранирование увеличивало массу Т-34 на 3-3.5 т.
Макет экранированного корпуса в натуральную величину был изготовлен и испытан в начале 1943 г. и показал хорошие результаты. Но экранированные в опытном порядке танки, брошенные в бой, встретили совершенно новые противотанковые орудия – 75-мм РаК 40, против которых экраны оказались неэффективными. Указанные орудия вели огонь бронебойными снарядами. которые сбивали экраны и пробивали даже лобовую броню танка, прежде практически неуязвимую от огня 37-мм и 50-мм противотанковых пушек.
Однако в марте – апреле 1943 г. к идее экранирования корпуса и башни Т-34 вернулись вновь, но на сей раз толщина брони экранов была увеличена до 20 мм, а схема их установки немного упростилась. Теперь все экраны крепились вертикально, образуя вокруг танка коробку со съемными листами, расположенными в нижней части бортов. Высота коробки была таковой. чтобы обеспечить угол склонения орудия в 3-5°. Испытания этого варианта экранирования были проведены в мае 1943 г. и показали «многообещающие результаты». Например, стрельбы снаряженным 75-мм немецким бронебойным снарядом приводили к его преждевременному разрушению, так как бронекоробка экрана играла роль «взводяшей брони». Снаряды калибра 37 мм и 50 мм, в том числе и подкалиберные, приходясь в экран под некоторым углом, нормализовались, теряя свою кинетическую энергию при срыве «катушки» (ведущего устройства).
Понятно, что усиление брони отечественных танков экранированием было наиболее быстрым решением. Но на этом очевидном и благом пути танкостроителей подстерегала острая нехватка броневого проката, ибо в начале 1943 г. не хватало не только толстых 45-75- мм, но также и тонких 10-30-мм броневых листов.
Поэтому весной 1943 г. была выдвинута идея экранирования уже изготовленных танков посредством использования железобетона. Совместные исследования НИИ-48 и ОКБ-43 показали, что простое нанесение подушки железобетона толщиной всего 23-40 мм на поверхность брони танка работает не только как дополнительное бронирование, но при попадании снаряда под сравнительно большим углом встречи, скалываясь, не дает бронебойному сердечнику «закуситься», чтобы произошел доворот снаряда в сторону нормали при пробитии. Таким образом, нанесенный слой железобетона увеличивал склонность тупоголового снаряда к рикошету… Однако бетонная подушка могла быть нанесена на поверхность брони только вручную и должна была подвергаться сложной технологии сушки, поэтому такой способ увеличения бронирования был признан неравноценным ожидаемым результатам.
Поэтому группа слушателей ВАММ под руководством Цыганкова (по некоторым источникам, это был тот самый Н.Цыганов, что перед войной занимался разработкой танков БТ-ИС и БТ-СВ) разработана две схемы усиления бронирования – с непосредственным прилеганием бетонной подушки к броневым листам танка и с установленной с зазором.



Указанные схемы отличались от аналогов тем, что усиленное бронирование получаюсь установкой на корпусе танка специальной съемной или несъемной опалубки и ее заливкой бетоном с последующей трамбовкой. Кроме того, для применения в зимних условиях НИИ-48 предлагалось усиливать бронирование танка «льдобетоном», посредством установки на корпусе танка деревянного каркаса с засыпкой его смесью гравия, песка и деревянных опилок, обильно поливаемой водой на морозе. Применение подобных подушек из «льдобетона» толщиной 80 мм приводило к тому, что борта Т-34 не пробивались из немецкой 75-мм противотанковой пушки РаК 40 с дистанции даже 300-400 м.
В мае 1943 г. со своим вариантом экранировки танков выступил Институт физической химии Академии наук СССР, где под управлением академика А. Иоффе и И. Курчатова были предложены т.н. «стержневые экраны». Суть предложения заключалась в том, что стержни из арматурной стали диаметром 16-25 мм , располагаемые в виде решетки с шагом 25-35 мм (половина калибра противотанкового снаряда, от которою осуществлялась защита) на расстоянии 100-200 мм от основной брони играли роль взводящей брони для бронебойных, искажающей преграды для сплошных бронебойных и под- калиберных, а также вынесенной преграды для кумулятивных снарядов. При этом масса «стержневого» экрана была в разы меньше, чем экрана из монолитного броневого листа толщиной 12-20 мм, стоимость несравнимо меньше, а трудоемкость его изготовления удалось сделать сравнительно невысокой…
Совместным распоряжением Наркомата танковой промышленности, Главного автобронетанкового управления Красной армии, а также Академии наук СССР для реализации экранировки указанного типа было выделено КБ УЗТМ (Уралмаш) под руководством Л. Горлицкого, которому поручили разработку типовых схем экранирования средних и легких танков. Распоряжением по НКТП указанные схемы стержневого экранирования были разработаны и реализованы каждая на пяти экземплярах танков Т-34 и Т-70 и в июле 1943 г. отправлены в действующую армию, но на этом следы их теряются.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Модификации танка Т-34

Сообщение Andreas » 30 ноя 2012, 05:13

Первый в истории танк с противоснарядным бронированием.



Во всех статьях по созданию Т-34 всё начинается с А-20. Однако это не так.
Во время и после Первой Мировой Войны бронирование танков защищало экипаж от огня стрелкового оружия и это было оправдано, ведь противотанковой артиллерии ещё не было. Но в 30-е годы на поля сражений вышли недорогие 37- 45 мм противотанковые орудия. Эффект от применения танков стал стремительно приближаться к нулю, нужно было как-то бороться с этой проблемой. Первую попытку сделали в СССР на Ленинградском заводе опытного машиностроения № 185 в виде танка Т-111.



Танк разрабатывался под руководством С.А.Гинзбурга, одного из самых известных советских конструкторов танков. Разработка началась в 1936 году, опытный образец увидел свет в 1938. Причиной, по которой танк стал предшественником А-20, было то, что в разработке Т-111 активное участие принял М.И.Кошкин в качестве ведущего сотрудника КБ. Его вклад был отмечен орденом Красной Звезды.



Вес танка составил 32 тонны, толщина брони - 60 мм. Подобная толщина брони впервые в истории уверенно защищала машину от огня 37-мм орудий. Броневые листы соединялись электросваркой. Башня литая. Подвеская была рессорная, при этом рессоры располагались внутри корпуса. Дизель МТ-5 мощностью 320 л.с. разгонял машину до 31 км/ч. Танк был вооружен 45-мм пушкой. Экипаж включал три человека. Вооружение – 45мм танковая пушка и два пулемёта. Экипаж машины составлял 3 человека.
Длина танка 5400 мм, ширина 3140 мм, высота 2416 мм, клиренс 390 мм, ширина трака 500 мм.



Несмотря на уникальные характеристики по защищенности Т-111 не был принят на вооружение в 1938 году из-за более высокой трудоемкости изготовления по сравнению с БТ-7, что было вполне устранимо в процессе освоения в производстве, как показал последующий опыт изготовления Т-34.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Модификации танка Т-34

Сообщение гришу » 01 дек 2012, 20:27

Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 9708
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

След.

Вернуться в Бронетехника и автотранспорт

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2