Автомитральеза

Форум о бронетехнике и военным автомобилям

Re: Автомитральеза

Сообщение гришу » 17 мар 2016, 15:39


Броневой автомобиль «Пирс-Арроу» перед отправкой в Россию. Англия, 1916 год
Летом 1915 года во Франции велось формирование Бельгийского броневого дивизиона для отправки его для боевых действий в Россию. Узнав об этом, командир 15-го эскадрона броневых автомобилей британского Адмиралтейства командор Оливер Локкер-Лампсон, часть которого была выведена в Англию из-за стабилизации Западного фронта и невозможности использования там бронемашин, решил последовать примеру бельгийцев. Заручившись поддержкой Адмиралтейства, он с несколькими своими боевыми товарищами начал формирование бронеотряда для русского фронта, причем большую часть финансирования этого Ломпсон вел за свой счет.

Первоначально на укомплектование отряда должны были поступать броневики «Ланчестер» расформировываемых 5, 6 и 15-го эскадронов, но после продажи 20 машин русскому правительству в августе 1915 года, пришлось спешно искать им замену. А так как кроме одного броневика «Ролс-Ройс» свободных на тот момент у Адмиралтейства не оказалось, Ломпсон заказал бронировку 11 легковых американских автомобилей «Форд» модели Т в мастерской Ньюпорта. Они имели полностью бронированную кабину и открытый кузов, в котором устанавливался 7,71-мм пулемет «Виккерс» за шитом.

Броневик «Пирс-Арроу» с 57-мм пушкой, общий вид.
Отряд, имевший кстати сказать, очень хорошее оснащение, прибыл в Россию в мае 1916 года. В его штат входили: 42 офицера, 524 солдата, 28 бронеавтомобилей, 22 грузовика, 7 легковых и 5 санитарных машин, 3 автомастерских, 3 станции радиотелеграфа, 4 автоцистерны (из них одна для воды), автокран, кухня и 47 мотоциклов.

В числе броневиков английского отряда имелись 12 пулеметных «ланчестеров», один «Роллс-Ройс», 11 «фордов» и 4 пушечных «Пирс-Арроу», вооруженных 57-мм пушками. Бронеавтомобили «Ланчестер» и «Роллс-Ройс» имели стандартное бронирование и вооружение, принятое в британской армии.

Броневик «Пирс-Арроу» на румынском фронте. 1917 год.
Наибольший интерес из машин английского дивизиона представляет «Пирс-Арроу» (Pierce-Arrow). В качестве базы для них использовалось шасси 5-тонного грузовика одноименной американской фирмы. Три броневика имели названия «Ulster», «Londonderry» и «Mountjoy».

Машина «Ulster» была построена по типу тяжелого английского бронеавтомобиля Seabrook с пушкой, открыто установленной на платформе грузовика. Оригинальной формы бронекорпус трех других машин был разработан фирмой W.G. Allen and Sons в Тинтоне. За уполовиненной кабиной устанавливалась большая башня с 3-х фунтовой пушкой конструктивно подобная устанавливаемым на броневиках «Ланчестер» и «Роллс-Ройс». Угол обстрела орудия по горизонту составлял 300 градусов. Позади башни располагались два ящика со снарядами закрытые с боков броней.
Толщина брони на «Пирс-Арроу» достигала 9 мм, а боевая масса 9 тонн. Последнее обстоятельство доставляло немало хлопот. В России одну машину модернизировали - с нее сняли башню и поставили 57-мм пушку за щитом. Это ухудшило защиту расчета, но позволило снизить массу броневика. Остальные «Пирс-Арроу» предполагалось аналогично перевооружить в будущем, что до 1918 года сделано не было. Однако, вполне возможно, что эти мероприятия осуществили уже в ходе Гражданской войны.

Бронеавтомобиль «Пирс-Арроу» в России. 1916 год
В июне 1916 года английский броневой дивизион отправили на Кавказ, где он находился до сентября, принимая участие в перестрелках с курдами, атаке турецких позиций у селений Пав и Котни, огневой разведке при селе Чавкиз и в некоторых других боевых стычках.

Ограниченный характер действий столь мощной боевой части, каковой являлся английский дивизион, объясняется специфическими условиями рельефа местности на Кавказе. Ясское командование быстро поняло это и уже осенью 1916 года дивизион перебросили на Румынский фронт, где он принимал активное участие в боях совместно с 4-м автобронедивизионом Русской армии. В этих боях особенно хорошо зарекомендовали себя пушечные машины.

Так, 13 ноября 1916 года противник атаковал Браилов, и все английские машины вступили в бой, в ходе которого один «Форд» застрял, а второй вскоре был вынужден отойти из-за ранения экипажа. Очень удачно здесь действовали пушечные «Пирс-Арроу». Например, в ходе боя броневик под командованием лейтенанта Макдауэла был окружен отрядом противника (до 50 человек), удачным маневрированием и сильным огнем англичане уничтожили его практически полностью.

Группа английских офицеров у бронемашины «Ролс-Ройс». Кавказский фронт, 1916 год.
На следующий день 18 ноября 1916 года английские броневики успешно поддерживали огнем атаки русской пехоты. 19 ноября болгары контратаковали левый фланг 36-го Сибирского полка, но контратакой броневиков эскадрона капитан-лейтенанта Виллис-Гуд положение было восстановлено.
В ходе боя «ланчестеры» старшего лейтенанта Ингл и лейтенанта Митчелл, преследуя противника, вырвались вперед и застряли в грязи. Ружейно-пулеметным огнем пулеметы обеих машин были разбиты, и болгары взяли в плен лейтенанта Митчелл и 6 рядовых. Спастись удалость только Инглу - раненый, он укрылся в воронке и ночью дополз до русских цепей. Для спасения броневиков сибирские стрелки предприняли удачную контратаку и отбросили болгар, благодаря чему ночью 19 ноября англичане эвакуировали свои застрявшие машины.
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Автомитральеза

Сообщение гришу » 17 мар 2016, 15:39

19 ноября отряд старшего лейтенанта Смайлса поддерживал атаки русской пехоты, при этом огнем «Пирс- Арроу» были разбиты два наблюдательных пункта, пулеметное гнездо и уничтожено большое количество солдат противника. В этот день броневики вели бой с утра и до наступления темноты, после чего вернулись в Браилов.

Бронеавтомобиль «Ланчестер» Английского бронедивизиона. Кавказский фронт, 1916 год.
6 декабря командир английского бронедивизиона капитан 2-го ранга Грегори получил от русского командования приказ - подготовить эскадрон бронемашин для переброски его в Браилов. Для этого им был сформирован сводный отряд под командованием старшего лейтенанта Смайлса в составе двух пушечных «Пирс-Арроу» и шести легких пулеметных «фордов». 11 декабря 1916 года броневики прибыли в Браилов, и на следующий день вступили в бой, обстреливая неприятельские позиции.

18 декабря 1916 года английские броневики поддерживали контратаку русской пехоты, при этом удачно действовали пулеметные «форды», которые благодаря небольшой массе удачно преодолевали грязные участки дороги. Правда, при маневрировании один броневик попал в воронку, и при отходе экипажу пришлось его подорвать. В этом же бою пушечные бронеавтомобили уничтожили наблюдательный пункт противника.

Броневики «Ланчестер» Английского бронедивизиона в перерывах между боями.
Кавказский фронт, 1916 год. Часть машин имеет бронезащиту пулеметов, установленную в России.
Русское командование высоко оценило действия английских бронемашин. Так, 27 января 1917 года начальник штаба 4-й армии сообщал:
«Английские броневички и по моему личному опыту в 10-й Сибирской дивизии, и по отзыву строевого начальства работали все время в высшей степени самоотверженно и с большой пользой».

Летом 1917 года англичане участвовали в тяжелых боях, прикрывая отход наших войск из Галиции. После Октябрьского переворота личный состав дивизиона, оставив матчасть, через Баку эвакуировался на Ближний Восток, где участвовал в боях до конца войны.

Английские и русские солдаты и офицеры у бронемашины «Форд» Английского
бронедивизиона. 1916 год. Хорошо видна установка пулемета «Виккерс»

Матчасть попала в руки красных, и активно использовалась в боях Гражданской войны, при этом наибольшим успехом пользовались пушечные «пирсы». На конец 1921 года две такие машины состояли на вооружении 16-го и 43-го автобронеотрядов Красной Армии.
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Автомитральеза

Сообщение гришу » 17 мар 2016, 17:05

Так, на чём мы остановились?.. А да, «Морские» броневики

Свои броневые автомобили имелись и у русских моряков. Инициатором появления броневых машин на вооружении флота являлась Комиссия по вооружению сухопутного фронта Морской крепости Императора Петра Великого (город Ревель). Еще 14 декабря 1914 года она предложила использовать для обороны сухопутного фронта броневики с пушками. По первоначальному же проекту для этой цели предназначалась установка 18 стационарных скрывающихся броневых башен с двумя 76-мм орудиями в каждой. Но проведенные расчеты показали, что башни получаются слишком дорогими и требуют много времени и средств на их сооружение.

По мнению членов Комиссии броневики, укрытые в казематах, могли быстро выдвигаться на заранее оборудованные позиции и успешно отражать штурм. Для обеспечения их действий предполагалось создать вокруг крепости сеть хороших шоссе и убежищ в районе пояса фортов.

По первоначальному варианту планировалось изготовить 12 бронемашин (по числу фортов), но уже 27 июня 1915 года комендант крепости обратился к командующему Балтийским флотом с просьбой о постройке 18 броневиков, вооруженных 76-мм противоштурмовой пушкой. После непродолжительного обсуждения эта идея получила одобрение Морского Генерального штаба.

В качестве образца моряки выбрали броневик «Гарфорд», уже изготовлявшийся Путиловским заводом по заказу военного ведомства. А так как нужных шасси у флота не нашлось, морской агент в Вашингтоне получил задание срочно закупить 18 грузовиков «Гарфорд» без кузовов и стартеров. 2 сентября 1915 года был подписан контракт с Путиловским заводом на изготовление 18 броневиков общей стоимостью 440 тысяч рублей. Первые шесть машин предполагалось сдать 2 января 1916 года, затем по шесть 2 февраля и 2 марта, «при условии получения заводом шасси не позднее 1,5 месяца со дня выдачи заказа».


«Гарфорд» «Непобедимый» из состава Броневого артиллерийского дивизиона сухопутного фронта Морской крепости Императора Петра Великого, захваченный немцами под Ригой. Август 1917 года (фото предоставил С. Кирилец).

Грузовики отправили из Америки на пароходе «Элен»

12 октября 1915 года, 14 декабря их разгрузили в Архангельске и 13 февраля 1916 года доставили в Петроград. Естественно, что сроки сдачи готовых машин сдвинулись.

Правда, еще до прибытия «гарфордов» на Ижорском заводе началось бронирование двух 3-тонных грузовиков «Пирс-Арроу» для сухопутного фронта Морской крепости Императора Петра Великого. Их вооружение состояло из 76-мм горной пушки образца 1904 года на морской тумбовой установке, смонтированной в полностью бронированной башне, и двух пулеметов «максим» в спонсонах в кормовой части кузова. Кабина машины также была полностью защищена броней.

«Морской» бронеавтомобиль «Пирс-Арроу», вооруженный 76-мм пушкой образца 1904 года (фото из архива Я. Магнуского).

Впоследствии обе машины «Пирс-Арроу», изготовление которых завершилось в июле 1916 года, поступили на вооружение Морского запасного броневого дивизиона и использовались в качестве учебных. После развала Русской армии одна машина состояла на вооружении в Латвии до конца 1920-х годов, другую захватили немцы.

Что касается «гарфордов», то их бронировка началась в марте 1916 года, а последние машины передали представителям заказчика в первых числах декабря 1916 года.

«Морские» «гарфорды» изготавливались по тому же проекту, что и сухопутные, на таком же 5-тонном шасси (как уже говорилось выше, шасси такого типа у фирмы «Гарфорд» было только одного образца). Никаких усилений брони не производилось. Единственными изменениями по сравнению с аналогичными броневиками военного ведомства стали оснащение их задним рулевым управлением сразу же при бронировке и увеличение боекомплекта для орудия — на «морской» машине имелось 60 снарядов против 44 на сухопутной.

Все «гарфорды» поступили на вооружение Броневого артиллерийского дивизиона сухопутного фронта Морской крепости Императора Петра Великого, состоящего из шести взводов по три броневика в каждом. В августе 1917 года 1-й взвод дивизиона («гарфорды» «Ревелец» и «Непобедимый», название третьей машины автору неизвестно) принимали участие в боях, которые 12-я армия Северного фронта вела под Ригой. Машины действовали совместно с 1-м Сибирским стрелковым корпусом генерал-лейтенанта Новицкого и поддерживали 11-й и 77-й Сибирские стрелковые полки в боях у мыз О лай, Ролбум, Боренберг и Раденпрайс. Все три броневика в этих боях были потеряны и попали в руки немцев.

Для восполнения потерь 9 сентября 1917 года морской министр направил письмо в ГВТУ с «ходатайством об отпуске трех броневых машин Артиллерийскому дивизиону Морской Крепости Петра Великого взамен потерянных в боях в августе месяце». Но из-за отсутствия свободных «гарфордов», начальник ГВТУ сообщал:

«Принимая во внимание необходимость поддержки боевой деятельности артиллерийского дивизиона, предлагаю взамен пушечных выдать ему три пулеметных броневых автомобиля, о чем, если последует согласие, ГВТУ сделает распоряжение Запасному броневому дивизиону».

В первых числах октября 1917 года два морских «гарфорда» участвовали в Моонзундской операции, поддерживая Морской «батальон смерти» капитана 2-го ранга П. Шишко в боях на Ориссарской дамбе, соединявшей острова Эзель и Моон. При эвакуации оба броневика пришлось взорвать.
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Автомитральеза

Сообщение гришу » 17 мар 2016, 17:17

«Слоны Ганнибала» Виктора Поплавко

9 ноября 1915 года на Юго-Западный фронт убыл 26-й автопулеметный взвод под командованием штабс-капитана Виктора Поплавко. В его составе имелась сверхштатная полубронированная машина под названием «Чародей». Она была построена по проекту командира взвода на шасси двухтонного полноприводного грузовик Jeffery Quard американской фирмы Thomas Jeffery company и предназначалась для обслуживания броневых автомобилей взвода на линии огня: подвоза боеприпасов, горючего и эвакуации поврежденных машин. А так как непосредственное участие в боях «Чародея» не предполагалось, он имел броню, прикрывающую мотор и кабину лишь спереди и с боков.

В январе 1916 года, учитывая лучшую проходимость «Джеффери» по сравнению с основной матчастью взвода, Поплавко решил использовать «Чародея» в качестве инженерной машины разграждения. Для этого на нем установили лебедку, два якоря-кошки с тросами и легкий разборный мост, служивший для преодоления окопов и рвов. 27 января подпоручиком Устиновым было проведено первое испытание. С помощью «кошек», заброшенных за заграждение, машина прорвала четыре ряда колючей проволоки и растащила рогатки, укрепленные проволокой к деревьям.

В дальнейшем, работая над усовершенствованием «Чародея», Поплавке сконструировал специальное ломающее приспособление, позволявшее, используя ударную силу грузовика, рвать проволоку и выворачивать из земли колья. Нижний броневой лист был установлен с таким расчетом, чтобы разрушенное заграждение машина подминала под себя, не мешая своему дальнейшему движению. Испытанный в конце апреля 1916 года, «Джеффери» показал хорошие результаты, что побудило штабс-капитана Поплавко обратиться за помощью к командованию 7-й армии:

«Прошу оказать содействие в проведении моей идеи в жизнь. Для этого необходимо лишь дать наряд на сталь на Ижорском заводе, собрать „Джеффери“ в армии и дать мне кузнецов. Через две недели по получении всего будут созданы отряды „СЛОНОВ ГАННИБАЛА“, применение которых будет на первое время поворотным ключом в кампании…

Броневой автомобиль „Джеффери“ во время испытаний на полигоне Офицерской стрелковой школы. Октябрь 1916 года. На подножке машины — В. Поплавко (АСКМ).

На каждой машине будет помещаться шофер, пулеметчик и 10 нижних чинов, вооруженных кинжалами, маузерами и ручными гранатами. 30 таких машин подходят на рассвете к проволоке противника, где ровное место и твердый грунт, переходят через нее и под прикрытием своих пулеметов подходят к окопу. В то же время люди, бросив гранаты, прыгают в окоп и занимают его… Сзади движется густая цепь пехоты, по которой не будет ружейного и пулеметного огня. После этого люди с машин наводят переносные мосты, возимые каждым броневиком, автомобили переходят рез окоп и рвут вторую линию».

10 мая 1916 года «Чародей» испытывался в присутствии начальника инженеров 7-й армии полковника Полянского и офицеров штаба 2-го армейского корпуса. Машина на небольшой скорости свободно преодолела препятствие из 4 рядов кольев «толщиной 2,5 вершка, прочно вбитых в землю на 1/2–3/4 аршина». Затем, также без особого труда, дважды прорвала аналогичное заграждение, густо оплетенное колючей проволокой. В обоих случаях был проделан проход по ширине броневика, пригодный для движения пехоты. Кроме того, демонстрировалась наводка легкого моста для движения «Джеффери» через окоп или канаву «Результаты испытания поразительны!» — доносил в Ставку полковник Полянский.

Застрявший броневик «Джеффери» вытаскивают при помощи такой же машины.
Октябрь 1916 года (АСКМ).


В начале июня 1916 года штабс-капитан Поплавко вместе с «Чародеем» убыл в Петроград, где его «Джеффери» прошел всесторонние испытания на Инженерном полигоне. По их результатам Комиссия по броневым автомобилям постановила спешно изготовить 30 таких машин на Ижорском заводе. Заказ на их постройку был дан Главному военно-техническому управлению 8 августа 1916 года, а в конце сентября все броневики сдали заказчику. 6 октября 1916 года их демонстрировали членам Особого совещания по обороне государства и представителям Генерального Штаба.

Броневик «Джеффери» преодолевает проволочное заграждение.
Офицерская стрелковая школа, октябрь 1916 года (АСКМ).


Серийные машины в соответствии с требованиями имели полностью закрытый броневой корпус из 7-мм брони. В его передней части находился двигатель, за ним — боевая рубка экипажа. Причем обслуживание двигателя было возможно изнутри машины. В задней части, на месте грузовой платформы, был установлен невысокий броневой короб для запасных частей, горючего и боеприпасов. В случае необходимости там могло перевозиться несколько пехотинцев. Вооружение броневика состояло из двух пулеметов Максима на подвесных станках Соколова с четырьмя амбразурами для стрельбы. Для входа и выхода экипажа, состоящего из командира, шофера и двух пулеметчиков, с правой стороны корпуса имелась дверь. На переднем броневом листе крепилось съемное ломающее приспособление, изготовленное из уголка. Колеса оснащались дополнительными уширенными бандажами для движения по грунту. Двигатель мощностью 32 л.с. позволял бронеавтомобилю развивать скорость до 35 км/ч. Этого считалось достаточным, так как «Джеффери» предназначались прежде всего для выполнения «задачи особого назначения» — прорыва проволочных заграждений.

10 сентября 1916 года, еще до окончания постройки матчасти, был Высочайше утвержден штат Броневого автомобильного дивизиона Особого назначения: 30 бронированных «Джеффери», 4 грузовых и 4 легковых машины, 4 автоцистерны, 1 автомастерская и 9 мотоциклов. Его командиром стал получивший повышение в чине капитан Виктор Поплавко. Организационно дивизион делился на три взвода (по 10 броневиков), каждое отделение на три звена (по 3 машины), звеном командовал офицер.

Бронемашина «Джеффери» Броневого дивизиона особого назначения.
Юго-Западный фронт, лето 1917 года (РГАКФД).


16 октября 1916 года бронедивизион отбыл на Юго-Западный фронт, где вошел в состав войск 11-й армии. В конце декабря планировалось его использование в частной наступательной операции совместно с одной из стрелковых дивизий. В процессе подготовки к этому 20 декабря 1916 года 15 «Джеффери» участвовали в учебной атаке по прорыву заграждения на старой австрийской позиции. Оно состояло из четырех полос по четыре ряда кольев, густо оплетенных колючей проволокой. Броневики успешно справились с заданием, затратив на прорыв заграждения от 45 до 60 секунд и оставив после себя проходы для пехоты. Однако чтобы до начала общего наступления войск Юго-Западного фронта, намечавшегося на весну 1916 года, «противник не принял мер против новой техники», использование «Джеффери» отложили.

В январе 1917 года русское командование решило сформировать еще три аналогичных дивизиона для Юго-Западного и Румынского фронтов. Заказ на изготовление 90 «Джеффери» с улучшенным вариантом бронировки 14 февраля 1917 года получил Склад приборов и приспособлений при Офицерской стрелковой школе, а броня должна была поступать с Ижорского завода. Предполагалось начиная с середины марта сдавать ежемесячно по 15 машин. Однако реально построили только один броневик, отправленный 16 июня 1916 года в Запасной броневой дивизион.

Бронемашины Броневого дивизиона особого назначения перед боями.
Юго-Западный фронт, лето 1917 года (АСКМ).


В начавшемся 16 июня 1917 года наступлении войск 11-й армии бронедивизион Особого назначения для прорыва проволочных заграждений не применялся. Однако, действуя как обычные броневики, «Джеффери» оказали большую помощь 17-му армейскому корпусу, прикрывая его отход во время прорыва немцев на Тарнополь. Так, 7 июля у урочища Лисьи Ямы (северо-восточнее Тарнополя) машины 1-го отделения под командованием хорунжего Иноземцева атаковали немцев и под сильным артиллерийским огнем, заполняя прорывы в наших пехотных цепях, задержали продвижение противника на 3,5 часа. В тот же день 2-е отделение штабс-капитана Алексеевцева и 3-е штабс-капитана Устинова с 16 часов вели бой под м. Езерна, прикрывая эвакуацию имущества. С наступлением темноты, прорвавшись через объятую огнем Езерну и уничтожив склад боеприпасов, который не сумели вывезти, машины отошли к Тарнополю.

8 июля 1916 года все три отделения прикрывали переправы на р. Серет и шоссе Тарнополь — Ново-Заложице. Не имея связи с пехотой, отходившей, не оказывая никакого сопротивления, броневики с 8 утра до 8 вечера сдерживали немцев, непрерывно атакуя их, расстреливая в упор и не давая продвигаться. Кроме того, машины дивизиона вывозили из-под огня раненых, брошенные отступавшими войсками пулеметы и орудия. В ходе непрерывных двухдневных боев два броневика были разбиты огнем немецкой артиллерии, а три машины подорваны экипажами (из-за поломок вывести их в тыл не представлялось возможным).

18 июля 1-е отделение поддерживало части 122-й пехотной дивизии при атаке г. Гжималув. Машины ворвались в город, помогли пехоте выбить оттуда противника и 1,5 км преследовали его.
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Автомитральеза

Сообщение гришу » 17 мар 2016, 17:21

Основной причиной эффективных действий «Джеффери» в июльских боях являлась их повышенная проходимость и подвижность (за счет поворота передних и задних колес) по сравнению с другими типами броневых автомобилей. Особенно это было заметно в боях 7–8 июля 1917 года, когда из-за дождей грунтовые дороги стали практически непроходимыми для автомашин. Однако выявились и серьезные недостатки в системе бронировки и вооружения «Джеффери». Так, боевое отделение сильно нагревалось от находившегося там двигателя, а горизонтальный обстрел пулеметов составлял всего 15 градусов.

Бронемашины, захваченные немцами в боях под Тарнополем — два «Джеффери» и «Ланчестер». Лето 1917 года (фото из коллекции В. Скавыша).

2 октября 1917 года, после испытания «Джеффери», в присутствии членов штаба Юго-Западного фронта решено было «отказаться от применения этих машин для выполнения задачи особого назначения, а использовать их для выполнения задач обыкновенных броневых автомобилей, причем благодаря неудовлетворительному размещению и конструкции бойниц (пулеметных. — Прим. автора) лишь при условии совместной работы одновременно не менее двух таких броневиков». После октябрьского переворота 1917 года бронедивизион Особого назначения был «украинизирован» и включен в состав вооруженных сил Центральной Рады — правительства провозгласившей независимость Украины. Однако Центральная Рада не смогла долго удержаться у власти и бронеавтомобили «Джеффери» пошли по рукам. Большая их часть досталась Красной Армии и была передана во вновь сформированные бронеотряды.

И ВООБЩЕ рекомендую
Однажды, когда наш 7 «А» класс участвовал в очередном школьном сборе макулатуры, среди пачек различных бумаг мне попалось несколько журналов «Нива» за 1915 год. В одном из них я увидел фото броневика с подписью «Бронированный автомобиль, действовавший с необычайным успехом против неприятеля под Лодзью и Сохачевым. По фот. нашего корреспондента». Этот снимок, весьма посредственного качества, тогда меня озадачил: оказывается, еще в Первую мировую войну наша страна имела на вооружении бронемашины!http://arsenal-info.ru/b/book/3151508101/1
Очень много чего интересного :shock:
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Автомитральеза

Сообщение гришу » 19 мар 2016, 19:05

В 41-м году на пути немецко-фашистских армий встало российское бездорожью...
Скажу сразу, что русские дороги не были готовы к такому наплыву… «иномарок». Результат не заставил себя ждать: на пути к таким стратегически важным городам, как Москва, Ленинград и Сталинград, образовались гигантские пробки. Так, например, в зоне боевых действий танковой группы генерала Гейнца Гудериана в июне 1941 года подходящих дорог оказалось всего две – на Минск и на Бобруйск. По ним в сжатые сроки предстояло перебросить около 90 тысяч единиц техники! Генерал приказал рассортировать все транспортные средства в зависимости от значимости. Машины, которым присваивали уровень 1, должны были пропускаться в первую очередь.

Надо сказать, что каждый род войск Германии имел право самостоятельно выбирать поставщиков транспортных средств. Именно из-за этой «демократии» в автомобильном парке гитлеровских войск царила редкая путаница! Сегодня невозможно назвать точное число машин немецкой армии. Приведем лишь некоторые цифры. В 1938 году в Третьем рейхе было зарегистрировано 1 305 608 легковых автомобилей, а их производство Германией и оккупированными ею странами в период с 1939 по 1941 год составило около 130 тысяч. Что же касается грузовых машин, то на 1938 год их количество составляло около 400 000 единиц, и каждый год промышленность прибавляла к этому количеству порядка 80 000 грузовиков. Разумеется, далеко не все они шли в Вермахт, войска СС, Люфтваффе и Кригсмарине. Свою долю забирал Трудовой фронт Тодта, Национал-социалистический корпус водителей Хюнляйна, министерство пропаганды Геббельса и другие организации Третьего рейха.

Исходя из уровня оснащения немецкой армии на момент начала Второй мировой войны (1 сентября 1939 года), можно предположить, что к 22 июня 1941 года на границы с СССР от Баренцева моря до Черного было стянуто около 150 000 грузовых и легковых автомобилей. Крохи по нынешним временам, но поистине астрономическая цифра для тех лет! Впрочем, общие величины годились разве что для бравых отчетов фюреру. После первых месяцев боевых действий на реальном бездорожье транспортную систему немцев фактически постиг коллапс. По признанию того же Гудериана, к битве под Москвой более половины его транспортных средств вышло из строя!

Какая только техника не катила к Москве в первый год войны! Здесь был весь цвет покоренной автомобильной Европы, помноженный на многообразие продукции имперских заводов (последние не хотели выпускать стандартную продукцию). Вся эта разносортица породила головную боль ремонтных подразделений. Огромные склады в Фатерлянде по большей части занимались разборкой и сортировкой доставшихся в ходе кампании 1939–40 годов трофейных машин. Помимо запасов редких запчастей, войска требовалось обеспечить дюймовым инструментом для ремонта захваченных во Франции в огромном количестве английских и американских машин (США успели оказать Франции помощь, с благодарностью принятую… немцами).

Справедливости ради надо сказать, что незадолго до похода на Россию главный уполномоченный по транспорту, полковник (а позднее генерал) Адольф фон Шелль попытался стандартизировать автотранспортный парк Вермахта. Он решил сократить число типов машин со 113 до 14 основных, разбитых в свою очередь на пять классов грузоподъемности. Головным заводом по производству грузовиков грузоподъемностью 1,0 т должна была стать фирма Borgward. Следом шли «полуторки», выпускавшиеся фирмами Borgward и Daimler-Benz (с бензиновыми двигателями и дизелями), заводами Ford и Opel (с бензиновыми двигателями), компанией Stoewer (с дизелем). Не забыты были дизельные грузовики Kloekner-Humbolt-Deutz, Magirus и Tatra. Выпуск моделей грузоподъемностью 4,5 т поручался компаниям Buessing-NAG, MAN, Daimler-Benz, Graef & Stift, Autro-Fiat, Kloekner-Humbolt-Deutz, Mgirus, Saurer. Следующий класс объединял машины грузоподъемностью 6,5 т: Buessing-NAG, Vomag, Faun, Fross-Buessing, Krupp и MAN. Наконец, пятый класс регламентировал единое автобусное шасси. Кроме этого, грузовики делились на моно- (S) и полноприводные (A). Внутри каждого класса машины подвергались сквозной унификации по основным узлам и агрегатам. Полковник представил свой план Гитлеру. Как ни странно, но два Адольфа пришли к взаимопониманию. Более того, фон Шелля даже назначили младшим статс-секретарем в имперском министерстве транспорта! Но не тут-то было – он столкнулся с яростным сопротивлением промышленников, не желавших делить прибыль с конкурентами даже перед лицом военной угрозы. И тогда, как пишет в своих мемуарах генерал Гудериан, не в меру назойливому полковнику подыскали место подальше от министерских коридоров, в Норвегии. Но и там он нашел выход своей неуемной энергии – сформировал боеспособное подразделение, ставшее впоследствии 25-й танковой дивизией. В ноябре–декабре 1943 года дивизия оказалась на острие наступления советских войск под Белой Церковью и была смята. Тяжелобольного фон Шелля успели вывезти в тыл. Умер он лишь в 1969 году.

И все же кое-что фон Шеллю удалось. В войска пошли стандартные полноприводные легковые автомобили легкого, среднего и тяжелого класса (их производство освоили компании BMW, Hanomag, Stoewer, Opel, Horch и Ford). Более-менее «единым» стал полноприводный трехосный грузовик, получивший известность как «типовой дизель». Он выпускался фирмами Borgward, Buesing-NAG, Faun, Henschel, Krupp, Magirus и MAN. Грузоподъемность машины составляла 2,5 т. Сразу несколько предприятий выпускали унифицированные полугусеничные шасси для тягачей и бронетранспортеров, коих за годы войны успели изготовить более 100 000 единиц!

Германский генштаб оценивал уровень моторизации армии в целом как высокий. Все машины в обязательном порядке по-лучали прибор для езды в темное время суток – щелевой призматический светильник Nachtmarschgerat, по форме напоминающий бледную поганку. Основные фары в обязательном порядке зачехлялись. Сзади устанавливались невидимые с воз-духа ночные фонари с четырьмя светящимися прорезями. Кстати, по их количеству водители могли приблизительно определять дистанцию: до 300 м свет сливался в одно пятно, если расстояние сокращалось до 35 м, то водитель видел два огня, а если до 25 м – то четыре.

Каждый немецкий водитель стремился запастись несколькими (опять же типовыми) 20-литровыми канистрами для топлива и масла. Выпускали эти емкости кузовостроительные заводы Ambi-Budd и Karmann и еще два десятка фирм. По отзыву выдающегося немецкого историка техники Вернера Освальда, немецкие канистры были гораздо лучше американских – они проще крепились, штабелировались и не подтекали. Правда, историк почему-то умалчивает, что до этого немецким войскам пришлось отказаться от крайне неудобных пяти- и десятилитровых канистр призматической формы…

Все машины Вермахта, в том числе и реквизированные у населения, в обязательном порядке окрашивались feldgrau – матовой краской серо-голубого оттенка. А отступления от этого правила, которые позволяли себе некоторые старшие офицеры и партийные чиновники, чаще всего заканчивались печально... Впрочем, даже старательно закамуфлированные машины редко выхаживали в условиях Ostfront больше 10 000 км. Любопытный момент: в начале 1943 года защитный цвет германской техники был изменен на темно-желтый, что породило у советских солдат легенду о переброске на восточный фронт африканских частей генерала Роммеля.

Нередко капоты автомобилей накрывали государственным флагом Рейха (красный цвет – кровь немецких рабочих, пролитая за правое дело, белый – чистота помыслов, черный – непреклонность в их достижении, словом, все почти как у коммунистов) со свастикой. Делалось это отнюдь не в пропагандистских целях – флаг помогал ориентироваться авиации, а в условиях полного господства Люфтваффе в воздухе это было нелишним. Кстати, на бортах трофейной советской техники (в 1941 году в руки немцев попали 4913 грузовых и 873 легковых автомобиля) старались покрупнее нарисовать крест «Гнейзенау» – это уже для того, чтобы наземные части, чего доброго, не пальнули по своим. И, наконец, маленькая деталь: радиаторы многих машин украшала подкова. Похоже, что более верного средства борьбы с бездорожьем у Вермахта просто не было..

Типичный русский «макадам» – это дорога без каменного основания, на песчаной подушке, с покрытием из щебня, пересыпанного песком. После прохода по ней тяжелой техники такие дороги приобретали характерные поперечные волны, известные как «стиральная доска». Частые гребни создавали знакопеременные периодические нагрузки на ходовую часть, выводя из строя подвеску и рулевой механизм, не говоря о том, что езда по такому покрытию – сплошная мука. Неожиданно хорошо повели себя на «стиральной доске» легковые автомобили Opel с независимой подвеской передних колес типа Dubonnet. Несмотря на французское происхождение, она была по-американски мягко настроена и сглатывала неровности. Конечно, водителям приходилось чаще следить за состоянием пресс-масленок, доливать амортизационную жидкость, контролировать смазку в игольчатых подшипниках.

Кстати, в воспоминаниях германских вояк найдутся своеобразные комплименты русскому проселку. Например, Эрих фон Манштейн приводит такой эпизод: в составе моторизованной колонны его штаб двигался по узкой дороге, которая не давала возможности обгона. Висело сплошное облако пыли. Можно было различить только тень от впереди идущей машины и габаритные огни. На перекрестке дорог возникла пробка и пыль осела. Только тогда немцы к своему ужасу обнаружили, что все это время двигались за двумя… советскими броневиками!

Если в сухую погоду над грунтовым или гравийным шоссе стояла всепроникающая пыль, то в дождливую покрытие дорог смешивалась с их же основанием, превращаясь в вязкую жижу, которую немцы прозвали «Сталин-асфальт». Больше всего от этой субстанции досталось группе армий «Юг», причем для основной части немецких машин «асфальт имени отца народов» оказался просто непроходим – их вытягивали танки, полугусеничные бронетранспортеры и тягачи. От постоянного буксирования у колесной техники отрывало бамперы, но, что гораздо хуже, одновременно растрачивался бесценный моторесурс боевых машин! Ситуацию дополнительно осложнил приход весеннего тепла. Из-за высокой влагоемкости богатой перегноем и переполненной мертвыми корневыми остатками почвы в южных районах нашей страны, талые воды очень медленно проникают вглубь. Отсутствие задерживающей лесной подстилки приводит к тому, что весенние потоки стремительно скатываются в реки, размывая территорию оврагами и создавая огромные разливы рек. В результате преодоление транспортными колоннами овражистой местности превращалось в настоящую войсковую операцию с поочередным штурмом раскисших подъемов, привлечением немалых людских резервов (в том числе военнопленных). Одним из выходов из положения стала езда по насыпям железнодорожных путей. Да, похоже, в чем-то правы западные историки, приписывающие неудачи Вермахта в русской кампании «Генералу Грязи», ведь именно безобраз-ные дорожные условия во многом выиграли для советской армии дни для организации обороны под Москвой и Сталинградом. Но не будем забывать и о том, что сражения выигрываются в штабах, и все происходившее на Восточном фронте стало следствием банальной недооценки условий театра военных действий германским генералитетом. Кстати, ни один из гитлеровских вояк в своих мемуарах так и не признался в этом.

Вскоре неотъемлемым «оборудованием» автомобиля на Восточном фронте стала вязанка дров, прилаженная куда-нибудь к кузову (например, между бампером и радиатором). Эту связку поленьев подкладывали под колеса вместо траков, когда машина буксовала. Когда не находилось дров, в ход шли солома с крыш деревенских домов и кустарник. Кстати, ничего похожего водители Вермахта не могли позволить себе на многочис-ленных тренировочных «триалах» в Фатерлянде. Строгая служба лесничих весьма нервно реагировала на попытки проводить учения в лесах. За сломанное дерево тотчас выставлялся счет. Поэтому постигать науку езды по бездорожью немецким водителям приходилось под обстрелом...

Если легковушка садилась в липкое месиво по раму, срубалась березка или осинка, просовывалась под кронштейн крепления запасного колеса. Включалась задняя, с наибольшим передаточным отношением, скорость, открывался ручной газ, и весь экипаж, включая водителя, налегал на слегу, вывешивая задний мост. После этого важно было успеть вскочить за руль. Вообще, колесные транспортные средства германской армии повели себя в России совершенно непредсказуемо. Специально сконструированные для тяжелых условий «типовые» полноприводные и полноуправляемые вездеходы вязли и быстро ломались. «Кюбельвагены» (Kubelwagen, автомобиль с сиденьями ковшеобразной формы), переделанные из обычных легковых моделей, оказались более подходящими. «Кюбели» выпускали все германские производители заднеприводных машин (переднеприводные модели армия не брала). Тяжелый комфортабельный кузов заменялся отдельными фанерными сиденьями с охватывающими боковинами. Они удерживали солдата, чтобы его не вытряхнуло на кочке из машины. На «кюбелях» ранних выпусков сиденья просто водружались на раму, но вскоре выяснилось, что экипажу требуется возить с собой кучу полезного скарба, а его в такой машине некуда складывать. Тогда на «кюбели» начали ставить упрощенные кузова с вместительным ящиком позади салона. Несмотря на единственную пару ведущих колес, кюбельвагены сносно шли по грязи и даже тянули за собой 37-мм пушку (после первого знакомства с танком Т-34 стали презрительно звать ее «колотушкой» – нашу броню она не брала). По сравнению с «типовыми» вездеходами, в кюбельвагене было вдвое меньше вращающихся деталей, а, значит, и точек смазки, и мест, которые забивались грязью.

Полным сюрпризом для немецких военных оказался и командирско-разведывательный автомобиль KdF Typ 82, известный также как Volkswagen. Он противоречил каноническим взглядам на армейскую машину, то есть был невелик размером, имел мотор недостаточной мощности – всего 23,5 л.с. (с 1943 года – 25 л.с.), к тому же расположенный сзади. Вопреки скептическим оценкам обнаружилось, что малая масса в сочетании с максимальной загруженностью ведущих колес позволяет проходить почти по любой грязи (старожилы помнят знаменитую «вездеходность» горбатых «Запорожцев», построенных по той же схеме). Легкий передок не зарывался в грязь. Забиваться пылью было нечему – у «воздушника» не было радиатора, а приток воздуха обеспечивался из наименее запыленных зон. Двигатель KdF не замечал переохлаждения, не требовал ведра горячей воды зимой, а в 1942 году для KdF спроектировали приспособление Anwerfgetriebe Typ 198, которым (при помощи этого мотора) в любой мороз запускали двигатели грузовиков и танков!

До 10 апреля 1945 года действующее по «фордовским» принципам производство KdF в Вольфсбурге поставило германской армии 37 320 leichter PKW (легких автомобилей), 3326 радиомашин, 7545 связных автомобилей, 2324 ремонтных летучек и 273 машины топогра-фической службы. Отдельная тема – полноприводные амфибии KdF-166, разработанные по заказу Waffen SS (войск СС), но позднее поступавшие также в танковые и панцер-гренадерские элитные части Вермахта, вроде «Великой Германии». Их сделали около 15 тысяч. Как расшифровывается аббревиатура KdF, знал каждый водитель. «Kraft durch Freude!» («Сила через радость!») было лозунгом Трудового Фронта, гигантского имперского «стройбата», руководимого доктором Тодтом, а позднее министром вооружений Альбертом Шпеером.

Задуманный как недорогой автомобиль для каждой семьи, Volkswagen в итоге превратился в прекрасную военную машину. Его передняя независимая торсионная подвеска хорошо воспринимала неровности, руки водителя не уставали от постоянных толчков при наезде на бугры. Немаловажным оказалось и то, что KdF был очень дешевым. Он стоил 2782 рейхсмарки, то есть вдвое меньше самого недорогого «типового» вездехода.

В числе удачных конструкций оказался и легкий грузовик Krupp L2H 43, известный в войсках как Protzenwagen или просто как Krupp-Protze («Передок Круппа»). Название пошло от первоначального предназначения машины в качестве артиллерийского тягача. Выпускать «передок» начали еще в 1934 году, и он был едва ли не самой старой конструкцией, принятой германскими вооруженными силами. Из трех осей этого весьма необычного агрегата ведущими служили две задние. Большинство трехосных грузовиков имели сдвоенные ведущие колеса, но Krupp L2H 43 обладал односкатной ошиновкой. Сдвоенные колеса, по мнению конструкторов, уменьшали удельное давление на грунт и обладали лучшим сцеплением с ним. Спорить с этим трудно, однако на мягком грунте это оборачивалось тем, что задним колесам приходилось прокладывать свою, более широкую колею. Из-за более высокого сопротивления качению обычные трехоски застревали там, где след в след проходили «круппы». Заметим: чтобы сделать вывод о целесообразности односкатной ошиновки у армейских машин, советским инженерам потребовалось еще десять послевоенных лет, несмотря на то, что наша конструкторская школа в области машин повышенной проходимости считается одной из лучших в мире! У немцев же просто не было времени на проверку гипотез, и упомянутый выше «типовой дизель», разработанный перед самой войной, под влиянием «передка» оперативно получил односкатную ошиновку…

Передние колеса Krupp L2H 43 крепились на жесткой балке, подвешенной на рессорах, а задние работали на поперечных рычагах, то есть все было сделано наоборот: спереди подвеска зависимая, сзади – независимая! В качестве упругого элемента для задних колес каждой стороны выступала единственная пружина. Она располагалась продольно и с обоих концов через рычаги соединялась со ступицами. Получалось некое подобие балансира: сила, поднимавшая одно колесо, дополнительно нагружала второе! По идее, это должно было способствовать зарыванию второго колеса в грунт, однако автомобиль был настолько удачно развесован, что успешно ходил по грунтам с малой несущей способностью. Кстати, «передку» удалось избежать и еще одного «занятного» свойства трехосных машин – частых проколов задних шин (покрышки средней оси выбрасывали под задние осколки снарядов, гвозди и другие острые предметы). Похоже, сдвоенные колеса служили лучшей «мишенью», чем односкатные.

Как и у KdF, у «передка» был оппозитный четырехцилиндровый двигатель воздушного охлаждения. Разработал его инженер Адольф Рот. Плоская конфигурация мотора и отсутствие радиатора наделили Krupp L2H 43 неповторимой внешностью: сильно скошенным капотом. Из его «рыльца» торчало гнездо заводной рукоятки. Солдаты прозвали машину Schnauzer, что переводится как «носатый» или «усач». Последнее, впрочем, скорее следует отнести к ограничителям габаритов, торчащим из крыльев.

«Природных генералов», стоявших на стороне Красной Армии, было два... С первым – Генералом Грязью – вы уже знакомы. Второго звали Зима. К первой зимней кампании немцы оказались совершенно не готовы. Правда, это стало отнюдь не следствием слепоты верховного командования. Все указывает на то, что Гитлер рассчитывал покончить со Страной Советов еще до холодов.

И вот германская военная машина замерзла. После сильных морозов, прошедших этой зимой по европейской части России, нам легче представить, как чувствовали себя юнцы из национал-социалистического корпуса водителей. Печек в машинах не было – тенты утепляли одеялами, отобранными у местных жителей. Стекла запотевали. Намерзшие комья снега набивались в ходовую часть, обледеневали и выводили ее из строя. Из-за сильных холодов топливо разлагалось на фракции. Отстойник топливного фильтра у многих автомобилей был устроен так, что при его очистке руки неизбежно обливались бензином – на морозе это приводило к обморожению.

Кстати, немецкие войска использовали эрзац-бензин, полученный перегонкой угля. Эту технологию первым предложил немецкий химик Фридрих Бергиус еще в 1912 году, за что в 1931-м получил Нобелевскую премию. В общей сложности с января 1938-го по март 1945-го Германия произвела примерно 21,5 миллиона кубометров синтетического бензина. «Синтетикой» обеспечивались 90% потребноcтей в горючем авиации и примерно 68% – наземных транспортных средств и военной техники. Кстати, именно в налаженном процессе синтеза бензина видится наиболее разумное объяснение, почему на немецких танках так и не появились дизели.

Но вернемся к немецким автомобилям зимы 1941-го. Повсеместно размораживались блоки цилиндров – капоты утепляли, а с вентиляторов срубали лишние лопасти. Глизантин – жидкость, на основе которой приготовляли антифриз, поступил в войска с запозданием и в малых количествах. Проблемой, и не только сезонной, стала избыточно жесткая вода, от которой образовывалась накипь в системах охлаждения. Обычным явлением на холоде стала разрядка аккумуляторных батарей. Вот почему значки «Лучший водитель» (золотой, серебряный и бронзовый) уважались в частях не меньше, чем значки «За зимнюю кампанию», прозванные солдатами «Мороженое мясо».

Результатом знакомства с русской зимой стала 130-страничная инструкция «Транспортные средства в условиях зимы», в которой рекомендовалось использовать бензин с точкой застывания -40°С и зимнюю солярку. Моторные масла должны разбавляться топливом (до -20°С – 15%, до -30°С – 25%). Рекомендовались и предпусковые подогреватели.
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Автомитральеза

Сообщение гришу » 26 мар 2016, 02:42

Кто бы мог подумать...
SOMUA MCG в вермахте. Сев. Италия, 28 августа 1943 года.


А я думал "Кёгресс...
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Автомитральеза

Сообщение гришу » 27 мар 2016, 22:21

Военно-служащие 4-й дивизии канадской армии во время тактических занятий на курсах колонновожатых; военная база Петавава; Онтарио, Канада; конец ноября 2015-го года





"хват" все увидели..
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Автомитральеза

Сообщение EvMitkov » 29 мар 2016, 17:08

А поччччему штыки не пристегнуты???
Где плюмаж на касках?
Какого хрена аварийка не включена?
Отчего машинки на ближнем свете стоят, а не на дальнем? На дальнем и с аварийкой их еще больше издалече видать будет...
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17468
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Автомитральеза

Сообщение гришу » 29 мар 2016, 17:40

И не моя вина, что употребляемую фразу: "туши свет – бросай гранату!". забыли :? и переиначили...
Так же как , и "Третьим не прикуривают...
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Пред.След.

Вернуться в Бронетехника и автотранспорт

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2