Гранит, бетон, броня и берёзы Карельского перешейка

Темы по военной истории

Гранит, бетон, броня и берёзы Карельского перешейка

Сообщение Dvu.ru-shnik » 27 авг 2012, 02:24

Начал было отвечать на вопросы по финской кампании в теме о поерях, но понял, что тема Великой Отечественной Войны, которую и так перегружают всяким флудом, будет в этом случае окончательно похоронена по слоем побочного материала, вот и решил для зимы 1939-1940гг открыть эту тему.
Да, она сильно перекликается местами с началом Великой Отечественной войны и является одной из предысторий её, но весь характер боевых действий, применяемые техника, вооружение и тактика являются предметом для отдельного обсуждения. Я подумал и решил вынести на суд кают-компании и модераторов советско-финскую войну для более деталього рассмотрения, нежели несколькими коментариями её осветить.
для начала перекину сюда то, что уже было в предыдущей теме.
Только давайте договоримся - если есть что сказать по теме - говорим, если нет аргументов, то смайликами и флудом тему не забиваем.

Финскую компанию тоже нельзя однозначно оценивать. дело в том, что ещё Триандофилов, Фрунзе и Тухачевский начали разрабатывать теорию глубокой наступательной операции и мерам противодействия ей. Ещё в 1939м году началась апробация положений данной теории в боях на Халхинголе. Если первую часть тех боёв можно было даже сопоставить с боевыми действиями времён Первой Мировой (жёсткая и глубоко эшелонированная позиционная оборона одной стороны, попытки её проломить с другой), то вторая часть этого конфликта уже характеризуется совсем иным характером действий - стремителными ударами конно-механизированных частей при поддержке авиации и массированного применения танков и артиллерии.
Сразу уточняю воизбежании непоняток - это были первые апробации теории глубокой наступательной операции, поэтому было множество недопониманий, ошибок и просчётов.
Писал про финскую компанию, потому что тактика ведения войны и применения техники спровоцирововали Абвер-Вермахт к блицкригу...
Финская кампания показала то, что уже было известно и проводилось в жизнь тем же самым вермахтом. Они даже 1939м и 1940м годах уже действовали по принципу блицкрига - той же самой теорией глубокой наступательной операцией. Посмотри Аншлюс, аннексию Чехии и Моравии, Французскую и польскую компании - Линию Мажино они не стали в лоб бодать, а сначала обошли, проводя при этом перед её фронтом сковывающие действия, а когда армия Боанапартия рванула к городу парижу, тогда и через УРЫ прошли.
Одновременно с этим, мы убедились в том, что надо массировать применение танков, налаживать тесное взаимодействие между ДРГ, авиацией, артиллерией, танками, пехотой и подразделениями боевого обеспечения. РККА наработала приёмы действий штурмовых групп, ведения боевых действий в условиях лесистой и лесисто-болистой мстности, всколыхнулся целый пласт воинского искусства, именуемого снайпингом. И даже в плане танкостроения была подтверждена концепция отхода от деления танков по категориям танков сопровождения пехоты и прочих. стало очевидным, что полноценные танки могут быть двух категорий - тяжёлые и средние, действия которых должны обеспечивать лёгкие танки (разведка и охраение).
Всё это потом будет применено и с очень большим успехом на том же самом Карельском перешейке, на Калинском и Ленинградском фронтах, при штурме кёнегсберга, в боях в Прибалтике и в Восточной Пруссие, в Яссо-Кишинёвской операцие, в померании и даже в действиях партизан на Брянщине и в Полесье.
Однако, цена этим урокам была огромной. Это была цена того, что мы ещё не были готовы к ведению войн в новых высокотехнологических, или как тогда говорили - высокотехнических условиях.
Именно Финская компания и неудачи в ходе её ведения показала необходимость реорганизации вооружённых сил, их перевооружения, насыщения техникой и средствами связи.
Так что наша реформа РККА началась понастоящему именно с 1940 года. Но, ты же сам понимаешь, что какими бы нибыли грандиозными планы, какими бы нибыли титаническими усилия по претворению их в жизнь, сколько бы ни вкладывали в это средств, но всё равно на всё это необходимо время. За те полтора года, которые прошли с начала реорганизации было сделано колоссально много, но что значат каких-то полтора года при таком объёме работ и затрат. Это же пришлось начинать с перестройки научной базы и промышленности, перерабатывать оргштатную структуру войск, боевые уставы и наставления, в условиях цейтнота осуществлять переобучение и переучмвание людей, даже перестраивать психологию от солдата и до маршала.
Уже тогда была осуществлена закладка камня в строительство понятия ОБТ - основной боевой танк.
Палестинский казак из Москвы просил остановиться на анализе этой кампании подробней - изволь, Андрей.
Да, далеко не самый лучший и молниеносно-победный расклад получился для РККА. По соотношению потерь мы уже немного пробежались.
Начнём с предыстории.
6 декабря 1917 года сейм (парламент Финляндии) провозгласил независимость, 31 декабря 1917 года советское правительство признало независимость Финляндии.
15(28) января 1918 года в Финляндии началась революция, которая переросла в гражданскую войну. Белофинны позвали на помощь немецкие войска. Немцы не отказали, в начале апреля высадили на полуострове Ханко 12-тысячную дивизию («Балтийская дивизия») под командованием генерала фон дер Гольца. Еще один отряд в 3 тысячи человек прислали 7 апреля. С их поддержкой сторонники Красной Финляндии потерпели поражение, 14-го немцы заняли Хельсинки, 29-го апреля пал Выборг, в начале мая красные были полностью разгромлены. Белые провели массовые репрессии: более 8 тысяч человек убили, около 12 тысяч сгноили в концлагерях, было арестовано и посажено в тюрьмы и лагеря примерно 90 тысяч человек. Был развязан геноцид в отношении русских жителей Финляндии, убивали всех без разбора: офицеров, учащихся, женщин, стариков, детей.
Берлин потребовал, чтобы на трон посадили германского принца – Фридриха Карла Гессенского, 9 октября сейм избрал его королем Финляндии. Но Германия потерпела поражение в Первой мировой войне и поэтому Финляндия стала республикой.
Независимости было мало, финская элита хотела прибавки территории, решив воспользоваться Смутой в России, Финляндия напала на Россию. Карл Маннергейм обещал присоединить Восточную Карелию. 15 марта был утверждён так называемый «план Валлениуса», по нему финны хотели захватить русские земли по границе: Белое море – Онежское озеро – река Свирь – Ладожское озеро, к тому же к Суоми должны были отойти область Печенги, Кольский полуостров, Петроград должен был стать «вольным городом». В этот же день отряды добровольцев получили приказ начать завоевание Восточной Карелии.
15 мая 1918 года Хельсинки объявили войну России, до осени активных боевых действий не было, Германия заключила с большевиками Брестский мир. Но после её поражения ситуация изменилась, 15 октября 1918 года финны захватили Ребольскую область, в январе 1919 года - Поросозёрскую область. В апреле начала наступление Олонецкая добровольческая армия, она захватила Олонец, подошла к Петрозаводску. В ходе Видлицкой операции (27 июня-8 июля) финны были разбиты и изгнаны с советской земли. Осенью 1919 года финны повторили наступление на Петрозаводск, но в конце сентября были отбиты. В июле 1920 года финны потерпели ещё несколько поражений, начались переговоры.
В середине октября 1920 года был подписан Юрьевский (Тартуский) мирный договор, Советская Россия уступила область Печенги-Петсамо, Западную Карелию до реки Сестра, западную часть полуострова Рыбачий и большую часть полуострова Среднего.
Но финнам этого было мало, план «Великой Финляндии» не был реализован. Была развязана вторая война, началась она с формирования в октябре 1921 года на территории советской Карелии партизанских отрядов, 6-го ноября финские добровольческие отряды вторглись на территорию России. К середине февраля 1922 года советские войска освободили захваченные территории, 21 марта подписано соглашение о неприкосновенности границ.
Как видим - это был далеко не первый опыт войны между СССР и Финляндией. напряжённость сохранялась всегда.
В Хельсинки не оставили надежд поживиться за счёт советских территорий. Но после двух войн сделали для себя выводы – нужно действовать не добровольческими отрядами, а целой армией (Советская Россия окрепла) и нужны союзники. Как выразился первый премьер Финляндии Свинхувуд: «Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии».
С обострением советско-японских отношений Финляндия начала налаживать контакты с Японией. В Финляндию для стажировок стали приезжать японские офицеры. Хельсинки отрицательно отнеслись к вступлению СССР в Лигу Наций и договору о взаимопомощи с Францией. Надежды на большой конфликт между СССР и Японией не оправдались.
Враждебность Финляндии и её готовность к войне против СССР не была секретом ни в Варшаве, ни в Вашингтоне. Так, в сентябре 1937 года американский военный атташе в СССР полковник Ф. Феймонвилл докладывал: «Самой насущной военной проблемой Советского Союза является подготовка к отражению одновременного нападения Японии на Востоке и Германии совместно с Финляндией на Западе».
На границе СССР и Финляндии постоянно происходили провокации. Например: 7 октября 1936 года выстрелом с финской стороны был убит совершавший обход советский пограничник. Только после долгий пререканий Хельсинки выплатили компенсацию семье погибшего и признали вину. Финские самолёты нарушали и сухопутную, и водную границу.
Особенно беспокоило Москву сотрудничество Финляндии с Германией. Финская общественность поддержала действия Германии в Испании. Немецкие конструкторы спроектировали для финнов подлодки. Финляндия поставляла Берлину никель и медь, получая 20-мм зенитки, планировали покупку боевых самолетов. В 1939 году на территории Финляндии был создан немецкий разведывательный и контрразведывательный центр, его главной задачей была разведывательная работа против Советского Союза. Центр собирал сведения о Балтийском флоте, Ленинградском военном округе, ленинградской промышленности. Финская разведка тесно сотрудничала с абвером. В ходе советско-финской войны 1939-1940 годов опознавательным знаком финских ВВС стала синяя свастика.
К началу 1939 года с помощью немецких специалистов в Финляндии была построена сеть военных аэродромов, которая могла принять в 10 раз больше самолётов, чем было у финских ВВС.
Хельсинки были готовы воевать против СССР не только в союзе с Германией, но и с Францией, и Англией.
К 1939 году у нас на северо-западных рубежах было абсолютно враждебное государство. Существовала проблема защиты Ленинграда, граница проходила всего в 32 км, финны могли обстреливать город тяжёлой артиллерией. Кроме того, надо было защитить город с моря.
С юга проблему решили, заключив в сентябре 1939 года договор о взаимопомощи с Эстонией. СССР получил право размещения гарнизонов и военно-морских баз на территории Эстонии.
Хельсинки же не хотели решить важнейший для СССР вопрос дипломатическим путём. Москва предлагала обмен территориями, договор о взаимопомощи, совместную оборону Финского залива, продать часть территории для военной базы или сдать в аренду. Но Хельсинки не приняли ни одного варианта. Хотя наиболее дальновидные деятели, например, Карл Маннергейм, понимали стратегическую необходимость требований Москвы. Маннергейм предлагал отодвинуть границу от Ленинграда и получить хорошую компенсацию, и предложить остров Юссарё под советскую военно-морскую базу. Но в итоге возобладала позиция не идти на компромисс.
На этих переговорах впервые речь заходит о близости границы к Ленинграду. Иосиф Сталин заметил: «Мы ничего не можем поделать с географией, так же, как и вы… Поскольку Ленинград передвинуть нельзя, придётся отодвинуть от него подальше границу».
Вариант соглашения, представленный советской стороной финской делегации в Москве, выглядел следующим образом:
- Финляндия передаёт СССР часть Карельского перешейка.
- Финляндия соглашается сдать в аренду СССР сроком на 30 лет полуостров Ханко для постройки военно-морской базы и размещения там четырёхтысячного воинского контингента для её обороны.
- Советскому военному флоту предоставляются порты на полуострове Ханко в самом Ханко и в Лаппохья
- Финляндия передаёт СССР острова Гогланд, Лаавансаари (ныне Мощный), Тютярсаари, Сейскари.
- Существующий советско-финляндский пакт о ненападении дополняется статьей о взаимных обязательствах не вступать в группировки и коалиции государств, враждебные той или другой стороне.
- Оба государства разоружают свои укрепления на Карельском перешейке.
- СССР передает Финляндии территорию в Карелии общей площадью вдвое больше полученной финской (5 529 км?).
- СССР обязуется не возражать против вооружения Аландских островов собственными силами Финляндии.
СССР предложил обмен территориями, при котором Финляндия получила бы более обширные территории в Восточной Карелии в Реболах и в Пораярви. Это были территории, которые провозгласили независимость и пытались присоединиться к Финляндии в 1918—1920 годах, но по Тартускому мирному договору остались за Советской Россией.
СССР обнародовал свои требования до третьей встречи в Москве. Заключившая с СССР договор о ненападении Германия посоветовала на них согласиться. Герман Геринг дал понять министру иностранных дел Финляндии Эркко, что требования о военных базах надо бы принять, и на помощь Германии надеяться не стоит.
Надо отметить, что Лондон не остался в стороне и по-своему провоцировал конфликт. Москве намекнули, что вмешиваться в возможный конфликт не будут, а финнам заявили, что надо держать позиции.
Государственный совет не пошёл на сделку, так как общественное мнение и парламент были против. Советскому Союзу было предложены лишь ближайшие к Ленинграду территории в Териоках и Куоккала (ныне Зеленогорск и Репино), углублённые в советскую территорию. Московские переговоры прекратились 9 ноября 1939 года.
С середины 1939 года в СССР начались военные приготовления. В июне?июле на Главном военном совете СССР обсуждался оперативный план нападения на Финляндию, а начиная с середины сентября начинается концентрация частей Ленинградского военного округа вдоль границы.
В Финляндии достраивалась «линия Маннергейма». 7?12 августа на Карельском перешейке были проведены крупные военные учения, на которых отрабатывалось отражение агрессии со стороны СССР. Были приглашены все военные атташе, кроме советского.
Декларируя принципы нейтралитета, финское правительство отказывалось принимать советские условия, так как, по их мнению, эти условия далеко выходили за вопросы обеспечения безопасности Ленинграда, в свою очередь пытаясь добиться заключения советско-финского торгового соглашения и согласия СССР на вооружение Аландских островов, демилитаризованный статус которых регулировался Аландской конвенцией 1921 года. К тому же финны не желали отдавать СССР свою единственную защиту от возможной советской агрессии — полосу укреплений на Карельском перешейке, известную как «линия Маннергейма».
Собственно говоря, название "Линия Маннергейма" появилось гораздо позже с подачи дочери Карла Маннергейма для увековечения его имени. В то время это была линия укреплений, в которую входили все оборонительные сооружения от царя Петра-1 и до последних, именуемых линией Энкеля. Маннергейм лишь усовершенствовал эту линию укреплений.
Однако, на самой линии (если будет желание) остановимся позже. Впрочем, Евгенич и Алекс, это уже тянет на отдельную тему (как вопрос о линие Маннергейма, так и рассмотрение самой войны вплоть до обсуждения заклёпочных моментов применемого тогда оружия, БТВТ, авиации, а так же - выработанных и применямых тактических приёмов)
Финны настаивали на своём, хотя 23-24 октября Сталин несколько смягчил позицию в отношении территории Карельского перешейка и численности предполагаемого гарнизона полуострова Ханко. Но и эти предложения были отклонены. «Вы что, хотите спровоцировать конфликт?» /В.Молотов/. Маннергейм при поддержке Паасикиви продолжал настаивать перед своим парламентом о необходимости поиска компромисса, заявив, что армия продержится в обороне не более двух недель, но безрезультатно.
Возобновившиеся в Москве 3 ноября переговоры сразу зашли в тупик. С советской стороны последовало заявление: «Мы, гражданские люди, не достигли никакого прогресса. Теперь слово будет предоставлено солдатам».
Однако Сталин опять пошёл на уступки на следующий день, предложив вместо аренды полуострова Ханко купить его или даже арендовать вместо него какие-нибудь прибрежные острова у Финляндии. Таннер, бывший тогда министром финансов и входивший в состав финской делегации, также считал, что эти предложения открывают путь к достижению договорённости. Но правительство Финляндии стояло на своём.
3 ноября 1939 года советская газета «Правда» написала: «Мы отбросим к чёрту всякую игру политических картёжников и пойдем своей дорогой, несмотря ни на что, мы обеспечим безопасность СССР, не глядя ни на что, ломая все и всяческие препятствия на пути к цели». В этот же день войска Ленинградского военного округа и Краснознамённого Балтийского флота получили директивы о подготовке боевых действий против Финляндии. На последней встрече Сталин внешне демонстрировал искреннее желание добиться компромисса в вопросе о военных базах, но финны отказались его обсуждать и 13 ноября отбыли в Хельсинки.
Проникнутая миролюбием внешняя политика СССР и здесь была продемонстрирована с полной определенностью. Советский Союз сразу же заявил, что он стоит на позиции нейтралитета и неуклонно проводил эту политику в течение всего истекшего периода.

................................................................(Доклад В. М. Молотова на VI сессии верховного СССР 29 марта 1940 года)

Оценку Молотова по отношению к её политике разделяли и иностранные дипломаты, поддерживавшие тесные контакты с правящими кругами Финляндии. Так ещё 29 декабря 1933 года польский посланник в Хельсинки Харват сообщал в Варшаву, что политика Финляндии характеризуется «агрессивностью против России… В позиции Финляндии к СССР доминирует вопрос о присоединении Карелии к Финляндии». Харват называл Финляндию «наиболее воинственным государством в Европе».

Латвийский посланник в Финляндии в свою очередь информировал Ригу 16 июня 1934 года :
«В головах финских активистов… глубоко укоренился карельский вопрос. Эти круги с нетерпением ждут конфликта России с какой-либо великой державой, раньше с Польшей, а теперь с Германией или Японией, чтобы реализовать свою программу. Это движение… может когда-то послужить искрой, от которой загорится пороховая бочка»
................................................(Сиполс В.Я «Тайны дипломатические: канун Великой Отечественной войны 1939-1941»)

Бывший президент Финляндии П. Свинхувуд говорил, что «любой враг России должен всегда быть другом Финляндии» Правильно ли поступили Правительство и Партия, что объявили войну Финляндии? Этот вопрос специально касается Красной Армии.
Нельзя ли было обойтись без войны? Мне кажется, что нельзя было. Невозможно было обойтись без войны. Война была необходима, так как мирные переговоры с Финляндией не дали результатов, а безопасность Ленинграда надо было обеспечить безусловно, ибо его безопасность есть безопасность нашего Отечества. Не только потому, что Ленинград представляет процентов 30-35 оборонной промышленности нашей страны и, стало быть, от целостности и сохранности Ленинграда зависит судьба нашей страны, но и потому, что Ленинград есть вторая столица нашей страны.
....................................................................(Выступление И.В.Сталина на совещании начальствующего состава 17.04.1940)
Наступило временное затишье, которое финское правительство посчитало за подтверждение правильности своей позиции.
28 ноября было объявлено о денонсации Договора о ненападении с Финляндией, а 30 ноября советским войскам был дан приказ к переходу в наступление.
Война началась.
Первым этапом войны обычно считают период с 30 ноября 1939 года по 10 февраля 1940 года. На этом этапе велось наступление частей Красной армии на территории от Финского залива до берегов Баренцева моря.
Группировка советских войск состояла из 7-й, 8-й, 9-й и 14-й армий. 7-я армия наступала на Карельском перешейке, 8-я — севернее Ладожского озера, 9-я — в северной и средней Карелии, 14-я — в Петсамо.
Наступлению 7-й армии на Карельском перешейке противостояла Армия перешейка (Kannaksen armeija) под командованием Хуго Эстермана. Для советских войск эти бои стали наиболее тяжёлыми и кровопролитными. Советское командование имело лишь «отрывочные агентурные данные о бетонных полосах укреплений на Карельском перешейке». Так, даже в разгар боёв на Карельском перешейке, Мерецков сомневался в том, что у финнов есть долговременные сооружения, хотя ему докладывали о существовании дотов «Поппиус» (Sj4) и «Миллионер»(Sj5).
В результате этого выделенные силы для прорыва «линии Маннергейма» оказались совершенно недостаточными. Войска оказались полностью не готовыми для преодоления линии ДОТов и ДЗОТов. В частности было мало крупнокалиберной артиллерии, необходимой для уничтожения ДОТов. К 12 декабря части 7-й армии смогли преодолеть лишь полосу обеспечения линии и выйти к переднему краю главной полосы обороны, но запланированный прорыв полосы с ходу не удался из-за явно недостаточных сил и плохой организации наступления. 12 декабря финская армия провела одну из своих самых успешных операций у озера Толваярви. До конца декабря продолжались попытки прорыва, не принёсшие успеха.
Как в материале о немецком наступлении 1941 года, так и здесь, не буду уподобляться тем, кто оправдывает всё глубоким снегом и сильнейшими морозами - это глупо, тем более, что, как данные метеорологических наблюдений, так и другие документы опровергают это: до 20 декабря 1939 года на Карельском перешейке температура колебалась от +2 до ?7 °C. Далее до Нового года температура не опускалась ниже ?23 °C. Морозы до ?40 °C начались во второй половине января, когда на фронте было затишье. Причем мешали эти морозы не только наступающим, но и обороняющимся, о чём писал и Маннергейм. Никакого глубокого снега до января 1940 г. также не было. Так, оперативные сводки советских дивизий от 15 декабря 1939 г. свидетельствуют о глубине снежного покрова в 10-15 см. Более того, успешные наступательные действия в феврале происходили в более суровых погодных условиях.
8-я армия продвинулась на 80 км. Ей противостоял IV Армейский корпус (IV armeijakunta), которым командовал Юхо Хейсканен. Часть советских войск попала в окружение. После тяжёлых боёв им пришлось отступить.
Наступлению 9-я и 14-ой армий противостояла оперативная группа «Северная Финляндия» (Pohjois-Suomen Ryhm?) под командованием генерал-майора Вильё Эйнара Туомпо. Её зоной ответственности являлся 400-мильный участок территории от Петсамо до Кухмо. 9-я армия вела наступление из Беломорской Карелии. Она вклинилась в оборону противника на 35?45 км, но была остановлена. 14-я армия, наступавшая на район Петсамо, достигли наибольшего успеха. Взаимодействуя с Северным флотом, войска 14-й армии смогли овладеть полуостровами Рыбачий и Средний, городом Петсамо (ныне Печенга). Таким образом они закрыли выход Финляндии к Баренцеву морю.
А вот теперь коснёмся и укреплений на Карельском перешейке.
Фрагмент из книги "Линия Маннергейма и система финской долговременной фортификации на карельском перешейке"
Балашов Е.А., Степаков В.H. - СПб.: Hордмедиздат, 2000.
Прежде чем приступить к изложению этой темы, необходимо определить, что же стоит за термином "линия Маннергейма", поскольку в отечественной литературе часто приходится сталкиваться с различными значениями этого понятия. В военно-исторических изданиях советского периода преобладает устойчивая точка зрения, что линия Маннергейма представляла собой глубоко эшелонированную полосу огневых долговременных укреплений, которая по своей технической мощи якобы не уступала железобетонным укреплениям французской "линии Мажино" и германской "линии Зигфрида". Общая глубина "линии Маннергейма" вместе с оперативной зоной составляла до 100 км (см. Н.Ф.Кузьмин. На страже мирного труда 1921-1940. Воениздат.М..1959). В Истории Ордена Ленина Ленинградского Военного округа (Воениздит.М., 1988) на стр. 129 утверждается что "линия Маннергейма состояла из трех основных, передовой и двух промежуточных полос, а также отсечных позиций. На всех трех полосах этой линии насчитывалось свыше 1000 дотов и дзотов, из которых 296 сооружений были долговременные железобетонные... Всего на главной полосе обороны насчитывалось около 200 железобетонных сооружений". А в книге "Бои в Финляндии" (М., ОГИЗ 1941) указывается, например, что "Советские войска на Карельском перешейке захватили 356 ДОТов и 2425 ДЗОТов". В отечественной литературе иногда можно встретить утверждения, что "линия Маннергейма" строилась с помощью немецких специалистов, что также не соответствует действительности.
Во многих советских изданиях неоднократно повторяется, что части Красной Армии на Карельском перешейке встретились на своем пути с мощной глубоко эшелонированной системой финских укреплений - "линией Маннергейма", которая и задержала их наступление. Там же говорится о том, что в результате заранее подготовленной операции по штурму финских укреплений "линия Маннергейма" была прорвана в середине февраля 1940 г.. после чего части Красной Армии устремились по направлению к Выборгу.
Чем же все-таки в действительности была "линия Маннергейма"? Цель этой книги состоит в том, чтобы разграничить такие два совершенно смешавшиеся в обыденном представлении понятия, как ''линия Маннергейма" и "система долговременной обороны Финляндии на Карельском перешейке".
В течение последних десятилетий группа исследователей-энтузиастов под руководством Владимира Ивановича Смирнова из историко-краеведческого объединения "Карелия" провела серию экспедиций с целью изучения состояния памятников военной истории и фортификации на Карельском перешейке. В результате этой работы удалось установить, что материалы финской историографии в гораздо большей мере соответствуют истине, чем данные отечественных источников.
В финской историографии под термином "линия Маннергейма" понимается, прежде всего, главная фронтовая позиция на Карельском перешейке времен советско-финляндской Зимней войны 1939-40 гг. Иными словами, та передовая линия фронта, на которой финские войска сумели остановить продвижение советских войск вглубь Финляндии вплоть до февральского генерального наступления РККА, Эта позиция лишь частично совпадала с линией главной оборонительной полосы, на которой находились долговременные огневые сооружения, построенные до начала военных действий. ...
...Человеку, считающему себя искушенным в области военной истории, а тем более в области фортификации, следует различать понятия "линия Маннергейма" и "система долговременной обороны Финляндии". Если даже подразумевать под первым фортификационные объекты, сооруженные финнами в период с 1920 но 1939 гг., то из сферы рассмотрения выпадут многочисленные береговые батареи, построенные в Финляндии русскими фортификаторами до 1917 г. А ведь благодаря их наличию возможность высадки советских морских десантов в тылу финских войск была крайне ограничена.
Следует также подчеркнуть, что сам термин "линия Маннергейма" появился лишь в начале советско-финляндской войны, когда К.Г.Э. Маннергейм был назначен на пост главнокомандующего финской армии. ...
...
В конце прошлого (XIX) века, чтобы прикрыть побережье северо-западной части империи, русское военное министерство развернуло колоссальные инженерно-технические работы по модернизации старых, заложенных еще при Петре 1, береговых укреплений и строительству новых сооружений, прежде всего береговых артиллерийских батарей, которые в сочетании с морскими минными заграждениями должны были препятствовать приближению вражеского военного флота к столице, а также не давать противнику возможности высаживать свои десанты на побережье. В условиях разгоревшейся первой мировой войны эти укрепления создавали реальную угрозу немецкому флоту.
После того, как Финляндия стала независимым государством и вышла из состава России, все эти сооружения вместе с тяжелым вооружением и боеприпасами перешли в собственность финского государства и впоследствии сыграли немаловажную роль в обороне страны с моря в период советско-финляндской Зимней войны 1939-40 гг.
Если со стороны Финского залива территория Финляндии имела огневое прикрытие, то со стороны Ладожского озера, которое до 1918 г. являлось внутренней акваторией Российской империи, такое прикрытие отсутствовало. Поэтому весной 1919 г. командир 3-го полка Береговой артиллерии подал предложение разместить на некоторых островах Ладожского озера артиллерийские батареи. Этот вопрос стал предметом обсуждения между военным министром Финляндии Р.Вальденом и начальником Генерального штаба генерал-майором Х.Игнатиусом. Тогда же было предложено укрепить и несколько островов Финского залива. Фортификационные работы по укреплению побережья обеих акваторий были начаты осенью 1919 г. Первые финские береговые батареи, оснащенные спаренными 152-мм орудиями Канэ, появились на островах Валаамского архипелага - Пииккана (о.Никоновский) и Раутаверяйя (о-ва Оборонный и Пуккисаари), а также на Коневце, Хейнясенмаа, Мекерикке, Мантсинсаари, Ристисаари, на полуострове Вахтиниеми. На полуостровах Мустаниеми и Ярисевя [мыс Чалка] построили батареи, оснащенные 120-мм орудиями Армстронг.
Однако с суши юго-восточные границы Финляндии практически не были защищены, поэтому в тот период, когда в стране еще шла гражданская война, финское военное командование по инициативе главнокомандующего Белой армии генерала Карла Густава Эмиля Маннергейма начало осуществлять конкретные меры по защите подступов к Финляндии со стороны суши и, прежде всего, со стороны Карельского перешейка, который на протяжении всей истории Финляндии был наиболее уязвимым направлением в военно-стратегическом отношении.

Карл Маннергейм
Своим приказом от 7 мая 1918г.К.Г.Э. Маннергейм откомандировал в распоряжение командования Восточной армии (группировка белых войск Финляндии в восточной части страны) двух своих представителей - подполковника А.Раппе и майора К. фон Гейне, которые прибыли на службу в финскую армию из Швеции. Им было поручено составить предварительный план по строительству оборонительных сооружений на Карельском перешейке согласно рекомендациям и указаниям командующего Восточной армией. При составлении этого плана необходимо было учесть, что предполагаемые мероприятия должны были осуществляться силами имеющихся в наличии ресурсов в течение ближайших двух месяцев. Готовый план надлежало отправить в Ставку Маннергейма не позднее 25 мая с заключением командующего Восточной армией.
Подполковник А.Раппе датировал этот план первым июня 1918 г. в г. Выборге. В соответствии с этим планом строительство укреплений должно было осуществляться с учетом необходимости создания удобных исходных позиций для возможных наступательных действий в сторону Петрограда.
А.Раппе в своей оценке положения исходил из того, что противник будет защищать Петроград в том числе и путем активных наступательных действий, и тогда его контрудары могут быть направлены вглубь Финляндии либо вдоль шоссейной дороги и железнодорожного полотна в сторону Кивеннапы [ныне пос.Первомайское - прим.ред.] и Выборга, либо же на участке Рауту [ныне пос.Сосново - прим.ред]. Согласно приписке, сделанной генерал-майором А.Тунцельманом, наиболее вероятным считалось именно Выборгское направление.
План А.Раппе основывался на возведении трех оборонительных позиций вдоль финско-русской границы. Первая, или передовая позиция, должна была пройти непосредственно у самой границы. Вторая, или главная позиция, начиналась бы от форта Ино, следуя через деревни Кивеннапа и Липола к берегу Ладоги. Третья же, или тыловая позиция, намечалась по линии Муурила - Куолемаярви - Каукъярви - Перкъярви - Валкъярви - Рауту - Тайпале.
По расчетам А.Раппе, на передовой и на главной позициях необходимо было отрыть 25 километров траншей и создать полосы препятствий общей длиной 100 км. Для проведения таких работ потребовалось бы в общей сложности 195 000 человеко-дней. На строительство тыловой оборонительной позиции, которая примерно совпадала с возведенной в 1920-30-х гг. главной полосой обороны, включавшей в себя систему железобетонных огневых точек (ДОТ), предполагалось затратить примерно такое же количество человеко-дней. С учетом прокладки дорог и линий связи общее число человеко-дней должно было достигать 400 000.
План, составленный А.Раппе к 1 июня 1918 г. остался неосуществленным в связи с уходом генерала К.Г.Э.Маннергейма в отставку 29 мая 1918 г. После этого последовал довольно непродолжительный так называемый "германский период" в высшем военном руководстве Финляндии.
Немецкие войска находились, однако, в Финляндии недолго - лишь до конца 1918 г. (Пр.1)
Тем не менее, военное командование германской группировки не оставило без внимания вопрос обороны юго-восточной части Финляндии. В результате появился план фортификации Карельского перешейка, составленный полковником германской армии бароном О. фон Бранденштайном. По этому плану полоса обороны, рассматривавшаяся в проекте подполковника А.Раппе как тыловая, фигурировала уже как главная. Она должна была пересечь Карельский перешеек с запада на восток по линии "залив Хумалъйоенлахти - Куолемаярви - Перкъярви - Муолаанъярви - Эюряпяанъярви - река Вуокси - Тайпале"(Пр.2) и упереться в берег Ладожского озера.
Из материалов этого плана следовало, что фон Бранденштайн придерживался, в отличие от А.Раппе, скорее оборонительной трактовки назначения этой системы укреплений. Содержание плана указывало, с учетом особенностей предлагавшейся фортификации, что речь идет отнюдь не о временном характере оборонительных рубежей. Там же имелись рекомендации по поводу проведения работ, предполагавшихся на период мирного времени. План содержал отчеты по рекогносцировке позиций, пояснения, касающиеся железных дорог, шоссейных путей, возможностей размещения войск как при мобилизации, так и частично для этапа сдерживания наступления противника. Дополнительно упоминалось, что в рекомендациях должны содержаться предложения по организации строительных работ в мирное время, причем в порядке по степени их срочности, а также по прокладке систем связи.
16 сентября 1918 г. исполнявший обязанности начальника Генерального штаба финской армии немецкий полковник фон Редерн предложил Комитету по военным делам приступить к фортификационным работам на Карельском перешейке. Финский Сенат принял соответствующее решение 29 октября того же года и постановил выделить на строительство укреплений ассигнования в размере 300 000 марок. К работам были привлечены, кроме немецких саперных подразделений под командованием капитана Спора, также финские "саперные роты" и 200 военнопленных.
В связи с непродолжительным пребыванием немцев в Финляндии, разработанный ими план фортификации был осуществлен лишь в незначительной мере. На нескольких участках успели соорудить лишь проволочные заграждения и пулеметные гнезда. Тем не менее оборонительные работы были продолжены после ухода немцев силами Финляндского Учебного саперного батальона, временным командиром которого был в то время Отто Бонсдорф(Пр.3).
Помимо немцев, свои проекты по фортификации Карельского перешейка выдвигали и офицеры финской армии. Так, командир 2-й пехотной дивизии генерал-майор Г.Чеслеф предложил построить укрепленную полосу от берега Финского залива до побережья Ладоги. Задача по составлению такого проекта была возложена на майора И.Кр.Фабрициуса. (Пр.4)
В июне 1919 г. проект, составленный Фабрициусом, как и его обоснование, был одобрен. "Линия Фабрициуса" начиналась от Финского залива, пересекала Карельский перешеек по межозерным дефиле Кипиноланъярви [оз.Высокинское], Куолемаярви [оз.Пионерское], Каукъярви [оз.Красавица], Перкъярви [оз.Бол.Кирилловское], Юскъярви [озеро Вишневское], Пуннус-ярви [оз.Красное], а далее шла по северному берегу вуоксинской системы до Тайпале [Соловьеве]. Интересно отметить, что линия фронта, сдерживавшая наступление Красной Армии с декабря 1939 г. по февраль 1940 г., за исключением 25-км участка полностью совпадала с этой намеченной Фабрициусом линией.
Однако, проект Фабрициуса не устроил генерал-майора Чеслефа, который не хотел оставлять без прикрытия волость Уусикиркко. В том же году Чеслеф предложил на рассмотрение свой план, по которому западный фланг укрепленной полосы был значительно приближен к советской границе. "Линия Чеслефа" начиналась, таким образом, от Ваммелсуу [Черная Речка] и шла вдоль русла рек Ваммелъйоки [р.Глады-шевка] и Суулайоки [р.Великая] до оз.Суулаярви [озеро Нахимовское], а далее через межозерные дефиле Вуоть-ярви оз.Волочаевское],Кирккоярви [оз.Правдинское] и Пуннусярви [оз.Красное] выходила к Вуоксе.
Но ни один из этих проектов так в полном объёме и не осуществился, поскольку после президентских выборов 1919 года генерал-майор Г.Чеслеф и майор И.Кр.Фабрициус вышли в отставку.
Кроме вышеупомянутых, существовал еще один проект строительства системы укреплений и заграждений, предложенный заступившим 5.3.1919. на пост начальника финляндского Генерального штаба генерал-майором Ханнесом Игнатиусом. Этот проект был составлен в апреле 1919 г. главным квартирмейстером полковником Н.Прокопэ и начальником оперативного отдела майором А.Сомерсало. План Игнатиуса рассматривался с марта по сентябрь 1919 г. и предусматривал возможность перехода от обороны к активным наступательным действиям с целью решить таким образом исход войны. Дело в том, что в этот период ситуация на Карельском перешейке была крайне неопределенной - шел 1919 год. По данным финской разведки, Советская Россия сконцентрировала вблизи финляндской границы до 15 000 солдат и 150 орудий, а кроме того в распоряжении противника имелось до 8 000 бежавших из Финляндии красных финнов, из которых большевики сформировали несколько полков, готовых бросится в бой, чтобы взять реванш за поражение в Гражданской войне 1918 г.
По плану Игнатиуса на Карельском перешейке предусматривалось возведение двух линий обороны. Первая начиналась от форта Ино и выходила к Вуоксе через населенные пункты Ваммелъярви - Лийкола - Памппала - Пуннус. Вторая, главная, почти полностью совпадала с предложенной ранее фон Бранденштейном главной оборонительной позицией.
2. ЛИНИЯ ЭНКЕЛЯ

Генерал-лейтенант П.О.Энкель.
16 сентября 1919 г. на должность начальника Генерального штаба финляндских вооруженных сил пришел генерал-майор Оскар Энкель, предпринявший конкретные шаги по строительству бетонированных огневых точек на Карельском перешейке и в Северном Приладожье.
В период, когда Финляндия еще находилась под российской короной, Оскар Энкель учился в Академии Генерального штаба русской армии. До поступления в Академию он проходил воинскую службу в Петербурге: в чине подпоручика, а затем поручика он служил в лейб-гвардии Семеновском полку (1901-03 гг.). Жил в то время О.Энкель на набережной р. Фонтанки в доме № 120, затем в Саперном переулке в доме № 10. После окончания Академии О.Энкель был причислен к Генеральному штабу и последовательно в чине капитана, подполковника, полковника служил в Главном управлении Генштаба и в Управлении генерал-квартирмейстера. В силу этих обстоятельств он был в курсе всех обсуждавшихся там вопросов, связанных с обеспечением театра военных действий и территории северо-запада страны средствами долговременной фортификации. Поэтому, возглавив в 1919 г. Генеральный штаб финляндской армии, О.Энкель придавал большое значение строительству оборонительных сооружений. Он продолжил работы, начатые его предшественниками, но при этом отказался от составленных ранее проектов Фабрициуса и Чеслефа. Энкель принимал в расчет то обстоятельство, что в условиях экстренной мобилизации воинские части, дислоцировавшиеся в Выборге, должны наверняка успеть закончить развертывание на главной оборонительной полосе до того, как агрессор достигнет ее. Обеспечить выполнение такой задачи на "линии Фабрициуса", а тем более на "линии Чеслефа" было бы весьма затруднительно. Поэтому западный фланг проектируемой "линии Энкеля" был отодвинут еще дальше от советской границы.
В 1919 г. Советская Россия, несмотря на свою слабость, имела значительные военные ресурсы, которые она могла в любой момент направить против Финляндии. Финляндия же могла выставить тогда для обороны страны всего лишь около трех с половиной дивизий и небольшой по численности молодой офицерский корпус, а обученных резервов у нее не было вообще. Кроме того, в случае начала боевых действий, на мобилизацию и сосредоточение так называемых "сил категории Б" ушло бы не менее трех недель. В таких условиях Финляндия не могла рассчитывать на активные наступательные действия на нескольких направлениях, а главное -своевременно выдвинуть все войска, имевшиеся в наличие, на как можно большее удаление от Выборга и от железнодорожной линии "Выборг-Элисенваара". Кроме того, нельзя было допустить, чтобы войска были разгромлены по частям. Таким образом, необходимо было опереться на систему оборонительных сооружений. Это означало, что через весь Карельский перешеек предстояло проложить цепь узлов обороны, чтобы, располагая минимальным количеством живой силы, можно было остановить продвижение войск противника до завершения этапа сосредоточения и развертывания своих дивизий. Осенью 1919 г. в Финляндию из Франции прибыла группа военных специалистов во главе с полковником Ж.Жандром с целью оказания помощи в деле создания армии и в организации системы обороны страны. В составе этой группы оказался также и специалист по вопросам фортификации майор (впоследствии подполковник) Ж.Ж.Грос-Куасси, которому О.Энкель поручил составить план фортификации Карельского перешейка. Упоминавшийся выше Ж.Кр.Фабрициус работал в то время в АО "Гранит", а с 21 октября 1919 года начал сотрудничать с Грос-Куасси. С О.Энкелем он познакомился позднее - осенью 1920 г.(Пр.6)
В феврале 1920 г. Грос-Куасси изложил начальнику Генштаба О.Энкелю свое мнение, согласно которому основные маршруты продвижения наступающих войск противника будут проходить по всем четырем главным транспортным магистралям, то есть через Куолемаярви [ныне район пп.Рябове -Лужки], Сумма [Средне-Выборгское шоссе], по железной дороге на Выборг и через Муолаа [ныне район оз. Глубокое, пп.Стрельцово-Искра]. Таким образом предстояло построить укрепленные узлы на всех этих ключевых направлениях.. Грос-Куасси предложил даже конкретную схему расположения оборонительных сооружений вокруг деревни Сумма. Кроме того, столь же важной и срочной была задача укрепления рубежа Тайпале [ныне пос.Соловьево] у впадения реки Тайпалеенйоки [ныне р.Бурная] в Ладогу. Грос-Куасси составил тогда первую схему расположения долговременных огневых точек и в районе мыса Коуккуниеми.
Благодаря усилиям всех вышеупомянутых специалистов-фортификаторов была спроектирована так называемая "линия Энкеля", которая прошла через следующие населенные пункты и водоемы: Ремпетти - Хумалъйоки - Сумма - оз.Муолаанъярви -оз.Эюряпяанъярви - часть водной системы Вуокси - Тайпале [ныне Ключевое - Ермилово - Солдатское - оз.Глубокое - оз.Раковые - Вуокса - Соловьеве]. Строительные работы по возведению оборонительных объектов линии Энкеля начались в 1920 году.
В 1921 г. первоначальный проект, предусматривавший сооружение только главной полосы обороны, был дополнен планом строительства тыловой оборонительной позиции, прикрывавшей подходы к Выборгу. Тыловая линия обороны состояла из нескольких укрепузлов, находившихся на рубеже Нуораа - Сяйние -Лююкюля - Хейнъйоки [ныне Соколинское -Черкасове - Озерное - Вещево]. В том же году западный фланг главной оборонительной полосы было решено перенести южнее к межозерному дефиле Хумалъйоки [ныне Ермилово].
В общей сложности за первый период на Карельском перешейке было построено 168 бетонированных и железобетонных сооружений, из которых 114 являлись пулеметными, 6 - орудийными казематами, один - орудийно-пулеметным казематом. Прочие сооружения были укрытиями: 10 пунктов управления огнем, 27 убежищ для гарнизона, 10 небольших бетонированных пехотных позиций. (Пр.7)
Огневые точки, расположенные в лесисто-болотной местности, были оборудованы исключительно пулеметами. Но в районе широких открытых вуоксинских плесов более эффективным считалось орудийное огневое прикрытие. Поэтому в 1922 году Энкель обратился в министерство обороны с предложением построить на северном побережье Вуоксы-Суванто пять небольших береговых артиллерийских фортов, оснащенных 76-мм скорострельными пушками образца 1900 г. В возведенные в 1923-1924 гг. форты пушки были установлены, однако, только в декабре 1939 г. Форт "La" оснастили тремя корабельными пушками 57-мм "Капонир", форт "No" - четырьмя 57-мм пушками "Норденфельт", форт "Sa" - двумя пушками "Капонир" и двумя "Норденфельт", форты "Ке" и "Tai" - тремя пушками "Капонир" и одной "Норденфельт". В. пулеметно-орудийный каземат форта "Ki" к уже имевшейся там пушке 75-мм "Меллер" добавили пушку "Капонир".
Главная оборонительная полоса состояла из вытянутой в линию системы узлов обороны, в каждый из которых входило несколько дерево-земляных полевых укреплений (ДЗОТ) и долговременных каменно-бетонных сооружений, а также противотанковые и противопехотные заграждения. Сами узлы обороны были размещены на главной оборонительной линии крайне неравномерно: промежутки между отдельными узлами сопротивления иногда достигали 6-8 км. Каждый узел обороны имел свой индекс, начинавшийся обычно первыми буквами близлежащего населенного пункта. Если счет вести от берега Финского залива, то обозначения узлов последуют в таком порядке:
"Н" - Хумалъйоки [ныне Ермилово],
"К" - Колккала [ныне Малышеве],
"N" - Няюкки [не существ.],
"Ко" - Колмикееяля [не существ.],
"Ну" - Хюлкеяля [не существ.],
"Ка" - Кархула [ныне Дятлово],
"Sk" - Суммакюля [не существ.],
"La" - Ляхде [не существ,],
"А" - Эюряпяа (Лейпясуо),
"Ми" - Муолаанкюля [ныне Грибное],
"Ма" - Сикниеми [не существ.],
"Ма" - Мялкеля [ныне Звереве],
"La" - Лауттаниеми [не существ.],
"No" - Нойсниеми [ныне Мыс],
"Ki" - Кивиниеми [ныне Лосево],
"Sa" - Саккола [ныне Громово],
"Ке" - Келья [ныне Портовое],
"Tai" - Тайпале [ныне Соловьеве].
Таким образом, на главной оборонительной голосе линии Энкеля было сооружено 18 узлов обороны различной степени мощности.
В систему укреплений линии Энкеля входила и тыловая оборонительная полоса, прикрывавшая подступу к Выборгу. В нее входило 10 узлов обороны:
"R" - Ремпетти [ныне Ключевое],
"Nr" - Нярья [ныне не существует],
"Kai" - Кайпиала [не существ.],
"Nu" - Нуораа [ныне Соколинское],
"Kak" - Каккола [ныне Соколинское],
"Le" - Левияйнен [не существ.],
"A.-Sa" - Ала-Сяйние [ныне Черкасове],
"Y.-Sa" - Юля-Сяйние [ныне В.-Черкасове],
"Не" - Хейнъйоки [ныне Вещево],
"Ly" - Лююкюля [ныне Озерное].


Продолжение следует.[/quote]
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6932
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: Гранит, бетон, броня и берёзы Карельского перешейка

Сообщение Dvu.ru-shnik » 27 авг 2012, 02:35

Продолжение:
КРАТКАЯ ТЕХНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УЗЛОВ ОБОРОНЫ ГЛАВНОЙ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ПОЛОСЫ ЛИНИИ ЭНКЕЛЯ (по состоянию на 1924 г.)
Узел обороны "Н" располагался северо-восточнее деревни Хумалъйоки и помимо полевых укреплений включал в себя четыре небольших одноэтажных пулеметных одно-амбразурных ДОТ фронтального огня, прикрывавших железную дорогу и береговое шоссе.
Узел обороны "К" занимал северо-восточную часть деревни Колккала и включал в себя, кроме полевых укреплений, противотанковых и противопехотных заграждений, семь небольших одно-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, четыре бетонных укрытия и один командный пункт.
Узел обороны "N" располагался в пределах северо-восточной оконечности озера Куолемаярви [ныне оз.Пионерское] у деревни Няюкки и включал в себя, помимо полевых укреплений, противопехотных и противотанковых заграждений, три одно-амбразурных пулеметных ДОТ, один командный пункт и две бетонированные пехотные позиции.
Узел обороны "Ко" находился на территории деревни Колмикесяля и включал в себя шесть одно-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, три бетонных укрытия, один командный пункт и две бетонированных пехотных позиции.
Узел обороны "Ну" находился на территории деревни Хюлькияля и рассматривался позднее как часть единого комплекса узла "Ко".
Узел обороны "Ка" находился в центре деревни Кархула и включал в себя пять одно-амбразурных пулеметных ДОТ и два укрытия.
Узел обороны "Sk" размещался на территории деревни Суммакюля и включал в себя семь одно- и два двух-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, один из которых совмещал также и функцию небольшого укрытия. В этом же укрепузле располагались еще четыре отдельно стоявших укрытия.
Узел обороны "La" примыкал почти вплотную к левому флангу укрепузла "Sk".
Он состоял из двух одно-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, двух укрытий и четырех командных пунктов. Позднее индекс "La" был заменен на "Sj".
Узел обороны "А" находился в 2 км юго-восточнее железнодорожной станции Эюряпяа (Лейпясуо) и состоял из пяти небольших одно-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, простреливавших местность вдоль полотна железной дороги. Позднее индекс "А" был заменен на "Le".
Узел обороны "Ми" располагался в пределах деревни Муолаанкюля и состоял из пяти одно-амбразурных пулеметных ДОТ, одного артиллерийского капонира, оснащенного 75-мм корабельным орудием "Меллер", пяти укрытий и двух командных пунктов.
Узел обороны "Ма" находился на мысу Сикниеми и состоял из трех одно-амбразурных пулеметных ДОТ.
Узел обороны "Ма" занимал юго-восточную окраину деревни Мялкеля, вытянувшись вдоль берега реки Салменкайта. Он состоял из одного одно-амбразурного пулеметного ДОТ, четырех укрытий и трех бетонированных пехотных позиций. По имеющимся сведениям, в том же районе в 1924 г. было начато строительство артиллерийского капонира.
Узел обороны "La" распологался на вуоксинском мысу Лауттаниеми и состоял из двух одно-амбразурных пулеметных ДОТ и одного артиллерийского капонира фланкирующего огня, рассчитанного на 4 орудия. Как и другие артиллерийские сооружения подобного типа, капонир имел небольшую казарму для гарнизона, защищенную мощными бетонными стенами.
Узел обороны "No" располагался на соседнем мысу Нойсниеми и включал в себя один одно-амбразурный пулеметный ДОТ и один артиллерийский капонир фланкирующего огня.
Узел обороны "Ki" находился в центре деревни Кивиниеми на северном берегу бурной протоки. Он включал в себя два пулеметных одно-амбразурных ДОТ и один пулеметно-артиллерийский капонир.
Узел обороны "Sa" находился вблизи села Саккола на берегу озера Сувантоярви [ныне оз.Суходольское]. Он состоял из двух пулеметных одно-амбразурных ДОТ и одного артиллерийского капонира.
Узел обороны "Ке" находился на территории деревни Келья и состоял также из двух пулеметных одно-амбразурных ДОТ и одного артиллерийского капонира.
Узел обороны "Tai" занимал обширное пространство мыса Коуккуниеми, пересекая территории деревень Кирвесмяки, Теренттиля и Тайпале. Он включал в себя 10 одно-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, один артиллерийский капонир и одно укрытие.
Таким образом, в общей сложности на главной полосе обороны было построено 69 пулеметных ДОТов фронтального огня, один пулеметно-артиллерийский ДОТ, 8 артиллерийских капониров(8), 25 бетонных укрытий, 9 бетонных командных пунктов и 7 бетонных пехотных позиций.
КРАТКАЯ ТЕХНИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УЗЛОВ ОБОРОНЫ ТЫЛОВОЙ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ПОЛОСЫ ЛИНИИ ЭНКЕЛЯ (по состоянию на 1924 г.)
Узел обороны "R" располагался близ деревни Ремпетти и включал в себя пять пулеметных одно-амбразурных ДОТ, два бетонных укрытия и один бетонный командный пункт.
Узел обороны "Nr" занимал северный берег озера Нярьян-ярви [ныне оз.Зайчихино] и включал в себя семь пулеметных одно-амбразурных ДОТ фронтального огня, а также один бетонный командный пункт.
Узел обороны "Kai" занимал центральную часть деревни Кайпиала и включал в себя три одно-амбразурных ДОТ, один командный пункт и две бетонированные пехотные позиции.
Узел обороны "Nu" занимал западную часть деревни Нуораа и включал в себя три одно-амбразурных ДОТ фронтального огня.
Узел обороны "Kak" размещался в деревеньке Каккола и включал в себя четыре одно-амбразурных ДОТ фронтального огня.
Узел обороны "Le" размещался возле хозяйства Левияйнен и состоял из одного одно-амбразурного ДОТ.
Узел обороны "А.-Sa" находился в деревне Ала-Сяйние и включал в себя девять одно-амбразурных ДОТ.
Узел обороны "Y.-Sa" находился в деревне Юля-Сяйние и включал в себя шесть одно-амбразурных ДОТ.
Узел обороны "Не" находился в деревне Хейнъйоки и включал в себя три одно-амбразурных ДОТ.
Узел обороны "Ly" находился в деревне Лююкюля и включал в себя два одно-амбразурных ДОТ.
Всего на тыловой линии было сооружено 43 одно-амбразурных пулеметных ДОТ, 2 укрытия, 3 командных пункта и 2 бетонированных пехотных позиции.
Таким образом, общее количество всех долговременных сооружений, построенных на главной и тыловой позициях к 1924 г., учитывая и оба ДОТ на два и три пулемета вне зоны этих позиций, составляет 168 единиц.
Линия Энкеля не была лишена недостатков, причина которых крылась не столько в техническом несовершенстве сооружений, сколько в скудости выделяемых на ее строительство средств. От первоначальной прогрессивной идеи возведения системы пулеметных косоприцельных ДОТ перекрестного огня пришлось отказаться в самом начале, так как для ее осуществления потребовалось бы соорудить значительно больше огневых точек, чем с применением ДОТ фронтального огня с углом секторов обстрела в 90 градусов.
Почти все бетонированные сооружения первого периода постройки (1920-24 гг.) отличались невысоким качеством бетона, практически полным отсутствием гибкой стальной арматуры и большим объемом наполнителя - песка, гравия и камней. Жесткая экономия средств свела на нет требуемые прочностные характеристики укреплений. Единственная металлическая деталь, использовавшаяся в перекрытиях - двутавровая стальная балка. Такие укрепления разрушались даже от прямого попадания одного тяжелого снаряда, да и расположение их на местности было отнюдь не самым удачным. Классические железобетонные конструкции в то время применялись только при строительства нескольких орудийных казематов на Вуоксинской линии.
Сооружения, строившиеся в 1920-24 гг. были одноярусного типа, т.е одноэтажные. Исключениями являлись двухэтажное укрытие в укрепузле "Ко" и двухэтажный орудийный капонир в Патониеми (укрепузел "Tai"), в котором укрытие для гарнизона находилось непосредственно под боевым казематом. Некоторые ДОТ сочетали в себе два помещения -боевой каземат и укрытие на 4-6 чел., оборудованное двухъярусными нарами. Конструкция амбразур всех пулеметных ДОТ предполагала ведение фронтального огня и не обеспечивала огневого прикрытия соседних ДОТ. Сооружения такого типа были крайне несовершенны и уязвимы перед опасностью расстрела их прямой наводкой в область амбразур. Эти недостатки в отдельных объектах были устранены несколько позднее, уже в 30-е годы, когда проводились широкомасштабные работы по реконструкции и частичной модернизации старых укреплений(Пр.9).
Отчасти по этим неудовлетворительным результатам, отчасти потому, что Генштаб уделял чрезмерное внимание дорогостоящим фортификационным работам в ущерб совершенствованию средств ведения активных боевых действий(10) сложились причины, под влиянием которых 18 сентября 1924 г. О.Энкель ушел в отставку с поста начальника Генштаба финской армии. После его ухода работы по фортификации в приграничных с СССР районах были приостановлены на несколько лет. Российский историк А.Н.Цамутали считает, и мы с ним в этом полностью согласны, что О.К.Энкель при возведении линии укреплений на Карельском перешейке "стремился претворить на практике принципы, выработанные школой русских военных инженеров".
3. НОВЫЙ ПЕРИОД СТРОИТЕЛЬСТВА ФОРТИФИКАЦИОННЫХ СООРУЖЕНИЙ НА КАРЕЛЬСКОМ ПЕРЕШЕЙКЕ.
Этот период следует разделить на три стадии: 1932-34 гг., 1936-38 гг. и 1938-39 гг. Но непосредственно строительству предшествовала длительная подготовительная деятельность.
В течение трех лет после ухода О.Энкеля в отставку никакие работы, в том числе и проектные, по совершенствованию фортификационных сооружений на Карельском перешейке не проводились. Только на четвертый год военное командование вновь вернулось к вопросу обороны финских рубежей. Летом 1927 г. капитан (впоследствии полковник) В.Карикос-ки, служивший в Оперативном отделе Генерального штаба, изучил возможности создания укрепленной полосы через межозерные дефиле Муолаанъярви - Юскъярви - Кирккоярви - Пуннусъярви -Валкъярви [ныне оз.Глубокое - оз.Вишневское - оз.Правдинское - оз.Красное - оз.Мичуринское] и рекомендовал укрепить эти перемычки "стационарными сооружениями". Спроектированная им линия проходила юго-восточнее упомянутой выше "линии Энкеля". Письменные предложения В.Карикоски датировал 12-м августом 1927 г.
Несколько позднее (30 августа) появляется письменный проект, составленный представителем Генштаба майором Э.Воссом. Он предложил свой план укрепленной полосы в том же районе, что и В.Карикоски, правда, с некоторыми отличиями. По мнению Э.Восса, здесь следовало бы создать сеть укреплений полевого типа. Подобные идеи возникали и раньше, но главным недостатком их, по мнению Э.Восса, было то, что планировали размещение разрозненных участков обороны. Восс предлагал строить "узлы сопротивления" на расстоянии 3-6 км друг от друга, а в глубине оборудовать пулеметные позиции для огневого прикрытия этих промежутков. Глубина полосы должна составить не менее 2 км, а длина-28 километров, из них 12 км образовывали естественные преграды. Полоса включала 14 узлов сопротивления, перед которыми предлагалось создать непрерывную огневую завесу, охватывающую также и внутреннюю зону укрепрайона. Помимо пулеметных позиций в узлах сопротивления должны быть оборудованы укрытия для минометов, а огневые позиции для пушек в глубине обороны предлагалось заранее обозначить с проведением замеров.
Узел сопротивления должен был включать 8 пулеметных ДОТ, 9 укрытий, 1 командный пункт, 1 перевязочный пункт, 2 кухни со складами, 4 склада боезапаса и 2 наблюдательных пункта.
По расчетам Э.Восса, на проведение этих работ потребовались бы следующие финансовые затраты:
- бетонированные сооружения - 100 млн. мк.
- препятствия - 7 млн. мк.
- подъездные пути - 18 млн. мк.
- искусственные запруды, принудительное отчуждение земельных участков - 5 млн. мк.
Всего: 130 млн. мк.
По мнению Э.Восса, прочность бетона должна составлять 600 кг/кв.см; это был норматив, принятый в Швеции. Прежние укрепления, построенные на Карельском перешейке, по воспоминаниям И.Кр.Фабрициуса, имели соответствующий показатель лишь в 300 кг/кв.см.
В августе 1929 г. по указанию Генерального штаба была организована основательная проверка состояния участков обороны с учетом ранее высказанных замечаний. Комиссия состояла из трех групп, в которые входили по три офицера-слушателя Высшего военного училища. Группами руководили подполковники О.Бонсдорф, В.Вайнио и К.Тюльккянен. Задача, на выполнение которой отводилось 5 дней, была сформулирована следующим образом:
Полный план фортификационного обеспечения полосы (детальное расположение на местности фортификационных элементов, по которым следовало представить подготовительную техническую схему и план направлений секторов обстрела).
Предложения по строительству сооружений на мирный период, на период угрозы войны и на период после начала военных действий с указанием очередности проведения работ с учетом степени срочности.
Проект проведения мероприятий на случай начала войны в целях ускорения строительства возводимых сооружений (накопление и складирование необходимых материалов и т.д.) 4. Суммарная смета расходов. В результате работы этой комиссии были сделаны расчеты и выдвинуто предложение построить 121 долговременное бетонное сооружение, в том числе 94 огневых точки, 9 командных пунктов, 18 укрытий для личного состава и полевые укрепления, общей стоимостью примерно 27-33 млн. марок.
Для того, чтобы оборонительная линия стала сплошной преградой для противника, по плану Карикоски необходимо было провести фортификационные работы на следующих участках:
- Муурила - Кипиноланъярви - Куолемаярви;
- Риескьярви - Ваммелъярви - Суулаярви;
- Ваммелъсуу - Сахакюля;
- Кивеннапа - Риихисюрья;
- дефиле Кекрола;
- позиция Липола;
- позиция Рауту.
Особое внимание при этом уделялось позиции у деревни Липола [ур.Котово], которую называли даже "Ключом Карельского перешейка", так как оттуда открывались два направления атаки - в сторону Рауту и в сторону Кивеннапы.
Следует подчеркнуть, что это были всего лишь проекты и предложения, которые, в некоторой степени были учтены, когда в начале 1930-х гг. фортификационные работы на Карельском перешейке возобновились, но в полной мере все же остались неосуществленными.
ПЕРВАЯ СТАДИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА

26 февраля 1932 года главный инспектор по техническим вопросам полковник У.Сарлин, после нескольких предварительных бесед с опытным специалистом-фортификатором И.Кр.Фабрициусом, предложил ему возглавить работы по строительству укреплений на новом участке линии. К этому времени финское военное командование уже приняло конкретное решение о возведении дополнительного двадцать первого узла обороны в системе главной оборонительной полосы, включавшего изначально шесть одноэтажных ДОТ на 2-3 пулемета каждый, и протянувшегося от озера Куолемаярви [ныне оз.-Пионерское] до берега Финского залива восточнее мыса Кюренниеми. Этот участок линии, впоследствии названной иностранными журналистами, аккредитованными в Финляндии, "линией Маннергейма", получил условное сокращение "Ink" от названия находившейся в центре этого опорного пункта деревни Инкиля. Фабрициус стал основным разработчиком конструкций ДОТ укрепузла "Ink".

Фортификационные работы в Инкиля проводились силами Саперного батальона. Первые ДОТ укрепузла "Ink" (Ink-1 и Ink-2), расположенные в северной части укрепсектора, были возведены в 1932 г. по типу французских "Каземат де Бурже". В отличии от своих предшественников эти сооружения имели ряд новшеств и преимуществ: боковые защитные стенки, прикрывающие амбразуры с фронтального направления, насыщенность гибкой арматурой из стальной проволоки, высокое качество бетона. ДОТ были одноярусными и предназначались для ведения фланкирующего пулеметного огня, отсекавшего наступающую пехоту противника от танков. Остальные ДОТ (Ink-3, Ink-4, Ink-5, и Ink-7), построенные в 1933-1934 гг., являлись также капонирами фланкирующего огня, однако имели амбразуры, защищенные вертикальными бронелистами толщиною в 10-15 см и размером 2х3 метра. Эти бронелисты остались на складах взорванного в 1918 г. российского форта Ино и с успехом были использованы для фортификационных работ. В район строительства девятитонные массивные бронеплиты доставлялись по железной дороге до ст.Куолемаярви, откуда тракторами, специально выделенными для этой цели командирами зенитно-артиллерийских подразделений, транспортировались к возводимым сооружениям. Все вышеупомянутые ДОТ имели кроме боевых казематов также и подземные укрытия, вмещавшие от 12 до 24 человек личного состава. В каждом помещении имелся свой колодец, откуда можно было пополнять запасы свежей питьевой воды, там же были оборудованы спальные места с двухъярусными нарами. В холодное время помещение обогревалось печками.
На участке "Ink" Саперный батальон построил в период с 1932 по 1934 гг. шесть железобетонных пулеметных ДОТ. Последний ДОТ, двухуровневый капонир, с тремя боевыми казематами и амбразурами, защищенными бронелистами, с подземной казармой на взвод солдат, расположенной на нижнем уровне в 20-метровом коридоре,' был построен только в 1937 году.
МОДЕРНИЗАЦИЯ УКРЕПЛЕНИЙ ГЛАВНОЙ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ПОЛОСЫ

В 1936 г. подполковника И.Кр.Фабрициуса назначили на должность начальника проектно-фортификационного отдела. С этого времени начался принципиально новый этап проектной работы. Основное внимание уделялось теперь разработке конструкций двух-, трех-амбразурных ДОТ фланкирующего огня, хорошо замаскированных и вписанных в местный ландшафт, усиленных бронезащитой и снабженных бронекуполами.

Строительство таких сооружений началось 26 августа 1936 г. Мир находился на пороге новой войны и было очевидно, что старые одноамбразурные ДОТ фронтального огня, расположенные на главных направлениях атак потенциального противника, могут оказаться не в состоянии выдержать натиск современной военной техники. Работы по модернизации старых сооружений заключались в основном в том, что к ним пристраивались новые железобетонные боевые казематы фланкирующего огня с применением высокопрочных материалов. В некоторых случаях старые ДОТ просто реконструировали в укрытия, а иногда дополнительно к ним возводили совершенно новые ДОТ "миллионного" типа.

Надо сказать, что модернизации в действительности подверглись только пять из двадцати старых укрепузлов: "Sk", "La", "Ма", "Mu" и "А". При этом индексы некоторых укрепузлов изменились следующим образом: "La" превратилось в "Sj" (Суммаярви), а "А" - в "Le" (Лейпясуо). Многие долговременные сооружения, расположенные в этих укрепузлах, были кардинально реконструированы. Так, в укрепузле "Sk" пять старых сооружений фронтального типа превратились в современные ДОТ фланкирующего огня, в дополнение к которым появилось еще три новых огневых железобетонных сооружения. В узлах обороны "Sj" и "Le" добавилось по два ДОТ-"миллионника". В 1939 г. новые долговременные огневые точки были построены в укрепузлах "Mu" и "Ма".

Между озером Муолаанъярви и укрепузлом "Le" в начале 1938 года был возведен двадцать второй укрепузел "Su" (Суурниеми), состоящий из пяти ДОТ, укрытия и командного пункта, а также системы полевых укреплений, противотанковых и противопехотных заграждений.
"МИЛЛИОННЫЕ ДОТЫ"

Начиная с 1937 г. на Карельском перешейке строятся первые ДОТ так называемого "миллионного типа". Такое название объясняется большими суммами затрат на их возведение, исчислявшимися зачастую миллионами тогдашних финских марок. Кстати, один из этих ДОТ даже получил кодовое название "Миллионный" ("Sj-5"). Первые сооружения этого типа имели конструкцию, предусматривавшую наличие, как правило, двух или трех боевых казематов, соединенных подземными переходами, которые обычно использовались в качестве небольшой казармы на взвод солдат, а также служебного помещения, поддерживавшего в случае необходимости автономное бое- и жизнеобеспечение гарнизона в течении определенного времени в условиях полной блокады. Боевые амбразуры этих крепостей были защищены 3-5 (на "Le-7" даже семью) сболченными бронелистами, каждый из которых имел толщину в 60-70 мм. По расчетам специалистов, такая бронезащита должна была выдерживать прямое попадание 6-ти дюймовых артиллерийских снарядов. Бронеплиты были иностранного производства, основная их часть была закуплена в Чехии. К серии таких ДОТ относился и вышеупомянутый каземат "Ink-6", а также пулеметные капониры "Sk-IO", "Sk-2" (укрепузел "Суммакюля"), "Sj-4" или "Поппиус"(11) (укрепузел "Суммаярви") и "Le-6", "Le-7" (укрепузел "Лейпясуо"), построенные в 1938 г.

Большинство ДОТ последнего периода постройки имело одну или несколько бронебашен, встроенных в потолочные перекрытия. Толщина брони таких башен доходила до 18 см. В верхней части бро-небашни были прорезаны наблюдательные щели для кругового обзора местности. Вращавшийся внутри башни стальной барабан с прорезью исключал случайные пулевые или осколочные попадания внутрь башни. "Миллионные" ДОТ постройки 1939 г. "Sk-ll" ("Пелтола") и "Sj-5" ("Миллионер") по своей конструкции отличались только тем, что боевые казематы в них были выполнены всецело из железобетона без применения бронезащиты. Такие железобетонные сооружения "миллионного" типа в принципе имели схожую планировку, т.е. удаленные друг от друга на расстояние 30-40 метров боевые казематы, соединенные подземным коридором-казармой. Они завершили ансамбль фортификационных объектов, строительство которых началось еще в 1920 году.
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ УЧАСТОК ГЛАВНОЙ ПОЛОСЫ ОБОРОНЫ

Межозерное дефиле Муолаанъярви-Эюряпяанъярви и северный берег реки Саменкайта [ныне река Булатная] еще при О.Энкеле были укреплены восемью пулеметными полукапонирами, одним противоосколочным укрытием и тремя бетонированными пехотными позициями первого периода постройки. Эти старые фортификационные объекты распределялись по трем укрепузлам: "Мu", "Ма", "Ма". В дополнение к ним в 1939 г. в узлах "Мu" и "Ма" начали строить более современные железобетонные сооружения. 1 апреля 1939 г. в Финляндию прибыли два специалиста-фортификатора из Бельгии - генерал-майор Баду и капитан саперных войск Дэвид, Они привезли с собой чертежи построенных к тому времени в Бельгии фортификационных сооружений. Именно на основании этих разработок было решено построить дополнительные укрепления на межозерном дефиле Муолаанъярви-Эюряпяанъярви и вдоль реки Салменкайта. 9 октября 1939 г. был учрежден "Рабочий участок Арайоки", на котором под руководством дипломированного финского инженера А.Арайоки было начато строительство 40 новых одноэтажных железобетонных капониров, из которых к началу войны успели возвести лишь 23.

Подавляющее большинство долговременных сооружений, построенных финнами на Карельском перешейке в 1932-1939 гг., будь то ДОТ, командные пункты или убежища, представляли собой одноэтажные, частично заглубленные в землю железобетонные сооружения в виде бункера, разделенного на несколько помещений внутренними перегородками с бронированными дверями. Укрытия предусматривали наличие двух входов, внешние подходы к которым прикрывались небольшими амбразурами для ручного пулемета. Исключения составляли лишь три двухуровневых ("Ink-6", "Sk-10", "Sj-4") и три трехуровневых ("Sj-5", "Sk-ll", "Sk-2") ДОТ "миллионного" типа, которые с большой натяжкой можно считать двухэтажными. Дело в том, что их боевые казематы и подземные укрытия-переходы размещались лишь на разных уровнях относительно земной поверхности, но не друг под другом, как, например, в конструкциях советских ДОТ линии КаУР. Только в двух финских ДОТ ("Sk-10", "Sj-5") и в орудийном каземате в Патониеми небольшие казематы верхнего уровня расположены непосредственно над помещениями нижнего яруса. Подземные переходы-укрытия выполняли одновременно и роль небольших казарм, в которых могло размещаться одновременно от 24 до 58 человек личного состава. Сверху подземные казармы были укрыты 3-метровой каменной подушкой, предохранявшей перекрытия от разрушения в случае прямого попадания авиабомб. Поскольку боевые казематы были соединены с подземными укрытиями посредством небольших лестниц, то это обстоятельство и стало причиной называть эти ДОТ устами советских авторов "многоэтажными крепостями"(Пр.12).
СОСТОЯНИЕ ГЛАВНОЙ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ПОЛОСЫ НА НАЧАЛО ВОЙНЫ

Итак, к концу осени 1939 г. основные фортификационные работы на главной полосе финской обороны завершены еще не были. В состоянии боеготовности там находилось (учитывая и недостроенный укрепузел Муолаанярви-Салменкайта) 74 старых одно-амбразурных пулеметных ДОТ фронтального огня, 48 новых и модернизированных ДОТ, имевших от одной до четырех пулеметных амбразур фланкирующего огня, 7 артиллерийских ДОТ(13) и один пулеметно-артиллерийский капонир. В общей сложности - 130 долговременных огневых сооружения были расположены по линии длиною около 140 км от берега Финского залива до Ладожского озера. От линии государственной границы до позиций главной оборонительной полосы никаких иных долговременных сооружений у финнов не было. Западный фланг главной полосы был удален от границы на 50 км, а восточный - на 16 км. Передовые части Красной Армии достигли восточного фланга финских укреплений уже на пятый день наступления (04.12.39.). К западному флангу главной оборонительной полосы части РККА подошли 14.12.39. До центрального укрепрайона главной оборонительной полосы (укрепузла "Ма", "Ма", "Мu") советские войска не дошли добрый десяток километров, заняв оборону перед полевыми позициями финнов. До начала генерального наступления РККА укрепузлы "Ка", "Ко", "N", "К", "Kai", "Nr", "R" и "Н" находились в финском тылу на расстоянии 3-20 км от линии фронта.
Непосредственно линию фронта с декабря 1939 г. до середины февраля 1940 г. поддерживало только II укрепузлов из имевшихся 22-х, а именно: "Ink", "Sk", "Sj", "Le", "Su", "La", "No", "Ki", "Sa", "Ke" и "Tai", которые располагались на передовой. В зоне соприкосновения с противником находилось в общей сложности чуть более 50 боеготовных долговременных огневых сооружения, 14 укрытий и 3 пехотных позиций, т.е. всего 69 каменно-бетонных и железобетонных укреплений (в это число входят 39 сооружений старой постройки и 30 модернизированных или вновь построенных). Из них четыре ДОТ укрепузла "Tai" были захвачены и уничтожены советскими саперами уже в первых декабрьских боях.

Как упоминалось ранее, защищенные сетью траншей, противотанковых и противопехотных заграждений, долговременные сооружения главной оборонительной полосы препятствовали дальнейшему продвижению Красной Армии вглубь Финляндии с начала декабря 1939 г. по 11 февраля 1940 г. За это время многие долговременные сооружения получили серьезные повреждения в результате сильнейших артобстрелов, некоторые были даже полностью разрушены попаданиями тяжелых 203-мм гаубичных снарядов. Несколько ДОТ было взорвано советскими саперами во время штурма, но подавляющая часть финских фортификационных сооружений была уничтожена по приказу советского военного командования уже после окончания боевых действий на всей территории, занятой Красной Армией.
ПРОМЕЖУТОЧНАЯ И ТЫЛОВАЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ

В начале лета 1939 г. начались работы на промежуточной оборонительной позиции - линии "V". Силами добровольцев на некоторых участках этой позиции успели возвести лишь противотанковые надолбы и ряды проволочных заграждений. Эти укрепления, как показало время, не явились серьезным препятствием на пути атаковавших Выборг дивизий РККА.

Накануне Зимней войны, осенью 1939 г., были возоблены прерванные в 1924 г. фортификационные работы на тыловой оборонительной позиции - линии "Т", которая шла от залива Суоменведенъпохья до Кякисалми [ныне г.Приозерск]. По данным, приведенным в книге "История фортификации Финляндии", до заключения мирного договора от 12 марта 1940 г. на этом участке оборонительной линии результаты этих работ оказались следующими:
- полностью построено 7 ДОТ и 74 ДЗОТ;
- без отделочных работ оставлено 3 ДОТ и 24 ДЗОТ;
- в начальной стадии работ оставлено 182 ДОТ и 131 ДЗОТ.

Кроме того, на этой линии было отрыто 11 км траншей, проложено 131 км подъездных путей для проезда тяжелого автотранспорта, а также возведено некоторое количество проволочных и противотанковых препятствий. Но после войны все это обеспечение оказалось на территории, переданной Советскому Союзу.
По окончанию Зимней войны финское военное командование продолжило фортификационные работы, приступив к строительству следующей современной и более совершенной линии обороны "Салпа" в непосредственной близости к новой государственной границе. В настоящее время некоторые сооружения линии "Салпа" используются как туристские объекты и являются памятниками военной истории.
4. СТРОИТЕЛЬСТВО ПРОТИВОТАНКОВЫХ ПРЕПЯТСТВИИ

В связи с быстрым совершенствованием бронетанковой техники в 1930-х гг. остро встал вопрос о методах борьбы с танками противника. Поэтому помимо ранее возведенных проволочных заграждений на Карельском перешейке начинается строительство противотанковых препятствий с применением вырубленных из гранита надолб, а также пробных вариантов эскарпов (т.е. продольных глубоких выемок на склонах с отвесными стенками) и противотанковых рвов. Такие работы выполняли в основном самокатные батальоны. В 1935 г. наконец-то было получено ассигнование в размере 40 000 марок на аренду участков земли и на материалы.

По тактическим соображениям военное командование предписывало возводить подобные препятствия прежде всего на направлениях, где танки противника могут осуществлять прорывы линии обороны и обходить действующие в предполье войска сдерживания. Заграждения, кроме того, должны дополнять построенные или еще проектируемые оборонительные рубежи. Высота вертикальной стенки эскарпа должна быть при этом не ниже полутора метров, а противотанковый ров должен иметь глубину не менее 1 метра и ширину примерно 2,5 м.

В течение 2 лет проводились испытания и исследования, а в 1937 г. командованием были составлены подробные указания по типам и применению противотанковых препятствий. В дальнейшем, в связи с начавшимся обострением внешнеполитической обстановки работы по строительству противотанковых заграждений были резко форсированы.

Накануне советско-финляндской Зимней войны 1939-40 гг. на строительство заграждений, которое велось на Карельском перешейке под руководством военных специалистов, приезжали группы добровольцев даже из самых отдаленных районов Финляндии. Росту патриотического энтузиазма финнов способствовали различные публикации в печати, как, например, статья в щюцкоровской газете г.Сортавала майора Кустаа Сихво о необходимости укрепления Карельского перешейка, предложение подполковника В. Мерикаллио об организации строительства укрепле-ний силами добровольцев и пр. Правда, лишь после официального обращения "Карельского Академического Общества " министр обороны Финляндии Юхо Ниукканен учредил комиссию по организованному использованию труда людей, изъявивших желание добровольно внести посильный вклад в депо обороны страны. Председателем комиссии был назначен Главный инспектор по техническим вопросам генерал-майор У.Сарлин, членами стали начальник Главного штаба организации щюцкор полковник А.Мартола, начальник оперативного отдела Генерального штаба армии А.Айро, от министерства обороны - начальник технического отдела полковник А. Старк, начальник интендантского отдела полковник В.Густавссон и начальник учебного отдела полковник К.Талпола. Когда обращение "Карельского Академического Общества" стало широко известно, то желающих поехать на фортификационные работы оказалось так много, что "Общество " было не в состоянии организовать их доставку и распределение по объектам, поэтому организационные заботы взяла на себя щюцкоровская организация. Среди добровольцев было много учителей из народных школ, впрочем, люди по профессионлчьному составу подобрались самые разные. Всего к концу 1939 г., как показали подсчеты, объем выполненных фортификационных работ включал около 70 000 рабочих человеко-недель. Рабочую силу из числа добровольцев было предложено распределить следующим образом:
- в распоряжение министерства обороны - 1000-2000 чел.
- в распоряжение командования корпуса (Карельский перешеек) - 1000 чел.
- в распоряжение командования военно-морских сил (береговой обороны) - 300 чел.

Таким образом, предполагалось, что каждый из добровольцев будет занят на работах в течение 1-3 недель. Первые группы добровольцев приступили к работам 4 июня 1939 г. Работы завершились 8 октября того же года, когда начались внеочередные военные сборы, а недостроенные объекты были переданы прибывающим воинским подразделениям, которые и продолжили строительство укреплений вплоть до начала советско-финляндской Зимней войны.

Одновременно были разработаны окончательные "Указания по расположению и возведению противотанковых препятствий против средних 10-20-тонных танков", утвержденные командующим Вооруженными силами и начальником Генерального штаба 23-24 мая 1939 года, основные принципы которого заключались в следующем:
Заграждение должно находиться под наблюдением и прикрываться огневыми средствами. Оно не должно располагаться ближе, чем в 150 метрах, но не далее 200 метров от переднего края главной полосы обороны. Обороняющиеся должны иметь возможность огнем предотвращать попытки противника уничтожить заграждение. Для усиления эффекта всегда необходимо использовать преимущества местности. На особо важных направлениях заграждения следует делать многорядным. Проволочные заграждения, простреливаемые фланговым пулеметным огнем, образующим сеть огневого прикрытия главной оборонительной линии, необходимо располагать между ней и противотанковым заграждением. Кроме того, внутри заграждения и перед ним можно расположить проволочное заграждение на низких кольях. Относительно пулеметных ДОТ противотанковое заграждение должно быть расположено так, чтобы танк не подошел ближе, чем на 500-600 метров к амбразуре, дабы предотвратить ведение прицельного огня из танка по уязвимым точкам ДОТ. (14) Необходимо следить, чтобы каменные надолбы заграждения прочно сидели в земле, с заглублением на 40-60 см. Возвышение над поверхностью земли надолбов трех передних рядов - 80 см, заднего ряда - около 1 метра.

Финские саперы успели возвести вдоль главной полосы обороны около 136 км противотанковых препятствий и около 330 км проволочных заграждений. Практически же, когда в первой фазе советско-финляндской Зимней войны Красная Армия подошла вплотную к укреплениям главной оборонительной полосы и начала предпринимать попытки прорыва ее, выяснилось, что вышеуказанные принципы, разработанные до войны по результатам испытаний противотанковых заграждений на живучесть с применением находившихся тогда на вооружении финской армии нескольких десятков устаревших легких танков "Рено", оказались несостоятельными перед мощью советской танковой массы. Кроме того, что надолбы сдвигались с места под напором средних танков "Т-28", отряды советских саперов зачастую подрывали надолбы зарядами взрывчатки, устраивая тем самым в них проходы для бронетехники. Но самым серьезным недостатком, несомненно, был хороший обзор линий противотанковых надолб с дальних артиллерийских позиций противника, в особенности на открытых и ровных участках местности, как, например, в районе узла обороны "Sj" (Сумма-ярви), где и был 11.02.1940 осуществлен прорыв главной оборонительной полосы. В результате многократного артиллерийского обстрела надолбы разрушались и проходов в них становилось все больше. Этот опыт финских фортификаторы учли уже во время следующей войны в 1942 г., когда на Карельском перешейке началось строительство новой оборонительной линии "VT" (Ваммелсуу-Тайпале) взамен полностью разрушенной советскими саперами прежней "линии Энкеля". Линия "VT" состояла из многочисленных небольших бетонированных укрытий и огневых точек, прочность которых значительно уступала живучести крепостей времен Зимней войны. Зато линии противотанковых надолб были куда более мощными, чем прежде, - их возводили из массивных, не поддающихся напору даже среднего танка, глыб гранита и железобетонных многогранников, устанавливаемых за невысоким земляным бруствером, маскирующим их от наблюдения противника и на дне противотанковых рвов.
УЧАСТКИ ЗАТОПЛЕНИЯ

Помимо создания линий полевых и долговременных укреплений у финского Генерального штаба и военного командования армии Карельского перешейка существовали также и планы создания зон искусственного затопления местности, что в период возможных оборонительных боев создавало бы наступающему противнику дополнительные трудности в преодолении этих водных преград. Из этих планов полностью осуществлены были лишь следующие:
Искусственные плотины на реках Рокка-ланъйоки и Тюеппелянъйоки [ныне рр.Гороховка и Александровка]. Эти плотины, сооруженные из грунта и дерева, предполагалось в дальнейшем заменить бетонными конструкциями, но внезапно начавшаяся война стала препятствием воплощению гидротехнических идей.
Бетонная плотина на реке Перонъйоки [ныне р.Перовка] была сооружена в 1938 г. С ее помощью можно было значительно поднять уровень воды в русле) в результате чего образовывалась обширная зона затопления в районе железнодорожного моста близ ДОТ "Le-6" и "Le-7".
В 1936 г. была построена запруда на р.Сай-янъйоки [ныне р.Волчья]. Кроме того, существовали планы использования других искусственных плотин, создания водных препятствий в системе озер Эюряпяанъярви - Муолаанъярви, рек Салменкайта и Муолаанъйоки, озер Юскъярви - Кирккоярви - Пуннусъярви [ныне озера Раковые, Глубокое, р.Булатная, озера Вишневское, Правдинское и Красное]. На речке Муолаанъйоки работы по преобразованию русла в противотанковое препятствие были начаты уже перед самой войной, но 4 декабря 1939 г., когда фронт подошел достаточно близко, их пришлось остановить. Также небольшая плотинка была построена и в истоке реки Маяйоки для создания зоны затопления перед ДОТ "Sj-5".

Продолжение следует
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6932
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: Гранит, бетон, броня и берёзы Карельского перешейка

Сообщение Dvu.ru-shnik » 27 авг 2012, 02:44

5. АРТИЛЛЕРИЯ БЕРЕГОВОЙ ОБОРОНЫ

Еще до начала первой мировой войны по указанию Генерального штаба русской армии на побережье и на отдельных островах Балтийского моря, в частности и Финского залива, были начаты масштабные фортификационные работы, в результате которых появилась "Система укреплений имени Петра Великого" (в память о Петре 1, во времена которого были заложены первые форты и береговые батареи на Балтике). Работы эти продолжались форсированными темпами также и в ходе войны. Система береговых укреплений, в которую вошли как старые, но модернизированные оборонные объекты, так и новые береговые и островные форты, имела основную задачу, заключавшуюся в том, чтобы не допустить захода кораблей противника в Финский залив и высадки вражеского десанта на побережье. Эта оборона опиралась на закрывавшие вход в залив морские минные поля, которые прикрывались огнем корабельной и береговой артиллерии.
По своему назначению эти береговые батареи подразделялись на две группы:
- охрана наиболее важных фарватеров и десантоопасных объектов (батареи Койвисто, Выборга, Свеаборга, Або-Аландского архипелага и т.д.);
- прикрытие поясов минных заграждений (главные батареи находились на островах Руссаре и Хииденмаа, на втором по степени важности месте - батареи Мякилуото и Найссаари, далее следуют батареи Ранкки, Кильписаари, Сомери, Лавансаари, и, наконец, батареи фортов Ино и Красная Горка.
После окончания в мае 1918 г. Гражданской войны в Финляндии вся северная часть этой системы береговой обороны от форта Ино и до Аландских островов перешла в ведение финляндских вооруженных сил. Правда, некоторые из этих сооружений были разрушены еще в ходе Гражданской войны, а некоторые не были достроены.
В 1918 г. по указанию начальника Генерального штаба финляндской армии создается инвентаризационная комиссия, которой было поручено осмотреть сооружения береговой обороны и составить отчет о состоянии их боеготовности. 24 августа 1918 года соответствующий отчет был представлен в Генеральный штаб. Председателем комиссии был подполковник А.Альмквист, членами - подполковник Х.Граф и капитан-лейтенант Д.Соурандер.
По данным вышеупомянутой комиссии вдоль западного побережья Карельского перешейка в восточной части Финского залива по состоянию на первую половину 1918 г. были выявлены и поставлены на учет следующие береговые артиллерийские объекты:
Район форта Ино - четыре 12-дюймовых орудия на открытых площадках, четыре 12-дюймовых орудия, установленные в башнях, четыре 11-дюймовые мортиры, восемь 11-дюймовых, восемь 10-дюймовых и четыре 9-дюймовых мортиры, а также восемь 6-дюймовых и восемь полевых орудий калибром 76,2 мм. Хотя некоторые орудия были сильно повреждены в результате взрыва форта, но комиссия посчитала нужным поставить их на учет в расчете на возможное восстановление и использование для нужд береговой обороны;
Батарея Пуумала - шесть 6-дюймовых орудий;
Батерея Хумалъйоки - восемь 6-дюймовых и восемь 57-мм орудий;
Батарея Хяркяля - шесть 6-дюймовых и четыре 57-мм орудий;
Батарея Койвисто (Бъерке) - четыре 6-дюймовых орудия;
Выборгские островные батареи:
- на острове Туппурансаари - четыре 6-дюймовых и два 57-мм орудия;
- на о-ве Суонионсаари - четыре 6-дюймовых орудия;
- на о-ве Койвусаари - четыре 6-дюймовых орудия;
- на о-ве Уурансаари - шесть 9-дюймовых и четыре 6-дюймовых орудия;
- на о-ве Равансаари - шесть 10-дюймовых орудий; 7. батарея Ранкки - четыре 6-дюймовых орудия;
Батарея Раннки - четыре 6-дюймовых орудия;
Батарея Кильписаари - четыре 6-дюймовых орудия;
Батарея Сомери - четыре 6-дюймовых и два 75-мм орудия;
Батарея Лавансаари - четыре 10-дюймовых и четыре 6-дюймовых орудия.

На некоторых из указанных батарей на период проверки орудия вообще отсутствовали, как например, на батареях Койвисто и Равансаари, либо отсутствовали орудийные замки и другие важные детали. Предстояло провести значительную подготовительную работу по приведению этих береговых батарей в боевую готовность, построить дополнительные вспомогательные сооружения.
Помимо прочего, еще в апреле 1918 г. был составлен первый план строительства береговых артиллерийских огневых точек вдоль северной части побережья Ладожского озера, которое являлось составной частью Финляндии, что было признано и Советской Россией при подписании в 1920г. Тартуского мирного договора. План был составлен лейтенантами военно-морского флота Финляндии Ф.Салвеном и А.Соурандером (с августа последний стал капитан-лейтенантом).
Генерал-майор О.Энкель назначается в июле 1919 г. начальником береговой обороны страны. По его мнению, высадка десанта противника представляется возможной прежде всего на участке между Кякисалми [ныне Приозерск] и госграницей на Ладоге. В силу этого необходимо было укрепить отдаленные острова по линии Кякисалми-Салми, Вторую линию фортов предстояло построить на побережье между Кякисалми и Яаккима, а третью - на побережье между г.Сортавала и Салми.
К 31 октября 1921 г. на Ладожском озере появились следущие первые финские батареи:
- Тайпале (Ярисевя) - два 120-мм орудия "Армстронг";
- остров Коневец (северная часть) - два 6-дюймовых морских орудия, (южная часть)
- два 6-дюймовых морских орудия;
- Мустаниеми - два 120-мм орудия "Армстронг";
- Кякисалми (южная оконечность Мурикко) - два 75-миллиметровых зенитных орудия, (северная оконечность Вахтиниеми) - два 6-дюймовых орудия "Канэ";
- о-в Хейнясенмаа - два 6-дюймовых орудия "Канэ";
- о-в Мекерикке - два 6-дюймовых морских орудия;
- Нииккана (о-в Валаам) - два 6-дюймовых орудия "Канэ";
- Раутаверяйя (о-в Валаам) - два 6-дюймовых морских орудия;
- о-в Ристисаари - два 6-дюймовых орудия "Канэ";
- о-в Мантсинсаари - два 6-дюймовых орудия "Канэ";
- Яаккима - два 75-мм морских орудия.

Работы были выполнены частным строительным предприятием - АО "Гранит". Это же предприятие возводило, наряду с площадками для батарей, также и казармы, жилые дома для постоянного обслуживающего состава, пристани и подъездные пути.
Службу на батареях несли три полка береговой артиллерии и 1-й отдельный дивизион береговой артиллерии, размещавшийся на Або-Аландском архипелаге, 1-й и 2-й полки отвечали за оборону побережья Балтийского моря и островов Финского залива, 3-й полк отвечал за оборону финляндской части побережья Ладоги.
В дальнейшем, с учетом выявленных недостатков и степени целесообразности, вносились корректировки и в отношении размещения батарей, и в отношении мощности установленных на них орудий, Первую инспекционную поездку по строившимся на Ладоге батареям в июле 1920 г. провел начальник Генерального штаба О.Энкель в сопровождении полковника Жандра и подполковника Грос-Куасси. По итогам поездки О.Энкель составил список замечаний и недостатков, которые надлежало устранить.
По распоряжению Государственного Совета Финляндии в марте 1921 г. был учрежден Комитет по делам обустройства береговой обороны, председателем которого был назначен генерал Энкель. В состав 10 членов Комитета были выбраны офицеры и инженеры, в частности, генерал К.Э.Кивекяс и коммодор Г. фон Шульц. Этот Комитет составил к 28 октября 1922 г. свою концепцию относительно как береговых батарей, так и роли флота.
26 ноября 1923 г. ГосСовет учреждает Ревизионный комитет по обороне (т.н. "Комитет Хорнборга") для выработки общей доктрины обороны страны. По инициативе Комитета в Финляндию летом 1924 г. приезжает английская военная комиссия во главе с генерал-майором У.М.Кирком для консультирования военного руководства Финляндии по вопросам береговой артиллерии, флота и военно-воздушных сил.
Комиссия Кирка после ознакомления с ситуацией в Финляндии дала, в частности, свои рекомендации по береговым батареям, разделив их на несколько категорий:
Батареи, которые предполагается сохранить и довести до полной готовности;
Батареи, которые расположены удачно, однако требуют обязательного перевооружения.
Новые батареи;
Батарей, которые не являются необходимыми, однако временно подлежат сохранению, но модернизация не предполагается;
Батареи, подлежащие демонтажу.


Следует отметить, что после ухода из Финляндии русских военных контингентов, в стране осталось девять орудий калибра 305 мм, из них четыре - на острове Исосаари, один - в крепости Свеаборг и четыре на о-ве Эре. В начале 30-х годов были произведены пробные стрельбы из орудий, находившихся в форту острова Эре и результат оказался положительным. Было отмечено, что стволы совершенно не имеют следов износа и обладают высокой точностью стрельбы, а с использованием новых баллистических форм снарядов дальность выстрела увеличивается с 30 до 40 км.

Согласно первому плану Штаба морской обороны, эти орудия было предложено расположить следующим образом:
- два орудия с башенной установкой на о.Мякилуото (южнее мыса Порккала-Удд);
- два орудия с башенной установкой на о-ве Куйвасаари;
- два орудия на открытых площадках на о-ве Кирконмаансаари;
- два орудия на открытых площадках на мысу Ристиниеми (примерно в 40 км западнее Выборга); o одно орудие на открытой площадке на мысу Сааренпяа (о-в Койвисто [ныне Бол.Березовый]).

В дальнейшем эти планы претерпели множество корректировок.
В 1936 г. на ладожском участке в нескольких километрах северо-западнее устья реки Тай-палеенйоки [ныне р.Бурная] были построены четыре заглубленных в землю открытых капонира, предназначавшихся для установки четырех 6-дюймовых орудий. Эта была батарея Каарнайоки, стоимость которой обошлась финскому государству в 950 000 марок. Хорошо замаскированная в глубине леса батарея Каарнайоки так и осталась неуязвимой для противника, а огонь ее орудий оказывал значительную поддержку финским войскам, державшим оборону на участке Тайпале.
Система береговой обороны в совокупности с полевыми и долговременными укреплениями, с противотанковыми и противопехотными заграждениями, с лесными завалами и минными полями создавала труднопреодолимое препятствие для наступавших войск РККА и, поэтому, с полным правом может относится к той самой "неприступной" линии Маннер-гейма, оборона которой держалась в значительной мере за счет героизма малочисленных финских гарнизонов.
В заключение можно сделать вывод, что к моменту начала советско-финляндской Зимней войны 1939-40 гг. на территории Карельского перешейка заканчивалось строительство комплекса фортификационных сооружений, в систему которых входили:
противопехотные препятствия (проволочные заграждения, минные поля, зоны затопления),
противотанковые препятствия (многорядные полосы гранитных надолбов, эскарпы и контрэскарпы, минные поля и фугасы, завалы, зоны затопления),
полевые укрепления (окопы, траншеи, блиндажи, дерево-земляные огневые точки),
долговременные укрепления (долговременные огневые точки, бетонированные и железобетонные укрытия),
береговые батареи.

Преодолев полосу предполья, части Красной Армии вышли к главной оборонительной позиции, где сосредоточились основные силы финской армии, перед которыми была поставлена задача остановить наступление противника на данном рубеже. Приказ главнокомандующего финских вооруженных сил был выполнен ценою неимоверных усилий. Застывшая на два месяца линия фронта получила название "линия Маннергейма" в честь маршала Финляндии, бывшего прославленного генерала русской. армии, барона К.Г.Э.Маннергейма. При этом значительная часть долговременных сооружений оставалась в тылу финской армии и в боевых действиях до середины февраля 1940 года-участия не принимала.
По своей боевой мощности финские долговременные сооружения, находившиеся в зоне передовой, уступали не только системе капониров и блокгаузов "позиции Зигфрида", а, тем более, бельгийской "линии Мажино", но и аналогичным объектам советской оборонительной линии КаУР, построенной на Карельском перешейке к 1939 г.
"Линия Маннергейма", как система долговременных укреплений, перестала существовать летом 1940 г. Оставшиеся неповрежденными в ходе боевых действий железобетонные сооружения были уничтожены советскими саперами, исполнившими приказ военного командования о ликвидации "белофинских" укреплений на Карельском перешейке.
В настоящее время сооружения финской фортификации на Карельском перешейке (как, впрочем, и русской, периода первой мировой войны), представляют собой, в той или иной степени, руины. Часть железобетонных укреплений, как уже отмечалось, была взорвана еще во время штурма, но подавляющее большинство бункеров советские саперы уничтожили летом 1940 г. столь основательно, что в 1942 - 1944 гг. финны не решились проводить восстановительные работы на старом месте, а построили новую линию "ВТ" южнее прежней.
Но все же отдельные объекты так называемой "линии Маннергейма" сохранились в практически неповрежденном виде. К ним относятся: пулеметный ДОТ укрепузла "Н" (Хумалъйоки), прикрывавший полотно железной дороги, командные пункты укрепузлов "К" (Колккала), "Nr" (Нярья), "R" (Рёмпетти), бетонированное пехотное укрытие укрепузла "Sj" (Суммаярви", несколько пулеметных ДОТ на восточном побережье острова Койвистонсаари [о.Бол.Березовый], а также некоторые другие бетонированные укрепления. Все они принадлежат к сооружениям первого периода постройки, отличавшимися низкими прочностными характеристиками.
В отдельную группу можно было бы выделить частично разрушенные укрепления, в которых неповрежденными осталась хотя бы часть внутренних помещений. К ним относятся: пулеметные ДОТ № 2 и № 6 укрепузла "Ink", ДОТ № 10 и № 1 1 укрепузла "Sk", ДОТ № 4 и № 5 укрепузла "Sj", ДОТ № 6 и № 7 укрепузла "Le" и ряд других объектов.
Все вышеперечисленные объекты безусловно являются военно-историческими памятниками, хотя официально до сих пор не имеют такового статуса. Следовательно, закон об охране памятников истории и культуры на них не распространяется. Такая ситуация приводит к тому, что некоторые интереснейшие укрепления стали недоступными для обзора, поскольку попали в зону садоводческой либо коттеджной застройки. Одним из последних кощунственных деяний любителей дачного отдыха явилось строительство садоводства "Звездочка" в урочище "Солдатское", т.е. на том самом месте, где проходили самые ожесточенные бои по прорыву укреп-района "Суммакюля" ("Хотинен"). В результате на бывшем поле брани, где покоятся останки тысяч советских воинов, ныне красуются дачки и сортиры "благодарных" потомков.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6932
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: Гранит, бетон, броня и берёзы Карельского перешейка

Сообщение Dvu.ru-shnik » 27 авг 2012, 02:46

Примечания:
1. Немецкий экспедиционный корпус генерала фон дер Гольца прибыл в Финляндию в апреле 1918 г. по просьбе прогермански настроенной части высшего военно-политического руководства Финляндии для подавления сопротивления финской Красной Гвардии. Участие немцев в боевых действиях против красных отрядов крайне не одобрял К.Г.Э. Маннергейм, который считал, что финская Белая Гвардия сама в состоянии справиться с красными в своей стране, а присутствие немцев может впоследствии привести к росту зависимости от Германии. Именно эта позиция главнокомандующего на участие немцев во внутренних делах Финляндии и привела к его преждевременной отставке в мае 1918 г.
2. После переименования 1948 г. топонимика Карельского перешейка полностью исказилась и поэтому приходится приводить соответствующие прежним нынешние географические наименования: [залив Ермиловский - оз. Пионерское -оз. Бол. Кирилловское - оз. Глубокое - оз. Бол. и Мал. Раковые -река Вуокса - Соловьево].
3. Впоследствии, в мае 1940 г., находясь уже в чине полковника, О.Бонсдорф занял должность начальника Отдела планирования Управления фортификационных работ, а затем стал начальником Фортификационного отдела Ставки. Под его руководством в 1919 г. южнее дер.Райвола вдоль реки Ваммелъйоки [ныне это район поселков Серовой Черная Речка] были отрыты первые траншеи и возведены проволочные заграждения.
4. И.Кр.Фабрициус окончил Кадетский корпус в г. Хамина и Военно-инженерное училище в Петербурге, служил в русской армии офицером по фортификации. В 1918 г. участвовал в Гражданской (Освободительной) войне, возглавив отряд щюцкора Ништадтского округа, совершил рейд на Аландские острова. В мирное время вышел в отставку и работал инженером. Так, осенью 1919 г. он служил в строительном акционерном обществе "Гранит", которое. кстати, было основным подрядчиком по строительству первых бетонных сооружений. Впоследствии к этим работам подключилось и другое строительное акционерное общество "Пирамида ".
5. Небезынтересно напомнить, что в этой же Академии, правда несколько позднее О.Энкеля, в 1907-10 гг. учился также Б.М.Шапошников, начальник Генерального штаба Красной Армии в 1937-40 гг. и в 1941-42 гг., ставший впоследствии Маршалом Советского Союза.
6. Майор (впоследствии подполковник) Ж.Кр.Фабрициус внес значительный вклад в разработку проектных решений по системе оборонительных сооружений. В начале 1921 г. он предложил оригинальный проект подъемного лафета для станкового пулемета, опускаемого вручную. За счет наличия особого противовеса эта манипуляция не требовала особых усилий, причем пулемет быстро погружался в специальную шахту бетонного сооружения, где оказывался вне досягаемости прицельного огня противника. В нужный момент пулемет можно было вновь поднять наверх и приготовить к стрельбе. Такое устройство, кроме того, было значительно дешевле установки массивной бронебашни или бронекупола. Однако эта техническая идея Фабрициуса воплотилась лишь при постройке двух ДОТ под Выборгом - в Нуораа и Ала-Сяйние [ныне Соколинское и Черкасова], а также в 1937 г. при постройке "миллионного" четырехамбразурного пулеметного ДОТ Sk-10 ("Суммакюля -10") в укрепузле деревни Сумма, причем подъемный лафет был установлен там в шахте центральной части подземного перехода, соединявшего фланговые боевые казематы.
7. Вне пределов главной и тыловой полос обороны на наиболее уязвимых участках были построены еще два ДОТ на две и три амбразуры. Кроме того, в 1922-24 гг. в Северном Приладожье на участке у населенного пункта Ляскеля и вдоль реки Янисъйоки между Ладогой и озером Янисьярви было построено 14 бетонированных сооружений.
8. По всей видимости, два из этих восьми капониров к 1924 г. достроить так и не успели. Работы по их строительству возобновили лишь в 1930-х гг.
9. В 1933 г. на территории узла обороны "La" (Ляхде) проводились испытания прочности построенных в 1920-х гг. укреплений. В качестве модели использовали типичный одно-амбразурный пулеметный ДОТ фронтального огня под индексом "La-2 ". Его расстреливали из артиллерийских орудий с цепью проверки прочности конструкций. К испытательному .ДОТ позднее пристроили две железобетонные стенки, которые использовались с той же целью.
10. В критических авторитетных высказываниях, в частности генерала Эквиста и других видных военных специалистов того времени, отмечалось, что вместо врытых в землю неподвижных сооружений, сковывающих активность поиск и парализующих волю к активным наступательным операциям по отражению противника, лучше было бы направить усилия и финансирование на совершенствование артиллерии, бронетанковой техники и на развитие промышленности по производству боеприпасов. Эквист, исходя из опыта Зимней войны, пишет в своих мемуарах, что можно было бы с успехом обойтись системой полевых сооружений, но иметь достаточно современных танков, артиллерии и снарядов - ведь именно их катастрофическая нехватка и предопределила исход боевых действий 1939-40 гг. в пользу Красной Армии.
11. Такое название ДОТ получил по фамилии первого командира крепостного гарнизона прапорщика Б.Поппиуса.
12. В рамках данной работы, к сожалению, не представляется возможным дать более детальное изложение материала, иллюстрируя тему схемами и картами, но в дальнейшем авторским коллективом ИКС) "Карелия " будет выпущен сборник, в который войдет вся известная информация о каждом укрепузле главной оборонительной полосы.
13. Одно из этих 7 артиллерийских сооружений в укрепузле "Ма", по-видимому, все же не было достроено, хотя вооружение в нем вполне могло находиться
14. Нередко надолбы отстояли от ДОТ не более чем на 150, а то и на 50-60 метров.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6932
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: Гранит, бетон, броня и берёзы Карельского перешейка

Сообщение Dvu.ru-shnik » 27 авг 2012, 03:38

ХОД ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ
В 8 часов 30 минут (после 30 минутной артиллерийской подготовки) советские войска перешли в наступление. На Карельском перешейке, преодолевая оборудованную перед главной полосой линию Маннергейма, оперативную зону заграждений, советские войска встретились с определенными трудностями. На данном направлении Красная - 14 Армия имела превосходство в силах и средствах примерно 1:2,5. Отсутствие разведывательных данных о наличии сооружений и инженерных заграждений не позволяло выдержать спланированные темпы наступления.
Так, в первый день темп наступления планировался 10-15 км в сутки, во второй свыше 40 км в сутки, но реально темпы наступления не превышали 4-8 км в сутки. В целом 7-я армия завершила выход к главной полосе обороны лишь к 12 декабря, т.е. на 10 дней позже указанного срока.
На другом направлении обстановка складывалась не лучше. Так, темп выдвижения к государственной границе 9-й армии, без воздействия противника, составил 12-16 км в сутки, хотя планировалось иметь более 20 км в сутки.
Офицер оперативного отдела штаба округа майор Чернов задал вопрос "как можно планировать такие темпы наступления по территории противника? ". Но на докладную записку от начальника оперативного отдела штаба Ленинградского военного округа полковника Тихонова получил ответ, что снижать темпы наступления никто не позволит.
На низких темпах наступления во много сказывалась неподготовленность войск к действиям в условиях холодной зимы. Так, разведчик 17-го отдельного лыжного батальона вспоминает какая была экипировка: "Тут начали проклинать тех военспецов которые экипировали бойцов легкого лыжного батальона, и особенно нас - разведчиков.
Какие мы разведчики, - думали мы, идя на лыжах, - мы навьюченные, неповоротливые ишаки, или верблюды, или
носильщики наподобие клондайковских носильщиков-индейцев. Эта экипировка нам мешала: никакой
маневренности, подвижности, да в лютый мороз, в глубоких снегах!... " Войска 9-й армии не встречая серьезного
сопротивления к 18 декабря продвинулись вглубь Финляндии на 35-140 км. Темп наступления составил от 2 до 9 км
в сутки (вместо предполагаемого 22 км в сутки) .
Войска 8-й армии, развивая наступление, за 15 дней продвинулись на 65 км, средний темп составил 4,5 км в сутки (планировалась глубина продвижения 150 км, продолжительность операции до 16 суток, средний темп около 10 км в сутки) .
Войска, действовавшие на Мурманском направлении, 1 декабря овладели портом Петсамо, одновременно очистив от финских гарнизонов полуостров Рыбачий и Средний и, по существу, только эта армия выполнила поставленную задачу.
Часть сил 8-й армии попало в окружение, такая же участь постигла и войска 9-й армии, в результате чего был отстранен от должности командующий 9-й армии комкор Духанов и начальник штаба комдив Соколов, а командир 662-го стрелкового полка полковник Шаров и комисар Подхомутов были расстреляны "за преднамеренное приведения полка в небоеготовное состояние".
Дело в том, что всвязи с условиями местности, изобилующей болотами и лесами, основное выдвижение частей приходилось осуществлять по немногочисленным лесным дорогам и отдельным просекам. Финны же (надо отдать им должное) действовали весьма изобретательно и основную ставку на этих направлениях сделали на мелкие, но подвижные подразделения лыжников, имеющих на вооружении автоматическое оружие - ручные пулемёты и пистолет-пулемёты "Суоми". Эти группы лыжников легко обкладывали выдвигающиеся подразделения, блокировали их и с флангов и с тыла, наносили мощное огневое поражение из автоматического оружия, ведя плотный автоматно-пулемётный огонь, который сочетался с действием финских снайперов - кукушек, после чего быстро отходили вглубь леса, где у них на основе охотничьих домиков были оборудованы базы.
О том как осуществлялась поддержка войск с воздуха свидетельствуют следующие воспоминания: "самолеты бомбили, верно, стараясь угодить в финнов, окруживших 54-ю дивизию, но иногда бомбы попадали и по своим, а продукты и боеприпасы, которые сбрасывали, часто попадали к финнам, нежели к бойцам окруженной дивизии.. ".
Это все не смотря на то, что постоянно в приказах определялись и доводились сигналы обозначения мест для сброса продуктов и боеприпасов, а также сигналы опознавания своих войск".
Попавшая в окружение 18-я стрелковая дивизия и 34-я танковая бригада 56-го стрелкового корпуса 8-й армии в начале января 1940 г.
вышли из окружения 29 февраля. 340-я танковая бригада была уничтожена полностью, лишь нескольким бойцам и командирам удалось спастись и вынести знамя бригады. Из состава 18-й стрелковой дивизии вышло 1200 человек (то есть более 90 проц. личного состава дивизии погибло или попало в плен) .
Знамя 18-й Ярославской стрелковой дивизии стало трофеем финских воо - 16 руженных сил - после окончания войны дивизия была расформирована.
Судьба командования 18-й стрелковой дивизией и 34-й танковой бригадой была очень трагичной: командир 34-й танковой бригады С. И. Кондратьев, комиссар бригады И. А. Гапанюк, начальник штаба полковник Н. И.
Смирнов и комиссар 18-й стрелковой дивизии М. И. Израецкий покончили жизнь самоубийством.
4 марта 1940 года раненого командира 18-й стрелковой дивизии Г. Ф. Кондрашева взяли под стражу прямо в госпитале.
8 марта 1940 года покончил с собой командир 56-го корпуса комдив И. Н. Черепанов.
Такая же участь постигла и командира 44-й стрелковой дивизии комбрига Виноградова и начальника штаба полковника Волкова.
При выходе из окружения потери этой дивизии составили 30 проц. в личном составе, 50 проц. стрелкового вооружения, 80 проц. тяжелого вооружения и все танки.
В дальнейшем, войска 7-й армии после неудачной попытки сходу прорвать главную полосу линии Маннергейма приступили к планомерной подготовке ее прорыва.
К 28 декабря на базе группы комкора Тренделя из соединений 7-й армии была создана 13-я армия.
Группировка сил и средств продолжала наращиваться. В первых числах января 1940 года 7-я и 13-я армии имели полуторное превосходство над противником в личном составе, почти тройное в артиллерии, семикратное в авиации и почти абсолютное в танках.
7 января 1940 года решением Главного военного совета создается Северо-Западный фронт, командующим войсками назначается командарм 1-го ранга Тимошенко. В его оперативное подчинение передается Краснознаменный Балтийский флот.
После продолжительной подготовки 11 февраля войска Северо-Запад - 17 ного фронта (артиллерийская подготовка осуществлялась в течении 2 часов 20 минут) в 12 часов перешли в атаку. На направлении главного удара огневая поддержка осуществлялась на глубину 1.5-2 км методом огневого вала. Небольших успехов добились 123-я стрелковая дивизия 7-й армии генерал-майора Алябушева. Темп наступления в первый день составлял 0.2-1.5 км.
Наращивание усилий через образовавшуюся брешь позволило командующему 7-й армией к 16 февраля увеличить участок прорыва до 11-12 км по фронту и до 11 км в глубину, закрыть эту брешь противнику было нечем.
С 17 февраля начавшийся отход финских войск позволил нашим войскам перейти в преследование противника, тем самым увеличив темпы наступления до 6-10 км в сутки. 20 февраля командующий армией на Карельском перешейке генерал Эстерман был отстранен от занимаемой должности, на его место был назначен генерал Хейнрикс. Но это не спасло положение и к 29 февраля соединения советских армий вышли ко второй полосе обороны, а к исходу февраля первая и вторая полосы обороны были прорваны. Тем самым была нарушена устойчивость обороны Карельского укрепленного района, исход войны был предрешен.
В этой обстановке правительство Финляндии обратилось с просьбой к советскому правительству о мире. 12 марта в Москве был подписан мирный договор. Новая граница была установлена западнее Выборга, недалеко от линии, где она проходила еще в середине 11 века при князе Владимире Ярославовиче.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6932
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: Гранит, бетон, броня и берёзы Карельского перешейка

Сообщение EvMitkov » 28 авг 2012, 00:54

Доброго времени всем!

Что ж, Борис Викторыч, очень нужная и крайне ЛЮБОПЫТНАЯ тема. Я уже частью касался Финской ( с нашей точки зрения), Зимней Войны и Аойны Продолженной - с финской точки зрения - в некоторых темах форума ( в частности - в теме о ДОТах - "миллионниках").
Но в таком ракурсе, в котором планируешь развитие темы ты - полагаю, это будет материал такого же уровня, как и "Адвокат "сорокопятки", и "Танковые музеи".

Со своей стороны хочу отметить, что располагаю очень объемными фотоматериалами о т.н. "линии Маннергейма", частью сделанными снимками мной ( в середине-конце 2000-х), частью нашими с тобой друзьями: Ох-Максом ( он по сей день там работает с ребятами из своего отряда, только-только вернулся из очередной "вылазки"), Олегом Бушко и его парнями, и много чего еще.
Кроме того, полагаю перекрестить темы о Финской с "Танковыми музеями", с Парола. ( Закончу на днях выкладки по музейчику в Эль-Аламейне, имеющему отношение в вышеозвученному в той теме ТВД, и перекинусь в Финляндию.)

Кроме того, некоторые, очень очень ЛЮБОПЫТНЫЕ материалы имеются по боеприменению танковый частей в Финскую ( найдены, когда работали с Борисом Николаичем над Т-28).
В частности - материалы по 20-й тяжелотанковой бригаде и по легкотанковым группам, в том числе и под командованием Архипова).

Еще. Один из боевых друзей деда, Г.А.Гребельниченко, участвовал в Финскую в качестве командира одной из разведгрупп РККА ( это из его архива, с его легкой руки по сети гуляет снимок его разведгруппы , вооруженной автоматами Федорова). Он оставил деду ( а потом перешло ко мне) кое-какие записки о тех днях - уровня тактического, конечно. Но тем не менее - ДОКУМЕНТ ВРЕМЕНИ и из первых рук.
Я еще мальцом был, но запомнил Гребельниченко как мужика-камень, совершенно неспособного ни ко лжи, ни ко кривлению душой.


Г.А.Гребельниченко - крайний слева.



В качестве затравки к продолжению разговора о Финской:



Андрею Васильеву - читать ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Финским «волкам» от русских «медведей» // Тайны финской войны

ЖИЗНЬ ЗАВИСИТ И ОТ ПОДШЛЕМНИКА

Наш герой ушел на фронт добровольцем со студенческой скамьи, с четвертого курса Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта. Разговор с ним о финской кампании произошел в конце 1980-х годов, и ни я, ни мой отец, участник финской кампании, не смогли точно вспомнить его фамилию. Отец, правда, предполагает, что это был Певзнер Борис Исакович. Рассказ дан от первого лица, а в скобках – мои комментарии по ходу текста

...Как я попал на финскую? Финны обстреляли Ленинград из артиллерийских орудий, и мы с друзьями решили уйти добровольцами защищать северо-западные рубежи нашей Родины, как тогда говорили. Да, город обстреливали. Я своими глазами видел фонтаны воды и льда от разрывов на Неве.
(Д.П. – Во второй раз в жизни я слышал об обстрелах Ленинграда финской артиллерией в начале той войны. Первый раз мне рассказал об этом старый мужчина-экскурсовод у Исаакиевского собора, ветеран войны, за 5-6 лет до данной беседы.)

Вооружили нас: винтовка Мосина, несколько гранат, саперная лопатка. Одели - теплое белье, гимнастерки, шаровары х/б, шинель, сапоги (естественно, на размер больше), пара теплых байковых портянок. Опытный старшина на складе посоветовал не брать буденовку, а взять сразу теплый подшлемник и носить его как лыжную шапочку. На буденовке каска не держалась, съезжала, а на подшлемнике — милое дело.

Старшина, видно, успел повоевать и знал что к чему. А то на фронте, в строевых частях, прибывших на Карельский в буденовках и получивших каски, уже на передовой случалось: помучаются — и каску долой, а финским снайперам по незащищенным головам бить – верное дело. Кровью подобная глупость оплачивалась.

Прибыли мы, группа студентов-добровольцев и мобилизованных молодых рабочих с ленинградских заводов, в свою дивизию дня за два перед первым наступлением на линию Маннергейма. Опытные ребята, воевавшие с первого дня, нас сразу предупредили – деритесь до последнего, что бы ни случилось, в плен не сдавайтесь. Попавших в плен русских солдат финны убивали самым зверским образом. Отрезали половые органы, головы, сажали на кол, разрубали на куски и развешивали эти куски на деревьях вдоль дорог и троп. Для устрашения. Я сам позднее видел такое своими глазами...

ШАГ ВПЕРЕД, ДВА ШАГА НАЗАД

Перед наступлением была очень мощная артподготовка. Мы в это время находились на опушке леса, в снежных траншеях, ждали наступления. Перед нами широкая, метров 500-700, поляна, на другом ее конце уже начинались финские укрепления. Сначала колючая проволока в несколько рядов.

Там еще надолбы были, но не в рост человека, а низкие, всего сантиметров 50 от земли. Очень опасные для наших танков, потому что их в снегу не видно. Танк на них днищем налетает, гусеницы в воздух, проворачиваются - а машина ни с места. Здесь ее и расстреливали, неподвижную, из пушек. На нашем участке на этих надолбах много танков сгорело.

Уже почти прорвется к финским позициям, а тут вдруг словно великан какой-то машину вздергивает в воздух и заваливает на бок. Минута, другая – и загорелись ребята. Даже если и выбрался из танка, так до своих еще доползти надо, а танкисты в черных комбинезонах, их на снегу видно далеко. Как правило, мало кто доползал... А уж за колючкой, в лесу, финские окопы, дзоты и доты. Правда, лес у них недолго простоял, наша артиллерия его снесла в щепки на несколько сот метров вглубь. Среди того бурелома мне потом и довелось воевать почти всю кампанию...

...Ну вот, отгрохотала артиллерия, нам, пехоте, — ракета. Выскочили из окопов и ям, вытянулись в цепь — и вперед. Все как по уставу положено. А на поляне - снегу навалом, где по колено, а где по пояс, и попробуй по нему пройти! Не наступаем, а барахтаемся в целине. А все — с полной выкладкой! Уже метров через двести вымотались страшно, шинель — хоть выжимай. Тут обратили внимание, что в воронках и вокруг них снег разметан до земли — и давай от одной к другой перебираться. Цепь сломалась, наступать стали маленькими кучками, но продвигаемся уже бойчее.

Здесь танки подоспели, развернутой лавиной проехали через наши порядки и устремились на укрепления. Враг вроде того и ждал, по нам открыли шквальный огонь. Финны в дотах сидят и нас свинцом поливают. Взводные и ротные орут: «Вперед! Не лежать под огнем, всех перебьют!»

Понятно, да только снег, зараза, держит почище колючей проволоки. Валятся убитые, раненые кричат, на помощь зовут. Но все же бросками от воронки к воронке наступаем. Тут я наткнулся на след нашего танка. Прелесть, бежать легко, только пригибайся. Добежал до танка, начал друзей подзывать. Через некоторое время нас под прикрытием брони шло и ползло уже человек двенадцать. В основном студенты и рабочие. Они посообразительнее были.

А крестьяне — дисциплинированные. Кричишь им, машешь: «Давай сюда, за броню!» А они: «Лейтенант приказал наступать здесь!» В нашем взводе солдат из деревни в том наступлении выбило почти полностью... Они еще, наверное, просто боялись танков. Мол, большой, по нему финны в первую очередь бить будут, а я в снегу, как тетерка, попробуй, попади в меня. Напрасно. Снег финские пулеметы прошивали до земли. На пристрелянных рубежах на каждый квадратный метр в одну минуту попадало в среднем 5 пуль, это я уже после войны узнал.

Вот так и наступали. Танки, за ними кучки пехотинцев. А остальные позади в чистом поле лежат и голов поднять не могут. Положили нашу пехоту финны, отсекли от танков. Вдруг наш танк останавливается, орудие по финнам работает. Из люка выглядывает офицер, это был командир танковой роты. Сначала удивился, увидев нас, а потом ужом соскользнул по броне под корму к нам и кричит (там грохот был страшенный, все общались криком): «Мы сейчас сдадим назад, будем поднимать залегшую пехоту! Вы помогайте. Командуйте, кричите своим, чтобы вставали и шли вперед. Иначе всем хана, видите, какой огонь, всех побьют! Только не отрывайтесь от моего танка! Иначе потом, на финских позициях, меня отдельно сожгут, а вас отдельно убьют. Поняли?!». Мы отвечаем: «Так точно!».

Попятились мы назад. Отступать перед танком сложнее, нужно глядеть в оба, чтобы под гусеницу не попасть. Все танки отошли до залегшей пехоты, командиры машин с наганами выпрыгивают в снег и давай поднимать бойцов, все это под огнем. Снова двинулись
вперед, а финны опять огневой шквал дали и снова нас положили. Вот так и елозили по той поляне вперед-назад весь день. К вечеру отошли на исходные. Кто остался в живых, собирались в своих старых окопах, вновь сплачиваясь в подразделения...

На следующий день – артподготовка и вновь атака. Опять елозим то вперед, то назад, прорваться к финским окопам не можем. А тут танк, за которым я укрывался, был подбит противотанковой артиллерией финнов. Машина горит, кто из экипажа живой остался, выбрались к нам под корму и кричат: «Давай отсюда! Сейчас снаряды и баки взорвутся, всех накроет!» До ближайшей машины — метров 70, поперек финского огня. А делать нечего, рванули. Добежали до танка не все... А за ним тоже пехота укрывается, места нам нет! Но мы нашлись. Попадали цепочкой в траншеи, прорытые гусеницами - и вперед, ползком за танком.

Смекалка. Без нее на войне сразу конец. В последний день наступления, во второй половине дня мы почти до финской колючей проволоки прорвались – уже наловчились за танками бегать. Вдруг — удар, машина встает. Подбили! Раненые в тыл поползли, а мы — вперед, перекатами и перебежками от воронки к воронке. Добрались наконец до колючки, а там ее в несколько десятков рядов наверчено! Кое-где она нашими снарядами порвана, но все равно пройти нельзя. И саперных ножниц у нас нет. А ганки — одни на поле боя горят, другие отошли вместе с пехотой на исходные. Лежит нас у колючки человек двадцать. Мокрые от пота, замерзать начали. Что делать, непонятно. А уже вечереет. Видим — наступление опять захлебнулось. Оставалось ждать темноты.

...Выползли к своим, наверное, уже к середине ночи. Наш лейтенант обрадовался, увидев нас живыми: «А я уже думал, — говорит, — что у меня во взводе совсем обстрелянных «стариков» не осталось. Наступления завтра не будет. Зарываемся в снег, принимаем пополнение и готовимся к штурму укрепполосы...»

ИНЖЕНЕРНЫЙ ОСНАЗ – ДЛЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗАДАЧ

Так мы перешли временно к обороне, сидели в траншеях, выкопанных в снегу: в землю-то врыться невозможно, мерзлая. Бруствер водой поливали – ледяная «броня» образуется, осколки и пули держит. Однажды ко мне наш лейтенант подходит и спрашивает: «Ты ведь студент,а какая у тебя специальность?»

«Строитель», — отвечаю. Тогда он мне сказал, что командование отбирает среди красноармейцев бойцов с высшим и незаконченным высшим образованием, строителей, энергетиков для выполнения специального задания и направил в штаб.

...Так я попал в инженерный осназ. (Данное название автор пишет без кавычек,и мы оставляем его в оригинале. - Прим. редакции.)
Это части особого назначения, которым отводилась важная роль в уничтожении укреплений линии Маннергейма. Забегая вперед, скажу, что нынешние разговоры о том, что, мол, при прорыве укреплений финнов их «мясом» завалили — ерунда.

Там, на Карельском перешейке, на «колючке» под пулеметами можно было, конечно, положить массу людей, только толку бы от этого не было. Финны по-прежнему из своих дотов поливали бы нас свинцом. Наше командование все это прекрасно понимало, поэтому и воевало не так, как нынче в газетах пишут, а по-умному.

Итак, собрали нас «с бору по сосенке», все уже воевавшие, все студенты или, как я, без пяти минут инженеры. Отвели в тыл, на
КаУР – Карельский укрепрайон, прикрывавший Ленинград от финнов, расположенный почти у самого города. Переобмундировали. Мы получили теплые десантные комбинезоны из верблюжьей шерсти — с капюшоном, с двухсторонней окраской.

С одной стороны они были белые, для зимы, а с другой - коричневые, для лета. В них можно было запросто спать на снегу. Видимо, была какая-то водоотталкивающая пропитка. Считались они совершенно секретными. Выдали нам теплое белье, свитеры, а вместо сапог - ботинки типа лыжных, с двумя шерстяными носками. На голове — шерстяные вязаные подшлемники. Касок мы не носили. Вооружение - ножи, фанаты, револьверы Нагана. А главным нашим оружием были тротил и бензин (в смеси с дегтем и еще чем-то, чтобы не выгорал слишком быстро и поджигал все, на что попадет - так называемый «коктейль Молотова»).

Разбиты мы были на группы по три человека. Во-первых, при нашей тактике больше и не надо. Во-вторых, чем меньше группа, тем труднее ее обнаружить. Ну и, в-третьих, патрули и дозоры у финнов на переднем крае были примерно той же численности, так что
нас впоследствии иногда принимали за своих...

Неделю тренировались на КаУРе. Учились обнаруживать замаскированные доты, преодолевать проволочные заграждения, подрывать обнаруженные цели. О стрельбе не забывали. Затем нас вернули на фронт, и мы начали воевать.

ДИВЕРСАНТЫ ПРОТИВ ДЗОТОВ

Финская оборона состояла из железобетонного костяка — многоярусных артиллерийско-пулеметных дотов, так называемых «милионников» (каждый из них стоил миллион в денежных единицах Финляндии). Но их было мало. Основной массив составляли простые одноэтажные железобетонные доты и дерево-земляные огневые точки - дзоты, которые были обсыпаны валунами и по своей защищенности мало чем уступали дотам.

Все эти долговременные сооружения объединялись в единое целое сетью траншей и ходов сообщения, прикрывались надолбами, минными полями и колючей проволокой. Именно дзоты, которых было очень много, наносили нашей пехоте основные потери во время наступления. Они были построены в два этажа: сверху боевое отделение с амбразурами, а снизу казарма. Удар снарядов такие довоенной постройки сооружения держали хорошо. Они и были нашей главной целью.

Нужно было выбить путем подрывов этот основной массив линии Маннергейма - и ее уже можно прорывать штурмом.
Мы действовали следующим образом. В течение дня наблюдали за местностью, расспрашивали бывалых солдат, где у финнов могут быть огневые сооружения. Затем вечером выползали на нейтральную полосу. Зимой ночи длинные, времени для работы много.

У нас был специальный костюм для преодоления электрифицированных заграждений. Он чем-то напоминал скафандр, только лицо открыто. Весь из медной проволоки, на изолирующей подкладке. В таком на лютом морозе «околеть» можно, поэтому работали в нем по очереди. Осназовец в спецкостюме полз первым, чтобы не сгореть, если проволока под током. Такие участки, правда, можно было заранее обнаружить.

Глядишь - висит наш солдат на «колючке», весь обуглился - значит, проволока под напряжением. А еще изоляторы потрескивали (финны не постоянно заграждение держали под током, а периодами). В таком случае ждем, пока не отключат, потом работаем. Но, надо сказать, такую «колючку» мы любили. Найдешь изолятор, один провод перекусишь, причем так, чтобы свободный конец болтался в воздухе и периодически замыкал систему.

Такую каверзу им сотворим и отползаем от заграждения метров на 20-30, залегаем в воронку. Лежим, выжидаем. Кто-то из нас дежурит, наблюдение ведет, цели разведывает, остальные капюшоны на голову натянут, руки в рукава спрячут и спят. А у финнов периодически — «трах, бах» — короткие замыкания! Они бесятся, особенно сначала, подозревают неладное. Из пулеметов начинают бить по «нейтралке».
Наши артиллеристы засекают такие «концерты» - и давай по ним лупить, финны тоже в ответ бьют из пушек.

В общем, лежишь себе в воронке, а над тобой только снаряды туда-сюда летают. Примерно через сутки финны успокаиваются. Хотя, бывало, что они искали место обрыва заграждения, группы электриков посылали. Мы их пропускали без боя, нам шум ни к чему. Они восстановят систему, а мы ее снова рвем. В конце концов они переставали «дергаться».

Тут и приходит наше время. Дожидаемся вечера, снова размыкаем систему, проползаем через «колючку», восстанавливаем обрыв и залегаем. У финнов все в порядке, сбоев в энергетике нет, внимание их ослабевает. А мы - ползком к цели. Дзот имел форму небольшого пологого сугроба, обнаружить его бывало непросто. По бурелому ужом вертишься, пока найдешь. Ложных целей-приманок у них тоже хватало...

На первых порах мы от недостатка опыта по-глупому действовали. Сначала искали траншею, потом старались бесшумно найти и снять часового, а уже затем по траншее ползли к двери дзота, рывком открывали ее и забрасывали внутрь заряд взрывчатки. Это долго, опасно и ненадежно. Часовой может поднять тревогу, а, открывая дверь, можно нарваться на выстрелы. Кроме того, от взрыва дверь срывает с петель, и она летит прямо на тебя. А главное, нет полной гарантии уничтожения как дзота, так и гарнизона, который ночью отдыхает в нижнем жилом отсеке. Много взрывчатки на себе не утащишь, взрыв получается слабый. А нам нужно было полное уничтожение огневой точки противника...

«ОГНЕННАЯ ВОДА»

Мы быстро выработали другой метод уничтожения дзота. Лезешь на его верх, куда выходит дымовая труба. По подтаявшему снегу и горячему воздуху определяешь, что дзот настоящий, а не ложный макет-приманка. Кстати, в дзотах было холодно. Вообще, сколько живу, а такого холода, как зимой 1939-го на Карельском перешейке, больше не помню.
(Д.П. — К слову, от себя могу добавить маленький секрет борьбы с холодом. Собираешь соцветия пижмы обыкновенной, неважно свежие или сухие, завариваешьих и этим настоем натираешь тело. Помогает переносить холод. Проверено вполевых условиях. Главное не увлекаться,а то, забыв про мороз, можно и обморозиться.Настой должен быть не слишкомгустым, и им не надо злоупотреблять безособой надобности)

...И финны тоже мерзли. По ночам их дежурные по огневым точкам самовольно отходили от амбразур и смотровых щелей и грелись у печек, хотя это им категорически запрещалось (об этой их привычке мы знали от пленных). В дымовую трубу мы первым делом бросали небольшой заряд тола или гранату РГД. Взрыв валил греющихся дежурных наповал или серьезно ранил. Поднять тревогу они уже не могли. Те, кто находились в нижнем каземате, подняться наверх тоже не успевали. Затем в трубу уходила бутылка с вышеупомянутым «коктейлем Молотова», с привязанной к ней гранатой, и мгновенно следом шла третья граната с более быстрым взрывателем. Все это делал один боец.

Второй стоял рядом и держал наготове деревянную пробку-чоп (третий страховал нас рядом с дзотом). Немедленно после опускания в трубу третьей гранаты он забивал чоп в трубу... Первой разрывалась последняя фаната. Газы от взрыва устремлялись в дзот и на улицу. Чоп задерживал их в трубе. Вылетал из трубы пулей, но задерживал. В конце трубы получался гидравлический газовый «затвор». В этот момент разрывался второй заряд, газы этого взрыва отражались от «гидрозатвора» и с силой устремлялись в дзот, неся с собой горючую смесь из бутылки. Получался импровизированный «огнемет»! Струя огня била в финнов, поджигала боеприпасы и деревянные стены дзота. Он выгорал и обрушивался.
(Д.П. — Схожую технологию подрыва подземных тоннелей-водоводов в Афганистане описывал один из авторов «Солдата удачи» в середине 1990-х годов)

Бутылки для «коктейля Молотова» использовали от русской водки – диаметр как раз под трубу, и горючки входит достаточно. Мы даже шутили: «Русские медведи» пошли угощать «финских волков» «огненной водой». По численности в дзоте находилось обычно отделение, человек 5-7. Бывали и большие, так называемые дзоты-укрытия, где было до двух отделений пехоты, обороняющихся в траншее.

А вот с простым заграждением из «колючки», не под током, было сложнее. На них финны ставили датчики движения. Если кто-нибудь попадал туда и начинал выпутываться, от вибрации срабатывал датчик, и у финнов в дотах звучал сигнал тревоги. Они мгновенно
начинали поливать тревожный сектор из пулеметов. Вся сложность тут была в том, чтобы найти этот датчик.

Мы обычно забрасывали на колючую проволоку «кошку» и дергали ее. Если финны начинают стрелять, прожекторами светить, значит, он где-то рядом. Несколько раз подергаешь, они постреляют — и затихнут. Начинаешь искать датчик, ползаешь, руками снег разгребаешь. Все время в напряжении, ведь если в этот момент ударят — конец. Найдешь — уже легче. Дальше уже дело техники — устраивали ложные тревоги, засекали по огню противника точное место расположения дзота. Далее выводили датчик из строя, подбирались к дзоту и жгли его по «отработанной технологии».

Некоторое время нам все с рук сходило, уничтожали мы дзоты хорошо. Норма у нас была — два «объекта» за выход к финнам, ради меньшего не стоило рисковать. Если финны не сразу обнаруживали диверсию, то у нас было время для нового подрыва. Главное, хорошо цели разведать. Финнам же обнаружить, что дзот подорван, сразу было очень сложно: дверь выходит в извилистую траншею, пламени не увидишь.

Почему они не сразу поняли, что происходит ? На фронте ночи не тихие. Где-то рядом наша артиллерия бьет по доту-«миллионеру», где-то перестрелка из автоматов и пулеметов — разведгруппы сцепились, ракеты взлетают... Что тут - какие-то искры из трубы! А взрывались дзоты глухо, накат гасил звуки...


СХВАТКИ С «ОХОТНИКАМИ»

...Да, примерно с полмесяца все было хорошо, но потом финны поняли что к чему и приняли контрмеры. Как только где-то происходил обрыв кабеля в электрозаграждении или срабатывал датчик движения, тут же высылали к тому месту у «колючки» группы из 5-6 человек (мы называли их «охотниками»), вооруженных пистолетами-пулеметами «Суоми», гранатами, ножами. Они знали свои заграждения и свободно пробирались через них во фланг нашим группам. Дальше все было делом численного превосходства и преимущества в автоматическом оружии, ведь с револьвером против «Суоми» много не навоюешь.

...Пропало несколько групп. Потом мы их увидели... Ребята висели на колючей проволоке, кто-то был обуглен. У кого-то отрезанная голова торчала на колу рядом с телом...

Мы рвались отомстить. Ушла очередная группа. Ночью взвилась ракета: «Обнаружены! Дайте огня!» Утром из нее приполз один человек. Он и рассказал о новой финской тактике. Его спасло то, что командир предусмотрительно приказал ему залечь в отдельной воронке в стороне. Один осназовец погиб сразу. Тяжело раненный командир вызвал огонь на себя, а этот боец успел скрыться. Наше командование было в затруднении. Все понимали, что нужно подавить дзоты, но и посылать инженерный осназ теперь не имело смысла, мы бы все полегли у финской «колючки» без толку.
(Д. П. — А вот за это — 'спасибо гражданину Тухачевскому, в свое время объявившему пистолеты-пулеметы «непролетарским полицейским оружием». А ведь отечественные пистолеты-пулеметы Дегтярева ППД-34 уже 6 (!) лет, как шли в серийном производстве и состояли на вооружении войск НКВД с 1935 года.)

Выход нашел неизвестный мне старший командир. Он вспомнил, что на складах в изобилии лежат на консервации превосходные, первые в мире настоящие автоматы системы генерал-майора Федорова. Они стреляли японскими винтовочными патронами «Арисака» калибром 6,5 мм. Как раз в недавнем сражении на реке Халхин-Гол наши войска взяли японские военные склады, где этих патронов было немерено. К нам, на Карельский перешеек, в срочнейшем порядке были доставлены и автоматы Федорова, и патроны к ним.

...Проволочное заграждение усиленно долбили артиллерией, в нем появились бреши, которые финны уже просто не успевали латать. Снарядов на это не жалели. Наши группы укрупнили, мы стали ходить к финнам уже по 6 человек. Теперь у нас были автоматы, а у финнов — пистолеты-пулеметы. Винтовочный японский патрон был гораздо мощнее пистолетного финского. Автоматы Федорова имели большую точность, пробивную способность. Финнам пришлось несладко.
(Д.П. – Кроме того, пуля патрона Арисака, попадая в тело человека, разворачивалась внутри него. Тяжелое ранение или верная смерть, как правило, были гарантированы)

Почти каждую ночь в буреломе на линии Маннергейма вспыхивали схватки. Группа делилась на две боевые тройки, одна — огневого прикрытия, вторая — уничтожения дзотов.

Огневая группа оставалась у проволочного заграждения, метрах в пятидесяти от прохода в «колючке». Она обнаруживала финские отряды «охотников» и навязывала им бой, отвлекая от ударной группы, а отходила последней. Автоматы Федорова в этих лесных схватках показали неоспоримые преимущества над «Суоми», легко пробивая бурелом и имея гораздо большую точность. Если наши успевали обнаружить «охотников» первыми, успех огневой схватки был гарантирован.

У ударной группы появились свои сложности: финны стали выставлять часовых у входа в дзот. Сначала их снимали. Старались бесшумно, но иногда приходилось и стрелять: тогда убитого приваливали к двери в дзот, чтобы создать свалку у порога, если гарнизон начнет выскакивать наружу. Наш дозорный залегал уже не спереди дзота, как прежде, а сзади и контролировал дверь.
Остальные - на крышу, как обычно...


ПРОРЫВ

Вот так мы, бойцы инженерного осназа, и довоевали до второго, решающего штурма линии Маннергейма. В нем мы шли в первой ударной волне. Теперь уже не было никаких цепей и «погонь» за танками под огнем. За несколько дней до штурма нас отвели с передовой в тыл, где была построена точная копия укреппозиции. Мы тренировались.

Тяжелые танки первой волны тащили за собой бронированные сани-волокуши, на которых мы лежали до того момента, когда танки ворвутся на саму позицию, преодолев и надолбы, и колючую проволоку. Там нужно было соскочить с саней и начать подрывать уцелевшие дзоты, и самое главное — доты-«миллионеры», если они уцелеют на участке прорыва.

Одновременно часть пехотинцев, вооруженных пистолетами-пулеметами ППД и гранатами, должна была завязать бой с финской пехотой в траншеях. Группы армейских саперов уничтожали надолбы и проделывали проходы в колючей проволоке. А вот уже за нашей волной шла вторая, где танки должны были вести пехоту за собой. Мы несколько раз повторяли учебное наступление на копию. Только после упорных тренировок был предпринят очередной штурм линии Маннергейма.

...Снова артподготовка. Танки первой волны застыли на исходном рубеже. Мы лежим за ними вповалку на санях. Сигнал к атаке. Пошли! Все идет хорошо, вот уже передний край. Помню, когда переваливали через надолбы, под днишем заскрежетало. Сердце екнуло, застрянем или не застрянем? Проехали...

Выскакиваем из саней на рубеже финнов, траншея рядом. Танки завязали огневой бой с железобетонными дотами — не все их разрушила наша артиллерия. Мы деремся за дзоты. Подрываем гранатами входные двери, забрасываем внутрь взрывчатку.
У убитых финнов взяли «Суоми», в траншейном бою они удобнее, у них диск на 70 патронов.

Финны отбиваются отчаянно. Артиллерии у них стало больше. Кое-где наши танки горят. Пехота второй волны местами залегла, но в основном уже вперед продвинулась, вот уже бой в траншеях завязала. Здесь очертя голову вперед лезть нельзя. Сначала за угол, не выглядывая, бросаешь гранату. Разрыв - и потом вперед, не мешкая. Ведешь огонь из пистолета-пулемета, продвигаясь быстро
до следующего поворота, чтобы противник не очнулся.

...Свою высоту мы у противника отбили. Он пытался контратаковать. Сначала пехота полезла. Только теперь сами финны оказались в том же незавидном положении, как мы когда-то: двигаются в глубоком снегу медленно, словно мишени в тире. А мы бьем по ним и патронов не жалеем. Они откатились на исходные. Потом попытались контратаковать под прикрытием огня артиллерии. Мы в нишах траншей налет переждали, а потом снова их в снег «зарыли». К слову сказать, их артиллерия против нашей была ничто.

Так мы еще денек повоевали, вся полянка перед нашими траншеями убитыми финнами была усеяна. То-то они наступать не очень любили... Прошла ночь, а потом, наутро вдруг видим — нет финна, отошел... Вот так и прорывали мы линию Маннергейма. Не «мясом», а умом и выдержкой, смекалкой и мужеством...


Ну, и несколько снимков "линии" - для начала:



Финские оборонительные сооружения на Карельском перешейке

Финские оборонительные сооружения на Карельском перешейке (сверху вниз):

Зелёная линия- VKT-линия (фин. VKT-linja)- комплекс сооружений от Выборга через Тали (ныне- Пальцево) и Купарсаари (остров Ждановский) по северному берегу Вуоксы, Суходольского озера и реки Бурной до Тайпале (ныне- Соловьёво).

Чёрная линия- "Линия Маннергейма" (фин. Mannerheim-linja)- комплекс оборонительных сооружений на финской части Карельского перешейка, созданный в 1920е-1930е годы для сдерживания возможного наступательного удара со стороны СССР. Длина линии составляла около 135 км, глубина- около 90 км. Названа по имени маршала Карла Маннергейма, по приказу которого разрабатывались планы обороны Карельского перешейка ещё в 1918 году. По его же инициативе были созданы наиболее крупные сооружения комплекса. Практически полностью уничтожена по окончании "Зимней войны".

Красная линия- "Карельский вал", также VT-линия (фин. VT-linja)- комплекс оборонительных сооружений на Карельском перешейке, построенный финнами в 1942-1944 годах. Линия шла от Ваммелсуу (ныне Серово) через Куутерселькя (ныне - Лебяжье) и Кивеннапа (ныне - Первомайское) вдоль реки Бурной до Тайпале (ныне - Соловьёво). Пересекала железную дорогу Санкт-Петербург - Выборг возле Сахакюля (ныне - Мухино, платформа 63-й километр), а железную дорогу Санкт-Петербург - Хийтола в районе нынешней платформы 69-й километр.

Советско-Финская граница 1918-1939гг.

Синяя линия- Линия фронта 1941-1944гг.


ДОТ H3- Прикрывал шоссе Хумалъйоки-Терриоки (Ермилово-Зеленогорск). Наши дни, снимок Фотосержа.


ДОТ Ink7. Наши дни, снимок Фотосержа

Материплов - ОЧЕНЬ МНОГО.
Материал - серьезнейший. Потому подходить к нему требуется обдуманно, со свнжей головой. Сейчас, до второго-третьего сентября работы у меня - мама не горюй, снова пошла жарынь до +38- пополудни, да так, что "четырехкамерный насос в грудном загоне" начинает опять прохватывать. Так что - пока короткими очередями.

С уважением ко всем, Евгений Митьков
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13857
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Гранит, бетон, броня и берёзы Карельского перешейка

Сообщение Dvu.ru-shnik » 28 авг 2012, 01:35

Пветствую, Евгенич!!!
Этот материал, что ты выложил, я не стал пока привлекать, поскольку сомневался в некоторых деталях, таких, как использование автомата Фёдорова и скафандров для преодоления проволочных заграждений под током.
Выложенное тобой фото многое прояснет. Я, например, так и не смог найти подобных снимков в интырнете.
С Краеведом у меня давний контакт. Ну, в плане тырнета - он выкладывает материалы, а я тырнечу, вернее - тырю :lol:
Я знал, что ты зацепмшься за тему - твоей Татьяне там самое приволье, кстати, не забудь ей кавалера туда подкинуть в лице Т-35, а то заскучает дама. :D
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6932
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: Гранит, бетон, броня и берёзы Карельского перешейка

Сообщение Dvu.ru-shnik » 28 авг 2012, 04:43


нашёл интересные факты из серии предыстории и начала войны:
В мирное время Силы обороны Финляндии насчитывали 37000 человек (примерно 1% населения страны), включая 2400 офицеров. Главнокомандующим в мирное время был президент страны К.Каллио, начальником Генерального штаба — генерал Л.Эш, должность Инспектора армии занимал генерал-лейтенант X.Эстерман. Совет обороны, бывший консультативным органом, возглавлял маршал К.Г.Маннергейм.
Сухопутные войска состояли из трех пехотных дивизий и одной бронекавалерийской бригады (60 танков). Пехотная дивизия четырехполкового состава по штату насчитывала 14200 человек. В трех стрелковых полках трехбатальонного состава и отдельном батальоне тяжелого оружия на вооружении имелось 250 пистолетов-пулеметов, 250 ручных и 116 станковых пулеметов, по 18 37-мм и 47-мм противотанковых орудий, 18 минометов калибра 81 мм. Артиллерийский полк в двух полевых дивизионах располагал 24 75-мм орудиями; в гаубичном дивизионе имелось 12 гаубиц калибра 105 или 122 мм. Корпус охраны границы, не входивший в мирное время в состав сухопутных войск, состоял из четырех бригад общей численностью около 6000 стрелков.
Помимо этого, существовали территориальные войска. В их составе в военизированных отрядах шюцкора (Корпуса охраны) было около ста тысяч человек, а в отрядах Вспомогательной Женской службы "Лотта Свярд" числилось 90000 женщин.
Силы обороны Финляндии были оснащены стрелковым оружием в основном собственного производства.

На вооружении финской армии состоял пистолет L-35 системы ведущего финского оружейника А.Лахти, и немецкий "Парабеллум" (применялся в финской армии под названием "Модель 23").

Внешне L-35 был очень схож с "Парабеллумом", но конструктивно сильно отличался от немецкого пистолета.
Основой всех финских винтовок и карабинов была знаменитая винтовка системы Мосина. Ранние образцы (карабин М-91, винтовки М-27, М-28) были переделками русских армейских винтовок, укороченными и с изменениями главным образом в дульной части: мушка снабжалась предохранителем от случайных ударов, устанавливалось новое верхнее ложевое кольцо с приспособлением для крепления ножевого штыка.

Более поздние винтовки собственно финского производства (М-29-30 "Шюцкор", М-ЗО, М-39) представляли собой более существенные переделки системы Мосина, причем изменения касались в основном элементов, обеспечивающих удобство стрелка при пользовании оружием. От исходной модели отличалась конструкция прицельного устройства. Был применен иной прибор. Ложа делалась с шейкой пистолетной формы.
Символом финского стрелкового оружия периода "Зимней войны" стал пистолет-пулемет "Суоми" М-31 кал. 9 мм, системы Аймо Иоханнеса Лахти. Первый вариант этого оружия был разработан в 1922 г., но в производство запущен не был. На вооружение финской армии были поставлены более поздние, последовательно совершенствовавшиеся модели 1926 и 1931 годов.

"Суоми" М-31 имел свободный затвор и специфической конструкции неподвижную рукоятку взведения. Ложа пистолета-пулемета деревянная. Конструкция предусматривала пневматический тормоз отдачи, повышавший точность стрельбы. Оружие имело быстросъемный ствол. Секторный прицел насечен на дальности до 500 м. Скорострельность — 900 выстрелов в минуту. Магазины коробчатые (21 патрон) или барабанного типа (на 40 или 71 патрон; эта вторая конструкция позже была применена на советском ППШ). Кроме того, для "Суоми" М-31 был разработан специфический коробчатый магазин с четырехрядным расположением 50 патронов. Он состоял из двух секций, представляя собой как бы два помещенных рядом друг с другом обычных магазина с двухрядным расположением патронов. Выход из обеих секций был один, патроны поочередно подавались из левой и правой секций.
Существовало несколько модификаций "Суоми" М-31. Один из вариантов мог снабжаться приставным штыком. Кроме того, из-за относительно большого веса оружия (неснаряженный — 4,68 кг, с магазинами различной емкости — от 5.2 до 7,09 кг) была разработана модификация, снабженная легкой сошкой. Пистолет-пулемет отличался очень высоким качеством изготовления, но соответственно — высокой ценой.

Ручной пулемет системы Лахти-Салоранта по техническим характеристикам был близок к советскому ДП, но разработан на год раньше — в 1926 г. Пулемет снабжался коробчатым или дисковым магазином емкостью от 20 до 75 патронов и, по сути, использовался как единый пулемет: ручной, легкий станковый, зенитный.

Станковые пулеметы финской армии — в основном системы Максима различных модификаций. Некоторые пулеметы, устанавливавшиеся в дотах, снабжались системой принудительного водяного охлаждения ствола.

Единственная бронекаварелийская бригада сухопутных войск Финляндии располагала 60 единицами бронированных гусеничных машин — танкетками "Карден-Ллойд" образца 1933 г. и танками "Виккерс-6 тонн".

Британцы не приняли "Виккерсы" на вооружение своей армии, но поставляли их в различные страны, в том числе и в Финляндию.
Не правда ли - кого-то напоминает...
Эти легкие танки, вооруженные 37-мм пушкой (47-мм орудие у модификации "Виккрес 6-тонн-В") и одним пулеметом, защищенные 13-мм броней, составляли основу танковых сил финских сухопутных войск. В период Зимней войны финские танки не несли опознавательных знаков. Свастику, которая видна на бронированных машинах Финляндии на некоторых фотографиях, финны стали рисовать на танковой броне только после 1940 года. Зимой танки окрашивались в белый камуфляжный цвет с неправильной формы неширокими вертикальными синими полосами.

Военно-воздушные силы Финляндии (156 учебных и 153 боевых самолета, 172 зенитных орудия) состояли из трех авиаполков (Lentorymmenti — LeR 1, 2, 4) и батарей противовоздушной обороны. В состав авиаполков входили авиагруппы (Lentolaivue — LLv), подразделявшиеся на эскадрильи.

Фоккер D.XXI
Административно ВВС страны (командующий — генерал-майор Я.Лундквист) подчинялись министерству авиации, а в оперативном отношении — командованию сухопутных войск.

"Бристоль Бленхейм"
Две авиагруппы находились в оперативном подчинении военно-морских сил.
Несмотря на только что завершившуюся реорганизацию, ВВС Финляндии к началу войны были недоукомплектованы. До 30% самолетного парка приходилось на явно устаревшие образцы; коэффициент технической исправности боевых машин составлял 0.8. До 90% финской авиации было сконцентрировано в районе Карельского перешейка, и около 10% — в Восточной Карелии.


Вяйнемяйнен и Илмаринен - броненосцы береговой обороны
"Vainamoinen" CV 8.1929 28.12.1930 12.1932 В 1947 продан СССР
"Ilmarinen" CV 8.1929 9.7.1931 9.1933 Погиб 13.9.1941
3900 (станд.) т; 93 (между перпендикулярами)х16,9х4,5 м; 2 ДЭ, 6000 л.с., 15 уз., 93 т соляра. Бронирование: борт 50 — 55 мм, башни 100 мм, палуба 12,7 — 20 мм, рубка 120 мм. Эк. 330 чел. 2x2 — 254-мм/45, 4x2— 105-мм/50, 4x1— 40-мм, 2x1— 20-мм.
Оригинальные корабли, одни из последних в мире представителей класса броненосцев береговой обороны. Проект подготовлен по заказу финского флота немецко-голландской фирмой "М.В. Инжинерсконтор Вор Схепсбаув". Заказ на постройку выдан 31.12.1927.
Поскольку корабли проектировались для Финского и Ботнического заливов, зимой сковывающихся довольно толстым льдовым покровом, обводы корпусов получили ярко выраженные ле­докольные образования.
В качестве артиллерии главного калибра были избраны 254-мм орудия шведской фирмы "Бофорс". Размещенные в двух башенных установках в носу и корме, они имели угол возвышения 50° и весьма солидную дальность стрельбы — 162 кбт. Для своих небольших размеров финские корабли несли достаточно мощное зенитное вооружение: четыре спаренных 105-мм установки также шведского производства и, кроме того, четыре 40-мм автомата английской фирмы "Виккерс" (знаменитые "пом-помы") и два 20-мм автомата "Мадсен".
В июле 1941 г. устаревшие 40-мм "пом-помы" заменили таким же числом 40-мм "бофорсов". Осенью 1944 г. количество 20-мм автоматов увеличилось до восьми.
"Ilmarinen" 13.9.1941 во время проведения операции "Нордвинд" подорвался на одной или двух минах (финских или немецких, но скорее всего - русских), опрокинулся и быстро затонул в 24 милях к юго-зап. острова Уте (59° 27' сш, 21° 05' вд).
"Vainamoinen" 3.3.1947 куплен Советским Союзом и под названием "Выборг" служил до середины 1960-х гг.

Военно-морские силы с личным составом 4250 человек располагали на Балтике 21 кораблем, в том числе двумя броненосцами и пятью подводными лодками.

И канонерскими лодками «Hameenmaa» (б. герм. «Wulf», б. русский «Пингвин», KSH , 1916/1917/1918 — слом в 1953),
«Uusimaa» (б. герм. «Вео», б. русский «Голубь», KSH, 1916/1917/1918 — слом в 1953)
406/530 т; 52x7,5x3,4 м; 2 ПМУ, 3 ПК, 1400 л.с., 15 уз., 100 Т угля, 700 (15) миль. Эк 55 чел. 2x1–105-мм, 2x1–40-мм, 1x1–20-мм.

В состав Ладожской флотилии входило 10 катеров. На 30 батареях береговой обороны находилось 100 орудий калибром от 120 до 305 мм. В начале войны ВМС Финляндии находились под командованием генерал-лейтенанта В.Вальве, позже этот пост занял контрадмирал Е.Рахола.
Внутренние озерные флотилии. Онежское озеро. Петсамо, озеро Сайми.
Финские части достигли этого внутреннего русского озера в первых числах октября 1941 года. Уже 2 октября на западные берег из Финляндии были перевезены 10 первых моторных катеров, а неделей позже - личный состав будущей Онежской флотилии. Из-за того, что перевезти туда большие корабли было невозможно, финнам пришлось довольствоваться захваченными бывшими пароходами - по большей части старыми и частично затопленными. Важнейшие из них:
"Курхумяки" (бывш. "Роза Люксембург") колесный пароход 3 х 75, 3 х 20-мм орудия;
"Контупохьа" (бывш. "Розали") - колесный пароход 2 х 75, 3 х 20-мм орудия;
"Илмари" (бывш. "Семга"), "Вяйне" (бывш. "Пескарь"), "Эркки" (бывш. "Буй"), "Урхо", "Лимо" - малые буксиры, вооруженные 1 - 2 х 45, 1 х 20-мм ор.
Кроме того, имелись еще некоторые невооруженные малые пароходы и катера.
Уже летом 1939 г Финляндия начала скрытую мобилизацию, призывая резервистов для прохождения военных сборов. В результате к началу Зимней войны численность финской армии возросла с 37 до 127 тысяч человек. К 30 ноября 1939 г. было развернуто еще 5 пехотных армейских дивизий. Кроме того, две пехотных дивизии находились в стадии мобилизации, и еще три подготавливались к развертыванию.
Вместе с двумя дополнительно развернутыми бригадами, численность Корпуса охраны границы достигла 8 батальонов. К началу войны и в первые ее дни были мобилизованы также силы территориальных войск — Корпуса охраны (шюцкора) и Вспомогательной женской службы "Лотта Свярд". В результате общая численность Сил обороны Финляндии в первые дни Зимней войны достигла 530-550 тысяч человек (включая 100-150 тысяч женщин из отрядов "Лотта Свярд"). Таким образом, почти 14% всего населения страны вошло в Силы обороны.
К концу ноября 1939 г. Финляндия сосредоточила у границ СССР 15 пехотных дивизий и 7 специальных бригад.
Сухопутная армия взаимодействовала и поддерживалась военно-морским флотом Финляндии и войсками береговой обороны, а также финляндскими ВВС. В составе ВМФ - 29 боевых кораблей. Кроме того, к списочному штатному составу армии в 337 тыс. человек в качестве военной силы подключались:
Военизированные формирования шюцкора и "Лотта Свярд" - 110 тыс. человек.
Добровольческий корпус шведов, норвежцев и датчан - 11,5 тыс. человек.
Общая численность задействованных в войне со стороны Финляндии людских сил, считая неоднократные пополнения армии резервистами, составила от 500 тыс. до 600 тыс. человек.
Готовился также и должен был быть отправлен на фронт к концу февраля - началу марта 1940 г. 150-тысячный англо-французский экспедиционный корпус на помощь Финляндии, прибытие которого сорвало только заключение мира.

Вооружение

Финляндская армия была хорошо вооружена, обладала всем необходимым. По артиллерии - 900 подвижных орудий, 270 боевых самолетов, 60 танков, 29 боевых кораблей ВМФ.
В ходе войны Финляндии помогали 13 стран, посылавшие ей вооружение (в основном его поставляли Англия, США, Франция, Швеция). Финляндия получила: 350 самолетов, 1,5 тыс. артиллерийских орудий разного калибра, 6 тыс. пулеметов, 100 тыс. винтовок, 2,5 млн. артснарядов, 160 млн. патронов.
Помощь деньгами на 90% шла из Соединенных Штатов, остальное - от европейских стран, главным образом Франции и Скандинавских.
Напомню - 13-14 октября 1939 года в Финляндии была объявлена всеобщая мобилизация. А через две недели, 3 ноября, войска Ленинградского военного округа и Краснознамённого Балтийского флота получили директивы о начале подготовки к боевым действиям.

Фортификационные сооружения
Основу военной мощи Финляндии составляли уникальные, неприступные фортификационные сооружения, т.н. "линия Маннергейма" с ее предпольными, основными и тыловыми полосами и узлами обороны.
В "линии Маннергейма" были органически использованы особенности географии (озерный край), геологии (гранитная подстилка) и топографии (пересеченная местность, озы, лесистость, реки, ручьи, протоки) Финляндии в сочетании с высокотехничными инженерными сооружениями для создания линии обороны, способной дать многослойный огонь по наступающему противнику (на разных уровнях и под разными углами) наряду с непробиваемостью, прочностью и неуязвимостью самого фортификационного пояса.
Фортификационный пояс имел глубину 90 км. Ему предшествовало предполье с разнообразными укреплениями - рвами, завалами, проволочными заграждениями, надолбами - шириной до 15-20 км. Толщина стен и перекрытий дотов из железобетона и гранита достигала 2 м. Поверх дотов на земляных насыпях толщиной до 3 м рос лес.
На всех трех полосах "линии Маннергейма" насчитывалось свыше 1000 дотов и дзотов, из которых 296 представляли собой мощные крепости. Все укрепления соединялись системой траншей, подземных переходов и были снабжены продовольствием и боеприпасами, необходимыми для длительного ведения автономного боя.
Пространство между полосами укреплений, а также предполье перед всей "линией Маннергейма" были буквально покрыты сплошными военно-инженерными сооружениями.
Насыщенность этой местности заграждениями выражалась следующими показателями: на каждый квадратный километр приходилось: 0,5 км проволочных заграждений, 0,5 км лесных завалов, 0,9 км минных полей, 0,1 км эскарпов, 0,2 км гранитных и железобетонных надолб. Были заминированы и подготовлены к уничтожению все мосты, к порче - все дороги. На возможных путях движения советских войск были устроены громадные волчьи ямы - воронки глубиной 7-10 м и диаметром 15-20 м. На каждый погонный километр ставилось 200 мин. Лесные завалы доходили до 250 м по глубине.

Финский план ведения войны
Используя "линию Маннергейма", сковать на ней главные силы Красной Армии и ожидать подхода военной помощи от западных держав, после чего вместе с союзными войсками перейти в наступление, перенести военные действия на советскую территорию и захватить Карелию и Кольский полуостров по линии Белое море - Онежское оз.

Направления боевых действий и командование финской армии
1. В соответствии с этим оперативно-стратегическим планом главные силы финской армии были сосредоточены на Карельском перешейке: на самой "линии Маннергейма" и в ее предполье стояла армия генерал-лейтенанта Х.В. Эстермана, состоявшая из двух армейских корпусов (с 19 февраля 1940 г. командующий - генерал-майор А.Э. Хейнрикс).
2. Севернее ее, на северо-западном побережье Ладожского озера, на линии Кексгольм (Кякисальми) - Сортавала - Лаймола, находилась группа войск генерал-майора Пааво Талвела.
3. В Средней Карелии, на фронте против линии Петрозаводск-Медвежьегорск-Реболы - армейский корпус генерал-майора И. Хейсканена (позже его сменил Э. Хеглунд).
4. В Северной Карелии - от Куолаярви до Суомусалми (Ухтинское направление) - группа генерал-майора В.Э. Туомпо.
5. В Заполярье - от Петсамо до Кандалакши - фронт занимала т.н. Лапландская группа генерал-майора К.М. Валлениуса.
Главнокомандующим войсками действующей армии Финляндии был назначен маршал К.Г. Маннергейм.
Начальником штаба Ставки - генерал-лейтенант К. Л. Эш.
Командир скандинавского добровольческого корпуса - генерал шведской армии Эрнст Линдер.

Советская армия
В боевых действиях на всем 1500-километровом финском фронте были заняты к моменту завершения боев, в кульминационный период войны, 6 армий - 7-я, 8-я, 9-я, 13-я, 14-я, 15-я.
Штатная численность сухопутных войск: 916 тыс. человек. В их составе: 52 пехотные (стрелковые) дивизии, 5 танковых бригад, 16 отдельных артиллерийских полков, несколько отдельных полков и бригад войск связи, инженерных.
Сухопутные войска поддерживались кораблями Балтийского флота. Ладожской военной флотилии и Северным флотом.
Штатная численность личного состава военно-морских частей и соединений - свыше 50 тыс. человек.
Таким образом, в советско-финской войне принимало участие до 1 млн. человек личного состава Красной Армии и Военно-Морского Флота, а учитывая необходимые пополнения в ходе войны для замены убитых и раненых - свыше 1 млн. человек. На вооружении этих войск было:
11266 орудий и минометов,
2998 танков,
3253 боевых самолета.

Распределение сил по фронту с севера на юг
1. Заполярье:
14-я армия (две стрелковые дивизии) и Северный флот (три эскадренных миноносца, сторожевой корабль, два тральщика, бригада подводных лодок - три лодки типа "Д", семь лодок типа "Щ", шесть лодок типа "М"). Командующий 14-й армией - комдив В.А. Фролов. Командующий Северным флотом - флагман 2-го ранга В.Н. Дрозд.
2. Карелия:
а) Северная и Средняя Карелия - 9-я армия (три стрелковые дивизии).
Командующий армией - комкор М.П. Духанов.
б) Южная Карелия, севернее Ладожского озера, - 8-я армия (четыре стрелковые дивизии).
Командующий армией - комдив И.Н. Хабаров.
3. Карельский перешеек:
7-я армия (9 стрелковых дивизий, 1 танковый корпус, 3 танковые бригады, а также 16 отдельных артполков, 644 боевых самолета).
Командующий 7-й армией - командарм 2-го ранга В.Ф. Яковлев.
7-ю армию поддерживали корабли Балтийского флота. Командующий Балтфлотом - флагман 2-го ранга В.Ф. Трибуц.
Соотношение сил на Карельском перешейке было в пользу советских войск: по количеству стрелковых батальонов - в 2,5 раза, по артиллерии -в 3,5 раза, по авиации - в 4 раза, по танкам - абсолютное.
Тем не менее фортификационные укрепления и глубоко-эшелонированная оборона всего Карельского перешейка были таковы, что этих сил оказалось недостаточно не только для их прорыва, но даже для уничтожения в ходе боевых действий глубокого и чрезвычайно сложно укрепленного и, как правило, абсолютно заминированного предполья.
В результате, несмотря на все усилия и героизм советских войск, им не удалось вести наступление так успешно и такими темпами, как первоначально предполагалось, ибо знание театра военных действий пришло лишь спустя месяцы после начала войны.
Другим затрудняющим боевые действия советских войск фактором явилась чрезвычайно суровая зима 1939/40 г. с ее морозами до 30-40 градусов.
Отсутствие опыта ведения войны в условиях лесов и глубокого снежного покрова, отсутствие специально обученных лыжных войск и главное - специального (а не стандартного) зимнего обмундирования - все это снижало эффективность действий Красной Армии.
Ход военных действий
Военные действия по своему характеру распадались на два основных периода:
Первый период: С 30 ноября 1939 г. по 10 февраля 1940 г., т.е. боевые действия до прорыва "линии Маннергейма".
Второй период: С 11 февраля по 12 марта 1940 г., т.е. боевые действия по прорыву собственно "линии Маннергейма".
В первый период наиболее успешным было продвижение на севере и в Карелии.
1. Войска 14-й армии овладели полуостровами Рыбачий и Средний, городами Лиллахаммари и Петсамо в Печенгской области и закрыли выход Финляндии в Баренцево море.
2. Войска 9-й армии вклинились в глубь обороны противника на 30-50 км в Северной и Средней Карелии, т.е. незначительно, но все же вышли за пределы госграницы. Дальнейшее продвижение не могло быть обеспечено из-за полного бездорожья, густых лесов, глубокого снежного покрова и полного отсутствия населенных пунктов в данной части Финляндии.
3. Войска 8-й армии в Южной Карелии углубились на территорию противника до 80 км, но также вынуждены были приостановить наступление, поскольку некоторые части попали в окружение финских мобильных лыжных частей шюцкора, хорошо знакомых с местностью.
4. Основной фронт на Карельском перешейке в первый период пережил три этапа развития боевых действий:

Первый этап: С 30 ноября по 9-12 декабря 1939 г.

5. Ведя тяжелые бои, 7-я армия наступала по 5-7 км в сутки до тех пор, пока не подошла к "линии Маннергейма", что произошло на разных участках наступления от 2 до 12 декабря. За две первые недели боев были взяты города Териоки, форт Инониеми, Райвола, Рауту (ныне Зеленогорск, Приветнинское, Рощино, Орехово).
Балтфлот овладел в этот же период островами Сеискари, Лавансаари, Суурсаари (Гогланд), Нарви, Соомери.
В начале декабря 1939 г. в составе 7-й армии была создана особая группа из трех дивизий (49-й, 142-й и 150-й) под командованием комкора В.Д. Грендаля для прорыва за р. Тайпаленйоки и выхода в тыл укреплений "линии Маннергейма".
Несмотря на форсирование реки и тяжелые потери в боях 6-8 декабря, закрепиться и развить успех советским частям не удалось. То же самое обнаружилось при попытках атаки на "линию Маннергейма" 9-12 декабря, после выхода всей 7-й армии на всю 110-километровую полосу, занимаемую этой линией. Ввиду огромных потерь в живой силе, шквального огня из дотов и дзотов и невозможности продвижения, операции были приостановлены фактически на всей линии уже к исходу 9 декабря 1939 г.
Советское командование приняло решение о коренной перестройке военных действий.

Второй этап: С 9-12 по 26 декабря 1939 г.

6. Главный Военный Совет Красной Армии решил приостановить наступление и тщательно подготовиться к прорыву оборонительной линии противника. Фронт перешел к обороне. Была произведена перегруппировка войск. Участок фронта 7-й армии был сокращен со 100 до 43 км. Была создана на фронте второй половины "линии Маннергейма" 13-я армия, состоявшая из группы комкора В.Д. Грендаля (4 стрелковые дивизии), а затем чуть позднее, к началу февраля 1940 г., - 15-я армия, действовавшая между Ладожским озером и пунктом Лаймола.
7. Была произведена перестройка управления войсками и смена командования.
Во-первых, Действующая армия была выведена из подчинения Ленинградскому военному округу и перешла непосредственно в ведение Ставки Главного Командования РККА.
Во-вторых, на Карельском перешейке был создан Северо-Западный фронт (дата образования: 7 января 1940 г.).
Командующий фронтом: командарм 1-го ранга С.К. Тимошенко.
Начальник Штаба фронта: командарм 2-го ранга И.В. Смородинов.
Член Военного Совета: А.А. Жданов.
Командующий 7-й армией: командарм 2-го ранга К.А. Мерецков (с 26 декабря 1939 г.).
Командующий 8-й армией: командарм 2-го ранга Г.М. Штерн.
Командующий 9-й армией: комкор В.И. Чуйков.
Командующий 13-й армией: комкор В.Д. Грендаль (со 2 марта 1940 г. - комкор Ф.А. Парусинов).
Командующий 14-й армией: комдив В.А. Фролов.
Командующий 15-й армией: командарм 2-го ранга М.П. Ковалев (с 12 февраля 1940 г.).
8. Были существенно переформированы и усилены войска центральной группы на Карельском перешейке (7-я армия и вновь созданная 13-я армия):
а) 7-я армия (12 стрелковых дивизий, 7 артполков РГК, 4 корпусных артполка, 2 отдельных артдивизиона, 5 танковых бригад, 1 пулеметная бригада, 2 отдельных батальона тяжелых танков, 10 авиаполков).
б) 13-я армия (9 стрелковых дивизий, 6 артполков РГК, 3 корпусных артполка, 2 отдельных артдивизиона, 1 танковая бригада, 2 отдельных батальона тяжелых танков, 1 кавалерийский полк, 5 авиаполков).

Третий этап: С 26 декабря 1939 г. по 10 февраля 1940 г.

9. Основная задача в этот период состояла в активной подготовке войсками театра военных действий для штурма "линии Маннергейма", а также в подготовке командованием войск лучших условий для наступления.
Для решения первой задачи необходимо было ликвидировать в предполье все препятствия, произвести скрыто разминирование предпольной полосы, проделать многочисленные проходы в завалах и проволочных заграждениях прежде, чем атаковать непосредственно укрепления самой "линии Маннергейма". За месяц обстоятельно была разведана сама система "линии Маннергейма", обнаружено много скрытых дотов и дзотов, и путем методического ежедневного артогня началось их разрушение.
Только на 43-километровом участке 7-я армия ежедневно выпускала по противнику до 12 тыс. снарядов.
Разрушение переднего края и глубины обороны противника наносила и авиация. Во время подготовки к штурму бомбардировщики провели по фронту свыше 4 тыс. бомбежек, а истребители сделали 3,5 тыс. вылетов.
10. Для подготовки самих войск к штурму было серьезно улучшено питание, традиционное обмундирование (буденновки, шинели, сапоги) было заменено на шапки-ушанки, полушубки, валенки. Фронт получил 2,5 тыс. передвижных утепленных домиков с печками.
В ближнем тылу войска отрабатывали новую технику штурма, фронт получил новейшие средства для подрыва дотов и дзотов, для штурма мощных укреплений, были подтянуты новые резервы людей, вооружения, боеприпасов.
В результате к началу февраля 1940 г. на фронте советские войска имели двойное превосходство в людских силах, тройное - в огневой мощи артиллерии и абсолютное превосходство в танках и авиации.
В стрелковой дивизии РККА в конце 1939 года по штатному расписанию числилось 17500 человек — на 3300 бойцов больше, чем в финской. Каждая пехотная дивизия Красной Армии располагала 30 броневиками и 35 танками, двенадцатью 120-мм минометами и 36 минометами калибра 82-мм, 48 противотанковыми пушками, 36 полевыми 76,2-мм орудиями и таким же количеством гаубиц калибра 152 мм. Количество пулеметов было почти в два раза больше, чем в финской дивизии — 419 ручных и 200 станковых. Не было, правда, пистолетов-пулеметов: в конце 30-х годов наркомат обороны посчитал их "полицейским оружием", и с февраля 1939 года все изготовленные к тому времени 4173 ППД-34 были сняты с вооружения РККА и из войск изъяты.

..................................................Западные державы и "зимняя война
Столь ободрявшее финнов стремление Великобритании и Франции поддержать боевые действия в Финляндии на самом деле преследовало несколько целей. Защита территории и политической независимости Финляндии от Советского Союза были наиболее заметными и благородными, но далеко не единственными их задачами.
Соображения стратегического порядка касались необходимости предотвратить возможное расширение сферы влияния СССР как на побережье Балтийского моря (Балтийские государства еще не были "добровольно присоединены" к "счастливой семье советских народов"), так и на северо-запад, в Скандинавию.
Но были и другие, на тот период очень существенные цели. Вспомним — Вторая мировая война уже идет. Австрия "воссоединена" с Германией. Чехия и Моравия присоединены к Третьему рейху. Словакия, как "независимый" союзник Рейха, к моменту нападения на Польшу предоставляет свою территорию для концентрации 14-й германской армии. Польша разбита.
Но к моменту объявления войны Великобританией и Францией, военный потенциал гитлеровской Германии во многом остается для союзного командования неясным. Именно поэтому продолжается то скованное противостояние на французско-германской границе, которое англичане называют "сумеречной", французы — "смешной", а немцы — "сидячей" войной. Британцы и французы, однако, полагают: если им удастся вынудить немцев открыть второй фронт, силы противника будут слишком распылены для того, чтобы оказать серьезное сопротивление союзническим войскам.
В очередной раз обратить внимание на нейтральные скандинавские государства, и прежде всего на Норвегию, союзников заставило стремление удержать контроль над акваторией Северного моря. Кроме того, их военно-морские силы начинали испытывать недостаток ресурсов для поддержания боеспособности. В первую очередь речь шла о необходимости поставок железных и никелевых руд, импортировавшихся из Швеции и Норвегии.
С момента объявления войны и Германия, и Британия считали, что противная сторона не рискнет начать захват Норвегии. Они понимали также, что и для норвежцев нет смысла склоняться к сотрудничеству с их противником. Политика нейтралитета до декабря 1939 года оставалась достаточно надежной защитой для скандинавов.
Война между Советским Союзом и Финляндией могла дать шанс нарушить это равновесие в свою пользу. Если бы Финляндия дала согласие на прибытие союзнического экспедиционного корпуса, единственный путь, по которому он мог следовать к месту боевых действий, лежал бы через территорию Норвегии (выход к Баренцеву морю, который имела Финляндца, был перерезан советскими войсками в первые дни войны). В этом случае возможны были два варианта. Либо группировка англо-французских войск, выдвигающихся из Нарвика через железорудный район Кируна в направлении Финляндии, провоцирует Германию на немедленную переброску своих частей в Норвегию, что приводит к открытию столь невыгодного в этот момент для немцев второго фронта. Либо же немцы воздерживаются от высадки — тогда союзники получают возможность контролировать норвежские северные порты и шведские рудники, а заодно убеждаются в относительной слабости противника.
Некоторые историки сейчас считают эти планы "лучшей иллюстрацией военных и политических иллюзий союзников". Именно так характеризует их, например. Лен Дейтон в своей книге "Блицкриг". "Дурацкий и провокационный" план союзного командования, по его мнению, мог привести только ко вступлению в войну Норвегии, Швеции и Советского Союза, которые приняли бы сторону Германии.
Так или иначе, но 19 декабря 1939 г Верховное Союзное Командование по предложению начальника британского Генерального штаба генерала В. Айронсайда рассмотрело возможность посылки в Финляндию международных сил. В течение 1940 года предлагалось сформировать экспедиционный корпус в составе:
а) первая очередь:
— 2,5 бригады французских альпийских стрелков (8500 чел.);
— 2 батальона французского Иностранного легиона (2000 чел.);
— 1 польский батальон (1000 чел.);
— 1 британская гвардейская бригада (3500 чел.);
— 1 британский лыжный батальон (500 чел.).

б) вторая очередь:
— 3 британских пехотных дивизии (42000 чел.).
Таким образом, общая численность союзнического экспедиционного корпуса могла достигнуть 57500 человек.

В советской литературе, однако, можно встретить другие цифры. Писали и о стотысячном, и даже о стопятидесятитысячном экспедиционном корпусе. Действительно, премьер-министры Франции и Великобритании в своих выступлениях говорили о 100000 британцев и 50000 французов, готовых придти на помощь Финляндии. Однако Э.Даладье и А.Н.Чемберлен имели в виду не войска: речь шла о готовности граждан этих стран оказать помощь государству, сражающемуся с мощным агрессором. Отсюда такие круглые и несуразно большие числа.
Финские историки полагают, что, хотя Финляндия и не обратилась за непосредственной военной помощью к западным странам, сведения относительно их планов могли повлиять на то, что СССР быстро пошел на заключение мира. Между прочим, такая операция по "запланированной утечке информации" вполне в духе Интеллидженс Сервис...
Дело в том, что в феврале 1940 г, когда Финляндия уже вела мирные переговоры в Москве, союзники в ходе переговоров с финнами увеличили свои обещания до 100 тысяч человек и 100 бомбардировщиков, которые должны были прибыть в Финляндию к маю. Говорилось также о возможности нанесения воздушных бомбовых ударов из Сирии и Ирака по нефтяному району Баку, о десанте союзников в Архангельске и об организации восстания "кавказских племен" под предводительством французских офицеров...
Такие крупномасштабные военные акции против СССР, конечно, не могли и не должны были быть реализованы в то время, когда война западных держав с Германией, пусть даже и "странная", продолжалась уже полгода. Великобритании и Франции Советский Союз мог представляться потенциальным союзником Германии, особенно после заключения мирного договора между странами. Но напасть на СССР и этим подтолкнуть его к реальному военному союзу с Гитлером — такого правительства Даладье и Чемберлена совершить не могли. Эти соображения и приводят к мысли, что посулы крупной военной помощи Финляндии со стороны западных держав были своеобразной "военно-дипломатической операцией".
Каждая война порождает свои мифы. Одним из мифов Зимней войны было непосредственное участие в ней немцев. Многие финны в 1939-40, да и позже, были уверены в том, что немецкие военные инструкторы, пилоты и танкисты участвовали в боях на стороне русских. В советской литературе время от времени проскакивают сообщения о "тысячах хорошо организованных немецких туристов", прибывших на территорию Финляндии за время Зимней войны. Зачем они там оставались — и говорить нечего...
Это лишь мифы, но мифы, сложившиеся на основании реальной дипломатической игры, которую вела Германия в конце 1939 — начале 1940 годов. С одной стороны, немцы подчеркнуто демонстрировали Кремлю свою верность пунктам секретного приложения к договору Молотова-Риббентропа, согласно которому Финляндия отходила к "сфере влияния" Советского Союза. Уже 2 декабря 1939 года немецкие дипломаты получили предписание избегать любых антисоветских высказываний и оправдывать действия СССР в отношении Финляндии ссылками на "неизбежность" пересмотра границ и "естественной потребности" Советского Союза в действиях по обеспечению безопасности Ленинграда и установлению контроля над акваторией Финского залива.
Интересный штрих: оказывая такую поддержку дипломатам Кремля, немцы в то же время обратились к советскому правительству с просьбой о защите от бомбардировок советской авиации фабрик, находившихся на территории Финляндии, но принадлежавших гражданам Германии. Скорее всего, это тоже было одним из ходов дипломатической партии: "мы вас поддерживаем, но вы уж нашу собственность не бомбите". Так или иначе, но одна из крупнейших целлюлозных фабрик Карелии, принадлежавшая семейству немецких промышленников, бомбежкам не подвергалась. Между тем, целлюлоза — объект стратегический, необходимый для производства пороха! "Союзники" продемонстрировали взаимопонимание...
Как известно, уже в ходе войны Германия отказала Финляндии в посредничестве в переговорах с Советским Союзом и посоветовала финскому правительству принять предложения СССР. Мало того, правительство Германии оказало давление на шведов, когда те начали было склоняться к оказанию полномасштабной помощи Финляндии. В разгар Зимней войны немцы запретили использовать свое воздушное пространство для перегона в Финляндию итальянских истребителей, Поставляемые финнам "Фиаты" были задержаны на территории Третьего рейха.
Но была и другая, более существенная сторона германской дипломатии периода Зимней войны. Немцы были заинтересованы в затягивании боевых действий между Советским Союзом и Финляндией. Поэтому они дали понять шведам, что не возражают против военных транзитов в Финляндию через территорию этой скандинавской страны. Кроме того, Германия тайно компенсировала Швеции военные поставки армии Финляндии, причем размер компенсации доходил до 20-30% стоимости всего военного имущества шведского королевства!
Безусловно, Третий рейх, как и его противники, рассматривал войну в Финляндии как возможный повод для вторжения в Скандинавию ("для защиты арийских скандинавских народов от возможной агрессии со стороны Франции и Британии"). Уже через две недели после начала Зимней войны необходимость оккупации Норвегии обсуждалась Гитлером с командующим Кригсмарине адмиралом Редером. Менее чем через месяц после окончания советско-финляндской войны — 9 апреля 1940 года — немцы высадили десанты в Дании и Норвегии.
Как сказал английский премьер-министр Н.Чемберлен, союзники "опоздали на автобус", идущий в Скандинавию...
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6932
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: Гранит, бетон, броня и берёзы Карельского перешейка

Сообщение Dvu.ru-shnik » 28 авг 2012, 04:50

Помощь Финляндии со стороны других государств

Точно оценить размеры реальной технической помощи, которую оказали Финляндии в период Зимней войны другие государства, довольно сложно. Данные сильно различаются — даже если не принимать в расчет иногда чудовищно преувеличенные цифры, которые приводились в советских изданиях. Сведения, которые представляются наиболее достоверными, представлены в таблице:
Винтовки — 80000
Авт. винтовки 5624
Орудия п/т 285
Орудия зенитные 104
Орудия полевые 386
Самолеты 172
Несмотря на большие потери, благодаря закупкам и безвозмездной помощи со стороны западных государств, к концу Зимней войны в финских ВВС числилось 196 боевых самолетов (из них 112 боеспособных) — на 43 машины больше, чем в первый день боев. Однако реальные поставки авиационной техники в Финляндию до конца Зимней войны составили лишь 43% от намеченных объемов.
Иностранные добровольцы в Финляндии
Оценивая общий размер помощи западных государств, оказанный Финляндии в период Зимней войны, нужно признать, что он был в общем невелик — или, во всяком случае, явно недостаточен. Что делать -"большая война" уже разразилась, дипломатических, экономических и военных проблем у европейских держав было предостаточно.
Тем большее впечатление производит стремление простых людей из разных стран помочь жителям страны Суоми отстоять свою независимость.
Добровольцами в финскую армию вступили граждане 26 стран. Общее число волонтеров приблизилось к составу дивизии — около 14 тысяч человек. Необходимо иметь в виду, однако, что по крайней мере 70% прибывших в Финляндию добровольцев не были знакомы с военной службой.Для прохождения военной подготовки их приходилось направлять в учебный центр в Кеми-Торнио. На обучение требовалось время, и большинство добровольцев смогло принять участие в боях только в последние недели войны. Но и это удалось не всем. Две тысячи британцев и тысяча эстонцев, например, вообще не попали на фронт — переезд в Финляндию, обучение и формирование частей, несмотря на всю поспешность, не были закончены до 13 марта 1940 года.
Большинство прибывавших в Финляндию волонтеров имело корни, связывавшие их со страной Суоми или с финно-угорскими народами в целом. Очень внимательно следили за событиями Зимней войны родственные по языку венгры. Конечно, заявления регента Венгрии адмирала М.Хорти о подготовке к отправке в Финляндию двадцатипятитысячного корпуса были только словами. Но 400 добровольцев приехали в Финляндию, чтобы помочь в ее борьбе за независимость. 300 граждан США финского происхождения также встали в ряды армии Финляндии.
Много волонтеров прибыло из скандинавских государств — Норвегии (725), Дании (800), Швеции (8700). Из них была сформирована Группа "Нордланд" (иногда ее называют бригадой), которая в конце войны была задействована в сражениях под Салла. Командовал группой шведский генерал-майор Э.Линдер.
Согласно шведским законам, граждане этой страны могли служить в иностранных армиях со своей боевой техникой и принимать участие в боевых действиях. Это позволило шведам направить в Финляндию полностью укомплектованную людьми и техникой авиачасть — Flygflottily F-19 (командир — майор У.Бекхаммар), получившую в ВВС Финляндии довольно странное обозначение LeR-19 (19-й авиаполк).
Помимо этой волонтерской части, в подразделениях ВВС Финляндии служили итальянские, датские, английские, канадские, американские, польские, испанские летчики.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6932
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: Гранит, бетон, броня и берёзы Карельского перешейка

Сообщение Dvu.ru-shnik » 28 авг 2012, 22:56

Сегодня в поисках материала по этой теме ознакомился с одним военно-научным трудом, в котором нашёл такие тезисы:
В настоящее время существует ряд проблем, потенциально способных создать конфликтную ситуацию, среди которых можно выделить:
- исторически сложившуюся неприязнь части коренного населения стран Прибалтики по отношению к России, которая в свою очередь не способствует установлению добрососедских отношений этих государств с РФ и ведет к ущемлению основных прав русских, составляющих значительную часть населения Латвии, Литвы и Эстонии;
- нерешенные пограничные (территориальные) проблемы с Латвией и Эстонией;
- проблема транспортных связей России через Литву с Калининградом и областью;
- проблема базирования Балтийского флота с учетом возможности возникновения кризисной ситуации в регионе;
- с реализацией принятых решений по вступлению прибалтийских государств в НАТО особенно остро встанет проблема обеспечения военной безопасности РФ на Западном стратегическом направлении.

Каково?
Дело в том, что диссертация написана в наше время, но полностью раскрывает ситуацию, сложившуюся в 1939 году.
Советско - Финская война была неизбежна, как и Великая Отечественная война. Даже, если бы не было их, то была бы война с извечным врагом России - Британией. Но Англичане всегда славились своим умением таскать каштаны из огня чужими руками. Даже не говоря об их намерениях перед ВОВ разбомбить Бакинские нефтепромыслы, достаточно вернуться в предыдущий материал и вспомнить:
Так или иначе, но 19 декабря 1939 г Верховное Союзное Командование по предложению начальника британского Генерального штаба генерала В. Айронсайда рассмотрело возможность посылки в Финляндию международных сил. В течение 1940 года предлагалось сформировать экспедиционный корпус в составе:
а) первая очередь:
— 2,5 бригады французских альпийских стрелков (8500 чел.);
— 2 батальона французского Иностранного легиона (2000 чел.);
— 1 польский батальон (1000 чел.);
— 1 британская гвардейская бригада (3500 чел.);
— 1 британский лыжный батальон (500 чел.).
б) вторая очередь:
— 3 британских пехотных дивизии (42000 чел.).
Таким образом, общая численность союзнического экспедиционного корпуса могла достигнуть 57500 человек.

И так - союзнический экспедиционный корпус тогда, НАТО сейчас, ненависть прибалтийских государств - что изменилось? Ничего, как и не изменилось закулисье всего этого.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6932
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

След.

Вернуться в Военная история

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron