Лёгкий танк Т-60

Форум о бронетехнике и военным автомобилям

Лёгкий танк Т-60

Сообщение GT-500 » 02 июн 2011, 15:03


Вместе с тем война быстро показала, что подвижные среднебронированные машины такого класса с легким артиллерийским вооружением, не занимающие мощности основных танковых производств, тоже имеют свою область применения и крайне необходимы в войсках, учитывая катастрофическое сокращение танкового парка за лето 1941 года. Расширяя насколько возможно производство танков Т-40 и немного усиливая его бронезащиту, работники завода №37 пришли к выводу, что можно создать новый легкий, уже не плавающий, но вполне боеспособный в данных условиях танк непосредственного сопровождения пехоты. При этом предполагалось использование отработанной моторно-трансмиссионной установки и ходовой части Т-40. Корпус должен был иметь более рациональную форму, уменьшенные размеры и усиленное бронирование. Эту инициативную работу, проходившую под непосредственным руководством Н.А.Астрова, удалось выполнить, начиная с августа 1941 года, всего за 15 дней. Буквально под бомбежками был спроектирован и построен макетный образец нового легкого танка 060.

Убедившись в целесообразности и преимуществах такого решения, главный конструктор Н.А.Астров вместе со старшим военпредом завода подполковником В.П.Окуневым написали письмо И.В.Сталину, в котором обосновали невозможность выпуска танка Т-50 и с другой стороны - реальность быстрого освоения производства 060, причем в массовых количествах, с широким использованием автомобильных агрегатов и передовых технологий их изготовления. Письмо в установленном порядке опустили вечером в почтовый ящик у Никольских ворот Кремля, ночью Сталин его прочел, и уже утром на завод приехал заместитель Председателя СНК СССР В.А.Малышев, которому поручили заниматься новой машиной. Он с интересом осмотрел танк 060, одобрил его, обсудил с конструкторами технические и производственные проблемы и посоветовал заменить пулемет ДШК на гораздо более мощную 20-мм автоматическую пушку ШВАК, хорошо освоенную в авиации, для чего тут же связал Н.А.Астрова с ОКБ-15. Это решение было оформлено по линии Наркомата вооружения, который без промедления объявил конкурс среди ведущих тяжелопулеметных КБ на создание скорострельной 20-мм танковой пушки.

Уже вечером вышло постановление ГКО о принятии на вооружение и срочной организации массового производства - до 10 000 единиц в год - новой машины, получившей армейский индекс Т-60 (вначале иногда встречались обозначения Т-60Ш - ШВАК). Предполагалось задействовать 5 заводов наркоматов среднего и тяжелого машиностроения: №37 (Москва), ГАЗ (танковое производство - завод №176), Коломенский паровозостроительный (КПЗ) им. Куйбышева, №264 (Красноармейский судостроительный завод под Сталинградом, ранее выпускавший речные бронекатера проекта 1124) и Харьковский тракторный (ХТЗ), к сожалению, быстро отпавший в связи со срочной эвакуацией. Впоследствии к ним присоединились заводы №38 в Кирове и №37 в Свердловске. Одновременно для выпуска танковых агрегатов привлекли московский автозавод “КИМ”, завод “Красный пролетарий” и мытищинский машиностроительный завод №592 (главный конструктор Г.И.Каштанов).

Для танка Т-60 конструктор А.В.Богачев создал принципиально новый более прочный цельносварной корпус со значительно меньшим забронированным объемом и низким силуэтом - высотой всего 1360 мм, с большими углами наклона лобовых и кормовых листов, выполненных из катаной гомогенной брони 2П. Меньшие размеры корпуса позволили довести толщину всех лобовых листов до 15-20 мм, а потом и до 20-35 мм, бортовых - до 15 мм (впоследствии - до 25 мм), кормовых - до 13 мм (потом местами до 25 мм). Углы наклона броневых листов к вертикали составляли: для верхнего лобового – 70 градусов, нижнего лобового – 30 градусов, переднего листа рубки водителя – 25 градусов, бортов башни - 25,5 градусов, верхнего кормового – 69 градусов, нижнего кормового - 32,5 градусов.

Водитель располагался посередине в выступающей вперед рубке с откидывающимся в небоевой обстановке лобовым щитком и верхним входным люком толщиной 10 мм (позже - 13 мм), открытию которого при поднятой стрелковой установке уже в меньшей степени мешало курсовое положение башни. Смотровой прибор водителя - быстросменный зеркальный стеклоблок “триплекс” толщиной 36 мм находился в лобовом щитке (первоначально и по бокам рубки) за узкой щелью, прикрываемой бронезаслонкой. В днище толщиной 6-10 мм размещался десантный люк. Для наружного доступа к двигателю и агрегатам трансмиссии имелись съемные передняя броневая крышка в наклонном лобовом листе, верхний боковой надмоторный лист с регулируемым воздухопритоком и задний кормовой с выходными жалюзи, одновременно закрывавший два бензобака емкостью 320 л, расположенные в изолированном бронеперегородкой отсеке. Для их заправки служили два круглых лючка. Съемным был и подбашенный лист толщиной 10-13 мм.

Новая башня высотой всего 375 мм, спроектированная Ю.П.Юдовичем, более технологичная, чем на Т-40, имела конусообразную восьмигранную форму. Она сваривалась из трапециевидных плоских бронелистов толщиной 25 мм, расположенных под большими углами наклона, что заметно повышало ее стойкость при обстреле. Толщина передних скуловых бронелистов и маски вооружения достигла впоследствии 35 мм. В крыше толщиной 10-13 мм имелся большой люк командира с круглой крышкой. В боковых гранях башни справа и слева от стрелка выполнялись узкие щели, оборудованные двумя смотровыми приборами типа “триплекс”.

Башня была смещена к левому борту на 285 мм от оси корпуса. Механизмы наведения стрелковой установки - шестеренчатый горизонтальный и винтовой вертикальный (+27 градусов...-7 градусов), разработанные еще для Т-40, изменений не потребовали. Следует отметить, что некоторые бронекорпусные заводы, ранее связанные с котлостроением, сохранили для Т-60 производство круглых башен конической формы, аналогичных башне Т-40.

На втором опытном образце Т-60 вместо ДШК установили скорострельную 20-мм пушку ШВАК-танковая с длиной ствола 82,4 калибра, созданную в рекордно короткий срок на основе крыльевого и турельного вариантов авиапушки ШВАК-20. Доработка пушки, в том числе и по результатам фронтового применения, продолжалась параллельно с развитием ее производства. Поэтому официально ее приняли на вооружение только 1 декабря, а 1 января 1942 года она получила обозначение ТНШ-1 (танковая Нудельмана - Шпитального) или ТНШ-20, как ее стали называть позже. Разрабатывался и вариант ТНШ-2 с большей мощностью выстрела, но его не довели до производства.

Для удобства наведения пушка размещалась в башне со значительным смещением от ее оси вправо, что заставило вводить поправки в показания телескопического прицела ТМФП-1. Табличная дальность прямого выстрела достигала 2500 м, прицельная - 7000 м, темп стрельбы - до 750 выстр/мин, масса секундного залпа бронебойными снарядами - 1,208 кг. При определенных навыках можно было вести и одиночную стрельбу. Пушка имела ленточное питание емкостью 754 снаряда (13 коробок). Выброс стреляных гильз из башни наружу осуществлялся через трубку газоотвода под бронировку ствола, а звеньев лент - по направляющей на днище танка, при этом они рассыпались и практически не могли заклинить системы управления. В состав боекомплекта входили осколочно-трассирующие и осколочно-зажигательные снаряды со взрывателем мгновенного действия и бронебойно-зажигательные снаряды с карбидовольфрамовым сердечником и высокой начальной скоростью 815 м/с, что позволяло эффективно поражать легко- и среднебронированные цели, а также пулеметные точки, противотанковые пушки и живую силу врага. Введение впоследствии подкалиберного бронебойно-зажигательного снаряда повысило бронепробиваемость до 35 мм. Как следствие, Т-60 мог бороться на малых дистанциях с немецкими средними танками Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV ранних вариантов при стрельбе в борт, а на дистанциях до 1000 м - с бронетранспортерами и легкими САУ.

Не сразу удалось добиться безотказности работы пушки из-за перекоса снарядов и заклинивания ленты в питающем рукаве. Этой проблемой в условиях острого дефицита времени занимались на заводе №37 Н.А.Астров, Н.А.Попов, А.А.Тарасов. Решить ее удалось буквально за несколько дней. Испытания усовершенствованной пушки ШВАК-танковая на Т-60 в сентябре 1941 года прошли успешно. Вообще же авиационные пушки, требующие чистоты и культуры обслуживания, не всегда надежно работали в условиях повышенной загрязненности и запыленности, свойственных эксплуатации танков. Слева от пушки в одной спаренной с ней установке размещался пулемет ДТ с боекомплектом 1008 патронов (16 дисков, позднее 15). Сохранялась возможность легкого снятия пулемета и использования его экипажем вне танка с надетыми сошками и плечевым упором. В боевой практике такая ситуация встречалась нередко. В принципе в случае острой необходимости можно было снимать и пушку, по массе (68 кг) мало отличавшуюся от распространенного станкового пулемета “Максим”, но жесткое закрепление ее для стрельбы вне башни было затруднительным и поэтому не практиковалось.

Размеры и конструкция погона башни с шариковой опорой на Т-60 не претерпели серьезных изменений, что позволяло устанавливать ее на ранее выпущенные Т-40 и Т-30, вероятно, в отдельных случаях это и делалось.

По вооружению и подвижности танк Т-60 в целом соответствовал немецкому Pz.Kpfw.II, широко применявшемуся в начале войны, и появившемуся позже разведывательному танку “Лухс”, несколько превосходя их по бронезащите, запасу хода и проходимости по слабым грунтам. Его броня была уже не только противопульной, она обеспечивала на дистанции до 500 м защиту от снарядов легких пехотных 75-мм орудий, 7,92-мм и 14,5-мм ПТР, 20-мм танковых и зенитных, а также 37-мм противотанковых пушек, распространенных в 1941-42 годах в Вермахте.

Размеры по корпусу новой машины не изменились (длина - 4100 мм, ширина по пальцам гусениц - 2302 мм), при этом пушка не выступала за его пределы. Заметно уменьшилась высота - до 1735 мм, что снижало силуэт танка и соответственно уязвимость в бою. База, колея (2034 мм), клиренс, гусеница, ходовая часть, подвеска с балансирами остались практически неизмененными. Впоследствии по условиям унификации и удобства ремонта все торсионы делались одного диаметра, постепенно с ростом нагрузок увеличившегося до 34 мм. Амортизаторов по-прежнему не было, продольная раскачка сохранялась, но опыт боевой эксплуатации выявил, что она значительно уменьшается при движении с повышенной скоростью, особенно по слабопересеченной местности и по шоссе без глубоких выбоин. Так, скорость в очередной раз выручала легкие танки.

По производственным соображениям на машинах, выпущенных вновь созданными танковыми заводами, первое время монтировались цельнолитые спицевые опорные катки, иногда даже без резиновых бандажей. Для облегчения скалывания льда с траков гусениц при зимней эксплуатации резиновые бандажи на задних поддерживающих катках ликвидировали. Потом их делали совсем без бандажей - резина стала остродефицитной, а о снижении шума можно было больше не заботиться. Ряд заводов применял цельнолитые неразборные ведущие звездочки с пониженным уровнем твердости - менее долговечные, но более технологичные и дешевые. На войне и их ресурса, как правило, вполне хватало. Для предотвращения заклинивания траков, особенно опасного при слабом натяжении гусениц на машинах с передними ведущими звездочками около бортовых передач, ввели специальные отбойники - верхние и нижние. Опорные катки и ленивцы сделали полностью взаимозаменяемыми - потери от такой унификации, а они всегда есть, были меньше, чем от трудностей со снабжением. Радиально-упорные шарикоподшипники опорных катков и ленивцев весной 1942 года заменили на обычные радиальные. Хотя они оказались на 25-45% менее долговечными, но зато не требовали регулировки, трудно осуществимой во фронтовых условиях. На Т-60, как и на Т-30, облегчили управление бортовыми фрикционами и их обслуживание: вместо кулачковых отводок ввели шариковые - знаменитые “слезки”, как на Т-34.

Радиостанции устанавливались далеко не на всех сериях машин, на первых их не было совсем. Внутренняя связь осуществлялась с помощью ТПУ-2 или сигнальными лампами.

Двигатель ГАЗ-202 мощностью 76 л.с. при 3400 об/мин, с чугунной головкой цилиндров и степенью сжатия 5,6, уже не имел тех высоких параметров, как ГАЗ-11А, но стал надежнее и долговечнее - выходов из строя его несимметричных шатунных подшипников и пробоя прокладки головки цилиндров не наблюдалось. Он без особых последствий выдерживал кратковременную работу на более распространенном в армии и не столь дефицитном в военное время автомобильном бензине 2-го сорта. На двигатель ставились только карбюраторы с восходящим потоком - обычно один и даже два М-9510 от ГАЗ-М-1 или один МКЗ-6 от ЗИС-5, а впоследствии специально созданный К-43 с ограничителем оборотов. Мощность генератора Г-41 повысили до 200 Вт, хотя на первых сериях танков без рации пришлось довольствоваться стандартным автомобильным генератором мощностью 100 Вт. Зато две аккумуляторные батареи - основная и запасная - стали штатным оборудованием всех танков, даже нерадиофицированных. Это повышало их постоянную готовность к бою.

Был усилен ременный привод вентилятора и водяного насоса, однако надежность его по-прежнему оставалась неудовлетворительной, учитывая высокую температуру в моторном отделении и постоянную угрозу пожара. Не вызывало сомнений, что эта мера временная, требующая радикальной переработки. Позже ввели более надежный шестеренчатый привод вентилятора, правда, уже на следующих легких гусеничных машинах.

Удалось решить и проблему ручного запуска двигателя. Через люк в переднем нижнем листе брони заводная рукоятка вставлялась в храповик пускового вала, который с помощью карданного привода и механизма ручной заводки, закрепленного на картере коробки передач, проворачивал двигатель. Механизм включался принудительно рычагом, а после запуска выключался автоматически. В дальнейшем эта оправдавшая себя система применялась и на других легких гусеничных бронемашинах. Зимний запуск двигателя значительно облегчался путем предварительного разжижения масла топливом в количестве 12,5% и применением пусковых бензинов ПКБ и ПГБ, как в авиации.

По сравнению с Т-40 боевая масса Т-60 возросла незначительно - сначала до 5800 кг, а после усиления брони с октября 1941 года - до 6400 кг. Правда, это обстоятельство, а также установка нефорсированного двигателя заметно снизили удельную мощность танка: максимальная скорость уменьшилась до 44 км/ч, предельный преодолеваемый подъем - до 29,5 градусов, а после увеличения массы - до 26 градусов. В целом же средние скорости движения в различных условиях не снизились, как, впрочем, и маневренные качества и параметры профильной проходимости по местности: ширина рва - 1,7 м, высота стенки - 0,65 м, глубина брода - 0,9 м, допустимый крен – 35 градусов. Заметно вырос запас хода: по шоссе - до 455 км, по грунту - до 350 км, по тяжелому бездорожью - до 160 км. Впоследствии для повышения проходимости по болотистым грунтам и снегу применялись съемные штампованные уширители гусениц, массовое производство которых освоили в 1942 году.

Интересно, что на краткие испытания второго опытного образца Т-60 (уже с пушкой) приезжал И.В.Сталин. После чего сразу началась интенсивная подготовка к производству танка на всех указанных заводах, куда срочно отправлялись дубликаты технической документации. По собственной инициативе к этой работе подключился Московский автозавод им. Сталина (ЗИС), где ведущие конструкторы Б.М.Фиттерман и A.M.Авенариус создали аналогичный танк ЗИС-60, отличавшийся от Т-60 башней новой конструкции, иной установкой вооружения и применением автобусного силового агрегата ЗИС-16 мощностью 88 л.с., гораздо более тяжелого и громоздкого, чем ГАЗ-202, но в целом вписавшегося в несколько увеличенный корпус. Эти корпуса с башнями также начали делать в Подольске и до эвакуации ЗИСа, начавшейся 16 октября 1941 года, их поставили не менее 10 комплектов.

Идея массового производства на неспециализированных предприятиях предельно простого легкого танка с автомобильным силовым агрегатом казалась столь привлекательной, что с предложением о выпуске Т-60 улучшенного проекта выступил и станкостроительный завод №301 “Комсомолец” в Егорьевске, хорошо оснащенный для изготовления различных редукторов, приводов, катков и элементов подвески. Однако по ряду причин эта инициатива не была реализована. А на головном заводе №37 для расширенного производства Т-60 срочно монтировался конвейер, готовилась технологическая оснастка, сооружалась эстакада для приемки бронекорпусов.

Поскольку силовых агрегатов ГАЗ-202 катастрофически не хватало, в октябре 1941 года нарком танковой промышленности В.А.Малышев разрешил ставить на Т-60 любые подходящие по мощности и габаритам двигатели. Вероятно, этим и объясняется наличие в войсках отдельных машин с нештатными силовыми установками, чаще всего с двигателями Форд V-8 мощностью 65 и 90 л.с., которые перед войной импортировались в заметных количествах и устанавливались в основном на автомобилях ГАЗ-М-1 специального назначения. В крайних случаях возможна была установка, в том числе и в войсках, маломощного силового агрегата ГАЗ-М, но с большой потерей для Т-60 в динамике, а также других более или менее подходящих автомобильных двигателей.

Для ускорения подготовки к производству Т-60 на ГАЗе еще в конце августа Н.А.Астров лично перегнал туда танк Т-60 из первой опытной партии, совершив всего за 14 ходовых часов пробег со средней скоростью 30 км/ч, что свидетельствовало о надежности новой машины и ее хороших ходовых качествах. В то время сотрудники конструкторско-экспериментального отдела под руководством главного конструктора А.А.Липгарта и начальника бюро шасси и двигателей А.М.Кригера уже напряженно работали над чертежами Т-60, переделывая их под технологию и стандарты автомобильного производства. На заводе они проходили еще под индексом 030, а в дальнейшем 060, но уже с автомобильной системой обозначения, принятой на ГАЗе.

Между тем московский завод №37 15 сентября 1941 года выпустил первый серийный Т-60, однако ввиду последовавшей вскоре эвакуации (приказ от 9 октября) производство было остановлено уже 26 октября. Всего в Москве сделали 245 танков Т-60. Вместо предполагавшегося вначале Ташкента завод эвакуировали в Свердловск: на территории заводов “Металлист”, вагоноремонтного имени Воеводина и филиала “Уралмаша” - всего на три промплощадки, куда оборудование прибывало с 28 октября по 6 ноября. Вместе с частью эвакуированного туда завода “КИМ” был образован новый танковый завод №37 (главный конструктор Г.С.Суренян, затем Н.А.Попов). Собранные на нем с 15 декабря 1941 года, в основном из деталей, привезенных из Москвы, первые 20 танков Т-30 и Т-60 прошли 1 января 1942 года по улицам Свердловска, предварительно проведя отстрел своего оружия на специально построенном полигоне. За первый квартал 1942 года произвели уже 512 машин. Желая внести свой вклад в совершенствование конструкции танка Т-60, в частности, повысить его подвижность на местности, и в соответствии с заданием правительства свердловчане в феврале 1942 года построили и испытали образец усовершенствованной модели Т-60-1 (061 или Т-60-ЗИС) с силовым агрегатом ЗИС-60 повышенной до 95 л.с. мощности. Всего же до сентября 1942 года на Урале было выпущено 1144 Т-60, после чего завод №37, недолго выпуская и танк Т-70, прекратил самостоятельное танкостроение, перейдя на производство узлов и агрегатов к танку Т-34, а также боеприпасов.

В сентябре 1941 года Коломенский паровозостроительный завод (КПЗ) приступил к выпуску бронекорпусов и башен к Т-60 (полностью он танки делать не мог). Из-за нехватки прессов большая часть башен изготавливалась литыми, с утолщенными в 3 раза стенками, соответственно вдвое более снарядостойкими. В ассортименте сталей завода оказалась и броневая, а технология фасонных отливок большого размера была отработана для производства локомотивов в совершенстве. Всего до конца октября КПЗ изготовил 241 бронекорпус для Т-60.

В первые месяцы войны выпустили небольшие партии бронекорпусов с башнями для Т-60 Новокраматорский машиностроительный и Ворошилов-градский паровозостроительный заводы, а также таганрогский завод “Красный котельщик”.

1 октября 1941 года появился приказ Наркомата танковой промышленности об организации производства штампованных башен для танков Т-60 на базе оборудования эвакуированной в Куйбышев части Ижорского завода. Реализован он не был. По более позднему приказу наркомата от 13 октября заводу №180 предписывалось начать производство литых башен для Т-60. Однако по ряду причин их производство также не было освоено. Развернутое в Кирове на территории кранового завода “Имени 1 мая” танковое производство - завод №38 (главный конструктор М.Н.Щукин) - выпустило первые пять Т-60 уже в январе 1942 года. С февраля завод начал их плановое производство, одновременно снабжая остальные предприятия литыми траками гусениц, которые ранее делал только СТЗ. За I квартал изготовили 241 машину, по июнь - 535.

О том, каким важным подспорьем для вооружения Красной Армии стали легкие танки Т-60, свидетельствует телеграмма на завод Председателя ГКО И.В.Сталина с просьбой перевыполнить сентябрьскую программу 1942 года минимум на 25 машин в связи с прекращением производства танков Т-34 на СТЗ. А летом того же года за успешное освоение выпуска Т-60 завод №38 был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Недостаточно оснащенный, разместившийся на явно малых производственных площадях (всего 21,3 га) старого предприятия, завод компенсировал это внедрением весьма эффективных методов работы, созданием остроумных высокопроизводительных сварочных стапелей и приспособлений для скоростной механической обработки корпусов.

Еще одно предприятие, привлеченное к выпуску Т-60, красноармейский завод №264 техдокументацию на танк получил своевременно, но в дальнейшем вел машину самостоятельно, не прибегая к помощи головного завода, но и не пытаясь ее модернизировать. 16 сентября 1941 года в его состав влились знакомые с танкостроением работники эвакуированного ХТЗ, которые еще в Харькове начали заниматься освоением производства Т-60 (ведущим конструктором по изделию 060 на ХТЗ был А.Г.Домбровский). Они приехали на завод №264 с уже подготовленным заделом инструмента, лекал, штампов и заготовок танка, поэтому первый бронекорпус сварили уже к 29 сентября. Агрегаты трансмиссии и ходовой части должно было поставлять танковое производство СТЗ (завод №76). Предельно загруженный изготовлением Т-34 и дизель-моторов В-2, к тому же оказавшийся в конце 1941 года их единственным производителем, СТЗ и поставлявший ему бронекорпуса и сварные башни для “тридцатьчетверок” завод №264 не могли уделять легкому Т-60 такого же внимания. Тем не менее, в декабре удалось собрать первые 52 машины. За январь 1942-го сдали уже 102 танка, а за I квартал - 249. Всего же по июнь 1942 года было выпущено 830 Т-60. Значительная их часть участвовала в Сталинградской битве, особенно в начальной ее фазе. Башни с вооружением от Т-60 завод №264 пытался ставить на свои бронекатера. Известно, что еще в 1946 году на территории завода находился один Т-60, так и не сданный военной приемке.

Головным же и самым крупным заводом по выпуску Т-60 стал ГАЗ, куда 16 октября 1941 года на постоянную работу прибыл Н.А.Астров с небольшой группой московских коллег (основной коллектив выехал в Свердловск) для конструкторского обеспечения производства. Вскоре его назначили заместителем главного конструктора завода по танкостроению, а в начале 1942 года он получил Сталинскую премию за создание Т-40 и Т-60.

В короткий срок невероятным напряжением сил завод завершил изготовление нестандартной технологической оснастки, моделей, инструмента и с 26 октября приступил к массовому выпуску танков Т-60 в организованном на базе колесного механосборочном цехе МСЦ-5. Бронекорпуса для них в нарастающих количествах начали поставлять выксунский завод дробильно-размольного оборудования (ДРО) №177, позже - муромский паровозоремонтный завод им. Дзержинского №176 с его мощным котельным производством, технологически подобным танковому корпусному, и, наконец, старейший броневой завод в г. Кулебаки №178. Затем к ним присоединилась эвакуированная в Саратов на территорию местного паровозоремонтного завода часть подольского завода №180. И все же бронекорпусов хронически не хватало, что сдерживало расширение массового производства Т-60. Поэтому вскоре их сварку дополнительно организовали в цехе МСЦ-8 хорошо оснащенного новокузовного корпуса ГАЗа, как раз незадолго до начала войны введенного в строй. Могучий завод вытянул и эту очередную незапланированную нагрузку.

К изготовлению агрегатов шасси подключились горьковские заводы “Двигатель революции” и фрезерных станков (в войну - №113). Поскольку первый сорвал освоение производства бортовых передач, выпуск их снова взял на себя ГАЗ. Обычно на такую работу уходило не менее шести месяцев, а здесь буквально за 10 дней были изготовлены модели и штампы корпусов редуктора, сварочные кондукторы, нестандартные шлицевые протяжки, модульные фрезы, мерительный и контрольный инструмент. Рационально и высокопроизводительно решили автозаводцы сложную проблему массового изготовления траков гусениц 060-142510-А из почти неподдающейся обработке стали ПЗЛ - горячая штамповка с последующей прошивкой отверстий под соединительные пальцы в еще нагретой детали. И это при суточном производстве не менее 4 тысяч штук. Другие заводы такую передовую технологию освоить не смогли. Однако, несмотря на все гигантские усилия и принятые энергичные меры, инерция огромного предприятия с его неизбежно тщательной технологической подготовкой массового выпуска тормозила быстрый выход на устойчивый производственный ритм - за сентябрь изготовили всего 3 танка. И в октябре сохранялось значительное отставание от графика. Для изучения положения дел и принятия экстренных мер на ГАЗ выехал нарком танковой промышленности В.А.Малышев. Вскоре были приняты чрезвычайные меры. Производство стало быстро расти - в октябре сдали 215 машин, а в ноябре - 471! В этот критический месяц ГАЗ являлся единственным производителем легких танков. До конца года здесь выпустили уже 1323 машины. За значительное увеличение их производства 29 декабря 1941 года завод наградили орденом Ленина.

В конце декабря на ГАЗе решили и чрезвычайно важную проблему надежного холодного запуска двигателя Т-60, создав термосифонный пусковой подогреватель лампового типа, предложенный и спроектированный И.Г.Альперовичем и Б.Я.Гинзбургом. Ничего подобного другие танки не имели. К удивлению и восторгу танкистов, насквозь промороженный двигатель, который, казалось, уже невозможно было оживить, через 25-30 минут работы подогревателя легко запускался электростартером при наружной температуре воздуха до -40 градусов. Подобными устройствами комплектовались, правда, только Т-60, выпускавшиеся на ГАЗе зимой. Подогреватели оказались настолько удачными, что без принципиальных изменений ставились на колесные и гусеничные машины завода в течение последующих 30 лет.

В 1942 году, несмотря на создание и принятие на вооружение более боеспособного легкого танка Т-70, параллельное с ним производство Т-60 сохранялось на ГАЗе - по апрель (всего за 1942 год - 1639 машин), на свердловском заводе №37 - по август, на заводе №38 - по июль. За 1942 год на всех заводах было сделано 4164 танка. Последние 55 машин завод №37 сдавал уже в начале 1943 года (по февраль).

Боевое применение.
Первые Т-60 приняли бой осенью 1941 года - в битве за Москву. В этом сражении они честно и до конца выполнили свой долг по защите столицы. Их мобильность, неплохие эксплуатационные качества в условиях суровой зимы оказали существенную помощь при контрнаступлении советских войск в самом конце 1941 года. Темпы выпуска Т-60 в начале 1942 года были уже достаточны, чтобы приступить к формированию значительных по численному составу танковых частей. По положению на март 1942 года танковый корпус по штату должен был иметь 100 танков, из которых 40 машин были именно “шестидесятками” (остальные - 20 КВ и 40 Т-34). С середины апреля 1942 года численный состав корпуса был увеличен до 150 танков при сохранении процентного соотношения по типам машин.

Впереди была крайне тяжелая летняя кампания 1942 года. Для этого времени Т-60 был объективно слабее большинства противостоящих ему немецких танков. Его лобовое бронирование позволяло держать попадания пуль калибром 7,92 и 13,1 мм, снарядов 20-мм танковых и зенитных орудий и было существенным препятствием для снарядов 37-мм противотанковых пушек. При определенных обстоятельствах оно могло выручить и при попадании снаряда из короткоствольного 50 или 75 мм орудия. 20-мм пушка ТНШ-20 позволяла успешно бороться с вражескими легкими танками, бронетранспортерами и бронеавтомобилями. Бронепробиваемость ее снаряда была достаточно высока, чтобы с близких дистанций поражать в борт Pz.Kpfw.III и IV ранних серий. Однако в 1942 году удельный вес машин этих серий в Вермахте был невысок (равно как и легких танков Pz.Kpfw.I и II) - многие из них были просто уничтожены в боях 1941 года. Новые же немецкие танки стали оснащаться усиленным бронированием и длинноствольными орудиями калибра 50 и 75 мм. Они представляли серьезную опасность для Т-34 и даже для КВ, поэтому встреча с ними для Т-60 кончалась в большинстве случаев его поражением.

Как следствие этого, отношение советских танкистов к Т-60 было “не очень” - в солдатском фольклоре он часто проходил как "БМ-2" (братская могила на двоих). Однако были экипажи, которые не стеснялись называть Т-60 своими любимыми машинами. Часто они давали им звучные названия, как “Орел” или “Грозный”, и в бою их скромные Т-60 были достойны своих имен. Дело в том, что по своим данным “шестидесятка” была очень подходящей машиной для борьбы с вражеской пехотой. Известны случаи, когда один или два Т-60 срывали атаки сил неприятельской пехоты численностью до батальона. Небольшой размер, малошумность, высокая подвижность и ураганный огонь автоматической пушки ТНШ-20 и пулемета ДТ делали его страшным врагом немецких пехотинцев.

Следует заметить, что легкобронированные машины, вооруженные скорострельной пушкой и пулеметом, сейчас очень широко представлены в армиях различных стран. Поддержка пехоты как раз и является одним из основных назначений этих боевых средств. Т-60 не мог транспортировать пехотинцев кроме как в открытую на своей броне. Но его огонь был существенной помощью для пехоты как в обороне, так и в наступлении. К сожалению, заменивший Т-60 новый легкий танк Т-70 уже не мог так эффективно поддерживать пехотинцев. Замена автоматической 20-мм пушки на 45-мм полуавтоматическую повысила бронепробиваемость, но резко снизила темп огня - с орудием по-прежнему управлялся только один командир машины. Но развитие Н.А.Астровым и сотрудниками линии Т-40, Т-60 и Т-70 привело к созданию самоходки СУ-76М, которая стала с 1943 года основным средством непосредственной поддержки пехоты в бою.

Когда не было в распоряжении других, более подходящих машин, Т-60 вступали в неравные поединки с немецкими танками. Здесь для победы требовалось все умение, слаженность и мужество экипажа. Не имея возможности самому поразить врага, советские танкисты, используя маневренные качества “шестидесятки”, заманивали неприятельские танки под огонь противотанковых орудий или ружей. В наставлениях для экипажа Т-60 того времени указывалось, что в случае встречи с более сильным противником необходимо маневрировать на самой большой скорости, ведя постоянный огонь из пушки и пулемета по смотровым приборам вражеского танка. Этот огонь при удачном попадании мог ослепить его экипаж, нервировал немецких танкистов постоянными звуками рикошетирующих от брони снарядов и пуль, провоцируя их на неточную стрельбу или даже на выход из боя.

Т-60 активно использовались на всех фронтах в течение 1942 года. Небольшие размер и масса позволили доставлять их на речных судах войскам, оборонявшим блокадный Ленинград. Чтобы не привлекать внимание авиации врага, груз таких судов хорошо маскировался под лес, песок или уголь навалом. В силу все тех же причин Т-60 использовались в десантных операциях на Черноморском побережье. Но апогеем их боевого применения стали Сталинградская битва и деблокада Ленинграда. В ходе снятия блокады советским войскам часто приходилось действовать в лесистой и заболоченной местности, где только Т-60 могли успешно оперировать из всей имевшейся тогда в наличии бронетехники. Начиная с 1943 года Т-60 стали переводиться на “вспомогательную” работу - они служили командирскими машинами самоходчиков, воевавших на СУ-76М; тягачами противотанковых пушек; в разведывательных подразделениях. Их место в рядах танковых частей заняли Т-70, которым, впрочем, была уготована та же участь, только несколько позже. Именно в таком качестве Т-60 встретили победный май 1945 года. Небольшое количество машин приняло участие в разгроме Квантунской армии на Дальнем Востоке. После войны все уцелевшие “шестидесятки” были очень быстро списаны.

Немцы называли Т-60 “неистребимой саранчой” и вынуждены были с ними считаться. Тем самым они признавали за “шестидесяткой” достойное место среди модельного ряда советских танков. Некоторое количество Т-60, захваченных в 1942 году, немцы передали своему союзнику - Румынии, где на их базе разработали самоходную установку открытого типа TACAM. Эта машина вооружалась трофейной советской 76,2-мм пушкой ЗиС-3. Эта артсистема адаптировалась под немецкий 75-мм бронебойный снаряд и по бронепробиваемости румынская самоходка не уступала немецкой машине Marder II. Сами немцы использовали трофейные Т-60 в качестве тягачей для своих противотанковых пушек.

До наших дней сохранились всего один полноценный экземпляр в Музее бронетанковой техники в Кубинке и натурная копия (только внешняя), изготовленная в конце 60-х годов, в музее Выксунского завода ДРО.

В Музее обороны Ленинграда с марта 1947 года экспонировался танк Т-60 №164 из состава Ленфронта, на котором лейтенант Д.И.Осатюк при прорыве блокады в январе 1943 года одним из первых пробился на Большую землю. Впоследствии при ликвидации музея в 50-е годы танк №164 бесследно исчез. Один “шестидесятый” в хорошем состоянии, но без пушки ШВАК хранится в танковом музее в г. Парола (Финляндия). Наверное, единственный танк-памятник Т-60 находится в п. Глубокий Ростовской области.

Модификации и проекты на базе Т-60.
Танк Т-60 оказался отличной базой для проведения различных экспериментальных работ и создания на его основе новых боевых модификаций. Для противовоздушной обороны танковых соединений и объектов, а также штабов требовалась бронированная зенитно-пулеметная установка, подвижность которой не уступала бы танкам. Поэтому в самом конце 1942 года на Горьковском автозаводе по собственной инициативе был построен танк 063 или Т-60-3 (3 - модификация, а не з - зенитный) со спаренной установкой двух зенитных пулеметов ДШК в открытой башне увеличенных размеров. Поскольку на заводе не смогли выполнить зубчатый венец погона башни с нужной для зенитной стрельбы точностью, танк на вооружение не приняли, хотя необходимость в подобном изделии оставалась очень острой и для него можно было бы использовать часть освободившегося парка танков Т-60.

На опытном танке ГАЗа Т-95, также изготовленном на базе “шестидесятки”, опробовали другой вариант установки такого же зенитного вооружения и прицелов, но и эта машина по ряду причин не выпускалась. Аналогичную работу проводил завод №37, построив в июле 1942 года по заданию Главного артиллерийского управления зенитную 37-мм автоматическую установку ЗСУ-37 на базе Т-60. Из-за недостаточной жесткости корпуса и опоры поворотной платформы она также оказалась неудачной и не была принята на вооружение.

Не дала ожидаемых результатов попытка создания открытой самоходной артиллерийской установки с 45-мм противотанковой пушкой М-42. На заводе №38 спроектировали и к лету 1944 года построили 76-мм открытую артиллерийскую общевойсковую самоходную установку ОСУ-76 - по идее предельно легкую и дешевую САУ непосредственной поддержки пехоты. На ней использовали дивизионное орудие ЗИС-3 образца 1942 года, а от танка Т-60 - трансмиссию и ходовую часть (с задней ведущей звездочкой). Дефицит 6-цилиндровых двигателей вызвал установку на ней старого 4-цилиндрового ГАЗ-М, что предопределило низкие удельную мощность и соответственно плохую подвижность машины. Для снижения веса пушка прикрывалась только спереди и частично по бокам противопульной броней толщиной всего 6 мм. Установка оказалась неустойчивой при выстреле - сказывались большая высота линии огня при короткой базе четырех опорных катков, хотя по опыту СУ-76М было известно, что для этой пушки требовалось шесть катков, малая масса машины - 4,2 т и несимметричное относительно оси положение орудия. Производство ОСУ-76 планировалось в 1944 году (план на III квартал - 129 машин) на ленинградском заводе №7 совместно с заводом №38 - поставщиком агрегатов ходовой части и трансмиссии. Однако из-за низких боевых качеств принята она не была, а в 1944 году, когда в войсках уже имелись более удачные установки СУ-76М, и не нужна.

Для повышения в целом неплохой проходимости танка Т-60 по снегу на ГАЗе задумали предельно снизить удельное давление на поверхность и сделать его более равномерным. Для этого зимой 1942 года под руководством Н.А.Астрова с участием В.К.Рубцова и С.С.Строева на одном из образцов поставили на борт 8 опорных катков малого диаметра от электрокара, попарно связанных жесткими балансирами с рычагами четырех тележек подвески. Применили новую гусеницу с максимально уширенными траками удвоенного от нормального шага. Результат оказался хорошим - проходимость по снегу резко улучшилась, однако возросли механические потери и вибрации, а мощности двигателя не хватало для уверенного движения. Самую высокую проходимость по снегу любой глубины плотности показал опытный Т-60 с лыжно-гусеничным движителем системы С.С.Неждановского, также построенный зимой 1942 года.

На танках Т-60 монтировались реактивные установки залпового огня БМ-8-24(изделие 52-353-Б), принятые на вооружение в конце октября 1941 года.

Для переброски легких танков в составе десантов в тыл врага, а также для снабжения ими крупных партизанских отрядов конструктор легкой авиации О.К.Антонов предложил осенью 1941 года построить упрощенный буксируемый планер разового применения, в качестве фюзеляжа которого использовался бы корпус танка Т-60, а его ходовая часть - в качестве взлетно-посадочного устройства. Предполагалось, что такой комбинированный планер может буксироваться четырехмоторным бомбардировщиком ТБ-3 или самолетом ДБ-ЗФ до пункта назначения, а после расцепления производить посадку на площадку ограниченных размеров, сбрасывать крылья с хвостовым оперением и с ходу идти в бой. Задание на подобный летательный аппарат, которому не было аналогов в истории, О.К.Антонов, поддержанный начальником НТК ГБТУ генералом С.А.Афониным, получил в конце 1941 года. Машину спроектировали всего за две недели и к лету 1942 года построили на планерном заводе в Тюмени. Она получила название КТ (“Крылья танка”), а также обозначалась индексами А-Т, АТ-1 или планер А-40.

Крылья с размахом 18 м и двухбалочное хвостовое оперение были выполнены по бипланной схеме для уменьшения размеров планера - длина его составляла всего 12,06 м. Тросовое управление подвели к месту механика-водителя танка, дополнительно оборудовав его зеркалами бокового и заднего обзоров. Саму машину предельно облегчили (до массы 5800 кг), сняв вооружение, боекомплект, фары, крылья и слив почти все топливо.

Испытательный полет осенью 1942 года на буксире у ТБ-3 (планерист, он же механик - летчик-испытатель С.Н.Анохин) показал, что идея летающего легкого танка целесообразна и вполне осуществима. Однако ввиду большого аэродинамического сопротивления планера КТ, еще не имевшего обтекателей, буксировка потребовала использования максимальной мощности уже порядком изношенных двигателей ТБ-3, которые стали греться - планер пришлось в аварийном порядке отцепить. На удивление он нормально спланировал и удачно сел на кочковатом поле в районе Раменского аэродрома, вызвав панику среди зенитчиков и непредупрежденной команды батальона аэродромного обслуживания. Сбросив крылья, Т-60 своим ходом благополучно вернулся на базу в Монино. Из-за отсутствия других подходящих для данной цели бомбардировщиков, лучшим из которых был бы Пе-8, эта интересная работа не имела дальнейшего продолжения.

Тактико-технические характеристики Т-60:
масса: 6400 кг;
экипаж: 2 чел.;
длина: 4,10 м;
ширина: 2,30 м;
высота: 1,75 м;
вооружение: 20-мм пушка ТНШ-20, 7,62-мм
пулемет ДТ обр. 1929 г.;
боезапас: 754 выстрела, 945 патронов;
двигатель: ГАЗ-202, 6-цилиндровый,
карбюраторный, рядный, жидкостного охлаждения;
мощность двигателя: 76 л.с.;
максимальная скорость: 44 км/ч;
запас хода: 455 км.
Когда людям надоело воевать, они
устали от войны, они собрались вместе и пришли с
претензией к Богу: как же Он допускает войну?
Господь спросил их: кто же воюет? Люди ответили:
мы. – Тогда почему же вы пришли ко Мне?
(Древняя притча)
Аватара пользователя
GT-500
 
Сообщения: 479
Зарегистрирован: 10 окт 2010, 16:53
Откуда: Волгоград

Вернуться в Бронетехника и автотранспорт

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: MailRu [Bot] и гости: 2