Тактика Сухопутных войск

Темы связанные с армией, вооружением и обществом, военные конфликты и т.д.

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 23 авг 2013, 18:14

РПГ Shipon FFE:
калибр - 96мм, дальность ~ 800 м, вес ~ 10 кг, гранаты - тандемная кумулятивная с заявленной бронепробиваемостью 800мм за ДЗ, тандемная противобункерная (HEFT). Есть СУО

Последний раз редактировалось Andreas 25 авг 2013, 18:27, всего редактировалось 1 раз.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 23 авг 2013, 18:40

Организационно-штатная структура 40-й общевойсковой армии ВС СССР
http://vtz-donetsk.ucoz.ru/index/chast_3/0-57

"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 23 авг 2013, 18:46

Журнал "Воздушно-космическая оборона", 2008 №№ 3-12, 2009 №№ 1-12
Евгений Григорьевич Никитенко
генерал-майор
Афганская кампания: невостребованный опыт

Совершенствование организационно-штатной структуры 40-й армии и вопросы управления

К 1 марта 1980 г. создание группировки советских войск на территории Афганистана в целом было завершено. Однако состав 40-й А изменялся на протяжении всего периода пребывания советских войск в Афганистане.

ОРГШТАТНАЯ СТРУКТУРА 40-й А

Так, на основании опыта первых месяцев боевых действий уже 1 сентября 1980 г. из состава 40-й А были выведены и передислоцированы на территорию СССР танковый полк 201-й мсд, отдельные ракетные дивизионы 5-й гв., 201-й и 108-й мсд, а также 353-я гв. артиллерийская бригада армии, 2-я зенитная ракетная бригада "Круг" и 2412-я зенитная техническая ракетная база.

Кроме того, особенности дислокации и ведения боевых действий соединениями и частями вынуждали проводить дальнейшие изменения организационно-штатной структуры армии.

1 ноября 1980 г. сформирована подвижная ремонтная группа медицинской техники, а 20 декабря 1980 г. на основании директивы штаба ТуркВО от 28 октября 1980 г. 542-я авиационно-техническая база переформирована в два отдельных батальона и отдельную роту аэродромно-технического обеспечения, которые располагались в Баграме и Кабуле.

В 1981 г. процесс выбора наиболее оптимального состава армии продолжился. Причем изменения происходили как в составе боевых частей, так и в частях боевого и тылового обеспечения.

Постоянная замена личного состава армии, а также увеличение объема людских перевозок вынудили сформировать на кабульском аэродроме 606-й пересыльный пункт, а также два управления военных комендантов аэропортов в Кабуле и Шинданде.

Организационно-штатная структура 40-й общевойсковой армии

В июне-июле 1981 г. проведена замена истребительного авиационного полка и авиационного полка истребителей-бомбардировщиков, а также вертолетного полка с частями аэродромно-технического обеспечения на аналогичные полки, прибывшие из различных округов СССР. Из ПрикВО передислоцирована 19-я подвижная ремонтная мастерская. В последующем авиационные части менялись в полном составе ежегодно.

Большой выход из строя техники в середине 1981 г. явился причиной переформирования автомобильной ремонтной роты в 59-ю обрмо, мастерской измерительной техники и переформирования ремонтного взвода в 210-ю отдельную ремонтную роту. В последующем в мае 1982 г. в 59-й обрмо был сформирован 894-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон.

1 декабря 1981 г. зенитный артиллерийский полк 108-й мсд заменен на 1415-й зенитный ракетный полк.

Участившиеся нападения мятежников на аэродромы советской авиации и другие важные объекты потребовали создания специальных подразделений охраны. 1 декабря 1981 г. в состав армии включены восемь отдельных батальонов охраны и дислоцированы в Баграме, Джелалабаде, Кандагаре, Суруби, Шинданде, Кабуле, Газни и Кундузе.

В феврале 1982 г. в целях обеспечения надежного управления авиацией сформированы пять отдельных рот связи и радиотехнического обеспечения и дислоцированы в Баграме, Файзабаде, Гардезе, Газни и Кандагаре.

Большая заболеваемость личного состава армии инфекционными заболеваниями привела к формированию в июле 1982 г. двух санитарно-контрольных пунктов в Кабуле и Шинданде.

Проблема обеспечения армии топливом вынуждала искать пути выхода из создавшегося положения. Существовавшей на тот период ветки трубопровода было явно недостаточно, поэтому решили продлить имевшуюся и протянуть новую ветку трубопровода.

В связи с недостатком автомобильной техники и увеличением объема перевозок в целях материального обеспечения гарнизонов 1 апреля 1982 г. временно, сроком на пять месяцев, прибыли 777-й отдельный автомобильный батальон из ПрикВО и 652-й отдельный автомобильный батальон из ЗакВО и дислоцированы соответственно в Кабуле и Пули-Хумри. Однако вместо пяти месяцев батальоны находились в составе армии до 1 мая 1983 г. 1 апреля им на смену прибыли 605-й и 434-й отдельные автомобильные батальоны. В дальнейшем автомобильные батальоны заменялись через год.

В 1983 г. обеспечению движения колонн на маршрутах (и особенно через Саланг) уделялось пристальное внимание, что было связано прежде всего c переносом усилий борьбы мятежников на коммуникации. С этой целью 1 мая была сформирована 278-я дорожно-комендантская бригада в составе трех дорожно-комендантских батальонов.

Для упорядочения эксплуатации и восстановления жилого фонда в мае 1983 г. сформированы 295-я квартирно-эксплуатационная часть района, 4571-я база материально-технического снабжения и 581-я эксплуатационная рота и дислоцированы в Джелалабаде. Сформированные 962-й и 963-й эксплуатационные взводы размещены в Пули-Хумри и Кандагаре.

1 июня 1983 г. в состав войск армии включен 501-й отдельный автомобильный батальон с дислокацией двух автомобильных рот в Хайратоне и одной в Турагунди. Для упорядочения железнодорожных перевозок в гарнизонах Хайратон и Турагунди 1 июля сформированы 869-я и 870 комендатуры военных сообщений.

В течение 1983 г. в состав армии введены 3964-й медицинский склад, 22-я станция фельдъегерской почтовой связи, 849-я расчетно-аналитическая станция, 556-я ремонтная мастерская средств связи и радиотехнического обеспечения, 921-й отдел хранения вещевого имущества.

В 1984 г. основное внимание при изменении организационно-штатной структуры уделялось качественному состоянию армии, соединений и частей, которое позволяло бы повысить эффективность борьбы с мятежниками, улучшить жизнь и быт личного состава.

С этой целью танковый полк 108-й мсд переформирован в мотострелковый, а 200-я отдельная штурмовая авиационная эскадрилья - в 378-й отдельный штурмовой авиационный полк.

Для усиления боевого обеспечения в марте сформированы и вошли в состав армии 1351-й и 1360-й отдельные батальоны охраны аэродромов Кабул и Кундуз.

20 сентября сформирован 1117-й отдельный инженерный батальон специального минирования на базе роты спецминирования 45-го инженерно-саперного полка, а 2088-й отдельный батальон переформирован в 2088-й отдельный инженерно-саперный батальон и включен в состав 45-го исап.

1 ноября 1845-й отдельный радиобатальон переформирован в 254-й отдельный радиотехнический полк (особого назначения) в составе трех отдельных радиопеленгаторных и двух отдельных радиотехнических центров.

Улучшению тылового обеспечения способствовало формирование в марте 1984 г. 245-го подвижного хлебозавода 103-й гв. вдд, а также 952-го центра выздоравливающих в Баграме.

Особенности системы управления ОК СВ

В апреле сформирован 743-й военный инфекционный госпиталь с дислокацией в Кабуле, а в июле - противочумный отряд и санитарно-эпидемиологический отряд.

На качественно новый уровень должны были поднять жилищные условия сформированные пять квартирно-эксплуатационных частей и один эксплуатационный взвод.

Проводились оргштатные мероприятия, направленные на улучшение снабжения армии топливом. 1 декабря из Киевского военного округа прибыл и включен в состав армии 1461-й отдельный трубопроводный батальон и дислоцирован в Герате. Кроме того, были сформированы два склада горючего в Баграме и Ширхане.

В 1985 г. проведены мероприятия по уточнению организацион¬но-штатной структуры армии, которые заключались в переформировании частей, их перевооружении, переходе на новые штаты или включении в состав частей дополнительных подразделений, а также их передислокации.

В марте 1985 г. в состав 5-й гв. мсд был включен 12-й гв. мсп и дислоцирован в Герате. Кроме того, передислоцированы три батальона 5-й гв. мсд, 103-й вдд и 70-й омсбр в связи с прибытием в состав армии десяти отрядов специального назначения, которые разместились в Асадабаде, Шахджое, Джелалабаде, Газни, Бараки, Кандагаре и Лашгархаре.

25 марта в состав армии прибыл 381-й отдельный радиопеленгаторный центр, включенный в 254-го ртп ОСН, рота радиоперехвата которого переформирована в батальон радиоперехвата. 30 мая в состав 15-й и 22-й обр СпН включены сформированные в Ташкенте две группы космической связи.

В 1985 г. командованию армии поступила задача перекрыть все пути снабжения мятежников оружием и боеприпасами из-за рубежа. Кроме отрядов специального назначения, здесь важная роль отводилась минированию караванных путей и троп, ведущих от границы вглубь страны.

Для этого 30 мая 2088-й отдельный инженерно-саперный батальон 45-го исп был переформирован в 2088-й отдельный инженерный батальон специального минирования. 30 июня в штаты инженерно-саперных батальонов мотострелковых соединений вместо одной инженерно-саперной роты включены по одной роте специального минирования.

5 августа в отдельных отрядах специального назначения на базе групп специального назначения (минирования) и инженерно-саперных взводов сформированы роты минирования. 15 декабря в инженерно-саперные роты мотострелковых полков и бригад вместо одного инженерно-саперного взвода включены взводы специального минирования.

Опыт боевых действий в Афганистане показал необходимость усиления огневой мощи подразделений и частей, а также замены некоторых видов оружия на более современные. Так, 25 мая 1985 г. вместо одного автоматического гранатомета АГС-17 в гранатометно-пулеметные взводы мотострелковых рот включены 12,7-мм пулеметы "Утес". 31 октября во все минометные батареи мотострелковых батальонов мотострелковых полков, отдельных мотострелковых полков и бригад включено по второму минометному взводу 82-мм минометов "Василек". Этим же приказом 56-я гв. десантно-штурмовая бригада перевооружена с БМП-1 на БМП-2. 30 ноября 1985 г. в отдельные батальоны охраны включены батареи 120-мм минометов (по 6 минометов). В артиллерийские дивизионы отдельных мотострелковых и десантно-штурмовой бригад дополнительно включено по четвертой батарее 122-мм гаубиц (по 8 орудий) и по 2 орудия в существовавшие батареи с комплексами машин управления.

Для более надежной охраны советских военных советников в Афганистане за счет численности подразделений обеспечения, находившихся в распоряжении Главного военного советника, 20 июля 1985 г. сформирован батальон обеспечения и охраны.

Вывод из строя значительного количества вооружения и техники, а также недостаток ремонтных сил для ее восстановления вызвали необходимость создания 1 мая 1985 г. 4904-й армейской ремонтно-восстановительной базы в составе: управление базы; 884-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон (РАВ); 762-й орвб (МА); 682-й орвб (БТ); 50-й отдельный автомобильный батальон (эвакуации техники); 210-я отдельная ремонтная рота (инженерной техники); 798-я мастерская измерительной техники.

1 декабря 556-я ремонтная мастерская средств связи и РТО переформирована в 98-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон, который вошел в состав ВВС армии с дислокацией на аэродроме Кабул.

Для улучшения медицинского обеспечения личного состава, а также уменьшения количества инфекционных заболеваний в 1985 г. временно включен в состав армии 834-й военный полевой госпиталь особо опасных инфекций, сформирован 1138-й военный инфекционный госпиталь в Кундузе. Кроме того, 1 октября в Афганистан прибыл 479-й санитарно-контрольный пункт, сформирован 120-й эвакуационный приемник на 50 мест. 31 октября медицинские пункты 191-го и 860-го омсп переформированы в медицинские роты. 1 ноября 310-я лаборатория авиационной медицины из Ташкента передислоцирована в Кабул.

В 1985 г. речь о выводе советских войск из Афганистана еще не шла. Поэтому командованием армии принимались меры по улучшению жилищного фонда. В частности, к 1 ноября сформированы четыре квартирно-эксплуатационные части, одна отдельная эксплуатационно-техническая рота, пять отдельных эксплуатационных взводов и четыре склада квартирного имущества, а два отдельных эксплуатационных взвода переформированы в эксплуатационно-технические роты.

В 1986 г. были проведены первые организационно-штатные мероприятия, связанные с решением советского правительства о выводе войск из Афганистана. В частности, 25 февраля 5127-я ремонтная база передислоцирована из Кабула в Хайратон.

В сентябре 1986 г. в состав армии вошли еще три автомобильных батальона, а также сформированы четыре роты аэродромно-технического обеспечения.

В боевых частях произошли незначительные изменения. Так, в апреле 28-й реап переформирован в 28-й гап. Полк стал иметь три адн 152-мм самоходных гаубиц "Гиацинт-С" по 18 орудий в каждом и реактивный дивизион БМ РСЗО "Ураган" 18 боевых машин.

1 декабря 1986 г. созданы пять отрядов пропаганды и агитации численностью по 15 человек каждый и включены в штаты 5-й гв., 201 мсд, 191-го омсп, 22 обр СПН и 45-го исп.

В 1987 г. завершен вывод всех строительных частей с территории Афганистана, а также заменен полк истребителей-бомбардировщиков.

12 января 1988 г. начался вывод советских войск с территории Афганистана, который завершился 15 февраля 1989 г. В этот период организационно-штатных изменений не проводилось, за исключением расформирования некоторых выведенных соединений и частей.

Таким образом, в течение восьми лет войны в Афганистане организационно-штатные изменения в составе войск 40-й армии были вызваны, прежде всего, характером и особенностями решаемых задач, а также накапливаемым бесценным опытом боевых действий, который и до сих пор недостаточно изучен.

УПРАВЛЕНИЕ

Планирование операций ОКСВ осуществляли штаб армии и штабы дивизий. Руководящий состав армии выезжал в части для подготовки и постановки задач на местности. Руководство войсками в проведении операций осуществлялась в следующем порядке: при участии одного батальона руководство осуществлял командир полка; при участии двух батальонов - командир дивизии или его заместитель, а при участии в операции полка и более - командующий и штаб армии.

Ведение боевых действий соединениями и частями осуществлялось в соответствии с планом, который разрабатывал штаб армии на 1-2 месяца. На его основе конкретно планировались и, как правило, тщательно готовились боевые действия каждой части или подразделения. Однако в планировании боевых действий не обходилось без недостатков. Некоторые планы были разработаны без учета оценки обстановки, без необходимых расчетов и мер боевого и материально-технического обеспечения. И если в целом результаты боевых действий, которые вели советские войска, оценивались положительно, то это достигалось не за счет детального и продуманного планирования, а за счет значительного морального и технического превосходства наших войск над отрядами мятежников.

Из-за недостатков в планировании зачастую в одном районе к ведению боя привлекались подразделения из различных частей под командованием командира, не имеющего к ним прямого отношения. Эффективность действий этих подразделений была ниже, чем подразделений одного полка, т. к. они не были слажены и не знали друг друга.

Основным средством управления в ходе подготовки и проведения операций являлась закрытая радиосвязь и вертолеты. Это обусловлено горным рельефом местности, исключающим возможность построения радиорелейных линий связи.

В 1982 г. впервые управление десантом в ходе блокирования осуществлялось с КП, который находился на двух вертолетах Ми-8. С апреля 1982 г. в боевых действиях управление подразделениями, действующими на разобщенных направлениях, осуществлялось оперативной группой с основного командного пункта и непосредственно с командно-наблюдательных пунктов батальонов в районах боевых действий. Управление операцией в провинции Баглан впервые осуществлялось с воздушного пункта управления на вертолете Ми-9, что позволяло руководству непосредственно контролировать действия подразделений и оперативно влиять на выполнение ими боевых задач.

В августе 1982 г. в операции в провинции Кандагар управление высадкой десантов, выдвижением войск, занятием отсечных рубежей, ударами фронтовой и армейской авиации осуществлялось с воздушного пункта управления через группу боевого управления, что позволило сократить сроки выхода подразделений на блокирование и исключило бреши на стыках подразделений и частей.

Одной из особенностей операций 1982 г. стало то, что с целью предотвращения утечки информации боевые задачи афганским подразделениям ставились только с утра, изменялись задачи дня войскам, районы боевых действий, практиковались повторные прочесывания районов.

Характер и особенности боевой деятельности советских войск в Афганистане наложили свой отпечаток и на организацию управления войсками. Она осуществлялась со стационарных и подвижных командных пунктов.

Стационарные командные пункты армии, ВВС, дивизий, бригад, полков были созданы сразу после ввода советских войск на территорию Афганистана в занятых ими пунктах постоянной дислокации. Кроме того, были созданы пункты наведения (ПН) авиации на аэродромах Шинданд и Кандагар, с 1984 г. - на аэродроме Джелалабад и ПУ ЕС УВД группы взаимодействия (с 1985 г. - РЦ ЕС УВД) с КП ПВО и ВВС РА. Стационарные командные пункты управляли всей повседневной жизнью и деятельностью подчиненных войск, а также их боевыми действиями.

Основу стационарных командных пунктов составляли центры боевого управления (ЦБУ), образованные во всех звеньях управления от армии до полка, во всех батальонах специального назначения и в отдельно стоящих общевойсковых батальонах. До 1981 г. дежурные смены ЦБУ на каждые сутки формировались за счет офицеров управлений армии, соединений и полков. Позднее они стали штатными. Боевые смены ЦБУ возглавляли заместители командующего, начальники отделов.

Основными задачами ЦБУ являлись: сбор повседневной и боевой информации, ее обобщение и доклад командующему и начальникам штабов; передача решений командующего войскам и другим исполнителям; согласование всех данных обстановки с аппаратом главного военного советника в Афганистане; ежедневный доклад повседневной и боевой информации в вышестоящие звенья управления; обеспечение надежного, устойчивого и непрерывного управления подчиненными войсками.

Главнейшей обязанностью ЦБУ всех командных пунктов было обеспечение общего руководства боевыми действиями в своей зоне ответственности. На всех ЦБУ были оборудованы рабочие места командующего, начальников штабов и оперативного отдела.

Каждое утро на ЦБУ армии командующий заслушивал общую обстановку и разведывательную информацию, поступившую к 8.00, и принимал решение на ее реализацию. При этом определял, какую разведывательную информацию и какими силами и средствами берет на реализацию 40-я А, какие силы потребуются для совместных действий от афганской армии, а какую информацию желательно реализовать самостоятельно афганцам. Тут же готовились необходимые распоряжения соединениям и частям 40-й А.

После этого в штабе армии проходило координационное совещание по разведке. В нем принимали участие начальник штаба главного военного советника в РА, советник начальника разведки генерального штаба ВС Афганистана, сотрудники аппаратов представительств КГБ и МВД СССР при МГБ и МВД Афганистана, начальник штаба и начальник разведки 40-й А, офицеры разведывательного и оперативного отделов, штабов РВ и А и ВВС армии, представители советнического аппарата при ВВС Афганистана. Здесь происходил обмен разведывательной информацией, добытой различными органами и видами разведки, анализ ранее поступившей информации, доводилось решение командующего армией на реализацию информации силами советских соединений и частей. На совещании формировались рекомендации афганскому командованию на ведение самостоятельных боевых действий и просьбы на выделение сил и средств для ведения совместных с советскими войсками действий в соответствии с решениями командующего.

Аналогичная работа ежедневно проходила в соединениях и частях советских войск применительно к зонам их ответственности.

Кроме ЦБУ в штабе 40-й А (в составе командного пункта), создавались и функционировали другие управленческие структуры. После появления в отрядах оппозиции большого количества радиосредств силами и средствами армии была организована целенаправленная борьба с ними. Она включала радиоэлектронное подавление радиоэлектронных средств противника и их уничтожение ударами авиации, огнем артиллерии и действиями войск.

Для управления силами и средствами радиоэлектронной борьбы в штабе 40-й А была создана специальная группа управления "Экран", в которую входили представители оперативного управления, радиоразведки, штабов артиллерии и ВВС, другие специалисты.

Управление всей повседневной и боевой деятельностью авиации, в том числе привлекаемой с территории Советского Союза, осуществлял командный пункт авиации, развернутый при штабе 40-й А.

Подвоз материальных средств для обеспечения жизни и деятельности ОКСВ в основном производился автомобильным транспортом. Для этой цели было задействовано 96 ротных автомобильных колонн. Ежедневно в пути находилось 1,5-2 тыс. автомобилей. Для управления всеми автомобильными перевозками на территории Афганистана при штабе тыла 40-й А был создан Центральный диспетчерский пункт (ЦДП) и две его оперативные группы - "Саланг" и в Шинданде. ЦДП подчинялись диспетчерские пункты и диспетчерские посты на маршрутах. Ядром ЦДП была группа боевого управления.

Все эти органы и группы управления тесно взаимодействовали с ЦБУ армии и в установленные сроки информировали его об обстановке в сфере своей ответственности и о принятых решениях и мерах.

Особенностью управления собственно боевыми действиями в Афганистане было то, что руководили подразделениями, ведущими бой, не штатные органы соединений и частей, а специально назначаемые оперативные группы. Это было связано с тем, что, как правило, дивизии и полки выполняли сразу несколько различных задач, каждая из которых требовала непрерывного и твердого управления.

С 1981 г. руководители операций и группы управления в армии, дивизиях и полках стали отдаваться специальными приказами заранее, на весь год, с персональным перечислением всего состава групп. Офицеры четко знали, кто в какую группу входит, кто руководитель и когда та или иная группа будет управлять боевыми действиями. Руководителями операций согласно этим приказам определялись командующий армией, командиры дивизий, бригад, полков, начальники штабов, заместители командующего, а также заместители начальника штаба армии.

Группы управления проводили занятия по боевому слаживанию и вместе с руководителем операции составляли готовые в любое время к действиям аппараты управления. Они сами разрабатывали каждую операцию, которой должны были управлять, на основе решения своего руководителя и принимали участие в подготовке выделенных для ее проведения войск. Группы управления несли полную ответственность за подготовку и проведение той или иной операции.

Наиболее сложными и масштабными операциями руководил командующий армией со своей группой управления. Руководитель операции управлял боевыми действиями с подвижного командного пункта на бронебазе. В связи с особыми условиями боевых действий в Афганистане и малочисленностью групп управления, другие пункты управления, как правило, не развертывались. Все офицеры, занятые управлением и обеспечением боевых действий, располагались совместно с руководителем операции на одном пункте управления, использовали единый узел связи, находились под единой охраной. Основу подвижного командного пункта, как и стационарного, составлял ЦБУ.

Подвижные командные пункты всех инстанций размещались вблизи района боевых действий и перемещались, как правило, один раз в сутки.

Управление войсками осуществлялось только с места. Попытки управлять подразделениями в движении из-за особых условий распространения радиоволн в горах большей частью были безуспешными.

При выборе места расположения командного пункта главное внимание обращалось не на условия визуального наблюдения за действиями войск, а на возможность поддержания непрерывной устойчивой связи с подразделениями, ведущими бой, авиацией и вышестоящими органами управления. В связи с этим командные пункты располагались на господствующих высотах, а при невозможности - в створе с ущельями, по которым продвигались подразделения.

Если войска действовали по расходящимся ущельям, то КП развертывался на стыке ущелий. В извилистых ущельях приходилось местоположение КП менять чаще, чтобы не потерять связь на участках, прикрытых горными массивами. При этом руководитель операции стремился каждое новое положение КП выбирать на изломе ущелья.

Обстановка иногда вынуждала руководителя операции выдвигаться на командный пункт подчиненной инстанции со своими средствами связи и небольшой группой управления. Так в необходимых случаях возникал передовой командный пункт.

Несмотря на то, что запасные командные пункты не создавались, принцип непрерывности управления строго соблюдался. Это достигалось за счет передачи управления при перемещениях командных пунктов на стационарные пункты управления или на командные пункты подчиненных инстанций. На период перемещения КП руководителя операции эти командные пункты выступали в роли своеобразных ЗКП.

Управление боевыми действиями авиации осуществлялось со стационарных командных пунктов ВВС армии и авиационных частей и с пункта управления оперативной группы ВВС при руководителе операции, а также группами боевого управления (ГБУ) и авианаводчиками. Поскольку войска в большинстве случаев вели боевые действия усиленными батальонами в отдельных районах, а на некоторых направлениях и ротами, потребовалось обеспечить связь с авиацией непосредственно их командирам. Эта проблема была решена за счет выделения авианаводчиков с радиостанциями в роты и батальоны.

После завершения боевых действий и возвращения участвовавших в них войск в пункты дислокации руководители операций по каждой из них составляли подробные отчеты, которые вместе с планами операций направлялись в штабы 40-й А и Туркестанского военного округа.

Опыт боевой деятельности советских войск в Афганистане показал необходимость определенной децентрализации управления войсками, что в конкретных условиях Афганистана делало его более гибким без нарушения общих принципов управления.

ОПЕРАТИВНЫЕ ГРУППЫ МИНОБОРОНЫ, ГЕНШТАБА И ТуркВО

Периодически в Афганистане работали оперативные группы Министерства обороны и Генерального штаба. Первая такая оперативная группа прибыла в Кабул по согласованию с руководством Афганистана еще 23 декабря 1979 г. Она была сформирована за счет офицеров штаба ВДВ. Возглавлял ее заместитель командующего ВДВ генерал-лейтенант Н. H. Гуськов. Оперативная группа ВДВ провела рекогносцировку районов размещения 103-й вдд и 345-го опдп в Кабуле и Баграме и маршрутов выхода подразделений после высадки к назначенным им районам. С 28 декабря она осуществляла управление и частями 108-й мсд, так как управление 40-й А было введено на территорию Афганистана в первых числах января 1980 г. Одновременно с ним по решению советского политического руководства в Афганистан вошла оперативная группа министерства обороны СССР во главе с Маршалом Советского Союза С. Л. Соколовым. С этого времени оперативная группа ВДВ была упразднена.

Первая оперативная группа министерства обороны СССР проработала в Афганистане 10 месяцев и в ноябре 1980 г. возвратилась в Москву. В последующем она периодически выезжала в Афганистан на срок от полутора до шести месяцев. До конца 1984 г. ее неизменно возглавлял Маршал Советского Союза С. Л. Соколов, а затем - заместитель начальника Генерального штаба генерал армии В. И. Варенников. Последний раз оперативная группа министерства обороны СССР прибыла в Кабул 2 января 1987 г. и покинула его 14 февраля 1989 г.

Почти постоянное присутствие оперативной группы министерства обороны СССР в Афганистане было вынужденной мерой. Оно вызывалось следующими обстоятельствами.

1. Обстановка в этой стране требовала согласования и координации усилий всех советских представителей посольства, партийных советников, советнических аппаратов, представительств КГБ и МВД СССР, советников и специалистов в экономических ведомствах РА, командования 40-й А, и др. по созданию условий для стабилизации положения в стране. К сожалению, фактически никакой координации, а зачастую и простого взаимодействия между представителями советских ведомств в Афганистане не было. Все они действовали разрозненно, по указаниям своего московского руководства, что не позволяло добиться необходимых результатов. Достаточно авторитетного общего руководителя всеми советскими представительствами, наделенного соответствующими полномочиями не было до самого конца кампании.

2. Боевые действия на территории Афганистана против отрядов и групп вооруженной оппозиции вели советские войска, соединения и части афганской армии, оперативные части МВД и МГБ Афганистана. В интересах достижения большего эффекта необходимо было согласовывать усилия всех этих сил. По идее, это мог бы осуществлять главный военный советник в Афганистане. Однако ему не была подчинена 40-я А. Представительства КГБ и МВД СССР и их руководители в Москве вообще считали его только советником министра обороны Афганистана.

3. Подавляющее большинство вопросов в Афганистане, в том числе и военных, требовало решений высшего руководства Афганистана и НДПА, решений Бабрака Кармаля как Генерального секретаря ЦК НДПА и Председателя Ревсовета Афганистана. Фактически же право выхода на столь высокий уровень афганского руководства имел только советский посол, который был связан условностями дипломатического этикета. Это значительно затрудняло работу.

Была еще одна причина направления оперативных групп министерства обороны СССР в Афганистан (до конца 1984 г.). Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Д. Ф. Устинов не до конца верил в способность командования 40-й А и ТуркВО должным образом организовать боевую деятельность ОКСВ. Он считал, что в Афганистане необходим толкач, роль которого Устинов Д. Ф. отводил оперативной группе. В связи с такими представлениями министра обороны CCCP оперативная группа зачастую вынуждена была вмешиваться в боевую деятельность ОКСВ, в непосредственное управление войсками. Например, ежедневное рассмотрение поступавшей разведывательной информации с участием представителей различных видов разведки осуществлялось в оперативной группе. Там же принимались решения на реализацию разведывательной информации. Командующий 40-й А получал уже готовое решение на применение сил и средств своей армии, подписанное руководителем оперативной группы. В оперативной группе проходили ежедневные координационные совещания. Были даже попытки руководить конкретными операциями силами оперативной группы.

Особенностью работы последней оперативной группы было то, что она совершенно не вмешивалась в деятельность командующего и штаба 40-й А, командиров всех степеней, не подменяла их, не ограничивала самостоятельности в принятии решений и претворении их в жизнь. Вместе с тем через оперативную группу командующий и штаб армии имели выход непосредственно на центральные планирующие и довольствующие органы министерства обороны СССР, что позволяло более оперативно решать все вопросы боевой деятельности и всестороннего обеспечения соединений и частей.

Достойно сожаления, что советское руководство не прислушалось к предложениям министерства обороны СССР и не назначило в Афганистан своего полномочного представителя еще в 1980 г.

В связи с тем, что оперативная группа министерства обороны СССР до конца 1986 г. находилась в Афганистане периодически, начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза С. Ф. Ахромеев по согласованию с министром обороны СССР Маршалом Советского Союза С. Л. Соколовым в марте 1985 г. учредил и направил в Афганистан штатную группу представителей Генерального штаба с постоянным местом ее дислокации в Кабуле. Группу возглавлял генерал для особых поручений начальника Генерального штаба. Эта группа по аналогии с такими же группами, действовавшими в войсках во время Великой Отечественной войны, была создана в целях:

осуществления непосредственной проверки на местах выполнения штабами и войсками, советскими военными советниками при соединениях и частях армии Афганистана директив и приказов министра обороны СССР, начальника Генерального штаба по подготовке, ведению боевых действий и всестороннему их обеспечению, а также приказов и директив главнокомандующего войсками Южного направления, командующего войсками ТуркВО и 40-й А, Главного военного советника в РА;

обеспечения Генерального штаба ВС СССР своевременной и точной информацией о подготовке и ведении боевых действий;

оказания помощи штабам и войскам 40 армии и советникам в ВС РА в организации мероприятий по обеспечению выполнения стоящих боевых задач;

осуществления контроля и содействия в согласовании между командованием ОКСВ и аппаратом Главного военного советника в РА вопросов, касающихся их деятельности в интересах выполнения ими совместных боевых задач;

изучения опыта боевых действий в Афганистане, способов применения новых средств вооруженной борьбы и тактических приемов, методов управления в бою в особых условиях РА советскими и афганскими войсками.

Во время пребывания в Афганистане оперативной группы министерства обороны группа представителей Генерального штаба входила в ее состав и работала по плану руководителя оперативной группы МО СССР.

Следует отметить, что и командующим войсками ТуркВО в Афганистан направлялась своя оперативная группа. Она была незначительной по составу и работала только в войсках 40-й А, оказывая помощь ее командованию. Эта оперативная группа не могла выходить на афганскую сторону с предложениями и пожеланиями, а также на советского посла и других советских представителей. Она занималась только вопросами боевой подготовки и боевой деятельности армии, а ее руководитель зачастую руководил боевыми действиями частей и подразделений армии по плану командующего ОКСВ.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Dvu.ru-shnik » 23 авг 2013, 21:26

Что за напасть такая - стоит на пол-дня отойти, как уже насорено и намусорено....
Наш народ не сотрёшь в порошок,
Его можно стереть только в порох

(Ильяс Аутов)
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 7996
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Палестинский Казак » 23 авг 2013, 23:57

Прочёл уВСЁ:-))))
Цимус от БД в Афгане:
1. Выросло кол-во подразделений связи на порядок!!
2.Усиление средств РЭБ практически в ДВА раза
3.Возросла потребность в спецбатальонах на порядок!
4.Возросла потребность в ремонтных и автомобильных батальонах в ДВА раза
Вот вам и Юрьев день! Хотя БД вели с иррегулярной армией....
Всякие жёсткие оргштатные структуры хороши в мирное время, а во время БД должны подстраиваться под конкретный театр военный действий. Как-то так.
Палестинский Казак
 
Сообщения: 1397
Зарегистрирован: 24 май 2012, 03:53
Откуда: родился в Новороссии, служил в ГСВГ - Baumwolle

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Палестинский Казак » 24 авг 2013, 12:47

Ещё вспомнил.
Применение авиации свелось к штурмовикам.
Истребители-бомбардировщики не оправдали надежд, как впрочем и бомбардировщики.
Пока бомбометание шло с малых высот эффект ещё был, но с появлением ПЗРК всё изменилось. Истребитель-бомбардировщик (МИГ-27) залезал на высоту более 3500м и свободное бомбометание давало результат два лаптя по карте.
Применялись даже ТУ-16, которые осуществляли ковровое бомбометание. Участие принимал в ковровых бомбёжках одиозный Дудаев... Результат - потери среди мирного населения и разрушения кишлаков, хотя провести грань между мирным и не мирным населением в Афгане было архи сложно. Вообщем, замяли это дело.
И, дебютировал СУ-25 и его старший брат МИ-24, на которых и легла вся боевая работа А также очень эффективно сработал ИЛ-28Ш, которых было всего9- 10 машин!!!
Палестинский Казак
 
Сообщения: 1397
Зарегистрирован: 24 май 2012, 03:53
Откуда: родился в Новороссии, служил в ГСВГ - Baumwolle

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 25 авг 2013, 02:35

Антон Николаевич Михайлов - старший лейтенант запаса
За все отвечает комбат



Концепция перспективных подразделений, частей и соединений в звене батальон–бригада

В последние годы мы наблюдаем череду реформ структуры Сухопутных войск в бригадном звене (ранее звено полк–дивизия). При этом практически нигде не встречаются какие-либо развернутые обоснования проводимых реформ. Странным выглядит и факт, что изменения верхних уровней армейской структуры практически не затронули батальонного звена. В статье рассматриваются пути повышения возможностей мотострелковых подразделений, частей и соединений Сухопутных войск в звене батальон–бригада. Обоснована концепция их альтернативной структуры и оснащения.

РАЗНОРОДНАЯ ВОИНСКАЯ ЧАСТЬ

По опыту локальных войн управление должно быть децентрализовано в пользу тактических подразделений размером усиленная рота – усиленный батальон, состоящих не только из пехотных и бронетанковых, но и из артиллерийских и инженерных подразделений, а также подразделений тылового обеспечения. В войне с превосходящим противником чрезмерная опора на глубокий тыл вызывала бы перегруженность и уязвимость коммуникаций и практическую блокаду фронта, главным образом первого эшелона. Поэтому необходимо усилить подразделения обеспечения в батальоне.

Первоочередным фактором успеха на войне является скрытность маневра. Однако в связи с появлением на поле боя современных средств разведки наибольшим скрытно маневрирующим подразделением становится рота.

Таким образом, на современном поле боя требуются высокоавтономные ротные тактические группы, формируемые на основе мотострелковых рот. Следуя этой тенденции, батальон будет постепенно превращаться в разнородную воинскую часть, уступая место основного тактического подразделения роте. Участие командира батальона в управлении боем снизится, поэтому целесообразно увеличить количество мотострелковых рот в батальоне до четырех.

Для сохранения маневренных свойств ротных тактических групп и батальона в целом все образцы бронетехники батальона необходимо разрабатывать на единой базе.

ИНЖЕНЕРНОЕ И ТЫЛОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

Современная война характерна возрастанием объема инженерно-саперных задач на уровне тактических подразделений. По опыту локальных войн подразделения в первом эшелоне часто подводило отсутствие достаточного количества инженерной техники, в особенности бульдозеров и землеройных машин, ибо нередко позиции удерживались несколько дней, за которые невозможно было подтянуть технику из тыла, но именно в этот период войска несли наибольшие потери. С массовым распространением кассетных боеприпасов эта проблема еще более обостряется. То же самое происходило и с преодолением природных и искусственных преград, так как танковых мостоукладчиков в первом эшелоне не хватало. Придание инженерных средств подразделениям под каждую задачу требует больших затрат времени, поэтому целесообразно включить саперное подразделение в состав батальона. В то же время, учитывая сложность и разнообразие инженерно-саперных средств, их эффективное применение и организация подготовки саперов требуют создания достаточно большого подразделения, состоящего из нескольких взводов: инженерно-саперного взвода, взвода минирования, взвода перевозки инженерного оборудования и боеприпасов, инженерно-технического взвода, инженерно-дорожного взвода.

В инженерно-саперный взвод целесообразно включить отделение разминирования, отделение управляемых мин, инженерно-саперное отделение общего назначения. Взвод необходим для создания управляемых минно-взрывных заграждений (совместно со взводом минирования), ведения инженерной разведки и проделывания проходов в заграждениях противника. Он должен быть оснащен средствами разминирования (включая машины дистанционного разминирования), минно-взрывными и другими средствами. Взвод должен заниматься и обучением военнослужащих обычных мотострелковых подразделений основам минно-взрывного дела в отношении установки и обезвреживания всех видов минно-взрывных средств.

Взвод минирования должен быть оснащен минными заградителями и средствами дистанционного минирования на базе основной техники батальона. Взвод необходим для создания минно-взрывных заграждений, которые (по опыту локальных войн) для обороняющейся стороны являются одним из основных средств поражения противника.

Взвод перевозки должен быть оснащен тралами и другим навесным оборудованием для танков и БМП, грузовыми машинами и машинами с подъемным оборудованием. Эти машины могли бы применяться и для других транспортных и погрузочно-разгрузочных задач, прежде всего для подвоза боеприпасов.

В инженерно-технический взвод целесообразно включить отделение полевого водоснабжения, отделения полевого электроснабжения, отделение землеройных машин (две землеройные машины). Обеспечение личного состава водой зачастую становится значительной проблемой на войне. Характерно, что в Чечне в засады часто попадали именно колонны, перевозящие воду, так как они вынуждены были совершать регулярные рейсы к месту добычи и очистки воды. Наличие инженерно-технического взвода значительно повысит автономность и возможности батальона по созданию оборонительных и иных сооружений.

В инженерно-дорожный взвод целесообразно включить отделение танковых мостоукладчиков с двумя танковыми мостоукладчиками либо отделение легких сборных мостов (для легких колесных батальонов), отделение разграждения (оснащенное путепрокладчиком и машиной инженерного разграждения). С такой техникой батальон сможет во многих случаях действовать на сложной местности и в условиях заграждений без дополнительного инженерного усиления.

Учитывая тесную взаимосвязь инженерных задач и задач по устройству тыла, целесообразно, чтобы инженерные подразделения были подчинены начальнику тыла батальона. Ему же будут подчинены взвод обеспечения, ремонтно-эвакуационный и медицинский взводы. Логично в таком случае создать единую роту инженерного и тылового обеспечения. В то же время, учитывая связь задач разведки и инженерно-саперного взвода, а также взвода минирования, их целесообразно передать в разведывательное подразделение батальона.

Медицинский взвод должен быть оптимизирован больше для эвакуации раненых и больных в тыл, нежели для их лечения. Главным показателем его работы должно стать время от поступления информации о ранении военнослужащего до времени передачи этого военнослужащего в полевой госпиталь.

Поскольку численность личного состава и количество разнообразной техники и вооружения в батальоне увеличится, то и возможности взвода обеспечения должны быть расширены. В частности, взвод должен обладать двойным комплектом батальонного продовольственного пункта, что позволит организовать продовольственное обеспечение при выдвижении батальона двумя походными колоннами или двумя воинскими эшелонами. Должны быть значительно повышены возможности по подвозу горюче-смазочных материалов. Функцию подвоза боеприпасов целесообразно передать взводу перевозки инженерного оборудования и боеприпасов.

РАЗВЕДКА

Характерные для современных войн повышение скоротечности и уменьшение масштабов локализации боев требуют принятия самостоятельных решений на все более низких уровнях управления. Понятно, что степени самостоятельности решений должен соответствовать уровень информированности. Это заставляет задуматься о создании в батальоне разведроты. Ее состав может быть следующий: снайперско-рекогносцировочный взвод, взвод разведывательных машин, взвод беспилотных летательных аппаратов, взвод специального назначения, инженерно-саперный взвод, взвод минирования.

Командир снайперско-рекогносцировочного взвода может быть начальником всех снайперов батальона, что позволит организовать полноценную подготовку снайперов стрелковых отделений. В условиях усложняющихся конструкций оружия и приспособлений к нему в батальоне необходимо отделение контроля и техобслуживания стрелкового оружия, которое целесообразно ввести в структуру снайперского взвода. Взвод мог бы быть «базой» обучения и проверки знаний всех военнослужащих батальона в стрелковом деле, при этом вести отбор хороших снайперов, а также контролировать техническое состояние стрелкового вооружения.

Взвод разведывательных машин может включать несколько (3–6) бронированных машин на базе основной техники батальона, оснащенных комплексами технических средств разведки: оптической, тепловой (инфракрасной), сейсмоакустической, радиолокационной, координатной радиотехнической. Основной задачей взвода будет выдача точных координат целей для организации огневого поражения противника. Таким образом, эти машины будут выполнять функцию подвижных передовых наблюдательных пунктов.

Во взводе БПЛА необходимо наличие не менее четырех БПЛА со временем полета не менее двух часов и гарантированным радиусом действия не менее 15 км при возможности управления ими с пункта управления на марше.

Взвод специального назначения необходим для проведения разведывательных, штурмовых и специальных действий, организации засад, налетов и вылазок. Роль этих задач по опыту локальных войн многократно возросла, и специализированное на них подразделение в батальоне необходимо.

АРТИЛЛЕРИЙСКАЯ ПОДДЕРЖКА

В современной войне значительно возросла роль артиллерийских средств огневой поддержки. В то же время обеспеченность мотострелковых батальонов поддержкой артиллерийских дивизионов при переходе к бригадной структуре снизилась (из-за «выпадения» артиллерии уровня дивизии), а значит, необходимо усилить артиллерийскую составляющую самого мотострелкового батальона. Целесообразно в батальоне вместо транспортируемых и переносных минометов иметь однотипные САУ калибра 120 мм. В связи с широким кругом одновременно выполняемых задач различного масштаба в артиллерийскую батарею батальона следует включить два взвода по четыре САУ. Такая организация позволит (при необходимости) вести огонь полувзводами (по две САУ). Отсутствие легких минометов компенсируется высокой мобильностью и готовностью к открытию огня, а унификация калибра улучшит управление огнем и снабжение боеприпасами.

Учитывая исключительно высокую оценку эффективности применения тяжелых огнеметных систем (ТОС) целесообразно включить в артиллерийскую батарею четыре машины, сведенные во взвод. Относить ТОС к бригадной артиллерии нецелесообразно из-за недостаточной дальности огня.

Очевидно, что у командира батальона должен быть собственный мобильный противотанковый резерв. Таким резервом может быть взвод самоходных ПТРК (четыре машины). Для лучшей координации с артиллерией целесообразно включить взвод ПТРК в артиллерийскую батарею. Система управления огнем должна обеспечивать пуск ПТУР по целям вне зоны видимости за счет наведения ракеты по телевизионному каналу. Предварительные данные о цели могут быть получены от передового наблюдателя, БПЛА или других средств разведки. Таким образом, данный ПТРК должен выполнять функции комплекса управляемого ракетного оружия батальонного уровня.

Для эффективного контроля стрельбы может быть недостаточно возможностей наземных корректировщиков и даже БПЛА, использование которых может быть исключено при сильной ПВО противника. Поэтому необходимо оснастить батарею радиолокационными (в качестве основных) и звуковыми (в качестве дублирующих) средствами артиллерийской разведки и контроля стрельбы. Эти средства должны обеспечивать разведку и контроль результатов стрельбы на дальности до 15–20 км. Таким образом, необходим взвод артиллерийской разведки, включающий (по крайней мере) отделение радиолокационной разведки и отделение звуковой разведки.

Большая война будущего будет характеризоваться широчайшим применением противником авиационного высокоточного оружия, БПЛА и вертолетов. Батальон, учитывая повышенную автономность в составе бригады и широкий размах района действий, должен обладать собственными сильными средствами ПВО, включающими как самоходные ЗРПК, так и ПЗРК. Предлагаю включить в состав роты ПВО два взвода ЗРПК (по четыре машины) и два взвода ПЗРК (по две БМП и 6–8 расчетов ПЗРК каждый). При необходимости каждой мотострелковой роте можно будет придать полувзвод ПЗРК (три-четыре расчета на БМП) и полувзвод самоходных комплексов ПВО (два ЗРПК).

СВЯЗЬ И УПРАВЛЕНИЕ

В военное время в батальоне необходимо будет развернуть несколько подсистем связи и управления (командира, начальника артиллерии, начальника тыла, начальника ПВО, начальника разведки). Целесообразно поручить развертывание и поддержание этих подсистем не разрозненным подразделениям в составе соответствующих рот, а единой структуре – роте связи и управления. В состав роты связи и управления помимо взвода управления и взвода связи следует включить взвод охраны, чтобы не отвлекать мотострелковые и другие подразделения от их основных задач.

Одной из главных задач взвода управления будет обеспечение работы средств автоматизированной системы управления войсками (АСУВ) и сопряженной с ней системы навигационно-топогеодезического обеспечения. Целесообразно в состав взвода включить отделение обслуживания АСУВ, отделение топогеодезического и навигационного обеспечения, а также отделения машин управления. Первые два отделения, разумеется, должны комплектоваться не обычными солдатами, а техническими специалистами с соответствующим образованием (желательно высшим).

Взвод связи должен быть оснащен современными цифровыми автоматическими телефонными станциями для защищенной телефонной сети на несколько десятков абонентов, комплектом переносных ранцевых радиостанций, комплектами оборудования для подключения к опорным сетям через проводные, спутниковые, радиорелейные и другие каналы связи, средствами диагностики и ремонта и другим оборудованием.

Помимо радиосети на уровне батальона может быть необходимо развертывание абонентской сети защищенной связи с возможностью интеграции в сети связи более высоких уровней. Для ее организации необходимы две компактные цифровые мини-АТС (основная и дублирующая) емкостью до 64 абонентов.

Специализированный взвод охраны предназначен прежде всего для охраны командного пункта батальона. Взвод охраны не предназначен для маневренных действий и может быть более «тяжелым», чем мотострелковый. В состав его вооружения целесообразно включить крупнокалиберные станковые пулеметы, а также технические средства охраны. Взвод охраны может включать следующие отделения: два-три патрульно-караульных, техническое, пулеметное.

Итак, в состав перспективного батальона войдут:

– четыре мотострелковые роты (по три бронетанковых и три мотострелковых взвода);

– разведывательная рота (снайперско-рекогносцировочный взвод, взвод разведывательных машин, взвод беспилотных летательных аппаратов, взвод специального назначения, инженерно-саперный взвод, взвод минирования);

– артиллерийская батарея (два взвода САУ, взвод ТОС, взвод самоходных ПТРК, взвод артиллерийской разведки);

– рота ПВО (два взвода ЗРПК, два взвода ПЗРК);

– рота инженерного и тылового обеспечения (инженерно-технический взвод, инженерно-дорожный взвод, взвод перевозки инженерного оборудования и боеприпасов, взвод обеспечения, ремонтно-эвакуационный взвод, медицинский взвод);

– рота управления и связи (взвод управления, взвод связи, взвод охраны).

Численность такого батальона составит около 800 человек. В «тяжелом» батальоне на вооружении будут состоять не менее 28 БМП, 24 танка, 4 самоходных ПТРК, 8 САУ калибра 120 мм и 4 ТОС. Для организации ПВО в батальоне будут 8 ЗРПК и 8 ПЗРК, а также более 50 автоматических пушек на БМП и более 50 многоцелевых ПТРК на танках и БМП.

Батальон сможет собственными средствами вести разведку в оптическом, инфракрасном, радиолокационном, звуковом диапазоне на дальности не менее 15 км, а автоматизированная система управления обеспечит автоматизированную выдачу целеуказаний и подготовку к стрельбе. Благодаря собственным средствам инженерного и тылового обеспечения такой батальон сможет длительное время действовать без средств усиления в отрыве от основных сил.

Перспективная структура бригады

СКОЛЬКО БАТАЛЬОНОВ ДОЛЖНО БЫТЬ В БРИГАДЕ?

Переход к бригадной структуре позволил избавиться от излишнего количества управленческих звеньев что, безусловно, является прогрессивным шагом. Однако непонятно, почему количество мотострелковых и танковых батальонов в таком соединении (части) не увеличилось по сравнению с прежней структурой полка. В большой войне недостаточные возможности бригады потребуют создания промежуточного уровня управления между ними и оперативными командованиями, то есть воссоздания дивизий под новой вывеской.

Для устранения этого недостатка количество мотострелковых батальонов в бригаде должно быть увеличено до количества, промежуточного между полком и дивизией. При нынешних батальонах это, конечно, слишком усложнило бы управление, но в структуре с перспективными батальонами повышенной самостоятельности эта проблема решаема.

Для повышения маневренных возможностей бригады, все бронированные и небронированные машины в ней должны быть унифицированы по колее. Установки самоходной артиллерии, машины подразделений тылового обеспечения и другая техника в тяжелых и легких гусеничных бригадах должна быть на гусеничной базе, а в легких колесных бригадах – на колесной базе (например, на грузовых автомобилях, бронеавтомобилях и бронетранспортерах). На мой взгляд, оптимальным было бы включить в состав «тяжелой» бригады пять «тяжелых» мотострелковых батальонов (как универсальное средство) и один танковый (больше не нужно, так как мотострелковые батальоны и без того будут наполовину танковыми). В состав «легкой бригады» – шесть легких батальонов на одном типе техники. Мы получили бы три типа бригад для действий преимущественно на соответствующих типах местности: «тяжелые» – для открытой местности, «легкие колесные» – для населенных пунктов и «легкие гусеничные» – для труднопроходимой местности.

В современной войне результативное дистанционное огневое поражение противника является практически необходимой основой для активных действий общевойсковых группировок. В большой войне Сухопутные войска не могут в полной мере рассчитывать на поддержку своей авиации, так как она будет либо уничтожена, либо будет выполнять задачи по ПВО и нанесению ударов по объектам в оперативной глубине противника. Вся тяжесть ответственности за огневое поражение противника в интересах Сухопутных войск ляжет на артиллерию. Поэтому необходимо, не делая ложных выводов из опыта войн в условиях господства в воздухе, значительно усилить и артиллерийскую составляющую в бригаде.

Целесообразно увеличить количество дивизионов самоходных гаубиц до трех, реактивных артиллерийских дивизионов – до двух и включить в структуру дивизион ракетных комплексов бригадного уровня (класса комплексов управляемого ракетного оружия «Гермес»). Только при таком количестве огневых подразделений группа планирования огневого поражения в бригаде превратится из бюрократической надстройки над дивизионами в малый штаб планирования огневого поражения под управлением начальника артиллерии бригады. Такой штаб должен полностью отвечать и за организацию взаимодействия с авиацией, ему должна быть предоставлена максимальная самостоятельность в принятии решений, чтобы максимально разгрузить основной штаб бригады от несвойственных задач.

Артиллерийский дивизион должен штатно включать мотострелковую роту (для наземной обороны позиций) и роту ПВО. Необходима артиллерийскому дивизиону и рота саперов (с техникой для строительства укрытий и для устройства дорог). При нахождении в лесу одной из самых необходимых вещей в артиллерии является бензопила. Основные же огневые средства дивизионов в современных условиях, требующих децентрализованных действий, целесообразно структурировать в две батареи по два взвода по четыре установки каждый. Причем должны быть и штатные полувзвода по две установки, что позволит максимально гибко организовать огневую поддержку мотострелковых подразделений.

Кроме того, в бригаде должны быть следующие батальоны (дивизионы): разведки и РЭБ, ПВО стационарных объектов, ПВО подвижных объектов, инженерно-саперный и штабной. Под штабным батальоном я понимаю подразделение связи и управления с собственными инженерными и другими средствами, способное самостоятельно обеспечить развертывание, работу, охрану и оборону (а отчасти и ПВО) основного и запасного командных пунктов и узлов связи бригадного уровня. Такая бригада по структуре стала бы ближе к проверенным войной структурам группировок наших войск, действовавшим в Чечне, но с учетом возможности войны с равным или превосходящим противником.

Необходимо в бригаде и подразделение многоцелевых вертолетов. Вертолеты в современной войне нужны подразделениям разведки, РЭБ, инженерно-саперных войск, могут использоваться для высадки мотострелковых подразделений в тактических десантах и решения многих других задач. Отсутствие многоцелевых вертолетов на уровне бригады крайне затруднит координацию с ними, однако техническое обслуживание и ремонт бригадных вертолетов необходимо организовать на уровне технических служб оперативных и оперативно-стратегических командований.

По опыту локальных войн инженерно-саперное обеспечение войск должно быть усилено на всех структурных уровнях. Инженерно-саперный батальон, на основе которого будут формироваться группы устройства заграждений, часто ведущие практически самостоятельно боевые действия, должен состоять не только из саперов, но и из пехоты с противотанковыми и зенитными средствами, иметь технику повышенной проходимости. Как для использования различных зажигательных и дымовых средств, так и для борьбы с ними целесообразно включить в саперный батальон и роту РХБЗ.

Задачи РЭБ зачастую неотделимы от задач разведки и поэтому должны быть сосредоточены в единой структуре, батальоне технической разведки и РЭБ. В батальон целесообразно включить две-три роты БПЛА, роту радиолокационной и звукометрической артиллерийской разведки, роту радиотехнической разведки и РЭБ, роту разведывательных машин, роты боевого и тылового обеспечения (ПВО, инженерно-тыловая, наземной обороны). Необходимость в нескольких ротах БПЛА обусловлена необходимостью большого количества БПЛА не менее чем двух типов.

По опыту локальных войн главная тяжесть борьбы с диверсантами лежит на командованиях уровня бригад. Необходимы бригадам и собственные разведывательно-диверсионные отряды, поэтому именно на уровне бригады должен быть специальный батальон, объединяющий в себе функции разведывательно-диверсионных подразделений с функциями борьбы с диверсионно-разведывательными группами противника. В составе батальона необходим и отдел контрразведки и антитеррора с несколькими оперативными работниками.

Для координации действий батальона технической разведки и специального батальона требуется начальник разведки в статусе заместителя командира бригады, у которого должен быть свой малый штаб планирования разведывательных операций и обработки разведданных.

НЕ ПУТАТЬ КОМАНДИРА С МЕНЕДЖЕРОМ

Разумеется, при такой структуре бригада не должна быть воинской частью (административно-хозяйственной единицей). Штаб бригады должен быть сосредоточен на руководстве боем, а не на решении административно-хозяйственных задач. Таким образом, бригада должна быть соединением, а батальон – воинской частью.

Даже тыловые подразделения в структуру на уровне бригады включать нецелесообразно. Кроме того, наличие бригадных тыловых служб приведет к размещению крупных стационарных складов в полосе ближе 30 км от фронта, что при применении противником современной артиллерии (не говоря уже о ракетных комплексах) означает их заведомое уничтожение. Задачи снабжения должны решаться напрямую между батальонами и тыловыми службами оперативно-стратегических (а в военное время оперативных) командований. В такой организации тыла не будет ничего сверхъестественного, если автоматизировать и оптимизировать управление тылом на верхних уровнях, а именно:

– создать и внедрить в работу тыловых служб единый классификатор предметов снабжения;

– автоматизировать управление военной логистикой, внедрив штрих-кодирование и автоматизированное отслеживание движения предметов снабжения и их партий, что в гражданской логистике стало уже абсолютным правилом;

– исключить обратные грузовые потоки, в частности сделать правилом передачу заменяемых неприкосновенных запасов на текущее снабжение той же части вместо бессмысленной сдачи на вышестоящий склад;

– внедрить единую систему автоматизированного управления транспортными потоками тыловых служб, интегрированную с ГЛОНАСС;

– уже в мирное время подготовить к развертыванию разветвленную сеть складов, ремонтных баз, госпиталей и других элементов тыла оперативных командований; отработать их взаимодействие напрямую с тыловыми службами батальонов (дивизионов).

На уровне бригады не может быть и полноценных технических служб. Вопросы технического обслуживания и ремонта должны решаться заместителями по вооружению командиров батальонов (дивизионов) напрямую с техническими службами оперативных (оперативно-стратегических) командований. Таким образом, будет устранен и ненужный передаточный уровень заместителей командиров бригад по вооружению.

Командир бригады должен отвечать прежде всего за боевые действия, а не за повседневную деятельность войск. Поэтому ему нужны заместители не чисто функциональные (по воспитательной работе, по вооружению), а линейно-функциональные: начальник штаба, начальник мотострелковых подразделений, начальник артиллерии, начальник ПВО, начальник разведки, начальник инженерно-саперных подразделений, начальник бригадной авиации. Наличие мощного штаба бригады позволит выделить каждому из данных начальников специализированную группу планирования (малый штаб). Малый штаб должен будет взять на себя планирование действий батальонов (дивизионов), подчиненных соответствующему начальнику. Таким образом, в структуре бригады выделятся четыре нештатные группы (мотострелковая, артиллерийская, разведывательная, ПВО), что фактически уменьшит количество объектов управления у основного штаба бригады до семи.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 25 авг 2013, 02:57

Береговые войска ВМФ

До 1989 года в составе каждого из четырех флотов ВМФ имелось: подводные лодки, надводные корабли, морская авиация, береговые ракетно-артиллерийские войска (БРАВ) и морская пехота (МП). Два последних находились в подчинении единых командиров – начальников БРАВ и МП флотов (в масштабе ВМФ – начальника БРАВ и МП ВМФ). В составе БРАВ на каждом флоте имелось по 3–5 береговых ракетных (ракетно-артиллерийских) частей (отдельный береговой ракетный полк, дивизион), вооруженных противокорабельными крылатыми ракетами (КР) малой дальности стрельбы (до 100 км) – тактического назначения (ТН) и средней дальности (до 300 км) – оперативно-тактического назначения (ОТН). Состоявшие на вооружении БРАВ ракетные комплексы 1970–1980-х годов были для того времени современными по большинству своих тактико-технических характеристик, относились к разряду разведывательно-ударных комплексов (РУК) и отвечали требованиям боевого предназначения БРАВ в ближней и дальней морских зонах.

Морская пехота ВМФ включала на СФ, БФ и ЧФ по одной бригаде, а на ТОФ – дивизию. Такой МП был посилен лишь ограниченный объем боевых задач: высадка в тактических морских десантах (или в одном оперативно-тактическом), оборона с суши не более 2–3 крупных береговых объектов флота, противодесантная оборона 1–2 наиболее десантно-опасных участков морского побережья. В мирное время МП всех флотов постоянно несла боевую службу на десантных кораблях в удаленных районах Мирового океана (Средиземное море, западная Атлантика, Индийский и Тихий океаны).

В 1989 году руководством Минобороны СССР было принято решение об усилении сухопутной компоненты флотов для повышения их боевых возможностей в противодействии амфибийным группировкам ВМС НАТО, в недопущении высадки морских десантов на наше побережье. В состав каждого флота было передано из Сухопутных войск по одной мотострелковой дивизии и одной отдельной артиллерийской бригаде. В дивизиях кроме штатных танкового полка и танковых батальонов в трех мотострелковых полках имелся отдельный танковый батальон пяти-ротного состава в количестве 51 танка (Т-80, Т-72, Т-64, Т-62). Каждая бригада имела в своем составе 120 орудий калибром 152 мм.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 25 авг 2013, 03:39

Купольная концепция Сухопутных войск США
Ведение боевых действий в условиях неопределённости и сложности в эру перманентного конфликта. 2016-2028 годы.

Перед вами – фрагмент американского документа, определяющий военную политику Соединённых Штатов на следующие двадцать лет. Мы предлагаем комментированный перевод Приложения Б, в котором подробно описано, как именно собирается воевать американская армия, и – что не менее важно – против какого противника.

Наставление 525-3-0

Штаб министерства Сухопутных войск,
Командование по обучению и доктрине, Форт-Монро, VA 23651-1047

29 декабря 2009 года

Купольная концепция Сухопутных войск

Ведение боевых действий в условиях неопределённости и сложности в эру перманентного конфликта
2016-2028 годы

Приложение Б

Ключевые необходимые качества

Это приложение содержит описания новых, критичных или особых качеств необходимых для того чтобы сражаться и побеждать в вооружённых конфликтах будущего.

Эти описания нельзя признать исчерпывающими. Качества, перечисленные в «Концептуальной стратегии Сухопутных войск 2005-2008» должны рассматриваться, как необходимые до того момента как они будут рассмотрены с целью установления их соответствия «Купольной концепции Сухопутных войск» и её производным — «Концепции боевого применения Сухопутных войск» и «Концепции функционирования Сухопутных войск».

Общая характеристика всех необходимых качеств перечисляемых ниже это выработка большей приспособляемости и универсальности во всех войсковых звеньях с целью противостояния неопределённости, сложности и изменчивости, которые являются неотъемлемыми элементами вооружённых конфликтов будущего. «Концепция боевого применения Сухопутных войск» и «Концепция функционирования Сухопутных войск» послужат для уточнения приводимых здесь обобщённых описаний необходимых качеств.

Б-1. Боевое управление [2]

А. Управлять директивами[3]. Для реализации всей потенциальной мощи директивного управления в Сухопутных войсках необходим равномерный и универсальный подход в развитии склонности к управлению директивами, согласованными по месту и времени на всех стадиях — от получения до исполнения. Способность к управлению директивами должна позволять командирам всех уровней максимально использовать возможности войск.

Б. Улучшать межвидовую (между видами Вооружённых Сил), межведомственную, межправительственную в рамках международных организаций и межгосударственную (в союзах и альянсах) совместимость. Так как достижение желаемых результатов в сложных условиях требует совместных действий, подразделения, части и соединения Сухопутных войск должны быть совместимы с межвидовыми, межведомственными, межправительственными и межгосударственными группами. Условия боя в будущем потребуют качеств за пределами регулярной подготовки Сухопутных войск, что потребует большего задействования средств других служб. Войска будущего должны иметь расширенный доступ к межвидовым, стратегическим и коалиционным средствам.

В. Учить так как мы будем воевать. Сухопутные войска должны усовершенствовать возможности приспосабливать учебные занятия к изменениям задач, угроз и боевой обстановки с целью гарантировать что индивидуальная и коллективная подготовка воспитывает приспособляемость, инициативу и уверенность. Ведение эффективных децентрализованных боёв потребует высокой степени сплочённости в подразделениях, которая развивается на жёстких, реалистичных учениях и через обмены боевым опытом.

Г. Готовиться к широкомасштабным действиям. Обучение и подготовка к освоению всех видовых, межвидовых и коалиционных возможностей снизит риски. Нацеливая изменения в штатной организации, оснащении и обучении на наиболее вероятные задачи, которые как мы предполагаем придётся выполнять в несколько ближайших лет, жизненно важно для Сухопутных войск сохранить высокий уровень в ведении крупномасштабных операций, особенно это касается развёртывания, марша, тылового обеспечения, командования и контроля, общево йскового боя и освоения межвидовых возможностей.

Д. Руководить с командных пунктов расположенных на переднем крае и оборудованных на базе подвижных средств. Рост космических систем связи (таких как глобальная информационная сеть, LandWarNet, платформы сбора данных, возможности по обобщению и рассылке) изменит способы осуществления командования и контроля в войсках будущего. Сетевые системы должны улучшится в плане совместимости, способствовать синтезу информации в понимание, работать в тяжёлых условиях и в движении, и обеспечивать обмен данными об обстановке на самых низких уровнях. Командиры будущего должны будут иметь возможность руководить боем с соответствующим образом защищённой платформы, находясь на переднем крае. Спутниковая связь на уровне бригадной тактической группы и ниже должна будет обеспечить связь на большие дистанции между всеми типами штабов. Части войск будущего потребуют более надёжной и устойчивой связи на уровне подразделений.

Е. Воевать в условиях нарушения связи. Поскольку «сети» могут быть расшифрованы и стать предметом действий противника, подразделения должны будут действовать в условиях нарушенных сетевых систем. Сети не должны рассматриваться как составляющие боеготовности и как условия успешной работы личного состава, системы огня, охранения или систем передвижения. Уровень понимания необходимый для успешного ведения боя в будущем против враждебных организаций в сложных условиях потребует не только задействования соответствующих технологий и аналитических систем, но также и доступа к соответствующей экспертизе, войсковой разведки осуществляемой личным составом в непосредственном контакте с противником и гражданским населением.

Ж. Применять проектирование и организовывать совместимые процессы проектирования и планирования. Вследствие неопределённости и сложности неотделимых от боевой обстановки будущего будет критично применять проектирование для определения проблем. Вследствие того, что межведомственное, межправительственное и межгосударственное взаимодействие выходит за пределы традиционных военных структур командования и контроля, согласование усилий потребует развития общих и взаимосовместимых проектных и планировочных процессов с целью создания общего понимания обстановки, проблем, стратегических и оперативных целей, а также ролей и обязанностей.

З. Учитывать влияние техники. Вследствие того, что техника оказывающая влияние на движение информации меняется быстро, Сухопутные войска должны непрерывно оценивать какие навыки и возможности требуются для получения, сохранения и использования преимуществ в условиях жёсткого противостояния в киберпространстве и электромагнитном спектре. Чтобы не строить всю конструкцию на одной опоре в войсках должны быть дублированные системы, сохраняющие возможность «пробится» через нарушения и перерывы связи применяя взаимозаменяемые цифровые, аналоговые или ручные средства, методы и пути.

И. Защищать сети Сухопутных войск и атаковать сети противника. Учёт влияния быстрых изменений техники потребует от войск готовности сражаться на возникающем «кибер-электромагнитном поле боя», так как войска всё больше зависят от электромагнитной, компьютерной сети и космических средств, которые всё более взаимоинтегрируются. В боевой обстановке будущего будет важно иметь возможность сохранить свободу действий войск внутри генерированного компьютерами пространства (кибер-пространства). Для того чтобы нанести поражение высококвалифицированным противникам атакующим сети, потребует от наших войск развития соответствующих навыков поражения пунктов управления и сетей. Необязательно вводить такие штатные единицы в структуру Сухопутных войск, так как они обязательно потребуют совместных межвидовых и межведомственных усилий.

К. Снижать перегрузку информацией. Обладание большим объёмом информации не подразумевает большего понимания. Большая информированность не равна большему пониманию, так как значительная часть добываемой в условиях войны информации противоречива или фальшива, а также вследствие естественных ограничений человеческого сознания. Сложность и уникальность различных локальных условий понижает ценность обобщённых данных и оценок, основанных на численных показателях, однако это не освободит нас от необходимости вникать в систематические аспекты вражеских организаций (таких как командование и контроль, тыловое обеспечение, финансирование, информационные операции, методы).

Л. Понимать обстановку. В вооружённом конфликте не получится достичь полного понимания из-за комплексности обстановки и непрерывного взаимодействия с постоянно приспосабливающимися противниками. Понимание противников включает в себя учёт природы и структур их организаций, их идеологической или политической философии, стратегии на которую они ориентируются, источников их силы и их слабых мест. Старшие начальники должны быть обеспечены соответствующими межведомственными возможностям: навыками полицейской работы и уголовных расследований, разведывательным анализом на уровне высших органов государственной власти, финансовой экспертизой и экспертизой в правоохранительной деятельности. Войсковые командиры должны обладать широким кругозором для понимания места своих усилий в общем контексте и должны комфортно себя чувствовать, эффективно взаимодействуя в военно-гражданских группах. Старшие начальники должны определять допущения, исходя из которых они планируют ведение боёв, обращаться за консультациями и включать экспертов в процессы определения проблемных мест и планирования операций, выделять приоритетные темы для разведки, поставить на первый план сбор разведывательной информации, спуская аналитические силы и средства и подготовленную разведывательную информацию на самые низкие уровни, которые только будет возможно, а также направлять постоянное ведение войсковой разведки с целью дальнейшего уточнения обстановки.

М. Постоянно вести войсковую разведку с целью уточнения обстановки. Для достижения уровня понимания обстановки необходимого, чтобы успешно вести бои против постоянно приспосабливающихся организаций в сложных условиях потребуется не только задействование технологий, но и войсковая разведка и обработка разведывательной информации в близком контакте с противником и группами гражданского населения. Противники применят все доступные им средства, чтобы нарушить нашу организацию связи, разведки и наблюдения. Войска будущего должны будут быть способны оценивать обстановку и собирать информацию в ходе непосредственного ведения войсковой разведки личным составом и агентурной разведки (доверенных лиц). Сухопутные войска США должны построить и подготовить войска способные вести эффективную общевойсковую, воздушно-наземную войсковую разведку, знать культурную географию, так же как физическую, создавать и поддерживать сети доверенных лиц.

Н. Добывать информацию боем. Вследствие технических ограничений, контрмер противника, склонности противника действовать в гуще населения, соединения Сухопутных войск должны будут добывать информацию боем и постоянно приспосабливаться к меняющейся обстановке: оценивать обстановку в ходе боя, собирать информацию в ходе непосредственного ведения войсковой разведки личным составом, постоянно вести наблюдение и агентурную разведку.

О. Обеспечить своевременную и точную информацию. Ведения боя в условиях неопределённости потребует от организаций и систем командования и контроля своевременно синтезировать и рассылать информацию, касающуюся подразделений-адресатов, находящихся в непосредственном контакте с противником и гражданским населением. Подразделения должны быть способны одновременно вести бой и докладывать о нём.

Б-2. Марш и манёвр.

А. Переброска войск на выгодные позиции. С конца 1990-х годов основным смыслом переброски сухопутных войск на выгодные позиции как внутри театра военных действий, так и между театрами военных действий было достижение быстроты в широком смысле этого слова. Это требование сохраняется. Тем не менее, продолжительные конфликты потребуют сместить основной акцент с быстрой переброски на обеспечение постоянной возможности манёвра. Следовательно, соединения Сухопутных войск должны одновременно поддерживать транспортабельность и боеспособность, чтобы быть готовыми к широкому спектру угроз в любой части мира, прибывать быстро в готовности оставаться надолго.

Б. Операции по обеспечению и поддержке со значительно удалённых баз. Тыловые части столкнуться с растущим вызовом — бои будут всё более разбросанными в пространстве. В ходе операций больше не будет «безопасных» зон — все тыловые элементы боевого порядка объединения будут подвержены угрозе и потребуют охранения наравне с боевыми частями. Обеспечение межведомственных действий и гуманитарных акций усилят напряжение и увеличат требования к непрерывности тылового обеспечения. Управление, вождение и отчётность за всё это оснащение в сочетании с большими запасами боеприпасов приведут к значительно большему числу специалистов задействованных в смешанных группах. Непрерывность тылового обеспечения будет осуществляться всё более разнообразными тыловыми органами, состоящими из: личного состава регулярных войск, резервистов, гражданских служащих, наёмников — которые могут быть, как привлечены на месте, так и являться гражданами США или третьих стран. Это окажет значительное влияние на организацию охранения и систему представления поддержки со стороны сил и средств регулярных войск с целью упреждения провала наёмников. Система непрерывного тылового обеспечения в будущем должна будет также обслуживать межвидовые, межведомственные и межгосударственные войсковые структуры. Осуществление гуманитарной поддержки в ходе операций по поддержанию стабильности может стать дополнительной нагрузкой для системы доставки войскового имущества. Вследствие ограниченных возможностей стратегических перебросок и стремления противника к стратегическому упреждению, оперативной изоляции района боевых действий (мерами по пресечению доступа на театр военных действий) и тактических противовысадочных мероприятий, Сухопутные войска должны быть готовы вести все виды полномасштабных боевых действий (включая непрерывное тыловое обеспечение) на значительном удалении от баз.

В. Децентрализовать управление боем. Неповторяющиеся местные условия в неопределённой боевой обстановке потребуют наличия на самых низких уровнях командования доступа ко всем средствам всех видов вооружённых сил. Сухопутные войска должны децентрализовать принятие решений во всех видах боя, а также спустить на максимально возможно низкий уровень командования возможность самостоятельно вести действия наступательные, оборонительные, по поддержанию стабильности и обеспечению. Смешанные группы и доступ к средствам всех видов вооружённых сил на всех уровнях обязателен.

Г. Вести ближний бой. В наземной сфере боевых действий межвидовые группы должны будут вести ближние бои, реализуя разведывательную информацию по широкому спектру угроз, что потребует действий среди гражданского населения и в условиях городской застройки при избирательном и ограниченном применении силы. Солдаты, не важно на технике или спешенные должны располагать средствами самозащиты как боевыми, так и нелетальными для работы среди гражданского населения. Все средства должны быть совместимы со средствами других видов вооружённых сил, ведомств и союзных государств.

Д. Организовывать охранение протяжённых районов. Сухопутные войска в операциях будущего должны быть готовы к обеспечению охраны групп населения, своих войск, объектов, путей, границ, растянутой инфраструктуры и мероприятий (таких как изменение политической организации общества, создание сил безопасности, организации местного управления и поддержания правопорядка). Сухопутные войска должны быть готовы проводить операции по обеспечению охранения вверенных им районов с целью исключения использования противником этих территорий для организации мероприятий против межвидовых групп, местных партнёров или групп населения.

Е. Быть гибкими в обеспечении безопасности населения. Обеспечение безопасности групп населения это задача исключительной важности. От Сухопутных войск потребуется специально планировать меры по безопасности гражданских лиц, приспосабливать тактику в целях получения дополнительной поддержки от гражданских, а не уменьшения существующей, и находить способы компенсации причиняемого гражданским ущерба.

Ж. Улучшить взаимодействие с невоенными органами обеспечения. На случай необходимости задействования Сухопутных войск в США или на управляемых американским правительством территориях — природные и антропогенные катастрофы, террористические акты — должна быть возможность интеграции войск в федеральную систему управления. События такого рода могут потребовать от Сухопутных войск поддержки гражданских властей в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и проведении определённых правоохранительных мер. Сухопутные войска должны быть готовы к вмешательству, как только масштаб чрезвычайной ситуации в США превышает возможности Национальной гвардии.

З. Наращивать мощь местных партнёров. Успешные действия в составе межгосударственных коалиций с высокой степенью вероятности потребуют эффективной организации охранения войск и военно-гражданских операций. Таких как поддержка органов власти, правоохранительных органов и строительства их структур. Подразделения должны быть готовы к взаимодействию в ходе боя с местными партнёрами и ведению боя в окружении разнообразных групп населения. Сухопутные войска должны быть готовы к подготовке и обеспечению местных партнёров до уровней потребных для самостоятельных действий.

Б-3. Огневое поражение

А. Децентрализовать вызов средств поражения всех видов вооружённых сил. Все штатные единицы Сухопутных войск в будущем вооружённом конфликте в своей обычной повседневной боевой деятельности будут остро нуждаться в возможности своевременного вызова средств поражения всех видов вооружённых сил, действующих в составе межвидового объединения. Удары поражающими средствами всех видов вооруженных сил должны будут быть согласованы с манёвром подразделений, то есть на более низком уровне и с большим числом командиров, чем в прошлом. Огонь всех видов вооружённых сил должен вызываться на уровне отделений (расчётов, экипажей) всех родов войск, в том числе подразделений, осуществляющих поддержку войск страны пребывания.

Б. Взаимодополнять высокоточное поражение и сосредоточенный огонь. От всех поддерживающих средств сухопутных войск будущего потребуются высокоточные возможности. Наращивание точности средств поражения минимизирует случайные жертвы и разрушения и повысит, таким образом, правомерность боевых действий в сознании участников и наблюдателей. Вне зависимости от этого акцента на точности текущие и планируемые операции демонстрируют сохранение требования организовывать сосредоточенный огонь (и огонь в накладку). С целью поддержки частей ведущих децентрализованные общевойсковые действия[4] в условиях рассредоточения на протяжённых участках бригадам будущего нужно будет сохранить штатные возможности поражения противника по площадям или последовательным сосредоточением огня в достаточном объёме.

Б-4. Охранение и безопасность

А. Обеспечить всеохватное охранение. Стационарные базы, которые необходимы для ведения полномасштабных боевых действий, возможно придётся располагать в глубине населённых пунктов, что облегчит нападения противника и обстрелы с закрытых позиций. Угроза со стороны самодельных взрывных устройств сохранится и будет продолжать нарастать. Противник будет использовать современные технологии и технику и другими способами. Эти угрозы будут актуальны также для морских и воздушных средств. Так как нашими противниками в будущем будут думающие и приспосабливающиеся силы, которые будут стремиться усилить свои возможности поражения за счёт использования того, что они сочтут нашими слабыми местами и просчётами, Сухопутные войска будущего должны будут располагать инновационными активными и пассивными средствами защиты, которые можно будет регулировать в соответствии с разнообразными условиями местности.

Б. Предусмотреть подвижные защищённые средства огневой поддержки на всех уровнях бригады. Вследствие технических ограничений, контрмер противника, частям придётся воевать в условиях неопределённости в гуще местного населения, добывать информацию боем, обеспечивать охранение района и децентрализованное управление боевыми действиями на протяжённых участках, оценивать обстановку в ходе боя, а также постоянно приспосабливаться к меняющейся обстановке. Для этого части будут нуждаться в соответствующих личном составе, проверенных средствах обеспечения подвижности, огневой мощи (эффективных поражающих средствах) и защитном снаряжении для сближения с противником. Подвижные защищённые средства огневой поддержки должны использовать высокоточные смертельные и несмертельные боеприпасы, быть совместимы в межвидовых, межведомственных группах и группах с участием иностранных партнёров, а также допускать использование избирательно по целям находящимся в гуще гражданского населения. Интегрированные системы управления операцией связанные в сеть, обеспечат подвижные защищённые средства огневой поддержки соответствующей связью и информацией о текущей обстановке в интересах личного состава действующего на сложной местности как на технике так и спешенного.

В. Разработать защищённые автомобили повышенной проходимости. Величайшим вызовом для маршевых возможностей войск будущего будут разрабатывающиеся в настоящее время, а также уже готовые к использованию современные технологии и дешёвые самодельные взрывные устройства. Противники будут стремиться поражать американские войска там, где их действия будут предсказуемы. Действия в условиях городской застройки будут вынуждать войска двигаться по легко предсказуемым маршрутам, что повысит их уязвимость. Растущая угроза со стороны самодельных взрывных устройств увеличивает потребность в подвижных средствах огневой поддержки и сапёрном обеспечении марша перемещений подразделений. Сухопутные войска нуждаются в автомобилях повышенной проходимости пригодных для использования в ландшафтах различного типа и при самом широком спектре угроз, однако текущий боевой опыт приводит к всё более усиливающейся специализации техники, вследствие чего образуется чрезвычайно разнотипный парк не пригодный к универсальному применению. Соображения обеспечения безопасности подразделений будут по-прежнему ограничивать волю командиров в принятии рисков. Командирам приходится уравновешивать требования по решению боевых задач с требованиями по безопасности войск.

Г. Обеспечить лёгкую пехоту защищёнными средствами передвижения. Особое внимание должно быть уделено защите лёгкой пехоты. До настоящего времени использование в лёгкой пехоте защищённых транспортных средств представлялось ограниченным, так как предполагалось, что оснащение бронетехникой не позволит лёгкой пехоте решать весь спектр её задач. В будущем лёгкой пехоте понадобятся возможности по использованию защищённой техники при сохранении возможностей по решению боевых задач в условиях нарушения или подавления сетей связи. На такой технике также должны быть установлены огневые средства, которые позволят за счёт быстрого и прицельного огня прямой наводкой обеспечить превосходство над пехотой противника в бою. Защищённые машины должны будут обеспечить сближение с противником и его уничтожение в системе включающей в себя тактическую разведку (за счёт различных средств управляемых операторами непосредственно и на расстоянии), манёвр, огневое поражение, защиту от поражающих средств противника, штурмовые действия в ближнем бою и непрерывное тыловое обеспечение. Хотя возможно такие боевые машины сделают пехотные подразделения более громоздкими, на это придётся пойти, чтобы обеспечить более высокие уровни безопасности военнослужащих и мирных жителей. Развитие этой тенденции возможно приведёт к дальнейшему расширению спектра ролей лёгкой пехоты.

Д. Улучшить возможности по обнаружению целей и информированию о наличии целей. Всё более растущими угрозами для боевых порядков войск будут поражение с закрытых огневых позиций и удары управляемыми ракетами, что потребует решений по контрбатарейной борьбе с ракетами, управляемыми ракетами, ствольной артиллерией и миномётами. Сухопутные войска будут должны выявлять источники угрозы с точностью достаточной для нанесения упреждающих огневых ударов. Войска будущего должны будут решать эти задачи на основе использования средств межвидовых групп, сосредоточив усилия на защите наиболее уязвимых, преимущественно статичных элементов боевого порядка.

Е. Защитить цепочку снабжения. Вся цепочка снабжения с территории Соединённых Штатов и передовых баз до передовых пунктов обеспечения потребует защиты, что повлечёт необходимость решений на основе межвидового взаимодействия внутри вооружённых сил, включающих в себя привлечение гражданских элементов. Тыловики будущего должны будут быть во-первых бойцами, а во-вторых тыловиками. Огневые и защитные возможности, а также средства передвижения этих Солдат должны будут соответствовать задачам по обеспечению общевойсковых подразделений. Использование стационарных баз, возможно позволит шире использовать наёмников с целью сократить задействование личного состава тыловых подразделений регулярных войск. Возможно в будущем частные военные охранные компании смогут обеспечить защиту тыловых коммуникаций. Более широкое использование частных подрядчиков в тыловом обеспечении не уменьшит обязанностей командующего по обеспечению защиты тыла.

Ж. Интегрировать в систему всеохватывающего охранения межвидовые, межведомственные, межправительственные и иностранные группы. Поддерживающие партнёры, союзники и другие взаимодействующие группы могут быть ограничены в современных возможностях по обеспечению охраны и обороны, задачи американских войск должны включать обеспечение им некоторого уровня безопасности.

Б-5. Непрерывное тыловое обеспечение

А. Раширить сеть непрерывного тылового обеспечения. Планирование и осуществление непрерывного тылового обеспечения требует создания соответствующей сети поддержки. Эта сеть будет межвидовой структурой неотъемлемой частью, которой будут организационные единицы тыла Сухопутных войск. Это будет единая сеть, связывающая войска будущего с промышленностью, точки производства с точками применения. Сеть тыловой поддержки будет поставлять, управлять и отслеживать местонахождение, перемещения, состав и состояние материальных средств, пополнений и связанной с ними информации. Синхронизация потребностей и поставок в системе сети тыловой поддержки будет серьёзным вызовом, достойный ответ на который позволит серьёзно развязать руки командирам на поле боя. Сеть тыловой поддержки более эффективно перераспределять ресурсы внутри боевого порядка, что сделает действия командира в бою более ситуативно гибкими и повысит вариативность способов быстрого наращивания усилий тылового обеспечения.

Б. Задействовать полностью укомплектованные подразделения. Требование создать полностью укомплектованные, устойчивые и пригодные к разнообразным формам задействования подразделения основа существования Сухопутных войск и их способа ведения войны. Сухопутные войска должны строить сплочённые команды и натаскать, обучить и подготовить Солдат к продолжительным боевым задачам и постоянным боям. Будет сложно определить правильное соотношение между регулярными и резервными компонентами, особенно учитывая тот факт, что многие средства в настоящее время находящиеся в резервных компонентах, в будущем будут задействованы на постоянной основе. Полностью укомплектованные сухопутные войска — это условие успеха в бою.

В. Подготовить выносливых Солдат. Требования боевой обстановки и особенно продолжительная природа будущих вооружённых конфликтов потребует выносливых Солдат. Выносливые Солдаты это солдаты, которые быстро восстанавливаются после стресса или приспосабливаются к нему. Они настроены на успех в боях и затем после восстановления и тренировки, готовы снова вернуться в бой.

Д. Ответственность за более широкие обязанности прямого представителя исполнительной власти. При расширившихся обязанностях мы снова должны учитывать, что являемся органом в прямом подчинении президента и это важный фактор, оказывающий влияние на ведение боевых действий, и соответственно требующий отвлечения личного состава, организации охранения и множество других эффектов второго порядка. Войска будущего должны будут расценивать вторичные эффекты этой функции (такие как организацию интернирования, сухопутного транспорта, воздушных и морских портов, и прочие) как постоянные условия боевой обстановки.

Е. Навыки и профессионализм личного состава. Вооружённый конфликт будущего будет оставаться царством неопределённости, поэтому личному составу потребуются навыки и профессиональные качества, которые хотя и имеются в Сухопутных войсках, однако не культивируются специально на штатной основе в войсках ведущих боевые действия или не натаскиваются, не отслеживаются, не нарабатываются в регулярных войсках (обычно это гражданские навыки, личный состав ими обладающий, находится в резервных компонентах). Сухопутные войска должны создать схему выявления и отслеживания имеющихся во всех компонентах войск необходимых навыков с целью профессионального обеспечения потребностей, которые возникнут в будущем.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Палестинский Казак » 25 авг 2013, 16:48

Пока писать не буду..
Подожду, что скажет уважаемый Борис Викторыч! Может быть и сказать больше нечего будет:-)))
Палестинский Казак
 
Сообщения: 1397
Зарегистрирован: 24 май 2012, 03:53
Откуда: родился в Новороссии, служил в ГСВГ - Baumwolle

Пред.След.

Вернуться в Армия и общество

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 6