"Джихад - горе Кавказа. Первым нарушил мир!"

Темы связанные с армией, вооружением и обществом, военные конфликты и т.д.

"Джихад - горе Кавказа. Первым нарушил мир!"

Сообщение EvMitkov » 17 окт 2011, 03:43

Такие слова звучат в одной из моих любимых песен, написанной еще в период Чеченских Кампаний.
Закончилась ли та война? И может ли вообще война на Кавказе когда-нибудь закончиться?
Или может только утихнуть?


То, что будет сказано ниже, сказано человеком, которого на нашем форуме многие знают - кто виртуально, кто - реально.
Человек этот - очевидец много, и сказанного в том числе.
Итак:


11.10.2011. Махачкала
Убийство, покушение на убийство, террористический акт, спецоперация, ликвидация боевика - основные темы новостей из этой республики. Издалека кажется, что еще немного - и там начнется гражданская война. Вблизи ситуация ненамного веселей, но почему-то не страшно. Даже если дело дойдет до полномасштабных боевых действий, это трудно будет назвать войной - скорее, слишком сильной дружбой. Во всяком случае, после возвращения из Махачкалы очень захотелось перечитать Бабеля, причем не «Конармию», а «Одесские рассказы»
- Алло!..
- Послушай, ее проблемы - не твои проблемы! Не надо ей никак помогать. Что, у нее брата нету?!


Это обрывок обычного телефонного разговора в Махачкале. Парень сидит в хашной с друзьями, пьет чай, ждет, когда ему подадут суп, и громко решает чьи-то проблемы. Никто из посетителей не обращает на него внимания. За соседним столиком раздается другой телефонный звонок, мужчина атлетического сложения подносит к сломанному уху телефон.

- Алло! - Пауза. - Я же тебе говорил, не надо было признание писать! Теперь все равно условный дадут! У меня есть прокурор, завтра решу этот вопрос.

Сначала кажется, что ты зашел выпить кофе в какое-то неправильное место, где, как на бирже, собираются люди, которые «решают вопросы». Но уже через несколько часов понимаешь, что все вокруг только и занимаются тем, что обещают кому-то позвонить и исправить очередную фатальную ошибку. Создается впечатление, что если в Махачкале отключить мобильную связь, то весь город сядет за решетку или пострадает в разборках. При этом случайный свидетель никого не только не смущает, но даже возбуждает: когда ты оборачиваешься посмотреть на очередного вершителя судеб, он слегка увеличивается в объеме и начинает говорить еще громче.

Слухи о дагестанской коррупции вовсе не преувеличены. Скорее наоборот, местная коррупция недооценена и требует изучения на уровне фокус-групп и мастер-классов. Звучит смешно, но эта система звонков, взяток и услуг здесь более демократична, чем какая-либо другая. Хотя бы потому, что ей может воспользоваться каждый, у кого есть хоть какие-то полезные связи. Некому позвонить - значит, ты асоциальный элемент. Все расспросы о людях, уходящих в лес, в "зеленку", в конечном счете заканчиваются тем, что их достала именно эта ситуация - некому звонить.
- Будете гулять по городу, сходите в сторону улицы Дахадаева, там можно на мобильник пофоткать то, что после взрыва осталось. - Такие достопримечательности здесь советует осмотреть водитель такси.

С 21 по 22 сентября с интервалом в пять часов в Махачкале на улице Дахадаева прогремели три взрыва. Все началось в 19.30 - взлетела на воздух серебристая «девятка». Машину разорвало на части вместе с пассажирами. Правоохранительные органы собрали четыре трупа. Трое погибших являлись боевиками, готовившими теракт в центре города, но самопроизвольный взрыв нарушил их планы. Четвертый труп - предположительно владелец автомобиля, которого похитили вместе с машиной.

Через пять часов ближе к стадиону «Динамо» и Центральной площади прогремел второй взрыв. Жертв нет. К месту происшествия подтягивается полиция и жители соседних домов. Начинается стандартная процедура: наряды полиции и специальных огневых групп оцепляют территорию, следственная группа СК приступает к расследованию, толпятся зеваки с телефонами. Старший лейтенант Магомед Абакаров уговаривает людей отойти подальше от места взрыва. Он стоит рядом с домом 44, недалеко от припаркованного автомобиля, который классифицируется как подозрительный. Автомобиль взрывается. До больницы Магомеда живым не довозят. Коллеги называли его просто Рыжим. Был он коррумпированным полицейским или кристально чистым, теперь неважно, но несколько человек, находившихся в районе взрыва в ту ночь, обязаны ему жизнью.

- Сначала был шум, потом град из осколков стекол. В голове одна мысль: «Я живой». - Начальник городского управления ГИБДД подполковник Ибрагим Тахо-Годи рассказывает , как попал в больницу. - Был на месте происшествия, пока всех оттуда не забрал. Пришел в больницу, раны горят. Из меня убрали осколки, перевязали, и я отправился домой - показать родным, что живой и со мной все в порядке. Утром пошел на работу, провел развод, начало тошнить, теперь здесь лежу.

Подполковнику звонит какой-то правонарушитель, просит помочь «решить вопрос». Ибрагим Тахо-Годи, морщась от боли в правом боку: у него пять ранений, перезванивает и спокойно объясняет, что кому-то там надо пойти навстречу. Механизм социальной выгоды сработал, теперь все в порядке.

Отчасти за такую помощь лесные и взрывают представителей правоохранительных органов. Хотя благодаря действиям подполковника около двухсот любителей ночной съемки на мобильник были вовремя удалены из эпицентра будущего взрыва, то есть остались живы. Такое сотрудничество добра и зла здесь сплошь и рядом, и чтобы его осуждать, нужно ни дня в своей жизни не прожить в Махачкале.

Основная версия взрыва связана с засевшими в лесу бандитами. Согласно этой версии, цель - махачкалинская полиция. Первый взрыв был осечкой, второй - приманкой, третий - капканом. Из более чем шестидесяти пострадавших сорок три - полицейские. Можно сколько угодно называть подобные акты проявлением агрессии радикальных исламистов, но по сути это продолжение войны лесных и силовиков. Радикальный ислам - лишь идея, упрощающая формулировку мотивов.

С 1998 по 2009 год министром внутренних дел республики был Адильгерей Магомедтагиров, на счету которого десятки спецопераций против боевиков и религиозных экстремистов. С точки зрения российского обывателя, он был эффективным министром, сдерживал распространение ваххабитов в регионе. Но в Дагестане у людей на этот счет иное мнение. Народ винит Магомедтагирова за пытки и убийства в райотделах и общий ментовской беспредел. Еще три года назад парней забирали в кутузку только за внешний вид: борода есть, а усов нет - значит, ваххабит. За десять лет то, что начиналось как идеологическое противостояние, превратилось в кровную месть. Образ исламиста стал символом борьбы за справедливость.

Магомедтагирова убил снайпер. Через год новым президентом республики стал Магомедсалам Магомедов, при котором политика властей в отношении ваххабизма стала более либеральной. Даже сам термин постепенно сменили на более нейтральный: ваххабитов теперь называют салафитами. Махачкала стала либеральней и в отношении бород и хиджабов, образ которых до сих пор крепко связан с понятием «справедливость». Появилась даже мода на эти внешние атрибуты. То, что считалось радикальным, стало восприниматься почти как норма и постепенно обесцениваться. Чего же теперь хотят те, кто уходит в лес?

Кто-то продолжает жаждать мести, кто-то надеется на создание справедливого общества, хватает теперь и тех, кто пытается использовать поддержку лесного сообщества для достижения вполне меркантильных целей. Но самое главное отличие современных боевиков от боевиков десятилетней давности - потеря монополии на религиозные ценности. Сейчас можно быть салафитом в Махачкале, ходить в салафитскую мечеть, выглядеть как салафит, быть в оппозиции к власти, но не браться за оружие и не уходить в лес. Более того, работают социальные программы по возвращению из леса. Правозащитники и представители МВД Дагестана оценивают эффективность программ по-разному, но у обеих сторон есть, по крайней мере, предмет для спора.

- Все девушки, которые носят хиджаб, не могут быть в ответе за преступление одного человека. - Гюльнара Рустамова, сопредседатель общественной организации «Правозащита», объясняет, почему я не должен испытывать неприятный холодок в животе, когда входит девушка в хиджабе.
- За что же шахидки взрывают людей?
- Это неправоверные мусульмане так поступают. Настоящие никогда так не сделают. -
Гюльнара только что рассказывала о нарушениях, допускаемых МВД в отношении жен боевиков, и очень хочется съязвить, что это были «неправильные эмвэдэшники».

Вообще у нас разговор не клеится. Любой вопрос сводится к тому, какой хороший ислам. Почему-то, когда разговариваешь с верующим человеком - неважно, мусульманин он или христианин, - кажется, что пытаешься пошатнуть его веру. При этом твой собеседник изображает на лице смесь сочувствия с превосходством и твердит одно и то же: Бог, Бог, Бог…

- Мы требуем, чтобы отменили закон о запрете ваххабизма, который действует на территории Дагестана, - продолжает Гюльнара. - Этот закон нелегитимный. По нему даже на центральные СМИ можно подать в суд за то, что они используют такой термин, как ваххабизм.
- Что еще?
- Хотим, чтобы мальчики и девочки учились раздельно. И некоторые изменения внести в уроки рисования: исключить изображение животных и человека.
- Напомните, что случится, если нарисовать, например, лошадь?
- Аллах говорит, что если не можешь оживить - не изображай. Иначе - гореть в аду. Но смотреть на изображение можно.
- Все художники в аду?
- Да.

Неплохая компания!
Жизнь тех, кто остался в лесу, за последнее время тоже изменилась. По новым данным разведки, года три назад они перешли на самофинансирование. Упоминания о наемниках с Ближнего Востока сейчас не встречаются даже в прессе. Лесные банды теперь активно занимаются сбором дани с «греховного» бизнеса вроде игорного или алкогольного. Этим объясняются частые нападения на мага­зины, торгующие спиртным. В Махачкале наиболее зажиточные хозяева алкогольных магазинов выставляют перед дверьми автоматчиков.

Удобны лесные банды и для городской войны за земельные участки: жилые высотки в столице Дагестана растут как на дрожжах, мест под застройку становится все меньше, и теракты могут являться обычными рычагами давления на несговорчивых владельцев мало­этажных домов. К слову, участок улицы Дахадаева, где произошли взрывы, застроен старыми низенькими домами. Это центр города, многоэтажный жилой дом был бы здесь неплохой инвестицией для того, у кого есть деньги на его постройку и влияние на людей, дающих нужные разрешения. Три магазина, пострадавшие от взрыва, торгуют алкоголем - идеальная мишень для праведного гнева. Никто и никогда не докажет, что версия с отбором земли верна, по­этому она и выглядит такой надежной. Пока мы бродили по развалинам магазинчиков, один из арендаторов проговорился, что владельцу дома поступало предложение о продаже недвижимости. Вероятно, он отказался.

Спецоперации по уничтожению боевиков контролируются ФСБ. Существует цифра, из-за которой вся эта история про дагестанский терроризм отдает неприятным душком: 18 тысяч рублей в час - такую оплату получают участники спецоперации "местного" МВД РД из государственного бюджета. Насколько выгодно при таких расценках существование боевиков, откуда они берутся и когда закончатся, можно только фантазировать. В МВД РД, ответ был лаконичным.

- Не знаю, сколько они там получают, мы работаем за зарплату. - В ответе начальника пресс-службы Вячеслава Гасанова сквозит печаль.
- А сколько лет этим лесным?
- Обычно от восемнадцати до двадцати четырех.
- Вы спрашиваете, зачем они взрывают?
- Постоянно. Отвечают, что здесь должна быть чистая вера и исламская власть. Я им сразу следующий вопрос задаю: «Зачем тогда тебе мобильный телефон? Это ведь тоже шайтанское изделие». Молчат.
- Почему они атакуют именно полицию? Это что-то вроде акции устрашения или месть за что-нибудь нехорошее?
- Почему-то у нас до сих пор никто не уволился от испуга, наши сотрудники ведь земным порядком занимаются, никого не трогают. Девяносто процентов тех, кто ушел в лес, никогда не соприкасались со спецслужбами, им не за что мстить. Восемь процентов сидели. Ушли в леса, теперь, может быть, и жалеют, но выйти уже страшно.


В террористические акты на религиозной почве среднестатистические местные жители уже давно не верят. Все называют это вымогательством. Словосочетание «религиозный конфликт» здесь выглядит надуманным. Тотальная исламизация, как и притеснение верующих, по крайней мере, в глаза не бросаются. Здесь есть и байкеры, и роллеры, и ровные пацанчики, есть парни с бородами, есть - с поломанными ушами, есть девушки в хиджабах и в коротких юбках. На улице мало курящих, мало пьющих, но безумное количество лузгающих семечки. Самый типичный мусор Махачкалы - пакеты и коробки из-под семечек с ностальгическим названием «СССР».

У дагестанской молодежи точно такая же проблема, как и у русской, - отсутствие идеологических ценностей. Они бы, может, и рады стать националистами, но в Дагестане это - нонсенс: здесь живут 36 национальностей, которые не перечислит ни один дагестанец. При этом никто не учитывает, что все эти прекрасные люди еще и женятся между собой, окончательно запутываясь, кто есть кто. Но когда дело касается власти, все тут же самоопределяются, потому что знают: существует негласная «конституция», по которой все должности закреплены за представителями той или иной конкретной национальности. Кстати, знаменитый кавказский акцент в Махачкале еле заметен: из-за большого количества языков и диалектов всем проще общаться по-русски.
На четвертый день после взрыва город в легком возбуждении - вечером «Анжи» играет с «Тереком». Стадион «Динамо» набит битком. Шелуха от семечек «СССР» разлетается во все стороны. Мальчишки скидывают через стенку вниз билеты своим друзьям. На фанатской трибуне растяжка с надписью: «Сегодня мы ждем победного танца». Первый мяч влетает в ворота «Анжи» на седьмой минуте. Лезгинка сразу же утихает. В гостевом секторе чеченцы скандируют «Аллаху акбар!», но здесь это почти то же самое, что «Оле! Оле!». Во время футбольного матча религиозные, национальные и расовые различия перемешиваются в немыслимый винегрет. Люди, которые спорят о том, как держать пальцы во время намаза, здесь готовы молиться на христианина Жиркова.

«Аллаху акбар!» - теперь то же самое кричат махачкалинские фанаты. Счет 1:1, по трибунам идет волна. Над трибунами, на чем-то вроде балконов, молятся люди. К балкончику выстраивается целая очередь. Как одно сочетается с другим, сказать сложно. Наверное, просто и футбол, и ислам для них - территория абсолютной честности. А все, что за пределами мечети или стадиона, - ложь и несправедливость.

- Радикалы считают, что футбол - это опиум для народа, - рассказывает Рамазан, он - один из вожаков дагестанского фан-клуба «Дикая дивизия».
- Ты против молитв на футболе?
- Наоборот, я считаю, что клуб должен соорудить на стадионе более удобное место для намаза.
- Среди фанатов много верующих?
- «Дикая дивизия» - это срез дагестанского общества, поэтому процент такой же, как во всей республике. Это не принципиальный вопрос, быть или не быть верующим. Для большинства верующих футбол - абсолютно приемлемая вещь.


Рамазан работает главным бухгалтером в фирме, которая торгует пластиковыми окнами. Но страсть к футболу отнимает у него слишком много времени, поэтому он собирается в ближайшее время поменять работу, чтобы было проще совмещать. К фанатским битвам относится негативно. Считает, что фанаты должны соревноваться в поддержке своей команды на трибунах, а не на улицах.

- Для молодежи футбол - альтернатива всему, что нас окружает, - рассуждает Рамазан. - «Анжи» - это как свежий воздух.
- Как думаешь, почему молодежь в лес уходит?
- Причин множество. Основные - социальная несправедливость и неравенство людей перед законом.
- Если все эти взрывы выльются в войну, ты чью сторону займешь?
- Ничью. Буду защищать свой дом и родных и призывать людей к миру.
- А здесь возможно навести порядок, как, например, в Чечне?
-Чтобы так было, нужно пережить либо большое горе, либо большую радость, которая сплотит всех.


Страсти вокруг «Анжи» в Дагестане выглядят пиром во время чумы. Фантастические суммы гонораров игроков и невероятные вложения в футбольную инфраструктуру кажутся бредом. Но в Махачкале главный футбольный спонсор Сулейман Керимов - красавчег. Неважно, его это инициатива или ему этот клуб навязали, - никто по этому поводу не переживает. У города раз в две недели праздник. Не менее важный, чем молитва по пятницам. Вместе с футболом здесь появился абсолютно новый стандарт культуры управления. Вокруг него создается целая инфраструктура, в которую сейчас престижно попасть, новый мир успеха, отличный от леса с его революционной бравадой или места в МВД, которое принято считать теп­леньким. Вместе с покупкой Это'О, Карлоса и Жиркова у целого поколения молодых ребят появилась надежда на что-то цивилизованное.

- Раньше Махачкала была унылым городом, - рассказывает один из болельщиков. - Все было каким-то старым и убогим. Одно кафе на весь город. Структура Керимова диктует местным бизнесменам новые правила. В этом смысле от него огромная польза.

Матч заканчивается со счетом 2:2. Болельщики недовольны командой. Они растекаются по городу в разные стороны, пересказывая друг другу самые яркие моменты. Откуда-то сверху доносится женский крик:

- Махачкала, я люблю тебя!

...Через два дня в Дагестане происходит новый теракт. Бомба снова сработала при проверке подозрительного автомобиля, в тот момент, когда мимо проезжала машина главы Гергебильского района. В результате взрыва погибли сержант полиции и семья, проезжавшая мимо на машине: отец, мать и три дочери...
[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=Lu7AUhFeU0g[/youtube]

С уважением, Е.М.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17296
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: "Джихад - горе Кавказа. Первым нарушил мир!"

Сообщение гришу » 26 янв 2012, 00:17

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=E0QeAMulPs4[/youtube]

Ответ лезгинке... по Ростовски.

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=LlHvTZUIIxE[/youtube]

там же.. на прозжей части...
Театральная площадь... самый центр.
И это далеко не единственный...
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10648
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: "Джихад - горе Кавказа. Первым нарушил мир!"

Сообщение Dvu.ru-shnik » 26 янв 2012, 03:13

Далеко не всё так просто и однозначно, но это отдельная тема для серьёзного разговора, к которой и готовиться надобно серьёзно.
Наш народ не сотрёшь в порошок,
Его можно стереть только в порох

(Ильяс Аутов)
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 7841
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: "Джихад - горе Кавказа. Первым нарушил мир!"

Сообщение Dvu.ru-shnik » 26 янв 2012, 12:48

Алекс, приветствую...
Я это сказал не о чиновниках, а о том, что к данной теме постараюсь подготовиться посерьёзней. Джихад и газават - понятия сами по себе уже неоднозначные.
взять хотя бы малый и большой джихады. Понятия и трактовки этих понятий различными людьми рознятся в двух плоскостях, как в прочем и трактовка других понятий о путях к добру и свету. Првая плоскость - та, в которой эти слова были изначально произнесены и записаны, а вторая - интерпритация в выгодном для определённой группы лиц виде.
Удачи всем.
Наш народ не сотрёшь в порошок,
Его можно стереть только в порох

(Ильяс Аутов)
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 7841
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: "Джихад - горе Кавказа. Первым нарушил мир!"

Сообщение Beleckiy » 26 янв 2012, 19:17

14.48мв.26.01.2012. Севастополь. Северная Сторона.
Здравия желаем вам, друзья мои!
А знаешь, Александр, мы с Пахомычем ( пишем сейчас вместе) склонны сейчас принять сторону Бориса. Он Кавказ нюхал по полной выкладке, а Кавказ - есть Кавказ. Там не все просто и плоско. На Кавказе живут РАЗНЫЕ люди и сгребать их всех о одну кучу - не дело. Даже разговор о менталитете будет непростым, потому, что там народностей и племен огромное количество, а с учетом смешанных браков вообще не всегда можно разобраться "Ху из ху"
Кроме того, тут ни Женька, ни Борис соврать не дадут, в горных районах вероисповедание зачастую как бы вторично, на первом месте стоит УКЛАД. Традиции, многовековые причем, которые есть в сути своей данность, и с которыми хочешь не хочешь , а считаться необходимо. Вот возьми, Алекс, к примеру: в большинстве случаев на Кавказе и в Закавказье религиозные догмы ( если они намеренно не форсируются в своих целях определенными лицами или группами - это важно!) - так вот, религиозные догмы ислама проигрывают, если вступают в противоречие с тамошними традициями и понятиями, скажем, "родовой чести", "кровного родства" и еще целого ряда почти языческих традиций, сопоставимых с нашими "понятиями". Понятия "двихад", "газават" и прочие для Кавказа -пришлые внешне, занесенные в эти края вместе с "бабурами", дамасскими сталями и порохом. И - тут бесспорно - упавшими на благодатную почву. Впрочем, сам по себе ислам характерен именно для народов, в наименьшей степени культивирующих оседлость в образе жизни и ремесле.
Но это мы глубоко копаем.
Ислам, в том числе и на Кавказе, страшен и опасен не джихадом, газаватом и прочими внешними атрибутами этой псевдорелигии - ислам опасен прежде всего тем, что из всех вероисповеданий наименее человечен и терпим к "иноверцам", выводя их за рамки общепринятых понятий добра/зла и потому наиболее УПРАВЛЯЕМ. Мы со Стриком-Пахомычем хотели сказать - НАТРАВЛИВАЕМ. Вель мусульманца намного проще спровоцировать на кровь, чем буддиста или христианина.
Кроме того, догматизм в исламе - определяющий фактор. Понитие веры подменено понятием ДОГМЫ. Но, еще раз повторю - это в крайних значениях.
И если в арабском мире, на Ближнем и Среднем Востоках ислам - это среда обитания, то Кавказ в этом ключе - особая территория, требующая ОСОБОГО подхода. Более взвешенного и дифференцированного, более МУДРОГО. Хотя и более ЖЕСТКОГО в проведении своей политики. Уважительного - все же Кавказ - это их дом, со своими понятными им "цветочками на окошках и половицами", но при этой уважительности и мудрости - ЖЕСТКОГО до непреклонности.
Я всегда ставил в пример своим офицерам командира сводной группы морпехов и ответственного за направление Анди-Харочой генерал-майора Александра Ивановича Отраковского - этот РУССКИЙ ОФИЦЕР с большой буквы умел и понимать Кавказ, и находить нужные решения,и лично проводить их в дело.
Да и Геннадий Николаевич Трошев - Кавказ знал и понимал. Да, ошибок было достаточно, и грубых просчетов хватало, всё так. Но как был он "окопным генералом", так им и ушел. И он - один из немногих высших офицеров, у которого хватило сил и духу поддрержать попавшего в беду - Трошев был на суде у Юры Буданова, хотя понимал, чем ему это аукнется. Вот и аукнулось.
Эти люди умели понимать и принимать данности в таком виде, в котором они есть. И умели находить подходы и решения в соответствии с подобными данностями. Полагаю, именно таковой должна быть генеральная линия России на Кавказе и в Закавказье.
Евгенич вот риторически спрашивает в начале своей темы, хотя сам наверняка знает ответ -
EvMitkov писал(а):Закончилась ли та война? И может ли вообще война на Кавказе когда-нибудь закончиться?
Или может только утихнуть?

Война на Кавказе будет тлеть ВСЕГДА. Таков уж край. Потому полагаю основной политической и боевой задачей на ближайшее будущее для нас - не дать этим очагам переходить из режима тления в открытые очаги. Что б мирняк не ожигало - без разговоров о национальностях.

С.И.Белецкий
Ю.Г.Пахомов
Аватара пользователя
Beleckiy
 
Сообщения: 66
Зарегистрирован: 30 июл 2011, 20:41

Re: "Джихад - горе Кавказа. Первым нарушил мир!"

Сообщение EvMitkov » 27 янв 2012, 04:42

Доброго времени суток всем!
Доброй ночи, Алекс!

Ты спрашиваешь:
Alex писал(а):А где и как этот край был во времена Союза? Ну я имею в виду с момента прихода туда советской власти и до момента начала бардака. Возможно нам не всё говорили, возможно я не всё знаю,но с моей нынешней позиции : сидели они и тихо молчали в тряпочку пока не ослабла рука. Значит могли и умели держать их. Или я не прав?


Да по большому счету - прав.
Но тут я тоже поддерживаю Викторыча - не всё так просто и однозначно на Кавказе. Степан Игоревич подобрал неплохой термин - ОСОБАЯ ЗОНА.
И, следовательно, разговор о "кавказском вопросе" нужно вести особый, непростой.
Кавказ и Закавказье -это не совсем ислам. Это - как бы по-изящнее? мусульманско-языческий регион.
В чисто арабском мире ничего подобного нет, но араб - он араб и есть. А аналог Кавказу, пожалуй ( да и то, очень отделенный и со своей спецификой) - это Афган. В принципе - те же горы и тейпы. И довольно схожий менталитет национальных "понятий" в замесе с религией.
Но Афган так и остался по большому счету непокоренным - "дед бил-бил - не разбил, бабка била-била..."
Британцы, мы, теперь янки. Государство ( или то, что удобно и принято считать государством Афганистан) - покорялось и покорялось - страна - нет.
И с Кавказом было бы то же самое, если бы в самой политике России на Кавказе не было заложено то, что Белецкий называет мудростью. Слово Кавказ воленс-ноленс ассоциируется с именемЕРМОЛОВ
Да вот , к примеру, несколько фраз из работы В.А.Потто:

"...Закавказье оставалось спокойным, но на кавказс­кой линии обстановка складывалась угрожающе. Правому флангу линии угрожали закубанские черкесы, центру — кабардинцы, а против левого фланга за рекой Сунжей гнездились чеченцы — самые отчаянные и воинственные среди горских племён. Черкесы ослаблялись внутренними раз­дорами, кабардинцев косила чума — опасность угрожала в первую очередь от чеченцев.

Весной 1818 года Ермолов обратился на Чечню. Рядом коротких ударов он привёл в повиновение всю местность между Тереком и Сунжей, построил крепость Грозную — форпост в борьбе за Чечню и Север­ный Кавказ. Он поселил по Сунже враждебные чеченцам племена, следуя принципу «разделяй и властвуй».

"Обезопасив левый фланг со стороны Дагестана, Ермолов пошёл в Аварию, на Дженгутай, где совершенно разгромил аварцев. На зимние квартиры войска стали по Тереку. В 1819 году была построена в Дагестане крепость Внезап­ная. Аварский хан пытался предпринять поход с целью изгнать русских из своих владений, но это закончилось полной неудачей, и он вынуж­ден был покориться."

"В 1821 году постройкой крепости Бурной был закончен треугольник на левом фланге. Проучен­ные рядом жестоких уроков, чеченцы не осмели­вались больше нападать на линию. Обеспечив левый фланг, Ермолов обратился в 1822 году на центр — построил там новые линий и укрепле­ния, чем совершенно усмирил Кабарду."


А вот фраза Ермолова из донесения Императору Александру I:
«Надобно прежде всего переговорить о всякой мерзости и потому перехожу к чеченам. Чечня — гнездо всех разбойников».

А вот знаковое высказывание учёного-востоковеда М.Казем-Бека:
«Великоду­шие, бескорыстная храбрость и правосудие — вот три орудия, которыми можно покорить весь Кавказ, одно без другого не может иметь успеха.
Имя Ермолова было страшно и особенно памятно для здешнего края: он был великодушен, и меры, принятые им для удержания Кавказа в повинове­нии, были тогда современны и разумны».


Словом, политика покорения Кавказа способствовала пре­кращению междоусобных войн и экономическому процветанию края.
И любопытная параллель и аналогия с Кадыровым ( хотя масштабы личностей несоизмеримы):
Выдержка из книги М.Н. Чичаговой "Шамиль на Кавказе и в России", 1889

"...25 августа 1859 г. аул был взят штурмом, и легендарный Шамиль, более двадцати лет воевавший с могущественной Россией, вместе с 400 мюридами сдался князю Барятинскому (на фото слева) и стал пленником Русского Царя. Наградами князю Барятинскому были чин генерал-фельдмаршала, высший орден Империи – св. Андрея Первозванного и полководческий орден св. Георгия II степени. В истории Русской армии он был наречен "Победителем Шамиля".
Шамиль был одарен большим умом; он был провозглашен имамом в 1834 г. и управлял своим народом не только с безпощадной строгостью, которую он считал необходимою, но имел сильное влияние на него, служа ему примером честности и нравственности. Однако представления горцев о ведении войны и о мощной России были, разумеется, нехристианскими. После своего пленения Шамиль не сомневался, что русские его рано или поздно убьют. Мысль о пощаде к нему Русского Царя была так несовместима с верованиями и правилами фанатика-магометанина, ревностного исполнителя шариата, что Шамиль тогда только освоился с мыслью о спасении своей жизни, когда он был осчастливлен великодушным приемом у Государя.
Шамилю не только сохранили жизнь, но предоставили дом в Калуге для проживания со всем семейством, во дворе дома построили мечеть, выделили 15 тысяч рублей годового содержания; сын его воспитывался в Пажеском корпусе. Такое великодушие было для него непостижимым, сердце его было побеждено и вскоре чувство безпредельной благодарности к своему Высокому Благодетелю сменило былое чувство ненависти.
Через несколько лет Шамиль написал Царю:

«Ты, Великий Государь, победил меня и кавказские народы, мне подвластные, оружием; Ты, Великий Государь, подарил мне жизнь; Ты, Великий Государь, покорил мое сердце благодеяниями. Мой священный долг как облагодетельстванного дряхлого старика и покоренного Твоею великою душою, внушить детям их обязанности пред Россиею и ее законными царями. Я завещал им питать вечную благодарность к Тебе, Государь, за все благодеяния, которыми Ты постоянно меня осыпаешь. Я завещал им быть верноподданными Царям России и полезными слугами новому нашему отечеству.
Успокой мою старость и повели, Государь, где укажешь, принести мне и детям моим присягу на верное подданство. Я готов принести ее всенародно.
В свидетельство верности и чистоты моих помыслов я призываю Всемогущего Бога, великого пророка Его Магомета и даю клятву пред недавно остывшим телом моей наилюбимейшей дочери Нафисат на священнейшем Коране. Соизволь, Государь, на мою искреннюю просьбу».


А через несколько лет после принесения присяги на верность Царю Шамиля пригласили на свадьбу Цесаревича Александра Александровича в 1866 г. в качестве почетного гостя, где он сказал во всеуслышанье:
«Старый Шамиль на склоне лет жалеет о том, что не может родиться еще раз, дабы посвятить свою жизнь служению белому царю, благодеяниями которого он теперь пользуется».

И во времена СССР вооруженные столкновения на Кавказе имели место быть, хотя о них говорилось мало. То, что регион традиционно всегда был крепко насыщен оружием по сравнению с большинством других территориальных образований СССР - данность. А если на сцене висит ружье...

Стычки между тэйпами, разборки "по понятиям" и так и далее - все было.
Да и масштабные столкновения имели место. Вот, к примеру, документ: ( фрагменты, бумага объёмная)
"Докладная записка о ходе событий 1958 году в Грозном. Полковник КГБ СССР И.О. Матвеев. Секретно."

«…9-го января 1957 года председатель президиума ВС СССР Климент Ворошилов подписал Указ «О восстановлении Чечено-Ингушской АССР в составе РСФСР». «В целях создания необходимых условий для национального развития чеченского и ингушского народов» представителям этих народов разрешалось вернуться на прежнее место жительства. (…) Только за 1957 год в автономную республику прибыло свыше 200 тыс. человек, что существенно превышало цифры, предусмотренные четырехлетним планом переселения. Это создавало серьезные проблемы с трудоустройством и обеспечением жильем. К тому же — массовое приобретение оружия, круговая порука, убийства на почве кровной мести, изнасилования, нападения на жителей республики, представляющих другие национальности.

Прибывшие шейхи, муллы и тейповые авторитеты, воздействуя на молодежь в националистическом и религиозном духе, стремились оживить идеи мюридизма и повиновения законам шариата. (…) По всей республике стали обыденным явлением ссоры из-за домов и приусадебных участков, скандалы и групповые драки с применением холодного и огнестрельного оружия. Так, например, в конце 1957 года в Грозном распространялись антирусские листовки, были зафиксированы и нападения чеченской молодежи на учащихся ремесленных училищ и офицеров Советской Армии.

«Дела совсем плохие, — писала одна из русских жительниц Чечни своей родственнице в Россию, — приезжают чеченцы, творят что только вздумается, бьют русских, режут, убивают, ночью поджигают дома. Народ в панике. Многие уехали, а остальные собираются».

В результате запугивания, при полном попустительстве республиканских властей в течение 1957 года за пределы ЧИ АССР выехали 113 тысяч русских, осетин, аварцев, украинцев и граждан других национальностей.

Справедливое возмущение населения бесчинствами хулиганских элементов из числа чеченцев, а также неспособность власти реально защитить некоренных жителей спровоцировали русское население Грозного на массовые беспорядки, произошедшие в городе 26 и 27 августа 1958 г. (…)

Вечером 23 августа 1958 года в пригороде Грозного поселке Черноречье, где преимущественно проживали рабочие и служащие Грозненского химического завода, чеченец Лулу Мальсагов, находясь в нетрезвом состоянии, устроил драку с русским парнем Владимиром Коротчевым и нанес ему ножевые ранения в живот. Чуть позже Мальсагов вместе с другими чеченцами встретили только что демобилизованного из армии рабочего завода Евгения Степашина и несколько раз ударили его ножом. Ранения Степашина оказались смертельными, а Коротчева удалось спасти. (...)

25-26 августа проститься с погибшим в поселок Черноречье прибыло много людей, требовавших публичной казни убийц Степашина. Многие из числа собравшихся у гроба погибшего настаивали на необходимости проведения траурного митинга с участием руководства обкома и горкома КПСС, Совета Министров ЧИ АССР. Однако по указанию того же обкома проведение какого-либо митинга разрешено не было. Тем не менее на территории химического завода и в Черноречье появились объявления о якобы предстоящем траурном митинге, организуемом в связи с убийством рабочего Степашина.

26 августа в 14 часов свыше трех тысяч человек, подняв на руки гроб с телом погибшего, направились в центр Грозного. Протестующие намеревались провести митинг на площади Ленина у здания обкома, на котором собирались вновь заявить о своих требованиях публичной казни арестованных, выселения паразитических элементов из числа чеченцев, проживающих в Черноречье.

Но и в обкоме, и в горкоме партии не сочли нужным вступать в полемику с горожанами и давать им какие-либо объяснения. Власть отгородилась от возмущенного народа кордоном милиции, которой было дано указание не допустить траурную процессию к зданию обкома КПСС.

Однако толпе вместе с гробом убитого удалось достичь своей цели. Примкнувшие к жителям Черноречья большие группы грозненской молодежи опрокинули несколько автомашин, выставленных в качестве заграждения, и демонстрация хлынула на площадь Ленина, где начался траурный митинг.

Между тем некоторые из митингующих предприняли попытку проникнуть в здание обкома, и в 19 часов 30 минут им это удалось. Группа молодежи ворвалась в обком и попыталась силой вытащить на площадь председателя Совета Министров ЧИ АССР Гайербекова, второго секретаря обкома КПСС Чахкиева и других работников. С большим трудом сотрудникам КГБ и МВД удалось изгнать из обкома прорвавшихся туда демонстрантов и задержать наиболее активных из них.

Для успокоения собравшихся на площадь все же вышли секретари обкома партии Г.Я. Черкевич, Б.Ф. Сайко, секретарь горкома А.И. Шепелев. Однако вместо обстоятельного разговора о волнующих людей проблемах они выступили с призывом прекратить беспорядки. В ответ из толпы послышались возгласы: «Вон чеченцев из Грозного», «Пусть к нам приедет Н.С. Хрущев, мы с ним поговорим», «Да здравствует Грозненская область!» и т.п. (…)

К 23 часам к месту митинга прибыло еще несколько машин с солдатами местного гарнизона, которым вместе с милицией удалось рассеять толпу и задержать 41 активного участника беспорядков. К половине второго ночи на площади был полностью восстановлен порядок. (...)

На следующий день в 7 часов утра недалеко от здания обкома стали появляться группы горожан, главным образом женщины, которые наперебой обсуждали вчерашние события и выражали явное недовольство задержанием активистов митинга. Появились даже листовки, призывающие к возобновлению акции протеста. В одной из таких листовок говорилось: «Товарищи! Вчера проносили мимо обкома гроб товарища, зарезанного чеченцами. Вместо того чтобы принять соответствующие меры по отношению к убийцам, милиция разогнала демонстрацию рабочих и арестовала 50 человек ни в чем не повинных людей. Так давайте же бросим работу в 11 часов и пойдем в обком партии с требованием освободить товарищей!» (…)

К полудню на площади Ленина скопилось около 10 тысяч человек. Выступающие настойчиво повторяли свои требования — освободить товарищей, арестованных накануне. Над головами людей из динамиков слышались призывы: «Освободите арестованную молодежь!», «Вышлите чечен из Грозного!» К 14 часам часть толпы в количестве более тысячи человек подошла к зданиям КГБ и МВД республики. Несколько человек проникли на балкон здания МВД и потребовали освободить всех задержанных накануне. Под давлением масс власти пошли на уступки и выпустили всех на свободу. (…)

Была наспех написана и обращенная к властям резолюция митинга. «Учитывая проявление со стороны чечено-ингушского населения зверского отношения к народам других национальностей, выражающегося в резне, убийствах, насилии и издевательствах, — говорилось в ней, — трудящиеся города Грозного от имени большинства населения республики предлагают:

1. С 27 августа 1958 года переименовать ЧИАССР в Грозненскую область или же в Межнациональную советскую социалистическую республику.

2. Чечено-ингушскому населению разрешить проживать в Грозненской области не более 10% от общего количества населения.

3. Переселить передовую прогрессивную комсомольскую молодежь различных национальностей из других республик для освоения богатств Грозненской области и для развития сельского хозяйства...» (…)

Не сумев дозвониться до Москвы, толпа направилась на междугородную телефонную станцию. При попытке проникнуть внутрь был убит охраной рабочий химзавода Андрианов и еще 2 человека получили ранения. Под угрозой насилия телефонисты все же организовали активистам митинга связь с приемной Первого секретаря ЦК КПСС Хрущева. В 23 часа группа демонстрантов с красным знаменем направилась на Грозненский вокзал и задержала отправление поезда «Ростов-Баку». Люди ходили по вагонам и просили пассажиров рассказать жителям других городов, что «в Грозном чеченцы убивают русских, а местные власти не принимают никаких мер». На внешней стороне вагонов появились надписи: «Братцы! Чеченцы и ингуши убивают русских. Местная власть поддерживает их. Солдаты стреляют по русским!»

Около полуночи на станции появились войска, но участники митинга забросали их камнями. В ход пошли приклады. Вскоре толпу все же удалось рассеять, а поезд отправить по назначению. Одновременно войсковым подразделениям удалось навести порядок на площади у здания обкома.


Вот такие вот "вечные огоньки войны", Алекс.

С уважением, твой Е.М.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17296
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: "Джихад - горе Кавказа. Первым нарушил мир!"

Сообщение Dvu.ru-shnik » 27 янв 2012, 16:32

Приветмтвую всех.
Обязательно выскажусь. думаю, что вечером смогу уделить время для развёртывания своей мысли.
Сейчас пока урывками у компа оказываюсь, а это несерьёзный подход к сурьёзной теме. Пока, до вечера.
Наш народ не сотрёшь в порошок,
Его можно стереть только в порох

(Ильяс Аутов)
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 7841
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: "Джихад - горе Кавказа. Первым нарушил мир!"

Сообщение гришу » 27 янв 2012, 22:41

Генеральный штаб вооруженных сил России планирует провести в армии эксперимент по созданию в некоторых воинских частях моноэтнических и моноконфессиональных подразделений. Об этом пишет «Независимая газета» со ссылкой на источник в Генштабе.

Моноэтнические — это, если кто не понял, отнюдь не Русские или украинские части, а дагестанские и прочие северокавказские по большей части. То же касается и моноконфессиональности. Забудьте про чаемый Редшоном батальон спецназа ГРУ «Черные пейсы».
Отдельная Дагестанская бригада «Меч Пророка», батальонный муэдзин и прочий праздник мультикультурализма.
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10648
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: "Джихад - горе Кавказа. Первым нарушил мир!"

Сообщение Dvu.ru-shnik » 28 янв 2012, 05:47

Доброго всем времени суток.
Даже не знаю - с чьей постановки вопроса начать. Проблемма очень серьёзная, чтобы на неё можно было бы ответить в одном коментарие. Нужно наверное начинать действительно с таких истоков, которые озвучены в приведённом Евгеничем пятитомнике генерала Потто "Кавказские войны". Старый русский генерал своё повествование и изыскания начинает со времён где-то Петровских, хотя по большому счёту всё родилось ещё задолго до этого.
Ислам на Кавказ привнесён во времена завоевания Кавказа персами и турками - это знают все. До этого по Кавказу и Закавказью прошлись монголо-татары, но в ту пору и они сами были ещё язычниками, так что именно персам и туркам должен быть обязан своей исламизацией.
В своё время пришлось немного заняться не только географией (топографией), политикой и экономикой республик Северного Кавказа и Закавказья, но и их историей.
Около трёх лет пришлось с небольшими перерывами подрабатывать начразом бригады. Если в других регионах на данной должности можно было сидеть на заранее отработанном чемодане документов, периодически озвучивая их на очередных учениях или итоговых проверках, то в Дагестане времён 1993 - 1999гг обстановка диктовала иные методы работы в этой должности.
Если чесно, то лучше меня об этом мог бы рассказать генерал-майор Сергей Алексеевич Канчуков, который был у меня сначала прямым, а потом и непосредственным начальником. Его страничку в ЖЖ нашёл несколько дней назад и сразу же попал на материал, который будет любопытен практически каждому из нас - реформы в ВС РФ (этого аспекта не избежать и данной теме). Ссылку на его станичку в ЖЖ? Пожалуйста, их есть у нас - http://kanchukov-sa.livejournal.com/
Но вернёмся к печке. Для того, чтобы можно было нормально общаться с людьми, надо хотя бы немного знать о них. Чтобы работать с людьми - надо знать о них все их деловые качества, для того, чтобы служить с человеком, надо знать о нём всё то, что сказано в уставе, а если хочешь не просто по соседски жить с человеком, а ещё и информацию из него тянуть. то тут надо знать вплоть до истории, национального менталитета и религии народа и всё прошлое этого человека. вот и пришлось заняться историей кавказских народов, ралигиозными течениями и родовыми связями. вообще, на Кавказе нет однофамильцев, есть родня, пусть и дальняя, но родня.
В Осетии, ещё в 1990м году слышал анекдот:
"Умер человек и попал в чистилище. Показали ему рай со всеми прекрасностями, а потом повели показывать ад. Подводят к одному огромному котлу, стоят рядом черти и только успевают вилами обратно заталкивать народ.
- Это что?
- Это котёл с кавказцами, один зацепится за край котла и остальных за собой вытащит.
Подходят к другому котлу - черти друг за другом следят.
- А тут что?
- Это котёл с евреями. Если кто-то дотянется до верха - сам себя и всех остальных за деньги выкупит даже у чёрта.
Подходят к третьему котлу, а там никого на страже.
- А тут почему нет никого?
- А зачем? Тут русские сидят. Стоит кому-то до верха долезть, так его сразу же свои назад и сдёрнут.
Анекдот анекдотом, но горькая сермяжная правда в этом есть.
Родовые фамильные (тейповые) связи лежат в основе основ отношений на Кавказе. Религия туда была превнесена - это уже наносное. Чего же иного ожидать, если по сути очень малочисленные народности вынуждены были по 18-й век включительно жить в условиях постоянных войн. Отсюда, кстати, растут ноги и у наионализма кавказских народов. Чем меньше народность, тем больше ей приходится прилагать усилий, чтобы не исчезнуть бесследно, не асимилировать и не раствориться среди многочисленных народов. Именно поэтому так сильны родовые традиции и обычаи на Кавказе.
Следующую составляющую местного менталитета можно найти в эпосе народов, населяющих Северо-Кавказский регион. Тут надо разделить два понятия - северный Кавказ и Закавказье. В эпосе народов СК только и читаешь - сидят мужики на ныхасе (вече, завалинка), дожёвывают подошву от последнего чувяка и думку гадают - у какого ещё уаига (великана) стадо угнать... Если взять труды того же самого Потто, то можно прочитать о постоянных разбойных набегах осетин на караваны, идущие из России в Грузию, кабардинских князей, черкесов и чечен на пограничные территории. При этом главной добычей становился скот. Я никого не хочу обидеть или оскорбить, унизить или задеть, пусть на меня никто не обижается. Если не согласны - спорьте, но аргументированно. Сразу же оговорюсь - я тоже не чистокровный русак, а полукровка.
У Алекса за слова из анекдота тоже прошу прощения - из песни слов не выкинешь...
Весь уклад жизни горцев диктовался двумя критериями - возможность набегов на соседей и защита от таковых со стороны таких же рядом проживающих. Сами понимаете, что земледелие на камнях не могло служить стабильным источником благополучия, как и животноводство. Выход на равнину противоречил уже самому понятию обеспечения безопасности рода, а значит был заранее неприемлен для горских племён. Вот и промышляли они гоп-стопом. отсюда же и воинственность народов Кавказа, культ силы и даже жестокости. Это всё вырабатывалось веками, как необходимые качества для выживания своего рода, племени, фамилии... На этой основе выработался так называемый горский кодекс чести. Даже сейчас, если спросить у осетина, кабардинца, балкарца, черкеса, чечнца, ингуша или аварца - какого цвета должны быть волосы у настоящего представителя их народа, то ответ последует незамедлительно - рыжие. Теперь посмотрим на то, какого цвета волосы у нынешних преставителей этих национальностей - преобладает чёрный цвет. Почему же это? Ответит любой горец - мы ни туркам, ни татарам, ни арабам с персами не покорились. В закавказье точно такая же история повторится в Сванетии.
Ещё расскажу два исторических факта.
1. В республиках (государствах) Закавказья были города, на Северном Кавказе был только один город (за исключением черноморского побережья) - нынешний Дербент. Чигиз-хан и Тамерлан прошли с мечём и огнём по Кавказу и Закавказью, аж до Италии нынешней добрались, потом до Венгрии и Чехии, но оба так и не смогли взять Дербентскую крепость и вынуждены были покупать себе право на проход через Таш-Калу (Дербент).
2. Могила святого Георгия находится так же на территории нынешнего Дагестана. Жители аула, рядом с которым находится захоронение, не дали на разграбление или осквернение этой святыни ни персам, ни религиозным фанатикам, ни атеистам. Для них сам факт, что человек погиб в бою за свою веру и свои убеждения, высшая заслуга героя.
Так значит есть, чем гордиться и что хранить в своих преданиях этим народам?
Да, ещё один факт (уже из статистики СССР) - по соотношению колличества Героев Советского Союза за время Великой Отечественной Войны к общему колличеству людей той или иной национальности на первом месте стоят не беларусы, не украинцы и не русские, а осетины. Это тоже надо признать - факт, который нельзя сбрасывать со счетов при оценке обстановки в регионе.
Только вначале своего возникновения любая религия живёт и властвует над людьми, включая самых умных и сильных. Потом вместо веры приходит толкование, вместо праведной жизни — обряды, и всё кончается лицемерием жрецов в их борьбе за сытую и почётную жизнь.

Иван Ефремов, писатель

Грузия, Армения и Осетия попали под влияние Византийского распространения христианской религии, остальным достался через Персию и Турцию ислам.
Теперь перейдём к самому толкованию понятий "джихад" и "газават".
Исламские богословы, основываясь на хадисах, делят джихад на большой (духовная борьба) и малый (газават — вооруженная борьба). Как уже было отмечено, понятие джихада относится не только к ведению войны, но и в широком смысле означает постоянное действие и усердие во имя торжества идеалов исламской религии. Об этом в частности говорится в Коране.
Поэтому в исламской доктрине имеются положения о различных видах джихада, в частности выделяют следующие:[источник не указан 355 дней]
Джихад на поле боя. Ведение боевых действий для охраны жизни и имущества людей, защиты государства от агрессии является обязательным (фард) в исламе. Мусульмане, участвующие в войнах, называются муджахидами. Погибшие в войнах мусульмане называются шахидами. Они занимают одно из наивысших мест у Аллаха и будут введены в рай. А живые участники войн называются газиями (Гази).
Джихад против своих пороков (нафс). Индивидуальная борьба каждого мусульманина против своих пороков является самой сложной формой джихада, так как не поборов свои греховные страсти и духовные пороки человек не может вести борьбу за торжество идеалов религии. Это определение ввёл Аль-Газали.
Военный джихад (газават). Необходимость этого возникает в том случае, если в какой-либо стране мусульманам запрещают исповедовать свою религию в полном объёме, если мусульман притесняют и т. д. Также если мусульмане, обратившиеся с исламским призывом к представителям других религий в странах их проживания, встретили препятствие со стороны властей этих государств. Другими словами, если мусульманам фактически запрещено доводить до людей слово Господа и вести проповедь ислама.
Джихад своими познаниями. Изучение различных наук, эрудиция, ученость ведет к совершенствованию человеческой личности и противопоставляется невежеству. Джихад посредством распространения истинных знаний об исламе.
Джихад материальными средствами. Этот вид джихада необходим в связи с тем, что многие проблемы в этом мире можно решить при помощи денег, имущества....
Этические ограничения
В исламском праве, основанном на Коране и практике пророка Мухаммада, изложен ряд законов, которые должны соблюдаться во время военного джихада. В частности, этот закон запрещает убийство некомбатантов: стариков, женщин, детей, священнослужителей и других мирных людей, не принимающих участия в сражениях.
В те времена можно было понятие джихад применить к отношениям между горскими народами и Россией, ведь Россия присоединяла Кавказ зачастую и силой оружия.
В нынешнее время этими понятиями манипулируют радикальные исламистские эмиссары для поддержания наряженности в регионе и пополнения рядов бандформирований за счёт притока молодёжи и идеологической подоплёки вербовки наёмников.
Однако, в первосновах вской войны или любого конфликта надо искать экономическую основу.
Для чего и кому выгодно поддерживать напряжённость на кавказе?
Обратимся к фактам.
1. Как только встал вопрос о транспортировке Каспийской нефти относящейся к группе углеводородов аравийского качества (лёгкой) на Черноморское и Средиземноморское побережье, сразу же возник очаг напряженности в виде Чечни. Дело в том, что Россия предложила путь от Каспия через Дагестан, Чечню и Ставрополье к Краснодарский край на новороссийские терминалы, благо что трубороводы уже были ещё с советских времён.
США и Великобритания упёрлись в проект Баку - Джейхан, который проходил из Азербайджана через Грузию в Турцию на средиземноморские терминалы. Однако это всё надо было строить, а значит была нужна веская причина для обоснования таких затрат. Просто сказать, что мы попросту хотим исключить РФ из процесса добычи и транспортировки углеводородов означало открыто признать политику, ведущуюся против укрепления положения России. В данном развитии событий были заинтересованы и арабские нефтяные шейхи и в первую очередь - саудиты с ОАЭ. Значит, требуется повод. Чем Чечня не повод?
2. Россия предложила в 95м году проект транспортировки углеводородов в обход Чеченской республики из Дагестана, через Кизляр и Ставрополье на теже самые Новороссийские терминалы. В январе 1996 года Радуев нападает на Кизляр и отходит с заложниками в село Первомайское, откуда прорывается через боевые порядки ребят из 22 бригады СпН СКВО и уходит через Терек прямо по трубопроводу. Опять у мирового экономического сообщества появился повод отказаться от данного маршрута перекачки нефти и газа всвязи с неспособностью России обеспечить безопасность маршрута транспортировки.
В итоге построен и запущен в частичную эксплуатацию трубопровод Баку - Джейхан.
Не слишком ли много совпадений??? Тенденция однако...
Я не зря привёл цитату из Ивана Ефремова. Что здесь - на Кавказе, что в Палестине, что во времена крестовых походов, везде с именем Бога и священной войны за веру творились и творятся самые безбожные дела. В мире нет другого такого лозунга, под прикрытием которого пролили бы крови больше от времён древнего Рима и до наших дней. Но лозунг останется лозунгом и не более того, если исподволь не готовить общественое мнение к предстоящим событиям. Религия становится одним из главных инструментов в этом процессе. Второй козырной картой обязательно должна быть национальная идея, идея освобождения от векового ига и втемяшивание рассового или национального превосходства на другими этносами.
Алекс, ты говорил о том, что во времена СССР они и дёрнуться не смели. Отчасти ты неправ. Евгений тебе уже привёл пример Грозненских волнений 57 года.
В 1981м году во Владикавказе вспыхнули волнения на межнациональной почве между осетинами и ингушами. Поводом послужило якобы убийство ингушского таксиста, чей прах так же принесли к республиканскому правительству. Внутренние войска, спец.отряд из Тбилиси, а так же курсанты Ордженикидзевских училищ МО и МВД были задействованы для наведения порядка. Причина кроется в территориальных претензиях выселенных и впоследствии вернувшихся ингушей к осетинам, занявшим их дома и земли в период репатриации.
Уже позже 31 октября 1992 года конфликт снова разгорится и получит название осетино-ингушского конфликта.
Есть два момента, определившие разрастание конфликтов до уровня вооружённого противостояния.
1. Во времена СССР что в Грозном, что в Нальчике, что в Махачкале и Каспийске, что в Ордженикидззе по утрам автобусы и троллейбусы с трамваями были похожи на банки с сельдью. Вся разница была в том, что селёдку рассолом поливают, а тут сами выделяют и селёдка сама в ббанку себя всеми силами не запихивает. Так вот, весь этот транспорт в часы пик не справлялся с первозкой людей от их домов на работу. Чуть ли не трети площади этих городов занимали промышленные районы, где располагались предприятия, работавшие в две - три смены. Людям попросту было на что жить, где зарабатывать деньги и просто некогда рассусоливать на тему межнациональных претензий. В 90-е годы производства встали, люди теряли работу и копили недовольство. оставалось только указать на виновника всех бед. Остальное - дело техники.
2. Во времена СССР была сильная централизованная власть, которая могла моментально поставить на свои места (посадить, уложить или отправить к ним) как любого внешнего супостата, так и внутренних подстрекателей и раз(под)жигателей. На смену советскому (с сильной властной рукой) пришла сама беззубость. Первый же беззубый и самый неконкретный закон, принятый с подачи Старовойтовой и ещё одной антикоммуняко настроенной дамочки, был закон о реабилитации репрессированных народов, по которому полагалось вернуть жертвам всё отобранное у них Советской властью. вот только в законе не было ни единой строчки, регламентирующей механизм исполнения данного акта. Это и привело к тому, что Чечны передрались с ингушами, ингуши в свою очередь кинулись с оружием отнимать добро у осетин, карачаевцы схватились с Черкесами, а кабардинцы с балкарцами. При этом, все старались поскорей отхватить себе по максимуму - Ингушетию попытались сделать с границей по р. Терек, Чечня выложила Дагестану претензии по так называемому Ауховскому району (часть Новолакского и Хасавюртовского районов Дагестана), в Майкопе Адыги стали требовать возвращения им земель чуть не по границам крымского ханства.
Вот всё и разгорелось.
Что же мешает запихать джина обратно в бутылку? те же самые неработающие предприятия, та ситуация когда тот же самый Дагестан занимал последнее место в РФ по уровню жизни и при этом держал первое место по колличеству дорогих джипов иностранного производства, та же самая беззубая власть + тысячи стволов оружия и куча едииц техники, оказавшихся в личном владении населения. Яркий пример - приезжаем в пос. Южный (Осетия 1993 год - июль) - поступила информация, что там имеется боевая техника. работаем адресно. Завливаем во двор, а там БТР-70 со всем вооружением, топливом и полным Б/К. Ну, изъяли с ментами, задем вопрос - "мужик, а нафига тебе БТР-то?" Ответ ошеломил и согнул нас пополам - "Как зачем? у соседа танк есть, а я что - хуже?" Перпрыгиваем через забор, а там 2С1- "Гвоздика" в точно таком же состоянии. В этой фразе, кстати, ещё один ответ на вопрос о причинах такой ситуации в регионе - местный менталитет. Психология кавказского человека очень сильно заточена на внешний эффект, на действия, рассчитанные на зрителя. С основной массой самых "отмороженных абреков" (это я говорю об отморозках, а не людях какой бы-то ни было национальности) можно справиться, хоть морально, хоть физически, если лишить их зрелищности и массового зрителя.
Друзья, моноэтнические подразделения и части уже имеются - это батальоны "Восток" и "Запад" в ЧР, батальон Спн в составе войсковой части МО РФ на территории Ингушетии и другие. Это говорит о том, что руководство страны попросту не знает путей решения национальной проблеммы в стране. Уж если целые сайты в интернете появляются, где нацональные группы солдат-срочников бахвалятся друг перед другом, как они и кого поимели или отметелили в части, то о чём тут можно говорить? В своё время довелось одному офицеру - дагестанцу на одних словах объяснить такому же дагестанцу, только в погонах рядового, что он не прав и если он не будет мыть полы, то перестанет быть уважаемым человеком в республике. В 2002м году уже столкнулся с тем, что некоторые офицеры уже не только не знают, как навязать свою волю подчинённому, но более того - попросту боятся местных солдат. Нынче, когда произошло резкое омоложение командного и управленческого звена, даже и не знаю - что будет твориться в подразделениях, где есть хотя бы три местных уроженца. Но это уже вопос из темы о реформировании армии.
До встречи.
Наш народ не сотрёшь в порошок,
Его можно стереть только в порох

(Ильяс Аутов)
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 7841
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: "Джихад - горе Кавказа. Первым нарушил мир!"

Сообщение EvMitkov » 01 фев 2012, 12:14

Доброго времени суток всем!
Доброго времени суток, Викторыч!

Отменно изложено. Согласен и разделяю.
Но эти наши с тобой выкладки охватывают период до 1917-го и послевоенный, а "дырка" с 1917-го по 1945-й остается пракически незакрытой. А именно о ней Алекс и спрашивает.
Попробую чудок уплотнить .

Помнишь, как учили? Для того чтобы оченивать себя наиболее полно, всегда старайся посмотреть на себя с точки зрения противника.
А потому полагаю любопытным и небезынтересным произвести выкладку здесь материала патологического врага СССР/России в любом проявлении - Георгия Мамулия, одного из идейно-политических "вдохновителей" Ичкерии времен Масхадова. Гаденыш жив еще, и коптит небо в Лондоне. ( Небось, соседи с остальными "патриотами", на рамадан вместе баранинку трескают)
Выдержки из его работы "ЕГО ВЫСШИМ ПОЛИТИЧЕСКИМ ИДЕАЛОМ БЫЛА КАВКАЗСКАЯ КОНФЕДЕРАЦИЯ:
ГАЙДАР БАММАТ И ГРУППА «КАВКАЗ» (1934-1939)"


Далее - текст в том виде, в котором изложен автором. Комментарии по ходу буду выделять - но их будет мало. Текст врага говорит сам за себя. Его привожу синим.

Эпиграф:
«Для Японии мыслим только Кавказ в целом, а отдельные республики, не представляют для нее никакой ценности».

(Из показаний Михаила Николайшвили, эмигранта, члена группы «Кавказ», арестованного НКВД 7 июля 1938 г. при попытке перехода нахичеванского сектора советско-турецкой границы).


Хотя Северный Кавказ и поныне остается под властью Кремля, все более и более усиливающееся стремление горских народов к независимости, а так же непредсказуемая в целом политика самого Кремля, вследствие целого ряда объективных и субъективных причин неспособная интегрировать этот регион в состав России, не исключает того, что рано или поздно прогнозы окажутся верными и в отношении этой части Кавказа.

Начало тридцатых годов прошлого века, характеризовалось геополитическими изменениями не только в Европе, но и на Дальнем Востоке. Создание в 1932 г. под эгидой Японии государства Маньчжоу-Го, обозначило новый этап усиления советско-японского соперничества как в самом Китае, так и в дальневосточном регионе в целом.
Понимая, что столкновение с Кремлем является лишь вопросом времени, военно-политическое руководство Токио, в лице разведывательного отдела Генерального штаба Японской армии, с целью внутреннего подрыва лоскутной империи – СССР, приступило к установке контактов с представителями антикоммунистических эмигрантских организаций.
Важнейшую роль в этих планах, играл так же Кавказский регион. Принимая во внимание, что около 80 процентов нефтедобычи в довоенном СССР приходилось на нефтяные месторождения Баку, Грозного и Майкопа, Кавказ, как магнит притягивал к себе наиболее пристальное внимание военно-политического руководства страны восходящего солнца. С целью нарушения снабжения топливом советской военной машины, японской разведкой планировалось проведение не только диверсионных актов на кавказских нефтепромыслах, но и комплексная дестабилизация всего кавказского региона. Намечались мероприятия по оказанию помощи кавказскому национально-освободительному движению, путем установки контактов с наиболее подходящими для этой цели политическими эмигрантами, обитавшими в Турции и Западной Европе. В Токио хорошо понимали, что подобное предприятие может иметь шансы на успех, только лишь в случае объединения в единую организацию представителей всех кавказских народов.

Небезынтересно отметить, что связи японцев с кавказскими патриотами восходили своими корнями еще к эпохе русско-японской войны (1904-1905). В это время японская разведка предоставила щедрую финансовую помощь представителям борющихся за свою независимость нерусских народов империи Романовых. В числе кавказцев, сотрудничавших с японцами в это время, был грузин Георгий Деканозишвили, – лидер грузинской революционной социал-федералистской партии. По свидетельству одного из современников той эпохи, оружие и боеприпасы, купленные на японские средства, были тайно переправлены в Грузию и «сыграли значительную роль в восстаниях 1905 г.»
Основным плацдармом, для практической деятельности будущей организации, была выбрана Турция. Данный факт, принимая во внимание пакт о дружбе и нейтралитете, заключенный еще в 1925 г. между Москвой и Анкарой, в значительной степени затруднял осуществление предприятия. Был весьма ограничен и выбор кандидатур руководителей будущей организации. Большинство из эмигрантов, бывших членов социалистических правительств независимых Кавказских республик, уже были задействованы в планах западных демократических государств. Данное обстоятельство, наряду с идеологической несовместимостью, делало в глазах японцев этих людей ненадежными, исключая их сотрудничество с Токио.

Исходя из вышеупомянутых критериев, было решено сделать ставку на представителей правого крыла кавказской эмиграции, которые, исходя из идеологических и иных соображений, находились в оппозиции к объединенным под польской эгидой в движении «Прометей» национальным центрам Грузии и Азербайджана, возглавляемыми Ноем Жордания и Мамедом Эмином Расул-задэ. Оба центра, являясь, как бы правительствами Грузии и Азербайджана в изгнании, получали регулярное финансовое содержание от польского правительства, и, хотя и включали в себя некоторых представителей других партий, находились под абсолютным контролем грузинских социал-демократов и мусаватистов.

Практическую работу по установлению связи с правыми кавказскими эмигрантами, осуществляли военные атташе японских посольств в западноевропейских и ближневосточных странах.
Осенью 1933 г. японский военный атташе в Стамбуле обратился с просьбой к настоятелю местного грузинского католического монастыря, отцу Шалве Вардидзе, с просьбой помочь в установлении связи с представителями правых кругов грузинской эмиграции в Париже. В результате этого, японцам были рекомендованы лидер грузинской национал-демократической партии Спиридон Кедиа, руководитель союза грузинских офицеров, бывший главнокомандующий Грузинской армией, генерал Георгий Квинитадзе, а так же руководство грузинской патриотической организации «Тетри Гиорги» («Белый Георгий»), в лице проф. Михаила Церетели и Александра Манвелишвили. Вероятно, не желая продолжать это дело непосредственно в Стамбуле, под пристальным наблюдением агентов НКВД, переговоры были перенесены в Берлин

Здесь, в роли посредника, рекомендовавшего подполковнику Шигеки Усуи, заместителю военного атташе посольства Японии в Берлине, ответственному за осуществление данного проекта, подходящие кандидатуры из числа кавказских эмигрантов, выступал другой грузинский эмигрант, – бывший подполковник армии независимой Грузии, работавший в то время в разведывательном отделе Генерального штаба, национал-демократ Роман Мкурнали 6, обладавший хорошими связями и в германской разведке. Мкурнали рекомендовал Усуи грузинского национал-демократа Шалва Карумидзе и северокавказца Гайдара Баммата, – бывшего министра иностранных дел существовавшего в 1918 г. Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана 7.
Так как оба кандидата обладали необходимыми навыками и связями, японцами было решено финансировать и Карумидзе и Баммата, предоставив им возможность создания соответствующих политических групп, а так же печатных органов этих объединений.


Ничего не напоминает, а?

Гайдар Баммат, до 1923 г. известный так же под своей русифицированной фамилией Бамматов, родился 3 ноября 1890 г. в Дагестане, в г. Темир-Хан-Шуре (нынешнем Буйнакске). Окончив Ставропольскую классическую гимназию и юридический факультет Петербургского университета, Баммат, с 1912 г., служил в Тифлисе, в канцелярии наместника Кавказа, дослужившись до должности чиновника по особым поручениям 8.

Вероятно, именно в это время, находясь в административно-политическом центре Кавказа и работая в государственной структуре, куда, в конечном итоге, стекалась всесторонняя информация со всего региона, Баммат, в полной мере мог оценить необходимость и перспективы политического объединения для будущего кавказских народов.

С 1917 г., после падения монархии в России, Баммат являлся одним из руководителей национально-освободительной борьбы северокавказских горцев. Именно Баммату, удалось уговорить престарелого Шейх-уль-Ислама, главу мусульман Закавказья, примкнуть к революции. Он же подписал 11 мая 1918 г. декларацию независимости Северного Кавказа. С марта 1918 г., Баммат исполнял обязанности министра иностранных дел Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана. Принимал участие в работе трапезундской и батумской конференций, безуспешно пытаясь убедить руководителей южнокавказских республик поддержать его проект создания Кавказской федерации.

В начале 1919 г., представил на рассмотрение Версальской мирной конференции меморандум о необходимости признания союзниками независимости Северного Кавказа. В мае того же года, участвовал в конференции четырех кавказских республик в Тифлисе, где сумел убедить правительства Грузии и Азербайджана оказать военную помощь Северному Кавказу в его борьбе против белой армии генерала Деникина. В апреле 1920 г., после вторжения на Северный Кавказ Красной армии, Баммат являлся представителем Совета обороны республики Северного Кавказа, ответственным за внешние сношения. В тоже время, исполнял обязанности дипломатического представителя горцев при правительствах Грузии и Армении.

После оккупации большевиками Северного Кавказа и Азербайджана, Баммат, вместе с другими северокавказскими и азербайджанскими патриотами был вынужден искать убежище в Тифлисе. В феврале 1921 г., накануне вторжения в Грузию большевиков, был избран председателем сформированного в Тифлисе Горско-азербайджанского комитета. Комитет был признан Грузией в качестве легитимного правительства Северного Кавказа и Азербайджана, а его воинское формирование приняло участие в боевых действиях против наступающих на Тифлис большевистских войск 9.

Продолжал активную политическую деятельность Баммат и в эмиграции. Перебравшись из Турции во Францию, он, вместе со своим старым соратником и тестем, бывшим президентом Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана Абдул Меджидом (Тапой) Чермоевым, в качестве члена делегации республики Северного Кавказа на Версальской конференции, тесно сотрудничал с представителями других кавказских правительств в изгнании. В 1922 г. Баммат встретился с королем Афганистана Мохаммед Надир Шахом. Будучи впечатленным знаниями и глубокой эрудицией Баммата, король предоставил ему афганское гражданство. В октябре-ноябре 1924 г., в Париже, на заседаниях представителей республик Азербайджана, Грузии и Северного Кавказа, в которых, наряду с прочими, принимал участие и Баммат, было принято решение о «необходимости создания союза Азербайджана, Северного Кавказа и Грузии в форме конфедерации» 10.

Были так же приняты решения о создании особой комиссии, с целью выработки проекта конституции будущей конфедерации, объединении дипломатических усилий кавказцев и формировании Кавказского комитета, «обладающего функциями по подготовке и руководству народов Кавказа в борьбе за их независимость» 11.
Находился Баммат и в числе кавказцев, заложивших еще в начале 20-х годов основу польско-кавказского сотрудничества, продолжавшегося вплоть до начала Второй мировой войны. В 1925 г., по его инициативе, в Стамбуле, при поддержке посла Польши в Ангоре Романа Кнолля, был создан Комитет Кавказских конфедералистов, в 1927 г. включенный в состав центрального кавказского органа движения «Прометей», – Комитета независимости Кавказа. Первый номер журнала «Прометей», печатного органа Комитета независимости Кавказа, был составлен на парижской квартире Баммата. Он же предложил и имя мифического титана, в качестве официального названия журнала 12. Единственная статья Баммата в журнале «Прометей», была напечатана в первом номере этого издания 13.

Вскоре, однако, отношения Баммата с кавказцами-участниками движения «Прометей», стали портиться. Под влиянием правительства Польши, подозрительно относящегося к правым кругам кавказской эмиграции, в состав Северокавказской национальной секции, входящей в Комитет независимости Кавказа 14, были включены, в основном, руководители Народной партии горцев Кавказа, по мнению Баммата, не игравшие в 1918-20 гг., существенной роли в национально-освободительном движении Северного Кавказа.

В 1929 г., Баммат приступил к изданию на русском языке журнала «Независимый Кавказ», целью которого являлась как популяризация идеи Кавказской конфедерации, так и подготовка, сбор и систематизация материалов, для выработки конституции будущего объединения. Как по внешнему виду, так и по содержанию, это издание следует считать непосредственным предшественником журнала «Кавказ». Предполагалось издавать «Независимый Кавказ» и на французском языке 15. Этим планам, однако, не суждено было сбыться. Вероятно, в результате отсутствия финансирования, издание журнала пришлось прекратить уже в 1931 г., после выхода в свет первых трех номеров. Тем не менее, подавляющее большинство авторов «Независимого Кавказа», через три года составило основной костяк команды Баммата в группе «Кавказ».
По свидетельству Алихана Кантемира, одного из наиболее близких соратников Баммата, первоначально журнал «Кавказ» финансировался состоятельными кавказцами-эмигрантами. Такими, как грузин Алексей Мдивани, женившийся в 1933 г. на американской миллионерше Барбаре Хаттон, или представителями семьи Чермоевых, к которой, по альянсу, принадлежал и сам Баммат 16. Начиная с 1935 г., финансирование журнала осуществлялось посольством Японии в Париже
Разумеется, принимая во внимание источники финансирования, журналу приходилось уделять много места освещению современных политических событий, с точки зрения интересов страны восходящего солнца. Каждый номер «Кавказа» начинался передовицей Баммата, с подробнейшим освещением международного положения. Нередко, проблеме Дальнего Востока уделялись специальные статьи, в которых подробно освещались события японо-китайской войны, а сама Япония, характеризовалась в качестве форпоста международных антибольшевистских сил, способной покончить с красной угрозой западной цивилизации.

Следует отметить, что статьи Баммата, комментирующие международное положение тех лет, так же как и другие корреспонденции помещаемые в журнале «Кавказ», были выполнены на высокопрофессиональном уровне, что весьма выгодно отличало это издание от другой периодики кавказских эмигрантов. Освещая то или иное событие, Баммат и его сотрудники не удовлетворялись одной лишь констатацией фактов, а давали квалифицированный анализ и прогноз развития ситуации, с точки зрения их возможного влияния на кавказский регион в целом.

О размахе данного предприятия и сочувственном отношении к нему почти всех правых кавказцев, свидетельствует тот факт, что почти все лидеры правых грузинских партий поместили в первых же номерах журнала статьи, посвященные проблеме кавказского интегризма.

Уже в период первого этапа своего существования, в 1934-1936 гг., когда журнал «Кавказ» выходил только на русском языке, Баммат, совместно со своими ближайшими сотрудниками, приступил к выработке геополитического кода Кавказа, оптимального, с точки зрения его национальных интересов.


Так для кого писали? На русском-то?

Наиболее сложный вопрос, надо отдать должное Баммату, откровенно поставленный им в первом же номере своего журнала, являлся вопрос о северных и южных государственных границах Кавказа, а так же о непосредственных противниках и союзниках кавказских народов. Подавляющее большинство исторических территорий Кавказа, были аннексированы Советской империей, а сам регион, с геополитической точки зрения, был зажат между Россией, Турцией и Ираном. Исходя из этого постулата, с целью борьбы за освобождение Кавказа от власти Кремля, Баммат считал целесообразным заручиться поддержкой и дружественным нейтралитетом двух последних, в которых видел потенциальных геополитических союзников кавказцев в борьбе за создание независимого кавказского государства. Эмигрантским организациям, следовало признать существующие после насильственной советизации Южного Кавказа границы с Турцией и Ираном, справедливо или несправедливо навязанные грузинам, армянам и азербайджанцам.

"Никаких конфликтов на почве территориальных притязаний мы с нашими соседями не мыслим.
Вместе с тем мы твердо убеждены, что образование буферного Кавказа, предохраняя эти государства от непосредственного соседства с Россией, отвечает наиболее жизненным интересам народов Персии и Турции, которые в течение последних двух веков все время жили под тяжким кошмаром нависшего над ними Дамоклова меча русского империализма»


С 1936 г., взоры правого лагеря кавказской эмиграции все больше обращались к Берлину, Риму и Токио, к этому времени уже в полной мере заявивших о себе на международной арене. Импонировал кавказцам и яростный антибольшевизм, декларируемый лидерами Германии, Италии и Японии. Со своей стороны, соответствующие структуры Третьего Рейха, к тому времени так же стали проявлять все больший интерес к представителям кавказской эмиграции.

В значительной степени, этому способствовало и наметившееся к этому времени сближение Германии с Японией, завершившееся, как известно, подписанием 25 ноября 1936 г. т.н. Антикоминтерновского пакта. Для ведения неофициальных переговоров, гости, из числа кавказских эмигрантов, были приглашены на проходящие летом 1936 г. в Берлине олимпийские игры, непосредственно после которых, в сентябре того же года, состоялся очередной, четвертый съезд национал-социалистической партии Германии. Германскую сторону в этом деле представлял внешнеполитический отдел НСДАП, руководимый Альфредом Розенбергом 26.

Судя по сохранившимся архивным данным, в Берлине, в это время, службой Розенберга всерьез рассматривались кандидатуры различных кавказских политических партий и организаций, с которыми, в будущем, соответствующие структуры Рейха планировали поддерживать рабочие контакты 27. То, что в конце-концов выбор пал на группу «Кавказ», объясняется тем, что именно к этому времени, между Токио и Берлином был заключен Антикоминтерновский пакт. Вероятно, японцы, еще с 1935 г. финансирующие группу «Кавказ», и, таким образом, имеющие более долгий опыт работы с эмигрантами, порекомендовали своих подопечных немцам.

Выехавший в конце 1936 г. в Берлин Баммат, подробно обсудил будущее сотрудничество с заинтересованными японскими и немецкими кругами 28. Было принято решение создать на основе группы «Кавказ» более крупную организацию, включающую в себя большое количество новых кавказцев, готовых поддерживать идею независимости Кавказа в рамках внешнеполитических замыслов Токио и Берлина.
В результате выработанного в ходе переговоров проекта, укрупненная таким образом группа «Кавказ», сохранив старое наименование, должна была стать основным центром идеологической и практической работы эмигрантов по кавказским вопросам. Не случайно, именно в это время, существующая в Берлине «Организация грузинских националистов», решением властей Рейха была распущена, а большинство из ее сотрудников, впоследствии, вступили в группу «Кавказ». Вероятно, японцы, ранее оказывавшие финансовую поддержку этой организации, возглавляемой Ш.Карумидзе, нашли более целесообразным передать эти средства группе «Кавказ», работающей в более широком региональном, и, таким образом, перспективном масштабе.

С целью сделать организацию более гибкой, было решено создать в организации «Кавказ» несколько национальных групп, функционирующих в автономном режиме и выпускающих журнал «Кавказ» на соответствующих языках. При этом, их содержание, отнюдь не должно было совпадать с изданием на русском языке. Лишь вступительная глава, написанная Бамматом, и, как правило, посвященная комментариям современного международного положения, в обязательном порядке переводилась и публиковалась в журналах «Кавказ», выходящих на национальных языках.

Наряду с пропагандистской деятельностью, члены группы «Кавказ» должны были участвовать и в разведывательных операциях, финансируемых японцами и немцами.

Упомянутый проект, выработанный Бамматом совместно с соответствующими службами страны восходящего солнца и Третьего Рейха, был, в конце концов, зафиксирован в письменной форме в двух секретных протоколах к Антикоминтерновскому пакту, подписанных в Берлине 11 мая 1937 г. начальником Абвера, адмиралом Вильгельмом Канарисом и военным атташе Японии в Германии, генералом Хироши Ошимой, оговаривающих конкретные условия японо-германского сотрудничества в деле проведения секретных операций против СССР.

В соответствии с этими документами, Германия и Япония обязались не только наладить между собой обмен информацией в данной сфере 29, но и предпринять совместные действия, для подрыва изнутри Кремлевской империи, используя в этих целях национально-освободительные движения нерусских народов СССР 30.
Сферы деятельности германских и японских спецслужб, были поделены по географическому признаку. Западные регионы СССР, были признаны сферой деятельности германских спецслужб, в то время, как азиатская часть Советской империи, была включена в сферу деятельности японской разведки. Что касается «юго-западного фронта», т.е. Турции, Ирана и Кавказа, – эти регионы признавались «сферой общих интересов» спецслужб Германии и страны восходящего солнца 31.

С целью осуществления упомянутого плана, спецслужбами двух стран был выработан и включен в договор т. н. «пятилетний план», оговаривающий конкретные формы германо-японского сотрудничества в период на 1937-1941 гг. Предполагалось, что этот период будет достаточным для подготовки подрыва Красной империи изнутри. Отдельный параграф был посвящен вопросу сотрудничества с эмигрантами. Документ свидетельствовал, что группа «Кавказ» являлась основным протеже Токио и Берлина.
Целью этих журналов, издающихся вплоть до самого конца существования организации, в августе 1939 г., являлась пропаганда кавказского вопроса во всех странах, которые, потенциально, могли оказаться в лагере противников Советского Союза. Каждая версия журнала, была адаптирована к реалиям страны, на языке которой она издавалась. Например, французские и английские версии, не печатали прогерманские статьи, встречающиеся в немецком варианте журнала «Кавказ». Следует тут же отметить, что ни в одной статье различных версий «Кавказа», нельзя найти каких-либо панегирик идеологии национал-социализма.
Пламенный кавказский патриот, Ахметели приветствовал возрождение военной мощи Японии и Германии, надеясь на повторение событий 1918 г., когда, в результате поражения царской России в Первой мировой войне и последовавшей вслед за этим революцией, народы Кавказа получили возможность освободиться от русского ига.
Несмотря на свое нескрываемое германофильство, Ахметели, как и другие члены группы «Кавказ», отнюдь не желал, чтобы кавказский регион очутился под исключительным господством какой-либо одной державы. Предвидя будущее, он считал возможным после освобождения кавказского перешейка, восстановление проходящего по нему в средние века торгового пути, соединяющего Европу с Азией:
«Тогда возродится и старая забытая дорога – кавказский перешеек, – исторический коммерческий путь снова восстанет. Это и положит конец господству России на Кавказе. Этот путь не будет и не может быть объектом политического господства какого-нибудь государства, а базой для создания на месте независимой жизни взаимно свободных, но объединенных для общих целей кавказских народов. Вот те надежды, которые возлагаются нашими свободными народами в будущем на внешние силы. Разве в этом направлении невозможно соглашение главных европейских государств во имя общего благополучия и безопасности?» 38.

Ахметели уделял особое внимание перспективе создания под эгидой Германии единого антибольшевистского блока западных государств, который, в случае столкновения с СССР, был бы способен содействовать освобождению Кавказа от большевизма
Ахметели, живущему в Германии с 1918 г., несмотря на свое социал-демократическое прошлое, удалось добиться определенных успехов в деле защиты интересов кавказцев в Третьем Рейхе. После длительной борьбы с прорусски настроенными функционерами в Берлине, он, 1 сентября 1938 г., был назначен властями Рейха руководителем созданного в Берлине Управления по делам кавказских беженцев (Kaukasische Vertrauensstelle). – Учреждения, выполняющего посреднические функции между кавказскими эмигрантами в Германии и официальными структурами Третьего Рейха, обладающего, в определенной степени, функциями неофициального консульства. В глазах эмигрантов-кавказцев, сам факт существования подобного учреждения, как бы указывал на то, что руководители Третьего Рейха, несмотря на дипломатические отношения с СССР, наряду с этим, неофициально признавали особый статус кавказцев. Для русских эмигрантов, так же как и для украинцев в Берлине, были созданы свои, отдельные ведомства доверенности

Стремление Г.Баммата поддерживать максимально хорошие отношения с Турцией, вытекали отнюдь не из туркофильства последнего, а, как мы уже отмечали, из геополитических реалий того времени, а так же инструкций, полученных от японцев. В условиях начавшихся с 1937 г. боевых действий в Китае и все более ухудшающихся отношений с Кремлем, Токио придавало большое значение не только пропагандистской, но и разведывательной деятельности группы «Кавказ». В силу законов географии, проведение разведывательных операций на Кавказе и ведения там подпольной деятельности, могло быть осуществлено лишь с территорий смежных с регионом Турции и Ирана. К тому же японцы, не желая напрямую вмешиваться, поручили договорится с турецкими спецслужбами самому Баммату 41.

Первоначально казалось, что членам группы «Кавказ» удастся сохранить хоть какую-то свободу действий в Турции. С весны 1938 г., в Стамбуле, на турецком языке, взамен запрещенного «Кавказ Альманаги», стало выходить новое издание журнала «Кавказ», – альманах «Kafda??» («Кавказ»).
В том же году, с учетом бурно развивающихся международных событий, японцам пришлось внести изменения в «пятилетний план». Принятый, как мы уже отмечали в 1937 г. план, предусматривал в следующий, 1938 г., лишь подготовительные меры для ведения секретных операций на Кавказе. В частности, – создание на территории Турции и Ирана тайных организаций, ответственных за заброску агентов на советскую территорию, подготовку курьеров и налаживание постоянных связей с Кавказом.
Лишь в 1939 г., предполагалось создание тайных ячеек в Баку, Грозном, Владикавказе, Тбилиси и Батуми. К этому же времени, планировалось установить связь с офицерами-кавказцами Красной армии, с целью добычи сведений о советских воинских частях, дислоцированных на Кавказе 42. Тем не менее, быстро меняющаяся политическая обстановка, побудила японцев уже в 1938 г. поручить членам группы «Кавказ» осуществление миссий, запланированных ими, первоначально, на 1939 г.


12 июля 1938 г., Красная армия захватила небольшой кусок спорной территории на границе СССР с Маньчжоу-Го, в районе озера Хасан, приступив к строительству там оборонительных сооружений. Целью этой операции, являлось спровоцировать ограниченный конфликт с Японией, показав всему миру, что, несмотря на чистки 1937 г., Красная армия способна оказать сопротивление такому серьезному противнику, как японцы. В результате, все это привело к известному советско-японскому военному противостоянию, с 29 июля по 11 августа 1938 г.

В тоже время, данные события вызвали активизацию японских спецслужб и организацию ими ряда секретных операций, с участием членов группы «Кавказ». Главными координаторами этих операций были сам Г.Баммат и генерал Г.Квинитадзе. В Иране, с территории которого планировалось перебросить первую разведывательную экспедицию на Кавказ, предприятием руководил генерал Василий Каргаретели, – бывший полковник Генерального штаба царской армии, служивший в 1918-1920 гг., в чине генерала, в армиях независимой Грузии и Азербайджана. После советизации Закавказья Каргаретели эмигрировал в Иран, где, проживая в Тегеране, обладал определенными связями в политических и военных кругах этой страны. Со второй половины 30-х годов, Каргаретели поддерживал контакт с представителями спецслужб Японии и Германии в Тегеране. С японской стороны, предприятие координировал полковник Харуо Фукучи, военный атташе Японии в Иране и специалист по СССР 43.


В июне 1938 г., в Софии, в Болгарии, состоялась тайная встреча Баммата, Фукучи и генерала Юитсу Тсушихаши, военного атташе Японии во Франции, который поддерживал регулярный контакт с группой «Кавказ». На встрече были подробно обсуждены детали планируемых секретных операций 44. Японцы выбрали местом встречи Софию, так как в этом городе проживало минимальное количество японцев, что существенно уменьшало возможность утечки информации.

Летом 1938 г., с помощью азербайджанских членов группы «Кавказ», на советскую территорию, в районе Нахичевани, была заброшена первая экспедиция. Эмигранты-грузины Михаил Николайшвили, Георгий Вардиашвили и Бежан Гиоргадзе, должны была собирать разведывательные сведения о дислокации, военно-технической оснащенности и морально-политическом состоянии дислоцированных на Кавказе частей Красной армии. Особое внимание следовало уделить сбору сведений о командирах-кавказцах, дислокации и настроениях кавказских частей РККА.

Наряду с этим, разведчики должны были установить отношение местного населения к власти Кремля и к тому, какова будет его реакция, в случае войны СССР с Японией. При наличии подходящих условий на местах и продолжительного военного конфликта Кремля с Токио, следовало приступить к сколачиванию кавказских партизанских отрядов, способных к осуществлению диверсионных актов. В таком случае, планировалось перебросить на Кавказ руководящий повстанческий штаб, ответственный за координацию действий партизан, для укрытия которого, следовало заранее наметить подходящие пункты.


В связи с этим, после их возвращения в Иран, участники экспедиции должны были представить японскому военному атташе конкретный план дальнейших действий. Японская сторона брала на себя обеспечение вооружением партизан, чтобы к моменту начала боевых действий на Дальнем Востоке, в Грузии было поднято мощное восстание, которое, в дальнейшем, должно было распространится на весь Кавказ. Так как, опасаясь возможной советской интервенции, власти Ирана отказались предоставить Токио возможность доставлять оружие кавказским повстанцам используя иранскую территорию, японцы планировали обойти этот запрет следующим образом: – Выгруженное в Персидском заливе с японских пароходов оружие, под видом сельскохозяйственных орудий должно было в разобранном виде доставляться на грузовиках к ирано-советской границе.

Выбор эмиссаров так же не был случайным: – В 1929 г., Михаил Николайшвили, в то время член движения «Прометей», возглавлял тайную экспедицию эмигрантов, переброшенную по этому же маршруту в Грузию, откуда ему удалось возвратится, установив связь с подпольными грузинскими социал-демократическими организациями 46. Георгий Вардиашвили, – крестьянин из гурджаанского района Грузии, в 1929-1930 гг. был участником повстанческого отряда, состоящего из ушедших в горы крестьян, недовольных насильственной коллективизацией 47.

По плану Каргаретели, Вардиашвили, как человек, сравнительно недавно эмигрировавший из Грузии, и, к тому же, хорошо знакомый с высокогорными районами Кахетии, должен был не только выбрать места, пригодные для баз будущих повстанцев, но и установить связь с бывшими бойцами повстанческого отряда полковника Кайхосро (Какуцы) Чолокашвили, действовавшего в Кахетии в 1921-1924 гг. 48 Бывшие бойцы отряда Чолокашвили, известные под названием «Сакартвелос шепицулеби» («Принесшие клятву верности Грузии»), еще в начале 20-х годов установили связь с антибольшевистскими повстанцами в Дагестане и Чечне .
В случае провала экспедиции, руководителями организации «Кавказ» была подготовлена другая группа, которая должна была проникнуть с территории Турции.

Первоначально, экспедиция развивалась успешно. 3 июля, эмигрантам удалось перейти нахичеванский участок ирано-советской границы в районе Ордубад. Однако, 7 июля, покидая приграничную зону, члены экспедиции неожиданно для себя натолкнулись на отряд местной милиции. Не успев применить оружие, разведчики были арестованы .

Куда более успешными оказались экспедиции действующие с территории Турции. Их участниками также являлись эмигранты, обладавшие солидным опытом подпольной работы и партизанских действий; – проживающие во Франции члены союза «Сакартвелос шепицулеби». После смерти в 1930 г. полковника Чолокашвили, союз, возглавляемый заместителем Чолокашвили, поручиком Элизбаром Вачнадзе, находился под сильным влиянием «Союза грузинских офицеров» генерала Квинитадзе, который и ввел наиболее активных членов этой организации в группу «Кавказ». Читая отчеты, составленные впоследствии участниками экспедиции, становиться ясно, что ни о каком сотрудничестве организации «Кавказ» с турецкими спецслужбами, в чем их нередко обвиняли другие эмигрантские организации, не могло быть и речи. Для того, чтобы добраться до турецко-советской границы, членам экспедиции надо было преодолеть массу препятствий, всячески чинимых им турецкими властями.

Небезынтересно отметить, что хронологически, эта тайная экспедиция совпала с совещанием в посольстве Японии, в Стамбуле, японских дипломатов, аккредитованных в СССР, Турции, Румынии, Афганистане, Египте и Сирии. В ходе совещания, состоявшегося 6-10 августа 1938 г. под прикрытием конференции, посвященной экономическим вопросам, японские военные атташе обсудили перспективы проведения разведывательных операций на Кавказе и в Центральной Азии 51. По архивным данным НКВД, сам Баммат, в это время, так же находился в Стамбуле, что, со своей стороны, так же позволяет предполагать, что разведывательная экспедиция членов его группы на Кавказ, была так же связана с этой конференцией 52.

3 августа, т. е. в самый разгар боевых действий у озера Хасан и за три дня до упомянутой конференции, группа, состоящая из Элизбара Вачнадзе и другого соратника Чолокашвили, Самсона Круашвили, прибыла из Берлина в Стамбул. Круашвили, бывший капитан в армии независимой Грузии, занимавший в то время пост начальника пограничной стражи в районе Сарпи-Гонио, на грузино-турецкой границе 53, был отлично знаком с местностью, на которой должна была оперировать экспедиция. Вынужденный покинуть Грузию после национального восстания грузинского народа 1924 г., он, затем, в 1926 г., был тайно послан из Франции в Грузию полковником Чолокашвили, где провел около 7-8 месяцев 54.
С самого же начала, группа столкнулась с трудностями, так как человек, который должен был служить проводником при переходе границы, а так же достать оружие и советскую валюту, заявил он своем выходе из игры, опасаясь репрессий турецких властей. Пришлось срочно связаться с эмигрантом-аджарцем Кязим-беем, проживавшим в г. Ризе, недалеко от границы. Так как Кязим-бей не был предупрежден о деле заранее, он не смог найти вовремя ни проводника, ни оружие. По прибытии в Трапезунд, членам экспедиции не удалось избежать своей регистрации в полицейском участке, что так же привлекло к ним внимание местных властей.
Подвергнутый усиленному допросу по поводу целей его прибытия в страну, Вачнадзе заявил, что приехал в Турцию с намерением заниматься коммерческой деятельностью.

Так как переход границы без оружия и денег был невозможен, было решено послать в Батуми двух местных эмиссаров-контрабандистов. Прибыв на место, они должны были связаться с членами батумской подпольной организации, которые, в свою очередь, должны были снестись с подпольщиками в Тбилиси. Для того чтобы отвести от себя подозрения турок, Вачнадзе пришлось имитировать роль коммерсанта, занимающегося торговлей древесиной. Экспедиция завершилась частичным успехом. Эмиссарам, посланным в Батуми, удалось не только выполнить свою миссию, но и, к концу августа, передать Кязим-бею разведывательную информацию, собранную батумской подпольной организацией. 4 сентября, с целью избежать ареста, Круашвили был вынужден спешно покинуть Турцию, уехав в Берлин, так как местной полиции удалось установить личности и цели пребывания эмигрантов в Турции. Вачнадзе удалось остаться в Стамбуле, в течение нескольких недель 55.

В это время Анкара всеми силами пыталась избежать возможного ухудшения отношений с советами. Для того, чтобы угодить Кремлю, власти Турции приняли меры не только против эмигрантов-кавказцев, но и против японских офицеров-разведчиков, действующих в Анкаре под дипломатическим прикрытием. 10 августа, министерство иностранных дел Турции выразило протест послу Японии в Анкаре, по поводу упомянутой конференции японских дипломатов. Месяц спустя, 6 сентября, в то время, когда Вачнадзе все еще находился в Стамбуле, под давлением советов турки были вынуждены лишить турецкого гражданства и выслать из страны не только членов турецкого филиала группы «Кавказ», руководимого Алиханом Кантемиром 56, но и эмигрантов всего лишь симпатизирующих этой организации.

В декрете турецкого правительства, опубликованного по этому поводу, прямо сообщалось, что лишение гражданства и высылка членов группы «Кавказ», обусловлена их принадлежностью к «революционной и разведывательной организации, направленной против одной дружественной державы в пользу и за счет другого государства» 57.

Большинство высланных из Турции членов группы «Кавказ», впоследствии, осело в Берлине. С начала 1939 г., туда же постепенно переехало большинство сотрудников группы живущих во Франции. Сам Баммат, обосновался на постоянное жительство в Лозанне, в Швейцарии.




В начале 1939 г., армянский филиал организации приступил к изданию журнала «Кавказ» и на чеченском языке. Свет увидело всего лишь два номера. Сведения, добытые экспедицией, были в целом правдоподобными. Конкретная информация, носила, однако, локальный характер, не выходя за пределы Чечни. В документе указывались фамилии и имена офицеров, служащих в частях Красной армии, дислоцированных в этом регионе, так же как и местных партийных и государственных функционеров. Сообщалось, что дислоцированные воинские части насчитывали от 10 до 12 тысяч человек, имея на вооружении 70 тяжелых и легких танков, 35 бронемашин и 30 самолетов. Были даны списки людей, вербовка которых, по мнению представителей местной подпольной организации, была возможной .

Следует отметить, что к этому времени, существенная опасность нависла и над самой группой «Кавказ» и ее руководителями. С 1937 г., работа этой организации попала в поле зрения советской разведки, тщательно отслеживающей деятельность эмигрантов. С середины 1937 г., в нее был внедрен кадровый агент НКВД, Георгий Гегелия. Будучи направлен на работу во Францию в 1925 г., он систематически информировал советские органы безопасности о событиях, имевших место в среде эмигрантов.

НКВД удалось внедрить своего агента и в среду северокавказских эмигрантов в Турции, близких к А. Кантемиру 62.
Связь организации «Кавказ» с Берлином, осуществлялась, в основном, при посредничестве грузин, – В. Ахметели и Ш. Амирэджиби, выехавшего в Берлин в конце 1938 г. Пользуясь близостью с последним, по рекомендации которого он и был принят в группу «Кавказ», Гегелия удавалось подробно информировать НКВД о ходе переговоров, протекавших в конце 1938 г. в Берлине между германскими спецслужбами с одной стороны и Ахметели и Амирэджиби с другой 63.

С помощью чеченских и аджарских эмигрантов, Круашвили удалось решить проблему необходимых документов, так как в соответствии с новыми правилами принятыми в Турции, иностранцам было строжайше запрещено появляться в приграничных районах. Чеченец Мустафа Узден, на своей страх и риск безвозмездно передал Круашвили своей турецкий паспорт, куда была вклеена фотография последнего. С помощью аджарца Османа Тедорадзе, 31 октября Круашвили прибыл на пароходе в г. Хопа, где смог незаметно от полиции высадится на берег. 2 ноября Круашвили, вместе с Тедорадзе и одним из его родственников, – Кадир Еркендж-оглу, незаметно от находящихся напротив друг друга турецкого и советского пограничного поста, перешел турецко-советскую границу в районе с. Кеда.
Передвигаясь в ночное время, 6 ноября экспедиция достигла пригорода Батуми. Чтобы не привлечь внимание НКВД, члены экспедиции проводили ночь в доме родственников Тедорадзе, скрываясь днем в близлежащем лесу. Параллельно с этим, велись переговоры с членами нелегальной организации, которым Круашвили передал приказ создать подпольные ячейки не только в Батуми, Кутаиси и Тбилиси, но и во Владикавказе, как на этом в особенности настаивал Баммат. Работа на Северном Кавказе была поручена Ною Митаишвили, – чеченцу-кистинцу, знавшему Круашвили еще по совместной борьбе с большевиками в 1921-1924 гг. Было решено создать две организации, – одну в пригороде Батуми, для поддержки связи с внешним миром, а вторую, – в самом городе, для контакта с ячейками в Кутаиси и Тбилиси. В будущем, планировалось создать ячейку во Владикавказе, куда, под прикрытием торговой деятельности, должен был вскоре выехать Митаишвили.
11 ноября экспедиция по тому же пути успешно возвратилась в Турцию. Оттуда Круашвили и Сулханишвили выехали в Берлин 64.

Несмотря на формальный запрет деятельности его группы в Турции, Баммат не терял надежду вернуть расположение турецких властей. Весной 1939 г., он направил на имя турецких властей специальный меморандум, где пытался убедить их в превосходстве своей организации над другими кавказскими группами входящими в движение «Прометей». В документе подчеркивались искренние дружеские чувства, которые, по словам Баммата, питали члены его группы к Турции 65.
Тем не менее, надеждам Баммата не суждено было сбыться. Судя по всему, власти Анкары никоим образом не были склонны возвратить группе «Кавказ» возможность возобновления деятельности в стране. К тому же, сама группа «Кавказ», перейдя с 1939 г. в своем основном составе в Берлин, была все в большей степени ограничена в возможностях маневрировать. В ряде публикаций, появившихся в журнале «Кавказ» за этот период, выражалась надежда на укрепление связей Турции не только с Германией, но и с Италией 66, экспансии которой, особенно после захвата последней в апреле 1939 г. Албании, наиболее всего опасалась Анкара 67.

Окончательно надежды Баммата на возобновление своей деятельности в Турции, были похоронены 12 мая 1939 г., когда Англия и Анкара подписали совместную декларацию о взаимопомощи, в случае возникновения войны в Средиземноморье и о мерах по безопасности на Балканах. 23 июня, подобная декларация была подписана так же между Турцией и Францией. Острие этих договоров было направлено против Италии. В тоже время, Западные державы пытались максимально оторвать Турцию от возможного альянса с Германией.
Судя по всему, подобный оборот событий существенно подорвал позиции Баммата не только в руководстве группы «Кавказ», но и в соответствующих немецких кругах и структурах в Берлине.
Не ускользнуло данное обстоятельство и от аналитиков французской военной разведки. В составленной 11 августа 1939 г. справке о деятельности иностранных спецслужб в Иране отмечалось, что «со времени англо- и франко-турецкого соглашения, немцы, как видно, отказались использовать Баммата» 68.

Тем не менее, Баммат и его соратники не сдавались. Документы свидетельствуют, что основной целью посылаемых на Кавказ тайных экспедиций, являлось создание подпольных организаций, а не простая добыча информации для разведок Японии и Германии. Разумеется, члены группы «Кавказ» вынуждены были добывать и таковую, так как без материальной помощи иностранных держав, посылать какую бы то ни было экспедицию на Кавказ, было просто физически не возможно. Однако, при этом, он вели собственную игру, независимо от планов Токио и Берлина 69.

Наиболее ярко, эта тенденция видна из отчета последней экспедиции, посланной на Кавказ летом 1939 г., в тот период, когда Москвой и Берлином уже велись закулисные переговоры по заключению пакта о ненападении, а советы и японцы вновь сошлись в кровавом военном противостоянии в Монголии, у реки Халхин-Гол. Получив в июле 1939 г. консультации в Берлине и Милане от генерала Георгия Квинитадзе и Алихана Кантемира, уже знакомые нам Круашвили и Сулханишвили прибыли 10 августа в Стамбул, где вновь связались с М.Узденом и О.Тедорадзе.

Получив через десять дней обещанное оружие и валюту, члены экспедиции приступили к поиску парохода, отправляющегося из Стамбула в г. Хопа. Поскольку, по словам Тедорадзе, незаметно проехать втроем на пароходе было невозможно, так как документы пассажиров проверялись очень тщательно, решено было, как и в прошлый раз, оставить Сулханишвили в Стамбуле. В это время, участникам экспедиции стало известно о начале германо-польской войны и заключении между Гитлером и Сталиным пакта о ненападении. Желая прояснить ситуацию и узнать, каким образом эти события могли сказаться на кавказском национальном движении, Круашвили и Тедорадзе решили отправить Сулханишвили в Берлин. Покинув Стамбул 5 сентября, Сулханишвили, через два дня, направил соратникам телеграмму из Белграда, в которой сообщал, что он говорил по телефону с А. Кантемиром, приказавшим продолжать начатое предприятие. Японцы, не участвующие в подписании германо-советского пакта о ненападении, и, к тому же, чрезвычайно недовольные германо-советским сближением, отныне брали на себя все расходы по финансированию экспедиции.

В результате, Круашвили и Тедорадзе выехали на пароходе в г. Ризе, куда прибыли 17 сентября. Оттуда, на моторной лодке, члены экспедиции выехали в Хопа. Вероятно, встревоженные германо-советским сближением турецкие власти, были в это время сами заинтересованы в получении разведывательной информации. На сей раз они не только не препятствовали, но и сами оказали членам экспедиции активную помощь. 2 октября, в сопровождении двух турецких пограничников, экспедиция перешла границу в районе г.Макриали и остановилась в с. Кахабери, у родственников Тедорадзе. В тот же вечер из Батуми были вызваны четверо членов подпольной организации.

По свидетельству Круашвили, «они были удивлены увидеть нас, и, после приветствий, их первым вопросом было:
« – Вы прибыли вновь. Кто на этот раз послал вас?».
Я ответил им: « – Мы посланы той же самой кавказской организацией, с целью продолжения и углубления нашей политической работы. От имени руководителей кавказского национально-освободительного движения, я передаю вам их пожелания, в следующий раз встретить вас в свободном кавказском государстве».
Они так же спросили нас: « – Мы удивлены, каким образом можете вы работать против большевиков, если они заключили союз с Германией?».

Я ответил: « – Это верно, что они заключили союз, но наша политическая линия от этого нисколько не изменилась. Мы продолжаем нашу борьбу против большевиков с еще большей энергией и в этой борьбе мы имеем ту же поддержку, что и раньше».
« – Если это так, то мы так же продолжим работать с вами», – ответили они мне» 70.

Подпольщики сообщили Круашвили, что за прошедший год им удалось существенно расширить свои связи, завязав контакты даже в Армении. Передав им деньги для продолжения деятельности, Круашвили попросил подпольщиков прийти к нему завтра, для передачи дальнейшей развединформации. Этому, однако, не суждено было осуществиться, так как именно в это время советскими органами безопасности была вскрыта турецкая разведывательная организация, действующая в Аджарии. Опасаясь, что массовые аресту могут докатиться и до дома в котором они находились, Круашвили и Тедорадзе решили спешно уйти в Турцию. По дороге они были замечены советскими пограничниками, с которыми вступили в перестрелку. Хотя Тедорадзе получил ранение в ногу, Круашвили не бросил своего товарища. Беглецам удалось перейти границу в районе Макриали. Турецкие пограничники помогли им добраться до Хопы, где Тедорадзе была оказана первая медицинская помощь. 26 октября разведчики прибыли в Стамбул. Тедорадзе продолжил лечение, а Круашвили выехал в Берлин 71, где по группе «Кавказ» был уже нанесен смертельный удар.

23 августа 1939 г., Германия заключила пакт о ненападении с Советским Союзом. В силу этого договора, деятельность группы «Кавказ», как и прочих антибольшевистских эмигрантских организаций на территории Третьего Рейха была запрещена.

С целью дать оценку той роли, которую играла группа «Кавказ» в истории политической эмиграции кавказских народов, следует коснутся дальнейшей судьбы основных членов этой организации.
После начала германо-советской войны, весной 1942 г., среди кавказцев, приглашенных в Берлин на специальную конференцию, посвященную вопросам выработки политики Третьего Рейха по отношению к Кавказу, находились и члены бывшей группы «Кавказ». В частности, сам Г.Баммат, его ближайший сподвижник А.Кантемир, а так же З.Авалишвили и Ш. Амирэджиби.

Используя свои связи в Берлине, Баммат, несомненно, мог занять пост в Северокавказском национальном комитете, созданный немцами сразу же после конференции. Тем не менее, он проявил принципиальность, поставив условием своего сотрудничества с Берлином, необходимость безоговорочного признания последним независимости Кавказа. По свидетельству руководителя грузинской колонии в Берлине, д-ра Титуса Маргвелашвили, Баммат заявил ему и Спиридону Кедиа: «Я удивлен молчанием кавказцев.

Почему они энергичнее не требуют у немцев независимости Кавказа? Нам необходимо категорически потребовать от немцев признания независимости Кавказа, и, именно без этого условия, нельзя с ними, – немцами, сотрудничать» 72.

Выступая перед собравшимися на конференции кавказцами и немцами, Баммат, повторив постулаты высказанные В. Ахметели еще в 1938 г., подчеркнул, что в будущем, кавказский перешеек будет играть роль связывающего звена между Западом, в лице Германии, и Востоком, олицетворяемым Японией. По словам одного из руководителей Восточного министерства, проф. Герхарда фон Менде, так как этот тезис в корне противоречил планам Берлина, планирующего создать на Кавказе Рейхскомиссариат, речь Баммата чуть было не вызвала закрытие конференции немцами и разъезд делегатов по домам 73.

В результате, Баммат был вынужден покинуть Берлин и вернуться в Швейцарию. Он был полностью разочарован кавказской политикой Третьего Рейха.

В январе 1943 г. Баммат был назначен на должность дипломатического представителя Афганистана в Швейцарии. Этот пост он занимал до второй половины 50-х гг. Судя по его дневнику, в 1942-1945 гг. Баммат сохранил добрые отношения с некоторыми представителями военных кругов Турции. В это время Баммат продолжал испытывать большую симпатию к японцам, которых он считал гораздо более гибкими дипломатами, чем немцы. Оказывая им определенные услуги, он никоим образом не забыл, что именно японцы стояли у истоков создания группы «Кавказ» 74.



Последняя политическая статья Баммата, посвященная позиции Турции во время Второй мировой войны, была опубликована в июле 1943 г. под псевдонимом Жорж Ривуар. В ней Баммат сурово критиковал восточную политику Третьего Рейха, подчеркивая, что «очевидный интерес Германии, диктовал ей необходимость привлечь на свою сторону симпатии мусульманского мира Ближнего Востока и Азии, на сегодняшний день находящегося под господством ее противников.
Мы надеялись, что Германия уже с самого начала войны признает независимость народов Кавказа и Туркестана, объявив о своем намерении освободить эти народы от русского ига. Тем не менее, Берлин остался немым в отношении этой проблемы»
75.

В 1944 г. Баммат был глубоко потрясен трагедией народов Северного Кавказа, многие из которых подверглись варварским высылкам в Центральную Азию.

Вот те на!

После Второй мировой войны, он в значительной степени отошел от активной политической деятельности, посвятив последние годы своей жизни изучению и пропаганде ислама. Будучи свидетелем слабой государственной консолидации горцев в 1918-1920 гг., он считал ислам единственным средством, способным в будущем сцементировать политическое единство народов Северного Кавказа.
«Не хочу, чтобы мои соотечественники там, платили за мою деятельность здесь», – говорил Баммат эмигрантам, пытавшимся убедить его вновь вернутся в активную политику 76. Он умер в 1965 г. в Париже, во время работы над третьим изданием своей книги «Лики Ислама» 77.
З.Авалишвили и был избран членом сформированного немцами летом 1942 г. Грузинского национального комитета, в конце 1943 г., он, как и прочие члены этой структуры, добровольно подал в отставку 80. По свидетельству современников, подготовленные им три меморандума о необходимости признания Германией независимости Кавказа, так и остались без всякого ответа 81. В 1944 г., З.Авалишвили скоропостижно скончался в Мюнхене.



В 1943 г., от малокровия, скончался в Париже Ш.Амирэджиби, в последний год своей жизни надеющийся, что весной 1942 г., немцы, следуя рекомендации министра иностранных дел Италии, графа Чиано, назначат во главе Грузинского национального комитета претендента на грузинский трон, – князя Ираклия Багратиони, – что, со временем, сделало бы возможным восстановление в Грузии конституционной монархии 82.
Еще раньше, в 1942 г., умер в Берлине В.Ахметели.


На основе изученного нами материала мы пришли к выводам, что хотя деятельность группы «Кавказ», по независящим от нее обстоятельствам и не увенчалась успехом, роль, сыгранная ей в истории кавказской эмиграции, была, в определенной степени, уникальной. В отличие от зачастую искусственных идеологических концепций других эмигрантских партий и группировок, разработанная еще в 30-х гг. прошлого века геополитическая концепция группы «Кавказ», в значительной степени оправдала себя. Во всяком случае, в отношении Южного Кавказа. Во второй половине 90-х гг. прошлого века, после распада империи зла – СССР, увидели свет международные транспортные и коммуникационные проекты, о которых еще в 1938 г. писал В.Ахметели. Оказались верными и геополитические расчеты Г.Баммата и З.Авалишвили, относительно основанных на объективных геополитических реалиях перспектив грузино-турецкого и грузино-азербайджанского сотрудничества.


Так что кто-то в 30-40-е ковал в Дагестане дамасские клинки ( и лучше "Волчека", пожалуй, дамаска в мире и нет), томил коньяки, вино или чачу, кто-то пас скот, растил детей - в общем жил согласно родовому укладу и традициям. А кто-то из патологической ненависти и жажды власти делал из Кавказа ...
Делал из Кавказа то, что делали в конце 80-х - начале 90-х.
И шли ради этого на союз с кем угодно.

С уважением, Е.Митьков
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 17296
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

След.

Вернуться в Армия и общество

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3