Опоздавшие на войну: Ракетные танки

Форум о бронетехнике и военным автомобилям

Опоздавшие на войну: Ракетные танки

Сообщение GT-500 » 23 мар 2012, 00:21



В знаменитом романе нобелевского лауреата Кэндзабуро Оэ «Опоздавшая молодежь» идет речь о японских подростках, родившихся в 1930-х. Их детство прошло в военные годы, но когда они были готовы сами взять в руки оружие, война закончилась. Так и ракетные танки. Они появились слишком поздно, чтобы стать незаменимыми, и почти сразу после создания уступили свое место основным боевым танкам, появившимся в конце 1960-х…

Сперва стоит разобраться в терминологии. Сегодня многие основные боевые танки имеют возможность запускать управляемые ракеты – и Т-80, и Т-90. Правда, это преимущественно «изюминка» советских и российских боевых машин: нарезные пушки британских «Челленджеров» не позволяют организовать запуск ПТУР, хотя раньше подобные разработки велись и за рубежом («Шеридан», французский AMX-13).

«Ракетными танками» далее мы будем именовать исключительно те боевые единицы, для которых ракетное вооружение (ПТУР) было основным.
Первые в мире противотанковые управляемые ракеты Ruhrstahl X-7 разработаны в Германии под конец войны; к 1945 году они были готовы к массовому производству и применению, но Рейху уже не хватало сил и мощностей: перед терпящей поражение Германией стояли другие задачи. Тем не менее начало было положено. Новый вид вооружения разрабатывали в ряде стран, и уже в 1950-х французские SS.10 нашли боевое применение. ПТУР обещали целиком и полностью изменить стратегию танкового боя. Если для пушечного вооружения нормальная дистанция – 1,5 – 2 км, то, применяя ракеты, можно было эффективно атаковать танк на расстоянии до 3 км. Естественно, возник вопрос об установке пусковых устройств для ПТУР на самих танках…

Введение в вопрос

Разработки велись в двух направлениях. Во-первых, это создание эффективных ракетных истребителей танков, способных уничтожать последние на сверхдальней дистанции. Во-вторых, использование пусковых установок как дополнительного вооружения для серийных боевых машин – это направление и привело в итоге к созданию Т-64, первого серийного советского танка, способного стрелять как снарядами, так и управляемыми ракетами. В принципе, второе направление значительно проще с технологической стороны: серийные танки (Т-54, Т-55, Т-62 и другие) попросту оборудовали предназначенными для боевых машин ПТУР «Малютка». Но в качестве основного вооружения для танка «Малютка» не годилась, поэтому под проекты ракетных танков велась индивидуальная разработка совершенно других комплексов.

С 1957 года на Уралвагонзаводе началась разработка ракетного истребителя танков под кодовым названием «Объект 150». Руководителем проекта стал Леонид Карцев, на тот момент главный конструктор завода. Специально для «150-го» готовился и ракетный комплекс 2К4 «Дракон». Безусловно, работа над ракетными танками велась на конкурсной основе: параллельно с Уралвагонзаводом напряженно работал Кировский (безбашенный ракетный танк, «Объект 287») и Челябинский (ракетный танк «Объект 775») заводы. Под новые танки, соответственно, разрабатывали другие ракетные комплексы – «Лотос» и «Тайфун». Всего в 1950 – 1960-х годах было разработано и испытано восемь различных танковых ракетных установок, но лишь в нескольких случаях полноценные ракетные танки были изготовлены «в металле» и испытаны. О них мы и поговорим.

«Объект 287»

Машина, созданная в Ленинграде на Кировском заводе под руководством Жозефа Яковлевича Котина на шасси опытного среднего танка «Объект 430», в первую очередь напоминала разобранный танк. То есть корпус у нее был, а башни не было. Точнее, вместо башни на 287-й устанавливалась вращающаяся платформа, по высоте находящаяся вровень с корпусом. Внутри размещался экипаж (два человека) и пусковая установка, которая в боевом положении выдвигалась наружу. Механик-водитель и командир-оператор (он же наводчик и стрелок) находились в изолированной капсуле, способной защитить и от радиации, и даже, при крайней необходимости, от ядерного оружия – конечно, в разумных пределах.

В грубом приближении у 287-го объекта было два «ноу-хау»: собственно ТУРС (танковый управляемый ракетный снаряд) и опытное двойное бронирование, сделанное по принципу «бутерброда»: 90-мм бронирование – 130-мм слой стеклопластика – 30-мм бронирование – противорадиационный подбой. Установки для пуска 140-мм ТУРС 9М15 «Тайфун», разработанные специально для 287-го в ОКБ-16, стабилизировались в вертикальной плоскости: таким образом, танк мог прицельно стрелять на скорости до 30 км/ч. Управление ракетами осуществлялось по радиолучу. В качестве вспомогательного вооружения использовались две 73-мм пушки 2А25 «Молния» и спаренные с ними пулеметы.

Все выглядело достаточно гладко. Теоретически 287-й мог со значительного расстояния поражать движущиеся цели, оставаясь весьма трудной мишенью, в том числе и благодаря своей высоте (1750 мм, в районе среднего человеческого роста). Но на испытаниях 1964 года танк провалился – в первую очередь из-за крайней ненадежности ракетной установки. Из 45 испытательных пусков было зафиксировано 16 попаданий и 8 промахов, остальные же пуски сопровождались отказами! В том же году 287-й отправили на доработку, которой так и не суждено было завершиться, поскольку его прямой конкурент, ИТ-1 (экс-объект 150), показал себя гораздо лучше.

Была и еще одна кировская машина из этой серии – «Объект 288». Она была создана в ходе упомянутых «доработок». На то же шасси, что и у 287-го, установили вместо двигателя 5ТДФ два газотурбинных агрегата ГТД-350, а вместо башни – испытательную лабораторию для снятия данных с шасси. ГТД-350 показали себя гораздо хуже, чем оригинальный двигатель, и ракетное оборудование на 288-й так и не поставили. Всего было изготовлено пять соответствующих шасси – четыре для 287-х и одно для 288-го объекта. Машины сохранились (по одной каждого типа) и находятся сегодня в танковом музее в Кубинке наряду с множеством других уникальных экспонатов.

«Объект 775»

Параллельно с ленинградцами над ракетным танком трудились челябинские специалисты. Их разработка, «Объект 775», до сих пор вызывает самое пристальное внимание посетителей музея в Кубинке из-за своеобразной внешности. Проект создавался под руководством Павла Исакова; работа над ним началась чуть позже, чем над 287-м, в 1962 году. В отличие от конкурента, у 775-го была башня и 125-мм пушка (точнее, пусковая установка) Д-126, способная стрелять как ТУРС, так и неуправляемыми ракетами (НУРС) «Бур». В общем и целом, своими характеристиками 775-й не сильно отличался от параллельных разработок. Пусковая установка для ПТУР «Рубин» стабилизировалась в двух плоскостях и позволяла стрелять на ходу.

Как и в 287-м, в описываемом объекте экипаж располагался в изолированной и защищенной капсуле внутри башни. При ее конструировании применили интересное техническое решение: как бы ни повернулась башня, механик-водитель «вращался» независимо от нее; его место и приборы наблюдения располагались на отдельной поворотной платформе. Такая непростая система была обусловлена необходимостью уменьшить общую высоту танка: то, что экипаж расположили в башне, а не в корпусе, значительно повлияло на дизайн машины.
775-й не приняли на вооружение. Сложная конструкция с «башней внутри башни» не оправдала себя: обзорность оставалась отвратительной. «Рубин» подводил меньше, чем «Тайфун», но высокой надежностью и он не отличался. Правда, одно техническое решение 775-го стало в какой-то мере революционным: впервые управляемые ракеты можно было запускать из танковой пушки. К слову, ствол Д-126 имел нарезы для стабилизации неуправляемых «Буров».

В ходе разработки и испытаний появился и ряд модификаций, в частности «Объект 775Т» со спаренными газотурбинными двигателями и «Объект 780» – первый в истории танк, способный вести стрельбу и ТУРС, и обычными артиллерийскими снарядами из одного ствола.

ИТ-1

И все-таки один ракетный танк – единственный в мире! – в серийное производство пошел. Проектировать его начали раньше прочих, в 1957 году, на базе параллельно проектируемого Т-62 (впрочем, первоначальные разработки велись на базе Т-54). В качестве основного вооружения применялись управляемые ракеты 2К4 «Дракон».

Испытания, проведенные, как и в случае с остальными ракетными танками, в 1964 году, показали весьма неплохие результаты. Выявленные недостатки были достаточно легко устранимы; основным преимуществом «Объекта 150» (на тот момент ИТ-1 носил такое название) была его высокая надежность относительно конкурентов. Во время зимних испытаний произошел характерный инцидент: реактивная струя ракеты запорошила снегом прицельное отверстие. Этот недостаток устранили просто, организовав подачу направленной воздушной завесы в течение 1,5 секунды после пуска. В течение полусекунды ракета летела неуправляемой, затем стрелок получал доступ к радиокомандам (управление ракетой, как и в прочих системах, осуществлялось посредством радиолуча). Для того чтобы одновременно могли действовать несколько ИТ-1, управлять ракетами можно было на различных комбинациях из семи частот и двух радиокодов.

Эффективность ИТ-1 показал просто поразительную. Теоретически один такой агрегат мог в одиночку уничтожить целую танковую роту, не подпустив к себе ни одну машину соперника на расстояние прицельной стрельбы. Испытания дали конструкторам совершенно феноменальное число – около 90% эффективных попаданий по стационарным и движущимся целям. Конечно, серийному производству ИТ-1 был дан зеленый свет, и в 1968 году истребитель танков поступил на вооружение советской армии.

Но так вышло, что одновременно с ИТ-1 (точнее, годом ранее) на вооружение поступил и параллельно разрабатывавшийся основной боевой танк Т-64. Его гладкоствольная пушка могла использоваться в качестве пусковой установки для ТУРС и при этом вести огонь артиллерийскими снарядами, что низвело все преимущества ИТ на нет. Правда, серийная модификация Т-64Б, оснащенная ПУ ТУРС, была принята на вооружение лишь в 1976 году – но все равно разработка сугубо «ракетных» танков теряла свой смысл. И в 1970 году, спустя всего два года, легендарный ИТ-1 отправился на покой. Работа над ним не прошла даром: все наработки впоследствии пригодились при проектировании ракетно-пушечных танков.

Прочие конструкции

Вообще-то, перечисленные танки были не единственными советскими ракетными танками той поры. Еще во времена Великой Отечественной войны реактивную систему залпового огня пытались установить на базу Т-60, были и иные попытки. В частности, в 1957 году на Кировском заводе был построен в металле опытный образец «Объект 282» на базе тяжелого танка Т-10. Некоторые примененные в конструкции его брони решения впоследствии нашли свое место в «Объекте 287». Работы по 282-му свернули в частности из-за недостатков слишком тяжелого шасси: ракетный танк должен быть более «юрким». До наших дней 282-й не сохранился.

Также в реальности существовал (и дошел до наших дней) ракетный танк «Объект 757», построенный в Челябинске на шасси ИС-3М и вооруженный упомянутым «Рубином». Но и от него впоследствии отказались в пользу более легких конструкций. Существовало еще множество проектов. Рассказ о них занял бы слишком много места, а все технические решения, использованные при их разработке, так или иначе нашли свое воплощение в реальных машинах.

Ракетные танки немного опоздали. Появись ПТУР в 1930-х годах, а танки с ТУРС в начале, скажем, 1940-х, кто знает, как изменился бы ход Второй мировой войны. В частности, это касается немецких разработок – учитывая склонность немцев к нетривиальным техническим решениям. Наверное, хорошо, что история не знает сослагательного наклонения.



«Объект 775»
Из всех советских ракетных танков «Объект 775», созданный на ЧТЗ, более всего походит на обыкновенный: у него есть башня и пушка с нарезным стволом. Другое дело, что высота 775-го – всего 1750 мм, и потому выглядит он несколько деформированным.

Как ни странно, первый в истории ракетный танк РБТ-5 был разработан в СССР еще в 1933 году. Установка с двумя неуправляемыми ракетами длиной 1805 мм крепилась на башню серийного танка БТ-5 без демонтажа основного вооружения (пушки). Правда, на испытаниях РБТ-5 показал себя довольно слабо, и работы были прекращены.

Объект 287
Странный внешний вид «Объекта 287» обусловлен в первую очередь необходимостью снизить его высоту. На его поворотной части размещались две 73-мм пушки 2А25 «Молния». Между ними хорошо виден люк, из которого при приведении машины в состояние боеготовности выдвигалась пусковая установка ТУРС «Тайфун». Экипаж располагался в хорошо защищенной капсуле внутри корпуса.


ИТ-1, он же «объект 150»
ИТ-1 так и остался единственным «чистым» ракетным танком, когда-либо стоявшим на вооружении. В походном положении пусковая установка «Дракон» пряталась внутри башни; под броней размещался и боекомплект: 15 ракет ЗМ7, 12 из которых располагались в автоматизированной укладке. Повторную подачу заряда, заряжание и запуск можно было производить через 25 секунд после выстрела.

Автор Тим Скоренко

Первоисточник http://www.popmech.ru
Когда людям надоело воевать, они
устали от войны, они собрались вместе и пришли с
претензией к Богу: как же Он допускает войну?
Господь спросил их: кто же воюет? Люди ответили:
мы. – Тогда почему же вы пришли ко Мне?
(Древняя притча)
Аватара пользователя
GT-500
 
Сообщения: 479
Зарегистрирован: 10 окт 2010, 16:53
Откуда: Волгоград

Re: Опоздавшие на войну: Ракетные танки

Сообщение EvMitkov » 28 мар 2012, 15:47

Доброго времени суток всем!

Спасибо за пост, Денис!


Читал, вспоминал, грустил и - наслаждался.
И снова в башке кружится Тальковские строки:

"...Я пророчить не берусь
Но точно знаю, что вернусь
Пусть даже через сто веков
В страну не дураков, а гениев...

И, пусть поверженный в бою,
Я вновь воскресну и - спою!
На первом дне рождения
Страны
Вернувшейся с войны..."


Вспомнить бы эти строки всем макаровым и маевым из мастерских Табуреткина... Заглянуть бы - пусть не в Кубинку ( задницы жирны сверх меры и к креслам приросли) - хотя бы - в Интернет. А уж потом голосить на весь мир об утрате традиций отечественного танкостроения...

Да чего там - вот он, "Дракон", во всей его красе!
[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=sWccr77PpHQ[/youtube]

Ну, и несколько слов о "приоритетах" "сумрачного гения"

Упомянутая в начале статьи Т.Скоренко германская Ruhrstahl X-7 и её "сестричка" стоят того, чтобы сказать о них ещё несколько слов.
Вообще, одним из самых передовых видов ПТ вооружения, разработанных Германией в ходе Второй Мировой Войны, были управляемые противотанковые ракеты Panzerabwehrrakete X-7 (оборонительные противотанковые ракеты). Эти ракеты разрабатывались по проекту под кодовым названием 8-347, и получили прозвище "Rotkappchen" (Красная шапочка).
Кстати говоря, манера гансов давать своим изделиям "уменьшительно-ласкательные" имена чем-то перекликается с нашими "Гиацинтами", "черемухами" и прочими "Буратинами" и "Бахчами" :mrgreen:
Тем не менее - Разработка управляемых ПТ ракет была начата фирмой BMW ещё в 1941 году, предложив данный тип оружия бюро по вооружениям Вермахта. Но, в связи со складывающейся тогда благоприятной для Германии ситуацией на фронтах, командование предпочло заморозить данную разработку, сэкономив на этом 798.000 рейхсмарок. В 1942 году доктор Крамер (Kramer) из германского исследовательского института по авиации разработал ракетный двигатель, который был применён в управляемых авиабомбах и точном оружии серии "Х". Х-7 стала самым малым представителем данного семейства.

Устройство
Лёгкая двухступенчатая ПТУР. Сигарообразный корпус с пристыкованными крыльями, установленными в задней части, и стабилизатором, вынесенном на трубчатой балке. На левом крыле и на стабилизаторе уставновлены интерцепторы.

Масса двигателя первой ступени фирмы WASAG 109—50 c зарядом быстрогорящего дигликолевого пороха составляла 3-3,5 кг. Двигатель развивал тягу 62-68 кгс в течение 2,5 с. После отработки первой ступени, срабатывал двигатель второй ступени с зарядом медленнногорящего пороха, развивавший тягу 4,9-5,5 кгс в течение 8-8,5 с. Одновременно с запуском первой ступени воспламенялся газогенератор, который с помощью турбины раскручивал гироскопы ракеты. Стабилизация полета обеспечивалась гироскопами. После пуска ракеты команды управления на нее передавались по двум изолированным проводам, катушки с которыми размещались в крыльевых законцовках. Непосредственное наведение производилось визуально по трассерам с помощью рукоятки управления — «кнюппеля» (подобие джойстика). Взрыватель пьезоэлектрический, контактный.
Длина — 0,758 м
Диаметр корпуса — 0,14 м
Размах оперения (крыла) — 0,6 м
Масса ракеты — 9,0 кг
Масса кумулятивной боевой части — 2,5 кг
Время работы первой ступени (тяга 68 кгс) ? 2,5 с
Время работы второй ступени (тяга 5,5 кгс) ? 8,5 с
Максимальная скорость — 98 м/c. (по другим данным 300 м/с)
Дальность действия макс. — 1200 м (1500—2000 м)
Бронепробиваемость — 200 мм


Пробные воздушные пуски ракет воздух-земля "X 7 «Rotk?ppchen» проводились с одного переоборудованного истребителя Fw 190 F-8. В войска авиационная версия ракеты не поступала.


Ruhrstahl X-4

Наземные испытания ракеты Х-7 проводилось 21 сентября 1944 года на полигоне Зеннелагер. В испытаниях участвовало 7 ракет Х-7. Первые 4 запуска зваршились авариями (ракеты зарывались в землю через 20-25 м после старта) из-за неточного управления. В ходе 2 последующих пусков во время полёта к цели взорвались ракетные двигатели. Последняя из испытуемых Rotkappchen, пролетев всю дистанцию до цели, успешно поразила на расстоянии 500 м танк в самый центр корпуса.
До конца 1944 года фирмой Ruhrstahlwerke в Бракведе (Brackwede) было выпущено 950 ракет X-4. Двигатели выпускались фирмами BMW в Берлине и Geatewerke в Штаргарде (Stargard). Всего было выпущено около 1500 двигателей. Очень вероятно, что все из выпущенных ракет были выполнены в изначальном, авиационном, варианте. Большинство из них были использованы в испытательных целях.
В боевые части для применения не поступила.
Несмотря на это, ракеты были использованы в бою, когда отступающие немецкие части нашли большое количество экспериментальных ракет «X 7» в «Пещере Аладдина» у Штольберга В Гарце.
Попавшие в 1945 году во Францию образцы "X 7 «Rotk?ppchen» использовались при создании одного из первых противотанковых управляемых ракетных комплексов (ПТУР) Nord SS-10, который уже в 1952 году был готов к промышленному производству.

Первым на сообщения о зарубежных успехах в создании управляемых противотанковых ракет еще в начале 1956 г. активно отозвался заместитель председателя Совета Министров В.А. Малышев.
В результате в принятом 8 мая 1957 г. правительственном постановлении «О создании новых танков, самоходных установок – истребителей танков и управляемого реактивного вооружения для них» основное внимание уделялось развитию танкового вооружения. Из заданных правительственным директивным документом девяти систем управляемого вооружения семь предназначались для танков и только две – в качестве оружия пехоты.
Предполагалось, что «управляемые реактивные снаряды» позволят советским танкам поражать цели противника с первого-второго выстрела. Однако заданное правительством использование таких снарядов с движущегося носителя существенно усложняло задачу их разработки. Нельзя было воспользоваться принятыми в первых зарубежных образцах относительно простыми системами ручного наведения. Для стрельбы с хода требовалось разработать системы автоматического или полуавтоматического наведения. Достаточных предпосылок для их создания в пятидесятые годы еще не имелось, в особенности в нашем Отечестве, только что преодолевшем отвращение к кибернетике как к «блудливой девке империализма».
В результате из множества намеченных к разработке систем управляемого реактивного танкового вооружения удалось создать только одну – «Дракон», да и она поступила на вооружение с без малого десятилетним опозданием по сравнению с заданными сроками и не нашла широкого применения в войсках. Наряду с объективными факторами в столь удручающем итоге сказались и субъективные. Ряд организаций, привлеченных к работам, либо ликвидировали, либо переключили на другую тематику.
Иначе сложилась судьба работ по «пехотным управляемым снарядам». Несмотря на то что в пятидесятые годы не удалось создать переносные противотанковые комплексы, первые образцы противотанковых ракет – «Шмель» и «Фаланга» – в составе самоходных комплексов позволили отработать принципы применения нового оружия, освоить его производство промышленностью и эксплуатацию в войсках, а также создали необходимый научно-технический задел для разработки более совершенных систем. Уже в начале шестидесятых годов был создан и первый отечественный переносной противотанковый комплекс «Малютка». При этом «Малютке» и «Фаланге» предстояла долгая жизнь с многочисленными модернизациями, позволившими этим комплексам войти в двадцать первый век.
Но это уже - "совсем другая история" :mrgreen:

Боевая машина 2П26 с ракетами ЗМ6 комплекса «Шмель» в боевом положении


Боевая машина 2/726 комплекса «Шмель» в походном положении

С уважением, Е.Митьков
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15705
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.


Вернуться в Бронетехника и автотранспорт

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Yandex [Bot] и гости: 2