Господин Президент!

Темы связанные с армией, вооружением и обществом, военные конфликты и т.д.

Re: Господин Президент!

Сообщение гришу » 06 ноя 2011, 20:38

Совет по правам человека при Президенте РФ признал ответственность СССР за геноцид и Вторую мировую войну

Подробности: http://www.regnum.ru/news/polit/1386515 ... z1cvr7bhmi
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM

Какого черта при президенте на наши налоги содержат этих дармоедов и словоблудов.
Цитата из статьи:
Возможно, уже сейчас стоит переименовать странновато звучащий День народного единства в "День памяти жертв гражданской войны и национального примирения".
Совет по правам человека агенты - выпускники школ ЦРУ
главное внушить, что Россия виновата в том, что все живут плохо и потом доить пользуясь внушённым чувством вины, низко склонить голову перед Польшей, Эстонией, Литвой, Латвией .. в очередь! сукины детии в очередь.. сейчас будем контрибуцию за понесённый ущерб раздовать. Может быть перед Германией - за имевшие место факты сексуального насилия... Также предлагаю в виду нанесения беременностью серьезного вреда здоровью матери судить свежезачатый эмбрион за нанесение вреда здоровью средней тяжести, повлекшее временное лишение трудоспособности со всеми соответствующ/
Последний раз редактировалось гришу 20 ноя 2011, 23:27, всего редактировалось 1 раз.
я хорошо схожусь с людьми особенно в штыковую
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 8153
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Господин Президент!

Сообщение master » 07 ноя 2011, 03:47

...Вот ни каких газет и не читайте!
ф.ф. Преображенский.
master
 
Сообщения: 106
Зарегистрирован: 04 май 2011, 19:58

Re: Господин Президент!

Сообщение гришу » 07 ноя 2011, 12:19

вот обнаружел АКСИО-1. Результаты опроса

http://eot.su/axio-result

коменты читать обз.
я хорошо схожусь с людьми особенно в штыковую
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 8153
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Господин Президент!

Сообщение Pahomov » 09 ноя 2011, 21:02

Здравствуйте всем!
Хоть я тут пригрипповал немного, хоть и просил меня слезно ЖеньЖенич в тему эту не влазить, да только вот влезу.
Саша говорит: "...Да только когда это у нас людей жалели?"

И тут я с ним ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСЕН.
Ни своих Империя не жалела, ни тем более - чужих.

Ни русских, ни украинцев, ни поляков, ни негров - да никого.
СИСТЕМА.


А в доказательство - слова человека, который не только не умеет лгать, но и кривить душой не умеет. Не умеет, не может и не считает возможным.
Это Михаил Ефимович Катуков, с которым я в молодости имел счастье и честь познакомиться лично.

Вот выдержка из его книги "На острие главного удара" которая написана так, что возможности выбросить хоть что нибудь было невозможно даже в эпоху цензуры СССР, книга, которая выдержала более 11-ти изданий и которая должна быть на столе ( или в памяти компьютера) каждого русского офицера, который считает для себя возможным называться словом ОФИЦЕР.

Очень прошу - прочитать то, что я выложу, не бегло, а внимательно:

"...17 (1941-го) декабря во второй половине дня передовой отряд танкового полка с боем ворвался в
село Ново-Петровское и, продвигаясь вперед, подошел к виадуку железнодорожному мосту,
перекинутому через Волоколамское шоссе. И тут перед нами возникло непреодолимое
препятствие: гитлеровцы успели виадук взорвать.
Что делать? Попробовали растащить бетонные глыбы танками - ничего не получилось,
слишком трудоемкая операция. Вдобавок выяснилось, что метрах в пятидесяти за виадуком
протекает узенькая речка Маглуша, не более шести метров шириной. Но мост, соединяющий
ее берега, гитлеровцы тоже успели взорвать.
Положение частей бригады осложнилось: они вынуждены были остановиться.
Преследование врага невозможно, а он совсем рядом, на том берегу. Мы еще успели
заметить хвост немецкой колонны, отходившей от Ново-Петровского. Необходимо было во
что бы то ни стало догнать ее и разгромить.
Попробовали искать объезд. Слева от виадука - крутая железнодорожная насыпь.
Танкам не преодолеть ее. Справа тоже насыпь, но более пологая. Упирается она в дорогу,
мощенную булыжником. Эта дорога, ответвляясь перед виадуком от Волоколамского шоссе,
ведет к железнодорожной станции. Здесь танки без особых затруднений могут перебраться
через железнодорожное полотно, спуститься к речке и перейти вброд. Судя по разбитой
колее, ведущей к берегу Маглуши, у немцев в этом месте тоже был объезд. Главное -
быстрее перемахнуть через водную преграду и, не теряя ни минуты, мчаться вдогонку за
уходящей немецкой колонной.
Три наших танка идут по правому берегу. Но как только танкисты, перевалив
железнодорожную насыпь, стали спускаться к броду, им наперерез бросились пожилая
женщина и мальчик. Они кричали: "Стойте, стойте, там мины!"
Конечно, за гулом двигателей и грохотом трансмиссий танкисты не слышали, что им
кричат, но все же остановились. Женщина подбежала к переднему танку и рассказала
командиру машины: укрываясь от немцев, она с сыном сегодня утром пряталась на правом
берегу Маглуши в окопе. Из этого окопа они видели, как гитлеровцы, прежде чем взорвать
виадук, разрушили временный мост, находившийся на месте брода, и минировали подходы к
нему. Много противотанковых мин они заложили на обоих берегах речки и в выемке,
ведущей в том же направлении к шоссейной дороге.
- Где же нам переправиться? Может быть, ниже? - спросил я женщину, показывая
рукой вправо.
- Лучше у моего дома, - ответила женщина. - Там речка узкая-узкая. Переправитесь,
потом пройдете через мой двор и выйдете на шоссейку.
Мы пошли вслед за женщиной, чтобы осмотреть место переправы. Верно, речка узкая,
ширина не более четырех метров, но берега крутые, и танкам здесь вброд не пройти.
Единственный выход из положения - построить мост. Но где взять бревна? Услышав
разговор командиров, женщина потянула Комлова за руку:
- Что ж стоите? Вон у меня под домом лежат бревна, дрова. Берите. Не хватит -
разбирайте двор, сени. Для такого дела ничего не пожалею.
- Ну хорошо, - сказал Комлов, - построим мы мост, пройдем через ваш двор. А со двора
куда? Ведь там, за двором, немцы тоже заминировали дорогу. И опять нарвемся. Саперов-то
пока с нами нет.
- Не все они заминировали, - успокаивает женщина. - Мой Петя поведет танки, покажет
дорогу. Он знает, где немцы закладывали мины, а где нет.
В это время к речке подошла рота из нашей мотострелковой части. Комлов договорился
с комиссаром батальона старшим политруком Олизаренко, и пехотинцы вместе с танкистами
начали строить мост. Они отобрали толстые и длинные бревна, перетаскали их к речушке и
уложили впритирку от одного берега к другому. Поперек соорудили настил из коротких
бревен и больших поленьев, затем опять - длинные бревна, а поверх настил. За какие-нибудь
25-30 минут бойцы соорудили четырехрядную клетку, связали ее телефонными проводами,
используя остатки разрушенной телефонно-телеграфной линии.
Мост, конечно, получился примитивный, но вполне годный для переправы танков.
Первой на настил вошла тридцатьчетверка одного из лучших наших командиров-танкистов
Дмитрия Федоровича Лавриненко. Перевалила она через речку удачно и двинулась через
двор к шоссе.. Впереди танка, показывая экипажу дорогу, побежал Петя.
Когда же тридцатьчетверка Лавриненко добралась наконец до шоссе, мальчишка
вернулся обратно, чтобы перевести через двор вторую боевую машину. И тут вдруг ударила
автоматная очередь. Петя упал в снег. Кто-то крик-пул; "Убили парнишку!" Но, как
оказалось, мальчик показал лишь хорошую солдатскую сноровку. Прошло несколько секунд,
и он поднялся с сугроба невредимый и побежал впереди второго танка.
Снова свинцовая очередь, за пей другая, а мальчик, не страшась выстрелов, бежал
впереди тридцатьчетверки и рукой подавал знак экипажу: "Держитесь правее, правее, слева
мины".
Второй танк тоже благополучно вышел на шоссе, за ним двинулась мотострелковая
рота. На мосту оставалось лишь одно отделение на случай, если четырехъярусная клетка не
выдержит тяжести танков и придется ее восстанавливать. Лавриненко между тем уже
вступил в бой с противником - с прикрытием гитлеровцев, задержавшихся в селе.
Лейтенант увидел, как из-за дома, стоявшего на бугорке, справа от шоссе, выскочил
фашистский тягач-вездеход с автоматчиками в кузове. Как видно, это и было немецкое
прикрытие, охранявшее брод и объездную дорогу. Лавриненко моментально взял его на
прицел и первым же выстрелом из пушки разбил.
Переправился на другой берег Маглуши и тяжелый танк KB техника-лейтенанта С. Г.
Корсуна. Правда, он поломал пастил, но все же переправился. А вот двор пройти ему не
удалось. Известно, что KB не такой маневренный танк, как тридцатьчетверка, И если первые
машины прошли по узкому коридору двора почти впритирку к дому, то KB, выходя со двора,
накренился немного влево и зацепил угол дома. Бревенчатая стена завалилась, следом за ней
упали и верхние венцы другой стены, и крыша хаты повисла - вот-вот рухнет.
Хозяйка дома, выручившая нас в этот день, сначала перепугалась, даже закричала.
Шутка ли в жестокие морозы остаться без крова?! Но потом пришла в себя и сказала:
- Чему быть, того не миновать. Берите, детки, сруб, тащите его на мост. Он попрочнее
поленьев.
Мы стали было возражать. Война войной, но и в положение человека войти надо: сруб
пригодится для ремонта пусть немудреного, но все-таки жилья. Однако женщина ничего и
слушать не хотела.
- Берите, все берите. Помост сейчас нужнее, чем моя изба. - И сама за бревно берется,
тащит его к речке.
До сердца тронул тогда танкистов патриотический поступок простой советской
женщины.
- Не печальтесь, мамаша, - сказал Комлов Александре Григорьевне. - Мы дадим вам
бумагу с печатью. Объясним в этой бумаге, как все было. Советская власть поможет вам
восстановить дом.
- И на том спасибо, - ответила женщина и продолжала вместе с пехотинцами таскать
бревна к реке.
Мост усилили, скрепили железными скобами. Нашли их в брошенной немецкой
двуколке, которая стояла неподалеку от разрушенного виадука. И тут же стали пропускать
через речку остальные танки. Выходили они на шоссе тем же путем через двор Александры
Григорьевны Кузнецовой, и проводником их по-прежнему был Петя.
Но, видно, не зря говорят в народе, что беда за бедой ходит. Неожиданное несчастье
свалилось на Петю, юного проводника. Когда мальчик бежал вдоль дороги, предостерегая
танкистов от вражеских взрывных заграждений, одна машина все же наскочила на
небольшую мину. Мина взорвалась, танк не повредило, но Петю взрывной волной отбросило
в сторону и сильно контузило.
Танкисты подняли мальчика и внесли в полуразрушенный дом. Врачи санитарной
службы полка оказали Пете помощь. Но юный проводник танкистов, сделавший для нас так
много, не приходил в сознание. Над ним склонились, рыдая, мать и старшая сестренка Катя.
Ей было тогда тринадцать лет, а Пете одиннадцать.
Горько было узнать заключение нашего полкового врача. Он сказал, что трудно
рассчитывать на полное выздоровление мальчика. Как ни печально, но не исключено, что
Петя может остаться инвалидом на всю жизнь.
А тем временем наши танки, переправившиеся через мост, сложенный из бревен и
досок дома Александры Григорьевны, дошли по шоссе до деревни Антоновка и разгромили
там часть отходившей немецкой колонны. Помню, в кабине каждой фашистской машины
лежали снопы ржаной соломы. Гитлеровцы прихватили их с собой для того, чтобы в случае
безвыходного положения сжечь автомашины. Но они не успели этого сделать. Увидев, что
их настигают советские танки, водители бросили машины и, спасаясь от губительного огня,
пустились наутек в лес. Разгромив эту колонну, передовой отряд бригады продолжал
продвигаться по Волоколамскому шоссе на Деньково - Чисмену.
Наступила пора и нам с командиром полка майором И. Г. Черяпкиным покинуть Ново-
Петровское. Нужно было догонять ушедшие вперед подразделения, руководить боем.
Прощаясь с Александрой Григорьевной, мы оставили си документ, скрепленный нашими
подписями и полковой печатью. В нем кратко излагалось все, что произошло 17 декабря
1941 года на берегу реки Маглуша. подробно говорилось о подвиге, совершенном А. Г.
Кузнецовой и ее сыном. В том же документе мы просили органы Советской власти помочь
этой женщине восстановить дом, вылечить мальчика и представить мать и сына к
правительственной награде.
Вздохнув, Александра Григорьевна взяла у нас бумагу. Глаза ее наполнились слезами:
- Отомстите, милые, проклятому фашистскому зверю. Отомстите за все наше горе, за
все наши страдания.
- Мы выполним ваш наказ, Александра Григорьевна, - взволнованно ответил майор
Черяпкин и, поклонившись женщине, поспешил за танками.
Пока саперы не расчистили шоссе под виадуком, мимо полуразрушенного дома А. Г.
Кузнецовой целые сутки шли части 16-й и 20-й армий, наступавших по Волоколамскому
шоссе.
И вот двадцать три года спустя Яков Яковлевич Ком-лов снова встретился с А. Г.
Кузнецовой в Ново-Петровском. Александра Григорьевна проживала в том же доме, что и до
войны, на Колхозной улице. Комлов подошел к обрывистому берегу Маглуши и посмотрел
вниз. Речка пересохла и превратилась в ручеек. Но раскопанные берега подсказали, что
именно здесь гитлеровцы заминировали брод.
Комлов переправился по кладке через Маглушу и подошел к дому Кузнецовой. Стевы,
разрушенные танком, были восстановлены, но бревна, видимо те самые, из которых мы
строили мост, сложены неумело. Изба покосилась, вросла в землю и напоминала скорее
деревенскую баню, которую топят по-черному.
Дверь Комлову открыла сгорбленная старушка. Трудно было узнать в ней ту
энергичную женщину, которая так самозабвенно помогала нам в сорок первом навести
переправу.
- Почему же, Александра Григорьевна, вы не добились, чтобы вам поставили новый
дом? - спросил Комлов.
Она ответила с тяжелым вздохом:
- Пока шла война, неудобно было обращаться. Не я одна бедовала. Дом кое-как
отремонтировали своими силами. Вот и живу с сыном Петей. Он инвалид, работать не
может. А бумага, что вы мне дали, где-то затерялась.
Тяжело было Комлову слышать эти слова. Обидно было, что так неудачно, безрадостно
сложилась судьба этой мужественной русской женщины и ее сына.
- Вы же подвиг совершили! - воскликнул он.- Большой подвиг!
Подумав немного, словно вспоминая прошлое, старушка ответила:
- Кто его знает, может, и был тогда подвиг. Но мы-то с Петей побежали навстречу вам
не из-за подвига какого, а из жалости. Люди-то наши, и машины могли на минах
подорваться. А зачем же им гибнуть? И так ведь сколько материнских слез пролито, сколько
хорошего народа в войну погибло.
Рассказала Александра Григорьевна в тот вечер и о своей семье. Ее муж, Иван
Дмитриевич Кузнецов, до революции был безземельным крестьянином. Батрачил на
помещиков и кулаков. Воевал в первую империалистическую, вернулся с германского
фронта с простреленной рукой и больным сердцем. Работал на шорной фабрике, есть такая
неподалеку от Ново-Петровского, а в сороковом году умер.
Три дочери Александры Григорьевны участвовали в Великой Отечественной войне.
Анна выносила раненых с поля боя, Мария была связисткой, Татьяна водила бензозаправщик
в батальоне аэродромного обслуживания. Так что вся семья Кузнецовых в грозные для
Родины дни встала на ее защиту.
Добавлю к этой истории, что вскоре появилась в газете "Известия" статья Я. Я.
Комлова, в которой было описано все, что сказано выше. Потом мне позвонил по телефону
начальник Главного управления кадров Министерства обороны СССР и передал
распоряжение Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского о
том, чтобы я написал наградные листы на Александру Григорьевну и ее сына Петра
Ивановича Кузнецовых и представил их к награждению орденом Отечественной войны I
степени.
Указ Верховного Совета СССР об их награждении последовал через несколько дней -
23 сентября 1965 года.
Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский выделил роту
саперов и строительные материалы. Кузнецовым был построен новый дом. Мебель,
телевизор, радио - все им дало Министерство обороны СССР. Ключи от нового дома
поручено было вручить мне. Состоялся митинг, на который собрались жители не только
Ново-Петровского, но и окрестных деревень. Было торжественно, празднично. Жаль только,
что недолго пришлось Александре Григорьевне пожить в новом благоустроенном доме.
Тяжелые годы подорвали ее здоровье, и не так давно она скончалась.


Вот в этом - ВСЁ. И о СИСТЕМЕ, и о РОДИНЕ, и о героизме, и о ЛЮДЯХ и о НЕлюдях.
Всех мастей.
С уважением ко всем, Юрий Пахомов
Аватара пользователя
Pahomov
 
Сообщения: 172
Зарегистрирован: 29 мар 2011, 22:46
Откуда: Ростов/Дон; Россия.

Re: Господин Президент!

Сообщение Beleckiy » 13 ноя 2011, 01:43

22.35 мв.12.11.2011. Ханкала.
Здравия желаю всем!
Привет, Саша!
Майор с Пахомычем передали мне привет, тебе - тоже привет от меня! И всем твоим - тоже привет! :)))
Рад, что порешали и с темой, и с тактикой, ты понимаешь, о чем я. ;)
Почему "без знаков препинания" - да пишу я так, когда быстро надо или времени над запятыми-точками думать нет - по-телеграфному! Это уже с трудом выводится, хотя Евгеньевич и издевается, ( хитрый сын ядовитого земноводного пресмыкающегося)!
Так что, жму руку,
С.И.Белецкий
Аватара пользователя
Beleckiy
 
Сообщения: 66
Зарегистрирован: 30 июл 2011, 20:41

Re: Господин Президент!

Сообщение гришу » 23 ноя 2011, 01:06

Я понимаю - ШЕСТЬ МИЛЛИОНОВ польских граждан, убитых немцами ... Я понимаю - почти миллион русских парней, что погибли, освобождая Польшу (и, между прочим, ценой своих жизней ограничили цифру на шести миллионах) - все это тоже пофиг.

Я просто уверен - будет шестой раздел польши! Просто не может его не быть, ибо воистину!


http://szhaman.livejournal.com/699145.html
я хорошо схожусь с людьми особенно в штыковую
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 8153
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Пред.

Вернуться в Армия и общество

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 12

cron