Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Темы по военной истории

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение Olenevod Beldyev » 30 мар 2016, 12:06

7. Почему неоднократно в сентябре 1939 года происходили ожесточенные бои между войсками якобы союзников, – Германии и СССР?

Ответ Анискина: снова бред! никаких ожеточёных боёв не было, были единичные недоразумения, но как только выяснялось, что это не поляки, инциденты(а не кровопролитные бои) считались исчерпанными и войска занимали заранее известные позиции. выравнивая своё расположение и даже проводя совместные парадики, о чём существует достаточное кол-во фотографий и киносъёмок.

Мой комментарий: Проблема заключалась в том, что к середине сентября никаких «заранее известных позиций» не существовало. Историк Мих. Мельтюхов в книге «Советско-польские войны» (М.: Яуза-Эксмо, 2004) пишет:
«Вечером 19 сентября Молотов вызвал Шуленбурга и заявил ему, что «начальник оперативного отдела вермахта Варлимонт показал вчера исполняющему обязанности советского военного атташе в Берлине карту, на которой нанесена будущая «граница рейха». Она проходит вдоль Вислы, идет через Варшаву, но дальше нанесена так, что Львов остается на немецкой стороне». Это противоречит московским соглашениям и вызывает удивление советского правительства. Шуленбург ответил, что произошло недоразумение, так как на карте, видимо, была показана временная демаркационная линия, тем не менее он запросил в Берлине инструкций. В тот же день Молотов заявил Шуленбургу, что обоим Правительствам пора окончательно определить структуру польских территорий. Если раньше советское правительство предполагало сохранить существование остатков Польши, то теперь оно готово разделить Польшу по линии четырех рек.»

К чему это положение приводило, Мельтюхов приводит цитаты из боевых донесений частей РККА:
«В 8.30 немцы неожиданно предприняли атаку на западную и южную окраину города. При этом танки и бронемашины разведбатальона [Красной армии] оказались между двух огней (немцев и поляков).
Командир бригады выслал с куском нижней рубахи на палке бронемашину к немцам. Танки и бронемашины выбрасывали красные и белые флажки, но огонь по ним с обеих сторон не прекращался, тогда из бронемашин и танков был открыт по противнику огонь. При этом подбиты у немцев 3 противотанковые орудия, убиты 2 майора и 1 офицер, ранены 9 солдат. У нас подбито 2 бронемашины и 1 танк, убиты 3 человека и ранены 4 человек». Вскоре огонь был прекращен».

Историк Олег Вишлёв в своем труде «Накануне 22 июня 1941 года» (М.: Наука, 2001) расширяет тему боестолкновений частей РККА и Вермахта в сентябре 39-го года:
«17 сентября 1939 г. в 2 часа ночи Сталин в присутствии Молотова и наркома обороны СССР К.Е. Ворошилова проинформировал германских дипломатических представителей в Москве о том, что частям Красной Армии дан приказ через четыре часа перейти государственную границу. Советское руководство предложило во избежание инцидентов остановить наступление германских войск, отвести вырвавшиеся вперед подразделения на линию Белосток - Брест - Львов и запретить германской авиации совершать полеты восточнее этой линии. Немцам дали понять, что в случае невыполнения этих требований их части могут попасть под бомбовые удары советской авиации. Просьба германского военного атташе генерала Э. Кёстринга задержать на некоторое время выступление советских войск и прежде всего действия авиации, дабы он мог проинформировать свое командование и тем самым предотвратить возможные инциденты и потери, была отклонена. В ряде мест 17-18 сентября 1939 г., несмотря на предпринятые немцами меры предосторожности, их части все же попали под атаки советских летчиков. Досталось, в частности, облаченным в коричневую форму подразделениям Немецкого трудового фронта. Германскому командованию пришлось ускорить отвод своих войск на указанный советским руководством рубеж. К 19 сентября он был в целом завершен.»

И далее:
«19 сентября 1939 г. передовые советские части подошли к Львову. Немцы их встретили артиллерийским огнем. Произошел бой между танковыми подразделениями, в котором обе стороны понесли потери. Командующий советской группировкой потребовал от немцев немедленно отвести свои войска, поскольку части Красной Армии имеют приказ штурмовать город. Германское командование ответило отказом. По дипломатическим каналам немцы начали оказывать нажим на советское руководство с целью добиться отмены приказа о взятии Львова. Утром 20 сентября 1939 г. германский посол в Москве Ф.В. фон дер Шуленбург сделал Молотову заявление. В нем указывалось на "опасность возникновения крайне серьезного инцидента" между советскими и германскими войсками. Посол обращался к советскому руководству с настойчивой просьбой "в самом срочном порядке" принять меры, которые позволили бы предотвратить конфликт. С аналогичной просьбой обратился к Ворошилову и генерал Кёстринг. В ответ советская сторона выразила "удивление" по поводу нахождения германских войск восточнее Львова и их боевой активности в советской сфере интересов. Было подчеркнуто, что инцидентов наверняка не будет, если немцы прекратят попытки продвижения в восточном направлении и отведут свои войска.»

Новатор Анискин по-прежнему желает настаивать на «единственно правильной» точке зрения о совместной агрессии Сталина и Гитлера против Польши?

И немного о «совместных парадиках». Почему Анискин предпочитает единственный случай, хотя бы по косвенным признакам попадающий под определение «совместный» парад, переводить во множественное число? Если отбросить естественное (и, увы, постоянное) для либеральных трактователей истории СССР желание приврать, то видимо Анискин творчески, как настоящий новатор, желает усилить накал обличительных страстей. Больше пафоса - больше веры!
Прежде чем начать предметный спор, физики считают необходимым договориться о терминах. Полезная практика, поэтому будет разумным договориться о том, что же такое совместный парад. Если не влезать в глубины воинских традиций и ритуалов, каковые у каждой армии могут быть различны, то очевидны следующие признаки «совместности» парада:

– парад проводится сторонами-участниками на одной территории (площадь, улица, проспект и т.д.);
– на территории проведения совместного парада присутствует государственная символика стран–участниц, как минимум – поднятые на флагштоках флаги сторон;
– на почетном месте (возвышении, трибуне и т.п.) присутствуют облеченные полномочиями официальные представители сторон;
– в параде принимают участия воинские части и подразделения всех стран-участниц парада (ведь он, парад, совместный).

Так вот при всем обилии фото- и кино-материалов, сделанных ротой пропаганды 19-го моторизованного корпуса Вермахта и хроникерами еженедельного киножурнала министерства пропаганды III Рейха Die Deutsche Wochenschau, среди них нет ни одного сюжета, отвечающего всем или хотя бы нескольким указанным выше признакам. Нет даже ни одного общего плана, только средние и крупные!
Но главное даже не в этом!
Просто задумайтесь: а в чём заключается суть претензий либеральных историков к красноармейцам и командирам РККА, её командованию? Ганьба и позор за «братания» с дойче зольдатен унд официрен, «дружеские» встречи камерадов по оружию за общим столом, перекурами на фотокамеру? Так это сейчас известно, что из себя представлял германский Вермахт, какими воинскими преступлениями он себя запятнал во время ВМВ. А тогда, в сентябре 39-го, что было известно командиру 29-й танковой бригады Красной армии комбригу Семену Моисеевичу Кривошеину (будущему Герою Советского Союза, генерал-лейтенанту танковых войск, закончившему войну в Берлине командующим прославленным 1-м механизированным корпусом 2-й гвТА). Кривошеину была поставлена задача: принять у уходящих из Бреста немцев город, обеспечить в нем порядок и сохранность имущества. И что, по мысли моралистов из 21-го века, должно было препятствовать комбригу стоять на одной трибуне вместе с еще одним известным генералом - немцем Гейнцем Гудерианом? Да ровным счетом ничего!

(см. окончание ниже)
Последний раз редактировалось Olenevod Beldyev 17 апр 2016, 15:31, всего редактировалось 2 раз(а).
Мы – мирные люди, но нашими бронепоездами забиты все запасные пути!..
Аватара пользователя
Olenevod Beldyev
 
Сообщения: 1008
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 05:22
Откуда: ВнутриМКАДье (надеюсь, за это еще не побивают камнями?)

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение Olenevod Beldyev » 30 мар 2016, 12:11

8. Если бы организованное сопротивление вооруженных сил Польши не прекратилось к 17 сентября, если бы правительство Польши и верховное командование не покинуло 16 сентября территорию собственной страны и не было интернированно в Румынии, то пересекли бы советско-польскую границу части КА?

Ответ Анискина: автор, видимо, иссяк и на этот дебильный вопрос мы поищем ответ у случайных прохожих на улице.

Мой комментарий: судя по хамству и неприкрытой грубости отдельных учеников г-на Анискина, можно полагать, что новаторство в педпроцессе от Анискина заключается прежде всего в трамвайном хамстве и «мерянии дипломами».
Тот факт, что СССР вред ли вошел на территорию Польши, если бы властям и верховному командованию вооруженных сил этой страны удалось поддерживать организованный отпор Германии, а не покинуть территорию страны к 17 сентября, прямо следует из упомянутой выше переписки правительств СССР и Германии в сентябре 1939 года.

9. Почему Уинстон Черчилль, британский премьер министр в годы ВМВ и великий политик, с удовлетворением и полным пониманием согласился с тем, что КА заняла территории до т.н. "линии Керзона"?

Ответ Анискина: он тогда не был премьер министром и его мнение никого не интересовало и отношения к данной полемике не имеет. А как его частное мнение, так почему же не посоглашаться с британским ультиматумом времён гражданской войны британцу?

Мой комментарий: вот уж действительно, высказывание «его [Черчилля] мнение никого не интересовало» особо, можно сказать – выпукло, подчеркивает грани новаторского таланта педагога Анискина…

10. Почему население "кресов всходних" с радостью и энтузиазмом встречало солдат и офицеров КА (чему есть огромное количество архивных документов, кинохроники, газетных публикаций и воспоминаний участников событий), в отличие от того, как польское население относилось к немецким оккупантам?

Ответ Анискина: нипочему:) Съёмок радостных Чехов в 1968 году и французов согнанных для аналогичных съемок рукоплескать фашистам въезжающим в Париж предостаточно и комментариев для нормальных людей не требуется. а если требуется - к врачу.

Мой комментарий: самое забавное заключается в том, что никаких съемок радостных чехов-68 и французов-40 не существует в природе. Первых – по причине полного физического отсутствия радости у чехов в августе 1968 года. Был всего лишь один недолгий митинг у ворот посольства СССР на пражской улице Под каштанами в несколько десятков человек, поддержавших ввод войск ОВД в ЧССР. Существует, кстати, советский умеренно пропагандистский документальный фильм «Чехословакия: тревожная осень», сюжеты, попадающие под обобщенные представления/описания новатора Анискина, в нем отсутствуют.
С французами все еще проще: германская пропаганда абсолютно не нуждалась в показе радости французов при встрече Вермахта, поскольку главная цель ведомства д-ра Геббельса была в удовлетворении мстительных эмоций немцев, хорошо помнивших унижение вагонного перемирия в Компьенском лесу в ноябре 1918 года. Так что им даже не пришло в голову готовить нужную массовку…


Дмитрий Гринюк
Журналист и, по определению нью-нещерета Анискина, «клинический патриот»
Мы – мирные люди, но нашими бронепоездами забиты все запасные пути!..
Аватара пользователя
Olenevod Beldyev
 
Сообщения: 1008
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 05:22
Откуда: ВнутриМКАДье (надеюсь, за это еще не побивают камнями?)

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение EvMitkov » 30 мар 2016, 17:01

Доброго времени суток всем.

Пропустить мимо это материал нашего Дмитрия Владимирыча Гринюка я попросту не имею права.
Грешным делом думалось, что после Грузинской Войны и начала возрождения нашей страны сословие "педагогов-новаторов" "новых историков"- нещерет-анискиных-резун-солониных начало потихонечку вырождаться.
Что событийность крайних лет со всех своих граней уже показали и продолжают показывать не только подтасованность "исторических откровений" а-ля "Ледокол", но и банальную и дешевенькую НЕГРАМОТНОСТЬ тех, кто учит нашу молодую поросль.

Что все эти
Учителя истории и страноведения
. "Страноведение"... шикарный предмет, понимай как хочешь... Такого же сорта, как "Всемирный институт альтернативной политики и стратегических прогрессий" - звучит звонко, а наполнение смыслом - ноль целых хрен десятых;
Что все эти
Выпускники Московского Государственного Историко-архивного института и
Учителя высшей категории.
, уродующие психику тех, кого учат - попросту становятся невостребованными...
Ан нет.

Для начала (для тех, кто меня не знает) - представлюсь: Митьков Евгений Евгеньевич. С 1960-го (так что помню и имею право сравнивать и времена СССР, и "либеральные - 90-е", и новые реалии).
Майор морской пехоты Черноморского флота в отставке, военный пенсионер, участвовал в различных б/д в качестве офицера литеры. В том числе за одну из операций в восьмидесятых награжден именным оружием. А в те времена обычному офицеру среднего звена "на земле" получить такую награду - дорогого стоило. Те, кто никогда не был "паркетными офицерами" - мои слова подтвердят.

Учился еще в советские времена, когда к образованию подходили серьезно; когда писать "оно-моё кофе" и переносить слова не по слогам считалось не просто позором, а моветоном; когда запятые ставили в нужных местах и год рождения Жукова или скажем - проведения Корсунь-Шевченской операции еще не были вопросами терра инкогнита для обычного школьника. И хотя Академию ГШ не заканчивал - имею два высших образования. Которые мне не просто дали, но которые я ПОЛУЧИЛ. И получил - честно. Научными степенями и званиями не обезображен - но имею намного более высокое и ценное звание - я русский офицер, долг, призвание и профессия которого - Родину защищать.
Я не хвастаюсь - это так - к слову для характеристики. Так что я даже не "клинический патриот". Я - патриот патологический. И - ГОРЖУСЬ этим.

Так вот: для начала.

Чем была принципиально отлична советская система образования, в том числе и в высшей школе (что б о ней не говорили) - от нынешних различных "новаторских педагогических систем" - так это тем, что была четкая разница между нынешним "обучаемым" над тогдашним "учащимся".
Тем, кто сдавал Русский язык (тот самый Великий и Могучий) только по ЕГЭ и не чувствует разницы - поясню:
Нынешних "обучаемых" не столько учат, сколько натаскивают на решение определенных задач, предоставляя знания в уже готовых блоках. То есть не учат - а НАТАСКИВАЮТ.
Иначе это еще называют "развитием клипового мышления" - говорят, при современной жизни это оправдано. Спорить не стану - иногда действительно оправдано.
Нас тоже в определенных дисциплинах натаскивали, обучали, но в тех дисциплинах, где важно не просто получение знания, а важно сначала получение НАВЫКА, то есть мгновенной автоматической пости реакции на то-то или то-то. Такие натаскивания хороши и необходимы при обучении скажем - на первых стадиях обучения - рукопашному бою, работе с оружием и тэдэ и тэпэ. Но после получения и доведения до автоматизма НАВЫКОВ даже тут вступает в действие вторая часть обучения: человека начинают учить ДУМАТЬ над тем, что он делает и главное - ПОЧЕМУ.
В тех же дисциплинах, где умение мыслить превалирует над получением навыков, нас учили сначала ДУМАТЬ, а уж потом канонизировали это умение.
То есть старая школа в первую голову учила учиться, самостоятельно работать с материалами, находить эти материалы, прорабатывать их и оценивать, делать выводы и грамотно излагать эти выводы. И в соответсвии с этим формировать свои точки зрения и вытекающие из них действия и поступки.

И в этом ключе когда-то банальное и обычное для любого школьника сочинение "про Наташу Ростову" порядково действеннее, чем нынешние "крестики-нолики" ЕГЭ. Даже если сочинение было списано со шпаргалки - эта шпаргалка не покупалась и не скачивалась, а писалась самостоятельно дома - что помогает хоть таким образом усваивать материал, работать с ним.
Может быть - мы потому на всю жизнь и помним наших учителей, лучших из них; достойных называться словом - "учитель" - а не нивелированным "преподаватель"? За то помним, что они не просто вкладывали в нас частичку своей души - но и учили ДУМАТЬ?


И дочь свою, силою обстоятельств учившуюся уже в Смутные Времена, когда старую школу разрушали, а "новой" до сих пор не создано (потому как то, что нынче создано - лично я "школой образования" считать отказываюсь) - я по мере сил, времени и возможностей старался учить так, как учили меня. Учил ДУМАТЬ и работать с материалами.
Может быть, именно потому она сегодня не путает Хэмингуэя с кримплином, понимает, что в Отечественную победили не Рутгер Хауэр и Чак Норрис - а простой и порой безвестный русский солдат, такой же, как мои деды - и её прадеды...
Хотя в остальном она - человечек вполне современный, получивший хорошее образование в одном из ВУЗов и сделавший карьеру в "большом бизнесе"...

Но вернусь к материалу. Анискин ссылается на следующее:
И своим детям/внукам я буду тщательно рассказывать, что в сентябре 39-го 2 тоталитарных кровавых режима, предварительно сговорившись (пакт Молотова-Риббентропа), напали на Польшу, чем начали 2-ю Мировую.
А 2-мя неделями позже, чтобы отметить этот "праздник", провели совместный парад в Бресте.
А потом "миролюбивый СССР" 2 года на пару с Гитлером кромсал Европу, захватывая и порабощая все новые страны (которые потом сбежали из "соц. лагеря" при первой же возможности).
Для тех, кто меня знает лично - выделение коричневым цветом подобных цитат понятно. Для остальных - поясню: подобное я всегда выделяю цветом дерьма или нацизма.
Но чтобы не быть голословным, все ж таки попробую со своей колокольни, с колокольни простого русского офицера, о которых "люди особой научности" брезгливо говорят - "как одену портупею - так тупею и тупею" - разложить по полочкам.

Итак:
Начну, "как учили" - попунктно.
Почему польский главком маршал Рыдз-Смиглы, узнав о переходе советско-польской границы частями Красной армии (КА), отдал приказ избегать боев с ней?

Ответ Анискина: впервые слышу эту фамилию, и даже проверять не буду.
Почему? а потому что все эти самозванные "историки" всегда сверкают знаниями мелочей, не понимая сути и не зная общего масштаба. А по существу - если б не фамилии экзотические штудировать, а историю изучать по историческим документам, СССР тогда объявил, что не воюет с поляками, а вводит войска на конкретные территории, что б защитить там проживающих украинцев от фашистского вторжения.

Дмитрий Владимирович отвечает (вернее - комментирует):
«Профессиональный историк, рассуждающий на темы начала Второй мировой войны, и не слышавший фамилии маршала Рыдз-Смиглы, напоминает мне профессионального физика, рассуждающего на темы электротехники, не слышавшего никогда названия "электрон»
Ну - в первый раз, что ли?
Не барское это дело - историку и педагогу новатору всякие глупости знать. Не нужно ему ни первоисточники понимать, ни вычитывать серьезные исследования. Исследования даже западных историков, проведенные в годы Холодной войны и тогда же (на западе) и опубликованные. Причем - переводимые и издаваемые у нас - и отнюдь не в "спец.литературе" для "спец.допущенных".
Ну, а ежели искать архивному работнику и историку материалы - недосуг, то пусть спросит у своих обучаемых, у "дженерейшен некст",которому не чужды ни новые технологии, ни даже компьютерные игрушки.
Спросит у них - кто ж такой был этот Рыдзь-Смиглы?
Они вполне себе спокойно ответят, так как это имя очень широко озучивается даже в простеньких компьютерных стратегиях о Второй Мировой. От "Блицкрига" - до "Райз оф зе нэйшн" в третьей её версии.
Например - таким образом: вот скриншот одной из миссий стратегической игры, посвященной ВВ2.



В описании сказано:
В Польше командующей маршал Рыдз-Смиглы и его штаб понимали неизбежность войны. По плану Рыдз-Смиглы, 6 армий, состояв ших из 30 пехотных дивизий, 10 резервных дивизий и 22 кавалерийских бригад, разместились вдоль границы; резервы этих армий и обш^й резерв дислоцировались в районе Варшавы. После завершения мобилизации польский командующей располагал 50 с лишним тыс. офицеров и1,7 млн.солдат.
1 сентября 1939 года с ударами авиации немцев по польской территории началась польская кампания.
Против Польши Германия сосредоточила значительные силы, превосходившие польскую армию. Отрицательно сказывалась на обороне и недостаточная техническая оснащенность поляков, особенно в авиации. Наступление велось с севера — Восточной Пруссии, запада и юга. Польская оборона была рыхлой, между обороняюшемися частями зияли значительные разрывы. Кроме того, сказывался недостаток резервных частей. В юго-западной части Польши оборона была возложена на армию "Краков", страдав шую от всех классических недостатков войска польского. В этом районе особенно упорные бои зав язались на том участке фронта, где 10-я германская армия 1 сентября наносила удар
и так и далее.

Но если даже в игрушках это имя широко используется - то историку и педАгогу-новатору не знать его стыдно. А уж тем более - оказываться проверять. Чаё - интернетом-то новатор не обижен. По револьвентности та же прозападная Вика выбрасывает следующую ссылку:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D1 ... 1%80%D0%B4
И говорить о том, что
А по существу - если б не фамилии экзотические штудировать, а историю изучать по историческим документам
- значит не делать разницы между скажем - Черчиллем (с его характером) и Рузвельтом (с его характером).
Которые (характеры) накладывают не просто отпечаток - а лапу на все решения, и соответственно - на ход событийности и историю.

Но ладно, хрен с ней, с "ролью личности в истории" - это только военные говорят, что "Если бы бабушке - приделать член, она бы дедушкой была" будем изучать исторические документы, как того требует господин Аниськин. Может - и в самом деле мы ни чего не знаем и не понимаем?
Может - нам совковая пропаганда мозги промыла а кровавая гэбня нас оболванила и запугала?
Тогда обратимся к ЗАПАДНЫМ историкам. Достойным называться этим словом. При этом - постараюсь обращаться к тем, кто в симатиях ни к СССР, ни к Сталину замечен не был.

(Продолжу - ниже)
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение alexbir » 30 мар 2016, 17:06

жуть. просто - жуть. Персонаж не знает истории в элементарных вещах, подменяет отсутствие знаний откровенным фантазированием/враньём - и при этом учил, учит и продолжит учить детей. Причём детей вполне "непростых" родителей.
p.s. Рыдз-Смиглы делит с немцами Чехословакию, 1938 год. Разумеется, это не сговор и, упаси боже, не военное сотрудничество с германскими нацистами. Что вы, как можно-с...
http://ya-russ.ru/wp-content/uploads/Chehoslovakiya.jpg
http://10otb.ru/content/history/army_hi ... smigly.jpg
http://ww2db.com/images/person_ribbentrop53.jpg
http://img.washingtonpost.com/rf/image_ ... 013710.jpg
http://waralbum.ru/wp-content/uploads/2 ... Pol-72.jpg
Кто первый поймёт, почему от бойца до бойца в цепи в наступлении, и до ближайшей брони должно быть не меньше 15 шагов - тот в итоге в Украинской войне и победит. (Александр Украинский, "Наука убеждать", ч. 1я.)
Аватара пользователя
alexbir
 
Сообщения: 5588
Зарегистрирован: 13 июн 2014, 00:59

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение alexbir » 30 мар 2016, 17:18

и ещё в кассу образа:
http://grafik.rp.pl/grafika2/927285,995145,16.jpg
http://ursa-tm.ru/forum/uploads/gallery ... 46_136.jpg
И вишенкой - братский поцелуй 1938 года:
http://s.fishki.net/upload/post/201502/ ... iginal.jpg
Кто первый поймёт, почему от бойца до бойца в цепи в наступлении, и до ближайшей брони должно быть не меньше 15 шагов - тот в итоге в Украинской войне и победит. (Александр Украинский, "Наука убеждать", ч. 1я.)
Аватара пользователя
alexbir
 
Сообщения: 5588
Зарегистрирован: 13 июн 2014, 00:59

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение EvMitkov » 30 мар 2016, 18:42

(Продолжу)

1. Почему Гитлер ударил по Польше 1 сентября, а Сталин – 17-го?

Ответ Анискина:
да почему угодно:) Так договорились:) А если бы договор Рибентропа-Молотова вспонился, то СССР(Сталин) позволяет Германии осуществлять её план и получает за это бонус - кусок ослабленного уродливого продукта Версальской системы.


Комментарий Д.В.Гринюка:
Сроки начала Освободительного похода РККА в Западную Украину и Западную Белоруссию в 1939 определялись двумя очевидными факторами.

Первый из них: Красная армия с мая по сентябрь 1939 была вовлечена в т.н. Конфликт на реке Халхин-Гол (Монголия) с главным союзником Третьего Рейха по «Антикоминтерновскому пакту». Кровопролитный конфликт закончился подписанием 15 сентября 1939 г. соглашения между Советским Союзом и Японией о прекращении военных действий, вступившее в силу на следующий день. Таким образом потенциальная опасность войны на два фронта – в Азии и на Дальнем Востоке, и в Европе – против Германии, была ликвидирована 16 сентября 1939 г.

Второй фактор – отсутствие к 16 сентября 1939 на польской территории польского правительства. Как позднее выяснилось, правительство Польши в полном составе перешло польско-румынскую границу в Залещиках, после чего было интернировано румынами. Эта ситуация была полностью использована правительством СССР.

Совершенно согласен с Дмитрием Владимировичем, а от себя добавлю: это в общет-то оперативные причины. Стратегические причины еще глубиннее.
Хотя ответ Аниськина настолько "шикарен", что позволяет полностью игнорировать его, тем не менее - начну с разбора этого ответа.
СССР(Сталин) позволяет Германии осуществлять её план и получает за это бонус - кусок ослабленного уродливого продукта Версальской системы.

Действиетльно - Версаль - это уродливый продукт и даже Больных (да и Солонин) это вполне себе признают. Не признавать это трудно и сложно. Более того, подавляющее большинство западных историков полагают именно Версаль первопричиной Второй Мировой. Англичане часто вообще не разделяют ПМВ и ВМВ (так же, как и финны не разделяют войны против СССР, называя их Зимней и Продолженной Зимней Войной).

Вот что пишет небезызвестный Збигнев Бжезинский в одной из предваряющих статей к своей "Великой Шахматной Доске"
Разговор идет о первопричинах ПМВ, но касаем и Второй Мировой, её неизбежности именно из-за Версаля.
Первая Мировая война навсегда останется в истории человечества как самая бессмысленная из войн. До сих пор никто не может определенно сказать, что послужило причиной начала войны. Вот Вторая Мировая в этом отношении гораздо прозрачнее, и не потому, что она ближе. Ленин совершенно правильно сказал, что Версальский договор сделал новую мировую войну неизбежной, так оно и вышло.
(...)
В результате началась война, которую проиграли практически все участники. Просто результат варьировался от тяжелого поражения для Англии и Франции до катастрофического разгрома для Германии, Австрии и России.
Причем для первых двух стран поражение оказалось растянутым во времени, если так можно выразиться. [u]Позорная Компьенская капитуляция перед Гитлером была прямым следствием «победы» Франции в Первой Мировой войне.
Экономика стран-победителей к концу войны находилась в коматозном состоянии. Ну, а экономика побежденных просто скончалась. Ведь война оказалась тотальной, о чем никто из участников так и не догадался.
[/u]

(З.Бжезинский, "Первая Мировая как предпосылка")

То есть Версаль предопредилил ВМВ. Но КТО участвовал в формировании Версальской Системы, в конечном итоге сделавшей Вторую Мировую неизбежной?
Что - снова Россия или СССР?
Может быть - Германия?
Но ни СССР, ни Германия к Версальской системе отношения не имеют априори.
Так что говорить о том, что СССР - и крАвавый Сталин - предпределил Вторую Мировую - значит просто не понимать закономерности, чем так кичится господин Аниськин.
Кстати - лично для меня "господин" (не смотря на нынешние общепринятости) определение скорее уничижительное. Потому как если есть "господин", значит - должен быть и раб...
Наверное, именно потому в нашей Армии сохранено обращение "ТОВАРИЩ", в лучшем смысле этого слова.

Далее:
По своей сути Вторая Мировая началась раньше. Юридически она началась с удара Третьего Рейха по Польше, в результате чего Франция и Англия объявили Германии войну - и понеслось...
Ремилитаризация Рурской области, затем - Мюнхенский сговор и проч...
С 1936-го Япония воевала в Китае, еще была Испания... то есть имелись все те тлеющие очаги Мировой, которые после удара по Польше просто соединились воедино.
Вот что говорит об этом англичанин, Базиль Лиддел Гарт, говорит в своей работе "Важнейшие стратегические решения", написанной в годы Холодной Войны, когда Британия была уже давненько противником СССР.
Цитаты будут обильными, но тем не менее господам Аниськиным и к ним приравненным следует (или следовало бы) их знать. Хотя бы для того, чтобы перед своими обучаемыми не выглядеть...ммм...как там нынче молодежь говорит? "тупым лохом на понтах"

Итак:
В этот длинный послевоенный период мы столкнулись с потоком обильной информации о войне в виде как документальных источников, так и мемуаров политических и военных руководителей всех участвовавших в ней стран. Военные руководители в западных странах — где комментарии наиболее обильны — вскоре завязали ожесточенный спор, о котором вполне можно сказать, что мир принес с собой новую разновидность войны — «войну генералов». Этот спор принял весьма запутанный характер для общественности и читателей этих мемуаров, стремящихся составить объективное мнение. Но по мере поступления информации и с расширением ее объема стало легче отыскивать факты и делать выводы.

Прежде всего стало возможным установить важнейшие стратегические решения, повлиявшие на ход войны. Первое из них — это то, которое вызвало войну.

Для целей Нюрнбергского процесса было достаточно предположить, что начало войны и ее последующее расширение вызваны исключительно гитлеровской агрессией. Но это слишком упрощенное и поверхностное объяснение. Менее всего Гитлер хотел развязать еще одну мировую войну. Немецкий народ и генералы Гитлера испытывали глубокий страх перед любым подобным риском — опыт первой мировой войны оставил в их памяти болезненные шрамы.

Далее, казалось бы, англичанин (а Б.Лиддел Гарт до сих пор почитается на Западе как один из наиболее адексватных историков ВВ2) - должен вывести в первопричину войны "сговор Сталина и Гитлера", тот самый "передел Европы" и "жуткий пакт о ненападении".
Но...
Но Лиддел Гарт категорически настаивает, что заключение его было прямым следствием двойной игры Запада, разгаданной в Москве. Запад, подчеркивает он, пренебрег тем, что
«единственный шанс избежать войны лежал теперь в том, чтобы заручиться поддержкой Советского Союза — единственной державы, способной оказать непосредственную помощь Польше и таким образом сдержать Гитлера»
(8-й том британской «Истории второй мировой войны», 1979-й, с. 21–22 у нас переведено в 1988-м и опубликовано в ряде приложений к "Красной Звезде" ). Хотя мне довелось читывать и исходник, тогда с британской мовой у меня было еще посвободнее, не забылось еще.
Лиддел Гарт пишет:

Подчеркнуть основные факты — не значит обелить врожденную агрессивность Гитлера и агрессивность многих немцев, которые охотно следовали за ним. Но Гитлер, несмотря на всю беспринципность, длительное время проявлял исключительную осторожность в осуществлении своих целей. Военные руководители Германии проявляли еще большую осторожность и тревогу в отношении любого шага, который мог бы вызвать вооруженный конфликт.

Большая часть немецких архивов после войны попала в руки союзников, в результате чего они стали доступными для изучения. Эти архивы раскрывают многочисленные колебания, так же как и глубоко укоренившееся недоверие к способности Германии вести большую войну. Когда в марте 1936 года Гитлер решил занять войсками Рейнскую демилитаризованную зону, его генералы были встревожены этим решением и реакцией, которую оно могло вызвать у Франции. В результате их протестов вначале в Рейнскую зону в качестве «пробных шаров» были направлены лишь несколько символических подразделений. Но через два года, в марте 1938 года, Гитлер действовал более нагло и, игнорируя предупреждения и опасения генералов, вторгся в Австрию, причем каких-либо серьезных протестов со стороны других стран, включая Италию, не последовало.

Однако, когда вскоре после этого Гитлер проявил намерение оказать нажим на Чехословакию, чтобы добиться передачи Судетской области, начальник генерального штаба сухопутных войск генерал Людвиг Бек составил меморандум, в котором доказывал, что агрессивная экспансионистская программа Гитлера неизбежно вызовет мировую катастрофу и приведет к краху Германии. Он зачитал этот документ на совещании ведущих генералов и с их единодушного одобрения послал его Гитлеру. Так как Гитлер не выразил желания изменить свою политику, Бек подал в отставку и ушел со своего поста. Гитлер заверил остальных генералов, что Франция и Англия не станут воевать из-за Чехословакии, но генералы отнюдь не были убеждены в этом и составили заговор, чтобы путем ареста Гитлера и других нацистских лидеров предотвратить опасность возникновения войны. Но все эти контрпланы повисли в воздухе, когда Чемберлен поддержал широкие территориальные требования Гитлера к Чехословакии и вместе с французами согласился оставаться на позициях невмешательства, пока у этой несчастной страны отнимали территорию и оборонительные укрепления.

Для Чемберлена мюнхенское соглашение означало «мир в наше время». Для Гитлера оно означало еще одну важную победу не только над внешними противниками, но и над своими генералами. Поскольку их предостережения раз за разом опровергались не встречавшими отпора и достигнутыми без пролития крови успехами Гитлера, генералы, естественно, потеряли уверенность и влияние. А у самого Гитлера, вполне естественно, появилась чрезмерная самонадеянность, что легкие успехи будут сопутствовать ему и впредь. Даже когда Гитлеру стало ясно, что дальнейшие авантюры могут повлечь за собой войну, он верил, что война будет небольшая и скоротечная. Его минутные сомнения рассеялись под совокупным воздействием пьянящих успехов.

Если бы Гитлер действительно замышлял мировую войну, в которую была бы вовлечена Англия, он приложил бы все усилия к строительству военно-морского флота, способного бросить вызов господству Англии на море. Но фактически Гитлер даже не использовал полностью квоту строительства военных судов, предусмотренную для Германии по англо-германскому военно-морскому соглашению 1935 года. Гитлер постоянно заверял своих адмиралов, что они могут не опасаться войны с Англией. После мюнхенского соглашения он заявил им, что не следует ожидать вооруженного конфликта с Англией по меньшей мере еще шесть лет. Даже летом 1939 года, 22 августа, он повторил подобные заверения, хотя и не с прежней уверенностью.

Там же:

Как же тогда случилось, что Гитлер ввязался в крупную войну, которой хотел избежать? Ответ надо искать не только в агрессивности Гитлера, но и в том поощрении, которое он в течение длительного времени получал со стороны западных держав, проводивших политику умиротворения и попустительства, а также во внезапном отходе их от этой политики весной 1939 года. Перемена политики была столь резкой и неожиданной, что сделала войну неизбежной.


С момента захвата Гитлером власти в 1933 году английское и французское правительства пошли ему на гораздо большие уступки, чем они были готовы сделать предшествовавшим германским демократическим правительствам. При каждом повороте событий они демонстрировали склонность избегать осложнений и уклоняться от решения трудных проблем.

В своих планах на будущее и в своей политике Гитлер руководствовался идеями, сформулированными им в выступлении перед своими главными помощниками и высшим генералитетом 5 ноября 1937 года, основной смысл которых был затем изложен в сохранившейся протокольной записи, составленной его военным адъютантом полковником Хосбахом. Подобные же идеи Гитлер излагал и раньше, например на совещании в феврале 1933 года, отчет о котором был составлен в то время генералом фон Вейхсом и найден в 60-х годах историком О’Нилом. Но доктрина, изложенная Гитлером в ноябре 1937 года, носит более четкий характер.

Она основана на предпосылке, что Германии необходимо более обширное «жизненное пространство» (лебенсраум) для своего растущего населения, если немцы хотят иметь возможность поддерживать свой жизненный уровень. По его мнению, Германия не может рассчитывать, что сумеет самообеспечить себя, особенно продовольствием. В равной мере она не может получать то, что ей необходимо, путем закупок за границей, поскольку это связано с более крупными расходами иностранной валюты, чем она может себе позволить. Перспективы расширения доли Германии в мировой торговле и производстве также ограничены тарифными барьерами других стран и недостатком денег у самой Германии. К тому же метод получения необходимых сырьевых ресурсов извне поставит Германию в зависимость от иностранных государств и в случае войны грозит ей голодной смертью.

Гитлер сделал вывод, что Германия должна приобрести более обширное пространство, пригодное для сельского хозяйства, в малонаселенных районах Восточной Европы. Было бы глупо надеяться, что ей добровольно уступят его.
«История всех времен, в том числе Римской и Британской империй доказывает, что всякое расширение пространства может происходить только путем преодоления сопротивления, и причем с риском». Эту проблему необходимо решить, самое позднее, к 1945 году — «после этого периода можно ожидать лишь изменения обстановки не в нашу пользу»
. Возможные выходы будут блокированы, и неизбежно наступит продовольственный кризис.


Эти идеи шли гораздо дальше первоначального желания Гитлера вернуть территории, отнятые у Германии после первой мировой войны, но западным государственным деятелям, которые позднее будут притворяться, что они о них якобы ничего не знали, эти идеи не были незнакомы. В 1937–1938 годах многие из этих деятелей откровенно излагали свое подлинное мнение, конечно, не в публичных выступлениях, а в частных беседах. Они с большим сочувствием относились к стремлению Гитлера приобрести «жизненное пространство» и ставили его об этом в известность. Но они избегали излагать свои взгляды по вопросу, как можно побудить владельцев этих территорий уступить их, за исключением угрозы превосходящей силой.


Услужливость, с которой английское и французское правительства восприняли вступление немецких войск в Австрию и включение этой страны в «третий рейх», еще более разожгла аппетиты Гитлера. Дополнительное поощрение он получил, когда узнал, что премьер-министр Англии Чемберлен и министр иностранных дел Галифакс отклонили после захвата Австрии советское предложение о коллективных действиях против немецкой агрессии.


В своей работе "Причины Второй Мировой. Взгляд с Запада."(Лондон, 1974-й, переведено и издано у нас в "Воениздате" в 1989-м году, то есть уже в момент "либерализации и перестройки") Базиль Лиддел Гарт пишет:
Поскольку английское правительство, казалось, молча потворствует восточной экспансии Германии, Гитлера неприятно удивила резко негативная реакция англичан и предпринятая ими частичная мобилизация вооруженных сил, когда он в сентябре 1938 года «надавил» на Чехословакию.

Но после того как Чемберлен уступил его требованиям и активно помог ему навязать немецкие условия Чехословакии, Гитлер сделал вывод, что мимолетная угроза сопротивления была не чем иным, как операцией по спасению лица. В не меньшей степени его ободряла пассивность французов. Поскольку они с такой готовностью предали своих чешских союзников, обладавших наиболее боеспособной армией из всех малых государств Европы, казалось невероятным, чтобы французы пошли на войну ради защиты кого-либо из своих оставшихся союзников в Восточной и Центральной Европе. Поэтому Гитлер посчитал, что он может без всяких опасений завершить в ближайшее время ликвидацию Чехословакии, а затем расширить свою экспансию на Восток.


Вначале Гитлер не замышлял выступить против Польши.
Польша, так же как и Венгрия, помогла ему создать угрозу Чехословакии с тыла и тем самым добиться капитуляции Чехословакии перед его требованиями. Гитлер был склонен на какое-то время принять Польшу в качестве младшего партнера при условии, что она вернет порт Данциг и предоставит Германии свободный доступ в Восточную Пруссию через «Польский коридор». Даже 25 марта 1939 года он заявил главнокомандующему сухопутными войсками, что «не хочет решать вопрос о Данциге путем применения силы». Но Гитлер изменил своё решение под влиянием неожиданного шага Англии, предпринятого ею после его новой акции в другом направлении.

15 марта 1939 года немецкие войска вступили в Прагу, после того как президент Чехословакии подчинился требованиям Гитлера об установлении «протектората» над Богемией и вытекающей из этого оккупации страны. Осенью 1938 года при заключении мюнхенского соглашения английское правительство взяло на себя обязательство гарантировать целостность Чехословакии против агрессии. Но Чемберлен сообщил палате общин, что, по его мнению, внутренний распад Чехословакии аннулировал эту гарантию и он не считает себя связанным этим обязательством. Однако через несколько дней Чемберлен резко изменил свой политический курс, причем поворот был столь внезапным и далеко идущим, что изумил весь мир. Он неожиданно принял решение блокировать любой следующий экспансионистский шаг Гитлера и 29 марта направил Польше предложение поддержать ее против «любой акции, которая создаст угрозу независимости Польши и которой польское правительство соответственно сочтет необходимым оказать сопротивление». Невозможно установить, что решающим образом повлияло на это импульсивное решение Чемберлена — то ли давление со стороны возмущенной общественности, то ли его собственное возмущение и гнев, что Гитлер одурачил его, то ли он был унижен тем, что его выставили дураком в глазах его же собственного народа.


Данная Англией Польше гарантия была наиболее верным способом ускорить взрыв и мировую войну. Гарантия сочетала в себе максимум искушений с явной провокацией. Она подстрекала Гитлера продемонстрировать бесполезность подобной гарантии стране, находящейся вдали от своих западных союзников, делала строптивых поляков еще менее склонными идти ему на уступки и одновременно делала невозможным для него отступить без потери лица.

Единственный шанс избежать войны лежал теперь в том, чтобы заручиться поддержкой Советского Союза — единственной державы, способной оказать непосредственную помощь Польше и, таким образом, сдержать Гитлера. Но, несмотря на срочность положения, английское правительство действовало медленно и неохотно.
Чемберлен относился к Советской России с острой неприязнью, а у Галифакса она вызывала сильную религиозную антипатию. Оба они к тому же недооценивали мощь Советского Союза и переоценивали военную силу Польши.

Резкая реакция Англии и ее удвоенные усилия по перевооружению потрясли Гитлера, но эффект получился прямо противоположный задуманному. Чувствуя, что Англия становится противницей германской восточной экспансии, и, опасаясь, что, если он замешкается, пути будут закрыты, Гитлер пришел к выводу о необходимости ускорить акции по приобретению «жизненного пространства».


Гитлер видел лишь один путь, как избежать общей войны. Проглотив свою ненависть к социалистическому государству и страх перед коммунизмом, он направил усилия на то, чтобы примириться с Россией и обеспечить ее невмешательство. Это был поворот в политике еще более поразительный, чем перемена политического курса Чемберлена, и такой же роковой по своим последствиям.

Поиск Гитлером путей сближения с Россией облегчался тем, что Сталин уже с заметным подозрением относился к политике западных держав. Возмущение русских тем, как Чемберлен и Галифакс пренебрежительно обошлись с ними в 1938 году, усилилось, когда после вступления гитлеровских войск в Прагу новые предложения Советского Союза о совместном оборонительном союзе были встречены прохладно, хотя в то же самое время правительство Англии поспешило заключить сепаратный договор с Польшей. Зондирующие переговоры о советско-германском соглашении начались в апреле 1939 года, но обе стороны вели их с исключительной осторожностью, ибо взаимное недоверие было велико, и каждая из сторон питала подозрение, что другая сторона, возможно, просто пытается помешать ей достичь соглашения с Англией и Францией. Но очевидная затяжка англо-советских переговоров побудила немцев использовать эту возможность, действовать быстрее и добиваться согласия. Министр иностранных дел Риббентроп вылетел в Москву, и 23 августа 1939 года советско-германский договор о ненападении был подписан.

Повторюсь: это пишет не марксист, не историк СССР, не нынешний зюгановец.
Это - пишет АНГЛИЧАНИН, историк времен Холодной войны, плоть от плоти, кровь от крови СВОЕЙ страны и своего государства. А уж отношение Англии к Российской Империи, к СССР и к сегодняшней РФ традиционные и многовековы...
Далее:
Предотвратить войну было уже поздно. Гитлер не мог отступить в польском вопросе без серьезного ущерба для своего престижа. К тому же убежденность Гитлера, что английское правительство не рискнет начать явно безнадежную борьбу за сохранение Польши и, по существу, не хочет соглашения с участием России, вновь окрепла благодаря тому, что в конце июля Чемберлен начал с ним конфиденциальные переговоры через своего доверенного советника сэра Горация Вильсона об англо-германском пакте, который
«дал бы Англии возможность освободиться от своих обязательств перед Польшей»
. Советско-германский договор о ненападении в столь поздний час не оказал на англичан того эффекта, на который рассчитывал Гитлер.

Напротив, договор разбудил в них «дух бульдога» — слепое упорство, не считающееся с последствиями. В этой ситуации Чемберлен не мог оставаться безучастным зрителем без ущерба для своей репутации и вероломного отказа от данного ранее обещания.

В пятницу 1 сентября 1939 года германские армии вторглись в Польшу. Но только
в воскресенье 3 сентября правительство Англии в соответствии с данной им ранее гарантией Польше объявило войну Германии. Шесть часов спустя французское правительство, проявив еще большие колебания, последовало примеру Англии. Не прошло и месяца, как Польша была захвачена. Через девять месяцев большая часть Западной Европы оказалась ввергнутой в пучину войны.


Но дальше - еще любопытнее, особенно для особо грамотных "новых российских либераль-педагогов-новаторов и причинно-следственно-связных историков а-ля аниьскин и нещерет. Солонин и Резум, по крайней мере, хотя бы фактуру и материал знали...
Так вот:
Из работы тоже англичанина, тоже историка и тоже во многом русофоба, тем не менее уважаемого на западе Уильяма Ширера "Комментарии к Британской истории Второй Мировой войны" (Лондон, изд. "Галифакс", 1980-й, у нас перевод в "Иностранной Литературе" за перестроечный 1989-й)

Гитлер начал думать о переходе в наступление на Западе еще до окончательного завершения польской кампании и до своего публичного выступления с предложением о созыве общеевропейской мирной конференции.

Он уже пришел к выводу, что любое подобное предложение едва ли будет позитивно рассмотрено англо-французскими союзниками ввиду их реакции на его вторжение в Польшу. Но в то время Гитлер скрывал свои замыслы от всех, за исключением своих ближайших приспешников. Он держал генеральный штаб в неведении до тех пор, пока не выступил в рейхстаге 6 октября 1939 года с предложением о мире и пока оно не было публично отвергнуто. Тремя днями позже он изложил свои взгляды в пространном меморандуме для главнокомандующих вермахта, где обосновал свое убеждение, что наступление на Западе остается единственным возможным курсом для Германии. Это весьма примечательный документ. В нем он делает вывод, что длительная война с Францией и Англией привела бы к истощению ресурсов Германии и обнажила бы тыл Германии для смертоносного удара со стороны России.


Гитлер считал, что советско-германский договор может обеспечить нейтралитет России лишь до тех пор, пока он отвечает ее целям. Эти опасения вызывали в нем желание путем быстрого наступления навязать мир Франции. Он верил, что, как только Франция выпадет из игры, Англия пойдет на переговоры. Он считал, что в данный момент у него есть силы и технические возможности, чтобы разбить Францию, поскольку Германия обладала превосходством в новых видах оружия, имеющих наибольшее значение.
«Наши танки и авиация в настоящее время в техническом отношении не знают себе равных в мире не только как наступательное оружие, но и как средство усиления в обороне. Их оперативные возможности благодаря хорошей организации и четкому управлению используются лучше, чем в какой-либо другой стране»
. Признавая, что Франция превосходит Германию в людских резервах, в общей численности вооруженных сил, в более старых видах оружия, особенно в тяжелой артиллерии, он утверждал, что «это оружие не будет играть решающей роли в маневренной войне». Имея технический перевес в современных видах оружия, он полагал, что может также не принимать в расчет тот факт, что Франция превосходит Германию по числу обученных солдат.

Гитлер затем доказывал, что, если он будет выжидать в надежде, что Франции надоест война,
«развитие британских вооруженных сил приведет к тому, что Франция получит в качестве подкрепления новый боевой организм, который будет иметь для нее большую ценность в психологическом и материальном отношении и укрепит ее оборону. Но прежде всего нельзя допустить, чтобы противник успел ликвидировать слабости своего вооружения, особенно противотанкового и зенитного, и тем самым именно здесь добился равновесия сил. В этом смысле каждый месяц потерянного времени будет отрицательно сказываться на наступательной мощи Германии».


(Продолжу - ниже)
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение EvMitkov » 30 мар 2016, 19:01

Я, канешна, научных-званий-степеней не имею, но оччень рекомендовал бы Аниськину и присным, прежде чем заниматься преподавательской работой (а руководству Лицея эту работу оплачивать) - ознакомиться еще с несколькими материалами западных историков.
Потому продолжу цитировать Ширера:
Далее Гитлер выразил беспокойство относительно «желания немецкого солдата воевать», как только рассеется опьянение от легких побед в Польше. Ширер приводит одну из стенографических записей Гитлера, которая попала в руки англо-американцам:
«Немецкий солдат сегодня горд и победоносен. Однако его уважение к самому себе так же велико, как и уважение, с которым в настоящее время к нему относятся другие. Полгода затяжки с войной и действенная пропаганда противника могут снова ослабить эти важные духовные качества».

Гитлер, чувствуя, что он должен нанести удар, пока не поздно, говорит:
«В сложившихся обстоятельствах время, вероятнее всего, можно считать скорее союзником западных держав, чем нашим».
Его меморандум заканчивался выводом, что «время наступления при всех обстоятельствах — если есть хоть какая-то возможность — нужно наметить на осень». Он подчеркивал, что
территория Бельгии должна быть включена в зону наступления, чтобы получить пространство для маневра, с тем чтобы обойти с фланга французскую линию Мажино, а также предотвратить опасность вступления англо-французских войск в Бельгию и выхода их на границу вблизи Рура, ибо это придвинет войну к сердцу нашей военной промышленности
. (Как видно из французских архивов, именно это предлагал французский главнокомандующий Гамелен.)

Далее - из Ширера:
Раскрытие замыслов Гитлера явилось шоком для главнокомандующего сухопутными войсками фон Браухича и начальника генерального штаба сухопутных войск генерал-полковника Гальдера. Как и большинство других высших немецких генералов, они не разделяли веру Гитлера в способность новых видов оружия одержать верх над превосходством противника в обученной живой силе. Традиционно сопоставляя число дивизий, они утверждали, что германская армия не имеет достаточных сил, чтобы нанести поражение армиям союзников. Они также опасались перерастания войны в еще одну мировую бойню, страшась, что ее исход будет роковым для Германии.

Наступление было намечено на 12 ноября. В начале этого месяца Браухич предпринял новую попытку отговорить Гитлера от вторжения во Францию, пространно изложив доводы против наступления. Но Гитлер отклонил его аргументы. 7 ноября, однако, приказ о наступлении был отменен — метеорологи предсказали плохую погоду. Оно было отложено на пять дней, а затем снова отсрочено. Гитлер был разъярен этими отсрочками и далеко не убежден, что единственная причина проволочек лежит в погоде. 23 ноября он созвал всех высших командующих на совещание. На совещании Гитлер поставил себе цель рассеять их сомнения относительно необходимости перехода в наступление: он выразил озабоченность по поводу потенциальной угрозы России, одновременно подчеркнув, что западные союзники отказываются рассматривать его мирные предложения и наращивают свои арсеналы. «Время работает на наших врагов». «У нас есть ахиллесова пята, это — Рурская область… Если Англия и Франция ударом через Бельгию и Голландию вторгнутся в Рурскую область, то мы окажемся в величайшей опасности». Однако погода оказалась лучшим оппозиционером, чем генералы, и вызвала еще ряд отсрочек в первой половине декабря. Затем Гитлер решил дождаться Нового года и разрешить рождественские отпуска. После рождества погода снова испортилась, но 10 января 1940 года Гитлер наметил начало наступления на 17 января.

Но в тот самый день, когда Гитлер принял это решение, немецкий связной офицер, летевший с оперативным планом наступления, из-за плохой погоды сделал вынужденную посадку на территории Бельгии. Так как было неясно, сумел ли связной офицер уничтожить все находившиеся при нем оперативные документы, наступление отложили на неопределенный срок. Это обернулось неудачей для западных союзников, поскольку в течение этого интервала прежний план был полностью пересмотрен. Вместо запланированного ранее основного удара через центральную равнину Бельгии, то есть как и в 1914 году, Гитлера уговорили принять, а затем убедить генеральный штаб одобрить план, разработанный молодым генералом фон Манштейном совместно с танковым командиром Гудерианом, который предусматривал нанесение главного удара через центр холмистых и покрытых лесами Арденн и использование здесь большинства новых бронетанковых дивизий.

Если бы старый план остался в силе и, по всей вероятности, привел бы к тупику, общий ход войны был бы совсем другим. Хотя и совершенно невероятно, чтобы Франция и Англия смогли самостоятельно разгромить Германию, если бы им удалось отразить немецкое наступление, это дало бы им время для производства вооружения, особенно танков и самолетов, и, таким образом, создания равновесия сил в этих новых видах оружия. Кроме того, очевидный провал попытки Гитлера добиться победы поколебал бы уверенность немецких войск и народа.

На деле же наступление, начавшееся в соответствии с «новым планом» 10 мая 1940 года, вызвало полное замешательство в лагере союзников. Оно привело к скоротечному разгрому французских армий, а английские войска еле-еле сумели эвакуироваться из Дюнкерка. Таким образом, вся Западная Европа была быстро захвачена немцами, которые понесли при этом удивительно незначительные потери. Англии, лишившейся своих континентальных союзников, предстояло воевать в одиночку.




Весь характер войны изменился, когда 22 июня 1941 года — за день до годовщины вторжения Наполеона в 1812 году — Гитлер вторгся в Россию. Этот шаг оказался таким же роковым для Гитлера, как и для его предшественника, хотя конец наступил не так быстро.

Это нападение вызволило Англию из ситуации, которая выглядела безнадежной в глазах большинства людей за пределами ее островных границ. Им было очевидно, каким отчаянным является положение небольшого острова на краю враждебного континента, который охватывал этот остров более тесным кольцом блокады, чем во времена Наполеона. Развитие авиации уменьшило ценность «рва с морской водой». Индустриализация Англии сделала ее зависимой от импорта и тем самым многократно увеличила опасность подводной войны. Отказавшись от обсуждения предложений о мире, правительство Англии обрекло страну на курс, который в данных обстоятельствах должен был логически привести из-за растущего истощения сил и ресурсов к неминуемому краху — даже если бы Гитлер воздержался от попытки быстрого завоевания Англии вторжением на Британские острова. Этот бескомпромиссный курс был равнозначен медленному самоубийству.

Соединенные Штаты, возможно, оказывали бы Англии известную материальную помощь, чтобы удержать ее на плаву, но это могло всего лишь затянуть процесс, но не отвратить конец.
К тому же полученная англичанами передышка была сведена на нет принятым в середине лета решением Черчилля начать бомбежку Германии всеми крошечными силами, имевшимися у Англии. Подобные бомбардировочные налеты были не более чем булавочными уколами, но они, безусловно, отвлекали Гитлера от его желания переключить свое внимание на другие страны.

Но английский народ мало считался с реальностью своего положения. Англичане были инстинктивно упрямы и не разбирались в стратегии. Речи Черчилля помогли забыть дюнкеркский кризис и подействовали на них как желанное тонизирующее средство. Англичане были воодушевлены нотой вызова, звучавшей в этих речах, и не стали размышлять над вопросом, оправдан ли этот вызов с военной точки зрения.

Еще более глубокое впечатление, чем Черчилль, произвели на них успехи Гитлера. Его завоевание Франции и тот факт, что немецкие войска стояли вблизи от берегов Англии, встревожили и всколыхнули англичан в гораздо большей степени, чем все более ранние доказательства гитлеровской тирании и агрессивности. Как всегда, они прореагировали на это в присущей им манере — настойчиво стремились любой ценой вцепиться зубами в его шкуру и не отпускать. Никогда еще сравнение английской нации с бульдогом не было так верно и оправдано и никогда эта характерная черта англичан так ярко не проявлялась во всей своей величественной глупости..

Что ж. Англичанам действительно свойственен глубочайший, какой-то холодный и бульдожий патриотизм, который не просто делает им честь - но и делает эту страну - ВЕЛИКОЙ. Пусть это говорит британец, но мне доводилось сталкиваться с англичанами, в том числе и на боевых - они действительно патриоты своей родины, для них это такая же впитанная с молоком матери традиция, как какой-то бесшабашный и бескомпромиссный НАШ патриотизм.
Теперь слово - Базилю Лиддел Гарту:

Гитлер, как свидетельствует его книга «Майн кампф», понимал англичан лучше, чем Наполеон, и потому проявлял необычную осторожность, чтобы не ранить их гордость. Он рассчитывал на их практический смысл и был сбит с толку тем, что они не могли понять безнадежность ситуации и не признавали, что условия, изложенные в его предложении о мире, были исключительно легкими в сравнении с тем положением, в котором оказалась Англия. Пребывая в этом состоянии нерешительности, Гитлер колебался, не зная, что ему следует делать дальше, а затем избрал тот же курс, что и Наполеон, — завоевание России как предварительное условие для окончательного сведения счетов с Англией. Это не было внезапным решением — он пришел к нему постепенно. Оно было вызвано комплексом причин более сложных, чем мотивы похода Наполеона в Россию, и его нельзя объяснить просто каким-то одним фактором или доводом.

Гитлеру, видимо, хотелось избежать применения крайних мер против Англии, если бы оказалось возможным убедить ее принять предложение о мире, и он цеплялся за эту надежду, неуклюже добиваясь своей цели. Тем временем под влиянием своих экономических нужд и страхов, умноженных предубеждениями, его мысли все больше и больше устремлялись в другом направлении. Хотя он добился победы на Западе, его западные завоевания были в основном продуктом обстоятельств, тогда как он всегда лелеял намерение уничтожить Советскую Россию. Для Гитлера этот замысел был не просто одним из целесообразных вариантов осуществления своих честолюбивых планов — антибольшевизм был его наиболее глубоким эмоциональным убеждением. Сопротивление, оказываемое Англией, безусловно, повлияло на его желание двинуться на Восток, но это желание возникло у него еще до отклонения Англией его предложения о мире.

В начале июня 1940 года, когда французская кампания Гитлера все еще продолжалась, Сталин использовал этот момент, чтобы ввести дополнительные войска в Литву, Эстонию и Латвию.

Примечательно, что в первую очередь он ввел войска в Литву, наиболее западную из трех прибалтийских республик, граничившую с Восточной Пруссией. Гитлер счел себя обманутым партнером по договору о ненападении 1939 года, хотя большинство советников Гитлера и военных специалистов на Западе реалистично расценивали и расценивают этот шаг России как естественную предосторожность, вызванную опасением по поводу возможных акций Гитлера после победы на Западе.


(Продолжу - ниже)
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение EvMitkov » 30 мар 2016, 20:53

Поехали дальше.

Полагаю, английские историки уже ответили на третий вопрос Дмитрия Владимировича:
3. Почему союзники Польши – Франция и Великобритания, объявили войну Германии, а войну СССР объявлять не стали?

Ответ Анискина:
а потому, что именно эти страны надеялись на фашистское нападение на СССР, фактически им Гитлером обещанное и публично им не раз провозглашённое. Вступив в войну с Гитлером, кстати -"странную", они продолжали рассчитывать на немецкое движение далее на восток, и в новых обстоятельствах им СССР пригодится(и пригодился) в качестве союзника.

Но пАзззволю себе возразить историку-новатору...тьфу: педагогу-новатору в отсутствии ЛОГИКИ в его же словах:
То Сталин и СССР совместно с Гитлером Пактом о ненападении "развязали мировую бойню", то - страны "Запада продолжали рассчитывать на немецкое движение далее на восток" (причем ключевое слово тут - продолжали.)... Но тогда пакт о ненападении вполне естественная и вполне разумная, обоснованная со стороны СССР необходимая предосторожность, которая в условиях уже охватившей континент большой войны позволяла хоть как-то обезопасить себя и выиграть время? Или Аниськин снова не берет в расчет ситуацию с Японией?
Хотя... Хотя для либералей свойственно брать в расчет только то, что им ВЫГОДНО...
Но если сами западники признают то, что Пакт о Ненападении был необходимостью, вызванный в первую голову политикой Запада, его натравливанием, канализацией военных усилий Германии на Восток...


И комментарий самого Дмитрия Владимировича вполне в эту канву событийности укладывается.
Кроме «деклараций о намерениях», опубликованных Адольфом Алоизычем в молодости в своей книге «Майн Кампф», может ли новатор Анискин привести еще примеры публичного провозглашения фюрером намерения напасть на СССР? Желательно увидеть примеры после прихода бесноватого Адика к власти в 33-м году.
Советский Союз стал союзником Великобритании никак не раньше 22 июня 1941 года!
До этого же Франция и Англия всемерно поддерживали Финляндию в Зимней войне 1939-40 гг. и деятельно планировали бомбежку Каспийских нефтепромыслов СССР весной 1940-го года. Вести речь о союзничестве при таких фактах мягко говоря неуместно…

Если этовообще можно назвать "союзничеством"... особенно в период 1941-го... да до исхода Сталиграда включительно. Даже на Турцию союзнички не могли надавить, до исхода освобождения Крыма "нейтральная" Турция вполне себе спокойненько пропускала боевые корабли и военно-транспортные суда Германии через Проливы... до исхода операций сначала "Рудербоот" и "Глиссер" (впоследствии переименованных в более масштабный "Адлер").
А возмоности надавить на турков у Британии были - и немаленькие.

То, что Гитлер публично не озвучивал до последнего нанести удар по СССР - факт. Даже для его генералитета это было достаточно ошеломляющим. Это - тоже факт. Отсюда - и спешка при разработке "Барбароссы", и - при всей немецкой педантичности отменно составленные оперативные документы при абсолютной расплывчатости основной политической щзадачи кампании. Нельзя всерьез воспринимать как политическую задачу следующее:
Цель — уничтожение жизненной силы России. Операция распадается на два первоначальных удара: один на юге, в направлении Киева с выходом на Днепр. Второй удар — через Прибалтийские государства на Москву: после этого двусторонний охват с севера и юга; позже, если необходимо, отдельная операция по овладению районом Баку.
Впрочем - сам текст Директивы №21:
«Фюрер и верховный главнокомандующий вооруженными силами.

Ставка фюрера 18.12.1940.

Верховное главнокомандование вооруженных сил.

9 экз.

Штаб оперативного руководства.

Совершенно секретно.

Отдел обороны страны. № 33408/40.

Только для командования.


Директива № 21

ПЛАН “БАРБАРОССА”


Германские вооруженные силы должны быть готовы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии. (Вариант “Барбаросса”).

Сухопутные силы должны использовать для этой цели все находящиеся в их распоряжении соединения, за исключением тех, которые необходимы для защиты оккупированных территорий от всяких неожиданностей… Приготовления… если они еще не начались, следует начать уже сейчас и закончить к 15.5.41 г.

Решающее значение должно быть придано тому, чтобы наши намерения напасть не были распознаны.

Основные положения операции «Барбаросса»:

«Основные силы русских сухопутных войск, находящиеся в Западной России, должны быть уничтожены в смелых операциях посредством глубокого, быстрого выдвижения танковых клиньев. Отступление боеспособных войск противника на широкие просторы русской территории должно быть предотвращено.

Путем быстрого преследования должна быть достигнута линия, с которой русские военно-воздушные силы будут не в состоянии совершать налеты на имперскую территорию Германии.

Конечной целью операции является создание заградительного барьера против Азиатской России по общей линии Волга — Архангельск. Таким образом, в случае необходимости последний индустриальный район, остающийся у русских на Урале, можно будет парализовать с помощью авиации».

Собственно, о самих задачах можно говорить много, (да мы разбирали) - но расплывчатость задач предопределяет смысловое наполнение практическими решениями, это аксиома военного дела.
И я сказал бы, что СТЫДНО Аниськину и этого не знать (это ж "исторические документы"), но видать стыд и нешереты - это красное и деревянное...

Говорить же о "детализации" самого хода РККА в Польшу и о якобы "согласованности" этого входа с Вермахтом... Дмитрий Владимирыч говорит совершенно правильно: даже договор о "намерениях" не есть согласование и военная составляющая.
Как пример для невоенного люда приведу сегодняшний день: ввод и действия наших ВКС в Сирию и "договоры ор намерениях" с американцами. Единственное, чего хоть как-то оговорили (уже после ввода) , так это "свой-чужой" - да и то...
И тут скажу словами Гринюка:
Новатор Анискин по-прежнему желает настаивать на «единственно правильной» точке зрения о совместной агрессии Сталина и Гитлера против Польши?
И ЭТОМУ он учсит детей в Лицее? И - за ЭТО получает денежку?
Тогда вполне уместно на месте руководства этого учебного заведения на место преподавателя химии нанять алхимика. Да не просто алхимика - а алхимика-шарлатана... Тот хотя бы обучаемым колбочки в руки даст подержать и пакажет, как спиртовка зажигается...

Что касаемо самой операции РККАв Польше (хотя сами же западные историки говорят о том, что НЕ ОНА - ПРИЧИНА ВВ2) - полагаю, что лучше всего спросить у современников-немцев.
Причем - не у военных, хотя ход Польской кампании широко отражен в мемуарах и генералитета вермахта, и в мемуарах рядовых солдат вермахта, принимавших в ней участие (в той же книге "Смерть через оптический прицел" немецкого снайпера-марксанна Гюнтера Бауэра) почитать, кто не читал, можно тут
http://fictionbook.in/gyunter-bauer-sme ... ricel.html
Бауэр аккурат начинал службу с 1937-го и боевое крещение получил в Польше. Спросить можно и у них, но лучше обратиться к воспоминанием тех немцев, кто были во времена Рейха задействованы в политической сфере.
Стоит спросить у того же Пауля Карелла, (Начальник отдела печати МИД Германии при Гитлере П. Шмидт, скрывшийся под псевдонимом П. Карелл,в ФРГ издал работу "Война Гитлера против СССР.
В конце октября 1940 г. произошло событие, повлиявшее на его решение задуматься над войной с Россией, причем его воздействие на конечный исход решения окажется весьма значительным. Этим событием было нападение Муссолини на Грецию, предпринятое без консультации с Германией. Фюрер был взбешен подобным неуважением со стороны младшего партнера к его руководящей роли, тем, как была нарушена его программа действий, и возможностью того, что итальянцы могут закрепиться в районе, который он наметил для Германии. Хотя последняя опасность вскоре испарилась вместе с итальянскими резервами независимая инициатива Муссолини побудила Гитлера ускорить свои собственные операции на Балканах. Возникла новая причина для отсрочки завершения его западной программы, а восточные проблемы вышли на передний план. Так как ему надо было опередить своих сообщников в гонке за контролем над Балканами, он решил разделаться сначала с Россией и оставить британскую проблему на более поздний срок. Но даже и тогда это еще не было четким решением, а идеей, господствовавшей в его уме.

Нет ничего удивительного в том, что после капитуляции Франции летом 1940 года, эвакуации английских экспедиционных войск из Дюнкерка и возникновения перспективы неизбежного краха Великобритании Гитлер снова устремил свой взор на Россию. Теперь он мог считать себя в безопасности на Западе и, таким образом, выполнившим предварительное условие, которое он изложил своим генералам на совещании 23 ноября 1939 года. «Мы сможем выступить против России, — провозгласил он, — только тогда, когда у нас будут свободны руки на Западе».

Можно проследить момент принятия решения о нападении на Советский Союз. Начальник штаба оперативного руководства вооруженными силами генерал-полковник Йодль говорит, что «принципиальное решение» было принято «еще в ходе западной кампании». Полковник Вальтер Варлимонт, заместитель Йодля, вспоминает, что 29 июля Йодль сообщил на узком секретном совещании штабных офицеров, что «Гитлер решил напасть на СССР весной 1941 года». Еще до этого совещания, по словам Йодля, Гитлер заявил начальнику штаба верховного главнокомандования вооруженных сил Германии генерал-фельдмаршалу Кейтелю, «что он намерен предпринять нападение на СССР осенью 1940 года».

Но это было слишком неожиданным даже для Кейтеля, и тот отговорил Гитлера от этого плана, убедив его, что не только плохие погодные условия осенью, но и трудности переброски основной массы войск с Запада на Восток делают его невозможным. Ко времени совещания 29 июля, рассказывает Варлимонт, «дата намеченного нападения на Россию была перенесена на весну 1941 года».

На совещании в Бергхофе в последний день июля 1940 года неопределенность перспектив вторжения в Великобританию побудила Гитлера впервые объявить немецким военачальникам о своем решении в отношении России. На этот раз Гальдер лично присутствовал на совещании и в точности записал высказывания своего вождя. Они показывают, что Гитлер не только принял твердое решение напасть на Россию весной следующего года, но и уже прикинул в уме основные стратегические цели.

«Надежда Англии — Россия и Америка. Если рухнут надежды на Россию, Америка также отпадет от Англии, так как разгром России будет иметь следствием невероятное усиление Японии в Восточной Азии».


Чем больше он над этим думал, продолжал Гитлер, тем больше крепло его убеждение, что упрямая решимость Великобритании продолжать войну вызвана ее Расчетами на Советский Союз.

«В Лондоне что-то произошло! Англичане совсем было пали духом, теперь они вдруг снова воспрянули… Россия недовольна быстрым развитием событий в Западной Европе. Достаточно России сказать Англии, что она не хочет видеть Германию слишком [сильной], чтобы англичане уцепились за это заявление, как утопающий за соломинку, и начали надеяться, что через шесть-восемь месяцев дела обернутся совсем по-другому.

В любом случае для Гитлера жребий был брошен, и, хотя он этого не знал, его конечная судьба была определена этой директивой от 18 декабря 1940 года. Довольный тем, что наконец-то не дававшее ему покоя решение принято, как он сам позднее скажет об этом Муссолини, Гитлер уехал из Берлина на побережье Ла-Манша, чтобы отпраздновать там рождество с солдатами и летчиками — подальше от России. Должно быть, он — насколько это было возможно — выбросил из головы все мысли о шведском короле Карле XII и Наполеоне Бонапарте, которые после стольких блестящих побед, похожих на его собственные, потерпели катастрофу в безбрежных просторах России. Да и могли ли подобные мысли быть у него на уме? К этому времени, как свидетельствуют документы, бывший венский бродяга считал себя величайшим завоевателем всех времен и народов. Эгомания — роковой недуг всех завоевателей — уже пустила глубокие корни.


Теперь же скажу с точки зрения военного человека.
Наш Борис Викторыч подправит меня, если что.
По чести сказать - эти строки написаны мною давненько, еще в сентябре 2011-го, в качестве своего рода "Нашего ответа Керзону", статья–комментарий на другую, размещенную на сайте, под названием « Война и капитуляция Польши», с сайта www.polska.ru.
В статье приводится хронология начала и хода войны, при этом, как и должно быть у уважающего себя польского автора (а возможно и российского, влюбленного в Польшу), не забыто и о ходе ввода РККА в Восточные районы Польши. При этом утверждается, что
« Это стало неожиданностью для польского командования»; «После тяжёлых боёв, 18 сентября, Красная Армия захватила Wilno, затем, 22 сентября, Grodno и Lwow, достигнув реки Буг к 23 сентября.»

Я выкладывал ее и свою точку зрения у себя на почившей в бозе "Я.ру.шке" и с той поры точку зрения не изменил.
Так что давайте посмотрим все же более подробно на то, почему и как был произведен ввод РККА в Польшу, был ли он для нее неожиданным , и какие бои были под указанными городами.

Для ясного понимания, что же произошло и почему Советские войска перешли границу и вошли в Польшу, надо вернуться несколько назад, в период май-август 1939 года. Мы уже говорили выше, что в этот период проходили трехсторонние переговоры между Англией, Францией и СССР о создании оборонительного союза. Все прекрасно понимали, что он должен быть направлен против Германии, ясно было так же , кто будет первыми жертвами агрессора – Польша, Румыния и Прибалтийские государства. Это было обозначено открыто и имеет подтверждение в протоколах переговоров, опубликованных в 9-м томе "Документы МИД СССР"

Такой союз в первую очередь был очень выгоден для СССР , поэтому руководство страны еще в марте 1939 года выступило с инициативой заключения подобного Союза, полгода вело переговоры. Выгоден подобный союз был в первую очередь тем, что он позволял в случае войны встретить врага не на своей территории – при вторжении , например, в Польшу войска СССР могли перейти ее границу и вступить в бой на территории Польши.

Однако, переговоры сорвались , так как Польша заявила – с немцами мы справимся сами, никакой помощи от СССР нам не надо. Яуже приводил английских историков, которые подтверждают, что Англия, не имея сухопутной границы с Польшей, тем не менее "дало гарантии"...
Оборонительный союз между Западом и СССР создан так и не был.

В связи с этим, СССР пошел на неординарный шаг, и был заключен договор о ненападении между ним и Германией.
И хотя многие, особенно (как ни удивительно) РОССИЙСКИЕ прозападные либеральные авторы и нью-историки утверждают сегодня, что именно этот договор и приложения к нему являются «спусковым крючком» Второй мировой войны, следует отметить, что это был всего лишь обычный договор о нейтралитете между двумя странами, а протоколы определяли рамки действия данного договора.

То есть по-простецки говоря, приблизительный смысл протоколов был следующий: в других местах вы делайте, что хотите – меня это не касается в связи с нейтралитетом, а вот если полезете в Западные Украину , Белоруссию и в Прибалтику – будем считать это нападением на наши территории.
Подобные договора Германия имела и с Францией, и с Англией, и так и далее и ничего необычного в них в те времена не было.

Вот теперь мы дошли до собственно войны. Она юридически началась 1 сентября 1939 года, когда немцы ударили по Польше.

Здесь сразу скажу – все факты и сообщения, которые я буду приводить дальше, есть в интернете, и любой желающий, умеющий пользоваться поисковыми системами, может найти их сам, поэтому ссылки приводить я не буду.

Во многих статьях, писаных господами Солониными, Нещетами и анискиными, утверждается – не заключи СССР с немцами этот пакт, не будь этих пресловутых протоколов – Гитлер не посмел бы начать войну, побоялся бы...
ЧЕГО побоялся? Войны состороны Англии и Франции? Он её и та получил.
Войны со стороны ССССР?
При его нападении на Польшу?
С каких делов?

Но – вот что он сказал про захват Польши 22 августа 1939 года, за день до заключения этого договора, в Оберзальцбурге, на совещании высшего командного состава:

«Каждый должен иметь а виду, что мы твердо решили с самого начала бороться против западных держав... Прежде всего будет разгромлена Польша... Для меня было совершенно ясно, что конфликт с Польшей произойдет рано или поздно. Я принял это решение ранней весной.

"Это будет большая война, которая потребует больших усилий. Я только боюсь, что в последнюю минуту какая-нибудь свинья предложит свои услуги для посредничества".»


Таким образом, вопрос о войне с Польшей был решен задолго до заключения указанного договора, и война эта началась бы независимо ни от чего.

Итак, война началась. А что СССР ?
СССР, как и любая другая держава, у границ которой началась война, вводит повышенную готовность в своих западных военных округах и объявляет частичную мобилизацию. И пока все.

3 сентября германское посольство в Москве получило задание министра иностранных дел И.Риббентропа прощупать намерения СССР относительно возможного вступления Красной армии в Польшу.

5 сентября В.Молотов принял посла Германии В.Фон Шуленбурга . На вопрос посла относительно возможного вступления Красной армии в Польшу, В.Молотов ответил, что советскому правительству в подходящее время
«обязательно придется... начать конкретные действия. Но мы считаем, что этот момент пока еще не назрел, а торопливостью можно испортить дело и облегчить сплочение противников».
("Документы МИД СССР", т.10. стр 303)

Именно эти моменты показывают, что СССР нападать на Польшу с немцами совсем не рвался, и в принципе воевать на тот момент ни с кем не собирался. Но в СССР внимательно наблюдали за развитием событий , не собираясь допускать того, чтобы Германия захватила Западные Украину и Белоруссию, если Германия начнет одерживать победу.

Но уже через неделю становится ясно, что немцы одерживают полную победу, и капитуляция Польши – дело одной-двух недель.

9 сентября 1939 года, СССР. Москва. Посол Германии В.фон Шуленбург получил указание МИД Германии возобновить беседы
«с Молотовым относительно военных намерений советского правительства в Польше»
. В тот же день В.Молотов ответил на зондаж Шуленбурга, что
«советские военные действия начнутся в течение ближайших дней»
.

И все таки СССР пока не вступает в войну.
Ведь Англия и Франция, союзнички Польши, объявили немцам войну, и остается надежда, что они в ближайшее время начнут наступление на западном фронте, и немцы будут вынуждены ретироваться из Польши...

Однако – на западе начинается «странная война», из чего становиться ясно, что все-таки Польша будет захвачена немцами.
10 сентября СССР запрашивает Германию о возможности заключения перемирия между Польшей и Германией для ведения переговоров, на что 13 сентября Риббентроп отвечает, что этот вопрос никогда не ставился.

С 9-10 сентября на в Польше начинаются действия ОУНовцев, которые начинают нападать на польскую охрану железнодорожных обьектов, разоружают польские части, вступают с ними в боестолкновения.

Немцы начинают подумывать о создании на западной Украине и Белоруссии марионеточных государств, так как СССР не вводит туда своих войск, о чем намекают Молотову через своих представителей в Москве. В Москве понимают, что Польша проиграла войну и ожидать чего-то дальше не стоит.

И вот теперь отвлечемся от действий СССР и посмотрим - знали ли в Польше о том, что СССР может вмешаться в войну?

9 сентября 1939 года польский военный атташе в Париже сообщил маршалу Рыдз-Смиглы, о существовании и роли которого совершенно не подозревает великий историк и педагог-новатор Аниськин, что в ближайшее время СССР введет войска на территорию Польши.

В те же дни НКВД СССР докладывал, что по сведениям пограничников, на польской территориии ведутся работы по укреплению польско-советской границы :

Донесение Главного управления пограничных войск в НКВД о положении на советско-польской границе:
"Продолжается усиление поляками охраны границы с Советским Союзом и пополнение личного состава стражниц пограничной стражи мобилизованными резервистами. В ряде мест отмечается наблюдение групп польских офицеров за нашей территорией...
На железнодорожной станции Сарны, против участка Олевского пограничного отряда, отмечается большое скопление мобилизованных резервистов и транспортных средств..."


Таким образом, в Польше прекрасно отдавали себе отчет, что, если немцы будут побеждать, СССР не останется в стороне и введет войска на восток Польши, и даже какое-то время поляки собирались драться.
И охрана границы, надо сказать, велась серьезно – когда 15-16 сентября, перед вводом войск, на территорию Польши были направлены разведгруппы с целью доразведки обстановки, они своевременно были обнаружены, получили отпор и вынуждены были вернуться назад.

Далее, по-датово:

14 сентября в СССР было принято решение о начале операции в Польше с 17 сентября.
Германию уведомлять об пока не спешили.

В войска пошли соответствующие директивы, командующие вновь созданных фронтов отдавали приказы о порядке действий соединений и частей.

16 сентября 1939 года.
СССР. Москва.
Посол ГерманииВ.Шуленбург на очередной встрече с нкид В.Молотовым сообщил, что
"если не начнется советская интервенция [в Польшу], неминуемо встанет вопрос, не создастся ли в районах, что лежат восточнее немецкой зоны влияния, политическая пустота. Поскольку мы, со своей стороны, не имеем намерений проводить какие-либо политические или административные действия на этих территориях, кроме тех, что необходимы для военных операций, то без такой интервенции Советского Правительства здесь возможно создание новых государств".


В ответ В.Молотов просил посла проинформировать И.Риббентропа , что советское правительство решило вмешаться в польские дела завтра или послезавтра, и он уже вскоре сможет точно назвать день и час.

Молотов отклонил предложение о публикации предложенного 15.09.1939 г. германской стороной совместного коммюнике и сообщил вкратце мотивировку действий СССР , которая будет указана в прессе:
«польское государство распалось и более не существует, поэтому аннулируются все соглашения, заключенные с Польшей ; третьи державы могут попытаться извлечь выгоду из создавшегося хаоса; Советский Союз считает своей обязанностью вмешаться для защиты своих украинских и белорусских братьев и дать возможность этому несчастному населению трудиться спокойно».
Напомню, что примерно с такой же формулировкой совсем недавно до этого Чемберлен открестился от Чехословакии...
То есть глянуть нынешними глазами - у них - Югославия, которую пустили под бомбы, у нас - Крым, где своих мы защитили.

Далее: 17 сентября 1939 года, утром, советские войска вошли в Польшу. И вот здесь следует поговорить о «тяжелых боях» с 18 по 23 сентября в Польше.

17 сентября 1939 года.
По радио был передан приказ Главкома марш.Э.Рыдз-Смиглы:
«Советы вторглись. Приказываю осуществить отход в Румынию и Венгрию кратчайшими путями.
С Советами боевых действий не вести, только в случае попытки с их стороны разоружения наших частей.
Задача для Варшавы и Модлин, которые должны защищаться от немцев, без изменений. Части, к расположению которых подошли Советы, должны вести с ними переговоры с целью выхода гарнизонов в Румынию, или Венгрию».
Продолжать сопротивление было приказано лишь частям КОП, отступавшим от Збруча к Днестру, и частям, прикрывавшим румынское предмостье. Вскоре после этого польское правительство и военное командование перешли румынскую границу, оставили территорию Польши...

Я долго искал, какие же «тяжелые бои» шли между советскими и польскими войсками с 17 по 23 сентября, но ничего особо тяжелого не нашел.
Справедливости ради следует сказать, что польские пограничники до конца выполнили свой долг, и задерживали советские войска, сколько могли, однако практически сопротивлятся они могли час – два, затем отступали вглубь территории Польши.

Основные бои между польскими и советскими войсками произошли 28 сентября и позже, когда советские части вошли в соприкосновение с ОП «Полесье», под командой генерала Клееберга. Эти части польской армии нанесли сравнительно высокий урон РККА.
Общие потери РККА в польском походе убитыми и тяжелоранеными составили около 1000 человек.

На этом описание событий, предшествующих и сопутствовавших вводу РККА в Польшу, можно было бы и закончить, приведу только два примечательных факта:

Первый факт:
ПОЛЬША. Украинский фронт.
Части 16кд 5кк 12А заняли с.Турка, а 9кк дивизии прибыл на ст.Бескид, занятую 23.09.1939 г. [b]венгерскими войсками. Попытка контакта с венграми вызвала с их стороны обстрел из ручного оружия. Ответный артиллерийский огонь советских бронемашин привел к прекращению стрельбы и отходу венгерских солдат в железнодорожный туннель на границе.
[/b](ЦАМО)

Как мы видим, не только СССР ввел в 1939 году войска в Польшу. Но об этом Анискины и Нещереты предпочитают не вспоминать. Как и о том, что та же Франция отказалась продавать Польше-союзнице свои танки Сомуа S35, хотя сами собирались постепенно заменять их на Сомуа-сороковки. Отказалась - и все тут. Даже без объяснения причин.

И второй факт, вернее два факта, дополняющих друг друга:

За период с 15.09.1939 по 1.10.1939 военный трибунал Украинского фронта осудил 49 военнослужащих , из них: за грабежи и насилия над населением (16, из них 4 к расстрелу), мародерство (3), нарушение правил караульной службы, сопровождавшееся грабежом (1 к расстрелу).
Фактов строго наказания за притеснения местного населения было еще больше, и практически все они были расследованы и виновные понесли наказание, вплоть до расстрела.
Вермахт о подобном даже не задумывался.

ПОЛЬША 26.09.1939 г. Белорусский фронт.
Соединения 6кк 4А комдива В.Чуйкова вошли в г.Высоке-Мазовецк, оказавшийся практически полностью сожженным немцами. [По свидетельству местных жителей, во время прохождения частей вермахта через город был убит немецкий солдат. Немцы предложили выдать им виновного, но он так и не был найден.
Тогда немцы из пушек зажигательными снарядами прямой наводкой ударили по городу. Вспыхнул пожар, тушить который местному населению немцы не дали и расстреливали тех, что пытался это делать. В итоге в городе уцелело всего 10 домов и церковь, а из 5 тыс. жителей осталось всего 1 тыс.
(ЦАМО)

Ну, и на закуску, так сказать:
17 октября 1939 года. Лондон.
До сведения Советского правительства было доведено, что Великобритания по окончании войны с Германией хочет видеть Польшу в ее этнографических границах и не может быть никакого вопроса о возврате ей Западной Украины и Западной Белоруссии.
("Документы МИД СССР". Приожение №443, Переписка МИД 1938-1940 гг.)

Любопытно мне - анискинызнают, что это такое "боевое донесение" или на крайняк - МИД или ЦАМО?
Или это тоже из разрядалиберальной мантры о том, что -
все эти самозванные "историки" всегда сверкают знаниями мелочей, не понимая сути и не зная общего масштаба
?

Ей-Богу, был бы у моей дочери такой вот "педагог-новатор", я б ее в другую школу перевел. А самому "новатору" - объяснил бы, как учили... чисто по-офицерски.
Пусть и портупеей - но наотмашь, по пятой точке опоры. Аккурат для начала по тому месту, которым такие "новаторы" думают.
Или думают, что думают...
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение EvMitkov » 31 мар 2016, 02:54

...Вот не собирался сегодня возвращаться к этой теме.
Да собственно - вроде бы и сказано все по адресу очередного либераль-"нещерета", которому кто-то по недосмотру или недоразумению доверил учить людей истории и заниматься педагогикой.
Такие в 90-х назамнимались, еле-еле страну сохранить удалось, с колен на ноги только встала. Хотя конечно - если те, кого Аниськины "новаторски педагогизируют" не собираются жить и работать в России - тогда такое образование в самый раз. Но если люди эти собираются в нашей стране жить и работать, растить и воспитывать своих детей... тогда их родители, отдав их на попечение таким вот "педагогам" делают большую ошибку. За которую потом будут платить собственной старостью - тяжело жить,зная, что .... впрочем, это ИХ дело.

Но мне буквально пару часов назад на почту (она есть в открытом доступе на форуме) пришло письмо одного из прочитавших материал Дмитрия Владимировича и мои думалки к нему.
Человек по каким-то своим причинам не зарегистрировался на форуме (возможно -стесняется, у нас разговоры разговаривают с ОТКРЫТЫМИ лицами и именами) - и потому написал через е-мэйл на Яндексе.
Выдержки из письма:
" Уважаемый EvMitkov!
Ты говоришь, что захватив часть территории дружественной СССР Польши, СССР отодвинул свои границы на возможно большее рассстояние, обезапасив свою территорию и что это с военной точки зрения совершенно естественно и нормально. Но разве это помогло Сталину остановить Гитлера и не пустить немцев хотя бы за прежнюю границу? Нет, это не помогло. Значит, агрессия была бесполезной и потому преступной"


Адрес я не привожу, ни к чему.
Ночь - время интернета для молодежи и людей среднего возраста, так что не ответить я не мог.
Тем более, что среди отравленных Солониным и Резуном эта точка зрения весьма распространена.

Скажу так - эта точка зрения принципиально неверна, в особенности с военной точки зрения. Сдвиг границы на несколько сотен километров был с военно-политической точки зрения совершенно оправдан..

1.
Польша с момента образования СССР и до конца второй мировой НИКОГДА Е БЫЛА "дружественным государством". Напротив - она являлась государством резко и откровенно ВРАЖДЕБНЫМ. Она являлась частью санитарного кордона Запада против СССР. Какой,кстати - является и сегодня.

2.
На момент принятия решения о вводе войск Польского государства УЖЕ НЕ СУЩЕСТВОВАЛО. Сложно назвать суверенным государством (тем более независимым) территорию, которую УЖЕ оккупировала армия другого государства, нанеся военное поражение. Мало того - территорию, которую покинуло собственное руководство. Это уже не государство. Это - в лучшем случае страна. А страна и текущее государство - разные вещи.

3.
В военном отношении мы, СССР, добились создания своего рода "стратегического предполья", которое в случае начала б/д обеспечивало бы много более серьезный запас времени для полноценного развертывания своих ВС, для маневрирования резервами - как собственно, и произошло.

Говорить о том, что эти территории (часть Польши и Прибалтика) не сыграли никакой роли - может только или дилетант в военном деле, или недобросовестный историк. Я уже много раз высказывал во многих темах точку зрения о том, что ЕДИНСТВЕННЫМ шансом Германии (пусть и призрачным) хоть как-то выиграть войну с СССР - был один: взятие Москвы в начале осени. Да и то не факт. Тут оговорок больше, чем вероятий.
Но тем не менее такая возможность допускается.

Выдержать удар, который нанес СССР Вермахт не могла и не смогла НИ ОДНА АРМИЯ тогдашнего мира.
Ни союз Англии и Франции, силы которого превосходили вермах практически в полтора-два раза, ни кто либо другой.
СССР, РККА - выдержали.
Сражение в Приграничье было тяжелейшим, для нас во многом кровавым - но именно оно сорвало блицкриг и затормозило вермахт. Так что лично я не считаю, что сражение за Приграничье мы проиграли. РККА выиграло главное - ВРЕМЯ.

И еще - для невоенных людей, для "не-историков", простейший довод: немцам не хватило дойти до Москвы всего несколько десятков километров.
Это -факт.

А теперь стоит просто представить себе - если бы не те километры, на которые СССР сдвинул свои границы в 1939-м - может быть ЭТИХ, непройденных вермахтом километров до сердца СССР - Москвы - как раз и не хватило бы?

И тогда карта мира была бы совершенно иной, и тогда бы та же самая Польша сегодня, вместо того,чтобы выкатывать претензии и предьявы в "советсткой оккупации" - не была бы освобождена нашей армией и до сих пор оставалась бы немецким протекторатом, а господа либеральные историки не учили бы чужих детей в своей стране и на своем языке - а в лучшем случае числились бы в унтерменшах...

Как говорил Василий Осипович Ключевский -
"История - это не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, но сурово наказывает за незнание уроков."

Жаль только, что она, Фрау История, не наказывает в первую голову таких историков, как Нещерет и Аниськин, дозволяя им калечить сознание тех, кого аниськины и нещереты подрядились... "новаторски педагогизировать"
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 18586
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение Володя » 31 мар 2016, 07:16

Да уж. Граница в то время проходила где в 30, где в 40 километрах от Минска. А отодвинулась километров на 300. А километры эти надо было вермахту пройти с боями, с потерями и расходами матчасти.
Всем привет из Обетованой... Канады!
Володя
 
Сообщения: 2943
Зарегистрирован: 04 апр 2012, 04:51
Откуда: Торонто Онтарио Канада

Пред.След.

Вернуться в Военная история

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1