Т-90 против Абрамс... "Армата" на старте. Часть 2

Форум о бронетехнике и военным автомобилям

Re: Т-90 против Абрамс... "Армата" на старте. Часть 2

Сообщение g.A.Mauzer » 01 сен 2015, 00:49

НИКТО И НИГДЕ точных ТТХ Т-14 не знает. А если знает - то не скажет. А если скажет - ...
Да и нет "точных ТТХ" еще - в принципе нет. Потому как машина еще "не совсем серийная". А без точных ТТХ судачить о ее нише, об оргструктуре, о возможностях - то же самое, что на порносайте сидеть.


Дык в этом жеж и интерес-то. :mrgreen: В смысле, любопытно, что, на что и каким образом натянуто. :mrgreen:

И касается это не только "Арматы", но и -

таких экзотических, как, например, "Чонма-Хо"


- и "китайцев", о которых толковой информации в открытом доступе - пара чайных ложек.

Поначалу возьми да пробей через сеть, кто и что такое


Пишут, шо

Генерал-майор Брилев О. Н. Доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РФ. В 1974—1988 гг. начальник кафедры танков Военной академии БТВ. Известный специалист в области теории и практики разработки и применения танков.


В чём тут загвоздка-с? :mrgreen:
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 2322
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: Т-90 против Абрамс... "Армата" на старте. Часть 2

Сообщение EvMitkov » 01 сен 2015, 01:06

g.A.Mauzer писал(а):В чём тут загвоздка-с?

Я на форуме, в "Бронетехнике", выкладывал книги Костенко "Танки". (Поглади в теме т перечитай внимательно ЭТИ работы).
Там Костенко очень зло местами оппонирует с Брилевым.
Еще.
Для того, чтобы составить мнение о том, что тот или иной человечек думает - нужно протралить его работы ПО ГОДАМ. И - наложить эти годы на политическую событийность государства, в котором он живет. Скажем так - пример Канчукова в этом плане - наиболее нагляден.
Но с Брилевым тоже достаточно отчетливо.
Почитай тут его работу "Имеют ли танки будущее" - Источник: журнал "Техника и вооружение" №1/2006 - от 2006-го! и сравни с сегодняшним.
И - заодно сравни с тем, чем вдохновлялся Андреас в своих конструторских измышлизмах.

ИМЕЮТ ЛИ ТАНКИ БУДУЩЕЕ?



Герой Советского Союза, маршал бронетанковых войск Лосик О.А. Ветеран-танкист Великой Отечественной войны, профессор. В 1969—1987 гг. начальник Военной академии БТВ. Известный военачальник, идеолог развития и при­менения танковых войск.

Генерал-майор Брилев О. Н. Доктор техничес­ких наук, профессор, заслуженный деятель на­уки и техники РФ. В 1974—1988 гг. начальник ка­федры танков Военной академии БТВ. Извест­ный специалист в области теории и практики разработки и применения танков.



1. Критика танков

В настоящее время танки (в более широком контексте бронетанковое воо­ружение) переживают переломный мо­мент своего развития. Происходит пере­оценка их роли и места в общей системе вооружения. Особое значение этот про­цесс имеет для России: существующие в стране экономические трудности серь­езно ограничивают возможности отече­ственного танкостроения. Критическая переоценка роли и места танков, броне­танкового вооружения обусловлена не­сколькими причинами.

Прежде всего это создание новых высокоэффективных средств воору­женной борьбы (в первую очередь вы­сокоточного дальнобойного «интеллек­туального» оружия), которые могут су­щественным образом изменить сам ха­рактер боевых действий, по-иному рас­ставить акценты.

Далее, это совершенствование и расширение арсенала собственно про­тивотанковых средств, которые стали весьма эффективными и превратились в массовое оружие. Противодействие этим средствам создало для танков и бронетанкового вооружения весьма сложную проблему.

Заставляют задуматься и относи­тельно большие потери танков в небла­гоприятных условиях отдельных ло­кальных конфликтов, например на Ближнем Востоке в 1973 г. или в Гроз­ном в 1994г.

Наконец, окончание холодной вой­ны при сохранении сдерживающего ядерного потенциала создает временное окно в 15—20 лет, когда крупномас­штабный конфликт между Западом и Востоком маловероятен при возраста­нии вероятности локальных конфлик­тов на почве религиозных или этничес­ких противоречий, проявлений нацио­нализма или терроризма. Это стимули­рует общее сокращение численности вооружений «великих держав» ради снижения риска возникновения круп­номасштабного конфликта, уменьше­ния расходов на оборону и выделения части высвободившихся ресурсов на разработку перспективных принципи­ально новых видов вооружения.

В то же время следует подчеркнуть, что с окончанием холодной войны гон­ка вооружений не умерла абсолютно. Отойдя от накопления вооружений, она превратилась в соревнование на острие технического прогресса и перспектив­ных технологий по совершенствованию обычных и созданию принципиально новых вооружений.

В этих условиях некоторые специ­алисты считают, что танки утратили свое значение. Являясь лишь наступа­тельным оружием ближнего (контакт­ного) боя, к тому же, не всегда доста­точно эффективным (чувствительные потери в отдельных локальных конф­ликтах), танки не имеют перспективы на будущем поле боя. Лучшим решени­ем, по мнению этих критиков, был бы «нулевой» вариант в танках при став­ке на сочетание высокоточного «умно­го» оружия дальнего боя с достаточно эффективными силами быстрого раз­вертывания.

Созданное сегодня на базе микроэлек­троники, оптоэлектроники, радиотехники и компьютерной техники высокоточное и весьма могущественное оружие дальнего боя способно благодаря эффективному информационному обеспечению с ис­пользованием спутниковых систем точно выйти к малоразмерной цели, автомати­чески распознать и надежно поразить ее. При этом носители такого оружия (ко­рабль, самолет, наземная пусковая уста­новка) могут находиться на расстоянии нескольких сотен и даже тысяч километ­ров от поля боя или от объектов пораже­ния. Естественно, применение такого ору­жия существенным образом меняет ха­рактер вооруженной борьбы, обстановку на поле боя и ТВД. Удары наносятся, кро­ме того, по политическим, военным, про­мышленным и другим жизненно важным объектам противника.

Применение боеприпасов, создаю­щих мощный импульс электромагнит­ных излучений, позволяет парализовать систему ПВО, систему управления вой­сками, да и все управление страной, на­рушить работу электростанций, всех видов транспорта. Использование взрывных боеприпасов большой мощ­ности дает возможность разрушать мо­сты, узлы дорог, аэродромы, поражать скопления войск. В некоторых услови­ях такого глубинного массированного воздействия достаточно, чтобы сломить сопротивление противника и заставить его капитулировать. Но очевидно, что это возможно только в том случае, ког­да противник не располагает подобным оружием и не может оказать равноцен­ного противодействия.

Естественно, с появлением такого оружия изменяется соотношение меж­ду средствами дальнего боя и оружием ближнего (контактного) боя. Но после­днее не может быть «отменено». Просто эти два средства вооруженной борьбы займут свои индивидуальные ниши.

Нет сомнений в необходимости со­вершенствования и развития сил быст­рого развертывания, способных в крат­чайшие сроки прибыть на любой отда­ленный ТВД. Но и они должны быть оснащены авиатранспортабельным бро­нетанковым вооружением легкого клас­са (15—20 т). Одних боевых вертолетов и десантируемой с них пехоты явно не­достаточно. Очевидно, что возможнос­ти и задачи сил быстрого развертывания ограничены: быстро прибыть в район конфликта, локализовать агрессию и создать условия (плацдарм) для развер­тывания сил общего назначения.

Однако для поддержания в рамках принятой оборонительной доктрины сло­жившихся отношений между Западом и Востоком, а также учитывая возрастание вероятности локальных конфликтов, не­обходимо опираться недостаточные, все­сторонне развитые вооруженные силы (включая сдерживающий ядерный потен­циал и эффективные силы общего назна­чения) , обеспечивающие обороноспособ­ность государства. В этом плане одного лишь сочетания ядерного потенциала, высокоточного оружия и сил быстрого развертывания недостаточно.

Необходимы эффективные силы об­щего назначения, способные остановить агрессию, разгромить вторгшегося про­тивника, уничтожив (захватив) его жиз­ненно важные объекты и овладев терри­торией. В сухопутном компоненте этих сил независимо от масштабов формиро­ваний (дивизия, корпус, армия) бронетан­ковое вооружение составляет основу бо­евых возможностей. Видимо, следует го­ворить уже не о танковых войсках, а имен­но о мощном бронетанковом компоненте в составе любых формирований сил обще­го назначения. Если раньше танки назы­вали главной и маневренной ударной силой Сухопутных войск, то на сегодня они — основа боевой мощи формирова­ний сил общего назначения, эффективное средство прорыва подготовленной оборо­ны, успеха в оперативном масштабе, по­строения устойчивой динамичной оборо­ны. В этом плане вряд ли целесообразно иметь танковые и мотострелковые диви­зии. Нужны просто общевойсковые диви­зии с оптимальным сочетанием необходи­мых средств борьбы, обеспечивающим высокую эффективность. Естественно, такая роль и такое место танков, бронетан­кового вооружения требуют доказатель­ного подтверждения, и это будет сделано ниже при рассмотрении боевых возмож­ностей танков на основе новых техничес­ких решений и технологий.

Чтобы завершить рассмотрение дан­ного аспекта — противопоставление тан­кам высокоточного оружия в сочетании с силами быстрого развертывания, — на­помним, что во время войны в Персидс­ком заливе в 1991 г. авиация и высокоточ­ное оружие морского базирования сдела­ли очень много, в известной степени пред­решили конечный успех, но окончатель­ный разгром иракской армии был осуще­ствлен союзническими силами общего назначения, которые насчитывали почти 5000 танков.

В качестве другого противопоставле­ния танкам называется совершенство­вание и расширение арсенала противо­танковых средств, которые стали весь­ма эффективными и превратились в массовое оружие. При этом подчерки­вается, что преодоление обороны, насы­щенной подобным оружием, превратит­ся для танков в трудноразрешимую про­блему. Танки будут нести недопустимо высокие потери, и их применение ста­нет нецелесообразным. Правда, при этом не указывается, чем заменить тан­ки при необходимости вести активные боевые действия. Тем более неясно, как обойтись без танков, если противник от них не отказался.

Современный противотанковый ар­сенал включает мощные (тяжелые) про­тивотанковые ракетные комплексы (ПТРК), размещаемые на легких брони­рованных машинах и вертолетах, легкие переносимые ПТРК, используемые пе­хотой, и, наконец, массовые ручные противотанковые гранатометы, которы­ми может быть вооружен каждый стре­лок, каждый солдат на поле боя.

Последние образцы ПТРК имеют дальность стрельбы до 5 км, благодаря головкам самонаведения используют принцип «выстрелил—забыл», их мощ­ная боевая часть тандемного типа позво­ляет преодолевать динамическую защи­ту и имеет пробивную способность по­рядка 900—1000 мм, что позволяет с дос­таточно высокой вероятностью пора­жать лобовую броню современных тан­ков. Некоторые образцы ПТРК имеют программируемую траекторию полета и способны атаковать танк сверху. Все же надо иметь в виду, что ПТРК — это преж­де всего оборонительное средство. К тому же, они достаточно уязвимы к от­ветному огневому воздействию. Нако­нец, неясны их возможности по преодо­лению новых способов защиты танка — так называемой активной защиты.

Переносные ПТРК (дальность стрель­бы до 2000 м) и РПГ (дальность 300— 400м) могут уверенно поразить современ­ные танки в бортовую проекцию и в кор­му. Главная их опасность заключается в массовости применения, малой в и использовании на местности есте­ственных и инженерных укрытий.

Оценивая опасность для танков но­вейших противотанковых средств, сле­дует иметь в виду, что для перспектив­ных образцов танков есть возможность на основе новых технических решений повысить защищенность лобовой про­екции и бортов и добиться в этом отно­шении равновесного положения в со­ревновании «кумулятивный снаряд— броня». Кроме того, активная защита способна с высокой вероятностью ней­трализовать те снаряды, от которых не может защитить броневая конструкция.

Естественно, создать абсолютно не­уязвимый танк невозможно, так же как и абсолютное поражающее средство. Танки будут нести потери, но представ­ляется, что современный уровень их за­щищенности позволит «снять» от 65 до 85% огневых воздействий по танкам со стороны противотанковых средств.

Одной бронезащиты, конечно, со­вершенно недостаточно. Необходима огневая поддержка авиации и артилле­рии, но главное — эффективная огневая мощь самих атакующих танков. При этом выясняется, что реализовать на базовых танках весь необходимый ком­плекс огневых возможностей не пред­ставляется возможным. Танк является весьма действенным средством борьбы с танками противника при условии, что он превосходит последние по эффек­тивности или, по крайней мере, не ус­тупает им. Но современному танку явно не хватает других боевых возможнос­тей — противопехотных, артиллерийс­ких, зенитных. Причем существующая компоновка танка, подчиненная задаче обеспечения высокой противотанковой эффективности и высокого уровня за­щищенности при сохранении требуе­мой подвижности, не позволяет реали­зовать названные огневые возможнос­ти на необходимом уровне.

Решение данной проблемы заключа­ется в переходе от танка к комплексу боевых машин эшелона передней ли­нии, к бронетанковому компоненту ближнего боя. Лидером этого комплек­са является основной танк. Все другие машины — стрелковый танк (тяжелая БМП, или ТБМП), артиллерийский танк (БМ НОП) и зенитный танк (БМ ПВО) — создаются на базе основного танка, имеют равную с ним защищенность, необходимую подвижность и способны успешно действовать в передней линии (в ближнем «контактном» бою) в едином боевом порядке. Все эти машины посто­янно и тесно взаимодействуют друг с другом, дополняют друг друга и избав­ляют каждую из них от выполнения не свойственных им задач. Все это обеспе­чивает успешное (с приемлемыми поте­рями) преодоление подготовленной и насыщенной противотанковыми сред­ствами обороны и выполнение других боевых задач, в том числе в особо слож­ных условиях, считающихся неблагоп­риятными: бой в городе, на пересечен­ной местности и т.д.

Если в ходе боевых действий в Пер­сидском заливе (1991) пара боевых вер­толетов, как утверждалось, могла за один вылет уничтожить до 15 танков, то при наличии комплекса боевых машин это невозможно. Вертолет столь же уяз­вим к огню зенитного танка, сколь оди­ночный основной танк к внезапной ата­ке боевого вертолета.

Таким образом, совершенствование основного танка и создание комплекса боевых машин эшелона передней ли­нии, поддержка авиации и артиллерии позволят формированиям сил общего назначения успешно (с приемлемыми потерями) преодолевать оборону, насы­щенную современными противотанко­выми средствами.

В качестве еще одного противопос­тавления танкам указывается якобы не­которая «примитивность» танка по сравнению с высокоточным «умным» оружием и некоторыми другими систе­мами (например, ПВО). Командная уп­равляемость танка оставляет желать лучшего, информационное обеспече­ние на поле боя недостаточное. В танке, вступившем в ближний (контактный) бой, находится экипаж, и решения, при­нимаемые членами экипажа в нервной и опасной обстановке, не всегда опти­мальны.

Анализ перспективных технических решений и передовых технологий, вне­дряемых в новейшие образцы, позволя­ет полностью снять эти претензии. Ис­пользование широкого диапазона элек­тромагнитных волн (оптика, тепловизор, низкоуровневый телевизор, радио­локатор миллиметрового диапазона) и компьютерная обработка данных позво­ляют уверенно обнаруживать на поле боя малоразмерные замаскированные цели в любых условиях видимости (ночь, туман, дождь, пыль и т.п.).

Командная управляемость уже не сдерживает реализацию боевых воз­можностей танка. Команды подаются голосом, и на тактических дисплеях под­чиненных обозначаются цели, рубежи, маршруты, позиции противника, поло­жение своих танков. Командир может управлять огнем всего подразделения.

Информационное обеспечение ста­новится достаточно эффективным. Бла­годаря спутниковой системе на навига­ционном дисплее отображается точное положение танка и все существенные ориентиры. Применение вертолетов и беспилотных летательных аппаратов позволяет «заглянуть» в глубину боево­го построения противника (за пределы дальности прямой видимости) и не толь ко тактически реагиро­вать на действия про­тивника, но и с помо­щью управляемого оружия поражать наи­более опасные цели. Естественно, экипаж танка получит необхо­димую информацию о состоянии собствен­ной машины: наличие боеприпасов и топли­ва, возможные неисп­равности и способы их устранения.

Благодаря автома­тизации процессов уп­равления огнем, движением и защитой экипаж танка избав­лен от рутинных операций, за ним ос­тавлены лишь минимально необходи­мые действия, требующие человеческо­го интеллекта.

Пока сохраняется ближний бой, толь­ко непосредственное участие в нем че­ловека позволяет быстро и эффективно реагировать на изменения сложной об­становки на поле боя. Выдвигаются идеи создания танков-роботов, но в обозри­мом будущем их можно будет использо­вать лишь для некоторых специфичес­ких задач (разведка боем — вызвать огонь на себя, подрыв отдельных важных объектов, разведка и работа на местнос­ти с высоким уровнем радиации).

В целом, оценивая достигнутый се­годня уровень автоматизации и компью­теризации боевых процессов в танке, степень обеспеченности его необходи­мой информацией, можно считать их с полным правом «интеллектуальным» оружием ближнего боя: оно высокоточ­ное, всепогодное, управляемое и способ­но уверенно поражать малоразмерные цели в пределах прямой видимости.

Как и любое другое средство борьбы, танки не всесильны, и поэтому не следу­ет их применять без какой-либо поддер­жки в особо неблагоприятных условиях, как это было в Грозном в 1994 г.

Все же можно утверждать, что в со­ставе рассматриваемого полного ком­плекса боевых машин эшелона пере­дней линии при поддержке авиации и артиллерии танки, а также бронетанко­вое вооружение способны успешно выполнить любые задачи, которые воз­никают при применении сил общего назначения.



2. Концепция танков

В связи с тем, что на вооружений формирований сил общего назначения появились боевые машины различного назначения, обладающие огневой мо­щью, защитой и подвижностью, необходимо определиться с ролью и местом танков, сформулировать их концепцию и указать, чем же они в принципе отли­чаются от других боевых машин.

Главная особенность танков заклю­чается не в степени компьютеризации и автоматизации, а в концепции, кото­рая, на наш взгляд, в обозримом буду­щем останется неизменной, хотя техни­ческий облик танка может существен­но измениться. Рациональное сочетание огневой мощи, защищенности и под­вижности дает им принципиально но­вые возможности, как в свое время со­единение серы селитры и древесного угля привело к созданию дымного поро­ха. В этом смысле танки нельзя заменить другими средствами борьбы. Без танков невозможны активные действия на суше, без них нельзя обеспечить надеж­ную оборону.

Танки, конечно, — это оружие ближ­него (контактного) боя, и их главное до­стоинство заключается в том, что благо­даря надежной защите они способны действовать в передней линии, под воз­действием массовых огневых средств противника, уничтожать эффективным огнем прямой наводкой различные про­тивостоящие цели и немедленно про­двигаться вперед, используя результаты своего огня. Главными задачами танка являются борьба с танками противника, поражение любых других бронирован­ных объектов, важных небронирован­ных целей, требующих мощного и даль­него воздействия (в том числе позиции ПТРК), борьба с противостоящей тан­кам живой силой, оснащенной массовы­ми ПТС («танкоопасной» живой силой).

Подчеркнем, что, хотя противотан­ковая функция для танка является важ­нейшей, он должен оставаться многоце­левым оружием. В этом его суть, и нельзя допустить перерождения танка в истребитель танков,

Очевидно, что невозможно создать абсолютно неуязвимые танки. Они бу­дут нести потери, которые будут отно­сительно выше, чем в минувших войнах. Однако это следствие изменившегося характера борьбы на современном поле боя. Танки останутся наиболее защи­щенным оружием, потери других средств борьбы будут более высокими.

Танки можно считать тактико-опе­ративным оружием. Их высокая защи­щенность и эффективная огневая мощь позволяют, действуя в передней линии, осуществлять прорыв прочной оборо­ны; их подвижность и способность к длительному функционированию в не­посредственном соприкосновении с противником дают возможность прово­дить операции на большую глубину и в высоких темпах. Танки являются эффективным средством не только реше­ния наступательных задач (прорыв обо­роны, развитие успеха), но и создания активной, устойчивой и экономичной (по людским ресурсам) обороны.

Усложнение условий на поле боя привело к необходимости создания в дополнение к танку, который теперь принято называть основным танком, других боевых машин передней линии:

стрелкового танка (ТБМП), артиллерий­ского танка (БМ НОП), зенитного тан­ка (БМ ПВО). Эти образцы совместно с основным танком, который является лидером, образуют комплекс боевых машин эшелона передней линии, или бронетанковый компонент ближнего (контактного) боя. Названные образцы следует считать (и называть) именно танками, пусть и специализированными по своим боевым и огневым возможно­стям. Общими с основным танком у них являются уровень защищенности и под­вижности, способность успешно дей­ствовать в передней линии. Это обеспе­чивает постоянное и тесное взаимодей­ствие боевых групп в бою и избавляет каждую из них от выполнения не свой­ственных им задач в невыгодных усло­виях. В целом это позволяет успешно решать всю гамму боевых задач, в том числе и в сложных неблагоприятных условиях. Создание бронетанкового компонента ближнего боя способству­ет и организационной интеграции.

Все рассмотренные выше возмож­ности танков, которые длительный пе­риод функционировали практически в «чистом» виде, а в настоящее время при­вели к появлению бронетанкового ком­понента ближнего боя, предопределили то, что этот компонент стал основой структуры и боевой мощи формирова­ний сил общего назначения. Можно сказать, что танки переросли свое пер­воначальное предназначение как ору­жия рода войск и, породив систему бро­нетанкового вооружения, стали основ­ным средством борьбы формирований сил общего назначения.

Танки оказали влияние на все сухо­путные силы. Даже рода войск, не отно­сящиеся к бронетанковому компоненту (артиллерия, войска ПВО, силы управ­ления), активно переходят на образцы вооружения (бронированные машины), обладающие защищенностью (против пуль и осколков) и высокой подвижнос­тью. Этот процесс создает предпосылки для достаточно высокой степени интег­рации всех боевых компонентов раз­личных родов войск. Тем не менее, по­добные боевые машины (или комплек­сы) являются, прежде всего, вооружени­ем своего рода войск и выполняют свои специфические задачи, Конструкция современных танков, обеспечивающая надежную защиту экипажу, позволяет также за счет дополнительных мер обеспечить и весьма высокий уровень защищенности от ядерного оружия. Однако развитие этого боевого свойства следует осуществлять лишь на фоне первоочередного обеспечения требуемой огневой мощи, защищенности от обычных средств поражения и подвиж­ности. Ядерная война маловероятна, ибо с неизбежностью превращается во все­общую катастрофу. Однако если она случится, то после обмена массирован­ными ядерными ударами единственными дееспособными средствами на поле боя останутся отдельные сохранивши­еся бронетанковые подразделения. Но и они, потеряв систему снабжения (под­воз топлива, боеприпасов, питания и т.д.), быстро утратят боеспособность.

Подводя итоги концептуальной час­ти, можно сказать: конечно, не следует абсолютизировать танки (бронетанко­вый компонент), но можно утверждать, что в обозримом будущем эффектив­ность и умелое применение авиации, высокоточного оружия и танков будет предрешать исход операций на суше. В основе их будет противоборство насту­пающих танков с одной стороны и тан­ков и противотанковых средств с другой на фоне активных действий авиации, ПВО, «интеллектуального» оружия про­тивостоящих сторон.



3. Комплекс боевых машин эшелона передней линии (бронетанковый компонент ближнего боя)

Основные танки являются достаточ­но универсальным оружием, но в слож­ных условиях на современном поле боя их возможности не безграничны.

Имея малочисленный экипаж, фун­кционально привязанный к машине, танки малопригодны для выполнения задач по завершению боя: уничтоже­нию остатков противника и овладению его территорией.

Обладая мощным, но, по существу, одноканальным вооружением, танки не­достаточно эффективно решают задачи борьбы с «танкоопасной» живой силой:

это стрелки, оснащенные массовыми лег­кими противотанковыми средствами (пе­реносные ПТУР, РПГ), использующие ес­тественные укрытия на местности, расти­тельность, городские строения.

Боекомплект танков относительно невелик, поэтому они малопригодны для выполнения задач, свойственных артиллерии, — поражения площадных целей, в том числе площадей, насыщен­ных плохо наблюдаемой «танкоопас­ной» живой силой.

На танке трудно разместить эффек­тивное вооружение для защиты от средств воздушного нападения.

Очевидно, что танки нуждаются в дополнении и тесном взаимодействии с другими боевыми машинами, образую­щими вместе эшелон передней линии (или бронетанковый компонент ближ­него боя), лидером которого является основной танк. Поскольку все машины эшелона действуют в едином боевом порядке и в одинаковых условиях под огнем противника, все они должны иметь высокий уровень защищенности, как у танка, т.е. создаваться на его базе.

Первые две из «неудобных» для ос­новного танка задач успешно решает пехота. Только она способна уничто­жить остатки противника. Ведя шкваль­ный полуприцельный огонь, пехота на­дежно подавляет «танкоопасную» жи­вую силу и тем самым защищает боевые машины. Однако в современных усло­виях пехота не может успешно выпол­нять боевые задачи из-за резко возрос­шей уязвимости к огню новых противо­пехотных средств и недостаточной под­вижности.

Исправить положение позволит стрел­ковый танк или тяжелая боевая машина пехоты (ТБМП) — ближайший и важней­ший партнер основного танка на передней линии. Главным признаком стрелкового танка, или ТБМП, является огневая многоканальность. Этим обеспечивается ус­пешная борьба с «танкоопасной» живой силой — способность одновременно пора­жать или подавлять множество подобных целей на поле боя. Стрелки в машине дол­жны быть размещены активно, распола­гать эффективным противопехотным оружием (пулеметами и гранатометами) и иметь возможность успешно его исполь­зовать. Основное вооружение машины должно быть подчинено главной задаче, а также дополнять основной танк — успеш­но поражать легкобронированные маши­ны, вносить определенный вклад в борь­бу с танками противника и воздушными целями. Этим требованиям отвечает соче­тание спаренной автоматической систе­мы «пушка—гранатомет» (30—35 и 60-мм) с достаточно мощной (до 152 мм) установ­кой ПТУР. Стрелки в основных видах боя будут действовать на машинах, спешиваясь лишь по необходимости при выполне­нии завершающих функций.

Стрелковые танки оказывают ос­новным танкам неоценимую поддерж­ку в борьбе с весьма опасным врагом — «танкоопасной» живой силой. Особен­но это проявляется в неблагоприятных для танков условиях пересеченной мес­тности, когда гранатометчики против­ника малоуязвимы. В этом случае стрел­ковые танки осуществляют упреждаю­щее массированное огневое подавление и тем самым прикрывают атакующий боевой порядок.

Подчеркнем, что попытки использо­вать в передней линии совместно с тан­ками легкие плавающие боевые маши­ны пехоты (а исторически сложилось именно так) обречены на провал и мо­гут привести лишь к серьезным потерям в БМП и в танках, ибо последние лиша­ются поддержки пехоты. Место легкой БМП совсем в другом, так называемом мобильном эшелоне.

Отметим, что категорическая не­обходимость постоянного непрерывно­го взаимодействия основных танков и стрелковых танков, иначе говоря, танков и бронепехоты, возмож­ность успешного решения этой эффективной связкой при под­держке артиллерийских и зенитных танков основных задач, стоящих перед эшелоном передней линии, приводят к понятиям «танкопехотные силы», «танкопехотные формирования».

Артиллерийский танк, или боевая машина непосредственной огневой под­держки (БМ НОП), — это артиллерия передней линии, способная действовать под огнем противника, непосредствен­ным наблюдением выявлять на возмож­но большей дальности (до 5000—6000 м) позиции дальнобойных противотанко­вых средств (зачастую имеющих пло­щадной характер) и без промедления по принципу «вижу—стреляю» подавлять их огнем прямой наводкой, достигая необходимого упреждения. Такая машина должна иметь значительно больший боекомплект, чем у основного танка (более 100 выстрелов), и соответствующие боеприпасы. Это потребует увеличения калибра до 152 мм (возможно, и более), применения орудия пониженной балли­стики (гаубицы или даже мортиры), специального приборного комплекса, включающего и оптический дальномер.

Воздействие артиллерийских танков на противника многократно эффектив­нее, чем поддержка полевой артилле­рии, ведущей огонь с закрытых позиций на дальности до 15—18 км, а по вновь выявленным позициям — и с определен­ным смещением (запаздыванием) по времени.

Зенитный танк, или боевая машина ПВО (БМ ПВО), обеспечивает постоян­ную (в движении и на позициях) и не­посредственную защиту боевых поряд­ков эшелона передней линии от боевых вертолетов и низколетящих самолетов тактической авиации. Весьма привлекательными характеристиками для выполнения подобных задач (дальность стрельбы до 8000 м) располагает разведывательно-огневой комплекс боевой машины ПВО «Тунгуска». Остается только перенести его на базу основного танка и реализовать дополнительную защиту автоматических пушек, ракет и антенны, чтобы обеспечить возможность функционирова­ния непосредственно в эшелоне пере­дней линии. Естественно, эта защита не рассчитана на воздействие наиболее мощных средств поражения — броне­бойного подкалиберного снаряда и ПТУР калибра 150 мм.

Поскольку современные основные танки имеют пушечно-ракетное воору­жение с достаточно эффективными, несмотря на ограничение по калибру, управляемыми снарядами, специальная противотанковая боевая машина с ра­кетным вооружением — танк-истреби­тель — в эшелоне передней линии не нужна. Она может появиться, если в чисто ракетном исполнении будут реа­лизованы принципиально новые воз­можности, которые нельзя осуществить на танке с пушечно-ракетным вооруже­нием (например, подъем относительно легкой башни на телескопическом уст­ройстве на высоту 5—6 м, с тем чтобы существенно увеличить дальность пря­мой видимости или осуществлять стрельбу из-за укрытия).

Однако при дальнейшем развитии со­временных ПТРК, если будут достигну­ты дальности полета в десятки километ­ров, гиперзвуковые скорости полета (-1500 м/с), самонаведение на конечном участке траектории, создана сверхмощ­ная боевая часть и обеспечены обнару­жение и подсветка дальних целей с по­мощью вертолета или другого средства, то такая система превратится в новое средство вооруженной борьбы — высо­коточное оружие средней дальности. При этом носитель данного оружия — боевая машина — не обязательно долж­на находиться на передней линии и мо­жет иметь облегченную броневую кон­струкцию на уровне защиты от малока­либерных (до 30 мм) автоматических пушек. Такое оружие нельзя назвать бесконтактным, если противник распо­лагает аналогичными образцами. Будет происходить обмен ударами, и обе сто­роны будут нести потери, хотя носите­ли напрямую и не видят друг друга. Кар­тина, аналогичная сражениям амери­канских и японских авианосных груп­пировок на Тихом океане в годы Второй мировой войны.

По своей сущности рассматривае­мое новое оружие имеет «артиллерий­скую» основу. Оно наносит дальние мощные огневые удары, но не способ­но, в отличие от танков, само немедлен­но использовать результаты этих уда­ров. При хорошем информационном обеспечении такие средства можно было бы назвать разведывательно-удар­ными комплексами средней дальности. Такое высокоточное оружие средней дальности является хорошим дополнением к танкам, но никак не может их заменить, хотя это и предлагается неко­торыми «специалистами».

В свою очередь, некоторые возмож­ности нового вида оружия частично мо­гут быть использованы в танках. Под­черкнем, что названные выше полные возможности управляемого ракетного вооружения не могут быть реализова­ны ни в основном танке, ни в других бо­евых машинах эшелона передней ли­нии, так как по массогабаритным пока­зателям оно должно согласовываться в рамках компоновки с реализацией дру­гих боевых возможностей, необходи­мых названным машинам. Однако вполне реально говорить о дальности полета в 10—12 км, полетной скорости порядка 1000 м/с, самонаведении на конечном участке траектории, доста­точно мощной (в пределах калибра 152 мм) боевой части. При соответству­ющем информационном обеспечении (например, обнаружение и подсветка целей вертолетом) становится возмож­ным поражение опасных целей за пре­делами прямой видимости. При этом танк не утрачивает своего основного свойства — хорошо защищенной бое­вой машины, способной активно и ус­пешно вести ближний контактный бой, находясь на передней линии.

Танковые подразделения, располага­ющие подобными возможностями, можно было бы называть разведыва­тельно-бронетанковыми комплексами контактного боя тактической зоны (дальности).



4. Комплекс боевых машин мобильного эшелона

Наряду с комплексом боевых машин эшелона передней линии для успешно­го решения широкого круга задач на со­временном поле боя необходим комп­лекс боевых машин мобильного эшело­на — легких (15—20 т), плавающих, авиатранспортабельных, обладающих повышенной подвижностью (легкие танк, БМП, БМА, БМ ПВО и др.).

Они должны иметь одинаковый уро­вень подвижности и защищенности и создаваться на единой базе. Тип воору­жения для машин этого комплекса оп­ределяется необходимостью решать разнообразные огневые и боевые зада­чи. Очевидно, что подобные образцы могут иметь лишь легкую (противопульную, противоосколочную) защиту, оп­ределенные ограничения налагаются и на их огневую мощь.

Боевые машины данного эшелона предназначены для использования в составе сил быстрого развертывания (в том числе в воздушно-десантных вой­сках) и в мобильном компоненте сил общего назначения (разведывательные подразделения, оперативно-маневренные группы и т.п.), в морской пехоте, на особых ТВД (глубокий снег, рисовые поля и т.п.).

С учетом того, что машины мобильного эшелона несут в себе определенные ограничения по огневой мощи и весьма существенные по защи­щенности, силы быстрого развертыва­ния и мобильные подразделения долж­ны применяться, используя внезап­ность, на тех участках, где нет сплошно­го фронта, тем более насыщенной огне­выми средствами обороны, проникая в глубину построения противника и обхо­дя при этом его сильные группировки или узлы сопротивления. Задачами при этом являются разгром противника, не обладающего тяжелым вооружением, уничтожение командных пунктов, узлов связи, складов топлива и боеприпасов, захват жизненно важных центров. Все это связано с серьезными потерями. Воз­можно и выполнение оборонительных задач—удержания занятого плацдарма (района) для обеспечения развертыва­ния сил общего назначения.

Если рассматривать два возможных значения массы для легких машин — 15 или 20 т, то предпочтение, на наш взгляд, следует отдать первому. Для пла­вающих машин увеличение массы в ос­новном поглощается необходимостью обеспечить водоизмещение (это влечет за собой увеличение размеров). В ре­зультате защищенность машин с масса­ми 13—15 т и 20—22 т получается прак­тически одинаковой (лоб от калибра 14,5мм, борта от калибра 7,62мм). Защи­та от автоматических пушек калибра 30—35 мм, которые пробивают на даль­ности 1500 м стальную броню толщиной 70—80 мм, естественно, невозможна.

В то же время существенным фак­тором являются ограниченные (по чис­лу самолетов) возможности военно-транспортной авиации. В массовом транспортном самолете грузоподъем­ностью 40—45 т (типа Ил-76) можно разместить либо три 13— 15-тонные ма­шины, либо две 20—22 тонные маши­ны. Следовательно, перебрасываемый по воздуху боевой потенциал сил быс­трого развертывания в первом случае будет в 1,5 раза выше.

В комплексе боевых машин мобиль­ного эшелона важное место должен за­нять легкий танк, хотя некоторые спе­циалисты считают, что его функции мог­ла бы взять на себя легкая БМП. Легкий танк обладает мощным и эффективным противотанковым средством — пушкой высокой баллистики (до 120—125 мм). Если исключить легкий танк и сделать ставку только на легкую БМП, в состав вооружения которой входят ПТУР, то это будет весьма рискованное решение. От кумулятивных средств существует достаточно много способов защиты. В результате мобильный эшелон может оказаться беспомощным при встрече с танками противника.

Появление легких БМП не исклю­чает дальнейшего развития бронетран­спортеров (БТР), которые можно рас­сматривать как упрощенную разновид­ность легкой БМП с ограниченными боевыми возможностями (преобладает транспортная функция). На наш взгляд, целесообразно развивать БТР в основном на колесной базе, опираясь на развитую автомобильную промыш­ленность.

БТР могут использоваться в составе сил общего назначения для пехоты вто­рой волны, предназначенной для выпол­нения завершающих функций. Танки и БМП эшелона передней линии, преодо­лев оборону противника, уходят вперед, и, видимо, нецелесообразно задержи­вать пехоту первой волны для выполне­ния завершающих функций. БТР найдут применение при формировании соеди­нений второй очереди в условиях не­хватки наиболее эффективных видов вооружения, в том числе и БМП. Кроме того, БТР могут эффективно использо­ваться в военно-полицейских силах.

До сих пор речь шла о БТР как о лег­ких плавающих машинах. В связи с за­паздыванием в развитии ТБМП на тан­ковой базе — стрелковых танков, необ­ходимых для эшелона передней линии, в некоторых странах появились «тяже­лые» БТР, создаваемые на базе танков предшествующих поколений. Такие об­разцы можно рассматривать лишь как удешевленную разновидность полно­ценного стрелкового танка эшелона пе­редней линии с ограниченными боевы­ми возможностями.



2 Часть.



5. Бронетанковое вооружение, бронетанковая техника


Вокруг танков, которые длительное время действовали на поле боя практи­чески в «чистом» виде, в настоящее вре­мя формируется система бронетанково­го вооружения (БТВ), представленная двумя классами — основным (эшелон передней линии) и легким (мобильный эшелон). В соответствии с этим надо рас­сматривать и два типа танков — основ­ной танк, который благодаря новым тех­ническим решениям унаследовал и объединил все достоинства прежних средних (массовость, подвижность) и тяжелых танков (защищенность, огне­вая мощь), и легкий танк, плавающий и авиатранспортабельный.

В названных эшелонах в пределах каждого боевые машины, несмотря на различия по огневым возможностям, схожи по защищенности, подвижности, возможности функционировать на пе­редней линии, уничтожению противо­стоящих средств огнем прямой навод­кой. Да и оба эшелона имеют суще­ственную общность, являясь средством ведения ближнего (контактного) боя. Но, конечно, контактный бой для мо­бильного эшелона возможен лишь в ого­воренных выше специфических усло­виях, а также в обороне.

Можно сказать, что бронетанковое вооружение — это совокупность тесно взаимодействующих боевых машин ближнего (контактного) боя, обладаю­щих защитой, подвижностью и различ­ными огневыми возможностями. Бро­нетанковый компонент является осно­вой боевой мощи сил общего назначе­ния и боевых возможностей сил быст­рого развертывания.

К бронетанковому вооружению сле­дует отнести и противотанковые легкие боевые машины, оснащенные ПТУР. Это дешевое и достаточно эффективное дополнение к танкам, но лишь в оборо­нительной ситуации. Когда танков дос­таточно и они обладают управляемым вооружением, такие машины не нужны. Бронетанковое вооружение включает также и боевые машины разведки. Хотя их главная задача — сбор информации, им достаточно часто приходится всту­пать в столкновение с противником, а это своеобразный ближний бой.

В то же время не надо относить к БТВ боевые машины (комплексы) других родов войск (артиллерия, ПВО и т.п.). Обладая бронетанковыми признаками (защитой и подвижностью, а иногда и внешним сходством с танками), они яв­ляются прежде всего вооружением сво­его рода войск и выполняют свои спе­цифические задачи.

Помимо бронетанкового вооруже­ния существует и развивается броне­танковая техника (БТТ) — бронирован­ные подвижные машины, обеспечиваю­щие применение боевых машин ближ­него боя. Сюда следует отнести ремонтно-эвакуационные, медико-эвакуаци­онные машины, машины подвоза топли­ва и боеприпасов ближнего (батальон­ного) тыла. Без такой инфраструктуры успешное применение бронетанкового вооружения невозможно.

Важнейшим фактором успешного использования бронетанкового воору­жения является высокая степень обученности и натренированности экипа­жей. Это обусловлено сложностью со­временных боевых машин, высокой сте­пенью их автоматизации и компьютери­зации, а также связанными с этим воз­можными отказами в работе жизненно важных систем боевой машины из-за ошибок экипажа.

Данная проблема требует отдельно­го рассмотрения. Здесь же укажем ми­нимально возможный уровень ее реше­ния применительно к основному танку.

Командир танка должен быть контрактником — профессионалом с техничес­ким образованием и иметь боевой опыт. Периодически он должен проходить пере­подготовку. Подготовленный таким обра­зом командир может в течение полугода (в мирное время) обучить и натренировать остальных членов экипажа, набранных по призыву, для успешного выполнения сво­их функциональных обязанностей — стрельбы, марша, тактики в бою, обслужи­вания и полевого ремонта. Естественно, для этого необходима техническая база — директрисса, танкодром, тренажеры и другие технические средства, а также раз­работанная специалистами методика обу­чения. Только после этого танки могут ус­пешно реализовать свои качества в бою. В ходе процесса обучения недопустимо экономить боеприпасы, топливо и другие необходимые средства.

6. Технический облик комплекса боевых машин эшелона передней линии.

Идеология комплекса боевых машин эшелона передней линии и принципи­альные требования к составляющим их образцам были рассмотрены выше. В данном разделе на основе эскизных конструкторско-компоновочных прора­боток и некоторых расчетов сделана по­пытка обрисовать технический облик и определить основные показатели боевых свойств машин эшелона передней линии. Естественно, это лишь принципиальные ориентиры, к которым следует стремить­ся. Кроме того, эти проработки подтвер­ждают возможность создания комплек­са машин эшелона передней линии на базе основного танка. Структура комп­лекса представлена на рис. 1.



Технический облик комплекса боевых машин эшелона передней линии.

Структура комп­лекса (рис. 1).



Основной танк задуман как образец, который может быть реа­лизован в ближайшем будущем и будет превосходить по боевой эффективно­сти современные танки М1А2, «Лео­пард-2А6», «Челленджер-2», «Леклерк» примерно на 30% за счет принципиаль­но новой компоновки и использования перспективных технических решений. Кроме того, его база за счет модульной компоновки позволит без существен­ных изменений создать другие маши­ны комплекса: основные изменения от­носятся к башне и «начинке» боевого отделения.

(окончание - ниже)
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17454
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Т-90 против Абрамс... "Армата" на старте. Часть 2

Сообщение EvMitkov » 01 сен 2015, 01:09

(Окончание)

Основной танк



На компоновку танка повлияли сле­дующие серьезные обстоятельства: большая «протяженность» лобовой бро­ни (около 1500 мм), что необходимо для защиты от 140-мм пушки, а также жела­ние получить еще отсек для размещения дополнительного боекомплекта или до­полнительных членов экипажа. Все это в сочетании с классическими отде­лениями — управления, боевым и сило­вым — приводит к неприемлемой дли­не корпуса танка, при этом резко ухуд­шается поворотливость.

Поэтому как вариант можно «исключить» из длины танка силовое отделение и разместить в надгусеничных объемах корпуса (его поперечное сечение Т-образное) два га­зотурбинных двигателя по 750 л.с. с не­зависимыми осевыми (ради уменьше­ния диаметра) компрессорами. Силовые турбины через понижающие редукто­ры связаны с осевыми бортовыми пла­нетарными коробками передач. Двухпо­точный механизм поворота с гидрообъ­емной передачей связывает оба борта. Через плоские гитары мощность пере­дается от механизма поворота на борто­вые передачи (ведущие колеса).

Чтобы обеспечить оптимальное се­чение надгусеничных объемов и улуч­шить эргономические условия для чле­нов экипажа, высота корпуса увеличе­на до 1250 мм. Заметим также, что раз­мещение силовых установок в надгусе­ничных объемах служит дополнитель­ной защитой экипажа и боеприпасов в случае поражения борта.

Все попытки при компоновке танка опереться на реальный компактный ди­зель (Х-образный, 1500 л.с.) привели лишь к компромиссному варианту (рис.2а.), когда лобовая броня защища­ет только от 120-мм пушки, но в сочета­нии с двигателем, размещенным вслед за лобовой броней (и рассматриваемым как «преграда»), обеспечивает защиту экипажа и боевого отделения от 140-мм пушки. Но, разумеется, при таком воз­действии танк теряет подвижность.

Экипаж танка — командир, наводчик, водитель — размещены в «кап­суле» в носовой части корпуса за массив­ной лобовой броней, при этом танкистам обеспечены хорошие эргономические условия, включая удобные сиденья и кон­диционер (корпус имеет несколько боль­шую высоту, чем у современных танков).

Управление огнем командиром и навод­чиком дистанционное, причем «объек­тивная» часть комбинированного прице­ла находится на башне, а «окулярная» часть выполнена в виде двух дисплеев, на которых отображается реальная обста­новка на поле боя. Между обитаемой «капсулой» и боевым отделением уста­новлена броневая перегородка.

Боевое отделение размещено в средней части танка и увенчано враща­ющейся башней с 140—152 мм пушкой высокой баллистики (дульная энергия около 25 МДж). Благодаря отсутствию в боевом отделении экипажа сведена к минимуму площадь лобовой проекции башни, а в автомате заряжания удалось расположить 36 выстрелов. Схема ав­томата близка к используемой на тан­ке Т-72, но отсутствие членов экипажа позволило вдвое увеличить число «яру­сов». Кроме того, в третьем «усечен­ном» ярусе, который не может вра­щаться вместе со всем конвейером, находится дополнительно 12 выстре­лов. При этом возможно пополнение автомата заряжания. Таким образом, всего в танке насчитывается 48 выстрелов. Заряжание раздельное, но учте­на необходимость увеличения длины сердечника бронебойных подкалиберных снарядов. Управляемые снаряды по габаритам соответствуют обычным боеприпасам и имеются в автомате в необходимом количестве. Башня вы­полнена на уровне крыши корпуса, и вверх выступает только та ее часть, ко­торая закрывает казенник. Лобовая проекция башни минимальна, ее бор­товая часть защищена на том же уров­не, что и борта корпуса. Помимо умень­шения силуэта танка это дает эконо­мию в массе порядка 7—8 т, которая идет на усиление бронирования ответ­ственных зон силуэта танка.

Если развитие бронебойных подкалиберных снарядов (основного средства поражения тяжелобронированных ма­шин) приведет к дальнейшему увеличе­нию соотношения l/d и их абсолютной длины, то применение в танках автома­тов раздельного заряжания станет не­возможным. Переход к унитарным вы­стрелам потребует иной конструкции автомата заряжания. Его размещение возможно как в боевом отделении (при отсутствии в последнем членов экипа­жа), так и в увеличенной нише башни.

В кормовом отсеке танка находятся два стрелка дополнительного экипажа. Они огнем из своих пулеметов, распо­ложенных в плоских башенках, могут защитить борта и корму танка от танко­опасной живой силы. Возможна стрель­ба и по ходу машины. Кормовой отсек отделен от боевого отделения броневой перегородкой.

Топливо размещено в четырех баках по периметру боевого отделения. Все баки отделены от боеприпасов броневы­ми перегородками. Предусмотрен так­же кормовой бак. Всего за броней нахо­дится 1500 л топлива.

Подвеска танка гидропневматичес­кая, регулируемая. Ходовая часть при­крыта силовыми экранами.

Масса танка может составить 50— 55т.

На основных показателях боевой эффективности танка можно остано­виться более подробно.

Система поиска целей и управления огнем, использующая оптический, теп­ловой и радиолокационный диапазоны электромагнитных волн и эффективные процессоры, должна обеспечить в усло­виях хорошей и плохой видимости, днем и ночью уверенное обнаружение мало­размерных замаскированных целей и высокую точность стрельбы (W>0,85) баллистическими снарядами на дальностях до 2500—3000 м. При этом точность стрельбы с хода приблизится к точнос­ти стрельбы с места. Управляемые сна­ряды будут уверенно поражать цели на дальностях 2000—5000 м, а при самона­ведении на конечном участке траекто­рии и соответствующем информацион­ном обеспечении (например, обнаруже­ние и подсветка дальних целей вертоле­том) — и за пределами прямой видимо­сти. Заметим, что на дальностях до 2500—3000 м пушка не имеет конкурен­тов. Подчеркнем, что использование мощного ПТУР, выполненного в разме­рах пушечного выстрела и запускаемо­го через ствол пушки, существенно уве­личивает противотанковые возможнос­ти основного танка по дальности (диапазон 2500—5000 м) без какого-либо «ущерба» для выполнения противотан­ковых и всех других задач пушкой.

Пробивная способность бронебойно­го подкалиберного снаряда может соста­вить 1100—1200 мм стальной брони за счет дульной энергии, увеличения соот­ношения l/d, использования обедненно­го урана. Такие же показатели будут у управляемых снарядов с тандемной бое­вой частью за счет калибра 140—152 мм. Управляемые снаряды будут иметь по­летную скорость порядка 1000 м/с и обладать самонаведением на конечном участке траектории. Возможности по­ражения танкоопасной живой силы су­щественно возрастут за счет боеприпа­сов нового типа — осколочных с подры­вом на траектории, объемно-детониру­ющего взрыва и др.

Высокая защищенность танка обес­печивается за счет рациональной ком­поновки, низкого силуэта, значительной массы, выделенной на бронирование (до 60%), и известных новых технических решений — многослойной броневой конструкции с использованием керами­ки и обедненного урана, встроенной динамической защиты, активной защи­ты. Можно ожидать, что лобовая проек­ция будет надежно прикрыта от подкалиберных снарядов 140-мм пушки и мощных новейших ПТУР. Борта выдер­живают попадания легких переносных ПТУР, тем более массовых РПГ, а за счет активной защиты — и более мощных ракет. Крыши корпуса и башни рассчи­таны на нейтрализацию кумулятивных элементов и ударных ядер высокоточно­го оружия, снарядов 30-мм авиационных пушек, а за счет активной защиты — бо­лее мощных средств, в том числе и ПТУР с программируемой траекторией поле­та. Активная защита также предохраня­ет танк от снарядов импульсного удар­ного действия и объемно-детонирую­щих. Достаточно высокая живучесть танка в случае пробития брони обеспе­чивается рациональной компоновкой (члены экипажа, боеприпасы, топливо разделены броневыми перегородками) и эффективным противопожарным оборудованием.

Танки будут отличаться высокой ди­намикой на поле боя. Их средняя ско­рость движения по дорогам достигнет 35—45 км/ч, они смогут совершать длительные марши на большие расстояния (1500—2000 км) с суточными перехода­ми в 350—400 км (на одной заправке заб­ронированного топлива).

Все процессы управления танковым подразделением, а также собственно танком — огнем, движением, защитой и собственно боем — будут автоматизи­рованы.

Командиры подразделений и экипа­жи танков получат в удобной форме не­обходимую информацию о противнике, местности, соседях.



Стрелковый танк, или тяжелая БМП , задуман как хорошо защищенная, многоканальная в огневом от­ношении и имеющая достаточный по численности активный боевой расчет машина. Напомним, что высокий уро­вень защищенности, как у основного танка, необходим для действий на пере­дней линии, для ближнего контактного боя. Многоканальность нужна для на­дежного подавления и поражения тан­коопасной живой силы в интересах все­го эшелона. Достаточный боевой расчет требуется для обеспечения многоканальности и, если возникнет необходи­мость в действиях спешенных стрелков, для выделения боеспособного первич­ного стрелкового подразделения при сохранении «базовой» эффективности собственно машины, в которой остают­ся водитель и оператор основного воо­ружения.



Стрелковый танк, или тяжелая БМП



Напомним также, что стрелковый танк должен эффективно поражать лег­кобронированные машины, для чего нужна автоматическая пушка калибра 30—35 мм, вносить свою лепту в защиту от нападения с воздуха (при своевре­менном указании от зенитного танка) с помощью той же пушки, а при необхо­димости и противостоять танкам противника (в благоприятных условиях), для чего применяются мощные ПТУР (152 мм). Последние две боевые задачи, впрочем, не являются основными для стрелкового танка.

Система управления огнем стрелко­вого танка (как и основного танка) долж­на обеспечить в условиях хорошей и пло­хой видимости, днем и ночью, на месте и в движении уверенное обнаружение малоразмерных целей и эффективное их поражение на дальностях, которые соот­ветствуют типичным боевым задачам стрелкового танка (танкоопасная живая сила: 0—2000 м, легкобронированные машины: МКАП до 2000 м, ПТУР 2000— 5000 м, танки: до 5000 м, воздушные цели: до 2500м).

Компоновка стрелкового танка во многом напоминает компоновку основ­ного танка.

Слева и справа от водителя размеще­ны два стрелка. Они располагают авто­матическими осколочными гранатоме­тами (40 мм). Это вооружение смонти­ровано в шаровых установках на скосах надгусеничных объемов с достаточно большим углом обстрела по горизонта­ли (±35°).

Еще два стрелка находятся в кормо­вом отсеке лицом к бортам. Там для них пре­дусмотрены плоские пулеметные ба­шенки для защиты бортов и кормы, воз­можно также ведение огня по ходу ма­шины.

Принципиально иной выглядят баш­ня и внутренняя «начинка» боевого от­деления, хотя посадочные и установоч­ные размеры базы остались без измене­ний. Плоская башня, как и на основном танке, имеет малую лобовую проекцию. По продольной оси башни выполнена (выступает вверх) неширокая броневая консоль. По ее бортам установлены на шариковых опорах достаточного диа­метра (для прохождения лент с патрона­ми) 30—35-мм автоматическая пушка с повышенными баллистическими и точностными показателями (с двухленточ­ным питанием) и 60-мм автоматический осколочный гранатомет (с одноленточ­ным питанием). Казенные части пушки и гранатомета снаружи прикрыты бро­невыми кожухами. Обеспечены необ­ходимые большие углы возвышения (до 60°). Пушка и гранатомет «развязаны» в наведении по вертикали.

Напомним, что огонь 30—35-мм пу­шек весьма эффективен по открытой (наблюдаемой) живой силе и легкобро­нированным машинам. Но их осколоч­ное действие недостаточно по залегшей живой силе, тем более находящейся в окопах. В данном отношении пушку хо­рошо дополняет 60-мм гранатомет с большим углом падения снарядов и весьма эффективным круговым оско­лочным поражающим действием.

Ширина консоли выбрана таким об­разом, чтобы внутреннего просвета хва­тило и на размещение лент для пушки и гранатомета, и для четырех мощных ПТУР (калибр 152 мм, тандемная боевая часть, длина 1200 мм) в специальном продольном вертикальном магазине. Пуск ПТУР осуществляется через лючок в лобовой части консоли, отвод га­зов — через лючок в кормовой части консоли.

Боекомплект 30—35-мм пушки дос­тигает 400 выстрелов, 60-мм гранатоме­та — 100 выстрелов и в основном раз­мещен на полу боевого отделения. До­полнительный боекомплект может на­ходиться в свободных объемах боевого отделения.

В боевом отделении размещены так­же два члена экипажа — командир ма­шины и оператор основного вооруже­ния. Управление огнем дублированное. Поскольку корпус имеет несколько уве­личенную по сравнению с современны­ми танками высоту, командир и опера­тор располагаются таким образом, что их удалось «вписать» в эту высоту и кры­ша башни по бокам от консоли осталась плоской.

Таким образом, полный экипаж стрелкового танка состоит из семи че­ловек. При необходимости через широ­кий кормовой люк спешиваются пять стрелков. Если к ним добавить еще двух стрелков, спешивающихся с основного танка — постоянного партнера стрелко­вого танка, получается вполне боеспо­собное стрелковое подразделение. В машине в этом случае остаются води­тель и оператор основного вооружения. Напомним, что в основном стрелковый танк выполняет боевые задачи без спешивания. Последнее необходимо для выполнения завершающих функций — уничтожения остатков противника и овладения территорией, когда эшелон передней линии прошел сквозь оборо­ну и в основном уничтожил ее огневые средства. Завершающую функцию це­лесообразнее возложить на пехоту «вто­рой волны», которая может действовать на легких БМП или даже на БТР.

В связи с отсутствием тяжелого ар­тиллерийского вооружения масса стрелкового танка будет несколько ниже, чем у основного танка, и составит примерно 48 т.



6.3. Артиллерийский танк, или бое­вая машина непосредственной тяжелой огневой поддержки (рис.4.), задуман для эффективного выполнения артиллерий­ских задач — поражения площадных целей, насыщенных противотанковыми средствами, а также прочных оборони­тельных сооружений (а в городских ус­ловиях и зданий) непосредственно из передней линии по принципу «вижу—стреляю». В этом отношении артилле­рийский танк многократно эффектив­нее полевой артиллерии благодаря не только немедленной реакции, но и вы­соким поражающим действиям и точно­сти стрельбы, которая ведется по наблю­даемым, пусть площадным, целям. Глав­ная его задача — с некоторым упрежде­нием по дальности надежно подавить позиции, где могут быть расположены дальнобойные противотанковые сред­ства (не наблюдаемые как конкретные малоразмерные цели), при этом должны быть уничтожены и массовые противо­танковые средства — легкие перенос­ные ПТРК и РПГ. Необходимая макси­мальная дальность стрельбы 6000 м, она более чем достаточна. Но, естественно, артиллерийский танк с успехом будет подавлять танкоопасную живую силу и поражать оборонительные сооружения и на меньших дальностях, если это по­требуется по условиям боя.



Артиллерийский танк, или бое­вая машина непосредственной тяжелой огневой поддержки



Калибр вооружения выбран 152 мм, но следует проработать и использование большего калибра (175 и даже 203 мм).

Помимо достаточно мощного орудия артиллерийский танк должен иметь зна­чительно больший, чем у основного тан­ка, боекомплект, чтобы обеспечить вы­полнение главной задачи — эффектив­ного подавления площадных целей, на­сыщенных противотанковыми сред­ствами. При этом подчеркнем, что рас­ход боеприпасов все же значительно меньше, чем при привлечении полевой артиллерии, которая ведет огонь с зак­рытой позиции по ненаблюдаемым це­лям на расстоянии 15—18 км.

В качестве типа орудия для сформу­лированных условий наилучшим обра­зом подходит нарезная мортира с на­чальной скоростью 250—270 м/с и дли­ной отката 100 мм (последнее для 50-тон­ной машины вполне допустимо). Для подобной мортиры с целью размещения необходимого большого комплекта и упрощения автомата заряжания должен быть разработан, а точнее, доработан штатный 152-мм (43,6 кг) снаряд в виде унитарного выстрела с малым зарядом общей длиной 750 мм.

Помимо основного вооружения ар­тиллерийскому танку нужен и ПТРК, чтобы при необходимости противосто­ять танкам противника, а также для точ­ного поражения амбразур прочных обо­ронительных сооружений. Управляе­мые снаряды, заимствованные от ПТРК стрелкового танка, должны быть дора­ботаны. За счет отказа от стартового двигателя длину ПТУР можно умень­шить до 750 мм (по размеру основного боеприпаса), что позволяет размещать ПТУР в автомате заряжания в любом не­обходимом количестве. Это вполне ре­ально, так как запуск через ствол морти­ры дает начальную скорость в 450 м/с (учитывая массу ПТУР около 20 кг), а маршевый двигатель только поддержи­вает ее на протяжении 5000 м. Калибр в 152 мм обеспечивает достаточную эф­фективность боевой части ПТУР. Осна­щение артиллерийского танка ПТУР придает ему высокие противотанковые возможности без какого-либо ущерба для решения основных задач.

Эффективность действия обычного 152-мм снаряда может быть повышена за счет доведения массы ВВ до 18 кг (у штатного 12 кг), что дает площадь по­ражения в 1256 м2 (по фугасному дей­ствию). Важное значение имеет также большой угол падения снарядов (поряд­ка 60°), что еще увеличивает площадь поражения за счет осколочного дей­ствия. Для артиллерийского танка дол­жны быть созданы и снаряды объемно-детонирующего взрыва.

Система управления огнем артилле­рийского танка (как и основного) долж­на обеспечить в условиях хорошей или плохой видимости, днем и ночью, на месте и в движении уверенное обнару­жение типичных для этого танка целей и эффективное их поражение на дальностях до 6000 м. При необходимости или в случае отсутствия «своих» целей артиллерийский танк способен успеш­но противостоять танкам противника на дальности до 5000 м благодаря наличию мощных ПТУР.

В связи с принятой небольшой на­чальной скоростью баллистических сна­рядов для обеспечения высокой точно­сти стрельбы артиллерийский танк дол­жен быть оснащен не только лазерным, но и оптическим дальномером и высо­коэффективным баллистическим вы­числителем с соответствующими датчи­ками, учитывающими отклонение усло­вий стрельбы от нормальных. Оптичес­кий дальномер необходим, так как пло­щадные цели могут и не иметь верти­кальной проекции. Несмотря на низкую баллистику, стрельба может вестись как с коротких остановок, так и с хода. В последнем случае необходима стаби­лизация вооружения и в поперечной плоскости — в связи с большими угла­ми возвышения орудия.

Компоновка артиллерийского танка мало отличается от компоновки основ­ного танка. Носовая часть этой машины — силовое и обитаемое отделения — практически та же. Естественно, как и на основном танке, должно быть обес­печено дистанционное управление ог­нем и автоматом заряжания.

Башня боевого отделения напомина­ет танковую, но в ней размещена мор­тира с большим диапазоном углов наве­дения по вертикали (+60°, -5°). Большой в некоторых случаях угол выведения орудия на линию заряжания (30°) не со­ставляет проблемы благодаря малому моменту инерции качающейся части.

Все боевое отделение заполнено бо­екомплектом. Схема автомата заряжа­ния подобна той, что применена на ос­новном танке. Но коренное отличие зак­лючается в том, что достаточно корот­кий унитарный выстрел целиком разме­щается в одном лотке автомата заряжа­ния, а не в двух, как при раздельном за­ряжании. Кроме того, выстрелы накло­нены вверх на 30° для обеспечения при­нятого угла заряжания. Все это позволя­ет повысить скорострельность и удвоить величину боекомплекта по сравне­нию с рассмотренным выше основным танком.

Благодаря отсутствию в боевом отде­лении членов экипажа и унитарным выстрелам в автомате заряжания разме­щается 72 выстрела. В кормовом отсеке расположен замкнутый горизонталь­ный конвейер, в котором помещается 48 унитарных выстрелов. Возможно по­полнение автомата заряжания из этого отсека с помощью специального досылателя. Таким образом, общий боеком­плект составит 120 выстрелов. И это при калибре 152мм.

Благодаря широкому кормовому люку облегчена загрузка боеприпасов в танк: с «земли» в конвейер, а из него в автомат заряжания.

Для самозащиты артиллерийского танка по бокам башни установлены два 7,62-мм пулемета с не зависимым от основ­ного орудия наведением по вертикали.

Масса артиллерийского танка из-за тяжелого и многочисленного боекомп­лекта, несмотря на легкое (по массе) орудие, остается на уровне основного танка и составляет примерно 50—52 т.



6.4. Зенитный танк, или боевая ма­шина ПВО, необходим для эффектив­ной защиты боевых порядков эшелона передней линии от боевых вертолетов и низколетящих самолетов тактической авиации.

Танкистам в силу своей специализа­ции несолидно, да и трудно выдвигать какие-то радикально новые предложе­ния в области зенитного вооружения. Но если судить по известным характе­ристикам и возможностям современ­ных БМ ПВО, то, на наш взгляд, лучше всего для реализации названных задач в рамках одного образца подходит БМ ПВО «Тунгуска» с максимальной даль­ностью стрельбы 8 км. Поэтому пред­ставляется, что наиболее доступный путь создания зенитного танка — это установка всего боевого отделения БМ «Тунгуска» на базу разработанного основного танка. Но поскольку зенит­ный танк действует непосредственно в боевом построении эшелона передней линии (не далее 50—100 м от линии пе­редовых машин), он может подвергнуть­ся огневому воздействию различных средств противника. В то же время ком­поновка зенитного вооружения такова, что его невозможно заключить внутри надежно защищенной башни (как у тан­ка). Поэтому предлагается сохранить существующую башню легкого брони­рования, но прикрыть уязвимые раке­ты, спаренные пушки и частично антен­ну дополнительными бронированными элементами необходимой формы, при­вязав их по периметру к башне. Прежде всего, это борта и корма, а также рас­крывающиеся лобовые броневые створки. Помимо толщины броневых элементов порядка 40—50 мм должна быть использована динамическая, а так­же активная защита. Верхняя полусфе­ра остается открытой.

Все же защищенность вооружения зенитного танка будет ниже, чем у дру­гих машин комплекса (от 30-мм пушки, легких ПТУР, РПГ, осколков артилле­рийских снарядов). Видимо, в дальней­шем надо с участием специалистов ПВО проработать иную компоновку воору­жения с целью обеспечить приемлемый уровень его защищенности, не снижая эффективности.

Целесообразно, как и на других ма­шинах комплекса, разместить команди­ра и оператора в передней части корпу­са, а освободившиеся объемы в башне использовать под вспомогательное обо­рудование зенитного комплекса.

В кормовом отсеке зенитного танка может быть размещен второй боекомп­лект ракет и боеприпасов к 30-мм пуш­кам. Но, очевидно, его «загрузка» в бое­вое отделение должна осуществляться вне боя.

Масса зенитного танка, учитывая более легкое вооружение и боекомп­лект, может составить 48 т.

В дальнейшем, поскольку штурмо­вая авиация и вертолеты противника будут «работать» с дальностей до 10 км, видимо, придется отказаться от интег­рированного зенитного танка ради не­обходимой дальности стрельбы 12 км в пользу триады: зенитный ракетный танк (ракетный комплекс типа «Оса-АКМ»), зенитный пушечный танк (спа­ренная система 57-мм пушек) и, нако­нец, зенитный танк разведки целей и подсветки. Помимо повышения эффек­тивности огневой мощи в этом случае удается реализовать и необходимый уровень защищенности.



7. Возможная организационная структура.


Таким образом, предлагаемый и рас­смотренный выше комплекс боевых машин эшелона передней линии или, иначе говоря, бронетанковый компо­нент ближнего боя, в случае его созда­ния существенно повысит эффектив­ность формирований сил общего назна­чения при наступлении на подготовлен­ную оборону, во встречном и оборони­тельном боях и, в особенности, в случае боя в неблагоприятных условиях (в го­роде, на пересеченной местности, на местности, покрытой «зеленкой», и.т.п.). При этом надо иметь в виду, что допол­нение к лидеру — основному танку — другие машины комплекса создаются не даром, а за счет численности основных танков как по экономическим затратам (стоимости), так и по месту в боевом по­рядке. Иными словами, основных тан­ков в формированиях на основе комп­лекса будет меньше, чем если бы это формирование было чисто танковым. Оценка боевой и военно-экономичес­кой эффективности учитывает данное обстоятельство. В дальнейшем с учетом результатов моделирования боевых действий и при наличии достоверных данных по стоимости предлагаемых ма­шин можно на основе военно-экономи­ческой оценки определить рациональ­ную структуру интегрированных под­разделений и их превосходство над пре­жними структурами.

Во всяком случае, очевидно, что суще­ствующий в настоящее время «комп­лекс» — основной танк плюс легкая БМП — практически малопригоден при наступлении на подготовленную оборону и при бое в неблагоприятных условиях.

В первом приближении организаци­онное оформление комплекса боевых машин передней линии могло бы выгля­деть следующим образом.

В роте девять основных танков, шесть стрелковых танков (три смешан­ных взвода по пять машин), три артил­лерийских танка, один зенитный танк, один танк командира роты.

В батальоне три такие роты (всего 51 машина), один танк командира бата­льона, три боевые машины разведки (на легкой плавающей базе для мобильного эшелона), одна командно-штабная ма­шина (на той же базе), машины тыла ба­тальонного уровня — три ремонтно-эвакуационные (на танковой базе), три ме­дико-эвакуационные (на легкой или пла­вающей базе), три машины подвоза бо­еприпасов (на той же базе), три подвоза топлива (на той же базе).

В полку помимо трех таких баталь­онов должны быть подразделения ар­тиллерийские, зенитные, разведыва­тельные, инженерные, связи, а также тыловые.

В дивизии помимо трех таких полков должен быть один отдельный батальон целиком на базе комплекса боевых ма­шин мобильного эшелона — для ведения мобильных действий (разведка, охране­ние, форсирование водных преград, рейдовые действия).

Естественно, в дивизии должны быть части и подразделения артилле­рийские, зенитные, разведывательные, инженерные, связи, а также тыловые. Всего в такой дивизии можно насчитать 553 «тяжелые» машины, из них основ­ных танков 283.

Как видно, в полноценной дивизии первой очереди не находится места для легких бронированных машин, осна­щенных ПТРК (легких истребителей танков). Это сугубо оборонительное средство, относительно дешевая замена танков в дивизиях второй очереди. В соединениях первой очереди все бое­вые машины и без того имеют ПТУР и отличаются надежной защитой, воз­можностью активно действовать в пере­дней линии. Естественно, в дивизии пер­вой очереди нет места буксируемым противотанковым пушкам.

В целом данный вопрос оптимальной организационной структуры требует самостоятельного глубокого исследова­ния, а приведенные выше соображения являются сугубо ориентировочными.



Вместо заключения.

Российское танкостроение в насто­ящее время находится в сложном поло­жении. Главная причина — совершен­но недостаточное финансирование, ко­торое практически привело к замора­живанию процесса развития и, кроме того, не позволяет решать накопившие­ся серьезные проблемы.

Минимальная оборонная достаточ­ность России в бронетанковом воору­жении может быть обеспечена на бли­жайшие 10—12 лет (временное окно, когда крупномасштабный конфликт маловероятен), если приложить суще­ствующие скромные возможности к сокращению танкового парка до 5000—6000 машин последнего поколе­ния, разумной модернизации этих об­разцов, обеспечивающей им достаточ­ные эффективность, боеготовность и надежность.

Основные усилия необходимо со­средоточить на создании единого перс­пективного основного танка и полного комплекса боевых машин эшелона пе­редней линии на его базе. При этом ос­новные компоненты танка (и других машин комплекса) — пушка, боеприпа­сы, приборный комплекс, броневая кон­струкция, динамическая и активная за­щита, двигатель, трансмиссия, ходовая часть, система управления и информа­ционного обеспечения — должны быть созданы на техническом и технологи­ческом уровнях, соответствующих на­чалу XXI века. Для этого совершенно необходимо выделить достаточные средства и ресурсы.

В странах НАТО ведутся интенсив­ные исследования в области перспек­тивных разработок. Поэтому, если выд­винутые требования в течение назван­ного срока не будут реализованы, Рос­сия может необратимо утратить роль ве­дущей танковой державы, а ее оборон­ная достаточность в бронетанковом во­оружении окажется под угрозой.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17454
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Т-90 против Абрамс... "Армата" на старте. Часть 2

Сообщение Шлямбур » 01 сен 2015, 02:56

Извиняюсь " стрелковый танк" это что??? Вот если в бою встретятся обычный танк и стрелковый кто кого забодает???Если обычный тогда для чего огород городить??
С Уважением Шлямбур.
Шлямбур
 
Сообщения: 529
Зарегистрирован: 27 мар 2014, 02:15

Re: Т-90 против Абрамс... "Армата" на старте. Часть 2

Сообщение EvMitkov » 02 сен 2015, 01:00

Шлямбур писал(а):...тогда для чего огород городить?

Именно об этом я и говорил нашему Михаилу Владимирычу, когда советовал более внимательно присмотреться к мыслЯм товарисча "д.т.н" от танкостроения. :mrgreen:
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17454
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Т-90 против Абрамс... "Армата" на старте. Часть 2

Сообщение Шлямбур » 02 сен 2015, 03:44

Тем более что на "тунгуску" пару ПТУРов повесить и не хуже стрелкового танка будет.Локатор можно по горизонту адаптировать!?
\\\\ В смысле?! Серьезный противник ОБТ ,получится.
С Уважением Шлямбур.
Шлямбур
 
Сообщения: 529
Зарегистрирован: 27 мар 2014, 02:15

Re: Т-90 против Абрамс... "Армата" на старте. Часть 2

Сообщение Olenevod Beldyev » 08 сен 2015, 22:45

«Армата» уже и стрелять главным калибром моГет:

Обнародовано видео стрельбы из танка «Армата»
phpBB [video]


Ну и всякие восторженности даны по ссылке:
http://www.vz.ru/news/2015/9/8/765728.html
Мы – мирные люди, но нашими бронепоездами забиты все запасные пути!..
Аватара пользователя
Olenevod Beldyev
 
Сообщения: 1006
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 05:22
Откуда: ВнутриМКАДье (надеюсь, за это еще не побивают камнями?)

Re: Т-90 против Абрамс... "Армата" на старте. Часть 2

Сообщение EvMitkov » 10 сен 2015, 00:27

В этом варианте клистира и башеньки выброс поддона слева-вбок-назад. Но о фактической работе АЗ, о боевой скорострельности пока сказать ничего нельзя.
По чести сказать - пальба на почтеннейшую публику: уж чересчур много в Сети появилось вбросов, что на параде показали фанеру, из которой торчит крашеный телеграфный столб. :mrgreen:
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17454
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Т-90 против Абрамс... "Армата" на старте. Часть 2

Сообщение Olenevod Beldyev » 10 сен 2015, 01:39

Та ни - це пфотожоп чи интернэт-кафэ
«Армата» ведет огонь: кадры из боевого отделения
phpBB [video]
Мы – мирные люди, но нашими бронепоездами забиты все запасные пути!..
Аватара пользователя
Olenevod Beldyev
 
Сообщения: 1006
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 05:22
Откуда: ВнутриМКАДье (надеюсь, за это еще не побивают камнями?)

Re: Т-90 против Абрамс... "Армата" на старте. Часть 2

Сообщение minikiforov » 10 сен 2015, 04:18

А как же РЭБ, от которой всякие Иджисы дохнут? Уже ведь была и информация и с наших учений, когда отключали электронику СУ, кажется...
Гладко было на бумаге, да забыли про овраги.
minikiforov
 
Сообщения: 2294
Зарегистрирован: 24 май 2013, 20:42
Откуда: Родился в Ленинграде, в этом городе и живу.

Пред.След.

Вернуться в Бронетехника и автотранспорт

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3