Тактика Сухопутных войск

Темы связанные с армией, вооружением и обществом, военные конфликты и т.д.

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Андрей » 18 янв 2015, 19:26

СанСаныч, вы мальца с этими Донбаскими делами не в курсе...Отстали так сказать...14-я уже давно расфа-перефарматирована в отдельную сводную шарагу лесорубов, и переброшена на Кунашир...Готовит инфраструктуру..А конкретно- вырубает растительность и заливает фундамент под ВВП и красную дорожку для японцев...Для сдачи так сказать под ключь...Им в иенах платят...Так что фиг они куда поедут...
Кантемировцы и Таманцы наше остатнее...ащё два сейва осталось...
Мы победим ! Господь нас Уважает !
Андрей
 
Сообщения: 2813
Зарегистрирован: 17 фев 2014, 06:45
Откуда: Россия С.Петербург

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение alexbir » 18 янв 2015, 19:36

согласен. Отстал от реальностей гибнущейроссии
Кто первый поймёт, почему от бойца до бойца в цепи в наступлении, и до ближайшей брони должно быть не меньше 15 шагов - тот в итоге в Украинской войне и победит. (Александр Украинский, "Наука убеждать", ч. 1я.)
Аватара пользователя
alexbir
 
Сообщения: 4511
Зарегистрирован: 13 июн 2014, 00:59

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение EvMitkov » 22 апр 2015, 01:06

Два материала от Аллы Станиславовны.
Полагаю,Викторыч тебе будет особенно любопытно.
Да к тому ж веселье и смех говорят, помогает косточкам срастаться быстрее.

Как есть - так и выкладываю.

Предлагаем вниманию читателей нашего блога аннотированный вариант статьи отставного норвежского генерала Сверре Дисена, опубликованной в декабрьском номере журнала «Экспорт вооружений» за прошлый год. Журнал издается Центром анализа стратегий и технологий и выходит с периодичностью раз в два месяца.

Автор приводимой ниже в сжатом виде публикации в период с 1 апреля 2005 года по 30 сентября 2009 года занимал должность начальника Штаба обороны Норвегии (Forsvarssjefen). Он излагает свой взгляд на перспективные способы вооруженной борьбы и соответствующие им формы военной организации с учетом специфики Североевропейского театра военных действий.




Ведение маневренной войны в XXI веке


Сверре Дисен (Sverre Diesen)

Современная западная военная мысль берет свое начало в период 70-х и 80-х годов прошлого века, который характеризовался возрождение теории военного искусства в США. Современное западное военное искусство постулирует:

– на уровне стратегии: неизменную сущность войны как общественно-политического явления, по большей части не подверженного влиянию научно-технического прогресса

– на уровне оперативного искусства и тактики: соответствие форм военной организации и способов ведения вооруженной борьбы общим принципам войны и достижениям военно-технического прогресса

Таким образом, развитие военной организации общества подчинено решению извечной задачи:

– как наилучшим образом сообразовать достижения военно-технического прогресса – настоящие и будущие – с непреложными принципами ведения войны?
Решением задачи на современном этапе является творческое переосмысление теории маневренной войны (manoeuvre warfare).

Теория маневренной войны


Маневренная война предполагает охват противника с флангов и обход с нанесением удара в тыл его оперативного построения с целью отрезать часть войск противника от основных сил и тем самым принудить сдаться. Удар наносится с применением больших масс подвижных войск, при этом очаги сопротивления обходятся стороной.

Зародившись в эпоху мануфактурного производства (вторая половина XVII – первая половина XIX веков), маневренная война получила свое развитие в период машинного производства (вторая половина XIX – первая половина XX веков) и достигла апогея в годы Второй мировой войны (1939-1945).

Во второй половине XX столетия в связи с появлением ядерного оружия теория маневренной войны претерпела известные изменения и получила новый импульс развития в связи с переходом от машинного производства к автоматизированному.


В своей новой ипостаси теория маневренной войны раскрылась на рубеже 90-х годов прошлого века в двух зеркальных концепциях – американской «воздушно-наземной операции (сражения)» (AirLand Battle) и советской «стратегической наступательной операции на театре военных действий».

В их основе лежит трехчленный конструкт «цель-метод-средство»:

– цель: подавление воли противника к сопротивлению через перехват инициативы и лишение возможности влиять на ход событий;

– метод: меньший по длительности, чем у противника, цикл принятия решения и более высокие, чем у противоборствующей стороны, темпы ведения боевых действий;

– средство: общевойсковые механизированные соединения, действующие при непосредственной авиационной поддержке

На пути к новой смене парадигмы?

Очевидно, что актуальность первых двух элементов конструкта маневренной войны непреложна на всем протяжении истории военного искусства.
Что касается третьего элемента, здесь впору задаться вопросом: не придут ли – вследствие военно-технического прогресса – на смену общевойсковым механизированным соединениям иные организационные формы и именно потому, что информационные технологии, лежащие в основе современной революции в военном деле, позволяют добиться поставленной цели (первый элемент) быстрее и с использованием метода (второй элемент), сопряженного с меньшими издержками.

Внедрение перспективных информационных технологий в военную сферу в трех ключевых областях (развертывание современных систем связи и передачи данных; разработка перспективных систем анализа и распределения информации, использующих унифицированные форматы представления и средства ее обработки; формирование современной когнитивной сферы, затрагивающей вопросы реформирования и оптимизации организационных структур органов управления, обработки и анализа информации) в техническом смысле может повысить темп операций (боевых действий), сократив время отдельных фаз цикла управления (OODA loop).





Разработанная полковником ВВС США Джоном Бойдом (1927-1997) и впервые представленная им вниманию военно-научного сообщества в 1995 году теория управления войсками (силами) рассматривает четыре фазы типового цикла событий (OODA): получив задачу и данные о противнике (Observe), командир должен оценить обстановку (Orient), принять решение (Decide) и действовать в соответствии с выработанным замыслом (Act).


В философском и практическом смысле достижение преимущества в ведении боевых действий – это возможность быть на голову выше или впереди противника и навязывать ему свою волю условия, повышая темп операций (боевых действий).



Возникающая асимметрия при противостоянии двух циклов Бойда приводит к «системному кризису» со стороны цикла с меньшей несущей частотой системы.

Таким образом, на современном этапе ключевым в понятии маневра становится не пространственное, а временное его измерение. При том, что на это указывал еще Наполеон двумя столетиями раньше: «Сила армии, как и импульс (количество движения) в механике, есть произведение массы на скорость» (La force d'une armée, comme la quantité de mouvement en mécanique, s'évalue par la masse multipliée par la vitesse).


В войнах будущего циклы Бойда сократятся до минимума — война будет вестись в режиме «реального времени». Никаких фронтов, никаких стратегических операций, хитрых маневров, никакого прорыва обороны и многодневных бомбардировок в сетецентрической войне не предвидится.


Концепция ISTAR

Четыре фазы предложенного Бойдом цикла управления могут быть условно разделены на две неравные части: первая (объединяет фазы Observe, Orient, Decide) ассоциируются со сбором, обработкой, анализом и распределением информации; вторая (заключительная «кинетическая» фаза Act) соотносится с маневром и применением средств поражения.

Большую часть XX века как российские, так и зарубежные военные специалисты занимались разработкой технических решений, связанных, в первую очередь, с «кинетической» фазой цикла Бойда. Упор делался на повышение подвижности, точности, а также огневой мощи средств вооруженной борьбы.

В начале XXI столетия развитые в военно-техническом отношении государства мира приступили к объединению в единую сеть сил и средств, задействованных в первых трех информационно-коммуникативных фазах (сбор информации, ее обработка, анализ, распределение и подготовка к принятию решения) процесса управления войска и (силами). Сетецентрический принцип организации единой разведывательно-информационной системы ISTAR (Intelligence, Surveillance, Target Acquisition and Reconnaissance) позволяет оптимизировать соответствующие фазы цикла Бойда и, следовательно, повысить скорость принятия решения и темп операций (боевых действий).

В сжатом виде концепция маневренной войны будущего может быть представлена как комбинация пространственно распределенных средств обнаружения и централизованно применяемых средств поражения.

Чтобы выиграть время, следует отказаться от прежних платформоцентрических принципов организации и ведения операций (боевых действий), обусловливающих необходимость физически перемещать тяжелые бронированные платформы на открытые огневые позиции для поражения важнейших целей противника огнем прямой наводкой в ближнем огневом бою, в пользу сетецентрических принципов, предусматривающих достижение новых боевых возможностей войск (сил), в первую очередь, за счет синергетического эффекта комплексного использования совокупности всех имеющихся боевых платформ в дальнем огневом бою.

При этом физически маневр на поле сражения (боя) будут осуществлять легкие (разведывательные) подразделения, включенные в единую пространственно распределенную сеть автоматизированных систем разведки и целеуказания ISTAR. На перемещение они затратят гораздо меньше времени, чем тяжелые (механизированные) части. Их выживаемость будет обеспечиваться не столько броневой защитой платформ, сколько рассредоточением, высокой маневренностью и скрытностью действий, широким применением малогабаритных роботизированных комплексов. Для целей самообороны они будут использовать личное стрелковое оружие, а также (в случае угрозы воздушного нападения) переносные зенитно-ракетные комплексы.



Возможные проблемы и способы их решения

Очевидно, что подобная концепция не лишена проблем, и вот две самые острые из них.

Физическое разделение средств обнаружения и средств поражения обусловливает необходимость поддержания устойчивой связи между ними, а это, в свою очередь требует контроля электромагнитного спектра и киберпространства. Средства радиоэлектронной борьбы противника не должны поражать (подавлять) работу наших систем управления, связи и информации.

Другая проблема связана с экономической целесообразностью новых систем вооружения. К примеру, сегодня Норвегия не может себе позволить иметь высокоточный боеприпас для гарантированного поражения с первого выстрела боевой бронированной машины противника: цена единицы продукции этого вида высокоточного оружия составила бы запредельную сумму в 1 млн крон. Экономически приемлемая альтернатива в виде средств поражения с разделяющейся боевой частью может подпасть под ограничительное действие международной Конвенции о запрете кассетных боеприпасов, что требует уже политического решения.

Обе указанные проблемы, так или иначе, связаны с недостаточным уровнем военно-технического прогресса, необходимого для реализации концепции маневренной войны, основанной на принципе пространственно распределенных средств обнаружения и централизованно применяемых средств поражения. Однако современные темпы научно-технического прогресса в различных сферах человеческого знания позволяют надеяться, что в ближайшие пять-десять лет эти проблемы, с высокой степенью вероятности, будут решены.

Решение проблемы обороны для Скандинавских стран


Концепция маневренной войны, опирающейся на использование пространственно-распределенных информационно-управляющих систем ISTAR, выдающих данные целеуказания дальнобойным системам высокоточного оружия, весьма перспективна для государств с весьма протяженной территорией и разновекторными интересами в области национальной безопасности, в особенности, в условиях сокращения боевого и численного состава национальных вооруженных сил.

В частности, скандинавские государства не в состоянии обеспечить защиту всей своей территории наличным контингентом вооруженных сил традиционной структуры. Всякий маневр в угрожаемый район означает физическое перемещение сил и средств на сотни километров в считанные часы или, в крайнем случае, в течение суток в условиях ограниченной транспортной инфраструктуры, что в реальности невозможно.

Очевидным решением этой проблемы стала бы смена парадигмы военного строительства. Экономический выигрыш заключается в том, что в этом случае требуется ограниченное количество тяжелого дальнобойного вооружения, использующего данные целеуказания от легких высокоманевренных подразделений.


Новая концепция уже сейчас в ограниченном объеме используется в оперативных целях и отчасти продолжает испытания. Очень важно отметить, что потенциал информационных технологий не ограничивается материальной частью. Как и при предыдущей смене парадигмы военного строительства, на первый план выходит вопрос об апробации военной теории и поиска оптимальных организационных форм. В будущем Норвегия, не исключено, во взаимодействии с другими скандинавскими странами завершит концептуальную проработку новой модели, проведет серию исследовательских командно-штабных учений и практических тренировок и, наконец, полноценные войсковые учения с целью апробации этих новаторских идей.


"Средства радиоэлектронной борьбы противника не должны поражать (подавлять) работу наших систем управления, связи и информации"

Иначе будет нечестно и мы откажемся воевать с таким противником. И меня не интересует, достижимо ли это в принципе, не приставайте с ерундой, я стратегию разрабатываю.
(Reply) (Thread)

Забавные примеры войн в табличке - амеркская война за независимость, опять же амерская гражданская. Выпускник Вест-Пойнта табличку рисовал ?

Доктрина Дуэ на новый лад: мол, закидаем всех ракетами, а танки уже не нужны, их заменят скрытные боевые мотоциклисты с ПЗРК и РПГ.

"разработанная полковником ВВС США Джоном Бойдом (1927-1997) и впервые представленная им вниманию военно-научного сообщества в 1995 году теория управления войсками (силами) рассматривает четыре фазы типового цикла событий (OODA): получив задачу и данные о противнике (Observe), командир должен оценить обстановку (Orient), принять решение (Decide) и действовать в соответствии с выработанным замыслом (Act)."

http://bmpd.livejournal.com/1266521.html
Ему наконец-то перевели советскую литературу по оперативному искусству и Боевой Устав ВС СССР?
Вообще, складывается впечатление, что данный военный думает, что малыми велосипедно-самокатными силами можно кого угодно победить.
Напрасно, он так думает.
(Продолжу - ниже)
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 16274
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение EvMitkov » 22 апр 2015, 19:05

Продолжу выкладку Аллочкиных материалов и сопряженных с ними.

В развитие разговора о статье Сверре Дисена «Ведение маневренной войны в XXI веке», опубликованной в журнале «Экспорт вооружений» и выложенной выше, - комментарий одного из высших офицеров НАТО, являющегося подписчиком журнала. :mrgreen:


О революции в военном и гуманитарном деле

Как англичанин, я мог бы поспорить с его видением первоистоков концепции «маневренной войны»: не останавливаясь на 1970-х годах прошлого века, я бы отправился прямиком в 1916-й.

Именно во второй половине этого года состоялась кровопролитнейшая битва на Сомме, которая впоследствии подтолкнула английского военного историка и теоретика генерал-майора Фуллера (J.F.C. Fuller) к критическому переосмыслению методов позиционной войны на истощение и поиску новой стратегии, опирающейся на оперативный маневр.

Битва на Сомме – поворотный момент в истории Первой мировой войны. Битва состоялась с 1 июля по 18 ноября 1916 года на севере Франции по обоим берегам реки Сомма. Союзники добились победы над немцами с ограниченными результатами: оборона последних была продавлена на фронте 35 км и в глубину до 10 км. За четыре с половиной месяца боев с обеих сторон было убито и ранено более 1 млн человек. После этой битвы стратегическая инициатива полностью перешла от Центральных держав к Антанте. В битве на Сомме впервые в мире были применены танки: несмотря на их техническое несовершенство и ошибки в тактике действий, результат был впечатляющим и показал перспективность этого вида оружия.

Джон Фредерик Чарльз Фуллер (John Frederick Charles Fuller, 1878-1966) встретил Первую мировую войну офицером штаба Войск в метрополии (Home Forces), затем продолжил ее в должности офицера штаба VII армейского корпуса во Франции; в декабре 1916 года подполковник Фуллер получает назначение в штаб вновь образованного в составе британской армии рода войск – танковых (Tank Corps); спланировал первую танковую атаку, которая прорвала германский фронт, обеспечив союзникам победу при Камбре 20 ноября 1917 года; к концу Первой мировой войны – начальник штаба танковых войск; генерал-майор (1930) Фуллер вышел в отставку в 1933 году; еще в период обучения в Военном училище Сэндхёрст (Royal Military College, Sandhurst) получил кличку Бони (Boney) по аллюзии с другим стратегом – Наполеоном Бонапартом.

Логика процесса принятия решения, более известного как цикл управления (OODA loop) Джона Бойда (John Richard Boyd), была впервые сформулирована последним еще в лейтенантские годы в военном небе Кореи.

Эта концепция была отточена майором Бойдом в 1960-е годы в Центре боевого применения истребительной авиации (USAF Fighter Weapons School) на авиабазе Неллис (Nellis Air Force Base) и окончательно оформлена в виде научной теории в ходе работы полковника Бойда над первыми летными тренажерами по заданию NASA в начале 1970-х годов. Бойд рассуждает – и в этом смысле упомянутый мной выше исторический прецедент более чем релевантен – о системных ограничениях к восприятию достижений научно-технического прогресса в объеме, позволяющем перейти к новым парадигмам в военном деле, а не в пределах улучшения отдельных характеристик имеющихся образцов вооружения и военной техники.

Именно в силу этих ограничений британская армия – одной из последних в ряду армий великих держав – приняла концепцию маневренных боевых действий, разработанную ее же собственными военными теоретиками. Уж слишком велико было сопротивление институциональным реформам со стороны носителей устоявшихся интересов в существующих структурах и их сторонников.
В период между обеими мировыми войнами Джон Фуллер опубликовал ряд военно-теоретических работ, в которых, критически переосмыслив линейную стратегию сплошного фронта периода Первой мировой войны, обратился к вопросам применения в будущей войне таких высокоподвижных средств, как танки и авиация. В 20-х годах прошлого века Фуллер получил известность как один из создателей теории ведения войны «малыми профессиональными армиями», оснащенными новейшей техникой.

Развитие теории маневренной войны в межвоенный период и применение на практике ее положений в годы Второй мировой войны стало предметом деятельности возрожденной германской армии и, с течением времени, Красной армии, достижения которых подвели британских военных к осознанию необходимости перемен.

Это затрагивает весьма интересный вопрос о том, как разные государства используют достижения научно-технического прогресса, поскольку признание прорывных достижений в области науки и техники и использование их в практической деятельности дают преимущество одной из двух противоборствующих сторон, предопределяя победителя и проигравшего.

Для того, чтобы получить доступ к достижениям научно-технического прогресса и придать импульс дальнейшему развитию тех их аспектов, которые в наибольшей степени способствуют успеху вооруженной борьбы, государство должно быть больше чем потребителем достижений, привносимых прогрессом в области науки техники, оно должно опираться на здоровую диверсифицированную научно-техническую базу.

Исторический опыт свидетельствует о том, что радикальные достижения в области науки и техники чаще всего и с наибольшим успехом появляются в тех отраслях, которые в наименьшей степени подвержены государственному регулированию.
В качестве примера можно привести экономическую модель свободного рынка, действующую в США, которая в беспрецедентной степени способствовала формированию современной научно-технической среды в этой стране. Это, однако, не отменяет важности институциональных связей между государством, с одной стороны, и наукой и образованием, с другой стороны.

Финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), внедрение достижений науки и техники и их адаптация к требованиям в реальной жизни – дело весьма затратное, как впрочем и высвобождение их из-под пресса действующей военной бюрократии и носителей групповых интересов. Оздоровлению научно-технического прогресса в немалой степени способствовала бы известная «демилитаризация» НИОКР, проводимых под эгидой военных ведомств. Финансируемые военными НИОКР всего лишь способствуют проведению академической наукой исследований в более широком предметном спектре, но не заменяют их. Как следствие, стоимостные издержки существенно возрастают

Альтернативой подобному подходу может быть стратегия альянсов, опирающаяся на преимущества коллективного финансирования, как это имеет место в Европейском союзе, или на финансовые возможности старшего партнера, который может себе позволить требуемый уровень финансирования исследований. Но и этот подход имеет свою цену в виде деградации национальной научно-производственной базы с последующей утратой контроля над «стратегическими» отраслями промышленности. Свидетельством последнего является упадок военного сегмента британской авиационной промышленности в период после окончания Второй мировой войны как плата за доступ к достижениями научно-технического прогресса в США. При этом, взвешивая результаты и цену подобного партнерства, нельзя забывать о том, что при ином (протекционистском) походе в жертву были бы принесены интересы военных, что еще менее желательно.

Таким образом, государство может поскользнуться дважды: либо попытавшись огосударствить, забюрократизировать и милитаризовать фундаментальную науку, либо не сумев инвестировать в нее в потребных объемах.

Все государства с централизованным управлением экономикой, как правило, становились жертвой первого подхода и были вынуждены в значительной степени полагаться на промышленный шпионаж в качестве компенсаторного механизма отставания в научных исследованиях.
Другая группа государств – и, к сожалению, Великобритания относится к их числу – стала жертвой недофинансирования фундаментальной науки.

Вообще, похоже, военные и политики крайне редко способны осознать потенциал научных исследований. Им сплошь и рядом не хватает глубины ума и эксцентричности («заскока»), чтобы представить себе возможные результаты этих исследований; всё, что они могут себе представить, ограничено их эмпирическим опытом.

Однако наибольшую неудачу терпит человечество в целом: любому обществу свойственны институциональное сопротивление переменам, нежелание отставить в сторону привычные объекты вложения интеллектуальных, материальных и культурных ресурсов и принять новую инвестиционную парадигму. И если от первых двух ошибочных походов можно застраховаться через либерализацию экономики и финансирование научных исследований, то преодоление последнего из упомянутых выше обстоятельств требует имманентной гибкости и адаптивности, чему государственные институты инстинктивно противятся, поскольку видят в этом угрозу своей сущности и предназначению. Таким образом, преодоление этого вызова представляется куда более сложным, нежели двух первых.

И, наконец, касаясь специфичности модели, предложенной генералом Дисеном для обеспечения обороноспособности скандинавских государств, смею предположить, что она неуместна, как и всякая попытка угадать будущее.

Но особенно она неуместна в наш век с его «диффузным» характером принятия решений, «ройными» («стайными») технологиями и искусственным интеллектом, которые превращают угадывание будущего в крайне затруднительное занятие.

Тем не менее, исповедуемый Дисеном принцип – всякая новая система вооружения имплицитно уязвима – в полной мере корректен.
Но это еще полбеды: противная сторона тоже не бездействует и со временем вырабатывает методы противодействия. Например, вовсе необязательно пересекать протяженную и труднодоступную линию государственной границы Норвегии, чтобы вывести страну из игры посредством операций в киберпространстве или в ходе информационной войны. Любое высокоточное оружие бесполезно, если ваш противник не объявлял вам войны, действует не напрямую, а опосредованно или преднамеренно использует ваши законодательные и нравственные ограничения в применении летального оружия. История изобилует примерами неспособности великих держав возобладать над своими противниками в конфликтах низкой интенсивности.

Да что там далеко ходить?!
Возьмем пример из истории моей родной Великобритании – ядерной державы с развитой системой разведывательных и специальных служб – которая, по сути, вынужденно утратила контроль над одним из своих регионов – Северной Ирландией.

Это произошло после того, как бомбисты Ирландской Республиканской Армии (ИРА) изменили стратегию вооруженной борьбы, перенеся направление главного удара с британских сил безопасности в самой Северной Ирландии, что было вполне приемлемой ценой для нескольких поколений политиков, на объекты в Лондоне, который был определен ими как «центр оперативной (боевой) устойчивости» (centre of gravity) британского государства. Резкий рост страховых издержек, гарантированных правительством Ее Величества, стал тем самым рычагом, с помощью которого ИРА изменила политику Великобритании. В одночасье затухающая было борьба с более сильным в военно-техническом отношении противником привела к политическому компромиссу.

Это вполне может стать основным доводом в пользу рассуждений генерала Дисена и вместе с тем главным их ограничителем: он прав в том, что касается использования преимуществ вновь открывающихся военно-технических обстоятельств, которые могут породить новую парадигму в теории военного искусства, но он пишет о ведении войны, а не о победе в ней.

Исход вооруженного противоборства сторон будет предопределен безграничной сложностью отношений между людьми, при этом будущую стабильность будут формировать способность постичь природу гуманитарного ландшафта и понимание культурно-исторических особенностей политического процесса, приведшего к конфликту. Рои (стаи) роботов-андроидов, управляемых децентрализовано, могут способствовать решению чисто военных задач по выводу из строя вооружения, военной техники противника и объектов инфраструктуры, истощению его ресурсов, но они не в состоянии принудить противника к миру.

А именно мир, в конечном итоге, и есть эвентуальная цель всякого акта насилия, как части политического процесса.

Если ускорение темпов научно-технического прогресса позволит нам достичь этой цели, не прибегая к задействованию уже развернутой группировки войск и сил, тогда действительно можно говорить о новой парадигме в теории военного дела. И, не исключено, мы стоим на пороге этой подлинной революции – но уже не в военном, а в гуманитарном деле (revolution in human affairs).


Есть несколько замечаний по этому поводу.
Викторыч, полагаю, ты добавишь к этому всему и свои думалки и опыт.

Все государства с централизованным управлением экономикой, как правило, становились жертвой первого подхода и были вынуждены в значительной степени полагаться на промышленный шпионаж в качестве компенсаторного механизма отставания в научных исследованиях.


1. СССР был централизован и за кратчайшие сроки создал ТЯО (то, что было передано разведке - не являлось производственной технологией). Факты великолепного оружия СССР противоречит натовцу.

2. АНБ США занималась именно промышленным шпионажем, дабы удерживать лидерство передовых технологий. Далее ДАРПА занималась ими.
Самое интересное, что именно разведка иногда подбрасывала технологии другим институтам, чтобы проверить их перспективность за чужой счет для снижения своих издержек.

3. Китай занимается относительным промышленным шпионажем, но качество и креативность...
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 16274
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение alexbir » 22 апр 2015, 22:18

EvMitkov писал(а):Доктрина Дуэ на новый лад: мол, закидаем всех ракетами, а танки уже не нужны, их заменят скрытные боевые мотоциклисты с ПЗРК и РПГ.]
велосипедисты и скейтбордисты. Так экологичнее. И экономичнее.

"разработанная полковником ВВС США Джоном Бойдом (1927-1997) и впервые представленная им вниманию военно-научного сообщества в 1995 году теория управления войсками (силами) рассматривает четыре фазы типового цикла событий (OODA): получив задачу и данные о противнике (Observe), командир должен оценить обстановку (Orient), принять решение (Decide) и действовать в соответствии с выработанным замыслом (Act)."[][/i]
http://bmpd.livejournal.com/1266521.html
Ему наконец-то перевели советскую литературу по оперативному искусству и Боевой Устав ВС СССР?
не, он наконец-то понял, как переводятся цезаревы Veni. Vedi. Vici. :)

Вообще, складывается впечатление, что данный военный думает, что малыми велосипедно-самокатными силами можно кого угодно победить.
Чтоб дали ему кнопочку, на которую тык - и супротивник весь как на ладони. Двойной щелчок - включаются узкополосные точечные аннигиляторы и стирают цели по выбору правой кнопкой. Только чур никаких электромагнитных возмущений и тыды. "Понять его, государь-батюшка - не труд..." Получить такие оружия хочет, чтоб противник не доставал, и только головой крутил, по тыковке получая, при корректировках стремительными ягд-коммандо и всевидящим оком... "говорил он о том, как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян. При этом глаза его делались чрезвычайно сладкими и лицо принимало самое довольное выражение."
Внедрение в употребление палки и техники бросания камней - как известно привело к полному доминированию племени изобретателя над остальными. что привело к смерти военной стратегии тогдашних ватников, как таковой.

EvMitkov писал(а):...Доктрина Дуэ на новый лад: мол, закидаем всех ракетами, а танки уже не нужны, их заменят скрытные боевые мотоциклисты с ПЗРК и РПГ...
Вообще, складывается впечатление, что данный военный думает, что малыми велосипедно-самокатными силами можно кого угодно победить...

оказывается, Иловайский котёл и Мариупольская операция - образец таки современной стратегии, по норвежскому докладчику. Не пальцем деланые, в общем, ватники нынче....
Кто первый поймёт, почему от бойца до бойца в цепи в наступлении, и до ближайшей брони должно быть не меньше 15 шагов - тот в итоге в Украинской войне и победит. (Александр Украинский, "Наука убеждать", ч. 1я.)
Аватара пользователя
alexbir
 
Сообщения: 4511
Зарегистрирован: 13 июн 2014, 00:59

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение EvMitkov » 23 апр 2015, 00:16

alexbir писал(а):Получить такие оружия хочет, чтоб противник не доставал, и только головой крутил, по тыковке получая, при корректировках стремительными ягд-коммандо и всевидящим оком...
Дык это, СанСаныч...
Видать, мы поздновато это выложили.
Щас бы свести этих военных с Андреем Васильевым - с Андреасом - вмиг бы и спонсор нашелся б и для Гаубичного Танка, Великого и УжасТного, "всепоражающего и неуязвимого", и для самострельного самонаводящегося кривошип-гевера, и для всевидящих на многиЯ версты вглубь земли микро-дронов, и даже на спецбахилы для евойного операторского состава.

Сел с утра операторский состав на край койки с подогревом, сунул босы ноги в нано-носки, интегрированные со всесезонными бахилами, прыгнул на электросамокатку, подогнался к пульту и ... и враг бежит! Ура-Ура-Ура!
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 16274
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение g.A.Mauzer » 23 апр 2015, 00:28

Щас бы свести этих военных с Андреем Васильевым - с Андреасом - вмиг бы и спонсор нашелся б и для Гаубичного Танка, Великого и УжасТного, "всепоражающего и неуязвимого", и для самострельного самонаводящегося кривошип-гевера, и для всевидящих на многиЯ версты вглубь земли микро-дронов, и даже на спецбахилы для евойного операторского состава.


Ага, ЩАС. Как говорил один киноперсонаж:

У нас, в Штатах, куча таких.


DARPA называются. :mrgreen: :mrgreen: :mrgreen:
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 2176
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение alexbir » 23 апр 2015, 02:16

Немного о тактике Сухопутных Войск разных национальных школ, так сказать, и традиций - в практическом, как бы, некотором преломлении:
Россия-США
phpBB [video]

8-)
Кто первый поймёт, почему от бойца до бойца в цепи в наступлении, и до ближайшей брони должно быть не меньше 15 шагов - тот в итоге в Украинской войне и победит. (Александр Украинский, "Наука убеждать", ч. 1я.)
Аватара пользователя
alexbir
 
Сообщения: 4511
Зарегистрирован: 13 июн 2014, 00:59

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Андрей » 23 апр 2015, 12:32

Суперский ролик...
Мне вот тока показалось, шо нашим весь этот обвес мальца мешает...Как бы не больше чем противник..
И точно сухой закон устроители соблюдали строго..А то бы уже на второй минуте, оглобли из забора в ход пошли б.. :mrgreen:
Мы победим ! Господь нас Уважает !
Андрей
 
Сообщения: 2813
Зарегистрирован: 17 фев 2014, 06:45
Откуда: Россия С.Петербург

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Шлямбур » 23 апр 2015, 14:20

Полное отсутствие тактики,неправильное использование оружия. В реальной битве наши в большинстве погибли-бы а супостаты убежали-бы.\\\\ Или выразится по другому-\ Один средневековый заштатный войн паленом избил-бы обои команды. :D
С Уважением Шлямбур.
Шлямбур
 
Сообщения: 529
Зарегистрирован: 27 мар 2014, 02:15

Пред.След.

Вернуться в Армия и общество

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot], Yandex [Bot] и гости: 2