Машины-монстры. От "Царь-Танка" до наших дней

Форум о бронетехнике и военным автомобилям

Re: Машины-монстры. От "Царь-Танка" до наших дней

Сообщение EvMitkov » 05 фев 2017, 15:04

“БРОНИРОВАННЫЙ АВТОМОБИЛЬ” ИНЖЕНЕРА МЕНДЕЛЕЕВА

Благодаря усилиям известного советского исследователя В.Д. Мостовенко стало знаменито еще одно имя – инженера-кораблестроителя Василия Дмитриевича Менделеева, сына великого русского ученого Д.И. Менделеева.
В статье «Первый в мире сверхтяжелый танк» («Танкист» № 9.1948) Мостовенко впервые рассказал о разработанном В.Д. Менделеевым проекте тяжелой гусеничной боевой машины. Этот проект и его автор достойны особого внимания.

30 декабря 1886г. Д.И. Менделеев отметил в своем дневнике записью: «Рождение детей – близнецов Марии и Василия». Вероятно, под влиянием разносторонних интересов отца дети выбрали свои самостоятельные жизненные пути. Мария Дмитриевна стала одним из ведущих российских кинологов, видным специалистом по охотничьим подружейным собакам. Василий Дмитриевич связал свою жизнь с военным кораблестроением. В 1903- 1906гг. он учится в Кронштадском морском инженерном училище, с 1908 по 1916 год служит на питерских судостроительных заводах – Балтийском, Невском, участвует в разработке и постройке двигателей для подводных лодок, руководит рядом проектов подводных лодок. С 1911г. в свободное от основной напряженной службы время молодой инженер Менделеев работает над проектом гусеничной боевой машины. 24 августа 1916г. (когда первые английские танки еще только прибыли во Францию, а первые французские только заканчивались сборкой) Менделеев представляет в канцелярию Военного министерства эскизный проект со следующей запиской:
«Представляю при сем эскизный проект Бронированного автомобиля моей системы… Если он заслуживает внимания, то покорнейше прошу указать то учреждение Военного Министерства, в которое мне следует упомянутый эскизный проект представить на рассмотрение»
. Эскизный проект был разработан по всем правилам и отличался от предложений большинства изобретателей чрезвычайной тщательностью и подробностью. Описание «бронированного автомобиля» было разделено на главы – внутреннее размещение личного состава, спецификация, таблица весов, расчет опорной поверхности, проход (транспортировка) по железнодорожному пути.

Корпус машины простой коробчатой формы собирался на уголках, причем набор каркаса Менделеев составил «по-корабельному» – из стрингеров и шпангоутов. «Боковая» броня выполнялась из цельных катаных листов, крыша – из пяти поперечных. Бронирование рассчитывалось на защиту от 6-дм бронебойных снарядов. Толщина брони составляла: лоб – 150 мм, борт и крыша – 100 мм. Боковая входная дверь толщиной 120 мм крепилась на массивных наружных петлях и могла задраиваться.
В передней части корпуса устанавливалась 120-мм пушка Канэ «типа Морского Комитета» на центральном штыре (тумбовая установка). Плоская маска пушки с вертикальной амбразурой скользила на горизонтальных направляющих по лобовому листу.
Подачача снарядов из «крют-камеры» производилась роликовыми тележками по подвесному монорельсу. Предусматривался боекомплект в 46 снарядов плюс 4 на тележке и 1 в казеннике пушки. Кроме того, в центральной части корпуса монтировалась выдвижная башенка диаметром 1400 мм с пулеметом «Максим» и толщиной брони 8 мм.

В задней части слева устанавливался рядный 4-цилиндровый двигатель «автомобильного типа», водяного охлаждения мощностью 250 л.с. Пуск двигателя производился сжатым воздухом. Бензин содержался в изолированных «стальных цистернах» под днищем. Коробка передач обеспечивала 4 скорости вперед и одну назад.
Механизмом поворота служил дифференциал.


Продольный разрез сверхтяжелого танка.

Пулеметная башенка поднята вверх. От поперечной передачи (/С2 ) вращение передается через два карданных вала (3g) на бортовую передачу (С). В корме баллоны сжатого воздуха (Г8 ), подними аккумуляторные батареи. – отсек бензобаков. Видны снаряды, направляемые механизмом подачи к пушке.



Сверхтяжелый танк (вид в плане).

Моторно-трансмиссионная группа находится в кормовой части. Вдоль бортов – отсеки подвесок. Большая часть боекомплекта – у правого борта. Пунктиром показан механизм для подачи снарядов.


Оригинально был разработан гусеничный ход – верхняя ветвь гусеницы проходила под крышей корпуса, так что корпус прикрывал еще и гусеничный ход (нечто подобное применят немцы в 1918г. на сверхтяжелом «K-Wagen»). Длина опорной поверхности гусеницы – 6 м. «Башмаки» траков шириной 250 мм должны были штамповаться из 8-мм стального листа. Опорные катки имели пневматическую подвеску – каждый каток крепился на конце поршня, вставленного в вертикальный цилиндр. Все цилиндры одного борта были объединены в одну пневмосистему, образуя комбинированную сбалансированную на один борт подвеску. Вместе с большим – 1500 мм – динамическим ходом каждого поршня это должно было обеспечить плавность хода и сохранение горизонтального положения корпуса на пересеченной местности. Для ведения огня машина ложилась корпусом на грунт (четверть века спустя немцы используют такой же прием в самоходной мортире “Карл”). Ведущее колесо – заднее верхнее. Направляющие и ведущие колеса имели форму пятиугольников, что обеспечивало зацепление гусеницы за башмак трака. Натяжение гусеницы регулировалось смещением задних колес.

"Команда" включала 8 человек – командир, главный механик, “рулевой”, “наводчик при орудии”, пулеметчик и три “канонира”. Все, кроме командира, имели свои рабочие места. Место командира определялось обстановкой: при движении он должен был находиться возле рулевого, в бою – вести наблюдение через бойницы з “стенах” и крыше корпуса, руководить работой команды, а также обстреливать подобравшегося неприятеля из пистолета “Браунинг”. «Рулевой при отсутствии боевой опасности находится на крыше автомобиля в передней его части» на съемном сидении со съемными органами управления, в-бою – внутри машины. Все управление – пуском двигателя, главным фрикционом, коробкой передач, поворотом, натяжением гусениц, жалюзями воздухозаборника, подъемом башенки – осуществлялось тщательно разработанной пневматической системой, включавшей компрессор и баллоны со сжатым воздухом (в корме). Внутреннее освещение машины обеспечивали 16 электролампочек, питавшихся от сети постоянного тока напряжением 24 В. Сеть включала динамомашину (генератор) и 4 группы аккумуляторных батарей «системы Тюдор». Для внешней связи служили флажки семафора. Размеры машины были внушительными – длина с пушкой 13 м, по корпусу -10 м, высота с опущенной башенкой – 3,5 м, с поднятой – 4,5 м, при опускании на грунт – 2,8-3,8 м, ширина – 4,4 м, клиренс – 0,7 м. Расчетный вес составил 170 т.

Для расчета движения Менделеев специально проштудировал обстоятельный «Курс автомобилизма» Н.Г. Кузнецова, весьма популярный тогда в России. Согласно расчетам, машина должна была развивать скорость до 24 км/ч, преодолевать подъем крутизной до 25°, радиус поворота определялся в 10 м.

Детально – вплоть до типа аккумуляторных батарей – разработанный и продуманный проект был при всем своем гигантизме вполне реализуем. Сказались основательная инженерная подготовка и опыт конструктора. С учетом возможностей промышленности, большие трудности вызвала бы «пронизавшая» весь проект пневматическая система, а силовую установку и все электрооборудование пришлось бы закупать за рубежом.

Существовал и второй, облегченный, вариант проекта. Он не сохранился в деталях, но по отрывочным данным, отличался уменьшенной до 50 мм толщиной брони при более мощной 127-мм пушке и двух пулеметных башнях.

В эскизном проекте Менделеев не указал конкретного назначения своего «бронированного автомобиля». Понятно, что машина с низкой -1,5 л.с./т – удельной мощностью двигателя и высоким – 2,78 кг/см 2 – удельным давлением на грунт не могла предназначаться для движения по изрытому снарядами полю боя. По особенностям устройства это была самодвижущаяся хорошо защищенная бронированная огневая точка. Можно предположить, что своего гиганта Менделеев намеревался использовать в крепостной войне или для береговой и противодесантной обороны Финского залива. Ведь много позже, в 1933 г., в Ленинграде, по предложению инженера А.А. Толочкова, был разработан проект гусеничной самоходной установки для береговой обороны, вооруженной 152- мм морской пушкой Б-10, с броней до 20 мм.

«Бронированный автомобиль» Менделеева не был первым проектом «танка» вообще (он не был даже первым проектом сверхтяжелого танка – вспомним проект Э.Буйена). Но это был действительно первый русский проект подобной машины.

Техническая культура и добросовестность, с какой он был разработан, делает честь русской технической мысли того времени. Впрочем, давно замечено, что при общей отсталости в плане передовых технологий Россия имеет прекрасные инженерные кадры.

Однако проект Менделеева не оказал какого-либо влияния на развитие боевых машин. В ГВТУ, куда проект был передан, его не подвергли тщательному рассмотрению (видимо, из-за того же гигантизма), сам Василий Дмитриевич скончался в 1922г. в возрасте 35 лет, а проект «осел» в архиве и был забыт на три десятилетия, пока его не воскресил Мостовенко в своей статье, а затем – и в книге. Позже в популярной литературе появилось откуда-то прозвище «Бронеход», а также рисунок общего вида, не вполне соответствующий описанию самого Менделеева.



(Продолжу - ниже)
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17454
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Машины-монстры. От "Царь-Танка" до наших дней

Сообщение EvMitkov » 05 фев 2017, 15:09

“ТАНК РЫБИНСКОГО ЗАВОДА”

Давно «гуляет» по нашей литературе упоминание и некоего «20-тонного танка Рыбинского завода».

Мостовенко в книге «Танки» писал, что
«в 1915г. на одном из заводов был разработан проект танка со следующими характеристиками: вес 20 т, экипаж 4 человека, вооружение 107-мм пушка и крупнокалиберный пулемет, броня ID- 12 мм, мощность двигателя 200 л.с… Представленный в Главное военно-техническое управление 10 августа 1916г., этот проект не получил необходимой поддержки… Имеются сведения и о другом проекте, разработанном в то же время. По этому проекту танк («бронированный трактор большой мощности») должен был иметь следующие данные: вес 12 т, скорость до 12 км/ч, вооружение 75-мм пушка и пулемет»
.


Машина Рыбинского завода

Мостовенко приводил разрезы машины, выглядевшие весьма правдоподобно и относившиеся, скорее, ко второму – более легкому – проекту. Правда, найти эти или похожие чертежи в архивах не удалось.
Тем не менее художник М.И. Петровский создал для “Танкового музея” журнала “Техника-молодежи’’ картину-версию сборки танка на “Рыбинском заводе”, а рыбинские краеведы потом даже пытались разыскать сведения, на каком именно заводе их города и кем был составлен проект.
Существует даже версия, что «проект Рыбинского завода» с чертежами появился впервые… в первоапрельской газете Академии бронетанковых войск.

Однако предложение гусеничной боевой машины из Рыбинска действительно было.

В августе 1916г. общество «Русский Рено» представило в ГВТУ предложение о постройке на шасси гусеничных тракторов 12-тонных «бронированных тракторов большой мощности», вооруженных 75-мм пушками, с эскизным чертежом. Это общее описание мало похоже на проект, о котором говорит Мостовенко, зато напоминает другой проект – уже упомянутого ранее французского полковника Этьена.

Вспомним, что 1 декабря 1915г. Этьен направил Главнокомандующему Французской армии письмо с предложением о постройке “бронированных повозок, обеспечивающих продвижение пехоты” или “сухопутных броненосцев". Опираясь на конструкцию все того же трактора «Холт» с 80-сильным двигателем, Этьен предлагал строить полностью бронированные вездеходные машины весом 12 (!) т, длиной 4, шириной 2,6 и высотой 1,6 м, с толщиной брони 15- 20 мм, экипажем 4 человека, вооруженную 37-мм пушкой и двумя пулеметами.

Не дожидаясь официальных указаний, Этьен встретился в Париже с известным конструктором и владельцем автомобилестроительной фирмы Луи Рено, но тот, уже перегруженный заказами, не проявил видимого интереса, и Этьен обратился к его давнему конкуренту инженеру Брилье. Танками Луи Рено занялся только полгода спустя и очень удачно – результатом стал знаменитый легкий FT-17. Однако к середине 1916г. уже были готовы проекты средних танков «Шнейдер» (13,5 т) и «Сен-Шамон» (19,9 т), вооруженных 75- мм орудием и пулеметами.

Но что мешало Рено в 1916г. «опробовать» предложение Этьена в России через свой филиал, учтя уже ведущиеся во Франции работы?
Напомним, что в основе общества «Русский Рено» лежал небольшой завод, построенный в 1914г., накануне войны в Санкт-Петербурге как филиал «Рено», затем был построен завод в Рыбинске.

Хотя общество числилось среди «частных заводов самоходов» в России, оно не выпустило ни одного автомобиля, переключившись на изготовление снарядов, а рыбинский завод перепрофилировали на производство авиационных двигателей. Однако завод был вполне пригоден и для сборки боевых машин на гусеничном шасси. Но предложение «Русского Рено», не сопровожденное подробным описанием и слабо проработанное, не вызвало интереса ГВТУ, и без того заваленного различной работой.

“САМОДВИЖУЩАЯСЯ БРОНЕВАЯ БАШНЯ” ПОДПОРУЧИКА ДРИЖЕНКО

Малоизвестен проект «самодвижущейся броневой башни для 8-дюймовой гаубицы» представленный в ГВТУ в конце 1916 г. инженером-кораблестроителем Адмиралтейского завода подпоручиком Дриженко.

«Башня» представляла собой по сути тяжелую САУ. 8-дм (203,2-мм) гаубица должна была устанавливаться в передней части «двойной броневой коробки, поперечное сечение которой напоминает вагон», с толщиной брони 10 мм. Здесь же помещались командир и водитель, места которых оборудовались бронеколпаками. В средней части корпуса размещались расчет орудия и боекомплект, в задней – два бензиновых двигателя по 180 л.с., каждый из которых приводил в движение гусеницу одного борта (как это было выполнено в 1917г. на английском танке Мк А «Уиппет» и германском A7V). Для самообороны на крыше устанавливались два пулемета.

Оригинально была разработана ходовая часть. Опорные катки диаметром 270 мм блокировались по четыре в тележки (5 тележек на борт). Трудно сказать, знал ли Дриженко о проекте Менделеева, но в своей машине он также применил пневматическую подвеску, причем пневмокамеры тележек одного борта сообщались между собой. Ведущее колесо располагалось сзади.

Гусеница зубового зацепления состояла из «шпал», соединенных по краям цепями-рельсами. Ширина гусеницы – 800 мм. При повороте штурвала замедлялось движение одной из гусениц. Поскольку большая длина опорной поверхности (6 м) затрудняла бы поворот, предусматривался автоматический подъем крайних тележек подвески (подобное решение 45 лет спустя будет воплощено на шведском танке STRV- 103). Для защиты воздухопритоков от пыли служила система из изогнутых пластин, элластичных камер и «гармоник».

Машина должна была иметь электрическое освещение, вентиляцию. Рассчетный вес «башни» – 46 т, экипаж – 6 человек, длина – 8,1 м, ширина – 3,8 м, высота – 3,4 м, удельная мощность силовой установки – 7,8 л.с./т, скорость хода – до 12 верст в час, удельное давление на грунт – 0,5 кг/см2 .

Проект был подробно рассмотрен в Военной Автомобильной школе. Начальник Школы указал на общую сложность конструкции, неразработанность трансмиссии и механизма управления, ненадежность пневматических систем, предложил обеспечить движение при работе как обоих, так и одного двигателя. В июле 1917г. проект был передан в ГАУ. Интересно, что при его рассмотрении специалисты Артиллерийского Комитета сравнивали его с танками союзников (Журнал III, IV и VII отделов Арткома № 2472). Было указано, что “главным назначением броневых автомобилей, как легких, так и тяжелых (типа танков), заключается в содействии своей пехоте в открытом бою”, а значит огневой бой должен вестись «на дистанции не более 2-3 верст», на которой «недопустим другой род ведения огня, как прямой наводкой». Предложение же самоходной бронированной гаубицы «не имеет практического интереса», поскольку тяжелой артиллерии более соответствует тракторная тяга, нежели «закрытые башни». IV отдел представил данные: “Ни на одном французском или английском танке, ни на германских танках не устанавливалось до сих пор орудий выше 3-дм калибра”.

Ход обсуждения проекта свидетельствует о внимательном изучении русскими специалистами опыта применения танков, четком понимании задач и способов действий боевых машин. Как видим, русское военное ведомство отнюдь не оставалось безразлично к идее “танка”. Оценивались собственные проекты, тщательно исследовался опыт союзников. Отметим, что в России поначалу либо прямо использовали английское “tank”, либо переводили его как “лохань”, к середине 1917г. стали уже более свободно оперировать словом “танк”. Окончательно же это слово (пройдя просторечные “танка” и “танька") утвердилось у нас во время гражданской войны.

(Продолжение - ниже)
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17454
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Машины-монстры. От "Царь-Танка" до наших дней

Сообщение EvMitkov » 05 фев 2017, 15:58

ДВИЖИТЕЛЬ КЕГРЕССА

Большой интерес военного ведомства вызвало предложение заведующего технической частью императорского гаража в Царском Селе француза А. Кегресса.

В 1904г. петербургская фирма “Г.А. Лесснер” занялась сборкой автомобилей по образцу “Даймлер". В моторном отделе фирмы работал в это время техником 24-летний французский подданный Адольф Кегресс. После Международной автомобильной выставки 1907 года в Санкт-Петербурге 32- сильный автомобиль “Лесснер” закупил Императорский Его Величества Гараж. В 1909г. фирма от дальнейшего производства автомобилей отказалась за нерентабельностью. Но знакомый с ее машинами граф Орлов представил поднаторевшего в автомобильном деле Кегресса Николаю II. Так Кегресс попал в Царское Село в качестве личного шофера царя, а вскоре – заведующего технической частью императорского гаража. Здесь он занялся собственными разработками. В 1911г. в Петербурге прошли испытания “моторных средств", предназначенных для движения по снегу – “сезонный" транспорт всегда был актуален для России. Первая машина Кегресса не отличалась оригинальностью – он просто укрепил на передние колеса автомобиля лыжи, а задние обмотал цепями. Два года спустя в мастерской царского гаража он опробовал иную систему, установив вместо задних колес гусеничный ход (был ли подопытный автомобиль “Мерседесом" или “Лесснером" точно неизвестно). 18 февраля 1913г. Кегресс подал заявку, и 31 мая 1914г. получил привилегию № 26 751 на “автомобиль- сани, движущиеся посредством бесконечных ремней с нажимными роликами”. РБВЗ заключил контракт на установку его движителей на автомобили С24/30.

С началом войны Кегресс не преминул напомнить о своем изобретении и в 1915г. представил его Техническому Комитету Главного Военно-Технического Управления. В августе-сентябре 1916г. “кегресс” испытали пробегом между Могилевом и Царским Селом. “Автомобиль… свернул с дороги на целину, переехал придорожную канаву, затем прошел со значительной скоростью по мягкому травянистому грунту, свободно и плавно преодолевая различные препятствия” – так было записано в протоколе испытаний. Полугусеничный ход не был новостью, но движитель Кегресса, состоявший из гусеничных тележек, свободно крепившихся вместо колес на полуоси заднего моста, позволял сравнительно небольшой переделкой превратить в вездеход почти любой автомобиль. Привлекали также малый вес движителя, сравнительно плавный и малошумный ход, хотя даже по тем временам резинотканевая гусеница была куда уязвимее металлической. Разработали программу создания целого “флота” вездеходных “самоходов" – от легковых штабных до грузовиков и бронеавтомобилей. Россия получала шанс выйти вперед в военном использовании “сухопутного мотора". Улучшенную гусеницу сделали на заводе “Треугольник”. Путиловскому заводу заказали 60 полугусеничных пулеметных бронеавтомобилей, а также переделку автомобилей “Рено”, “Паккард”, “Морс” – всего около 200 машин.

Дело разворачивалось, но подкатили тяжелый финансовый кризис, забастовки, революция. Догадываясь, что в новой России его не ждет ничего хорошего, Кегресс вернулся на родину, где не без успеха реализовал свое изобретение. Усилиями его, инженера Хинстина и автомобилестроителя Ситроена в 1921г. появляется “Автогусеница Ситроен” 10CV В2. Попытки оснастить “кегрессами” старые бронеавтомобили “Пежо” не удались, как и установка резиновой гусеницы Кегресса на легкие танки “Рено”. Зато армия заказала бронеавтомобили “Панар- Кегресс-Хинстин” М29 (Р16), а автомобили “Ситроен-Кегресс" и “Панар-Кегресс” использовались в батальонах “возимых драгун”.

На Путиловском заводе первый полугусеничный броневик “Остин-Кегресс” (в литературе известен также как “Остин-Путиловский-Кегресс”) испытали 2 июля 1919г., а всего под руководством техника А. Ермолаева построили 6 штук. 25 октября 1919г. севернее Детского (Царского) Села три таких “полутанка” с бригадой 2-й стрелковой дивизии удачно атаковали войска Юденича. “Но и мы теперь умело стали таньки снаряжать” – писал Демьян Бедный в агитке “Танька-Ванька” (кстати, первой у нас солдатской памятке по противотанковой обороне). Занятно, что история этих “полутанков" начиналась десятью годами ранее в том же Царском Селе. В марте-апреле 1920г. четыре “Остин-Кегресс” воевали на польском фронте, два поляки захватили и использовали до начала 30-х. В РККА “Остин-Кегресс” прослужили до 1933 г., и их безо всякой иронии называли “русским типом танка”.

Бронеавтомобиль выполнялся на основе шасси 1,5-тонного английского грузовика “Остин” с сохранением общей компоновки. Гусеничный движитель “Остин-Кегресс” на один борт включал четыре сдвоенных опорных катка, сблокированных на двух тележках, два поддерживающих ролика и два ведущих колеса, приводимых открытой цепью Галля от звездочки, надетой на полуось. Зацепление гусеницы – за гребень за счет сил трения. Натяжение гусеницы регулировалось винтовым механизмом. К дискам колес на особом рычаге крепились барабаны малого диаметра, защищавшие гусеницу от повреждения и принимавшие часть нагрузки на слабых грунтах. Для повышения проходимости и лучшего преодоления горизонтальных препятствий балансиры со свободно вращавшимися барабанами на концах (своего рода роликовые лыжи) крепили и на оси передних колес – зимой их могли заменять обычные лыжи. Кроме того на слабых грунтах на передних колесах уширили бандажи, сохранив шины “гусматик".

Поворот производился по автомобильной схеме – с помощью переднего управляемого моста и дифференциала заднего моста. Как и на базовом “Остин” русской бронировки, на раме “Остин-Кегресс” клепкой собирался броневой корпус из вертикальных и наклонных бронелистов, с двухскатной крышей, откидными щитками смотровых окон.

Заметим, что ГВТУ предъявляло ко всем бронеавтомобилям среднего и тяжелого класса довольно жесткое требование защиты от остроконечных винтовочных пуль на дальности от 50 м и далее. Изнутри корпус подбивался войлоком для защиты экипажа от мелких осколков брони.

В диаметральной плоскости ставились две башни с 7,62-мм пулеметами “Максим" и углами наведения по горизонтали до 280°. Имелся задний пост рулевого управления.


Бронеавтомобиль-полугус "Остин-Кегресс"

Тактико-технические характеристики “Остин-Кегресс”

Боевая масса, т 5,8

Экипаж, человек 5

Высота, м 2,4

Длина, м 4,9

Ширина, м 1,8

Толщина брони, мм:

лоб и борт 8

корма 8

крыша и днище 6

Вооружение два 7,62-мм

пулемета “максим” обр. 1910г.

Боекомплект 4000 патронов

Двигатель:

Тип карбюраторный

число цилиндров 4

Охлаждение жидкостное

мощность, л.с 50

Механизм поворота дифференциал

Подвеска блокированная,

с винтовыми пружинами

Тип гусеницы резино-тканевая

Тип зацепления фрикционное

Максимальная скорость, км/ч 25

Запас хода, км 100

Удельное давление, кг/см2 0,3

Преодолеваемый подъем, град 25

Ширина преодолеваемого рва, м . 1,6


Продолжу - ниже.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17454
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Машины-монстры. От "Царь-Танка" до наших дней

Сообщение EvMitkov » 05 фев 2017, 16:22

“КОЛЕСНИЦА” ЛЕБЕДЕНКО И ДРУГИЕ

Итак, Россия не стала “родиной танка”, и дело было не в “косности”, не в “лености” и не в “саботаже” или “заговоре”.
Причины можно называть разные – нехватку промышленного потенциала в условиях большой войны, финансовых средств, просто стечение обстоятельств.

Но были и вполне полноценные реализованные проекты. Мы уже разбирали выше "Царь-Танк" Лебеденко.

Действительно, в это время близ Орудьево (к северу от Дмитрова) собиралась опытная боевая машина с 9-метровыми колесами. Инициатором и руководителем ее постройки был капитан Н.Н. Лебеденко, возглавлявший т.н. «военно-техническую лабораторию».
«Лаборатория инженера Лебеденко» выполняла заказ ГВТУ на бомбордировочные прицелы. Предлагал Лебеденко и свой метод «определения позиции стреляющего орудия», так что военному ведомству он был знаком. В разработке «боевой колесницы» принимали участие будущие академики, а тогда просто молодые инженеры Б.С. Стечкин и А.А. Микулин, часть расчетов выполнил профессор Н.Е. Жуковский.
Микулину иногда приписывали и идею машины, но вот как он сам вспоминал о начале работы:
«Однажды меня пригласил к себе Лебеденко, запер дверь в кабинет и на ухо сказал:

– Мне рекомендовал Вас профессор Николай Егорович Жуковский как способного конструктора. Согласны ли Вы разработать чертежи изобретенной мною машины? При помощи таких машин в одну ночь будет совершен прорыв всего германского фронта, и Россия выиграет войну…».



Так в 1917 г. представляли "передвижные крепости, уничтожающие города"


"Царь – танк" Лебеденко

Лебеденко смог заинтересовать своей идеей не только молодых инженеров, но и военное ведомство. Движущуюся модель даже демонстрировали Николаю, и на показе она перебиралась через разбросанные по полу объемистые тома «Свода законов Российской Империи» – эта картинка слишком аллегорична и, возможно, возникла много позже. И тем не менее демонстрация имела место быть, и это подтвержденный факт.

Средства на постройку опытного образца выделили Всероссийский городской союз и Главное военно-техническое управление; работы обошлись в солидную сумму – 210 000 рублей. Особой заботой Лебеденко стала секретность.
Узлы делали на разных предприятиях: корпус и башню – в мастерских Хамовнических казарм, колеса – на заводе в Люберцах, привлекли и завод в Сормово.

Близ площадки Орудиево посреди леса недалеко от полотна железной дороги и сейчас можно найти остатки двойного вала, когда-то опоясывавшего большую поляну (у местных жителей этот участок леса именуется “Танка” или “Танга”). Вдоль вала, видимо, стоял частокол.

К корпусу машины на передних решетчатых фермах крепились два 9- метровых ведущих колеса со стальными ободами (благодаря множеству спиц они напоминали велосипедные), а на наклонной задней ферме – поворотный хвостовой каток значительно меньшего диаметра. На машине установили два бензиновых двигателя «Майбах» по 200 л.с., снятых в исправности со сбитого германского «цеппелина».

Микулин разработал оригинальный привод ведущих колес: вращение на каждое из них передавалось от своего двигателя двумя обычными колесами автомобильного типа, прижатыми с двух сторон к ободу ведущего колеса – сокращалась длина трансмиссии, а колеса разного диаметра образовывали редуктор.
Расчеты обещали весьма приличную скорость хода – до 20 км/ч.
Масса собранной машины составила около 40 т, высота – 9, длина – 17, ширина – 12 м.

Из- за стремления поставить побольше вооружения корпус с верхней и нижней башнями и боковыми спонсонами сильно отнесли назад.
Но вооружение так и не установили – Главное Артиллерийское Управление выделяло пушки и пулеметы только на проекты, которые считало реальными и готовыми к практическому использованию.

На испытаниях в августе 1917г. машина двинулась с места, сломала передней осью большую старую березу и увязла хвостовым катком в рыхлом грунте. Сказалось непродуманное распределение веса.
Ведущие колеса пробуксовывали, оригинальный привод Микулина требовал доводки. В сложной лихорадочной обстановке тех дней новых средств выделить не могли. Еще раз машину пытались заставить двинуться своим ходом в 1918г. и столь же неудачно.

Впоследствии единственный образец, разобранный в 1923 г. на лом, с легкой руки Микулина, прозвали «Царь- танком». Дальнейшая судьба Лебеденко остается неизвестной. Машина Лебеденко в самом деле была первой русской попыткой реальной постройки вездеходной боевой машины, пусть к танкам в нынешнем их понимании и имеет довольно отдаленное отношение.


Вообще высококолесные проекты не были тогда редкостью.
Только в 1915г. российскому военному ведомству были предложены: 8-колесный бронированный трактор поручика Быковца, “броненосный трактор” Казанского с 3-мя высокими колесами и противоснарядной броней, «земной броненосец» на катках большого диаметра и др.
В Англии еще в начале 1915г. был доведен до рабочих чертежей проект «сухопутного крейсера» коммандера Хеттерингтона с колесами диаметром 12 м и тремя орудийными башнями, в Италии высококолесный бронеавтомобиль с двумя пулеметными башнями разработал Л. Кассали и т.д.


"Улучшенная черепаха" С.П.Навроцкого (эскиз)

1 – установка пулемета, 2 – платформа 203-мм гаубицы, 3 – бак с водой, 4 – платформа 76,2-мм орудия и пулемета, 5 – платформа 152-мм орудия, 6 – платформа 102-мм орудия, 7 – скребок


“Гигантизм" был тогда удивительно распространен среди изобретателей.
Так, 20 апреля 1917г. Технический Комитет ГВТУ рассмотрел проект «подвижной батареи Улучшенная черепаха» инженера-механика С.П. Навроцкого, заведывавшего заводом «Рихард Ноле» в Воронеже.

Проект предполагал машину весом 192 т, высотой 8,52 м, с передним приводным катком сферической формы диаметром 6,5 м и двумя задними полусферическими диаметром 2,5 м. Внутри переднего катка и на задней площадке размещались две 203-мм гаубицы, два 152-мм орудия, четыре 102-мм и восемь 76,2-мм пушек, 10 пулеметов. Внутри переднего катка монтировались и двигатели. «Черепаха» имела 30-20-мм броню, экипаж от 60 до 100 человек. Нам здесь наиболее интересно следующее замечание Технического Комитета:
«в сравнении с …танками, батарея совершенно мало подвижна»
.

Стоит упомянуть и еще один любопытный проект.
В январе 1916г. анонимный изобретатель предложил русскому военному ведомству идею бронированных «самоходов» (без указаний конструкции хода), способных идти «по какой угодно почве, самостоятельно переплывать речки и озера».

Успехи испытаний модели высотой 25,4 см настолько вдохновили автора, что он предложил целое семейство «самоходов»: самоход-броненосец «размером с морской броненосец» и экипажем от 2400 до 5000 человек (автор даже предлагал ставить на изобретенный им “ход” старые черноморские броненосцы!), крейсер – поменьше, «самоходы- пушки» и «самоходы- пулеметы», даже дистанционно-управляемые «самоходы-мины».

Из таких машин автор предлагал составить «эскадру» и, добавив к ним «самоход-ангар», пустить эскадру в рейд по промышленным районам Северной Германии. Неугомонный изобретатель посчитал нужным напомнить о себе и в январе 1917г.
Можно БЫ посмеяться...
Но уберем забавный гигантизм и… получим идею «бронированных эскадр», сформулированную в 1919г. Фуллером и вдохновившую многих адептов «механизированной войны».

Куда практичнее оказалась работа боевого офицера бронечастей штабс- капитана 11 -го гренадерского Фанагорийского Генералиссимуса князя Суворова полка В. Поплавко над бронеавтомобилем на полноприводном шасси. Она интересна как пример другого направления создания боевой вездеходной машины – в рамках колесных шасси.

Надо заметить, что на протяжении всей Первой мировой войны русская армия применяла бронеавтомобили намного активнее своих союзников и противников, и их развитию уделялось большое внимание.

Русский фронт был более растянут, менее плотно “населен” войсками и оставлял больше места для действий бронеавтомобилей, чем на Западе, где уже к началу 1915 г. установился сплошной позиционный фронт.

В 1914-1917 гг. в России был построен 201 бронеавтомобиль, правда, отечественных шасси “Руссо-Балт” хватило только на 24 из них, импортировано 496 бронеавтомобилей, часть из них в России перевооружили и перебронировали.
11 февраля 1915 г. Приказом Верховного Главнокомандующего № 7 была введена “Инструкция для боевого применения бронированных автомобилей”, знание которой было “обязательно для всех старших начальников до командиров полков включительно”.

В Инструкции указывались основные свойства бронеавтомобилей, задачи и способы действий в наступлении, обороне, преследовании, разведке, на марше, при встречных столкновениях. Но признавалась и “зависимость быстроты передвижения от рода и качества дорог” и возможность действий
"только по шоссированным путям, при хорошем их состоянии”
. Вскоре потребность в бронеавтомобилях повышенной проходимости стала совершенно очевидна.

Поплавко в “технических” войсках служил не первый год. Перед войной он стал военным летчиком и первым в августе 1913 г. провел практические опыты стрельбы из пулемета с аэроплана по наземным целям, после начала войны перешел в автоброневые части. 17 августа 1915 г. он, “состоя прикомандированным к 19-му пулеметно-автомобильному взводу” на бронеавтомобиле “Победа”, подогнем починил мост у д.Теофиловка и способствовал взятию батареи противника, за что был награжден орденом Георгия Победоносца 4-й степени. Так что и технику, и потребности бронесил знал не понаслышке.

Свою машину Поплавко построил на шасси американского 2-тонного грузовика “Джеффери Куад” с двигателем 32 л.с. и обеими управляемыми осями, установив колеса с уширенными бандажами, смонтировав в средней части неподвижную рубку с наклонной установкой бронелистов и четырьмя амбразурами для двух пулеметов, а в задней – бронекороб для ЗИП.
Имевшиеся бронеавтомобили действовали в основном “выездами для обстреливания противника".

Предложения же Поплавко об использовании его “Боевых слонов Ганнибала”, защищенных 7- мм броней, напоминают предложения французского полковника Этьена (декабрь 1915г.) – кроме проделывания проходов в заграждениях и обстрела противника из пулеметов “Боевые слоны” должны были доставлять к вражеским окопам по 10 солдат с пистолетами, кинжалами и ручными гранатами для захвата и закрепления передовых окопов противника.
Поплавко даже разработал приспособление для разрушения проволочных заграждений, похожее на “форштевень” французского танка “Шнейдер".

Правда, на практике функций “бронетранспортера” и “разрушителя” проволочных заграждений машине так и не придали. В конце сентября 1916г. из 30 бронеавтомобилей системы Поплавко составили бронедивизион. Наравне с другими бронеавтомобилями они приняли участие в боях Первой мировой, Гражданской и советско-польской войн.

(Продолжение - ниже)
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17454
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Машины-монстры. От "Царь-Танка" до наших дней

Сообщение EvMitkov » 05 фев 2017, 16:39

Утвержденный в январе 1917 г. план формирования броневых частей русской армии предусматривал создание 13 дивизионов по 30 боевых машин нескольких типов: по схеме капитана Поплавко (на полноприводном шасси “Джеффери”, “Рено”, “Панар-Левассор"), с движителем прапорщика Кегресса (“Фиат”, “Паккард”) и, наконец, заказанные во Франции танки.

Для сравнения – на середину 1917г. броневые силы Русской армии включали 13 дивизионов (300 бронеавтомобилей различных марок) и 7 бронепоездов.
То есть в начале 1917г. планировалось практически перевооружить броневые силы Русской армии танками и бронемашинами повышенной проходимости.
Заметим, что на тот момент опыт применения английских танков был еще весьма ограничен (не более 50 боевых “танко-дней”), а французские еще не выходили в бой.


На межсоюзнической конференции весной 1917г. была заявлено потребность России в 390 танках.

Первоначально планировали закупить средние СА-1 “Шнейдер”, но в сентябре 1917г. военному агенту в Париже поручили
“сообщить результаты испытаний танков легкого типа “Рено"
с одним пулеметом” (в это время завод “Рено” только-только закончил постройкой первые серийные легкие танки).
В октябре находящаяся в Англии комиссия ГВТУ обратила внимание на “новый тип тяжелых полевых крейсеров английской армии” (скорее всего, имелся в виду прототип тяжелого Mk V, но термин “крейсер” наводит на мысль и о прототипе среднего Мк А).

В обоих случаях подчеркивалась проходимость танков, имевшая огромное для русских условий значение.
Однако ни французские, ни английские танки так и не попали в Россию – союзники, сами лишь разворачивавшие выпуск нового средства войны, не слишком спешили делиться им с русской стороной (англичане предпочитали не только “маскировать” свои работы мифическими "русскими заказами”, но даже показывали танки русским представителям неохотно), а тут еще и начавшаяся русская революция.
Зато в 1918 г. танки союзников “добрались” сюда для противодействий красным армиям, после чего в качестве трофеев все-таки стали первой материальной частью танковых сил, но уже РККА.

Новый план формирования броневых частей русской армии выглядел вполне реально, тактический и технический опыт личного состава бронечастей также обещал удачное применение новых машин, однако реализовать план не удалось даже частично.

И помешала этому не революция сама по себе, а общее положение надорвавшейся русской промышленности и глубокий финансовый кризис – то есть те же причины, которые и подготовили революцию.


Все это вызвало приостановку работ, затрудняло необходимые новые закупки шасси и оборудования, а развернувшиеся с февраля 1917г. события лишь довершили дело.

Что касается построенных в России опытных машин, то наиболее практичными и близкими к типу “танка” оказались полугусеничные бронеавтомобили, собранные на Путиловском заводе – “Ахтырец” полковника Гулькевича и “Остин-Кегресс”.
Они же и получили боевое применение уже в ходе Гражданской войны.

Бронеавтомобиль Гулькевича на шасси полугусеничного трактора имел более живучие металлические гусеницы и потенциально лучшую проходимость, был лучше вооружен и, кончено, мог бы стать “русским типом танка”. Но сложилось так, что из всех проведенных в России до 1918 г. работ над вездеходными боевыми машинами, пожалуй, только “полутанк” схемы Кегресса, переделанный из двухосного бронеавтомобиля, имел какое-то влияние на дальнейшее развитие техники.


НО.
Но говорить о танках, не упоминая ПТО - невозможно.


РУССКИЕ ПРОЕКТЫ ПРОТИВОТАНКОВОЙ ОБОРОНЫ

Вопрос противотанковой обороны был поставлен в русской армии сразу после первых сообщений о действиях английских танков: ни у кого тогда не возникало сомнений в способности Германии приступить к скорой постройке собственных танков.
Тем более, что действия германских тяжелых бронеавтомобилей на Русском и Румынском фронтах в 1916г. оказались весьма успешными.

В приказе Командующего войсками Юго-Западного фронта генерала А.А. Брусилова № 0234 от 8 января 1917г. указывалось:
«Есть сведения на то, что германцы уже построили два типа «тэнк»: один низкий, вооруженный пулеметами (на самом деле был построен только через год – С.Ф.), другой большого типа, размером железнодорожного вагона (тогда только велась сборка деревянного макета тяжелого танка A7V)… с пулеметами и приспособлением для выпуска ядовитых газов…

Приказываю предупредить всех без исключения нижних чинов о возможности появления неприятельских «тэнков» и объяснить доступным им языком их устройство, дабы выход этих чудовищ современной техники не мог бы быть для войск неожиданным… Главное средство борьбы – это артиллерийский огонь. На каждом боевом участке надлежит теперь же разработать подробные соображения по организации надлежащей встречи «тэнков»…

Необходимо сосредоточенный огонь по «тэнку» направлять с возможно большего фронта… Шрапнельный огонь необходим по сопровождающей «тэнк» пехоте, которая будет стремиться воспользоваться «тэнком» как подвижным фортом…

Приобретает особое значение организация связи войсковой разведки и передовых окопов с наблюдательными артиллерийскими пунктами… Пехота выдержанная, стойкая, удерживающая окопы в своих руках и пропустившая «тэнки», неминуемо «приобретает их как славный и заслуженный трофей своего мужества».
Что тут еще сказать? Четко и по делу. Сравниая с оргунизацией ПТО гансов, приказ Брусилова опережает сврое время на десятилетия.

В следующем приказе № 0239 от 15 января были даны указания по применению минных фугасов:
они должны устанавливаться на путях вероятного движения танков, впереди или внутри проволочных заграждений, содержать не менее 20 фунтов взрывчатого вещества, подрываться дистанционно или автоматически – с помощью чувствительных замыкателей Бродского.


При крайне скудных, больше опирающихся на слухи данных о возможных параметрах германских танков, основные положения противотанковой обороны были выработаны верно.

Заметим, что в русской армии это сделали РАНЬШЕ, чем в германском рейхсвере, реально встречавшемся с танками.
Этому способствовал и тщательный анализ опыта борьбы с бронеавтомобилями.

В русской армии к тому времени уже нашли применение бронебойные винтовочные пули: заказы на них ГАУ выдало еще в мае 1915 г. Всего было заказано более 36 млн. пуль системы штабс-капитана Кутового со стальным сердечником, предназначенных
«для стрельбы по бронеавтомобилям и стрелковым щитам»
.

Любопытно предложение поручика Е. Л алетина, поданное 17 сентября 1915г. в Отдел Изобретений ЦВПК: Лалетин считал полезным использовать против бронеавтомобилей
«наши крепостные ружья (20,32-мм ружья Гана обр.1877г. – С.Ф.),… сила их была рассчитана так, чтобы пробивать туры с землей»
(имеется в виду пуля с твердым сердечником).
Нетрудно увидеть здесь идею противотанкового ружья, высказанную много раньше, чем в Германии начали создавать первое в истории ПТР.

Впрочем, идея витала в воздухе – на Западном фронте, например, старые крепостные винтовки использовали для «снайперской» стрельбы по укрытым щитами наблюдателям и пулеметным расчетам. Оставался один шаг, чтобы перенести этот опыт в область борьбы с танками и бронемашинами.

Однако Отдел Изобретений ЦВПК вынужден был констатировать, что «старых крепостных ружей уже в цейхгаузах не имеется».

Стоит упомянуть и сделанное еще в конце 1914 г. предложение офицера постоянного состава Военной Автомобильной школы штабс-капитана В.А. Мгеброва (считавшегося ведущим специалистом по бронеавтомобилям) применять против бронеавтомобилей противника 40-мм фугасную ружейную гранату его системы – едва ли не первое в истории предложение “противотанкового оружия пехоты”.

В марте 1917 г., по инициативе штаба 7-й армии Юго-Западного фронта, отдельной брошюрой были выпущены «Указания по борьбе с танками». Против танков предлагалось использовать «кинжальные взводы», выделенные от батарей 76-мм («трехдюймовых») полевых пушек, траншейные 57-, 47- и 40- мм («Виккерс») скорострельные пушки (имевшие в боекомплекте бронебойные снаряды), 37-мм пушки обр. 1915г. системы Розенберга и Мак- Клена.
То есть тот самый "ПаК-пункт" идею которого немцы традиционно приписывают себе любимым.

Их дополняли располагаемые в две линии в шахматном порядке фугасы (заряд фугасов «увеличился» до 40 фунтов), ручные гранаты, легкие мины, противотанковые рвы.

Отметим предложение использовать подвижные мины, подтягиваемые на пути движения танков из передовых окопов.

Начальник инженеров фронта в своих дополнениях к приказу № 0234 добавил к этому «малые фугасы», плоские «самовзрывные» мины Ровенского, а также предложил минировать противотанковые рвы.
Полевой Генерал-инспектор артиллерии великий князь Сергей Михайлович заметил, что применение против танков легких горных пушек затрудняется преимущественным сосредоточением этих орудий на Кавказском фронте, а траншейных орудий – их незначительным количеством.
Таким образом, главная роль в планируемой ПТО отводилась трехдюймовой полевой пушке (ситуация, схожая с противотанковыми возможностями германской артиллерии).

Несколько слов стоит сказать о подвижных минах.
Вопрос этот не был нов и уже находился в разработке. Когда 16 апреля 1917г. Г.А. Безсонов подал предложение «прибора для борьбы с тэнками» в виде самоходной колесной мины (разработанной, кстати, грамотно), Инженерный Комитет ГВТУ заметил в надписи от 1 мая:
«У нас имеется уже несколько управляемых самодвижущихся мин, которые выдержали испытания».


Интересный проект подал в ГВТУ 17 января 1917г. прапорщик Э. Назариан: его самодвижущаяся мина имела гусеничный ход, корпус, «напоминающий по своим очертаниям английские tanks», двигатель внутреннего сгорания или на сжатом воздухе, заряд в 50 пудов (800 кг) ВВ и дистанционный взрыватель.

Проект был отклонен, как и рассматривавшийся 26 января проект мины «Гидра» техника Н. Алексеева с электродвигателем и электрозапалом. Из Франции в мае сообщали об испытании на фронте «подвижной мины лейтенанта Маттэй». Все эти мины предназначались для подрыва проволочных заграждений, но могли оказаться и противотанковым средством.

Тогда же, в марте 1917г. Начальник Штаба Верховного Главнокомандующего генерал-адъютант В.М. Алексеев утвердил проект «Наставления для борьбы с неприятельскими сухопутными броненосцами». К уже перечисленным средствам здесь были добавлены огнеметы и применение стрелками и пулеметами бронебойных пуль.
Рекомендовалось заблаговременно перегруппировывать на танкоопасные направления подвижные части – конницу с артиллерией, бронечасти, самокатчиков – т.е. создавать мобильный противотанковый резерв. Бронеавтомобили уже считались в русской армии одним из средств борьбы с бронесилами противника.

Таким образом, специалисты русской армии, опираясь преимущественно на чужой опыт и некоторые общие положения, выработали верную и действенную противотанковую тактику, соответствующую как условиям войны, так и наличным возможностям армии.
Причем сделали это за год до того, как крайне немногочисленные германские танки привели в замешательство английские и французские части на Западном фронте.

Здесь командование и специалисты русской армии оказались предусмотрительнее союзников. И эта работа пригодилась.
Положения, выработанные специалистами русской армии вошли в первое наставление Красной Армии по борьбе с танками, изданное РВС РСФСР в 1918 г., были использованы 14 октября 1920 г. в бою на Каховском плацдарме.



Использованы публикации М. ВИНИЧЕНКО, а так же литература:

1. РГВИА: ф.504, оп.7, д.801, л. 15, 44 ф.802, on.4, дд. 313, 1245 ф.803, оп. 1, дд. 495, 1784, 1803, 1810, 1818, 1820 ф.917, оп. 1,д.2 ф.2000, оп.2, дд. 1798, 1873,2011 ф.2011, оп. 1, дд. 196, 228 ф.2023, оп. 1, д. 63 ф. 13251, оп.4, дд 81,207,293,331,333, 562

2. Барсуков Е.З. Артиллерия русской армии (1900-1917гг.), т. 1.М., Воениздат, 1948

3. Барятинский М., Коломиец М. Бронеавтомобили Русской армии 1906- 1917, М., Издательский центр “Техника-молодежи”, 2000

4. Дубовской В.И. Автомобили и мотоциклы России. 1896-1917. М., Транспорт, 1994.

5. Дютиль Л. Танки. М., Госвоениздат, 1936.

6. Какурин Н.Е. Как сражалась революция т.2. М., Издательство политической литературы, 1990.

7. Коломиец М., Мощанский И., Ромадин С. Танки гражданской войны. М., Армада вып. 14, М-Хобби, 1999.

8. Советская военная энциклопедия. т.7. М., Воениздат, 1979.

9. Федосеев С.Л. Танки кайзера. М., Бронеколлекция № 6.1996.

10. Фуллер Дж. Танки в Великой войне 1914-1918гг. М., Высший Военный Редакционный Совет, 1923.

11. Хейгль Танки чч.1, II. М., Госвоениздат, 1936.

12. Шавров В.Б. История конструкций самолетов в СССР до 1938г. М., Машиностроение, 1986.

13. Шугуров Л.М. Автомобили России и СССР ч. 1. М., ИЛБИ, ПРОСТРЭКС, 1993.

14. Heigl F. Taschenbuch der Tanks. Munchen, 1930.

15. Fletcher D. Landships. British Tanks in the First World War. London, Her Majestery Stationery Office, 1984.

Журналы

1 Военная Быль № 1.1993

2. Военно-исторический журнал № 11.1967

3. Вокругь Света №№ 44, 47, 49.1916, 32.1917

4. Наука и техника № 23.1935

5. Нива №№24.1906, 30.1915

6. Танкист№№ 9.1947, 5.1952

7. Техника и вооружение № 4.1986

8. Техника-молодежи № 4.1993
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17454
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Машины-монстры. От "Царь-Танка" до наших дней

Сообщение provencial2015 » 05 фев 2017, 22:10

Существует две книги "ТАНК" - одна 1947 года издания, вторая 1954 года /есть в интернете/.
Закончу большой "проект" по бронетехнике после этого возьмусь за "ТАНК" - издание 1947 года интереснее :)
Сейчас выкладываю страницы книг по теме.




































provencial2015
 
Сообщения: 971
Зарегистрирован: 12 июн 2015, 02:23

Re: Машины-монстры. От "Царь-Танка" до наших дней

Сообщение гришу » 06 фев 2017, 03:44


Проект разработан в Московском танковом бюро в 1924 г., но воплощение не получил, - промышленность СССР того времени не тянула ещё такой уровень сложности. :?

Ой чё мы видем?


Танк Vickers Medium Mark I выезжающий из Веллингтонских казарм, г. Лондон 10.05.1926 г
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Машины-монстры. От "Царь-Танка" до наших дней

Сообщение гришу » 04 сен 2017, 14:00

Урал-6308 "Торнадо-У" — седельный тягач с колесной формулой 8х8, предназначенный для буксировки тяжелой бронетехники. Самый любопытный момент — непривычная схема расположения четырёх осей: одна спереди и три сзади (так называемая тележка Tridem), притом важно отметить, что для задней тележки применена полностью пружинная подвеска, а спереди стоят рессоры.

Под капотом установлен перспективный рядный двигатель ЯМЗ-780 рабочим объемом 12,4 л. и мощностью 550-600 л.с. Коробка передач — немецкая ZF, а мосты — венгерские Raba.

Урал-6308 получил собственную каркасно-панельную кабину, панели которой могут быть или из композитов, или из бронестали. У танковоза пассажирский модуль выполнен двухрядным, хотя существует и короткая однорядная версия.
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Машины-монстры. От "Царь-Танка" до наших дней

Сообщение гришу » 04 сен 2017, 14:04

КамАЗ » К-78504 "Платформа-О"
Четырехосный прототип КАМАЗ К-78504 с бронированной кабиной создан для нужд Минобороны в рамках проекта «Платформа-О». Прототип седельного тягача с колесной формулой 8х8 собран Заводом специальных автомобилей АО "Ремдизель", который является дочерним предприятием КамАЗа. Он предназначен для буксирования прицепных систем массой 90-165 т. Цель проекта "Платформа-О" — разработать высокомобильную модульную платформу для замещения в Вооруженных Силах России колесных платформ МЗКТ белорусского производства.




Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Машины-монстры. От "Царь-Танка" до наших дней

Сообщение гришу » 04 сен 2017, 14:04


Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Пред.След.

Вернуться в Бронетехника и автотранспорт

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Yandex [Bot] и гости: 1

cron