ГАУБИЧНЫЙ ТАНК

Форум о бронетехнике и военным автомобилям

Re: ГАУБИЧНЫЙ ТАНК

Сообщение дед » 10 авг 2013, 19:22

вообще то есть Ту-160 но это самолет а Т-160 нет особенно сасмосмазывающимися шарнирами гусениц подсмотреных в бредовом сне любителя игрушек про танки .
к стати установка на танки паралельных РМШ обусловлено их большим КПД то есть меньшими потерями при движении машины осбенно на больших скоростях хотя и меньшей проходимостью
Аватара пользователя
дед
 
Сообщения: 441
Зарегистрирован: 09 мар 2012, 21:19

Re: ГАУБИЧНЫЙ ТАНК

Сообщение Andreas » 14 авг 2013, 13:51

При подрыве противотанковой мины типа ТМ-62 со внешней стороны гусеницы обычно рвёт 5-6 траков и корёжит каток. При подрыве по центру гусеницы под катком рвёт 5-7 нижних траков, вырывает каток и 3-5 верхних траков. При подрыве с внутренней стороны гусеницы вырывает каток с балансиром, рвёт до 12 нижних траков, верхние не всегда.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: ГАУБИЧНЫЙ ТАНК

Сообщение EvMitkov » 15 авг 2013, 14:56

Andreas писал(а):При подрыве противотанковой мины типа ТМ-62 со внешней стороны гусеницы обычно рвёт 5-6 траков и корёжит каток. При подрыве по центру гусеницы под катком рвёт 5-7 нижних траков, вырывает каток и 3-5 верхних траков. При подрыве с внутренней стороны гусеницы вырывает каток с балансиром, рвёт до 12 нижних траков, верхние не всегда.


Во как, Андрей!

Вы это с такой безаппеляционностью заявили, как будто раз в два года лично на минах подрываетесь!
Подрыв на мине и получаемые повреждения - это скорее эмпирика, почти шаманство. Получаемые повреждения кроме типа мины, ее установки и проч - зависит и от скорости машины, и от типа грунта, и ОТ САМОЙ МАШИНЫ. Одно дело - повреждения гусленты на, скажем, сегодняшних ОБТ, другое - на ОБТ прежних поколений. Не говоря уже о более легких и более старых машинах.
Я дважды загонялся на мину - и то не могу никаких "обобщенных статданных" по этому поводу привести. Первый раз наехали вообще непонятно на что - гусянку по траку раскололо, а вот ни каткам, ни подвеске ни хрена не было ( на тридцатьчетверке). Второй раз - на "полтиннике" вылезли на противодесантную, даже из воды, из полосы прибоя выйти не успели. Машинку развернуло бортом, экипаж и десант выскочить успели - а через пару минут машину подожгли и она выгорела полностью. Забирать ее не стали, она и сейчас там стоит, наверное, если в песок не засосало. Но мы потом после высадки ходили смотреть - весь борт был серьезно разворочен, хотя как ни удивительно, ни у кого из нас - ни у экипажа, ни у "прилипал" ничего, окромя легких контузий ( да и то не у всех) не было. Бог отвел. "А были бы мозги - было б сотрясение" :mrgreen: Проблевались потом чутка, в головах отзвенело, после боя из фляжек слегонца хлебнули...
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17094
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: ГАУБИЧНЫЙ ТАНК

Сообщение Andreas » 15 авг 2013, 15:34

Информация взята с форума "Отвага2004", автор - военнослужащий, другие военнослужащие его не поправили.
Я так понимаю, что речь идет о полном перекрытии гусеницей проекции мины со смещением последней наружу, внутрь или точно по центру гусеницы.
Речь идет о конкретной мине ТМ-62М - противотанковая противогусеничная нажимного действия, масса ВВ 7,5 кг, диаметр 320 мм.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: ГАУБИЧНЫЙ ТАНК

Сообщение EvMitkov » 16 авг 2013, 02:53

Andreas писал(а):Информация взята с форума "Отвага2004", автор - военнослужащий, другие военнослужащие его не поправили.

Ну так и нужно было сразу позиционировать инфу. Может, этому парню-военнослужащему крепко по жизни и по службе не везло: что ни день - то подрыв. Вот опыт со статистикой и накопился.
А другие не поправили ( и я бы не поправлял) потому, что опыта подрывов у них - меньше. :mrgreen:
Да я и не поправлял - просто царапнула эдакая безапелляционность и догаечная точность результатов подрыва, Вами приведенная. Причем - без указания ( повторюсь) типа машины, типа грунта, скоростей движения, времени года - это тоже имеет значение, хотя бы из-за температуры...

Хорошо еще, что не указывалось, под какими углами и с какой начальной скоростью катки разлетались...
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17094
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: ГАУБИЧНЫЙ ТАНК

Сообщение Dvu.ru-shnik » 16 авг 2013, 11:42

Странно, но нигде не скзано про такое повреждение, как пролом брони... А ведь такое повреждение может быть, как при наезде на датчик цели внутренней стороной гусеницы, так и при центральном подрыве.
А теперь из нонсенсов - под Аллероем на просеке БМП-1 698 омсб 136 омсбр задним ходом наехала на ТМю В результате самого взрыва мины вырвало каток, разбило гусленту и проломило корпус в районе кормовой двери. Машину разметало на запчасти и их составны, но это уже было следствием детонации находящихся в десантном отделении РПО-А через несколько секунд после подрыва, в течении которых МВ и НО успели покинуть машину и укрыться в лесу за деревьями, благодаря чему они не пострадали.
А ведь это был не танк, а БМП-1.
Так что подрыв на мине - это тоже лотерея, как и попадание выстрела из РПГ. Я уже рассказывал, как машина того же самого батальона уворачивалась от ПТРК и РПГ под Первомайским в январе 1996г., а после двух попаданий в неё экипаж пересел в другую машину и продолжил вести бой, рассказывал так же и том, как в одну из моих БРМ-1к в 1997 году духи вломили в лобовую проекцию два выстрела из РПГ-7, а в результате лишь слизали фару МВ и прорезали пару - тройку рёбер на ребристом листе крыши МТО.
Это уж кому и как повезёт - одного и пуля от ПК под бронёй достанет, а другие и на фугасе выживут.
Наш народ не сотрёшь в порошок,
Его можно стереть только в порх

(Ильяс Аутов)
Армия может быть сильной только тогда, когда пользуется исключительной заботой и любовью народа и правительства… Армию надо любить и лелеять.
(И. В. Сталин)
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 7800
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: ГАУБИЧНЫЙ ТАНК

Сообщение Andreas » 16 авг 2013, 18:46

Фасеточная видеокамера



Видеокамера представляет собой полусферу в 160 градусов, с установленными на ней 180 элементами, а каждый элемент состоит из микролинзы со светочувствительным датчиком. Размер видеокамеры составляет в диаметре один сантиметр, а сборка производится первоначально на плоской полимерной пленке, которой затем придают сферическую форму.

Преимущества фасеточного устройства глаз членистоногих насекомых и моллюсков заключается в том, что они позволяют вести круговой обзор; обладают большой чувствительностью к движению; имеют большую глубину резкости.

Следующий этап на пути совершенствования подобных "фасеточных видеокамер", предстоит создать устройство, прототипом которого послужат глаза стрекоз, которые состоят из 20 тысяч отдельных глазков, а для этого будет необходимо провести дополнительную миниатюризацию элементов.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: ГАУБИЧНЫЙ ТАНК

Сообщение Andreas » 16 авг 2013, 18:56

Фасеточная видеокамера CurvACE



Создание фасеточных камер сопряжено с рядом трудностей, в числе которых – точное выравнивание фоточувствительных и оптических компонентов на искривленной поверхности.

Группа исследователей из Федеральной политехнической школы Лозанны (EPFL), расположенной в Швейцарии, разработала методику создания многослойной конструкции CurvACE. С ее помощью можно плотно упаковать микролинзы, массив фотодетекторов и печатную плату, создав гибкое устройство для получения изображений.



Устройство может обрабатывать входящий сигнал с высоким временным разрешением и адаптироваться к различным условиям освещенности. Устройство, занимающее объем 2,2 см3, весит всего 1,75 г. Максимальная мощность источника питания – 0,9 Вт.



Разработка швейцарских учёных отличается основательностью — их цель создать комплексное решение для навигации, а не просто оптический сенсор. Так же как и глаз насекомого, содержащий внутри нервный узел, осуществляющий первичную обработку изображения, СurvACE включает в себя микроконтроллер, который обрабатывает сигнал с сенсоров с помощью алгоритмов оптического потока, а так же акселерометр и гироскоп. На сайте проекта можно скачать библиотеки для работы с глазом.

Собственно электронная начинка и составляет большую часть массы и объема глаза — сам массив CMOS-сенсоров с микролинзами имеет толщину 1 мм и весит 0,36 грамма. Возможность придавать фасеточной камере любую форму и отсутствие больших линз открывают множество возможностей: такие «глаза» можно встраивать в стены помещений, в одежду или мебель для использования в системах умного дома или видеонаблюдения. Комбинируя омматидии разного типа в одном сенсоре, можно создать камеру, которая будет видеть одновременно в разных диапазонах.

Разработка CurvACE ведется с 2009 года. Общий бюджет проекта — 2,73 миллиона евро.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: ГАУБИЧНЫЙ ТАНК

Сообщение Andreas » 16 авг 2013, 21:24

Ремонтная рота включала эвакуационный взвод (18 тягачей Sd.Kfz.9, лишь сцепленных цугом три таких тягача могли буксировать танк "Тигр") и ремонтного подразделения. Рота была загружена работой постоянно. Например, за два месяца с 22 июня по 21 августа 1944 г. ремонтная рота 502-го тяжелого танкового батальона (в этот период батальон действовал в Прибалтике) отремонтировала 102 танка "Тигр". По штату в батальоне имелось 45 танков "Тигр", таким образом каждый танк побывал в ремонте за два месяца минимум дважды! Помимо танков, рота осуществляла ремонт другой техники батальона: тягачи ремонтировались за этот же период 41 раз, грузовые автомобили - 35 раз, бронеавтомобили - 44 раза, мотоциклы 10 раз. Кроме того, было отремонтировано 11 пулеметов MG-34 (на вооружении батальона состояли обычные пехотные MG-34, в случае MG-34S или MG-34/41 работы могло быть гораздо больше) и 21 танковая пушка. Радио-механики за этот раз 80 раз ремонтировали танковые радиостанции. Эвакуационный взвод буксировал танки "Тигр" 144 раза - каждый танк, как минимум, трижды. Ремонтная рота батальонного уровня считалась "госпиталем" для "Тигров", мелкий и средний ремонт производился на уровне рот, ремонтными взводами.

Ремонтные взводы за те же два месяца отремонтировали еще 26 танков. Из 128 случаев ремонта за двухмесячный период, чаще всего работали с двигателями (55 раз), затем шли - ремонт трансмиссий (41 раз), ходовой части (32 раза). В 22 случаях требовался ремонт корпуса из-за боевых повреждений брони. За этот период 12 танков "Тигр" списали: три взорваны из-за невозможности буксировки, восемь сгорели в результате попаданий снарядов, один подбитый танк остался на контролируемой противником территории; еще 21 танк получил тяжелые повреждения.

Тяжелый танковый взвод (Zug) имел на вооружении четыре танк "Тигр". Взвод делился на два полувзвода (Halb-Zug). Командир взвода (Zugfuhrer) непосредственно командовал первым полувзводом, заместитель командира взводавторым полувзводом. В звод являлся основной тактической единицей тяжелой танковой роты.

При совершении ночных маршев на броне танков "Тигр" в обязательном порядке находились наблюдатели из числа членов экипажа. Днем также выделялся наблюдатель, но с другой целью. Ночью наблюдатель был "глазами и ушами" механика-водителя, днем - наблюдал за воздушным пространством. При совершении длительных маршей делались остановки для осмотра техники, первая - через 5 км марша, в последующем - через каждые 10-15 км. Оптимальная скорость движения 10-15 км/ч днем и 7-10 км/ч ночью.

Шум двигателей танков "Тигр" ни с чем нельзя было спутать, поэтому противник достаточно легко мог установить передислокацию подразделений тяжелых танков. При выдвижении "Тигров" к передовой приходилось учитывать скорость и направление ветра, принимать меры акустической маскировки, например, проводить марши под прикрытием артиллерийской канонады или летающих на малых высотах самолетов.

В конечной точке марша тяжелые танки первым делом заправляли, чтобы восполнить расход горючего на марше. Тяжелые танки выдавал не только гул двигателей, но и характерные следы широких гусениц. Превентивные меры против воздушной разведки противника - № 2 в повестке дел, после прибытия танков в конечный пункт маршрута: заметание на дороге следов от гусеничных траков. Если танки "Тигр" прибывали в конечный пункт днем, то их немедленно рассредоточивали.

Основные козыри "Тигров" в бою -мощная пушка, толстая броня и высокая подвижность. Баллистика пушки позволяла экипажам танков "Тигр" поражать вражеские танки, оставаясь не досягаемыми для ответных снарядов. Первые успехи "Тигров" породили миф об их неуязвимости и способность в одночасье решить ход боя. Многие командиры вермахта уверовали в этот миф. Эта вера дорого обошлась танкистам. Танки "Тигр" стали бросать на передовую взводами, полувзводами и даже одиночными танками без прикрытия пехотой. В результате росли потери материальной части танковых батальонов. На "Тиграх" концентрировался огонь артиллерии, танков, самоходок и даже пехоты противника.

В состав боекомплекта к 88-мм пушке KwK-36 входило эффективное противопехотное средство - осколочный снаряд Sprenggranate L/4,5. Даже один танк "Тигр" мог остановить волну атакующей советской пехоты. Тем не менее, сам "Тигр" нуждался в пехотном прикрытии, а также - в пространстве для маневра. В то время как многие сухопутные командиры отводили тяжелому танку роль подвижной огневой точки.

Сам по себе факт присутствия "Тигров" оказывал огромное моральное влияние на германскую пехоту. Моральный фактор вступал в противоречие с критериями боевой эффективности. Наибольшую помощь своей пехоты тяжелые танки могли принести, оставаясь в ближнем тылу на хорошо подготовленных огневых позициях. В этом случае танки "Тигр" имели наиболее выигрышную тактическую ситуацию: внезапный огонь с замаскированных позиций, возможность смены заранее подготовленных позиций, сведенный к минимуму риск поражения танков артогнем или авиацией противника; немаловажный фактор - между танками и противником находилась собственная пехота - можно было не опасаться ручных гранат. Зато в тылу танки "Тигр" не видела собственная пехота. "Тигры" на передовой пехота видела, ее боевой дух от этого поднимался, но танкисты разом теряли все тактические преимущества, взамен приобретая массу проблем. Чаще всего выбор позиции находился не в руках танкисто
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: ГАУБИЧНЫЙ ТАНК

Сообщение Andreas » 16 авг 2013, 21:46

Новым в области тактики явилось широкое применение передовых батальонов для разведки боем. Впервые фактически она была проведена в контрнаступлении под Сталинградом, преимущественно как частное мероприятие в дивизиях, с задачей уточнить начертание переднего края обороны противника, систему огня, инженерных заграждений и группировку сил. Для разведки боем от каждой дивизии первого эшелона выделялись рота, реже батальон, усиленные артиллерией и минометами. Передовые подразделения овладевали опорными пунктами на переднем крае противника и захватывали пленных.

Разведка боем проводилась разновременно, на отдельных участках направления главного удара, за 2—7 дней до начала контрнаступления.

Ведение разведки боем на отдельных участках с большим разрывом по времени не давало возможности нашему командованию точно установить группировку врага на данный момент и на широком фронте. Кроме того, разведка боем, проводившаяся за несколько дней до начала наступления и только на направлении главного удара, позволяла противнику определить, где он будет наноситься, и внести существенные изменения в группировку своих войск и систему огня.

Несмотря на имевшиеся недостатки, разведка боем играла положительную роль.

В контрнаступлении под Курском разведка боем получила дальнейшее развитие. Она стала проводиться одновременно на широком фронте, за день до наступления и, что особенно важно, при полной готовности главных сил развить успех разведывательных отрядов. Для ведения разведки боем выделялись преимущественно усиленные стрелковые батальоны. Каждый передовой батальон усиливался взводом танков и взводом саперов и, кроме того, поддерживался двумя-тремя артиллерийскими и одним минометным дивизионами. Началу разведки боем предшествовала короткая артиллерийская подготовка (от 15 до 30 минут). Все это способствовало ее успеху и дезориентировало противника в истинном характере действий наших войск.

В результате разведки боем, проведенной перед контрнаступлением под Курском, удалось уточнить группировку войск и систему обороны противника на всех направлениях. Это имело важное значение для успеха контрнаступления советских войск.

В третьем периоде войны задача разведки боем сводилась главным обрезом к тому, чтобы установить, не отвел ли противник свои силы с первой позиции, и, следовательно, не допустить удара артиллерии и авиации по пустому месту.

Кроме того, в отличие от второго периода войны, задачи передовым батальонам ставились с расчетом захвата траншей, иногда и позиции, а также с расчетом, что их действия перерастут в общее наступление. Последнее имело место, например, в Витебско-Оршанской и Висло-Одерской операциях. Следовательно, передовые батальоны решали не только задачи разведывательного характера, но и боевые задачи главных сил.

Передовые батальоны в третьем периоде войны стали получать гораздо больше средств усиления и их действия обеспечивались более мощной артиллерийской поддержкой, чем во втором периоде. Так, в 36-м гвардейском стрелковом корпусе 11-й гвардейской армии в Белорусской операции каждый передовой батальон получал на усиление взвод саперов, взвод разведчиков, две роты 82-мм минометов, батарею 120-мм минометов, две батареи 45-мм орудий, батарею полковых орудий, взвод ранцевых огнеметов. Кроме того, каждый передовой батальон поддерживался двумя артиллерийскими полками.

Впервые в Висло-Одерской операции атака многих передовых батальонов на 1-м Белорусском фронте поддерживалась одинарным огневым валом, что еще больше способствовало успеху общего наступления.

В третьем периоде войны действия передовых батальонов в большинстве операций выходили за тактические рамки и в совокупности имели оперативный смысл. Они организовывались в масштабе одного или даже нескольких фронтов. Например, в Белорусской операции в 11 армиях на фронте 500 км действовали 45 разведывательных подразделений. С учетом еще 7 армий, не участвовавших в прорыве, разведка боем осуществлялась на фронте 1000 км. В отличие от многих операций 1944 года, где разведка боем проводилась за день до перехода в наступление, в операциях 1945 года разведка боем стала вестись за несколько часов до наступления, а иногда непосредственно перед наступлением (1-й Белорусский фронт в Висло-Одерской операции). Исключение составляет Берлинская операция, где разведка боем проводилась в течение двух дней до начала общего наступления (l-й Белорусский фронт) и в ночь перед наступлением (1-й Украинский фронт).

Нередко действия передовых отрядов противник принимал за общее наступление, раскрывал свою группировку огневых средств, что способствовало их уничтожению.

Опыт показал, что разведка боем, проводимая непосредственно перед началом наступления, усиливает элемент внезапности и создает благоприятные условия для успешного перерастания ее в общее наступление.

Таким образом, в ходе Великой Отечественной войны разведка боем совершенствовалась по пути увеличения сил разведки и ее обеспечения, приближения времени проведения разведки боем л началу наступления, расширения фронта действий разведывательных подразделений, а также перерастания разведки боем в общее наступление.

Прорыв тактической зоны обороны противника. В первом периоде Великой Отечественной войны стрелковые части и соединения осуществляли прорыв обороны ограниченными силами, при равномерном распределении их по фронту после относительно слабой артиллерийской подготовки, без достаточной артиллерийской, танковой и авиационной поддержки.

Танки НПП действовали распыленно, далеко отрывались от пехоты и несли большие потери, а пехота, оставшаяся без танков, залегала, орудия сопровождения отставали, взаимодействие между родами войск нарушалось. Часто командиры частей и соединений управляли боем из плохо оборудованных пунктов управления, чрезмерно удаленных от войск. Обычно командные пункты дивизий находились в 8—12 км от первых эшелонов стрелковых полков. Все это приводило к тому, что стрелковые дивизии вынуждены были в ходе прорыва неглубокой (3—4 км) обороны противника несколько раз повторять атаку. В результате прорыв такой обороны осуществлялся с низким темпом, в течение двух-трех суток.

Во втором периоде войны стрелковым соединениям приходилось прорывать более сильную оборону, чем в первом периоде. Под Сталинградом, например, оборона немецко-фашистских войск состояла из одной оборонительной полосы глубиной до 5 км, включавшей две позиции. Каждая позиция имела одну общую траншею с выдвинутыми вперед отдельными окопами на отделение-взвод. Перед передним краем обороны оборудовались минные поля с плотностью 800—1200 противотанковых и противопехотных мин на 1 км фронта и проволочные заграждения. Населенные пункты приспосабливались к круговой обороне. Тактическая плотность была: 0,5—0,7 пб, 5—7 орудий и минометов, 1,5—2 танка.

Но к этому времени наши войска имели уже большее количество вооружения и боевой техники, накопили боевой опыт.

Отличительными чертами прорыва обороны противника в период контрнаступления под Сталинградом являлись:

— во-первых, прорыв обороны стрелковыми дивизиями в одноэшелонном построении, ударными группами, с сосредоточением основных сил и средств на направлении главного удара (на участке прорыва). Так, например, стрелковые дивизии 5-й танковой и 21-й армий Юго-Западноного фронта (47-я гв. и 293-я) имели полосы наступления 5 км, а участок прорыва соответственно 2,5 — 2,7 км. На этих участках прорыва сосредоточивалось 80% стрелковых войск, 60—80% артиллерии и минометов и 60—100% танков;

— во-вторых, прорыв осуществлялся после сильной артиллерийской подготовки в течение 1 — 1,5 часа при поддержке атаки пехоты артиллерией методом ПСО на глубину 1 — 1,5 км. Впервые в полном объеме артиллерийское наступление (артподготовка, артподдержка и сопровождение) было осуществлено в период контрнаступления, а в период ликвидации окруженного противника впервые была осуществлена поддержка атаки пехоты одинарным огневым валом;

— в-третьих, в ходе прорыва обороны противника стрелковые дивизии осуществляли маневр на поле боя (окружение распопинской группировки противника силами 119 сд 5 ТА и 293 сд 21 А и окружение противника в Дубовом овраге 143 сбр 57 А и 15 гв. сд. 5 A);

— в-четвертых, танки НПП использовались в соответствии с приказом НКО № 325 от 16 октября 1942 года массированно, они не отрывались от пехоты далее 200—400 м. По приказу НКО № 325 для танков непосредственной поддержки пехоты предназначались отдельные танковые полки и бригады. Они должны были действовать совместно с пехотой на направлении главного удара, и имели основной задачей уничтожение живой силы противника;

— в-пятых, приближение пунктов управления к войскам (на 2,4 — 3 км командных, 1 — 1,5 км наблюдательных пунктов стрелковых дивизий; 1 — 1,5 км командных и 500—800 м наблюдательных пунктов командиров полков), что позволяло командирам видеть поле боя и лучше управлять своими частями и подразделениями.

В результате этого войска в ходе контрнаступления под Сталинградом наступали в более высоких темпах, чем в контрнаступлении под Москвой. Если в боях под Москвой оборона противника глубиной 3—4 км прорывалась за 2—3 дня, то под Сталинградом оборона глубиной 5 км обычно прорывалась за один день.

Дальнейшее развитие прорыв тактической зоны обороны получил в контрнаступлении под Курском. К этому времени вражеская оборона стала более глубокой и прочной. Тактическая зона ее состояла из двух полос траншейного типа глубиной 12—14 км. Первая полоса глубиной 5-7 км имела три позиции, каждую из двух-трех траншей. Вторая полоса состояла из одной позиции глубиной 1—2 км. Населенные пункты в тактической зоне приспосабливались к круговой обороне. Плотность минирования перед передним краем достигала 2000-3000 противотанковых и противопехотных мин на 1 км фронта. Тактическая плотность сил и средств хотя и возросла, но все же была не более 1 6атальона, 15—20 орудий и 2—5 танков на 1 км фронта. Прорыв осуществлялся со значительно большей плотностью сил и средств на 1 км участка прорыва, чем раньше (см. таблицу). Взлом вражеской обороны достигался в основном мощной артиллерийской и авиационной подготовкой. Атака частей поддерживалась преимущественно огневым валом, огнем орудий сопровождения, а также ударами штурмовиков и бомбардировщиков по ближайшим в глубине обороны противника объектам. Для завершения прорыва главной полосы обороны противника вводились в бой вторые эшелоны полков и дивизий, в некоторых случаях — вторые эшелоны стрелковых корпусов. Глубина огневого подавления вражеской обороны — 3—4 км.

Во втором периоде войны значительно лучше осуществлялась взаимодействие стрелковых войск с авиацией, которая вела авиационное наступление. Она стала не только надежно прикрывать наступающие войска от ударов воздушного противника, но и содействовала войскам в прорыве обороны. Уже до 50% самолето-вылетов расходовалось на непосредственную поддержку наступления пехоты и танков. Темпы прорыва первой позиции по сравнению с темпами прорыва под Сталинградом увеличились в 2 раза и составили 0,8—3 км в час, а всей главной полосы — 1 км в час и более.

Прорыв второй полосы обороны осуществлялся обычно с утра второго дня наступления после короткой артиллерийской подготовки всеми силами корпуса (привлекался второй эшелон корпуса). К прорыву второй полосы, а иногда и главной, привлекалась часть сил подвижных групп фронта (например, 1-я гв. и 3-я танковые армии Воронежского фронта в Курской битве).

Управление войсками стало устойчивее и гибче. Пункты управления еще ближе выносились к боевым порядкам, в большем количестве использовались радиостанции.

В третьем периоде войны был сделан еще шаг вперед в совершенствовании прорыва тактической зоны обороны противника. К этому времени тактическая зона обороны стала еще более глубокой (до 12— 16 км) и прочной. Главная полоса обороны глубиной 6—8 км состояла из трех позиций, каждая позиция — из двух-трех траншей. На удалении 10-14 км от переднего края оборудовалась вторая полоса, имевшая одну-две позиции, каждая позиция - одну-две траншеи. Возросла немного и тактическая плотность немецких сил в обороне. Она составляла 0,6-1,5 пехотного батальона, 15—25 орудий и минометов и 5 - 7 танков на 1 км фронта. Плотность минирования перед передним краем увеличилась до 3000-4000 противотанковых и противопехотных мин на 1 км фронта.

Ее взлом осуществлялся с еще большими плотностями сил и средств на участках прорыва, после мощной артиллерийской подготовки почти на всю тактическую глубину и мощной авиационной подготовки.

Рост боевых возможностей войск, в том числе и артиллерии, позволил сократить продолжительность артиллерийской подготовки до 60—20 мин. в 1945 году (с 2—3 часов в 1943 году) и осуществлять ее преимущественно огневыми налетами.

Атака пехоты и танков поддерживалась двойным огневым валом на глубину 1,5—3 км (Белорусская, Ясско-Кишиневская, Висло-Одерская, Берлинская и др. операции). Впервые двойной огневой вал был применен в Белорусской операции.

Темп прорыва главной полосы обороны возрос до 1,2—1.6 км в час.

Более организованно осуществлялся прорыв второй полосы обороны. Однако в ряде случаев она прорывалась по-прежнему с утра второго дня наступления после короткой артиллерийской подготовки.

Эффективнее стали использоваться вторые эшелоны частей и соединений. Вторые эшелоны полков вводились в бой для завершения прорыва первой и второй позиций главной полосы обороны; вторые эшелоны дивизий — для завершения прорыва третьей позиции; вторые эшелоны корпусов — для прорыва второй полосы обороны (иногда за третью позицию главной полосы обороны). В ряде случаев вторые эшелоны совместно с артиллерийско-противотанковыми резервами и подвижными отрядами заграждений использовались для отражения контратак противника.

Улучшилось взаимодействие пехоты с танками. До лета 1944 года танки НПП использовались преимущественно для поддержки и сопровождения пехоты полков первых эшелонов стрелковых дивизий. Для поддержки вторых эшелонов дивизии переключались эти же танки, но группы танков НПП уже имели потери в борьбе за первую и вторую позиции. В результате плотность танков резко снижалась. Да и само переключение в ходе боя танков и САУ затрудняло взаимодействие, что в свою очередь приводило к снижению темпов прорыва. С лета 1944 года танковые группы НПП в отдельных случаях стали создаваться и во вторых эшелонах дивизий, что дало возможность наращивать усилия танков и САУ при вводе в бой вторых эшелонов.

Однако танков НПП не хватало для насыщения обоих эшелонов дивизии. Поэтому в таких операциях, как Белорусская, Висло-Одерская, Берлинская и др., для завершения прорыва тактической зоны обороны

противника по-прежнему привлекалась часть фронтовых подвижных групп. Опыт войны настоятельно требовал иметь в стрелковом корпусе и стрелковой дивизии танковые чести и механизированные соединения. Как известно, после войны в состав стрелкового корпуса была введена механизированная дивизия, а в состав стрелковой дивизии — танко-самоходный артиллерийский полк.

До 1944 года отдельные танковые полки и бригады, а также самоходно-артиллерийские полки обычно не дробились (согласно приказу НКО № 325), а использовались централизованно на направлении главного удара дивизии или корпуса. Это объяснялось тем, что у наших командиров еще не было достаточного опыта применения танков, а также тем, что их не хватало.

В некоторых операциях 1944 года и особенно в 1945 году танковые бригады и полки стали дробиться до рот, которые придавались стрелковым батальонам (а в ряде случаев закреплялись за стрелковыми ротами) для их поддержки на всю глубину прорыва обороны. Самоходно-артиллерийские полки дробились до батарей и действовали за танковыми ротами. Это существенным образом улучшило взаимодействие танков НПП со стрелковыми войсками.

Опыт создания танко-самоходных групп НПП в стрелковых батальонах оправдал себя и послужил основой для организации танко-самоходных полков в послевоенный период.

В 1945 году шире стали практиковаться ночные атаки противника после короткой, но мощной артиллерийской подготовки (40—20 минут) и при артиллерийской поддержке методом двойного огневого вала на глубину до 2 км, как это имело место на 1-м Белорусском фронте в Берлинской операции.

В третьем периоде войны еще лучше осуществлялось взаимодействие наземных войск с авиацией. Ее действия проходили в условиях прочного удержания господства в воздухе и в основном направлялись на поддержку и сопровождение наступающих наземных войск (от 70 до 90% самолето-вылетов).

Рост сил общевойсковых соединений, повышение их технической оснащенности и развитие искусства ведения наступательного боя позволили увеличить темпы прорыва, В большинстве операций 1944—1945 годов главная полоса обороны прорывалась в первый день наступления, а вся тактическая зона на второй день. На тех же участках, где в первый день наступления вводились в сражение подвижные группы, стрелковые войска нередко за день прорывали две полосы обороны.

Наступление при прорыве превратилось в стремительное безостановочное движение атакующих подразделений и частей на всю глубину тактической зоны обороны.

Опыт минувшей войны показал, что успешный прорыв тактической зоны обороны противника и разгром его сил в короткие сроки достигается непрерывным сочетанием огня и движения войск. Только сильные огневые удары артиллерии и авиации по опорным пунктам, позициям и резервам, согласованные по времени с ударами танков и пехоты, приводили к успеху, позволяли ломать сопротивление противника, отражать контратаки его резервов.

Опыт минувшей войны показал, что для общевойскового боя исключительно важное значение имеет принцип активности, который включает элементы инициативных действий, упорства в достижении поставленной цели и умение маневрировать силами и средствами, а также принцип достижения победы объединенными усилиями всех родов войск.

Преследование противника. В ходе войны стрелковые части и соединения накопили богатый опыт преследования отходящего противника. Оно чаще всего начиналось после прорыва тактической зоны обороны врага.

В первом периоде войны преследование осуществлялось преимущественно фронтальное на небольшую глубину с низкими темпами. Причины этого заключались в малой подвижности пехоты и в отсутствии крупных подвижных танковых соединений.

Во втором периоде преследование противника велось в соответствии с требованиями Боевого устава пехоты Красной Армии 1942 года и проекта Полевого устава Красной Армии, вышедшего весной 1943 года. В БУП-42 подчеркивалось, что полный разгром отходящего противника может быть достигнут только в неотступном преследовании с предельным напряжением сил. Основная задача всех подразделений, командиров и бойцов в этот период — не позволить противнику оторваться или вновь организовать сопротивление. В Полевом уставе 1943 г. подчеркивалось, что наиболее решительный успех дает параллельное преследование с одного или обоих флангов.

Во втором, и, особенно, в третьем периодах войны стрелковые части и соединения осуществляли преследование в широком масштабе, на большую глубину и в высоких темпах. Наряду с фронтальным преследованием часто осуществлялось параллельное преследование, которое нередко сочеталось с фронтальным.

Стрелковые корпуса и дивизии выделяли для преследования противника сильные передовые отряды. В стрелковых корпусах они состояли из стрелкового батальона, артиллерийского дивизиона, саперной роты, иногда танкового или самоходно-артиллерийского полка; в стрелковой дивизии — из стрелковой роты, артиллерийской батареи истребительно-противотанкового полка и взвода саперов. Передовые отряды обеспечивались автотранспортом. Удаление передовых отрядов дивизий от основных сил достигало 10—15 км, а передовых отрядов корпусов — 15—20 км. Передовые отряды должны были захватывать важные промежуточные рубежи и объекты и удерживать до подхода главных сил.

В первые дни преследования, когда враг оказывал упорное сопротивление на промежуточных рубежах, войска имели двухэшелонное построение. Это давало возможность наращивать сипу удара при прорыве промежуточного рубежа. Так было, например, в Белорусской, Ясско-Кишиневской операциях. При развитии преследования, когда отход противника терял планомерный характер и когда еще большее значение приобретала быстрота продвижения и маневр всеми силами, войска строились в один эшелон, а главные силы стрелковых дивизий свертывались в колонны. Основные силы артиллерии в ходе преследования выделялись в передовые части.

В ряде случаев в ходе преследования, как это имело место в Белорусской операции, стрелковые дивизии, кроме передовых отрядов, выделяли авангарды в составе усиленного батальона с задачей сбивать арьергарды противника и содействовать его стремительному преследованию. Принцип завершения успеха решительным преследованием, а также принцип закрепления захваченных рубежей имеют немаловажное значение для ведения боевых действий с применением обычных средств борьбы.

В ходе преследования, особенно во втором и третьем периодах войны, части и соединения форсировали множество водных преград с ходу (вброд, по захваченным у противника мостам, на подручных средствах) и на широком фронте (дивизии — на участках 3—12 км). Успешное решение этой задачи достигалось ударами авиации по боевым порядкам отступавшего противника и его подходившим резервам; быстротой, решительностью действий войск, особенно передовых отрядов стрелковых соединений. Табельные переправочные средства использовались для переправы главных сил и подвижных войск.

Новым в преодолении водных преград явилась форсирование их танковыми подразделениями и частями по дну. Примерами являются форсирование по дну реки Десна частями 5-го гв. танкового корпуса в октябре 1943 года и канала Тельтов в Берлинской операции подразделениями 3-й гвардейской танковой армии.

Большим достижением в форсировании водных преград было одновременное использование нескольких видов переправ: вброд, на плотах, паромах и по мостам. Так, например, при форсировании реки Шпрее в апреле 1945 года частями 7-го гвардейского танкового корпуса танки переправлялись вброд, мотопехота — на плотах и паромах, а тылы по наведенному мосту.

Опыт Великой Отечественной войны показал, что форсирование рек с ходу является наилучшим способом преодоления водных преград.

Боевые действия ночью. Большим достижением в ходе минувшей войны явилось проведение ночных боевых действий. В ночных условиях части и соединения решали самые различные задачи; овладевали опорными пунктами противника (Западный фронт в битве под Москвой), осуществляли прорыв главной полосы обороны (1-й Белорусский фронт в Берлинской, 1-й, 2-й Дальневосточные в Маньчжурской операциях), завершали прорыв тактической зоны обороны (1-й Украинский фронт в Киевской и Верхне-Силезской операциях).

Прорыв обороны противника в ночное время производился в различных условиях обстановки: в начале наступления (Берлинская, Маньчжурская операции), в ходе наступления, когда днем удавалось лишь подойти к промежуточному оборонительному рубежу (Запорожская операция 1943 года), при форсировании реки с захватом плацдарма на противоположном берегу (форсирование Дуная 3-м Украинским фронтом в ноябре 1944 года).

Особенно широкий размах приобрели ночные действия при преследовании отходящего противника.

В первом периоде войны были отдельные случаи, когда части и подразделения вели боевые действия ночью, например, бои под Крюковом, Михайловом зимой 1941 года.

Во втором периоде наступление ночью осуществлялось в соответствии с требованиями Боевого устава пехоты Красной Армии 1942 года и Полевого устава Красной Армии 1943 года. Эти требования сводились к тому, чтобы ночь использовать с целью захвата важных позиций, опорных пунктов на переднем крае вражеской обороны для облегчения развития атаки на рассвете; развития в глубине обороны достигнутого днем успеха; перегруппировок сил и средств в ходе боя; скрытного обхода противника и выхода ему в тыл, разведывательных поисков и коротких нападений в целях нанесения потерь врагу и захвата пленных.

Во втором периоде имелись случаи, когда в ночных действиях участвовали стрелковые корпуса в полном составе во взаимодействии с танковыми и механизированными корпусами (освобождение таких городов, как Харьков, Запорожье и Киев в 1943 году, прорыв обороны противника в Запорожской операции).

В третьем периоде нередко ночью наступали стрелковые соединения в масштабе армии и фронта (Берлинская операция).

При наступлении ночью задачи частям и соединениям ставились на меньшую глубину, чем днем. Так, ближайшая задача стрелковой дивизии заключалась в прорыве первой, иногда второй позиции главной полосы обороны противница. К ночным боевым действиям войска тщательно готовились. Иногда проводились тренировки ночного штурма опорного пункта (штурм г. Запорожья и др.). Командные пункты максимально приближались к боевым порядкам частей; управление войсками осуществлялось путем личного общения и через офицеров связи. Новым в ночных действиях явилось указание направления атак трассирующими снарядами, пулями, фарами танков и САУ. В Берлинской операции ночная атака частей и соединений 1-го Белорусского фронта подсвечивалась 340 прожекторами, которые освещали местность, объекты атаки, а также ослепляли противника. За каждым танком закреплялись несколько автоматчиков и саперов. Они освещали ракетами объекты атаки, помогали танкам преодолевать препятствия и предохраняли их от истребителей танков противника. При наступлении ночью действия частей были наиболее простыми, строго прямолинейными, передвижения осуществлялись на короткие расстояния. Части и подразделения наступали на сокращенных дистанциях. Вторые эшелоны вводились с утра. Артиллерия открывала огонь только по требованиям пехоты на очень короткое время по ранее разведанным цепям. Танки использовались при благоприятных условиях местности, без сложного маневра, накоротке. Авиация применялась для изнурения противника, для нарушения связи, для создания пожаров и искусственного освещения в расположении врага.

К ночным действиям обычно готовились все части дивизии. Однако, учитывая, что личный состав не мог выдержать напряжения непрерывного наступления и днем и ночью, в ходе подготовки к наступлению выделялись необходимые силы (стрелковый батальон и выше от дивизий) для действия ночью.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Пред.След.

Вернуться в Бронетехника и автотранспорт

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1