Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Темы по военной истории

Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение Olenevod Beldyev » 08 янв 2013, 15:42

В продолжение темы, не так давно инспирированной письмом школьного учителя из Подмосковья в адрес Евг. Митькова [url]http://www.dogswar.ru/forum/viewtopic.php?f=27&t=784&p=8830&hilit=Нещерет#p8830[/url].

Известный автор и ученый – Сергей Николаевич Бухарин (кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Института проблем управления РАН им. В.А. Трапезникова) написал замечательную серию статей, в которых систематизировал и каталогизировал наиболее известных отечественных фальсификаторов истории.

Основная статья, так сказать - теоретическая, обобщающая, – дана здесь: http://www.sorokinfond.ru/index.php?id=390
Со всем циклом статей (в его книжном варианте), можно ознакомиться здесь:http://lib.rus.ec/b/398083/read
Ну а поскольку учитель Нещерет молится на Бор. Соколова, разбор его "заслуг" приведу здесь на форуме DW с незначительными сокращениями.
Наслаждайтесь...


"В этой статье речь пойдет о разновидности «историков», которых мы ранее условно определили как «циники». В нашей (оценочной) классификации «циники» обычно не скрывают, что выполняют заказ. Для них прав тот, кто «заказывает музыку». «Циники» всегда на стороне богатейшего. Они легки в общении и в кулуарах международных научных симпозиумов, за фуршетом особенно не скрывают тот факт, что работают по заказу. Как говорится, «ничего личного».

По нашим представлениям «циник» - «одномерный», экономический Человек Дела – прагматик, единственная ценность для которого – капитал. Для него не существует патриотических ценностей, понятия Родины, а есть лишь «эта страна», в которой он «делает деньги». Поскольку капитал стремится к месту инвестиционной привлекательности, то для экономического Человека Дела наиболее привлекателен «Глобальный центр власти и капитала» (ГЦКВ). Не случайно большинство авторов сборника «Правда Виктора Суворова» - «циники» - являются эмигрантами, бывшими российскими гражданами.

* * *

В нашем «топ-списке» фальсификаторов номер три разделили два «историка»:

- Борис Вадимович Соколов;

- Андрей Михайлович Буровский.

Этих, в общем-то, разных людей связывает необыкновенная «научная плодовитость». Дарья Донцова и Полина Дашкова, Александр Дюма (отец) и Морис Дрюон вряд ли составят конкуренцию нашим «ученым» по данному критерию эффективности деятельности. Десятки изданных монографий, сотни научных статей. А если учесть, что «на гора» Б. Соколов и А. Буровский выдают «научные» результаты, то выше названные труженики пера - беллетристы «просто отдыхают».

По стилю фальсификации рассматриваемые «историки» в определенной мере отличаются друг от друга.

А. Буровский «творит» сочно, искрометно, часто сам изобретает «факты» и «свидетельства» для обоснования «своего видения истории», применяя при этом незаурядные творческие способности. «Произведения» А. Буровского как-то не воспринимаются серьезно, поэтому они забавны и нередко вызывают просто смех. А. Буровский – как бы барон Мюнхаузен среди фальсификаторов.

В отличие от А. Буровского, Борис Вадимович Соколов «творит» «занудно», его «научные» изыскания читаются тяжело, вызывают скуку и, как следствие, раздражение. Борис Соколов – это многословный Гомер, которого невозможно дочитать до конца.

Борис Вадимович Соколов окончил географический факультет МГУ в 1979 году и заочную аспирантуру Института этнографии АН, где в 1986 г. защитил диссертацию на соискание степени кандидата исторических наук по специальности «Этнография, этнология и антропология» по теме: «Британская метаэтническая общность за пределами Британских островов».

В 1992 году на филологическом факультете МГУ защитил диссертацию на соискание степени доктора филологических наук по теме «Творческая история романа Михаила Булгакова „Мастер и Маргарита“».

Автор более 50 книг в самых разных областях науки. Борис Вадимович является у нас ведущим экспертом по любой проблеме. То ли это времена правлений Ивана Грозного и Петра I, то ли Вторая мировая и новейшие времена правления Путина, везде и на все даст «профессиональное» заключение «историк» Б. Соколов. Одних монографий он написал свыше 50!

Приведем несколько примеров «исторических открытий» от Б. Соколова.

1.Заказная статистика. «...Безвозвратные потери Советских Вооруженных Сил в 26,4 млн. человек...Отметим также, что огромные безвозвратные потери Красной Армии не позволяли в той же степени, как в вермахте и тем более в армиях западных союзников, сохранять опытных солдат и младших командиров, что уменьшало спайку и стойкость частей и не позволяло бойцам пополнения перенимать боевой опыт от ветеранов, что еще больше увеличивало потерь. Столь неблагоприятное для СССР соотношение безвозвратных потерь было следствием коренного порока коммунистической тоталитарной системы, лишившей людей способности самостоятельно принимать решения и действовать, приучившей всех, в том числе и военных, действовать по шаблону, избегать даже разумного риска и больше, чем противника, бояться ответственности перед своими вышестоящими инстанциями». Б. Соколов. «Цена войны: людские потери СССР и Германии, 1939-1945 гг.» The Journal of Slavic Military Studies, vol. 9. No 1 (March 1996).

Эренсто Че Гевара в мемуарах «Эпизоды революционной войны» описывает смешной случай. После стычки с солдатами Батисты бойцы хвалились своими подвигами. Че взял карандаш и суммировал количество убитых, со слов своих товарищей, солдат противника. Оказалось, что в схватке была уничтожена вся армия диктатора Батисты. Че Гевара вспоминает этот случай с иронией, а «историк» Соколов пользуется указанной методикой на полном серьезе. В результате потери Красной армии у него оказались выше, чем суммарное число призванных в нее в 1936-1945 гг. солдат и офицеров. И здесь хотелось бы обратить внимание на конкуренцию среди «мнимых мудрецов», занимающихся оценкой потерь СССР в Великой Отечественной войне и рассчитывающих количество жертв «сталинских репрессий». Суть конфликта заключается в численности населения СССР в 1941 году. «Около 190 миллионов» – заявляют «мудрецы», ведущие статистику жертв сталинских репрессий, «более 200 миллионов» - возражают «мудрецы», занимающиеся оценкой потерь СССР во Второй мировой войне. Жаркие ведутся дискуссии… На кону - жизни 15 миллионов советских граждан, первые хотят их присовокупить к «жертвам», вторые - к «потерям».

Что касается опытных солдат в вермахте, то это Борисом Вадимычем сильно сказано. Весь мир знает о тотальной войне, объявленной Геббельсом. Все знают о «фольксштюрме», о подростках, мобилизованных в действующую армию. Все видели кадры хроники, в которой Гитлер отправляет на бойню детей. А забота о сохранении солдат и младших командиров в армиях союзников обернулась геноцидом немецкого народа. В контакт с противником союзники вступили лишь в июне 1944 года, когда на восточном фронте был решен исход войны. До этого союзники вели «бесконтактную» войну.

21 февраля 1942 года новым командующим бомбардировочной авиации Королевских ВВС стал маршал авиации Артур Харрис. Он сразу пообещал «выбомбить» Германию из войны. Харрис предложил отказаться от практики уничтожения конкретных целей и выполнять бомбометания по городским площадям. По его мнению, разрушение городов должно было подорвать дух гражданского населения и, прежде всего, рабочих промышленных предприятий. В ноябре 1941 года в Англии был составлен список «Унисон», в который вошли 19 крупных немецких городов, подлежащих уничтожению и расположенных в списке по степени «воспламеняемости». Главная ставка была сделана не на фугасные бомбы, а на зажигательные, т.к. именно они вызывали масштабные пожары и приводили к наибольшим опустошениям в городах.

В 1942 году на европейском ТВД к Королевским ВВС присоединилась авиация США. Харрис поставил цель: существенно увеличить число бомбардировщиков и разрушить не менее 50 крупных немецких городов. В 1942 году авианалетам подверглись Берлин, Эмден, Дюссельдорф, Вильгельмсхафен, Гамбург, Данциг, Киль, Дуйсбург, Франкфурт, Швейнфурт, Штутгарт, Варнемюнде и т.д. Это еще не все. После того как налеты на промышленные города Рура оказались неэффективными, было принято решение нанести удары по другим городам, в которых находились легко воспламеняемые объекты – старые деревянные дома и постройки, а кроме того, была слабая система ПВО(!). С учетом этих критериев был выбраны Любек и Росток. Уничтожение гражданских объектов и мирных городов продолжалось, но выпуск промышленной продукции в Германии увеличивался.

В 1944 году командующий стратегической авиацией США генерал Карл Спаатс предложил сосредоточиться на уничтожении заводов синтетического горючего, а главный маршал английской авиации Теддер настаивал на уничтожении германских железных дорог. С апреля 1944 года бомбардировки союзников действительно ненадолго стали стратегическими. На некоторое время массовое убийство мирного населения прекратилось. К концу 1944 года железнодорожный транспорт Германии был практически парализован. Производство синтетического горючего упало с 316 тыс. тонн в мае 1944 года до 17 тыс. тонн в сентябре. В результате топлива не хватало ни авиации, ни танкам. На этом стратегическая операция закончилась, однако тяжелых бомбардировщиков и истребителей прикрытия стало очень много, а целей не осталось. К полному удовлетворению Артура Харриса не только англичане, но и американцы продолжили последовательно уничтожать немецкие города.

В последний день сентября 1944 года из-за плохой погоды американские самолеты не смогли добраться до военного завода. На обратном пути сквозь разрыв в облаках летчики увидели маленький город, и чтобы не возвращаться домой с полной нагрузкой, решили освободиться от нее. Бомбы попали точно в школу, похоронив под руинами 120 детей. Это была половина детей города. Маленький эпизод большой воздушной войны...

Хорошо известна история бомбардировки союзниками Дрездена, в огненном смерче погибло до 300 тыс. мирных жителей... Всего в Германии от бомбежек англо-американской авиации, по разным оценкам, погибло до полутора миллионов мирных жителей, во Франции от налетов союзников погибли и были ранены 59 тыс. ни в чем неповинных людей. Приведем перечень немецких городов, в которых площадь разрушений составила свыше 50% от общей площади построек:

50% - Людвигсхафен, Вормс, 51% - Бремен, Ганновер, Нюрнбег, Ремшайд, Бохум; 53% - Эссен, Дармштадт; 53% - Кохем; 54% - Гамбург, Майнц; 55% - Некарзульм, Зоэст; 56% - Ахен, Мюнстер, Хайльбронн; 60% - Эркеленц; 63% - Вильгельмсхфен, Кобленц; 64% - Бингербрюк, Кельн, Пфорцхайм; 65% - Дортмунд; 66% - Крайльсхайм; 67% - Гисен; 68% - Ханау, Кассель; 69% - Дюрен; 70% - Альтенкирхен, Брухзаль; 72% - Гейленкирхен; 74% - Донауверт; 75% Ремаген, Вюрцбург; 78% - Эмден; 80% - Прюм, Везель; 85% - Ксантен, Цюльпих; 91% - Эммерих; 97% - Юлих.

Таким вот образом союзники сохраняли «опытных солдат и младших командиров» (правда, непонятно, откуда вдруг появился у американцев опыт боевых действий).

Так какой же режим действительно преступный? «Победителей не судят», США и Англия - пока в победителях, но случись с ними подобное тому, что случилось с СССР, трибуналу в Гааге будет чем заняться…

В самом начале XХ века «тигр Франции» Жорж Клемансо заявил: «Немцев на двадцать миллионов больше, чем нужно!» Позднее сэр У. Черчилль не раз высказывался о целесообразности сокращения числа немцев: «6-7 миллионов немцев уже убито, и до конца войны будет убито, вероятно, не менее 1-1,5 миллиона... что отнюдь не предполагает прекратить уничтожение немцев». По рекомендации У. Черчилля в проект резолюции по Польше были включены слова о высылке немцев «и из самой Польши» (с документами можно ознакомиться в сборнике архивных материалов, подготовленных Р. Пихоя: «Москва. Кремль. Власть. Сорок лет после войны 1945-1965».. М.: АСТ, 1985 ).

Американцы и далее продолжили совершенствовать приемы «бесконтактных» войн, повышать эффективность технологий уничтожения мирных граждан. После Германии были Хиросима и Нагасаки, Корея, Вьетнам, Югославия, Афганистан, Ирак...

В заключение несколько слов о черном мифе неспособности советских командиров «самостоятельно принимать решения» и отсюда - неоправданных жертвах. «Мнимые мудрецы» и правозащитники «самостоятельность принятия решения» связывают с возможностью отказа выполнить приказ или оспорить его выполнение в дискуссии о преступности данного приказа, исполнение которого может привести к человеческим жертвам. Так вот, о самостоятельности принятия решений.

Неограниченная свобода принятия решения была у командиров партизанских подразделений и диверсионных групп, поскольку центральное руководство полнотой информации, достаточной для управления операциями в тылу противника, не располагало. Кроме того, обстановка за линией фронта постоянно изменялась, в связи с чем командиры, действовавшие в тылу противника, обладали большой автономией в принятии решений. Таким образом, к партизанам и красным диверсантам у наших оппонентов не может быть претензий. Что касается фронта, то здесь одновременно действовало множество подразделений, объединяющих миллионы людей и сотни тысяч единиц техники. Действия данных масс войск требуют координации. Обязательность выполнения приказа «точно и в установленный срок» абсолютно необходима, поскольку от этого зависит успех всей операции, при этом кажущаяся жесткость отнюдь не исключает творчества, поскольку приказ определяет, что требуется выполнить и в какой срок, а как выполнить решает сам командир. Высоту и город можно взять «в лоб», не считаясь с жертвами, но потом придется просить пополнения, чтобы выполнять следующие приказы о взятии следующей высоты и города. И просить в условиях дефицита людских ресурсов. Это не поощрялось. Одна - две таких победы и командиры снимались со своих постов, причем командиры всех уровней. Маршал Тимошенко был снят с должности командующего фронта и отправлен в тыл. На крови красноармейцев невозможно было сделать карьеру. По командной лестнице в экстремальных условиях войны поднимались самые талантливые независимо от возраста и национальности.

В заключении раздела приведем цитату из журнала "Time", США, опубликованную в 1941 году. В данной статье в частности пишется о «творчестве» русских военнослужащих. «Сколько продержится Россия?»

«В Финляндии лучшие русские дивизии упорно и храбро сражались в условиях самого тяжелого 'испытательного полигона', который только можно придумать. Вначале у них ничего не получалось, но под конец они воевали намного лучше. Они проявили выносливость и способность к импровизации: использовали бронесани, ставили полевые орудия на лыжи, строили трехэтажные укрытия, оборудовали ложные позиции, чтобы ввести в заблуждение вражескую авиацию».

2. В статье «Мифы и правда о Сталинградской битве» Борис Соколов пишет: «… в 13 мехкорпусе вышло из строя 34 танка, из них 27 подорвались на минах противника. Неудивительно, что наши танкисты несли большие потери. Ведь им пришлось руководствоваться идиотическим приказом товарища Сталина от 19 сентября 1942 года, предписывавшего "танковым частям Действующей армии с момента подхода к боевым порядкам своей пехоты атаку противника начинать мощным огнем с ходу из всего танкового вооружения, как из орудий, так и из пулеметов, не бояться того, что стрельба получится не всегда прицельная. Стрельба из танков с хода должна быть основным видом огневого воздействия наших танков на противника и прежде всего на его главную силу". Поскольку стабилизаторы, позволявшие вести прицельную стрельбу из танковых пушек, появились только в 50-е годы, сталинский приказ обрекал танкистов на стрельбу в белый свет как в копеечку и бесполезную трату снарядов».

Но, во-первых, как танки, подорвавшиеся на минах, связаны с приказом Сталина?

Во-вторых, нет данных о том, что этот приказ выполнялся именно так, как считает «историк» Соколов.

«Из 91 тысячи немецких пленных в Сталинграде (по другим данным, их было 110 тысяч) уцелело лишь 5 тысяч человек» - откуда эти данные у «историка» Соколова и с какой стати им надо верить – непонятно.

Б. Соколов в приведенных примерах использует метод ложного доказательства, называемый «предвосхищение основания». Здесь фальсификатор в качестве основания (аргумента), подтверждающего тезис, приводит такое положение, которое, хотя и не является заведомо ложным, однако само нуждается в доказательстве.

3. «Походно-полевые жены были на войне явлением распространенным, - утверждает историк Борис Соколов. - Генеральские ППЖ легко получали награды. Жена одного командира корпуса получила орден Ленина за то, что якобы вынесла с поля боя 150 раненых. Обычно же ППЖ награждали медалью «За боевые заслуги», которую в шутку называли «За боевые услуги». Любимые женщины советского генералитета, можно сказать, вписали свои имена в историю. Например, санитарка, боевая подруга маршала Конева – Антонина Васильевна – после войны стала его женой. Родион Малиновский, будущий министр обороны СССР, женился на связистке Раисе Кучеренко, у них было двое детей.

В армиях других воюющих стран такого почти не было. Хотя генерал и будущий президент США Д. Эйзенхауэр оформил любовницу своим фронтовым водителем». «Аргументы и факты» №19, 2008 г.

Данное «экспертное» заключение Б.Соколова полностью характеризует его как человека и историка. Закроем глаза на то, как он, походя, опорочил боевую награду и оскорбил миллионы советских солдат и офицеров, награждённых во время войны медалью «За боевые заслуги». Заметим только, к какому выводу подводит нас Соколов: советские генералы – люди непорядочные, офицеры и генералы «других воюющих стран» - люди высоких моральных устоев.

При этом наш историк не может не знать, что англо-американские союзники практически и не воевали (сравните потери советских вооруженных сил и армий союзников). Вернее, воевали, но совсем по-другому. Советские военнослужащие четыре года провели вдали от дома, находясь в непосредственном контакте с противником, вели ожесточенные бои, подвергались бомбовым и артиллерийским ударам, каждый день мог для них оказаться последним. Для союзников же война носила эпизодический характер:

- сентябрь 1940 г. – ноябрь 1941 война с итальянцами за британские колонии в Кении, Судане, Британском Сомали;

- май 1942 г. – ноябрь 1942 г. война за Мадагаскар;

- ноябрь – декабрь 1942 г. – апрель 1943 г. операция «Торч» военные действия в Северной Африке;

- июнь 1944 г. высадка союзников в Нормандии.

Помимо этого США вели войну за острова в Тихом океане и проводили тактические операции в Юго-Восточной Азии.

И всё.

Масштабы данных военных операций, за исключением открытия «второго фронта», весьма скромны. В операциях участвовали разные подразделения, паузы между боями составляли несколько месяцев. Многие принимали участие лишь в одной из операций. Война для американцев и англичан длилась от пяти до десяти месяцев. При этом объединенные силы союзников всегда имели подавляющее преимущество в живой силе и технике (в Северной Африке, например, на один танк Роммеля приходилось 14 танков союзников). Солдаты и офицеры союзников имели полную возможность между операциями «сбросить стресс» в увеселительных заведениях, что они с удовольствием и делали.

Что касается немецких военнослужащих, которые в течение нескольких лет также были оторваны от семей, то они позволяли себе многое, вплоть до массовых изнасилований на оккупированных территориях. Явление ППЖ было развито и в Вермахте.

Так что и здесь господин Б. Соколов, берясь за сравнение, сравнивает несравнимое и, не доводя до читателя всей информации, сознательно вводит его в заблуждение. В теории информационного противоборства данный прием ложного доказательства именуется «преднамеренные ошибки в умозаключении по аналогии».

Мы присваиваем Борису Соколову в нашем списке отечественных историков-фальсификаторов номер 3."

источник:http://www.fondsk.ru/news/2011/06/05/kak-i-pochemu-vrut-istoriki-iii-ciniki.html
Мы – мирные люди, но нашими бронепоездами забиты все запасные пути!..
Аватара пользователя
Olenevod Beldyev
 
Сообщения: 921
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 05:22
Откуда: ВнутриМКАДье (надеюсь, за это еще не побивают камнями?)

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение Палестинский Казак » 08 янв 2013, 16:46

А шо нам, простым читателям делать не имеющим исторического образования, куда податься?! Как бороться с Носовско-Фоменковской математикой :-)))) ???
Палестинский Казак
 
Сообщения: 1219
Зарегистрирован: 24 май 2012, 03:53
Откуда: родился в Новороссии, служил в ГСВГ - Baumwolle

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение Olenevod Beldyev » 08 янв 2013, 17:21

палестинский казак писал(а):А шо нам, простым читателям делать не имеющим исторического образования, куда податься?!

Арнольд наш ЧОрнонегров изрёк: Trust me! А я творчески разовью: Trust me, Kurwa ma?! :mrgreen:
Мы – мирные люди, но нашими бронепоездами забиты все запасные пути!..
Аватара пользователя
Olenevod Beldyev
 
Сообщения: 921
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 05:22
Откуда: ВнутриМКАДье (надеюсь, за это еще не побивают камнями?)

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение EvMitkov » 09 янв 2013, 01:31

Доброго времени суток всем!

Спасибо за этот материал, Дим - от души спасибо!

Давно пора у нас на форуме работу по историкам-фальсификаторам сделать более концентрированной. Развелось их...
Плодовитость, в общем-то объясняемая - при нынешнем развитии сети и возможностей раухеров "написание монографий" производится легко и быстро: правой и левой кнопками мышки.
Вроде бы - да и хрен с ними, пусть пишут - "собака лает - ветер носит".

Вроде бы...
Ведь в том -то и отличие нашего и восточного вариантов присказок.
На Востоке говорят -
"Собака лает, - караван идет",
У нас же -
"Собака лает - ветер носит"

Вроде все бы ничего - но вот ветерок-то с гнильцой. Отравленный ветерок.
И надышаться им может молодежь ТАК...
До полной потери генной памяти и социальной ориентации.

Потому и "социальный заказ" таким вот "историкам", как правило, забугорным баблом платится. Помнишь, как там в старом анекдоте времен перестройки:

"...Ну, американцы дают!
- А че?
Так они наши баксы долларами называют!


Да ладно бы еще - баксами или еврами. Только вот гонорар за подобные "исследования" почему-то сам в сребренники пересчитывается. Причем в суммах, кратных тридцати.

Ты вот спрашиваешь, Казаче:
палестинский казак писал(а):А шо нам, простым читателям делать не имеющим исторического образования, куда податься?! Как бороться с Носовско-Фоменковской математикой :-)))) ???


Я всегда вспоминаю в этом случае себя. Свое первое столкновение с "сенсациями", первое свое прочтение "Ледокола" В.Суворова ( давно еще, практически сразу, когда он вышел в свет).
Вспоминаю свое ошеломление от прочитанного.
Но надо отдать В.Суворову ( В.Резуну) - должное. Помимо грамотного острого публицистического языка, в первых изданиях его работ не было ни капли уничижительного презрения ни к нашей Армии, ни к отечественной технике, ни к тем, кто эту технику разрабатывал.
А оголтелый ( штамп, но другого термина подобрать сложно!) антисоветизм выводов был как раз востребован на гребне волны общегорбачевской пропаганды
"...у нас все было плохо - на Запад - рррраввввв-няааааайсь!!!!"

Но все едино - многое не стыковалось ни с рассказами деда, ни тех людей, которых я знаю лично и которым верю.
Ну, а позже, когда подобные материалы потекли рекой ( разного пошиба и качества) - но тематически сходные, сами "новые" начали грызть глотки друг дружке - а уж "родоначальнику жанра" - В.Суворову - в первую голову!
Мода, что попишешь.

А когда мэтры, "ведущие эксперты" и прочие гуру начинают грызть друг дружку - это уже воленс-ноленс заставляет присматриваться к авторам и мотивам, побудившим их "взяться за перо" - пристальнее. И доверия на фоне грызни к ИХ публикациям становится все меньше.
То есть - тралишь фактировку, раскопанные документы - а вот трактовку и выводы пускаешь мимо ушей. Да и протраленное стараешься перекресто сравнивать по возможности.
А когда такой возможности нет - что ж...

Есть великолепный пробный камень - ТЫ САМ. В меру своего мировосприятия, своего личного опыта и опыта тех, кому доверяешь - ты пытаешься ставить себя на место тех личностей, от которых и зависел ход истории. Громко говорю, конечно.
Лично мне встать на место сэра Уинстона или ИВС - это все едино что посадить обезьяну в танк. И - запустить движок.

Но вот поставить себя на место простого бойца, командира среднего звена, заводского спеца среднего уровня - я могу и имею право. И в мирном времени, и не в мирном.
Я - имею право поставить себя на место отца, отправляющего ребенка на фронт. На место крестьянина, отдающего все "для фронта, для Победы".
Даже - на место венувшегося с фронта инвалида-калеки, просящего милостыню - могу. Имею такое право. И - к сожалению, такой личный опыт. Не сидения в переходах, но починки авто "для богатеньких" в свободное время, "таксования по ночам"...
Не я один. Многие.

Понимаю - долго и путано говорю. Но - ладно. Так уж срастается.
И вот так вот, ставя себя на место тех, кто дрался рядом с нашими дедами, стоял у станков рядом с нашими бабушками, сидел за партами в стылых классах рядом с нашими отцами и матерями, и рядом с ними помогали своим старикам - я начал все больше и больше понимать:
история, писанная "новыми" - это история под заказ. Это история НЕ МОЕЙ страны. Не МОЕЙ РОДИНЫ.
Это - не МОЯ история.

МОЯ история - это и раскопанные на моем поле и на моей земле погибшие бойцы - погибшие, но не сдавшиеся. И - если мы нашли их - 130 ( сто тридцать!) человек с оружием в руках, забытых всеми - а с нескольких сотнях метров - такие же забытые останки солдат немецких, тоже непогребенные, и тоже при оружии - значит, ИСТОРИЯ еще не написана. Акценты еще не расставлены. Вошли ли эти люди - наши и не наши - в какие-то списки, не вошли...

А та техника, наша и вражеская, которую мы доставали, достаем и будем доставать из болотец, озер и прочих местечек не только в российском захолустье, но и - под Москвой, под Питером?

Только у меня на карте отмечены гарантированно четыре места, где сейчас лежат боевые машины. А необследованных точек - больше двух десятков.



Так это у нас - в жирной, сытой и обжитой вдоль и поперек Ростовской Области!!!


Это - на МОЕЙ земле, на моем поле.


Этот БА подняли у понтонного моста на Зеленый остров и долго восстанавливали до рабочего состояния у нас в ДВИМе

Так что, Казаче, пробным камнем являются не только спец.образование, возможность копаться в архивах и прочее. Есть еще и основная составляющая - это ВЕРА.

Вера в то, что таких людей, как наши деды, как те известные и безвестные СОЛДАТЫ ТОЙ войны, просто так даже опытный тевтон не мог класть как безропотных кроликов в соотношении двадцать к одному, и жечь наши танки один десяти.
Иначе мы просто бы не то, что не победили - попросту НЕ СУЩЕСТВОВАЛИ бы сегодня.
Не только как страна, но и как НАРОД.




С уважением, Е.М.
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13857
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение Dvu.ru-shnik » 09 янв 2013, 19:36

Высоту и город можно взять «в лоб», не считаясь с жертвами, но потом придется просить пополнения, чтобы выполнять следующие приказы о взятии следующей высоты и города. И просить в условиях дефицита людских ресурсов.

Гораздо проще за ночь ландшафт поменять.
И в этом, в принципе, суть способов ведения всех боевых действий армии США. Взять Алеуты - сколько боеприпасов они извели по пустым островам?
Точно так же они поменяли ландшафт Японских островов.
Перейдём в настоящее время - случилось мне работать с теми ребятами, которые в своё время обеспечивали проход наших некоторых подразделений в Тора-Бора, а один из моих близких людей сам был в числе тех, кто вошёл в эти пещеры.
Чего только оттуда наши спецы не вытащили тогда...
Операция была проведена практически без сучки и задоринки.
Пришли в Афган штаты с британцами. Что они предприняли? они просто опять рельеф решили изменить в том районе - отбомбились сверхмощными и решили, что вопрос с Тора-Бора закрыт раз и навсегда.
Вот только любой, кто видел эту сеть пещер скажет - там и сейчас всё заново работает - склады и лазареты, штабы и тюрьмы. Далеко не всегда такие радикальные меры приводят к желаемому результату. Осмелюсь напомнить, но кое кто на нашей территории тоже проводил такую политику - и к чему это привело? Посеявший ветер должен бть готов пожать бурю.
Даже в нашей новейшей истории России можно найти подобные примеры. Возьмём первую чеченскую - символом сопротивления нашим войскам, воспетым в чеченских песнях стали Самашки. Так и пели - "Самашки в огне". на этом примере растили шахидов.
Вторая чеченская - разительная разница в ландшафте ЧР, находящейся в зоне ответственности группировки "Запад" (шаманов) и группировки "Восток" (Макаров - не НГШ). Запад Чечни лёг в руинах, в ответ на это получил бешенное сопротивление и гораздо большие жертвы, чем в группировке "Восток". Восточная часть республики была выжжена точечно - вокруг всё цело и невредимо, а там, где было сопротивление - всё выжжено и распахано.
И результат не только в том, что население на востоке так не активизировалось против федеральных сил, как на западе республики, но и в том, что запад потом на наши же гроши "пострадамшее мирное население" отгрохало в итальянский кирпич с балконами и бассейнами с крокодилами, а на востоке дома так и остались в первозданном виде.
Так и Германия - отнюдь не на рейхсмарки восстанавливалась. Тоже политика - сначал распахать и в асфальт раскатать, а потом дать денюжку взаймы на строительство - должник готов.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6931
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение EvMitkov » 10 янв 2013, 01:39

Доброго времени суток всем!

Викторыч, я приветствую - рад, что находишь время в хлопотах и за раухером посидеть!

Ты привел пример из сегодняшнего времени - я приведу пример-"классику" из времен ВМВ, пример, который вполне мог бы изменить картинку войеы, если бы не выгорело.

Всем известно, что заблуждения немецких физиков-атомщиков привели к тому, что в качестве замедлитеоя они стали использовать дейтериево-тритиевую воду ( т.н. "тяжелую воду", в составе которой один из атомов водорода - ( дейтерия) заменялся его изотопом - тритием ( одна из хим формул варианта тяжетой воды - НТО.)

В 1934 году в Веморке, на заводе компании Norsk Hydro была построена первая промышленная установка, способная производить тяжёлую воду в качестве побочного продукта производства удобрений. Она имела мощность 12 тонн в год.

До начала немецкого вторжения в Норвегию 9 апреля 1940 года «Второе бюро» (французская военная разведка) увезла 185 кг тяжёлой воды с завода в нейтральную часть Норвегии. Директор завода, Обера, согласовывал кредит тяжелой воды во Франции на протяжении всей войны. Завод остался способным производить тяжелую воду.

Во время Второй мировой войны, чтобы препятствовать разработке нацистами ядерного оружия, союзники решили уничтожить завод по производству тяжёлой воды.

Завод и электростанция были расположены в гористой местности, ПВО объектов было значительным.


Комплекс "Норск Гидро". Снимок тех дней.

А дальше начинается хохмы.

Широко известна и еще более широко разрекламирована двухэтапная диверсионная операция союзничков ( выполненная действительно героически и блистательно - только НОРВЕГАМИ).

Ниже я вернусь к ней.
Но намного менее известно то, что к идее об этой операции союзнички пришли после нескольких НЕУДАЧНЫХ налетов своей тяжелой бомбардировочной авиации. В первой налете насколько крупнокалиберных авиабомб попали в верхнюю часть здания "Норск Гидро", не повредив цокольных помещений, в которых, собственно, и располагалось производство тяжелой воды. Но вот жилому поселку досталось крепко - более, чем наполовину ог был разрушен.
( В налете принимали участие около 200 тяжелых машин - союзнички после эвакуации Н.Бора крепко опасались появления "эйч-бомб" у гансов!)

Второй и третий налеты вообще были отражены БЕЗ вреда для заводского комплекса.
Так что "замена ландшафта" к желаемым результатам не привела.

И вот тогда...

Впрочем, предоставлю слово Сергею Снегову, в шестидесятых - физику-ядерщику, одному из ведущих спецов по "немецкому атому", работавщему и с Курчатовым, и с Сахаровым. Но "широкой публике" более известным по своим научно-фантастическим рассказам, которые он писал "для души" ( "Люди- как боги", "Звездоплаватели" и т.д.)
Ниже я приведу выдержки из его автобиографической книги "Прометей раскованный", первого издания.
В ней он, рассказывая ( по мере возможности) о себе, о своих коллегах и их работах, упоминает в качестве сюжетной канвы и историю создания атомной бомбы.
Итак:

Темной декабрьской ночью 1941 года в Норвегии был выброшен с парашютом, заботливо встреченный друзьями, капитан УСО Одд Стархейм, прибывший с особо важной миссией. В то время в Лондоне эксперты министерства экономической войны совместно с британскими и норвежскими учеными проводили весьма секретное расследование. Им было известно, что еще до войны Норвежское государственное гидроэлектрическое управление ("Норск Гидро Электрик") построило возле Веморка в "Бесплодных горах" (Хардангервидда) к северу от города Рьюкан завод по производству "тяжелой воды" (окись дейтерия), необходимой для проведения экспериментов в области атомной энергии.

В мае 1940 года в Лондон просочилась информация о том, что немцы поспешили захватить этот завод еще до завершения норвежской кампании. Немцы приказали руководителям "Норск Гидро Электрик" увеличить производство "тяжелой воды" до 3000 литров в год. Об этом сообщил один из норвежских беженцев, профессор Лейф Тронстад, который хорошо знал завод и его производственные возможности. Британские эксперты понимали, почему немцам так срочно требовалась "тяжелая вода": их ученые вели исследовательские работы, направленные на создание атомной бомбы, еще до войны.

В октябре 1941 года руководители УСО сообщили в Министерство экономической войны и в Генеральный штаб о том, что немецкий рейхскомиссар в Норвегии Тербовен приказал увеличить производство "тяжелой воды" до 10000 литров в течение ближайших 12 месяцев.

Битва за воду

Горное плато Хардангервидда (Бесплодные горы) в Норвегии – дикое и непригодное для жизни место: камни, мох, карликовый можжевельник. Зимой бураны, морозы и отсутствие естественных укрытий удушают здесь всякую жизнь. Во Второй мировой войне это плато стало театром ожесточенной борьбы.




Здесь в п.Веморк близ Рьюкана притаился среди гор единственный в мире завод по производству тяжелой воды. В 1934 году его построило с участием французов Норвежское гидроэлектрическое управление («Norskhydro-elektrisk»). Почему здесь? Производство тяжелой воды (D2О) требует огромного количества электроэнергии, а ее в стране горных рек достаточно. К 1938 году завод произвел 40 кг D2О, в 39-м — уже 120 кг. Именно в это время стало очевидным огромное значение тяжелой воды для ядерных исследований. Вступив в апреле 1940 года в Норвегию, немцы первым делом заняли «Норск гидро», тут же прислали специальную команду из 500 ученых и инженеров и значительно ускорили дело. К концу 41-го в рейх ушло 360 кг чистой D2O, через год — уже 800 кг, но немецкий рейхскомиссар Норвегии Тербовен требовал увеличить годовое производство до 10000 кг.

Осознавая стратегическое значение объекта, немцы больше всего опасались удара по нему с воздуха. Завод и смежную ГЭС прикрыли батареи 88-мм зенитных орудий, 20-мм счетверенные скорострельные зенитки «Эрликон»; за воздушным пространством следили посты визуального/звукометрического контроля. Физическую охрану составляли солдаты в бараках на территории, внутри цехов, блокпост на мосту перед въездом, пулеметные гнезда, минные поля, колючая проволока по периметру; единственную дорогу в случае тревоги освещали прожекторы. Водоводы ГЭС также были прикрыты минно-взрывными и проволочными заграждениями.

Цель — «Норск гидро»

Лишь летом 41-го британская разведка «IntelligenceService» узнала о том, что происходит на спрятанном в горах объекте. Схватившись за голову, англичане взялись скрупулезно изучать характер немецкой активности там и возможные последствия этого. Для них и США, бросивших все силы на создание атомной бомбы, стала реальной опасность того, что, обладая «Норск гидро», немцы придут к цели раньше. Уничтожение завода и запасов уже имеющейся жидкости стало наивысшим приоритетом. Черчилль приказал RoyalAirForce разбомбить объект, однако баллистики пришли к выводу, что прочные цеха выдержат любую бомбежку, но главное — линия высокой концентрации находится в бетонном бункере под землей. Поделились своими заботами с американцами. Их руководитель атомного проекта (проект «Манхэттен») генерал Гроувз предложил массированным воздушным ударом сровнять завод с землей. Члены норвежского правительства в изгнании, жившие в Лондоне, молили не прибегать к такой «дубине»: на территории «Норск гидро» были цистерны с жидким аммиаком, и попади в них бомба, население ниже завода по ходу ущелья будет уничтожено. Но союзное командование посчитало, что такие потери в войне неизбежны и приняло решение на уничтожение завода с воздуха.
Однако несколько неудачных налетов, потери союзной авиации, а главное - полное отсутствие результата сделало неоспоримым только одно - уничтожить завод можно только с помощью наземной операции.
Она была поручена Объединенному оперативному штабу и норвежской секции УСО (Управление специальных операций, Special Operations Executive).

…В марте 1942 года норвежские газеты сообщили о гибели пассажирского парохода «Гальтерзунд», ходившего между портами побережья. В действительности дело было так: английский резидент в Норвегии Стархейм получил из Лондона наводку на инженера Скиннарланда, интересного своим доступом к «Норск гидро». Завербовав его, Стархейм решил устроить ему «прогулку» на Британские острова. Он собрал вокруг себя недовольных немцами норвежцев; сев на судно в качестве пассажиров в разных портах, они захватили его и ушли в Шотландию. На борту были и Стархейм со Скиннарландом, ради него и затевалась вся эта история. За 7 дней они дошли до Абердина, за 11 дней Скиннарланд прошел в разведцентре УСО блицподготовку, 29 марта его сбросили с парашютом на заснеженное плато Хардангервидда, и он явился как ни в чем не бывало на работу, объяснив трехнедельное отсутствие болезнью. Начальство ничего не заподозрило, и Скиннарланд стал нарабатывать контакты с людьми, занятыми непосредственно в производстве тяжелой воды. Его донесения передавались через курьеров в Осло и Мальме, а уже оттуда — в Лондон.

Три розовых слона»

Одновременно УСО подобрало четверых норвежских солдат (Паульсон, Хельберг, Кильструп и Хаугланд), родившихся и выросших в районе Рьюкана, сформировав из них передовую группу Swallow («Ласточка») для высадки отряда коммандос на «Норск гидро».Самые лучшие инструкторы УСО интенсивно готовили их минному и радиоделу, снятию часовых, стрельбе. К сентябрю 1942 года все было готово, но дважды высадка не удалась из-за непогоды над целью. Наконец 19 октября их сбросили с парашютами за десятки километров от «Норск гидро», куда нужно было еще добраться. Двое суток они искали грузовые контейнеры, но не успели найти и половины, как разразился страшный буран. Радиосвязи не было; 250 кг груза разделили на части, перетаскивали и маскировали одну, возвращались за другой, и так прошли весь путь, делая в день несколько километров по заснеженной пустыне, благо места были безлюдные. Видевшие их немецкие летчики не придавали значения передвижению «охотников-аборигенов». На место прибыли 6 ноября, т. е. через три недели после выброски; истощенные, измученные, обосновались в заброшенной хижине в 30 милях от Рьюкана на высоте 1500 м. На это были способны только уроженцы этих суровых мест. Наладив радиосвязь с Центром, они послали сигнал «Три розовых слона», означавший, что они вышли на заданную позицию и ждут десанта. А его отправка затягивалась.

Операция Freshman

Первое же донесение Скиннарланда потрясло англичан: «Производство тяжелой воды значительно выросло». Британский военный кабинет (так называлось правительство в годы войны) приказал незамедлительно уничтожить объект. Новое донесение – «Готовится к отправке в рейх весь имеющийся запас D2О» — добавило масла в огонь. Возникла серьезная угроза Западу, и нельзя было полагаться лишь на нескольких норвежцев-патриотов. «Ласточкам» приказали готовить принятие ударной группы. Они посетили место высадки, описали его в радиограммах, предупредив, что самолетные компасы будут давать отклонения из-за железной руды в округе. Операцию назвали Freshman («Новичок»). Это была армейская операция в британской униформе: высадка у озера Месватан, питающего водой ГЭС, внезапная атака, взрыв всех сооружений и отход на территорию нейтральной Швеции. В группу лейтенанта Матвена вошли 34 бойца 9-й парашютно-саперной роты. Средство доставки: десантные планеры «Хорса» на буксире бомбардировщиков «Галифакс», способных без дозаправки слетать в Норвегию и обратно. В успехе сомнений не было: надежные 4-моторные буксировщики, опытные экипажи с навыками ночных бомбардировок рейха, отборные десантники, частично с опытом рейдов в Норвегию — все это, как полагали, гарантирует успех, и скоро вопрос немецкой «урановой бомбы» будет закрыт. Однако разработанный на скорую руку план был заведомо обречен на провал. На это указывал и норвежский отдел УСО, так оценивший место проведения операции: «Погода обычно ужасная, туманная, непредсказуемая: внезапный шторм может вызвать весну среди осени. Территория недоступна: опасные горные пики, ледники, болота, горные потоки. Посадочные площадки? Вряд ли». Влиятельный объединенный оперативный штаб сомнения отверг.

Вечером 19 ноября (день начала контрнаступления Красной Армии под Сталинградом) тяжело груженные планерные сцепки взлетели с шотландской авиабазы Вик курсом на Норвегию: первая сцепка («Берти») в 17:15, вторая («Эпил») в 17:50. Метеорологи обещали на четырехсотмильном пути легкую облачность, над целью — полнолуние при ясном небе. Через час после взлета пропала связь между самолетами. Сцепка «Берти» летела над Северным морем на небольшой высоте, под облаками, чтобы набрать высоту уже в ясном небе над плато. Обломки самолета и планера были найдены в 20 км от береговой линии. Зенитного обстрела не было, и трудно понять, что произошло; возможно, пилот не заметил, что они уже над сушей. Самолет врезался в гору, экипаж погиб; выжившие десантники пытались уйти в горы, унося раненых, но далеко не ушли. На место крушения прибыл отряд вермахта, оповещенный службой радиоперехвата. После скоротечного боя оставшихся в живых расстреляли, как того требовал приказ Гитлера о диверсантах от 18.10.1942 г. На месте крушения было найдено «значительное количество средств диверсионной деятельности» — взрывчатка, оружие, рации. С расстрелом пленных явно поторопились; гестапо было вне себя: с какой целью прибыли «томми», для чего взрывчатка? Немецкая послушность приказам обернулась серьезным промахом. Шеф немецких сил СС и полиции в Норвегии доложил в РСХА (Главное имперское управление безопасности): «В 3 ч. утра 20.11.42 вблизи Егерзунда разбился английский самолет с планером на буксире. Экипаж буксировщика — военнослужащие, среди них один негр — погиб. В планере обнаружено 17 человек, очевидно, агенты. Трое погибли при катастрофе, шестеро были тяжело ранены. Все расстреляны на месте вермахтом, что делает расследование невозможным».




А «Эпил» подошел к плато на высоте 3000 м. Небо действительно было ясным, но все попытки найти площадку на заснеженной равнине без единого ориентира оказались тщетными. Горючее заканчивалось, и экипаж повернул домой. Над береговой линией сцепка попала в плотную облачность и в отчаянии вышла в эфир: «Сильное обледенение!» Немецкая служба радиоперехвата забила тревогу: «Над Норвегией британские самолеты!» А у сцепки лопнул буксирный трос, планер спиралью ушел вниз, и буксировщик доложил о его падении в море. Но он упал на северный берег Лизе-фьорда; наутро лыжный патруль немцев обнаружил обломки и пассажиров, из 17 человек выжили 9. Четверо тяжелораненых умерли в госпитале, пятерых допросили и тоже расстреляли. Командующий немецкими войсками в Норвегии генерал фон Фалькенхорст доложил в Берлин, что допрос дал ценные сведения о целях противника. Он вместе с рейхскомиссаром Тербовеном посетил «Норск гидро», и стало ясно: немцы знают, на ЧТО охотится враг. Гарнизон был усилен, местность дополнительно заминирована.

Операция «Ганнерсайд»

Итак, операция объединенного оперативного штаба провалилась. Первое боевое применение британских десантников такого рода вышло комом, погиб 41 человек. Экипажи «Галифаксов» не имели опыта буксировки, тем более в сложных метеоусловиях, а мягкая посадка под завязку загруженных планеров на плато, усеянном огромными валунами, изрезанном ущельями, окруженном горными цепями, причем в условиях ежечасно меняющейся погоды, была невозможна в принципе. Шокированной гибелью десанта группе «Ласточка» было приказано не выходить на связь и ждать особых распоряжений. Лондон не смирился с поражением. Теперь было решено уничтожить завод диверсией, проведение которой наконец-то доверили УСО. Шефом норвежской секции был назначен полковник Уилсон (до войны начальник полиции Калькутты, а также руководитель «Британского движения бойскаутов»). Для обеспечения операции на Норвегию была наброшена густая агентурная сеть, насчитывавшая к концу 1942 года 19 агентов в разных районах страны.

В диверсионную группу «Ганнерсайд» вошли норвежцы с военным опытом, отличные лыжники, лейтенанты Реннеберг, Хаукелид, Идланд и фельфебели Кайзер, Сторхауг, Стремсхейм. Их готовили в 17-й спецшколе близ Саутгемптона («школа гангстеров»), из которой удалили всех курсантов. Бежавший в Лондон главный инженер «Норск гидро» доктор Йомар Брун привез чертежи и снимки завода, ГЭС и окрестностей, указал уязвимые точки объекта, которые хорошо знал и норвежский физик профессор Лейф Тронстад, теперь майор британской секретной службы УСО. По их данным был построен в пропорции 1:1 макет самых важных частей завода. На нем и в темном бараке в течение двух месяцев проводились тренировки, пока норвежцы не научились быстро и верно, в темноте и с завязанными глазами устанавливать заряды. Объект находился на скальном выступе, с трех сторон было ущелье. Подход к нему был возможен лишь по подвесному мосту через ущелье глубиной 150 м или по железнодорожной насыпи. В этом случае нужно было спуститься в пропасть, подняться из нее и идти по рельсам, входившим на территорию завода через ворота, запертые просто цепью. Далее через кабельный туннель можно было проникнуть в подвальный электролизный цех, где стояли и цистерны с готовой тяжелой водой. Пока подрывники тренировались на макете, изучали аэрофотоснимки, зубрили пути подхода-отхода, группа «Ласточка» ждала на плато в своей подснежной берлоге с замаскированной под деревце антенной; заряд батарей подходил к концу, сигнал становился все слабее. Зима 1942/43 гг. оказалась самой суровой на памяти целого поколения, высадка новой группы откладывалась, а крайне истощенные «ласточки» находились на грани голодной смерти, вот уже 4 месяца бесплодно сидя в Бесплодных горах. 23 января 1943 года пришла команда готовиться к приему гостей. Положение осложнилось, автобусы с рабочими завода теперь сопровождали солдаты СС, но больше всего беспокоили минные заграждения по периметру.

16 февраля: в Норвегии свирепая зима, а на шотландском аэродроме по-весеннему тепло. Шестеро крепких мужчин в теплых куртках и белых маскхалатах, с лыжами, бросались в глаза, но, к счастью, агенты абвера, которых в Англии было немало, этого не увидели. Полковник Уилсон отправил «Ганнерсайд» в путь, выдав каждому на всякий случай капсулу с цианистым калием и изменив в последний момент координаты места приземления. В полночь группа высадилась с высоты 300 м на лед озера Скрюккен в 40 км от базы «ласточек». Начался страшный буран; чтобы не замерзнуть, пришлось на двое суток закопаться в снег. Потом с огромным трудом разыскали грузовые контейнеры и пошли на юго-запад, неся рюкзаки по 30 кг и таща сани с грузом. После семи дней форсированного марша встретились с истощенными бородатыми «ласточками». Гости были не в лучшем состоянии — обмороженные и измученные, но время терять было нельзя. 25 февраля обе группы в английской форме и белых маскхалатах отправились на лыжах к объекту, находившемуся в 70 км. Вышли на позицию, летнюю хижину за 3 км от объекта, откуда уже был слышен шум ГЭС; подготовили оружие и снаряжение. Хельберг, родом из Рьюкана, ушел на разведку и принес плохие известия: блокпост на мосту усилен, пулеметные гнезда на крыше завода дополнительно оснастили поисковыми прожекторами. Как идти? Через мост удобнее и быстрее, однако при этом придется убить немецких солдат, что повлечет за собой расстрел заложников из населения. Значит, надо идти через ущелье, дважды вниз и вверх. В 22:00 26 февраля начали спуск. Спрятали внизу лыжное снаряжение и маскхалаты, перешли вброд речку и начали подъем по скале, на выступе которой стоял завод. Им везло: слегка потеплело, и на камне, обычно покрытом льдом, были проталины. После подъема на железнодорожную насыпь командир Реннеберг кратко повторил задачи обеих групп. Сам он шел с подрывниками, прикрытием командовал Хаукелид. По заснеженным шпалам прошли след в след до ворот, проверили, нет ли мин, залегли. В полпервого ночи начали действовать. Полный мрак на территории (светомаскировка) был очень кстати: патрули были видны издалека по свету карманных фонариков. Перекушена толстая цепь ворот; перебегая из тени в тень, один за другим пошли в сторону гидролизного цеха. Все было точь-в-точь как на макете: первые две двери охранялись часовыми, но через кабельный туннель удалось проникнуть внутрь. Хлороформом обездвижен дежурный диспетчер у пульта управления. Заряды закреплены на 18 гидролизных батареях и цистернах с тяжелой водой, проложены и подожжены бикфордовы шнуры. Вытащив наружу спящего инженера, они уже начали спускаться в ущелье, когда услышали свистящий звук и глухой грохот без огня и дыма. И опять тишина. Лишь когда они были на дне ущелья, раздался вой сирен. Надев маскхалаты, поднялись на плато и разделились: пятеро в английской форме прошли по оккупированной стране до шведской границы, трое остались на плато, двое ушли в Осло.


( Продолжение - чуть ниже. Просьба не втискиваться :mrgreen: )
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13857
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение EvMitkov » 10 янв 2013, 01:47

( Продолжу)

Немцы были разъярены случившимся: Гиммлер требовал «специальных мер расследования»; в Рьюкан прибыли рейхскомиссар Тербовен и генерал фон Фалькенхорст; злоумышленников искали 2800 человек — гестапо, полевая полиция с собаками, норвежские штурмовики. В заложники были взяты 150 местных жителей, но расследование показало, что здесь действовали профессионалы, и их выпустили. Были полностью уничтожены батареи цеха высокой концентрации и 500 кг готовой воды. На восстановление ушло 5 месяцев, в условиях войны огромный срок. Завод заработал, но система охраны стала такой сложной, что повторение диверсии было немыслимо. Для подстраховки немцы решили наладить производство тяжелой воды в Маренго на севере Италии, но 9 сентября 1943 года в Италию вступили союзники, так что «Норск гидро» стал единственным источником D2O. Однако его начали бомбить. Несколько воздушных рейдов RoyalAirForce результатов не дали, хотя погибли 21 норвежец и 22 английских пилота. В очередной раз 16 ноября 140 «летающих крепостей» ВВС США сбросили на Веморк 700, а на Рьюкан — 100 бомб.
Сработали дымовые генераторы, бомбометание оказалось неприцельным, лишь немногие бомбы попали в важные точки: 1 — в подвесной мост, 2 — в здание завода, 4 — в ГЭС. Линия высокой концентрации в цокольном этаже под толстым слоем бетона не пострадала. Кроме рабочих, погибло 22 мирных жителя. Налеты вызвали у норвежцев возмущение и глубокие подозрения, что это вызвано не военной необходимостью, а стремлением англосаксов обеспечить себе после войны выгодные конкурентные позиции.

Паром

Восстанавливать ГЭС не было смысла, и потому немцы решили паромом через озеро Тинсье вывезти в рейх всю выработанную воду. В январе 1944 года они слили из электролизных батарей 15 т жидкости концентрацией от 1,1 до 97,6% D2O, разлив ее в 39 контейнеров с надписью «Поташный щелок». Но, даже замаскировав груз в большом количестве емкостей, они опасались каверзы, слишком многое зависело от его сохранности. В Рьюкан прибыла спецкоманда 7-го полицейского полка СС, большой отряд вермахта, наготове была эскадрилья из 7-й специальной воздушной группы, самолеты регулярно облетали местность. Скиннарланд доложил обо всем в Центр и получил приказ сделать все возможное для уничтожения груза. Была активирована тройка Хаукелида, после операции «Ганнерсайд» уже год жившая в горах в 50 милях от объекта. У них давно вышло продовольствие, они голодали, но рация работала. Осенью забросили им самолетом пищу, оружие, одежду, батареи, взрывчатку. Они получили разрешение действовать на свой страх и риск. Спустившись ночью в Рьюкан, Хаукелид пошел прямо к главному инженеру «Норск гидро» Ларсену и рассказал о своей задаче. Тот согласился помочь при условии, что ему устроят побег из Норвегии. В последующие ночи операция была обсуждена уже с целой группой норвежцев — инженеров завода. Уничтожение груза с гибелью немецких солдат влекло за собой расстрелы населения, но Лондон требовал результата «любой ценой». Подрыв на железной дороге от завода до причала отпал: это не давало гарантии полного уничтожения груза. Было решено топить его в озере. На пароме всегда были пассажиры; Ларсен брался устроить отправку в воскресенье 20 февраля, когда их меньше. Паромов было три, но удалось вычислить, что в воскресенье придет старенький «Гидро». Одетый рабочим, Хаукелид сделал на нем пробный рейс, проведя хронометраж маршрута: через полчаса после отправления паром достигал глубины 400 м. Из подслушанного телефонного разговора знали, что сразу же по прибытии на тот берег одна половина воды пойдет в рейх поездом, вторая — на грузовиках. Лондон тоже страховался: на том берегу ждала группа Chaffinch («Зяблик»), чтобы уничтожить груз, если он все-таки туда дойдет. Кроме того, предусматривался налет бомбардировщиков, чтобы добить его в любом случае.

…Взрывчатки было достаточно; электродетонаторы купили в скобяной лавке в Рьюкане (!), а местный умелец Дисет изготовил из двух будильников взрывное устройство. В его мастерской диверсанты сшили из мешковины узкий рукав длиной 3,5 м, набили в него 8 кг пластита, рассчитав заряд для пробоины в 1 кв. м и разрушения руля и винта, чтобы судно не дотянуло до мелководья и тонуло медленно, давая людям время спастись. В 4 ч. утра 20 февраля они проникли в трюм стоящего у причала парома, ползая в холодной воде, на ощупь установили бомбу в кормовой части и вернулись на берег. В 8 ч. от «Норск гидро» отошел короткий состав; до самого причала вдоль железной дороги стояла цепь солдат СС. В 10 ч. вагоны закатили на паром, и «Гидро» взял курс на юг, имея на борту 54 пассажира. В 10.45 ч. произошел взрыв, судно стало быстро оседать на корму, вагоны сорвались с тормозов и скатились в воду. Через 3 минуты груз затонул на глубине, делающей его подъем невозможным. Погибло 26 человек. Позже на поверхность всплыли контейнеры № 6, 8, 9 и 11, содержавшие 121 л жидкости. Их отправили в Германию, добавив к той тяжелой воде, которая там уже была. Почти вся она не годилась для прямого использования и была отправлена на завод в Силезию для переработки в чистую D2O, но туда уже подходила Красная Армия… Нацисты были уверены, что запустят атомный реактор первыми. Осталось увидеть на опыте, хватит ли для этого воды. Как мы знаем — не хватило! Ядерщик д-р Дибнер после войны сказал: «Наша неудача в попытках запустить на полную мощность атомный реактор объясняется, главным образом, прекращением производства тяжелой воды в Норвегии». А если бы война затянулась? Не исключено, что они нашли бы выход. Но времени на это им не дали. С одной стороны, английские летчики, спецназовцы, норвежские патриоты, не оставлявшие врага в покое. С другой стороны — советские воины, шаг за шагом на запад увеличивавшие давление на нацистов, которым вместо каждого потерянного танка/самолета/корабля приходилось делать новые. Гитлер закрывал своим ученым финансирование всех исследований, если через 1 год они не приносили результата «в железе», в оружии! И хваленая немецкая разведка «битву за воду» проморгала. Кстати, немецкий шеф-шпион Шелленберг в своих мемуарах даже словом не упоминает об этом провале спецслужб Третьего рейха.


С.Снегов "Прометей раскованный"

«Тяжелая вода»: так обычно называют тяжеловодородную воду, ТНО или оксид дейтерия D2O. Внешне выглядя как обычная, она замедляет химические реакции, слегка токсична, хотя человек может без видимого вреда выпить несколько стаканов. Является прекрасным замедлителем нейтронов и потому может быть использована в ядерных реакторах. При многократном электролизе воды D2O накапливается в электролите. Ее производство очень энергоемко, для получения 1 т D2O необходимо переработать 40?000 т воды, израсходовав 60 млн. кВт/ч электроэнергии, столько уходит на выплавку 3000 т алюминия! Стоимость D2O высока — 250 долларов за литр; в настоящее время ее получают ежегодно тысячами тонн. Для заполнения современного ядерного реактора требуется 100–200 т тяжелой воды чистотой не менее 99,8%.

Что нужно для создания атомной бомбы? Физики-ядерщики, мощная современная промышленность — это у немцев было. Уран тоже был, они захватили в Бельгии 1200 т концентрата окиси урана — 50% его мирового запаса, и весь уран чехов — Яхимовское месторождение. К концу 1940 года они выпускали в месяц 1 т металлического урана, а в США его почти не было до конца 1942 года! Но их сдерживал недостаток D2O. Имея 5 т тяжелой воды и 10 т сплавленного металлического урана, они смогли бы создать полноценно действующий атомный реактор, наработать оружейный уран и сделать БОМБУ. Но воды было всего 2,5 тонны.


(Вольф С.Мазур. "История БОМБЫ")

С уважением, Е.М.
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13857
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение EvMitkov » 10 янв 2013, 02:04

И еще несколько слов - уже непосредственно по теме "учителей нещеретовского типа", "разоблачителей", "у-нас-всё-было-плохишей" и прочих "историков от гинекологии".

И особенно по теме их кумиров и идолов.

Никогда не понимал толком, КАК МОГ офицер Красной Армии, орденоносец, человек прошедший ТУ ВОЙНУ на фронте, докатиться до "Красного Колеса", столько лет жить на чужбине, принимая подаяние от демократизаторов - а потом приехать к себе на бывшую родину и еще - "качать права"...

Не пустить себе пулю в лоб от безнадеги ( если уж ТАК ТРАВИЛИ), не уехать в глубинку, в захолустье "строить дом, растить детей и выращивать дерево" - а махнуть к тогда уже обозначившемуся во всей красе ВРАГУ.
"...Против большевиков - хоть с чертом?"

Впрочем - вот любопытный материал:

Рассказ о том, как бывшие колымские зеки обсуждали "Архипелаг ГУЛАГ" А.И. Солженицына



ЗНАТОКИ

Это случилось в 1978 или 1979 г. в санатории-грязелечебнице "Талая", расположенном примерно в 150 км от Магадана. Прибыл я туда из чукотского городка Певек, где работал и жил с 1960 г. Больные знакомились и сходились для времяпрепровождения в столовой, где за каждым было закреплено место за столом. Дня за четыре до окончания моего курса лечения за нашим столом появился "новенький" — Михаил Романов. Он-то и затеял это обсуждение. Но сначала коротко о его участниках.

Старшего по возрасту звали Семен Никифорович — так его все величали, фамилия его в памяти не сохранилась. Он — "ровесник Октября", поэтому был уже на пенсии. Но продолжал работать ночным механиком в большом автохозяйстве. На Колыму его привезли в 1939 г. Освободился в 1948 г. Следующим по возрасту был Иван Назаров, 1922 г. рождения. На Колыму был привезен в 1947 г. Освободился в 1954 г. Работал "наладчиком пилорамы". Третьий — Миша Романов, мой ровесник, 1927 г. рождения. Привезен на Колыму в 1948 г. Освободился в 1956 г. Работал бульдозеристом в дорожном управлении. Четвертым был я, попавший в эти края добровольно, по вербовке. Поскольку я 20 лет прожил среди бывших зеков, они посчитали меня полноправным участником обсуждения.

Кто за что был осужден — не знаю. Об этом не принято было говорить. Но было видно, что все трое не блатари, не рецидивисты. По лагерной иерархии, это были "мужики". Каждому из них судьбой предназначено было однажды "получить срок" и, отбыв его, добровольно прижиться на Колыме. Ни один из них высшего образования не имел, но были довольно начитаны, особенно Романов: у него в руках все время были газета, журнал или книга. В общем, это были обычные советские граждане и даже лагерных словечек и выражений почти не употребляли.

Накануне моего отъезда, во время ужина Романов рассказал следующее: "Я только что из отпуска, который провел в Москве у родственников. Мой племянник Коля, студент педагогического института, дал мне почитать подпольное издание книги Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ". Я прочитал и, возвращая книгу, сказал Коле, что тут много небылиц и вранья. Коля задумался, а потом спросил, не соглашусь ли я обсудить эту книгу с бывшими зеками? С теми, кто находился в лагерях одновременно с Солженицыным. "Зачем?" — спросил я. Коля ответил, что в его компании по поводу этой книги идут споры, спорят чуть ли не до драки. И если он представит товарищам суждение бывалых людей, то это поможет им прийти к единому мнению. Книга была чужая, поэтому Коля выписал в тетрадь все, что я в ней отметил". Тут Романов показал тетрадь и спросил: не согласятся ли его новые знакомые удовлетворить просьбу его любимого племянника? Все согласились.

ЖЕРТВЫ ЛАГЕРЕЙ

После ужина мы собрались у Романова.
— Начну, — сказал он, — с двух событий, которые журналисты называют "жареными фактами". Хотя первое событие правильнее было бы назвать фактом мороженым. Вот эти события: "Рассказывают, что в декабре 1928 г. на Красной Горке (Карелия) заключенных в наказание (не выполнили урок) оставили ночевать в лесу и 150 человек замерзли насмерть. Это обычный соловецкий прием, тут не усумнишься. Труднее поверить другому рассказу, что на Кемь-Ухтинском тракте близ местечка Кут в феврале 1929 г. роту заключенных, около 100 человек, за невыполнение нормы загнали на костер, и они сгорели". [1]
Едва Романов умолк, Семен Никифорович воскликнул:
— Параша!.. Да нет!.. Чистый свист! — и вопросительно посмотрел на Назарова. Тот кивнул:
— Ага! Лагерный фольклор в чистом виде.
(На колымском лагерном жаргоне "параша" означает недостоверный слух. А "свист" — преднамеренное вранье). И все замолчали... Романов обвел всех взглядом и сказал:
— Ребята, все так. Но, Семен Никифорович, вдруг какой-нибудь лох, не нюхавший лагерной жизни, спросит, почему свист. Разве в Соловецких лагерях такого не могло быть? Что бы вы ему ответили?
Семен Никифорович немного подумал и ответил так:
— Дело не в том, Соловецкий это лагерь или Колымский. А в том, что огня боятся не только дикие звери, но и человек. Ведь сколько было случаев, когда при пожаре люди выпрыгивали из верхних этажей дома и разбивались насмерть, лишь бы не сгореть заживо. А тут я должен поверить, что несколько паршивых вертухаев (конвойных) сумели загнать в костер сотню зеков?! Да самый зачуханный зек-доходяга, предпочтет быть застреленным, но в огонь не прыгнет. Да что говорить! Если бы вертухаи, со своими пятизарядными пукалками (ведь автоматов тогда не было), затеяли с зеками игру с прыжками в костер, то сами бы в костре и оказались. Короче, этот "жареный факт" — неумная выдумка Солженицына. Теперь о "мороженом факте". Здесь непонятно, что значит "оставили в лесу"? Что, охрана ушла ночевать в казарму?.. Так это же голубая мечта зеков! Особенно блатных — они бы моментально оказались в ближайшем поселке. И так стали бы "замерзать", что жителям поселка небо с овчинку показалось. Ну а если охрана осталась, то она, конечно, развела бы костры для собственного обогрева... И тут такое "кино" получается: в лесу горит несколько костров, образуя большой круг. У каждого круга полторы сотни здоровенных мужиков с топорами и пилами в руках спокойно и молча замерзают. Насмерть замерзают!.. Миша! Вопрос на засыпку: сколько времени может продолжаться такое "кино"?
— Ясно, — сказал Романов. — Поверить в такое "кино" может только книжный червь, никогда не видевший не только зеков-лесорубов, но и обыкновенного леса. Согласимся, что оба "жареных факта", по сути своей, — бред сивой кобылы.
Все согласно кивнули головами.
— Я, — заговорил Назаров, — уже "усумнился" в честности Солженицына. Ведь как бывший зек он не может не понимать, что суть этих сказок никак не вяжется с распорядком жизни ГУЛАГа. Имея десятилетний опыт лагерной жизни, он, конечно, знает, что смертников в лагеря не везут. А приводят приговор в исполнение в других местах. Он, конечно, знает, что любой лагпункт — это не только место, где зеки "тянут срок", а еще и хозяйственная единица со своим планом работ. Т.е. лагпункт — это производственный объект, где зеки — работники, а начальство — управляющие производством. И если где-то "горит план", то лагерное начальство может иногда удлинить рабочий день зеков. Такое нарушение режима ГУЛАГа часто и случалось. Но чтобы своих работников уничтожать ротами — это дурь, за которую само начальство непременно было бы жестоко наказано. Вплоть до расстрела. Ведь в сталинские времена дисциплину спрашивали не только с рядовых граждан, с начальства спрос был еще строже. И если, зная все это, Солженицын вставляет в свою книгу небылицы, то ясно, что эта книга написана не для того, чтобы рассказать правду о жизни ГУЛАГа. А для чего — я еще не понял. Так что давай продолжим.
— Продолжим, — сказал Романов. — Вот еще одна страшилка: "Осенью 1941 г. Печерлаг (железнодорожный) имел списочный состав 50 тыс., весной — 10 тыс. За это время никуда не отправлялось ни одного этапа — куда же делись 40 тыс.?" [2].
Вот такая страшная загадка, — закончил Романов. Все задумались...
— Не пойму юмора, — нарушил молчание Семен Никифорович. — Зачем читателю загадки загадывать? Рассказал бы сам, что там стряслось...
И вопросительно посмотрел на Романова.
— Тут, видимо, имеет место литературный прием, при котором читателю как бы говорят: дело настолько простое, что любой лох сам сообразит, что к чему. Дескать, комментарии из...
— Стоп! Дошло, — воскликнул Семен Никифорович. — Здесь "тонкий намек на толстые обстоятельства". Дескать, раз лагерь железнодорожный, то 40 тыс. зеков за одну зиму были угроблены на строительстве дороги. Т.е. косточки 40 тыс. зеков покоятся под шпалами построенной дороги. Это я должен сообразить, и в это должен поверить?
— Похоже, что так, — ответил Романов.
— Здорово! Это сколько же получается в сутки? 40 тыс. за 6-7 месяцев — значит больше 6 тыс. в месяц, и значит больше 200 душ (две роты!) в сутки... Ай да Александр Исаич! Ай да сукин сын! Да он же Гитлера... тьфу... Геббельса переплюнул по вранью. Помните? Геббельс в 1943 г. заявил на весь мир, что в 1941 г. большевики расстреляли 10 тыс. пленных поляков, которых, на самом деле сами же и угробили. Но с фашистами все ясно. Стараясь спасти свою шкуру, они этим враньем пытались поссорить СССР с союзниками. А чего ради старается Солженицын? Ведь 2 сотни загубленных душ в сутки, рекорд...
— Постой! — перебил его Романов. Рекорды еще впереди. Ты лучше скажи, почему не веришь, какие у тебя доказательства?
— Ну прямых доказательств у меня нету. А серьезные соображения есть. И вот какие. Большая смертность в лагерях бывала только от недоедания. Но не такая большая! Здесь разговор о зиме 41 года. И я свидетельствую: в первую военную зиму в лагерях было еще нормальное питание. Это, во-первых. Во-вторых. Печерлаг, конечно, строил железную дорогу на Воркуту — больше там некуда строить. Во время войны это была задача особой важности. Значит и спрос с начальства лагеря был особо строгий. А в таких случаях начальство старается выхлопотать для своих работников дополнительное питание. И там оно наверняка было. Значит и говорить о голоде на этой стройке — заведомо врать. И последнее. Смертность в 200 душ в сутки никакой секретностью не скроешь. И не у нас, так за бугром печать об этом сообщила бы. А в лагерях о таких сообщениях обязательно и быстро узнавали. Это я тоже свидетельствую. Но я никогда и ничего о высокой смертности в Печерлаге не слыхал. У меня все.
Романов вопросительно посмотрел на Назарова.
— Я, кажется, знаю разгадку, — сказал он. — На Колыму я попал с Воркутлага, где пробыл 2 года. Так вот, теперь вспомнил: многие старожилы говорили, что в Воркутлаг попали после окончания строительства железной дороги, а раньше числились за Печерлагом. Поэтому они никуда не этапировались. Вот и все.
— Логично, — сказал Романов. — Сперва гуртом строили дорогу. Потом большую часть рабсилы кинули на строительство шахт. Ведь шахта — это не просто дырка в земле, и на поверхности нужно много чего понастроить, чтобы уголек "пошел на-гора". А стране уголек стал ой как нужен. Ведь тогда Донбасс-то у Гитлера оказался. В общем, Солженицын здесь явно схимичил, сотворив из цифр страшилку. Ну да ладно, продолжим.

ЖЕРТВЫ ГОРОДОВ

Вот еще одна цифровая загадка: "Считается, что четверть Ленинграда была посажена в 1934-1935 гг. Эту оценку пусть опровергнет тот, кто владеет точной цифрой и даст ее" [3]. Ваше слово, Семен Никифорович.
— Ну, здесь говорится о тех, кто был взят по "делу Кирова". Их действительно было много больше, чем могло быть виновато в смерти Кирова. Просто под шумок начали сажать троцкистов. Но четверть Ленинграда, конечно, — нахальный перебор. А точнее пусть попробует сказать наш друг — Питерский Пролетарий (так Семен Никифорович иногда шутливо величал меня). Ты ведь тогда был там.
Пришлось говорить мне.
Тогда мне было 7 лет. И точно помню только траурные гудки. С одной стороны слышались гудки завода "Большевик", а с другой — гудки паровозов со станции "Сортировочная". Так что, строго говоря, ни очевидцем, ни свидетелем, я быть не могу. Но тоже считаю, что названное Солженицыным количество арестованных фантастически завышено. Только здесь фантастика не научная, а прохиндейская. Что Солженицын здесь темнит, видно хотя бы из того, что требует для опровержения точную цифру (зная, что читателю ее негде взять), а сам называет дробное число — четверть. Поэтому проясним дело, посмотрим, что значит в целых числах "четверть Ленинграда". В то время в городе проживало примерно 2 млн. человек. Значит, "четверть" — это 500 тыс.! По-моему, это настолько прохиндейская цифра, что ничего больше доказывать не нужно.
— Нужно! — убежденно сказал Романов. — Мы же имеем дело с Нобелевским лауреатом...
— Ну ладно, — согласился я. — Вы знаете лучше меня, что большинство зеков — мужчины. А мужчины везде составляют половину населения. Значит, в то время мужское население Ленинграда было равно 1 млн. Но ведь не все население мужского пола можно арестовать — есть грудные младенцы, дети и престарелые люди. И если я скажу, что таких было 250 тыс., то дам большую фору Солженицыну — их, конечно, было больше. Но пусть будет так. Остается 750 тыс. мужчин активного возраста, из которых Солженицын забрал 500 тыс. А для города это значит вот что: в то время везде работали в основном мужчины, а женщины были домохозяйками. А какое предприятие сможет продолжить работу, если из каждых трех работников лишится двух? Да весь город встанет! Но этого же не было.
И еще. Хотя мне и было тогда 7 лет, но могу твердо свидетельствовать: ни мой отец и никто из отцов моих знакомых сверстников арестован не был. А при таком раскладе, какой предлагает Солженицын, арестованных у нас во дворе было бы много. А их вообще не было. У меня все.
— Я, пожалуй, добавлю вот что, — сказал Романов. — Случаи массовых арестов Солженицын называет "потоками, вливающимися в ГУЛАГ". И самым мощным потоком он называет аресты 37-38 гг. Так вот. Если учесть, что в 34-35 гг. троцкистов сажали не меньше, чем на 10 лет, то ясно: к 38-му г. никто из них не вернулся. И в "большой поток" из Ленинграда брать было просто некого...
— А в 41-ом — вмешался Назаров, — в армию призывать было бы некого. А я где-то читал, что тогда Ленинград дал фронту около 100 тыс. одних только ополченцев. В общем, ясно: с посадкой "четверти Ленинграда" Солженицын опять переплюнул господина Геббельса.
Посмеялись.
— Эт-точно! — воскликнул Семен Никифорович. — Любители потолковать о "жертвах сталинских репрессий" любят вести счет на миллионы и не меньше. К этому случаю мне вспомнился один недавний разговор. Есть у нас в поселке один пенсионер, краевед-любитель. Интересный мужик. Зовут его Василий Иваныч, а потому и кликуха у него — "Чапай". Хотя фамилия у него тоже исключительно редкая — Петров. На Колыму он прибыл на 3 года раньше меня. И не так, как я, а по комсомольской путевке. В 1942-м добровольно ушел на фронт. После войны вернулся сюда, к семье. Всю жизнь шоферил. Он частенько заходит в нашу гаражную биллиардную — любит шары погонять. И вот как-то при мне подходит к нему один молодой шоферишка и говорит: "Василий Иваныч, скажите честно, страшно было жить здесь в сталинские времена?" Василий Иваныч посмотрел на него удивленно и сам спрашивает: "Ты о каких страхах толкуешь?"
"Ну, как же, — отвечает шоферишка, — сам слыхал по "Голосу Америки". Здесь в те годы угробили несколько миллионов зеков. Больше всего полегло их на строительстве Колымской трассы..."
"Ясно, — сказал Василий Иваныч. — А теперь слушай внимательно. Чтобы где-то угробить миллионы людей, нужно чтобы они там были. Ну хотя бы короткое время — иначе гробить будет некого. Так или нет?"
"Логично" — сказал шоферишка.
"А теперь, логик, слушай еще внимательнее, — сказал Василий Иваныч и, повернувшись ко мне, заговорил. — Семен, мы с тобой точно знаем, а наш логик наверно, догадывается, что сейчас на Колыме народу живет много больше, чем в сталинские времена. Но насколько больше? А?"
"Думаю, что раза в 3, а, пожалуй, и в 4" — ответил я.
"Так! — сказал Василий Иваныч, и, повернулся к шоферишке. — По последнему статистическому отчету (они ежедневно печатаются в "Магаданской правде"), сейчас на Колыме (вместе с Чукоткой) проживает около полумиллиона человек. Значит, в сталинские времена здесь проживало, самое большее, около 150 тыс. душ... Как тебе эта новость?"
"Здорово! — сказал шоферишка. — Никогда бы не подумал, что радиостанция такой солидной страны могла так паскудно врать..."
"Ну так знай, — назидательно сказал Василий Иваныч, — на этой радиостанции трудятся такие ушлые ребята, которые запросто делают из мухи слона. И начинают торговать слоновой костью. Берут недорого — только уши развесь шире..."
ЗА ЧТО И СКОЛЬКО

- Хороший рассказ. А главное к месту, — сказал Романов. И спросил меня: — Ты, кажется, хотел рассказать что-то про знакомого тебе "врага народа"?
— Да не моего знакомого, а отца одного из моих знакомых пацанов посадили летом 38-го за антисоветские анекдоты. Дали ему 3 года. А отсидел только 2 — досрочно освободили. Но вместе с семьей выслали за 101 км, кажется, в Тихвин.
— Ты точно знаешь, что за анекдот дали 3 года? — спросил Романов. — А то у Солженицына другие сведения: за анекдот — 10 и более лет; за прогул или опоздание на работу — от 5 до 10 лет; за колоски, собранные на убранном колхозном поле, — 10 лет. Что ты на это скажешь?
— За анекдоты 3 года — это я знаю точно. А насчет наказаний за опоздания и прогулы — твой лауреат врет, как сивый мерин. Я сам имел две судимости по этому указу, о чем есть соответствующие записи в трудовой книжке...
— Ай да Пролетарий!.. Ай да шустряк!.. Не ожидал!.. — съязвил Семен Никифорович.
— Ну, ладно, ладно! — отозвался Романов. — Дай человеку исповедаться...
Пришлось исповедаться.
— Кончилась война. Жить стало полегче. И стал я получки отмечать выпивкой. А ведь у пацанов где выпивка, там и приключения. В общем, за два опоздания — 25 и 30 минут отделался выговорами. А когда опоздал на полтора часа, получил 3-15: с меня 3 месяца высчитывали по 15% заработка. Только рассчитался — снова попал. Теперь уже на 4-20. Ну а третий раз меня ожидало бы наказание 6-25. Но "миновала меня чаша сия". Понял, что работа — дело святое. Конечно, тогда мне казалось, что наказания чересчур строгие — ведь война уже кончилась. Но старшие товарищи утешили меня тем, что, дескать, у капиталистов дисциплина еще строже и наказания горше: чуть что — увольнение. И становись в очередь на бирже труда. А когда подойдет очередь снова получить работу — неизвестно... А случаи, когда человек получал тюремный срок за прогулы, мне неизвестны. Слыхал, что за "самовольный уход с производства" можно получить год-полтора тюрьмы. Но ни одного такого факта я не знаю. Теперь о "колосках". Я слыхал, что за "кражу сельхозпродукции" с полей можно "получить срок", размер которого зависит от количества украденного. Но это говорится о полях неубранных. А собирать остатки картошки с убранных полей я сам ходил несколько раз. И уверен — арестовывать людей за сбор колосков с убранного колхозного поля — бред сивой кобылы. И если кто из вас встречал людей, посаженных за "колоски", пусть скажет.
— Я знаю 2 похожих случая, — сказал Назаров. — Это было в Воркуте в 1947 г. Два 17-летних пацана получили по 3 года каждый. Один попался с 15-ю кг молодой картошки, да дома обнаружили еще 90 кг. Второй — с 8-ю кг колосков, да дома оказалось еще 40 кг. И тот и другой промышляли, конечно же, на неубранных полях. А такая кража и в Африке кража. Сбор же остатков с убранных полей нигде в мире кражей не считался. И соврал тут Солженицын затем, чтобы лишний раз лягнуть Советскую власть...
— А может быть, у него было другое соображение, — вмешался Семен Никифорович, — ну как у того журналиста, который, узнав, что собака укусила человека, написал репортаж о том, как человек покусал собаку...
ОТ БЕЛОМОРА И ДАЛЬШЕ

- Ну хватит, хватит, — прервал общий смех Романов. И добавил ворчливо: — Совсем задолбали бедного лауреата... — Потом, посмотрев на Семена Никифоровича, заговорил:
— Ты давеча пропажу 40-а тыс. зеков за одну зиму назвал рекордом. А это не так. Настоящий рекорд, по Солженицыну, был на строительстве Беломорканала. Слушай: "Говорят, что в первую зиму, с 31-го на 32-й год 100 тыс. и вымерло — столько, сколько постоянно было на канале. Отчего же не поверить? Скорей даже эта цифра преуменьшенная: в сходных условиях в лагерях военных лет смертность в 1% в день была заурядна, известна всем. Так что на Беломоре 100 тыс. могло вымереть за 3 месяца с небольшим. А тут и другая зима, да между ними же. Без натяжки можно предположить, что и 300 тыс. вымерло" [4]. Услышанное так всех удивило, что мы растерянно молчали...
— Меня вот что удивляет — снова заговорил Романов. — Все мы знаем, что на Колыму зеков привозили только раз в году — в навигацию. Знаем, что здесь "9 месяцев зима — остальное лето". Значит, по раскладке Солженицына, все местные лагеря каждую военную зиму должны были троекратно вымирать. А что мы видим на деле? В собаку кинь, а попадешь в бывшего зека, всю войну мотавшего срок здесь, на Колыме. Семен Никифорович, откуда такая живучесть? Назло Солженицыну?
— Не ерничай, не тот случай — хмуро оборвал Романова Семен Никифорович. Потом, покачав головой, заговорил, — 300 тыс. мертвых душ на Беломоре?! Это такой подлый свист, что и опровергать не хочется... Я, правда, там не был — срок получил в 1937 г. Но ведь и этот свистун там не был! От кого же он слыхал эту парашу насчет 300 тыс.? Я о Беломоре слыхал от блатарей-рецидивистов. Таких, которые на волю выходят только затем, чтобы немного покуролесить и снова сесть. И для которых любая власть плоха. Так вот, о Беломоре они все говорил, что жизнь там была — сплошная лафа! Ведь Советская власть именно там впервые испробовала "перековку", т.е. перевоспитание уголовников методом особого вознаграждения за честный труд. Там впервые ввели дополнительное и более качественное питание за перевыполнение нормы выработки. А главное, ввели "зачеты" — за один день хорошей работы засчитывались 2, а то и 3 дня срока заключения. Конечно, блатари тут же научились добывать туфтовые проценты выработки и досрочно освобождались. О голоде и речи не было. От чего же могли умирать люди? От болезней? Так на эту стройку больных и инвалидов не привозили. Это говорили все. В общем, Солженицын свои 300 тыс. мертвых душ из пальца высосал. Больше им неоткуда взяться, ибо такую муру никто рассказать ему не мог. Все.
В разговор вступил Назаров:
— Все знают, что на Беломоре побывало несколько комиссий писателей и журналистов, среди которых были и иностранцы. И никто из них даже не заикнулся о такой высокой смертности. Как это объясняет Солженицын?
— Очень просто, — ответил Романов, — большевики их всех или запугали или купили...
Все засмеялись... Отсмеявшись, Романов вопросительно посмотрел на меня. И вот что я рассказал.
Как только я услыхал о смертности в 1% в сутки, мне подумалось: а как с этим было в блокадном Ленинграде? Оказалось: примерно в 5 раз меньше 1%. Вот смотрите. По разным оценкам, в блокаде оказалось, от 2,5 до 2,8 млн. человек. А самый смертельно голодный паек ленинградцы получали примерно 100 дней — такое вот совпадение. За это время при смертности 1% в сутки умерли бы все жители города. Но известно, что от голода умерло 900 с лишним тыс. человек. Из них за смертельные 100 дней погибло 450-500 тыс. человек. Если разделить общее число блокадников на число погибших за 100 дней, получим цифру 5. Т.е. в эти страшные 100 дней смертность в Ленинграде была в 5 раз меньше 1%. Спрашивается: откуда в лагерях военного времени могла взяться смертность в 1% в сутки, если (как вы все хорошо знаете) даже штрафной лагерный паек был в 4 или 5 раз калорийней блокадного пайка? И ведь штрафной паек давался в наказание на короткое время. А рабочий паек зеков в войну был не меньше пайка вольных рабочих. И понятно почему. Во время войны в стране была острая нехватка рабочих рук. И морить голодом зеков было бы просто дуростью со стороны властей...
— Тут я посмотрел на Романова и добавил: "Это к твоему глумливому вопросу о том, почему выжили колымские зеки...
Семен Никифорович встал, обошел стол, обеими руками потряс мою руку, шутливо поклонился и с чувством произнес:
— Очень признателен, молодой человек!.. — Потом, обращаясь ко всем, сказал, — Кончаем эту бодягу. Пошли в кино — там начинается повторный показ фильмов о Штирлице.
— В кино успеем, — сказал Романов, посмотрев на часы. — Напоследок хочу знать ваше мнение о разногласии в отношении к лагерным больницам, которое возникло между Солженицыным и Шаламовым — тоже "лагерным писателем". Солженицын считает, что лагерная санчасть создана для того, чтобы способствовать истреблению зеков. И ругает Шаламова за то что: "...он поддерживает, если не создает легенду о благотворительной санчасти..." [5] Вам слово, Семен Никифорович.
— Шаламов тянул срок здесь. Я, правда, сам с ним не встречался. Но от многих слыхал, что в отличие от Солженицына ему и тачку приходилось катать. Ну а после тачки побывать несколько дней в санчасти — действительно благо. Да еще, говорят, ему повезло попасть на курсы фельдшеров, окончить их и самому стать работником больницы. Значит, дело он знает досконально — и как зек, и как работник санчасти. Поэтому я Шаламова понимаю. А Солженицына понять не могу. Говорят, что он большую часть срока проработал библиотекарем. Понятно, что в санчасть он не рвался. И все же именно в лагерной санчасти у него вовремя обнаружили раковую опухоль и вовремя ее вырезали, т.е., спасли ему жизнь... Не знаю, может это и параша... Но если бы довелось его встретить, я бы спросил: правда ли это? И если бы это подтвердилось, то, глянув ему в глаза, я сказал бы: "Хмырь ты болотный! Тебя в лагерной больнице не "истребляли", а жизнь твою спасали... Сука ты позорная!!! Больше мне нечего сказать..."
МОРДУ НАДО БИТЬ!

В разговор вступил Назаров:
— Теперь я окончательно понял, почему Солженицын так много и так бессовестно врет: "Архипелаг ГУЛАГ" написан не для того, чтобы сказать правду о лагерной жизни, а для того, чтобы внушить читателю отвращение к Советской власти. Вот и здесь то же самое. Если что-то сказать о недостатках лагерной санчасти, то это малоинтересно — недостатки всегда найдутся и в гражданской больнице. А вот если сказать: лагерная санчасть предназначена способствовать истреблению зеков — это уже занятно. Примерно так же занятно, как рассказ о собаке, покусанной человеком. А главное — еще один "факт" бесчеловечности Советской власти... И давай, Миша, закругляйся — надоело в этом вранье ковыряться.
— Ну ладно, заканчиваем. Но нужна резолюция, — сказал Романов. И, придав голосу официальный оттенок, произнес: — Прошу каждого высказать свое отношение к этой книге и ее автору. Только кратко. По старшинству — вам слово, Семен Никифорович.
— По-моему, за эту книгу надо было не международную премию давать, а принародно морду набить.
— Очень вразумительно, — оценил Романов и вопросительно посмотрел на Назарова.
— Ясно, что книга пропагандистская, заказная. А премия — приманка для читателей. Премия поможет надежнее запудрить мозги читателям-верхоглядам, читателям-легковерам, — сказал Назаров.
— Не очень коротко, зато обстоятельно — заметил Романов и вопросительно посмотрел на меня.
— Если эта книга и не рекордная по лживости, то автор уж точно чемпион по количеству полученных сребреников, — сказал я.
— Верно! — сказал Романов. — Он, пожалуй, самый богатый антисоветчик... Вот теперь я знаю, что писать любимому племяннику. Всем спасибо за помощь! Теперь пошли в кино смотреть Штирлица.
На следующий день, рано утром, я поспешил на первый автобус, чтобы успеть на самолет, вылетающий рейсом Магадан-Певек.

*) Чтобы быть точным в цитатах, я взял их из текста "Архипелага", напечатанного в журнале "Новый мир" за 1989 г.
N 10 стр. 96
N 11 стр. 75
N 8 стр. 15 и 38
N 10 стр. 116
N 11 стр. 66.

http://lena-talaeva.livejournal.com/297955.html

И еще мнение: ( Стилистика и орфография оригинала мною сохранена. Е.М.

Можно и так взглянуть на Исаича


Скажем правду о нашем Исаиче, пока он жив. Для точности отметим, что правду об Исаиче говорим и пишем в ночь со второго на третье ноября 2002 года. Исаичу при этом желаем здоровья и творческих успехов. Он наша гордость, он первый их объебал.
Когда встречаешь в наших газетах недоброжелательные воспоминания брошенных Исаичем жен о том, как он умел везде пролезть без очереди или как бросал их, едва выбившись из нищеты, то делается обидно за нашего Нобелевского лауреата, на которого наезжают, которого затирают, невзирая на седины.
Не дают лауреату нас учить - и напрасно, пусть поучит, ему будет приятно. Когда Путин недавно приезжал Исаича поздравлять к нему домой, то Исаич Путина прямо на лестнице стал учить, как все обустроить. Даже сесть не дал. Лечит Путина и лечит. Путин погрустнел, занервничал. И был неправ, хотя и президент.
Нельзя так. У нас нет никого, кто объебал их лучше, чем Исаич. Нам на этом героическом примере еще учить и учить свой молодняк. Поэтому Исаичу можно всё, ему всё нужно разрешить, а потом всё простить - он заслужил.
Теперь кусок правды о лучшем из нас, который уже успел их объебать, в то время как мы только учимся это делать. Гений Исаича в том, что он не стал писать книгу о том, как авиация союзников под конец Второй мировой войны разбомбила несколько миллионов немцев вместе с их историческими центрами. Или о том, как победители, то есть мы и они, разрешили миролюбивым, трусоватым и, в сущности, милым чехам выселить три миллиона судетских немцев так сурово, что триста тысяч выселенных устлали своими мертвыми телами недолгий путь из Судет в Баварию. Или хотя бы про голод на Украине, после которого украинцев стало на треть меньше, зато колхозное движение победило.
Да мало ли было злодеяний в мире, а вот наш Исаич выбрал ГУЛАГ. Где его с Иваном Денисовичем обидели. Выбрал и так сразу, умно и дальновидно, записал себя в большие предатели. Чувствовал, что предатели у нас наберут силу.
Казалось бы, ничего плохого наш лауреат не сделал, собрал и поведал ужасы сталинских лагерей, в то время как остальные, несталинские лагеря тех времен были похожи на санатории. А мы его почему-то в предатели. Литературным власовцем даже называли. Хотя слово литературный Исаичу не подходит - пишет он тоскливо и нудно. Читать не хочется. Да никто, в сущности, и не читает.
Здесь в другом дело. Им нужен был наш большой предатель в тулупчике с подбивкой из прав человека. Слоган у них такой был тогда - права нашего человека они оплакивали. Исаич это вынюхал, прочувствовал и настрогал так много, что пришлось сделать его лауреатом и вывезти на свободу.
Вывезли они его к себе - и обомлели от отвращения. Исаич-то оказался наш кровный, учить их начал жизни так, что никакими деньгами не заткнешь. То есть деньги берет, прямо зубами из рук хватает, но жизни учить не перестает. Они его в лес спрятали - так достал.
Так он их объебал в первый раз. И денежку с них срубил по-легкому, и позорил их много лет подряд. Мол, все вы на своем Западе фуфло, и президенты ваши фуфло, и делаете вы все не так, потому что меня не слушаетесь. Этих тоталитарных советских тиранов нужно так вот и так, в хвост и в гриву, мать их за ногу. А вы разрядку тут посмели, меня, Исаича, не спросившись.
И вещал он каждый день без перерывов и даже без пауз, причем распиарили они его так, что заткнуть никак не получалось. Страшно много крови он из них выпил.
А потом свобода и к нам докатилась. И Исаич засобирался домой. И не просто как-нибудь - коня себе белого приготовил. Не в прямом, конечно, смысле. Высадился на берег моря, как Наполеон - и поехал, поехал. С востока на запад. Месяц ехал, напрягался, всех по своему маршруту напрягал, митингов требовал с хлебом-солью и возможностью наши власти обгадить с трибуны. Под медные звуки духового оркестра.
Потому что мысль у него была тайная. В лесу американском, под стук своих красных колес, он офуел совсем и решил, что мы захотим его новым царем избрать. За то, что он нас предал и про наш ГУЛАГ всем настучал так страстно, как будто у них своих ГУЛАГов не было.
Почему я так грубо об Исаиче: мол, офуел? Да потому, что позорный «фуй» вместо нашего красивого слова это его изобретение. А еще потому, что это правда. Только офуевший мог до такого додуматься.
О желании своем поправить нами на старости лет Исаич осмотрительно молчал. Может, про ГУЛАГ вспоминал, а может, просто возомнил о себе что-то совсем уж неподобающее. Что он один - ум, честь и совесть эпохи. Значит, ему и флаг в руки дадут. Правда, мы ему вместо флага всучили в руки кое-что поменьше - то, что офуевшему больше пристало.
Кстати говоря, если бы Исаич орал, как там его в американском лесу научили: «Хэллоу, ай вонт ту би йор президент!», - то Бог знает, чем дело бы кончилось. У нас страшно любят юродивых, да еще лауреатов. Собрал бы деньжат, отпиарили бы его, и был бы вместо «Яблока». Веселый Жирик бы на нем натешился всласть - вместо того чтобы баб душить, Исаича в Думе за бороду таскал бы.
Вообще-то, за царское место у нас драться положено, а Исаич трусоват, не драчун. Он все ждал, что мы ему шапку Мономаха благодарно нахлобучим только за то, что он к нам пожаловал. Нобелек Исаич наш приехал на красных колесах. А ему вместо этого помахали ручкой и забыли.
Исаич обиделся и начал выдумывать, как бы нам тут все обустроить. И снова объебал их. Они в него большие деньги закачали, они справедливо ждали, что Исаич, приехав к нам, будет петь по их нотам. Нет, он опять затянул что-то свое, тоскливое и непонятное.
Из всего его обустройства у меня в памяти осталась только «среднеазиатская подбрюшина». Ну, гений, ну умеет же сказать! Наши желтые братья ему в жизни эту подбрюшину не забудут. А вся Восточная Сибирь по Исаичу тогда вообще жопой выходит, Камчатка - хвостом, а Владивосток - задним проходом.
В третий раз Исаич решил объебать уже всех сразу. То есть и нас в том числе. Еврейский вопрос он покрыл, как воинственный хомячок слониху. Пока одним только первым томом. Если кто-то когда-то думал, что Исаич сам не еврей, и жены его не еврейки, и дети его тем более на евреев не похожи, то думать ему теперь не о чем. Потому что этого думавшего о таких пустяковых вещах Исаич снова объебал. Хитрый он, как сто евреев или четыреста армян. Над схваткой вознесся, как орел. И вашим и нашим по ведру помоев, а самый умный - он, Исаич.
Да, погромы были, но евреи их сами провоцировали, можно сказать, организовывали. Из револьверов стреляли в безобидных погромщиков с топорами и ломами в руках. Да, цари евреев посадили за черту оседлости, но исключительно потому, что евреи царям наступали на мозоли. Пооткрывали свои банки. Железных дорог понастроили.
Амбивалентно сделан первый том, даже и второго не хочется. Читаешь - и душа радуется. Как он снова всех рассудил! Но не все понимают, зачем он уже пятьдесят лет всех рассуживает. А нобелек наш Исаич просто объебывать любит. Если поживет еще пару лет, мы от него дождемся, что ГУЛАГ был правильный, необходимый и Сталин был великий вождь.
Исаича, нобелька нашего приблудного, мы на нашей великой Родине заткнули, как фонтан Козьмы Пруткова. Дали отдохнуть фонтану - и отдыхает.
Сколько лет он их водил за нос, скрывал за нудными проповедями свою простую обиду за то, что его не пустили к столу. А мы его нескромные планы раскусили в считанные дни. Нас так просто не объебешь. Мы сами умеем и учить, и лечить, и грузить, и лапшу вешать.
У нас назвался груздем - козленочком станешь. Раз в год пять минут даем ему поныть перед телекамерой о том, как золотой миллиард богатых душит остальных, бедных. А дальше его дело воробьиное: почирикал - и на жердочку.
Мы даже не спрашиваем, ты сам-то, Ксаич, из какого миллиарда происходишь и почему так кипятишься вдруг? Почему свои миллионы несчастным жертвам СПИДа не отдашь? Мы просто ждем возможности отлить его в бронзе - чтобы наконец пользу приносил Отечеству. Памятников тем, кто их объебал, у нас еще не ставили. Исаич - кандидат номер один.
Мораль в связи с Исаичем такова: наши предатели легко объебут их, но не нас.
http://www.chelemendik.ru/ShowDoc.php?d=69

С уважением, Е.М.
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13857
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение Olenevod Beldyev » 14 янв 2013, 12:57

EvMitkov писал(а): Давно пора у нас на форуме работу по историкам-фальсификаторам сделать более концентрированной. Развелось их...
{...] Вроде бы - да и хрен с ними, пусть пишут - "собака лает - ветер носит".


Да, "собака лает", а вот как "ветер носит" стоит сказать особо.
Я долгое время полагал, что цель таких авторов, как Соколов или тот же Солонин ets., воздействовать своими "изысканиями" непосредственно на читателей – покупателей их книг, или через посредничество "педагогов"-нещеретов на неокрепшие молодые умы.
Но недавно мне попалась в руки книга современного немецкого "историка-ревизиониста" Иоахима Гофмана "Сталинская война на уничтожение" (Stalins Vernichtungskrieg 1941-1945 http://www.ozon.ru/context/detail/id/2654213/). Сама книга не представляет из себя интереса, поскольку в ней собраны пожалуй все известные мифы, полуправды и зашкаливающие преувеличения о реально имевших место быть преступлениях военнослужащих Красной армии. Но вот обширный список использованной Гофманом литературы неприятно изумил, судите сами: Волкогонов, Бушуева, Млечин, Соколов, Суворов (Резун). На этих "историках" клейма негде ставить, но... они, точнее - их "труды" придают научную основательность книге Гофмана...
Мы – мирные люди, но нашими бронепоездами забиты все запасные пути!..
Аватара пользователя
Olenevod Beldyev
 
Сообщения: 921
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 05:22
Откуда: ВнутриМКАДье (надеюсь, за это еще не побивают камнями?)

Re: Так сколько же будет 5х5, господин учитель Нещерет?

Сообщение Dvu.ru-shnik » 14 янв 2013, 14:20

Печально, но факт.
Те "историки", которые пытаются историю переиначить, они вынуждены быть точными и пунктуальными. Как говорится - самой крепкой памятью обладает лгун, поскольку он должен помнить всё - что и где солгал.
Но, почему-то, авторы, пишущие на основе реальных событий, слишком пренебрежительно относятся к этому моменту. Отсюда и такой парадокс.
Вот и приходится опровергать Гофманов, Солониных и Резунов самим, разыскивая информацию по крупицам, дабы Нощереты людям мозги не пудрили.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6931
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

След.

Вернуться в Военная история

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Yandex [Bot] и гости: 5