Тактика Сухопутных войск

Темы связанные с армией, вооружением и обществом, военные конфликты и т.д.

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 16 ноя 2013, 19:48

"Независимое военное обозрение", 06.09.2013

Муса Хамзатов
Боевые действия в Ираке: новый характер операций

Прошло 10 лет после окончания в 2003 году самой масштабной в XXI веке войны США и их союзников против Ирака. И хотя об окончании активных боевых действий президент США Джордж Буш объявил уже 1 мая 2003 года, война, приняв форму партизанской, разгорелась с новой силой летом того же года. Если за первых полтора месяца активных боевых действий потери коалиции в Ираке составили 172 человека погибшими, то в последующие месяцы продолжали погибать по 30–50 человек ежемесячно, а в ноябре было убито почти столько же, сколько в дни самых жарких боев – 110 военнослужащих. Конечно, с одной стороны такие потери можно считать большими. Но если оценить размах боевых действий, количество войск и техники, принимавших в ней участие (более 300 тыс. солдат и 1700 единиц бронетехники), то такие потери свидетельствуют о высоком уровне подготовленности и обеспеченности войск коалиции.

Бесспорно, что одним из основных условий низких потерь явилось умелое использование войсками коалиции новых форм и способов ведения боевых действий, новых тактических приемов – «маленьких хитростей войны». Не все они были озвучены участниками даже после завершения войны, но практически все послужили основой для разработки новых форм действий, в том числе и такой, как перспективные глобально-интегрированные операции.

Тема актуальная и интересная. Но исходя из допустимого объема газетной статьи, я остановлюсь на некоторых наиболее, на мой взгляд, интересных «хитростях» войск коалиции, явившихся новым словом в военном искусстве.

Причем не только для иракцев, но и для специалистов многих стран, по тем или иным причинам считавших свое военное искусство не уступающим американскому. Жизнь показала, что они ошибались, а возможно, и продолжают недооценивать роль своей военной науки в разработке и внедрении новых форм военных действий.

ЗАВОЕВАНИЕ ГОСПОДСТВА В ВОЗДУХЕ

Бесполётная зона в ираке

Одним из новых теоретических положений военного искусства, взятых на вооружение союзниками по антииракской коалиции, как стало понятно значительно позже, явилось проведение в мирное время длительных, низконапряженных, практически невидимых для посторонних глаз, операций по завоеванию господства в воздухе над Ираком.

Эта задача решалась в ходе заблаговременной подготовки ТВД в рамках создания и поддержания США и Великобританией (до 1998 года – и Францией) двух так называемых бесполетных (запретных) для саддамовской авиации зон над Ираком, границы которых были установлены севернее 36-й (апрель 1991 года) и южнее 32-й параллели (август 1992 года). В 1996 году граница южной зоны была «поднята» до 33-й параллели. Фактически суверенитет Ирака в воздушном пространстве признавался только над третью его территории. Над остальной его территорией безраздельно господствовала союзная авиация. В качестве правового обоснования союзники ссылались на свое понимание резолюции Совета Безопасности ООН № 688 (1991 года), хотя текст резолюции создание таких зон не санкционировал.

Однако обеспечением только «бесполетности» обозначенных зон от иракской авиации союзники не ограничились и стали поражать наземные объекты, в том числе и элементы системы ПВО Ирака. На решение этой задачи не повлиял даже трагический инцидент в северной бесполетной зоне в 1994 году, когда американскими истребителями F-15 по ошибке были сбиты два вертолета, перевозившие персонал ООН. В результате этой «ошибки» погибли 26 человек.

В дальнейшем в 1998 году против Ирака была проведена полномасштабная воздушная операция с целью завоевания господства в воздухе – под предлогом поражения иракских объектов по разработке, производству и хранению компонентов оружия массового поражения, а также средств доставки боевых отравляющих и биологических веществ. Из 97 целей, подвергшихся ударам ВВС США и Великобритании, подавляющее большинство объектов (более 60%) относилось к системе ПВО, в том числе 32 объекта системы ПВО, 20 командных центров, шесть аэродромов.

По оценке Пентагона, эффективность ударов оказалась очень высокой – не менее 85% пораженных объектов. Из-за сказывавшегося экономического кризиса, невозможности восстанавливать импортную военную технику в условиях экономической блокады иракская система ПВО не смогла решить свои задачи. По воспоминаниям очевидца Владислава Шурыгина – известного военного публициста и обозревателя, который был в Ираке за месяц до начала войны, в реальности армия Ирака за десятилетия санкций деградировала: оставаясь на бумаге внушительной силой с тысячами танков на вооружении, сотнями самолетов и ЗРК, в реалии армия Ирака практически не существовала как организованная сила, способная противостоять коалиции во главе с самой современной армией мира – американской.

В середине 2002 года «миротворческая» операция ВВС США и Великобритании по поддержанию бесполетных зон была переформатирована военным руководством США в операцию «Южный фокус». Целью операции было планомерное уничтожение с воздуха военных объектов в Ираке, являвшихся ключевыми в системе обороны страны при отражении наземной агрессии. К сожалению, содержание данной операции практически неизвестно широкой публике, хотя с позиций новых положений военной теории в ней есть немало примечательного. О некоторых интересных подробностях по ее подготовке и проведению рассказал генерал-лейтенант Майкл Мозли, руководивший военно-воздушными операциями сил коалиции во время войны с Ираком в 2003 году.

В частности, в рамках этой операции с июня 2002-го по 20 марта 2003 года, когда официально началась война, американские ВВС совершили 21 736 боевых вылетов над территорией Ирака, уничтожив до 390 особо важных для них целей. Главной целью американских летчиков, участвовавших в операции «Южный фокус», стали радары, командные центры и, главное, новейшая сеть оптико-волоконной связи, соединявшая Багдад с военными объектами в Басре и Hасирии. Чтобы читатель понял масштаб действий авиации, подчеркну, что 21 736 боевых вылетов – это содержание полноценной воздушной кампании в составе четырех-пяти воздушных операций. Такой удар в масштабах территории, аналогичной территории Ирака, вряд ли выдержала бы и система ПВО СССР.

Успеху операции способствовала умелая информационная кампания. Истинные цели и задачи операции скрывались от мировой общественности многочисленными публикациями в СМИ о немотивированной агрессии со стороны иракцев. Однако, как заметил генерал Мозли, это была вынужденная активность: «Мы стали вести себя чуть-чуть более агрессивно, чтобы вызвать на себя их огонь и, таким образом, получить возможность чаще отвечать... Сложилась ситуация, в которой трудно было отличить курицу от яйца». В результате еще до формального начала военных действий союзники могли контролировать около 75% иракской территории.

ПЕРВАЯ ВОЗДУШНАЯ ОПЕРАЦИЯ И ПОДГОТОВКА НАЗЕМНОЙ

Новым в оперативном искусстве, привнесенным в него американцами, стало решение задач первых воздушных операций еще в мирное время в ходе заблаговременной подготовки к наземным операциям. Незнание данного факта привело к тому, что многие специалисты стали утверждать о том, что войска союзников начали наземное наступление почти сразу, без проведения длительной воздушной кампании. Формально это было так, но по существу – воздушная кампания была.

Не менее интересен и тот факт, что война фактически началась 19 марта 2003 года, за несколько часов до истечения срока ультиматума, предъявленного Джорджем Бушем Саддаму Хусейну, когда самолеты американских и британских ВВС нанесли удар по позициям иракской артиллерии, находившимся в непосредственной близости от иракско-кувейтской границы.


Широкомасштабные действия начались 20 марта 2003 в 05 часов 33 минуты по местному времени с массированной бомбардировки Багдада, Мосула и Киркука бомбардировщиками и штурмовиками A-10, B-52, F-16 и «Харриер». В ходе операции применялись «Томагавки» образца 2003 года, которые могли быть запрограммированы одновременно на 15 целей и транслировать их изображение на командный пункт. Помимо этого были использованы авиабомбы GBU-24 массой 900 кг для уничтожения подземных хранилищ. Оболочка бомб из особого никеле-кобальтового сплава могла пробивать бетон толщиной 11 м, а зажигательный снаряд создавал горящее облако температурой более 500 градусов по Цельсию.

В целом в ходе войны авиационную поддержку войскам союзников осуществляли 10 авиационных крыльев и групп. Авиация насчитывала 420 палубных и 540 самолетов наземной группировки, более 1100 вертолетов.

Благодаря заблаговременно проведенной в рамках операции «Южный фокус» скрытной «воздушной кампании» наземные операции в Ираке начались практически сразу, неожиданно как для иракцев, так и для большинства иностранных военных аналитиков.

В реализации такого замысла немаловажную роль наряду с заблаговременными действиями авиации сыграл и факт упреждающей (с лета 2002 года) деятельности специалистов ЦРУ и Командования специальных операций США на территории Ирака. В их задачи входило налаживание связей с оппозицией, определение потенциальных перебежчиков в иракских Вооруженных силах, выявление мест хранения оружия массового поражения, подготовка района боевых действий для ведения молниеносной войны, в том числе поражение объектов системы ПВО, определение мест аэродромов подскока и их первоначальное оборудование.

Немаловажную роль сыграли и многочисленные информационные операции, в том числе и заявления высокопоставленных представителей ВПК и Вооруженных сил США о том, что американская бронетехника не приспособлена для передвижения через пустыню и ее можно использовать только в Междуречье.

Информационные операции достигли своих целей, и иракское военное командование стало недооценивать возможности современных механизированных частей по преодолению пустынной местности, сосредоточив все свое внимание на организации боевых действий в Междуречье. Как следствие Ирак был разделен на четыре военных округа: Северный (в районе Киркука и Мосула), Южный со штабом в Басре, Евфратский, которому предстояло принять основной удар, и Багдадский, к которому приписывалась президентская гвардия. Пустыне должного внимания не уделялось. Иракцы предполагали, что агрессоры будут проводить стандартные фронтовые операции «сила-на-силу», продвигаясь в Междуречье. Соответственно основной упор делался на нанесении неприемлемого ущерба союзникам в дуэльных ситуациях. Мысль о том, что противник развивает не только технику, но и теорию вооруженной борьбы и постарается не допустить невыгодных для себя ситуаций высшим военным руководством Ирака, видимо, не рассматривалась. Поэтому вместо организации затяжной борьбы в городах, где военачальники могли использовать сильные стороны своих относительно слабых группировок, основной упор стали делать на «линейное» противостояние. И как в дальнейшем показала практика, выведение иракцами своих бронетанковых сил из-за спасительных стен городов на открытые пространства способствовало их успешному уничтожению авиацией союзников.

ОСОБЕННОСТИ ПЕРВЫХ ОПЕРАЦИЙ

Общая диспозиция основной ударной группировки наземных войск международной коалиции была следующей. 3-я механизированная дивизия США сосредоточилась на левом фланге с целью действий на запад и далее на север через пустыню на Багдад. 1-й экспедиционный корпус морской пехоты США должен был продвигаться через центр страны на северо-запад по автомагистрали Басра–Багдад. 1-я британская бронетанковая дивизия имела задачу взять под контроль нефтеносный район вокруг Басры и нефтеналивные терминалы на побережье.

Наиболее наглядно новые подходы к тактике действий современных сухопутных войск проявились в ходе наступления 3-й механизированной дивизии армии США на Багдад в марте 2003 года. Исходя из того, что иракское командование было нацелено на позиционную оборону в междуречье Тигра и Евфрата, американское командование отказалось от проведения классической наступательной фронтовой операции, реализовав новую форму военных действий – центрально-сетевую операцию (по отечественной терминологии).

Три бригады 3-й механизированной дивизии (16,5 тыс. человек, 239 тяжелых танков, 283 БМП, 48 вертолетов огневой поддержки, а также самоходные артиллерийские установки и многочисленная техника тылового обеспечения) получили задачу максимально быстро выдвинуться вперед к Багдаду. Бригады должны были обходить населенные пункты, захватывать и удерживать до подхода второго эшелона аэродромы и мосты через Евфрат, оставаясь на его западном берегу до того момента, пока части Республиканской гвардии Ирака вокруг города Кербела в 80 км к юго-западу от столицы не будут полностью уничтожены.

Бригады совершали передвижение в тылу иракцев форсированным маршем расчлененными колоннами на широком фронте. 2-я бригада на левом фланге двигалась двумя колоннами: гусеничные машины шли на полной скорости по бездорожью пустыни, в то время как все колесные машины шли с меньшей скоростью по дорогам. Справа, где шла 1-я бригада, все машины шли по бездорожью в боевом порядке сперва «клин» (один батальон спереди, два сзади), а затем – в линию.

В первый же день боевых действий бригады 3-й механизированной дивизии США за шесть-семь часов продвинулись на 240 км в глубину территории Ирака. При современных скоростях поездок по автобанам кого-то эта цифра не удивит. Но представьте себе состояние командования, которое спланировало свои действия, исходя из того, что враг продвинется в сутки километров на двадцать, и вдруг узнало, что крупная группировка противника уже в глубоком тылу. Это был кошмар немецкого блицкрига 1939–1941 годов, но в новом, более качественном исполнении. Вся оборона иракцев практически рухнула.

В самом начале боевых действий американским командованием был применен новый способ действия бригад в наступлении («перекат»): одна бригада на максимальной скорости продвигалась вперед, обходя населенные пункты и узлы сопротивления противника. Вторая бригада шла следом и обеспечивала изоляцию населенных пунктов и узлов сопротивления противника. После подхода третьей бригады вторая выдвигалась далее, продолжая обеспечивать продвижение первой бригады или, наоборот, быстро выдвигалась вперед в то время, как теперь уже первая бригада обеспечивала изоляцию населенных пунктов и узлов сопротивления противника.

Для поддержания высокого темпа наступления и обеспечения безопасности наступающих сил было организовано четкое взаимодействие между бригадами по времени и по рубежам, с активной авиационной поддержкой в любое время дня и ночи.

Практически это выглядело так. 3-я бригада 3-й механизированной дивизии внезапно захватила расположенный рядом с городом Насирия военный аэродром Талиль и двинулась на запад в обход города, блокировав его частью сил. 1-я бригада на полной скорости прошла мимо города Насирия на запад к Самава. 3-я бригада оставалась в районе Насирия до подхода 2-й бригады морской пехоты, после чего выдвинулась на северо-запад для обеспечения контроля над маршрутом в сторону Самава.

Окружив Насирию, 23 марта морская пехота и силы спецназа начали штурм города. Захватив город, американцы получили важную базу в южном Ираке. Через аэродром Талиль коалиционные войска получили возможность быстрого пополнения.

К особенностям операции можно отнести и замысел тылового обеспечения маневренных действий боевых частей дивизии. Уже изначально частям тылового обслуживания 3-й механизированной дивизии была поставлена задача – избегая населенных пунктов, выйти в район сосредоточения дивизии в глубине территории Ирака на удалении до 400 км от линии фронта. В качестве такого района – с целью сокрытия от иракцев прорыва мощной группировки американцев в их тыл – был определен участок пустыни к юго-западу от населенного пункта Наджаф (условное наименование района – «объект РАМС»).

Замысел удался полностью. Из-за стремительности и внезапности действий бригад 3-й механизированной дивизии иракцы, несмотря на растянутость американских тыловых коммуникаций, не нанесли существенного урона их тыловым частям. Только один из конвоев, сбившись с маршрута, попал в засаду, понес потери убитыми и пленными.

Операция по обеспечению безопасности «объекта РАМС» и изоляции населенного пункта Наджаф проводилась силами 1-й и 2-й бригад. В первом эшелоне действовала 2-я бригада, которая за 40 часов преодолела маршрут протяженностью около 370 км и, организованно выйдя к «объекту РАМС», при непосредственной поддержке с воздуха и огня артиллерии к 10.00 23 марта полностью овладела районом. С севера (со стороны Багдада) «объект РАМС» от Наджафа изолировала 1-я бригада.

Иракцы не были заблаговременно подготовлены к активным действиям в данном районе, так как не ожидали крупных группировок противника в своем глубоком тылу всего через двое суток после начала боевых действий. Поэтому последующие импровизации иракского командования, хаотично пытавшегося перекроить свои планы под неожиданную тактику американцев, эффекта не дали. Ситуацию не спасли даже подразделения спецназа Ирака, которые из района Наджафа в течение двух последующих суток несколько раз предпринимали попытки атаковать американские позиции в районе «объекта РАМС». Они оказались безуспешны, так как спецназу уже противостояла группировка американских войск в составе до 30 тыс. солдат и офицеров, до 200 танков и до 230 вертолетов, которая к тому же активно поддерживалась тактической и стратегической авиацией союзников. Безраздельное господство союзников в воздухе позволило им диктовать свои условия войны, не давая иракцам порой даже поднять головы.

Высокое военное искусство американцев проявилось и в ходе организации бригадами 3-й механизированной дивизии при форсировании из района «РАМС» крупной водной преграды – реки Евфрат.

НА ПОДСТУПАХ К БАГДАДУ

На последнем этапе операции по овладению Багдадом предполагалось обойти город Кербела, форсировать реку Евфрат, выдвинуться к столице Ирака и изолировать город. После изоляции Багдада предполагалось овладевать городом методом рейдов (набегов) бригад.

Местность к западу от Евфрата ограничивала движение крупных масс войск, будучи насыщена каналами, ирригационными канавами и сооружениями, каменными карьерами и пригородами населенного пункта Кербела. Единственной проходимой полосой местности для боевых частей дивизии и их тылового обеспечения был узкий (до 4 км) проход между пунктом Кербела и большим озером. Американское командование по условиям местности вынуждено было идти вперед только через этот проход: через него был выход в район р. Евфрат, где находились два моста, каждый по 4 полосы. Естественно, что и иракское командование тоже правильно оценило местность и спланировало в этой узкой полосе «огневой мешок».

В этих условиях командование 5-го армейского корпуса, в состав которого входила 3-я механизированная дивизия, проявило военную хитрость. С целью отвлечения внимания иракцев от прохода возле города Кербела был выбран мост через реку Евфрат в другом районе – к востоку от Кербела. И затем, в течение двух суток, все усилия 5-го армейского корпуса были демонстративно направлены на его захват и на уничтожение огневых средств иракцев в этом районе. Предпринятые меры себя оправдали.

Атака началась успешно. Танки 2-й бригады менее чем за час овладели западной частью ложного моста через Евфрат и после того как инженерные подразделения разминировали сам мост, еще несколько часов вели интенсивный огонь по противнику на противоположном берегу. Так как действия 2-й бригады были всего лишь демонстративными, то американцы реку не форсировали, а чтобы убедить противника в успехе его обороны, к вечеру даже немного отошли. При этом блокирующие позиции бригады были выбраны так, чтобы убедить иракцев в том, что именно с них возобновится новое наступление американцев в направлении выбранного ложного объекта, а реально предназначались для организации поддержки боевых действий двух других бригад дивизии на следующий день на главном направлении. Основная задача «наступающих» на ложный мост войск заключалась в том, чтобы вскрыть позиции иракской артиллерии с последующим ее уничтожением. В результате двухдневных боев американское командование, широко применяя артиллерию и авиацию, предотвратило саму возможность создания противником огневого мешка в проходе Кербела, переиграв иракцев в контрбатарейной борьбе. При этом важную роль сыграли боевые вертолеты.

Настоящее наступление на главном направлении (в проходе между Кербела и большим озером) началось ночью с 1 на 2 апреля. 1-я бригада, имея танковый батальон справа и пехотный батальон слева, вошла в проход Кербела. Сопротивление иракцев, ослабленное массированным дальним огневым поражением, было незначительным. Через несколько часов после начала боя (к 06.00 2 апреля) танковый батальон 1-й бригады вышел к двум намеченным по плану мостам, в то время как пехотный батальон проводил зачистку местности от мелких групп противника. Остальные подразделения бригады закрепились к западу и северу от Кербела, а 3-я бригада – к востоку. Замысел удался почти полностью – к 15.00 2 апреля танковый батальон 1-й бригады полностью очистил и взял под контроль западный берег в районе мостов через реку Евфрат. Пехотный батальон бригады при поддержке артиллерии, авиации и боевых вертолетов совместно с саперной ротой, приданной инженерному батальону бригады, пересек реку на надувных лодках и взял под свой контроль восточный берег возле мостов. Их задача состояла в том, чтобы не допустить подрыва мостов противником. Однако эта задача была решена только частично – иракцы заранее заминировали опоры северного моста и успели привести в действие несколько взрывных устройств еще до того, как американские саперы добрались до объекта.

Южный мост был захвачен американцами в полной сохранности, и по нему танковый батальон бригады перебрался на противоположный берег. Остаток дня и последовавшая ночь были использованы для укрепления плацдарма и его расширения.

2-я бригада, высвободившаяся после ложной атаки на мост, получила задачу следовать за 1-й бригадой, форсировать Евфрат, выдвинуться вперед боевых порядков 1-я бригады и выйти к южным окраинам Багдада с целью изолировать город от возможного подхода резервов противника. На фоне действий 1-й и 3-й бригад действия 2-й бригады оказались не столь успешными. Сказался человеческий фактор. Вынуждаемый руководством действовать как можно быстрее, командир 2-й бригады сперва попытался пойти не через проход, а напрямую по кратчайшему пути по бездорожью. В результате колесная и гусеничная техника бригады завязла в каналах и ирригационных канавах. Сильная песчаная буря тоже оказала свое негативное влияние и 2-я бригада в нарушение плана смогла выйти к мосту через Евфрат только к утру 3 апреля.

Пока 1-я бригада ожидала на плацдарме за мостом подхода 2-й бригады, ей пришлось отразить танковую атаку 10-й танковой бригады иракской дивизии «Медина». Бой был тяжелым. Контратака противника была отбита только вводом в бой «опоздавшей» 2-й бригады.

Далее 2-я бригада продолжила наступление в следующем боевом порядке. Один механизированный пехотный батальон в течение трех часов выдвинулся к назначенному району на южной окраине Багдада, за ним по маршруту следовали подразделения танкового батальона. Один механизированный батальон замыкал боевое построение непосредственно от моста через Евфрат по всему маршруту движения. Один танковый батальон действовал на правом фланге по блокированию пересечения двух трасс № 9 и № 8 и недопущению подхода резервов противника.

Как только все части 2-й бригады прошли по мосту через Евфрат, части 1-й бригады снялись и приступили к выполнению своей главной задачи – выходу на западную окраину Багдада в район международного аэропорта имени Саддама Хусейна.

ПАДЕНИЕ СТОЛИЦЫ

Выдвижение 1-й бригады началось во второй половине дня 3 апреля. Первоначально пришлось двигаться вне дорог. Движение затруднялось сложной местностью и постоянными засадами. К 22.00 того же дня передовой танковый батальон бригады вышел к аэропорту. Успеху содействовали широкое ведение ночных действий и их внезапность. В частности, не дожидаясь подхода главных сил бригады, танковый батальон 1-й бригады начал с ходу ночной бой, атаковав оборону противника вокруг аэропорта с юга. Танкисты вели бой всю ночь, отразив несколько контратак противника. Беда иракцев была почти в полном отсутствии средств ведения ночного боя, поэтому выбить танкистов с аэродрома они не смогли. К утру 4 апреля в район аэропорта подошел пехотный батальон, который, действуя в спешном порядке, блокировал аэропорт с востока с целью не допустить подхода резервов со стороны Багдада. В итоге в районе аэропорта была создана важная база для операции по изоляции Багдада. Участь столицы Ирака практически была решена.

Большую роль в успешных действиях наземных войск, несомненно, сыграла и авиация. За 21 день войны 1800 боевых машин союзников нанесли около 20 тыс. ракетно-бомбовых ударов (практически в среднем каждый день по тысяче ударов). Из них 15 800 были направлены против наземных сил иракской армии, 1400 поразили объекты иракских ВВС и ПВО, целью еще 1800 стали административные объекты иракского режима.

При анализе эффективности действий иракских Вооруженных сил необходимо детально учитывать весь спектр условий, в которых они оказались: политическую, военно-стратегическую и экономическую обстановку, сложившуюся накануне войны. Иначе можно сделать однобокие и некорректные выводы. Так, по страницам прессы гуляет легенда, что основной причиной поражения иракской армии стало предательство со стороны высшего военного руководства. Конечно, часть правды в этом есть. Но причины поражения Ирака в 2003 году в большой степени аналогичны причинам поражения Красной армии в июне 1941 года в войне против фашистской Германии. Тогда тоже, не желая признавать истинные причины поражения, руководство Советского Союза обвинило во всех бедах группу генералов. Однако их расстрел не изменил хода войны. Отступали, пока не стали понимать суть новых революционных изменений не только в боевой технике, но и в теории ее применения, пока не «выросли» командиры, способные воевать по-новому.

Основная причина, приведшая к разгрому иракской армии в считанные дни, наряду с плачевным состоянием тяжелой техники и отсутствием стратегического союзника заключается в том, что новейшим формам и способам применения войск XXI века, заблаговременно разработанным и успешно реализуемым американцами, иракское командование попыталось противопоставить теорию ведения операций середины прошлого века.

Надо отдать должное мужеству большинства иракских солдат и офицеров, которые в этих условиях, осознавая огромное количественно-качественное превосходство противника, с автоматами и гранатометами встали на защиту своей Родины. И американцы, и иракцы сражались храбро. Перефразируя известное высказывание Наполеона о результате сражения под Бородином в 1812 году, можно утверждать, что американцы в этой битве сделали все, чтобы быть победителями, а иракцы получили право называться непобедимыми.
Иракцы – гордый народ, война еще не закончена.

Независимое военное обозрение 06.09.2013
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 16 ноя 2013, 19:53

Военная мысль", 2006, №7
Полковник М.М. Хамзатов, кандидат военных наук
ВЛИЯНИЕ КОНЦЕПЦИИ СЕТЕЦЕНТРИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
НА ХАРАКТЕР СОВРЕМЕННЫХ ОПЕРАЦИЙ

НОВЫЕ вызовы угрозы безопасности России наряду с проводимой оптимизацией структуры и состава Вооруженных Сил Российской Федерации предопределяют необходимость адаптации форм и способов их применения к современным условиям. Мы вступили в новую эру стратегии, сильно отличающейся от стратегии XX века. Суть ее сводится к использованию непрямых действий, являющихся сущностью военного искусства.

Первые признаки таких непрямых действий выявились уже в ходе Второй мировой войны, и их количество постоянно увеличивалось в ходе военных конфликтов конца XX века. При этом особую актуальность приобрел вопрос о возможном характере будущих операций.

В контексте решения данной проблемы просматривается стремление многих военных специалистов прогнозировать содержание будущих военных действий на основе анализа концепции так называемой сетецентрической войны - СЦВ (сетевой войны, сетецентрических действий)1 .

Отмечая глубокую проработку авторами рассматриваемых вопросов, хотелось бы остановиться на некоторых спорных теоретических положениях, содержащихся в данных публикациях. Так, некоторые авторы рассматривают концепцию сетецентрической войны как основное содержание новых форм военных действий. По нашему мнению, употребление понятия "сетецентрическая война" применительно к содержанию военных действий не совсем корректно, так как данное понятие характеризует не специфические черты войны, а методы обработки данных и используется среди специалистов информационных технологий в контексте "сетецентрическая модель вычислений".

В соответствии с этой моделью пользователю не нужно приобретать все программное обеспечение для решения прикладных задач, а достаточно иметь лишь дешевое оборудование (сетевой компьютер) для обращения к удаленной центральной базе, которая производит все необходимые вычисления и обеспечивает потребителя требуемой информацией. Смысл сетевого принципа в том, что главным элементом всей модели является обмен информацией. Поэтому наиболее точно, на наш взгляд, содержание сетецентрической войны раскрывает Ю.Е. Горбачев, утверждая, что "главное содержание концепции СЦВ заключается не в новых формах и видах ведения военных действий, а в изменении способа управления войсками (силами)"2.

Наряду с вышеизложенным вызывает сомнение обоснованность утверждения некоторых авторов, что ведение сетевой войны предполагает отказ от классической иерархической системы управления войсками, поскольку общим принципом построения военной сетевой организации является "неформальный характер взаимоотношений в организации, когда горизонтальным связям между элементами группы придается гораздо большее значение, чем вертикальным"3 . Если допустить существование такого принципа, то возникает закономерный вопрос: кто и как будет обеспечивать боевые действия войск, имеющих сильные горизонтальные связи и слабые вертикальные? Сосед справа или сосед слева? Или все же непосредственный начальник (командир), определивший в соответствии со своим замыслом пространство, время и цели действий каждого "звена" своей "сетевой" организации?

Некорректным, на наш взгляд, представляется и утверждение о том, что организационная структура частей (подразделений), формы и методы выполнения ими боевых задач в сетецентрической войне, будут видоизменяться в соответствии с принципом самосинхронизации снизу вверх по усмотрению непосредственных исполнителей и в соответствии с потребностями вышестоящего командования . В данном случае необходимо рассматривать не новый специфический принцип из теории сложных систем, а реализацию старого принципа "централизованное управление - децентрализованное исполнение" боевых задач.

Спорно и утверждение о том, что "никто не разъясняет разницы между существующими взглядами на ведение военных действий и концепцией СЦВ, не показывает ее влияние на изменение форм и видов боевых действий"4 . Стоит напомнить, что еще в 2004 году в журнале "Военная Мысль" была опубликована статья "Молниеносная война нового поколения: возможный сценарий"5 , в которой авторы стремились раскрыть направления совершенствования форм и способов военных действий ВС США и ОВС НАТО на основе реализации ими положений концепции сетецентрической войны и центрально-сетевых совместных действий. В то же время следует признать, что поднятые авторами вопросы не вызвали широкого обсуждения среди военных специалистов, поэтому представляется целесообразным, не передавая содержания вышеупомянутой статьи, остановиться на характерных особенностях современных операций.

Как известно, в настоящее время на содержание военных действий влияют две противоречивые тенденции: уменьшение количественного состава вооруженных сил и повышение боевых возможностей отдельных высокотехнологичных систем вооружения. Соответственно стала меняться и концепция ведения современной войны, заключающаяся в переходе от широкомасштабных "линейных" действий против многомиллионных армий противника к маневренной войне нового поколения. Акцент стал делаться на мобильность и максимальную реализацию боевых возможностей небольших группировок войск за счет новых возможностей систем разведки, управления и обеспечения.

Здесь следует отметить, что ранее существовали определенные пространственные границы, вне которых не обеспечивалось взаимодействие раздельно наступающих групп войск в операции. Однако новые информационные технологии значительно расширили эти границы - вся информация о положении дел, в том числе и наглядная, стала доступна практически всем активным участникам вооруженной борьбы. Взаимодействие стали организовывать не путем объединения в решающих пунктах раздельных групп войск, а путем объединения их огневых и информационных возможностей. Это позволило впервые в истории военного искусства преодолеть пространственный, временной и информационный разрыв между войсками и органами управления. Новые информационные технологии обеспечивают твердое руководство и постоянное взаимодействие пространственно разделенных тактических группировок войск, поддерживающих между собой связь и координирующих свои действия в интересах проведения совместных операций. Данное обстоятельство изменяет характер современных операций: все процессы управления и сами боевые действия становятся более динамичными, активными и результативными, исчезают тактические и оперативные паузы, которыми противник мог бы воспользоваться.

Операции получают новое содержание, изначально предполагающее проведение быстрых и решительных маневров не только на флангах, но и в глубоком тылу противника. При этом, как свидетельствуют результаты исследований, такие действия могут вестись в форме центрально-сетевых операций разновидовых тактических группировок, управляемых из единого стратегического центра и одновременно действующих по отдельным ключевым элементам системы государственного и военного управления, частям и подразделениям "сил ответного улара (возмездия)" на всей территории противоборствующей стороны.

Основным фактором, определяющим характер современных операций, является не соотношение пространства и численности вооруженных сил, а наличие новых межвидовых мобильных соединений и частей, реализующих свои потенциальные возможности на основе сетецентрических методов разведки, управления и обеспечения. Существующий с давних времен принцип сосредоточения сил и средств на решающем направлении трансформируется в принцип сосредоточения усилий, реализуемый не методом сосредоточения войск (сил) на избранном направлении, а главным образом путем массированного согласованного применения средств дальнего огневого, радиоэлектронного и информационного поражения. Командиру каждой из относительно автономных группировок (групп) нет необходимости иметь в непосредственном подчинении какие-то конкретные специфические дорогостоящие системы вооружения - ему лишь необходимо сделать через сеть заявку на их применение в заданном районе в заданное время для решения конкретной задачи или довести текущую обстановку до вышестоящего командира, который, владея большей информацией, может принять более корректное решение с привлечением более разнообразных и наиболее соответствующих складывающейся обстановке средств вооруженной борьбы.

Основная задача центрально-сетевых операций - с первых минут войны захватить стратегическую инициативу переносом боевых действий в стратегическую глубину обороняющихся войск и не дать возможности обороняющейся стороне осуществить не только стратегическое, но и оперативное развертывание своих группировок вооруженных сил.

По существу, речь идет об операциях "молниеносной" войны нового поколения.

Особенностью центрально-сетевых операций является то, что сетецентрические методы разведки, управления и обеспечения позволяют применять силы и средства вооруженной борьбы не в одной линии приложения боевых усилий, а сразу во всей глубине театра военных действий соответственно своим боевым и маневренным возможностям. П ри этом совместное применение разновидовых группировок войск значительно повышает результативность операций. Например, в Афганистане (2001) и Ираке (2003) высокую эффективность применения высокоточных бомб обеспечивали команды американского спецназа. Они обнаруживали цели, координировали время и объекты нанесения ударов авиации по противнику, не задумываясь, с пилотами какого вида или рода вооруженных сил они взаимодействуют: ВВС, ВМС или корпуса морской пехоты.

Иными словами, применение в войне вооруженных сил агрессора по плану центрально-сетевых операций позволит ему наносить подавляющий удар за счет максимальной реализации боевых возможностей каждого подразделения. Основную роль играет способность различных разновидовых тактических войсковых формирований тесно взаимодействовать и поддерживать бесперебойную связь на поле боя.

В целом центрально-сетевые операции могут иметь преимущественно региональный масштаб, носить ярко выраженный наземно-морской- воздушно-космический характер, отличаться скоротечностью, избирательностью и значительной степенью поражения высокоточными средствами, быстротой маневра войсками (силами) и огнем, применением различных десантов, а также сил специальных операций и диверсионных групп. Огневые и электронные удары по объектам будут наноситься по всей глубине территории противника. Массированное применение высокоточных крылатых ракет в центрально-сетевых войнах будет осуществляться одновременно с нескольких стратегических воздушно-космических направлений, т.е. без сосредоточения основных усилий на одном направлении, что создаст исключительно сложную воздушно-космическую обстановку в зоне ответственности ПВО обороняющейся стороны. Здесь стоит отметить, что понятия "воздушное направление", "стратегическое воздушно-космическое направление" вследствие значительного повышения оперативных и боевых возможностей авиационно-ракетных группировок войск (сил) теряют свой смысл, так как разрывается существовавшая до 90-х годов XX столетия жесткая связь между районами базирования авиации и направлениями (районами) их применения.

В тоже время роль военно-воздушных сил в реализации концепции центрально-сетевых операций значительно возрастает, так как боевая авиация благодаря своей мобильности и универсальности боевых возможностей нередко является единственным средством, способным своевременно отреагировать на критичную по времени угрозу и ликвидировать ее. Кроме того, решающее превосходство в области информационного противоборства можно обеспечить только на основе широкого применения средств разведки, систем наблюдения, управления и РЭБ воздушного и космического базирования.

Таким образом, основным содержанием будущей войны могут стать совместные наземно-морские-воздушно-космические центрально-сетевые операции, представляющие собой зону многочисленных сражений, боев и ударов, проводимых рассредоточенными по всему пространству ТВД взаимосвязанными и взаимозависимыми тактическими группировками войск (сил). При этом наличие единой информационно-управляющей среды позволяет рассматривать совокупность таких группировок как группировку оперативно-стратегического или стратегического масштаба. Количество сил, развернутых (базирующихся, дислоцирующихся) в конкретном объеме пространства, будет не столь существенно, как возможность по своевременному наращиванию ими усилий в любом районе боевых действий. Кроме того, разбросанность главных группировок наряду с быстротой действий аэромобильных сил позволит противнику в реальном масштабе времени осуществлять изменение направления и вводить командование противостоящей стороны в заблуждение как о своих текущих намерениях, так и об общей оперативной обстановке. Поэтому основной проблемой, особенно в начале войны, могут стать сложности в определении общего характера действий противника.

Действия коалиционных сил в Ираке (2003) были первым осуществлением новых форм вооруженной борьбы на практике.

К сожалению, в настоящее время мы не имеем целостной теории применения наших Вооруженных Сил, которую могли бы противопоставить теории и практике противника по ведению центрально-сетевых операций. Так, даже при переходе к созданию единого командования Вооруженных Сил на стратегическом направлении вопросы применения его войск, как правило рассматриваются применительно к "линейным" фронтовым и армейским операциям, а не к "объемным" центрально-сетевым действиям. Кроме того, многие военные исследователи и практики понимают под маневренностью мобильность и, соответственно, считают, что для ведения маневренной войны достаточно иметь мобильные войска.

При таком подходе не учитывается, что мобильность - это только одна из многих составляющих маневренности. Если мобильность предполагает только быстрое перемещение войсковых подразделений в пространстве, то маневренный характер войны предполагает наличие соответствующей системы разведки, управления и обеспечения и возможности оперативного принятия адекватных мер. Например, сегодня американские солдаты не рисуют карт и не передают боевые донесения по радио. Если во время войны в Ираке в 1991 году для управления коалиционными войсками в основном использовалась радиосвязь, то в 2003 году ей на смену пришли беспроводные информационные сети, позволяющие получать не только формализованные сообщения о вскрытых и уничтоженных целях, потерях, расходе боеприпасов и горючего, но и видеоизображения с места боевых действий, информацию от разведывательных беспилотных летательных аппаратах, самолетах радиоэлектронного наблюдения и слежения за наземными целями.

Основное преимущество центрально-сетевых операций проявляется именно в способности соединений и частей практически непрерывно и оперативно планировать свои последующие действия, постоянно получая свежие данные разведки, вступать в бой, не заботясь о тыловом снабжении, которое придет в нужное время и точно по назначению.

В заключение хочется отметить, что для разрешения возникших противоречий наряду с организационно-техническими мероприятиями нужно на основе анализа войн и военных конфликтов последних десятилетий более детально исследовать особенности подготовки и ведения современных центрально-сетевых операций и разработать практические рекомендации по подготовке адекватных действий своих войск (сил).
Сноски по тексту:
1. Попов И. М. Сетецентрическая война Пентагона // НВО № 9 (369), 2004; Раскин А. В., Пеляк B.C. К вопросу о сетевой войне // Военная мысль, 2005, № 3; Шеремет И. Компьютеризация как путь к победе в вооруженной борьбе // Независимое военное обозрение № 42 (451), 2005; Дугин.А. Мир охвачен сетевыми войнами // Независимое военное обозрение № 4(453), 2005.
2. Горбачев Ю.Е. Сетецентрическая война: миф или реальность? // Военная мысль. 2006. № 1.
3. Раскин А. В., Пеляк B.C. К вопросу о сетевой войне // Военная мысль. 2005. № 3.
4. Горбачев Ю.Е. Сетецентрическая война: миф или реальность? // Военная мысль. 2006. № 1.
5. Демидюк А.В., Хамзатов М.М. Молниеносная война нового поколения: возможный сценарий // Военная мысль. 2004. № 10.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 22 ноя 2013, 02:41

"Начальник оперативного отдела штаба 33-й армии полковник Толконюк Илларион Авксентьевич
Действующая армия, 30 марта 1944 года

Верховному главнокомандующему Маршалу Советского Союза товарищу Сталину.

Анализируя неудачно проведенные операции 33 армией за последние месяцы и учитывая, что целый ряд причин неуспеха и бесполезного расходования сил и средств до Вас не доходит, считаю своим долгом поделиться с Вами своими наблюдениями и выводами и внести ряд предложений, если они окажутся полезными для нашего великого дела в нынешней войне.
Я обращаюсь к Вам исключительно потому, что убедился непосредственно на поле боя и в практике длительной работы в армейском аппарате, что некоторые из наших руководящих генералов Западного фронта и 33 армии, от которых зависит буквально все при подготовке и проведения операции, не могут или не хотят понять, что на успех неподготовленной операции рассчитывать нельзя, что к проведению операции следует подходить исключительно серьезно, что здесь нужен разумный расчет потребных сил и средств, которые могу быть израсходованы безо всякой пользы и в течение длительного времени не восстановлены, что проигранный бой или сражение надолго и намного уменьшает силы армии, что одним желанием бить врага, немцев победить нельзя. Не могут понять того, что мы стали не настолько богаты, чтобы расходовать свои войск и материальные средства по мелочам, не подумав заранее о возможных тяжелых последствиях. Наконец, некоторые наши руководящие товарищи не могут понять, что подготовка войск то есть реальных исполнителей боя, является одним из главных и основных предпосылок успеха и что умение подготовить подчиненные войск к предстоящим боям есть одно из важнейших качеств полководца.
Кроме того, следует отметить, что за плечами наших больших артиллерийских начальников творится множество вопиющих безобразий в боевом применении артиллерии, прикрываемых ничем не обоснованным авторитетом этих начальников и заслуженно созданной славой нашей артиллерии в целом.
Чтобы не быть голословным, я приведу ряд фактов и примеров, невольно наталкивающих на такие выводы.
Во второй половине 1943 и в начале 1944 года ( с сентября 1943 по март 1944 года) 33 армия во взаимодействии с другими армиями Западного фронта, провела пять основных наступательных операций (и много промежуточных операций) с задачей прорвать оборону противника и овладеть сначала Оршей (при действии восточнее Орша), а затем городом Витебск (при действиях юго-восточнее Витебск).
С большим рвением и желанием подавляющее большинство генералов и офицеров армии взяли на себя эту миссию, но понеся колоссальные потери, желаемых результатов не добились. За этот период 33 армия потеряла только убитыми 20975 человек, а всего потеряла убитыми, ранеными и пропавшими без вести 103 011 человек, в том числе убито 3 и ранен 1 командиров дивизий, убито и ранено 8 заместителей командиров и начальников штабов дивизий, 38 командиров полков и их заместителей, 174 командира батальонов, за этот же период армия потеряла 419 танков и 60 самоходных орудий сожженными и разбитыми артиллерией и авиацией противника непосредственно на поле боя; при неудачном вводе для развития успеха понес большие потери и приведен в небоеспособное состояние 2-й гв. Тацинский танковый корпус.
На подготовку каждой из указанных операций отводилось от 5 до 10 суток, длительность операций была от 5 до 22 суток.
Оборона противника прорывалась на фронте от 4,8 км до 9 км, каждой наступающей в первом эшелоне дивизии давалась полоса от 1 до 2 км по фронту.
Плотность артиллерии в каждой из проведенных операций составляла от 126 до 206 орудий на 1 км фронта (без учета 45-мм орудий, орудий ПА и 82-мм минометов).
Израсходовано всего 1 801 600 снарядов и мин.
В результате тяжелых и длительных боев, сопровождаемых большими потерями, армия имела продвижение от 2 до 13 км в глубину обороны противника, а в некоторых операциях продвижения совсем не имела.
За все это время армия заняла 148 кв. км территории и освободила 82 населенных пункта.
Учитывая большое количество затраченных сил и средств и совершенно незначительные успехи при этом, многие из нас угнетены неудачами, некоторые мечутся, «рвут на себе волосы», нервничая и волнуясь, не получая удовлетворения в бою, с огорчением и разочарованием проклинают сложившуюся на нашем участе фронта обстановку, часто употребляя роковое слово «не везет».
В чем же основные причины неуспехов, приведших к срыву неплохо задуманных операций и к большим потерям в живой силе и технике и желаемых результатов.
1) Первой и основной причиной являлось то, что силы и средства расходовались по мелочам, вместо серьезного и сокрушительного удара противнику наносились «булавочные уколы», от которых он очень быстро оправлялся, материальные средства расходовались также по мелочам, частями и серьезного результата дать не могли.
Если ударить человека бревном, то он безусловно будет убит, но если это бревно расчленить на щепки и бить этого же человека в разное время этими щепками, то он легко вынесет эти удары и нисколько не потеряет своей жизнеспособности. Так образно можно выразить удары п врагу нашей 33-й армией.
Если на самый прочный блиндаж сбросить в разное время одна за другой тысячу килограммовых бомб, то они не причины этому блиндажу никакого ущерба, если же на указанный блиндаж бросить одну тысячекилограммовую бомбу, то блиндаж будет разрушен до основания.
Этими сравнениями я хочу подчеркнуть, что одни и те же силы и средства, при различных способах их применения, могут дать резко различные результаты.
2) Недостатки в планировании, подготовке и проведении операций. При планировании предстоящих операций фронт указывал армии состав привлекаемых сил и участок прорыва. Место прорыва определялось лишь исходя из конфигурации фронта без учета условий местности. Полоса армии и участок прорыва определялись Командующим фронтом и были настолько узки, что исключали всякий выбор удобной для прорыва местности Командармом. Кроме того, узкий фронт прорыва (4-6 км) ставил под перекрестный и фланкирующий прицельный огонь всех видов оружия врага вклинившиеся в его оборону наши наступающие части. Это одна из важных причин неуспеха и больших потерь. Ширина полосы наступления дивизиям главного удара давалась от 1 до 2 км, боевой порядок дивизии, как правило, глубоко эшелонировался и дивизии почти всегда атаковали вначале двумя батальонами, а затем последовательно вводились в бой остальные подразделения, то есть дивизии вводились в бой по-батальонно. При этих условиях ни мощь огня, ни ударная сила дивизии одновременно не использовалась, а расходовалась по частям. В большинстве случаев в бою фактически принимали участие лишь передовые батальоны, а остальные части дивизии, эшелонированные в глубину, рассеивались артогнем противника еще до подхода к переднему краю его обороны, нес большие потери они полностью теряли свою боевую способность.
Ваш приказ № 306 о новых боевых порядках в армии не выполнялся и командующий армии его значения и выгодности новых боевых порядков или не понимал, или не признавал (речь идет о бывшем Командарме Генерал-полковнике Гордове).
Операции, как правило, готовились поспешно, разведать оборону противника как следует никогда не удавалось (фотосхемы часто получались да 1-2 суток до начала операции, а часто и в день начала операции).
Войска вводились в бой с неосвоенным и необученным пополнением, составляющим основную массу состава боевых подразделений. Офицерский состав принимал подразделения на ходу и шел с ним в бой, не зная подчиненных ему людей, которые также не знали своих офицеров.
Дивизии вступали в бой полувооруженными: автоматического оружия имели мало, станковых пулеметов каждая дивизия имела от 16 до 30 штук, к ручным пулеметам и автоматам имелось по одному магазину.
Если учесть, что большинство бойцов было вооружено винтовками и этим, и без того малым количеством автоматики, люди владели плохо, то станет ясно, что огнавая мощь дивизии была крайне низка.
Эти обстоятельства и неразумное боевое использование артилллерии, как мы укажем ниже, создавали условия, при которых взаимодействие родов войск на поле боя совершенно отсутствовало. Стреляла артиллерия — пехота лежала, пехота поднималась в атаку — артиллерия прекращала огонь и молчала.
Необученные подразделения и офицеры никаких маневров на поле боя не предпринимали, а ложились под огнем противника и давали себя истреблять, [неразб] тем самым врага, который получал удовлетворение, безнаказанно расстреливая нашу лежащую пехоту, которая ко всему прочему, даже не имела лопат для окапывания. За один-два дня боя наступающая дивизия теряла почти всю свою пехоту и результатов не добивалась. В полках оставалось пехоты по 10-15 человек, а высокие начальники все требовали наступления и с нетерпением ждали результатов. Потери в живой силе были главным образом от артминометного огня противника. Это подтверждается тем, что из всего числа раненных, на осколочные ранения приходится от 70 до 90 %.
С физическими свойствами человека у нас никто не считался и люди до оцепенения лежали под огнем противника на поле боя и становились совсем недеятельными и безразличными.
3) В нашей практике боевого применения артиллерии существует вредная и неграмотная тенденця — считать плотность артиллерийских средств по количеству орудий (стволов) на километр фронта, а не по количеству предназначенных для расхода боеприпасов.
Ради этого к фронту прорыва стягивалось большое количество артиллерийских частей и соединений, ради этого до предела суживались фронт прорыва и полосы наступления дивизий. Снарядов же отпускалось в начальный период операции от 1 до 1,5 б/к, которые могли быть эффективно выпущены в четыре-пять раз меньшим количеством артиллерии. Сокращение же количества поддерживающих дивизию артиллерийских частей с их сложными средствами управления, за счет увеличения расхода боеприпасов на каждое орудие, гораздо упростило бы организацию взаимодействия и управления войсками в динамике боя и повысило бы эффективность огня.
Продолжительность и порядок артиллерийской подготовки определялись не по какому-либо обоснованному расчету, исходя из характера обороны противника, количества имеющихся артиллерийских средств и отпускаемого лимита боеприпасов, а просто случайно, по избитому и изученному противником шаблону (начало артподготовки, как правило, обозначалось залпом «РС», затем от нескольких десятков минут, до часа-полтора проводился так называемый период «разрушения», хотя никто из артиллеристов не знал, что он собственно, должен разрушить и есть ли что разрушать. Затем проводился 10-20 минутный огневой налет по переднему краю обороны противника и артиллерия стрельбу, как правило, прекращала, а пехота начинала атаковать).
Работа артиллерии строилась так, что наша артиллерия, на нашем участке фронта, никогда не могла подавить артиллерию противника, а последняя, выбрав удобный момент обрушивалась на нашу пехоту на заранее пристрелянных рубежах и почти полностью истребляла ее. В самые ответственные периоды на поле боя господствовал огонь противника (обороняющегося), а не наш (наступавших). Борться с танками и самоходными орудиями противника артиллерия нашей армии оказалась почти неспособной. Делались попытки с наступающими ротами тянуть на руках орудия прямой наводки, но они всегда отставали, часто выводились из строя огнем противника и эффекта не давали.
4) Практическая подготовка предстоящих операций проводилась очень неумело, на виду у противника: за несколько дней до начала операции на передний край (на участке прорыва) ставились предназначенные для прорыва войска, а затем, в течение нескольких дней, накапливались материальные средства. Следовало бы делать как раз наоборот: сначала накопить материальные средства, разведать оборону противника, разведать оборону противника, поставить на позиции и подготовить артиллерию, а войска вывести в исходное положение не ранее как за сутки до начала атаки. Это одна из важных гарантий внезапности.
Можно было бы привести очень много фактов, подтверждающих изложенные выше положения, но я считаю, что этом письме делать это не целесообразно.
Цель моего письма доложить Вам некоторые важные причины, являющиеся основным препятствием к успешному выполнению проводимых 33 армией операций.
Среди некоторых руководящих работников нашей армии существует мнение, что на фоне общей стратегической обстановки мы не могли иметь времени и возможности для серьезной подготовки и достаточного материального обеспечения проводимых операций и что мы вполне добились цели, которая перед нами ставилась, сковывая противника перед нашим фронтом, не допуская переброски его сил на юг, где ведутся операции широкого масштаба. Такое мнение мне кажется неправильным и я с ним не согласен.
Простой подсчет показывает, что с затраченными в течение описанного периода на Западном фронте силами и средствами можно было провести одну или две серьезных и хорошо подготовленных операции, прорвать фронт обороны противника по крайней мере на 20-30 км фронта, развить успех и не только сковать противника, а освободить большу территорию и, или притянуть значительную часть сил противника с других направлений, или вследствие больших поражений вынудить его к оперативному отходу.
Неуспехи же проведенных операций можно объяснить исключительно неумелым и примитивным их планированием, подготовкой и практическим проведением. Ни масштаб операций, ни способ их подготовки и проведения не соответствовали целям, которые ставились.
В настоящем письме я не задаюсь целью обвинить кого бы то ни было и не имею в виду собрать все плохое в один котел, чтобы предъявить кому-либо обвинения (хотя это тое сделать было-бы необходимо), я считаю своим долгом отметить основное, что являлось плохим и нецелесообразным в проведенных боевых действиях 33 армией, для того, чтобы в будущем не допускать подобных недочетов. А все отмеченные выше недочеты у нас вольно или невольно повторяются и сейчас: дивизии, доведенные до трехтысячного состава, упорно толкаются в атаку почти безо всякого артиллерийского обеспечения.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Считаю целесообразным:
1) Запретить попытки прорыва обороны противника меньше чем на 12-ти километровом фронте, то-есть на таком фронте, который позволяет подвергать прострелу фланкирующим и косоприцельным огнем противника всю полосу прорыва.
2) Дивизии, доведенные до 4,5 тысячной численности и меньше, из боя выводить на доукомплектование, как небоеспособные.
3) Дивизиям, получившие пополнение более 50 % общего состава боевых подразделений, на обучение и сколачивание давать не менее 30 суток.
4) С целью экономии нашей пехоты, боев, которые не обеспечиваются достаточным количеством боеприпасов для подавления артиллерии и минометов противника, в светлое время не проводить.
5) Намеченную для проведения операцию подробно планировать не ниже как в штабе фронта, что даст возможность большего выбора удобной местности, участка прорыва и сосредоточения тех средств, которые необходимы (в масштабе армии часто этого сделать нельзя).
6) Боевые порядки пехоты, при прорыве полевой обороны противника, строить в строгом соответствии с Вашим приказом № 306 о новых боевых порядках. Запретить (в первую очередь командармам и командирам корпусов, которые являются главными нарушителями указанного приказа, прикрывающих нарушение приказа №306 и боевого устава пехоты термином «глубокие боевые порядки».), путем эшелонирования боевых порядков дивизий в глубину, расходовать эти дивизии по частям, не используя их полной ударной силы.
7) При планировании и проведении артиллерийского обеспечения операции, в первую очередь учитывать возможности полного подавления на необходимое время и частичного уничтожения артиллерийских и минометных батарей противника, как главных истребителей нашей пехоты. При господстве на поле боя артминометного огня противника атаку пехоты и танков запретить.
8) Для борьбы с самоходными орудиями и танками противника, являющимися пока что у нас основным «пугалом» нашей пехоты в глубине обороны противника, необходимо создать специальные части, вооруженные самоходными орудиями и танками, которые бы сопровождали наступающую пехоту, с задачей уничтожения танков и самоходных орудий противника, действующих небольшими группами против нашей пехоты. Противотанковую артиллерию стрелковых дивизий передвигать малыми танками или специальными бронетранспортерами, чтобы обеспечить движение орудий ПТО в боевых порядках пехоты.
9) Использование танковых соединений в лесисто-болотистой местности (белорусские леса и болота) запретить.
10) За каждую из проведенных операций требовать специальный письменный отчет командарма с заключением лично не заинтересованных (нейтральных) лиц. Это повысит ответственность, расширит оперативно тактический кругозор высшего командного состава и поможет своевременно вскрывать допущенные недочеты и ошибки, а также учитывать их в дальнейших боевых действиях

С искренним приветом,
Полковник И. А. Толконюк.

И.А.Толконюк в послевоенное время был уволен в запас в звании генерал-лейтенанта с должности начальника штаба округа.
Написанное имеет приложения в виде таблиц боевого состава, потерь и т.п.

С уважением, Алексей Исаев"
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 30 ноя 2013, 21:31

Гришу (С)
Артиллерийский дивизион автрийской армии:



двенадцать 155-мм САУ М-109
восемь 90-мм самоходных противотанковых пушек Jagdpanzer
38 бронетранспортеров
5 БРЭМ
57 автомобилей
662 военнослужащих
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Dvu.ru-shnik » 30 ноя 2013, 21:42

А на левом фланге что за штатские???
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 7351
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 30 ноя 2013, 21:44

Я так думаю что родственники командира дивизиона, но это вопрос к копирайтеру :D
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 02 дек 2013, 12:01

http://kanchukov-sa.livejournal.com/
С.А.Канчуков
Пехота – царица полей


При написании данного материала исходим из следующих особенностей, представленных короткими выводами:

- противник, с которым нам предстоит сражаться, будет многогранным, от реберов (боевиков всех национальностей, воюющих за определенную идею), до мощной регулярной, укомплектованной, морально и материально стимулированной армии, вооруженной передовой боевой техникой и вооружением, высокоточным оружием, развитыми системами разведки, связи, подготовленными органами управления, имеющими ресурсы и резервы, боевой опыт, применяющими передовые способы ведения боевых действий;

- преимущества технологически развитого противника – огромные и всесторонние возможности разведки по вскрытию целей для огневого поражения, большая дальность и точность стрельбы различными системами, быстрота открытия ответного (особенно контрбатарейного) огня и лучшая видимость ночью и в плохих метеорологических условиях могут парироваться не только тактическим приемами, при условии, что войска им обучены, но и совершенно другими подходами в организации подразделений и их боевых возможностей;

- у нас нет времени на окончательную разработку, всестороннее испытание, налаживание серийного производства, выпуск достаточного количества новейшей техники на тех платформах, о которых постоянно идет разговор. Эта техника нужна и разработка ее должна осуществляться, но с учетом тех особенностей, того боевого опыта, который уже накоплен;

- мелкосерийное производство для сухопутных войск равносильно самоубийству, а значит для производства достаточного количества суперсовременной техники нужно много времени. По расчетам, на доводку образцов нужно еще 2-3 года, и на изготовление для всех армейских структур от 5 до 10 лет. Такого времени у нас нет, и это подтверждают сегодняшние события в Киеве;

- нет времени на обучение личного состава, не только срочной службы и военнослужащих по контракту, а и на обучение достаточного количества офицеров и мобилизационных ресурсов управляться с современной техникой в бою;

- на базах и складах, да еще и в войсках (БМП-2,МТЛБ, БТР-80) есть достаточное количество устаревшей техники, которую можно и нужно будет использовать в мобилизационных компонентах, при создании батальонов территориальной обороны, при развертывании второго стратегического эшелона войск, о котором сегодня говорит министр обороны России «для того чтобы иметь исключительно профессиональную армию, мы имеем очень большую территорию. В случае угрозы мы должны возможность мобилизоваться. А для того чтобы мобилизоваться, мы должны иметь мобилизационный ресурс». «Для этого есть решение по созданию четырех резервных армий и к 2020 году мы уйдем от боевого применения в боевых действиях призывников», — сказал министр;

- поставка боевой техники на экспорт не возможна без ее существенной модернизации, без наличия ее на вооружении собственной армии, без понимания, что данная техника не устареет завтра, а будет соответствовать своему предназначению на любых театрах войны и против любого противника как минимум 10-20 лет;

- большинство стран продолжают развивать и совершенствовать уже имеющуюся на вооружении боевую технику, уделяя внимание защищенности, системам вооружения, высокоточным боеприпасам для использования ее в конкретных видах боевых действий;

- имеющаяся информация говорит о том, что все то, что декларируется как новое, сегодня есть более модернизированное старое, наработки ранее испытанных, и не принятых по разным причинам на вооружение образцам боевой техники. В этих новых машинах заменена структура брони, немного увеличены корпуса, изменена компоновка ходовой (скомпоновано из разных машин), изменена компоновка активной и пассивной защиты, проведены работы по совершенствованию различных систем, в том числе и систем вооружения (очень грубый пример с «Терминатором» Т1 и «Терминатором» Т2, где визуально только ракеты ПТУР немного защищены с боков, а должны быть в бронированных контейнерах, с открывающимися передними и задними крышками), но по своей сути эти образцы так и остались не инновационными и не прорывными комплексами вооружений. Причина банальная, в корне способы вооруженной борьбы не изменились (лук не заменен на мушкет), да и военная наука не разработала способы их применения, а значит и структуру войск для них;

- сегодня на первое место выходит возможность обладания информацией о поле боя в реальном масштабе времени, и могущество вооружения, способное работать в любых условиях обстановки, уничтожая противника, заведомо превосходящего по численности и возможно качеству вооружения.

В таких условиях нужно переходить к другим критериям ведения вооруженной борьбы, чтобы определиться с основными критериями техники, структуры подразделения, задачах, способах их выполнения.

Начинать нужно с тех первичных структур, которые непосредственно участвует в бою, учитывая опыт прошедших вооруженных конфликтов.

Что происходит сегодня на первичном, тактическом уровне. Все остается, как и было и 10 и 20 и 30 лет назад. Мотострелковое отделение, взвод, рота, батальон, остаются в тех же организационно-штатных структурах, что и были ранее, вооружены теми же средствами, имеют ту же скудную разведывательную информацию, а значит и минимальные огневые возможности по поражению противника, прежде всего на максимальных дальностях, с использованием непосредственно своих средств. Основным опорным пунктом в обороне остается опорный пункт взвода, по размерам не превышающий те 300х300 метров, что и были ранее. Возможности мотострелковой роты и мотострелкового батальона не претерпели своих изменений, за исключением голословных заявлений бывшего НГШ генерала Н.Макарова, что сегодня бригада должна обороняться на фронте 100км, правда, потом эти заявления постепенно нивелировали. А задачи, которые предстоит выполнять взводу, роте, батальону, в современных условиях, коренным образом изменились. Для справедливости нужно отметить, что принимаются некоторые меры, создавая так называемые батальонные тактические группы из всех подразделений бригады, но тогда сама бригада уже не в состоянии решать весь комплекс задач, который ей может быть нарезан.

Второй особенностью рассматриваемого материала есть необходимость определиться с задачами, которые могут решать первичные воинские организмы в современных условиях.

Первая задача, как уже сказано, будет состоять в возможности противостоять и сохранить боеспособность при отражении не трехкратно превосходящего, а более (пяти- шести кратное) противника, по численности, по получению разведывательной информации, по наличию боевой техники и ее боевых возможностях по поражению техники и личного состава подразделения. Сегодня проводить сравнение, как это было ранее, по непонятно кем рассчитанным потенциалам еще в дореволюционное (1991г.) время, непростительная ошибка. Сегодня нужно отрабатывать не только теоретически, а и практически, с реальным условно-боевым и боевым применением эти новые показатели боевых потенциалов, в противном случае доиграемся в песочницу.

Вторая задача, будет состоять в способности подразделения противостоять высокоточному оружию, противостоять ведению сетецентрических боевых действий (не только связанных с получением, обработкой информации и управлением войсками, а и с дистанционным ведением боевых действий точечно и избирательно), когда практически вся информация о подразделении в реальном масштабе времени будет известна противнику. И это не только информация об обороняющемся взводе, а вся информация на всю глубину театра военных действий, и здесь бумажными мерами маскировки и ввода противника в заблуждение уже отделаться нельзя.

Третья задача, способность командования подразделением не только управлять однородным подразделением (мотострелковый взвод, рота), а управлять, организовывать всестороннее взаимодействие и обеспечение между различными видами и родами войск, которые должны входить организационно в состав подразделения, управлять приданными и поддерживающими силами и средствами.

Четвертая задача, одновременно вести боевые действия, как с иррегулярными вооруженными формированиями, так и с регулярными воинскими подразделениями и частями (силами), использующими весь арсенал сил и средств, от различных видов авиации, до танковых подразделений.

Эти задачи позволяют определиться с самим характером боя. Он будет, по отношению к противнику, динамичным, продолжительным, в различных условиях суток, без непосредственного соприкосновения с противником в ходе большего промежутка времени боя. Возможно, в отрыве от главных сил, в оперативном окружении, на более объемном участке местности, с большими промежутками между позициями, с использованием различных способов удержания рубежей, совершения маневра, поражения противостоящего противника на максимальной дальности с применением различных способов организации огня и ударов.

По отношению к местности, как на различной местности, с использованием естественных и искусственных препятствий, узостей, лесных массивов, где ограничена дальность ведения наблюдения и стрельбы, так и на открытой местности, а так же, при удержании или захвате населенных пунктов, отдельных объектов и районов города.

По отношению к построению обороны, так как предполагает первичное участие в отражении вторжения, посредством занятия отдельных рубежей на широком фронте и в глубину обороны, с выставлением различных засад, как перед фронтом, в тылу, так и в промежутках между подразделениями. Нормативы, установленные в действующих руководящих документах, и основывающиеся на старых подходах к ведению боя сегодня уже не могут обеспечить выполнение задач войсками.

По отношению к системам оружия, применяемым противником, нанесение поражения высокоточными авиационными боеприпасами и управляемыми ракетами самолетами и вертолетами с различных ракурсов, нанесение поражения подразделению артиллерийским огнем, в сочетании с авиационными ударами обычными боеприпасами штурмовой авиацией. Уничтожение бронеобъектов, вскрытых системами разведки противника на максимальных дальностях, с использованием вооружения танков, БМП, и другого тяжелого вооружения, и только после этого, нанесение поражения, действиями штурмовых групп, посредством выхода их на фланги и в тыл обороняющимся подразделениям с целью максимального использования возможностей оружия, а не человеческого фактора. Изолирование района ведения боя посредством ударов авиации и действий диверсионных групп и сил специальных операций.

По отношению к структуре подразделения и его боевым возможностям и способностям, самостоятельно и во взаимодействии с вышестоящими силами и средствами посредством сил и средств разведки вскрывать противника не только на глубину своих средств поражения, а перекрывать этот норматив вдвое, втрое для своевременного реагирования на обстановку и принятия соответствующего решения. Способность осуществлять инженерное оборудование рубежей и позиций в короткие сроки и своими силами, организовывать все мероприятия маскировки, в том числе и создание ложных позиций, обеспечивать все виды противодействия средствам разведки противника. Способность подразделения противостоять, прежде всего, высокоточным боеприпасам противника путем их уничтожения на безопасном расстоянии от объектов посредством своего вооружения. Способность уничтожать средства воздушного нападения и противостоять им, не допуская безнаказанного уничтожения обороняющегося подразделения. Способность уничтожать артиллерийские системы в зоне досягаемости своих средств поражения и корректировать огонь и удары средств вышестоящего командира. Способность вести борьбу с бронетанковыми объектами противника на предельных дальностях и при явном численном превосходстве, за счет наличия высокоточных боеприпасов различного назначения и средств их применения. Эта способность распространяется и на действия в лесистой местности, в горах, при ограниченной видимости, в населенных пунктах. Способность подразделения длительное время вести боевые действия, как на обороняемом рубеже, так и в ходе маневренной обороны, ощущая зависимость от старшего начальника только в получении более объемных данных разведки и поддержки ударных авиационных и ракетных средств, используя приданную дальнобойную артиллерию в своих целях. Для этого в подразделении необходимо иметь весь комплекс необходимых сил и средств.

В статье «Характер будущего поля боя» в основном уделили внимание тяжелой технике, которая должна быть на вооружении подразделений. К этому нужно стремиться. В сегодняшних условиях нам нужно с одной стороны используя уже имеющеюся технику, осуществить ее модернизацию и доработку и на имеющихся мощностях нарастить их выпуск до необходимой потребности, как в регулярных войсках, так и в учебных подразделениях и мобилизационном резерве. С другой, увеличить так боевые возможности подразделения, чтобы оно смогло выполнить весь перечень определенных задач в условиях той обстановки, которая может сложиться в ходе будущей войны и быть способным выполнять эти задачи продолжительное время.

Как же должна структурно выглядеть мотострелковая рота, чтобы она смогла выполнить весь перечень возможных задач и не быть уничтоженной впервые минуты, возможно, часы боя. Нам видится, что структурно мотострелковая рота должна включать в себя командование и управление роты, взвод разведки и РЭБ, три мотострелковых взвода, инженерно – радиационно-химический взвод, зенитно-артиллерийский взвод, артиллерийский взвод самоходных минометов, тыл роты с медико-санитарным и тыловым отделением, техническое обеспечение роты с ремонтно-эвакуационным отделением.

Таким образом, в составе роты имеется семь основных и три вспомогательных подразделения, что позволяет командиру роты эффективно управлять своим боевым организмом и обеспечивать его всем необходимым. Обеспечение же роты основными материально-техническими средствами, боеприпасами, ГСМ возлагается на вышестоящего командира, а именно на батальонные тылы, а батальон уже обеспечивает бригада, что вполне логично. При этом, запасы, имеющиеся в роте по основной номенклатуре, включая и продовольствие, позволяют ей самостоятельно вести боевые действия от 3 суток и более, что в корне ограничивает движение техники в ходе боя и не позволяет противнику вскрывать и уничтожать подразделения, их силы и средства.

В дальнейшем структурном описании мы будем рассматривать только то, что и как нам видится для придания подразделению новых боевых возможностей.

Начнем с управления мотострелковой роты. В его состав должны входить пять военнослужащих: командир роты, заместитель командира роты, заместитель командира роты - начальник разведки - командир разведывательного взвода, это офицеры (3 человека), а старшина роты и техник роты, прапорщики.

В управление роты дополнительно входят экипажи двух командирских машин (командир боевой машины, наводчик-оператор, старший механик-водитель) и военнослужащие управления роты: операторы АСУВ – 3 военнослужащих, радиотелеграфисты – 3 военнослужащих, снайпера – 2 военнослужащих.

На вооружении управления роты стоят две БМП-3К, но полностью модернизированные, о чем ниже.

Взвод разведки и РЭБ предназначен для ведения разведки всех видов в интересах вскрытия противника в полосе действий роты во всех видах боя и при выполнении всех боевых задач, от расположения на месте, совершения марша, до ведения боя. Отсутствие специализированных сил и средств разведки в роте ограничивает командира роты в принятии решения по обстановке, не позволяет этому подразделению в полном объеме использовать даже то оружие, которое имеется сегодня, не говоря уже о перспективах. Каждый орган разведки должен работать в интересах определенного начальника, обеспечивая параллельно информацией нижестоящие организмы.

Во взводе должно быть отделение управления, предназначенное для сбора, анализа и отображения получаемой разведывательной информации и передачи ее войскам, соседям, старшему командиру. Два разведывательных отделения, предназначенных для ведения всех видов разведки, в том числе и выполнения боевых задач путем ведения боя. Отделение технических средств разведки, включающее возможность ведения радиоэлектронной и воздушной разведки. Отделение РЭБ, обеспечивающее прикрытие подразделений роты от ударов высокоточных боеприпасов, путем постановки активных и пассивных помех в полосе обороны роты и во всех остальных видах действий.

На вооружении взвода разведки и РЭБ стоят модернизированные и доработанные боевые разведывательные машины, боевые машины РЭБ, комплексы РЭР, РЭБ, БПЛА, РЛР. Для транспортировки различного оборудования во взводе имеется транспортная машина из состава отделения тыла роты.

На вооружении взвода должно состоять девять БРМ имеющих различное назначение.

БРМ-К в отделении управления должна быть оборудована средствами связи, приема, передачи, обработки и отображения разведывательной информации, получаемой от всех систем разведки взвода, и имеющая возможность приема разведывательной информации от вышестоящего штаба. Дополнительно данная БРМ-К должна обеспечивать работу должностных лиц в роли командно-штабной машины.

БРМ-Р разведывательных отделений должны иметь на вооружении стандартный набор разведывательных систем, позволяющий вести разведку в любых условиях, в том числе и в ходе боя, и иметь возможность передачи данных в закрытом режиме на БРМ-К командира взвода. В стандартный комплект разведывательного оборудования должны быть включены системы оптической разведки, системы тепловизионной разведки большой дальности (до 6 км), лазерные дальномеры, средства РЭБ для подавления радиоуправляемых фугасов. В каждом отделении должно быть по две БРМ-Р.

БРМ отделения технических средств разведки на вооружении должны иметь пассивную РЛС с выдвижной, на высоту до 10 м антенной, комплекс радиоэлектронной и радиотехнической пассивной разведки УКВ, КВ и СВЧ диапазонов, с возможностью пеленгования с одного места или в составе группы машин. На машинах должны находиться и стандартные системы оптической и тепловизионной разведки. В отделении на вооружении должно быть две БРМ –РЭР.

БРМ отделения РЭБ в своем комплексе должны иметь соответствующие системы разведки и подавления, позволяющие взводу полностью прикрыть при необходимости всю территорию занимаемую ротой от высокоточных боеприпасов противника. В отделении должно быть две БРМ-РЭБ.

Мотострелковые взвода имеют обычную структуру, отличаясь только наличием в своем составе отделения управления взвода и трех боевых отделений (по две БМП в каждом). На вооружении взвода имеется семь БМП-П. В отделение управления МСВ, кроме экипажа и командира взвода входят два телеграфиста, два оператора АСУВ и два снайпера. Личного состава 48 военнослужащих, в том числе один офицер, один прапорщик (ЗКВ-КБМ), шесть унтер-офицеров – командиры боевых машин – командиры отделений (присваивается военнослужащим по контракту), пять фельдфебелей (старшие сержанты - старший стрелок), семь сержантов (наводчик орудия) и 15 ефрейторов и рядовых первого и второго класса. Данное распределение воинских званий и привилегий предусматривает дальнейшее развитие и становление российской армии, повышение ее боевых возможностей, стойкости, преимуществ и привлекательности службы.

Продолжение следует
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 08 дек 2013, 16:25

Форум "Отвага2004"
Раздел "Бронетанковая техника"
Тема "Боевое применение бронетехники"
Участник Антипов
8.12.2013

Так как полк мотострелковый почти все операции прходили во взаимдействии с пехотой. Конечно не только с ней (артиллерия, авиация и пр.) , были столкновения где взаимдействовали, на пример, с разведкой(прикрывали выход и обеспечивали возвращение разведгрупп. Задачи самые разные: действия в составе штурмовых групп, изоляция района и напротив прорыв изоляции(окружения) боевиками наших подразделений, и пр.
Есть такой момент в начеле компании (1-ая) танковый взводы придавались мотострелковым ротам, обычно они действовали в полном состве и по мсв не распределялись, так как мср решала свои задачи на довольно узком участке в обороне, причем тв в составе мср организовывал свой опорный пункт и танки привлекались для отрывки окопов своим оборудованием для всей мср. А в наступлении имела один небольшой объект атаки(дом, перекресток) и как правило атаковала по одной улице в городе. Кстати за все время командировок ни разу не видел мср с составом больше 60-ти человек, техники тоже было ЗНАЧИТЕЛЬНО меньше штата, может на вводе войск было по другому, не знаю.
На втором этапе компании танки из мср изьяли. Роты включили в батльонные тактические группы. Причем в расположении полка подразделения располагались побатальонно. тб занимл свой район и выдвигался по ротно в те бронегруппы в которые были назнчены роты. Интересно что тр были так сказть предназначены для разных задач. Естественно в состве бронегрупп. 2тр как правило использовалась для изоляции района и перекрытия возможных путей подхода боевиков и нрушения их коммуникаций, 3тр в составе БТГр 3мсб резерв КП(пожарная команда), 1тр в БТгр 1мсб штурмовая группа непосредственно звязывала и вела бой в ходе которого командир полка решл какие силы и средства, на каких направления и в каком порядке задействовать. Это я пишу о так сказать незпланирванных столкновениях. На пример нападение боевиков на блокпост федеральных сил у моста через реку Аргун с. Старые Атаги. Поздняя осень 1995г(даты точно не помню) Время 22.30-23 часа, НВФ численностью более 200 человек напали на блок пост ВВ. Рсстояние от рсположения полка 5-6км. После начала нападения до начала движение БТгр в составе 1мсб и 1тр(моя рота)прошло минут 20--25. Аргун в этом месте протекает по довольно широкой ложбине по гребню которого проходит шоссе Грозный-Аргун. От шоссе до моста расстояние метров 800. При подходе на рубеж шоссе развернул роту в боевую линию( 8 танков) с интервалом не более 50-70 метров, пехота сзади. Как только перевалили шоссе сходу открыли огонь из пушек и пулеметов. Надо сказать что с самого начала нападения артиллерия довольно густо сыпала осветительными и видимость была отличная. Сходу были уничтожены 2 автобуса и один бортовой камаз на противоположном берегу. Наше появление для боевиков было довольно неожиданным , потому что для того чтобы затянуть время до нашего подхода блокпост вел переговоры о якобы сдаче, потому боевики чуствовали себя довольно уверенно и не предприняли мер для обороны. Так же эффект неожиданности был в том что выдвижение и развертывание БТГр проходили вне видимости боевиков и когда они нас обнружили мы были готовы к бою и развернуты в боевые порядки. Те кто перепрвились на наш берег были прктически все уничтожены огнем из танков и стрелкового оружия спешившейся пехоты, которая залегла вдоль дороги и методически отсреливала пытавшихся сопротивляться боевиков. Боевики которые не переправились на наш берег бежали в направлении Чири-Юрт. Потери боевиков: найденных труппов если не ошибаюсь 34, те кто оказались на нашем берегу, на противополжном труппы боевики забрали. Потерь в БТгр не было, кроме легких ранений, на блокпосту были, но какие не знаю. Под утро на блок прибыло усиление ВВ, мы же смотали удочки и вернулись в расположение. Расход ОФС для танков 73 снаряда. Довольно большой, но бъясняется тем что мы довольно долго обстреливали противоположный берег.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 25 дек 2013, 15:45

К вопросу о штурме населенных пунктов с применением бронетехники



Арабский (сирийский) город
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Тактика Сухопутных войск

Сообщение Andreas » 28 дек 2013, 23:58

Дислокация дивизий Вермахта в январе 1945 года:
- Восточный фронт 146;
- остальные участки 137, в т.ч. Западный фронт 79, Италия 28, Балканы 15, Норвегия и Дания 15.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Пред.След.

Вернуться в Армия и общество

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2