К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественной

Темы по военной истории

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение EvMitkov » 13 ноя 2012, 01:59

Доброго времени суток всем!

Что-то я в последнее время все больше заковычиванием материалов гришу. :mrgreen: Ну, да ладно - сельхоз.реал подтяну, найду время побриться, стянуть сапоги...



Как там у Макаревича:

"...Марш за маршем, трамбуя дороги,
Постоянно живешь в состояньи борьбы.
Я уже сотню лет просыпаюсь в тревоге,
Если утром не слышу стрельбы.

И мир так хрупок, неверен и тонок,
Стоит снять сапоги и присесть у костра -
Вновь с экрана какой-то холеный подонок
Зазывает меня в штыковую с утра.

А я так устал на войне!
Мне б до дома, до хаты, к детям и жене,
Только дом мой сгорел, дети не рождены,
Это все за морями, за краем войны.
Кто сегодня у нас командир?

И как только решишь, что не надо
И хватит ждать катастроф от Земли и Небес.
На тебя уже движется новое стадо
С новым лениным наперевес..."


Может быть, именно потому я все дальше и дальше с возрастом становлюсь не просто воен.имперцем, но и человеком, которому всё отвратительнее видеть прошлое моей Родины двухконтурным, без полутонов. Видеть в истории моей Родины только лишь мешанину из крови и грязи, "тиранию особой опасности" под пятой "усатого людоеда", только и занимавшегося геноцидированием лучшей части народа...

Дедушку Ленина я из разговора вывожу намеренно - не желаю иметь ничего общего с предателем Родины, во время ВОЙНЫ по сути создавшего и возглавившего ради личной власти "пятую колонну" и в конечном итоге уничтожившего со товарищи страну. ПОЧТИ уничтожившего.

Но - повторю - НАДОЕЛО слышать о том, как "у нас все было плохо и страшно"...
НЕ ВСЁ.

Я сам - родом из СССР. И мне о тех годах рассказывать не нужно - я с 60-го.
Впрочем, сапоги стяну, побреюсь и ...

А пока - вот:

Юрий Мухин несмотря на все ломание копий вокруг его персоны, как обычно не устает радовать ценными историческими материалами, а именно фотографиями расстрельного списка от 23 февраля 1940 года, где можно оценить применительно к каждому "врагу народа" совершенное им преступление и итоговый приговор. На списках стоят подписи ответственных лиц.
В списках не только обычные категории врагов народа, но и сотрудники органов, причастные к фабрикации липовых дел.
В этом отношении список примечателен тем, что лишний раз указывает на пошлый мифологический характер заклинаний, что всех и каждого сажали за дело (нарушения соц.законности были признаны еще при Сталине и в меру сил исправлялись, а виновные несли суровое наказание, при этом в тех случаях, когда это было возможно, необоснованно-репрессированные освобождались). Так же документ решительным образом указывает на то, что в расстрельные списки попадали по весьма широкому спектру совершаемых преступлений, от контрреволюционной деятельности до банальных убийств на политико-идеологической почве, вплоть до обычной бытовухи.

ЖЕРТВЫ СТАЛИНСКИХ РЕПРЕССИЙ
http://www.ymuhin.ru/node/762/zhertvy-s ... -repressii

Мне сказали, что этот вид документов никогда не выкладывался в Сети в связи с тем, что в архиве к ним был очень быстро запрещен свободный доступ. А документ интересный, и из него можно почерпнуть кое-что любопытное.
К примеру, можно понять, кого именно репрессировали после того, как Берия возглавил НКВД. Скажем, посмотрите, кто именно и за что открывает список приговоренных к расстрелу. Это последствия чистки Берией ежовского аппарата НКВД. Да и остальные «жертвы» сталинских репрессий особого сочувствия не вызывают (если после стертых мною фамилий нет имен, то это китайцы или корейцы). Интересно также, что сотрудники НКВД, не смотря на потери личного состава, делали все, чтобы даже чеченские бандиты попали в суд – сотрудники НКВД не поступали как сегодня, когда силовики убивают каких попало кавказцев, а потом называют этих убитых ответственными за преступления.
Но главное, на мой взгляд, не это. Ведь из этого документа становится понятно, что в СССР ни один человек, даже самый простой и не именитый, не был убит государственными служащими без разрешения самого высшего, реального органа власти – Политбюро. Причем, исходя из того, что несколько человек было помиловано, следует, что Комиссия Политбюро реально рассматривала дело каждого осужденного к расстрелу. А ведь закон не обязывал Политбюро заниматься вопросами помилования – это было делом Президиума Верховного Совета, – тем не менее, члены Политбюро тратили время и силы на то, чтобы параллельно с Президиумом ВС рассмотреть дела осужденных к высшей мере социальной защиты. И делали это вместо того, чтобы понырять за амфорами или слетать на охоту. Это как-то не вписывается в либеральные вопли о том, что при Сталине людей считали мусором. Нет, в сталинском СССР мусором не был даже тот, кто имел право таковым считаться.




































PS. Но конечно же при Сталине расстреливали только тихих застенчивых интеллигентов, выдуманных шпионов и авторов не к месту рассказанных анекдотов. В целом, приговоры на мой взгляд вполне адекватны совершенным преступлениям.

PS2. Документы рекомендуются к распространению, особенно это касается страниц, на которых красуются приговоры нарушителям социалистической законности из НКВД.


http://cran-berry.livejournal.com/21387.html#cutid1
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13905
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение Evg.Stasov » 15 ноя 2012, 22:54

Тёзка, я тебя категорически приветствую! То, что ты вывесил, по-своему уникально. Однако тема, во всяком случае для меня, достаточно щепетильная. И прежде всего потому, что за последние годы тоже взглянул на "человека в кепке" и его окружение с иного ракурса и всё более склоняюсь к имперским позициям. А, значит, в корне ломаются привычные стереотипы 60-70-80-х годов. Дело же это весьма болезненное.
Так что, давай, брейся, стягивай сапоги, надевай свежую сорочку, галстучек... Дискуссионный клуб ждёт не дождётся.
Жму лапу и с благоговением ощущаю трудовые мозоли. Евген.
Evg.Stasov
 
Сообщения: 29
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 19:53

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение гришу » 21 ноя 2012, 20:36

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=trBaJVvcmRc[/youtube]
я хорошо схожусь с людьми особенно в штыковую
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 7741
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение гришу » 25 ноя 2012, 16:57

Танковое сражение 41-го года
1 сентября 2012 года.
В эфире радиостанции "Эхо Москвы" - Михаил Барятинский, историк.
Эфир ведёт Виталий Дымарский.

В.ДЫМАРСКИЙ: Добрый день. Здравствуйте. Приветствую нашу аудиторию - аудиторию радиостанции "Эхо Москвы", телеканала "RTVi", всех тех, кто смотрит Сетевизор. Программа "Цена победы" и я её ведущий Виталий Дымарский. Сегодня у нас в гостях давний друг, я бы даже сказал, нашей программы не в первый раз историк Михаил Барятинский. Здравствуйте, Михаил.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Добрый вечер.

В.ДЫМАРСКИЙ: Когда Барятинский - это значит, будут танки. Хотя Михаил приходил к нам и по другим темам. Про ленд-лиз много говорили. Но мне кажется, что основная любовь - это танки. Михаил со мной согласен, поэтому всё я сказал правильно. Но теперь будем слушать, что нам скажет Михаил Барятинский. Тему мы выбрали такую: танковые сражения 1941 года. Вообще, что происходило? Мы очень часто возвращаемся к 1941 году. Потому что, как ни странно, сколько? 70 лет прошло? 71 год. До сих пор, с одной стороны, всё ясно. С другой стороны до сих пор танки...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Недоумение масштабами катастрофы.

В.ДЫМАРСКИЙ: Да. Возникает недоумение... Это с одной стороны. А с другой стороны возникают какие-то сумасшедшие нелепые версии. До сих пор те же танки никак до конца посчитать не могут. Что с одной, что с другой стороны. Кстати говоря, давайте с этого и начнём? Какое было всё-таки соотношение танковых сил, бронетанковых сил к 22 июня 1941 года?

М.БАРЯТИНСКИЙ: На самом деле, всё давно подсчитано.

В.ДЫМАРСКИЙ: И не нами...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Нет, почему? В том числе и мной, например. Вот. За последние 20 лет было опубликовано достаточное количество документов. Архивы давно открылись уже на эту тему. И, в общем, уже, как бы, не секрет. Просто цифры достоверные нужно искать, скорее, не в какой-то популярной литературе, где муссируются жареные факты, а в достаточно малотиражной литературе. Я бы не сказал даже, что она для специалистов. А просто для тех, кто серьезно, кого действительно всерьёз интересует эта тема. Так что всё опубликовано. Что касается конкретных цифр, то есть некоторые нюансы, но можно сказать, что на 22 июня Красная армия в приграничных округах... А это имеются в виду в первую очередь Западный особый и Киевский особый, Прибалтийский особый, Одесский военный округ и Ленинградский военный округ.

В.ДЫМАРСКИЙ: Где как бы приняли первый удар.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Да. Ленинградский - он принял удар первый скорее не немцев, а финнов.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Немножко не сразу. Но он был фактически... Дышал, как бы, в затылок, если так можно сказать, Прибалтийскому округу. События развивались очень быстро, поэтому войска Ленинградского округа вступили в бой буквально через несколько дней после начала войны. Так вот, в них насчитывалось в общей сложности свыше 14 тысяч танков.

В.ДЫМАРСКИЙ: Кстати, чтобы было здесь понятно, поскольку сейчас у нас, как я подозреваю, возникнут немецкие танки в разных количествах. То есть были ещё танки, не участвовавшие в сражениях на восточном фронте (на восточном для немцев), то вот эти 14 тысяч танков - это цифра машин, которые участвовали в первых сражениях...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Я не случайно сказал, что они находились в приграничных военных комиссариатах...

В.ДЫМАРСКИЙ: Я хочу ещё раз это про черту...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Потому что общее количество танков Красной армии на тот момент...

В.ДЫМАРСКИЙ: Конечно, было больше.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Порядка 23-24 тысяч по разным оценкам, по разным подсчётам. Точную цифру указать сложно. Но это понятно, потому что в одних документах приводятся данные на 1 июня. Общая отчётность была вся на 1 число каждого месяца. Поэтому на 22 июня, например, количество танков получено расчётным путём. То есть берётся отчётность на 1 июня и плюс машины, которые поступали с заводов. Если предположить, что за 22 июня не был списан ни один танк. В то же время Вермахт, как вы правильно сказал, не весь Вермахт, потому что не все немецкие танковые соединения участвовали в операции "Барбаросса". 2 дивизии у них оставались на Балканах. Они просто их не успели ещё перебросить. Там ведь боевые действия закончились...

В.ДЫМАРСКИЙ: После апреля там...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Там они были в апреле-мае и они просто их не успели перебросить. Не успели ещё привести их в порядок после тех боевых действий, потому что помимо Югославии, в которой очень быстро всё закончилось, ещё некоторое время им пришлось повоевать в Греции. И греки там в отдельных местах дали им, в общем, хорошо...

В.ДЫМАРСКИЙ: Сопротивлялись.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Да. В общей сложности по моим подсчётам, во всяком случае, получается порядка 4100 танков и самоходных орудий, включая штурмовые орудия, противотанковые установки "Panzer Yager I", шасси лёгкого танка, самоходные пехотные орудия. В основном, конечно, танки. Самоходок...

В.ДЫМАРСКИЙ: 4100 - это те, опять же, которые.

М.БАРЯТИНСКИЙ: 4100. Да. Которые участвовали в нападении на Советский Союз. Плюс порядка 650-700 танков союзников Германии - это Румыния, это Венгрия и это Финляндия. Без учёта Италии. Потому что Италия, итальянские войска прибыли на фронт только в августе 1941 года, на восточный фронт. Они в операциях первых дней войны участия не принимали. А вот эти первые дни войны, как бы, эти операции, собственно, которые завершились разгромом фактически войск советских приграничных округов, они обычно считаются их конец - это 14 июля 1941 года. То есть с 22 июня по 14 июля. К этому времени итальянских войск ещё не было на восточном фронте.

В.ДЫМАРСКИЙ: 3 недели.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Да. За 3 недели. Вот такое соотношение. Но надо учитывать один нюанс, о котором забывают подчас те, кто говорят, что, вот, у нас было, там, в 3-4 раза больше танков, чем у немцев и мы проиграли. На самом деле соотношение совсем корректное, потому что у немцев в принципе 4100 - это исправная танковая техника, боеготовая.

В.ДЫМАРСКИЙ: А наши 14000 неисправные?

М.БАРЯТИНСКИЙ: Они делились у нас на 4 категории. И относить к боеготовым можно было только танки первых двух категорий. Первая категория - это имущество, вообще вся техника, не только танки. Вообще вся боевая техника, вооружение делилось на 4 категории. Первая категория - это имущество, вновь изготовленное промышленностью и ещё не бывшее в употреблении. То есть совершенно новая техника. К нему можно отнести, например, все танки "Т-34", "КВ", поступившие к тому времени танки "Т-40" в войска. Вот это абсолютно новая техника, практически не эксплуатировавшаяся. Вторая категория - это исправная боевая техника, бывшая в употреблении и неисправная боевая техника, требующая текущего ремонта. Третья и четвёртая категория - там уже различные виды ремонта - средний ремонт, капитальный ремонт, не подлежащие восстановлению и так далее. То есть вот эта третья-четвёртая категория - её фактически можно отбросить. Что касается по приграничным округам, то танков первых двух категорий у них было порядка 8 с половиной тысяч.

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть 1 к 2.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Уже соотношение 1 к 2. На самом деле оно было несколько меньше. Потому что... Нет. Вру... Не 8 с половиной. Это итоговая цифра - 8 с половиной тысяч. Из второй категории нужно отбросить, по моим опять-таки подсчётам, порядка 30% боевых машин. То есть это те танки, которые требуют текущего ремонта. Хотя тут возможны нюансы. Но я взял для своих подсчётов в своей книге "Танковый Блицкриг" 30% за вот это вот. И отбросил это количество. И в сумме после этого у меня получилось порядка 8 тысяч танков боеспособных. То есть примерно соотношение 1 к 2. Что делать дальше? Что с этими цифрами делать. Во-первых, здесь надо рассматривать составляющую качественную обязательно. Потому что широко распространённый тезис, что у нас было очень много танков старых типов, так называемых, которые ну ничего не могли сделать против немецких танков. На самом деле, это, такое, достаточно широко распространённое заблуждение. Потому что как понять - танк, скажем, "БТ-7" или "Т-26", выпущенные в 1937 или в 1936 году. А как мы знаем, немцы вообще выпускать танки начали в 1935 или в конце 1934 года. То есть фактически ровесник немецких танков. Почему он, собственно, устаревшего типа? Да, немецкие танки, в первую очередь "Т-3", "Т-4" были концептуально современнее.

В.ДЫМАРСКИЙ: Это конечно. Это как с автомобилями. Если одного года выпуска "Лада" и "Мерседес" - они будут разные.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Да. Я согласен. Пример хороший. Но надо смотреть, какой процент в 4100 танков у немцев составляли вот эти самые "Т-3" и "Т-4". Их было порядка 1000 штук. 600 с чем-то "трёшек" и порядка 400 "четвёрок". Тысяча. У нас наших танков новых типов было больше, чем у немцев "троек" и "четвёрок" вместе взятых. Потому что у нас их было почти полторы тысячи. Ну, в приграничных округах было меньше - порядка 1200-1300. Но всё равно. Одних "Т-34" в приграничных округах было 967 машин. Это, как бы, общеизвестная цифра. То есть практически столько же, сколько у немцев "Т-3" и "Т-4". Плюс ещё порядка 350 "КВ" в приграничных округах, который мог уничтожить любой немецкий танк даже просто таранным ударом. Даже стрелять необязательно. То есть здесь...

В.ДЫМАРСКИЙ: К устаревшим не отнесёшь.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Здесь очень, такая, тонкая... Потом, опять-таки, устаревшие типы. Но ведь сам по себе танки - это, скажем так, груда металла, да простят меня танкисты. Без экипажа танк мало, что значит.

В.ДЫМАРСКИЙ: Наверное, и экипаж, орудия и моторы...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Всё-таки в первую очередь экипаж, если, конечно, нету уже глобального превосходства танка. Скажем, если не сравнивать "Т-4" с "Т-38", вооружённым только пулемётом. Тут уже понятно. Тут при всём желании мало, что можно сделать. Скажем, "Т-26" (особенно поздних выпусков), "БТ-7", вооружённые 45-миллиметровой пушкой – они вполне могли составить конкуренцию. Есть масса примеров, когда, подчеркну, при грамотном использовании они вполне могли бороться с немецкими танками. Большую часть немецкого танкового парка составляли "двойки" - "Panzer-2", вооружённые 20-миллиметровой пушкой. И чехословацкие машины, "35-Т" и "38-Т", которые концептуально являлись аналогами танков "Т-26" и "БТ-7". Так что тут говорить о качественном, таком, глобальном, опять-таки, превосходстве немцев в технике тоже не совсем корректно.

В.ДЫМАРСКИЙ: Очень распространена такая версия, что преимущество, так сказать, техническое у немцев было и в радиооснащённости, оснащённости радиостанциями и возможностями переговорными.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Ну, связь у нас всегда была слабым местом... Не случайно существует в войсках давно уже (со времён войны) такая поговорка: "Провод тянется по грязи, а за ним начальник связи". Мне отец в своё время ещё рассказал ее когда-то очень давно. Ну, связь была всегда слабым местом у нас, в общем-то. Не только во время войны. Она, по-моему, до сих пор является слабым местом. Не случайно у нас периодически глава государства один или другой, значит, постоянно, как бы, выезжая в войска, говорят, что надо осовременить связь новыми средствами, потому что это у нас больной вопрос.

В.ДЫМАРСКИЙ: Надо-надо. Но я помню, кстати говоря, нашего министра обороны, который рассказывал про связь вещи, конечно, несовместимые, я бы сказал, с 21 веком. Во время войны 2008 года августовской с Грузией.

М.БАРЯТИНСКИЙ: В том числе. Конечно. Что касается 1941 года, то в основном, касается танковых войск, обычно всё тоже сводят к танковым радиостанциям. На самом деле не только танковая радиостанция. Если говорить о танковых радиостанциях, то радиостанциями было оснащено порядка 60% танков наших. Обычно считают, что командирские.

В.ДЫМАРСКИЙ: У немцев?..

М.БАРЯТИНСКИЙ: В принципе, все командирские. У немцев нет. У немцев там сложнее. Формально да, 100%. Но на части танков, в особенности на "единичках", на "двойках" стояли на большей части машин (за исключением командирских) только приёмники, и не было передатчиков. То есть была односторонняя связь. Но. Как бы, подчас говорят, что примерная похожая была ситуация. Похожая, но не совсем. Я сравниваю эту ситуацию, как если сравнить таксомотор с велорикшей. Концепция тоже, в общем, одна - частный извоз. Только качественное воплощение разное. Потому что одно дело, когда командир роты передаёт приказ своим подчинённым и все его слышат чётко. Да, они не могут ему ответить. Но они его слышат. Другое дело, когда у нас для этой цели во время боя могла использоваться только флажковая сигнализация. То есть белые и красные флажки, разная комбинация которых давала разные команды. Но это было хорошо на марше, когда командир мог встать в башне, и хорошо видно было, как он этими флажками машет. В бою он в крышке башни на "семёрках", на "Т-26", на танках довоенного выпуска был лючок. Да и на "Т-34" был лючок, если мне не изменяет память, с флажковой сигнализацией. То есть он должен был туда высунуть руку с флажком соответствующим и подать соответствующий сигнал. Вы представляете себе. Поле боя. Как говорится, бой в Крыму, всё в дыму. Идёт артиллерийский обстрел, танки находятся в движении. И командиры других танков должны увидеть этот флажок, расшифровать этот сигнал.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Мы знаем массы примеров из истории военно-морского флота, из истории мировых флотов, когда там такие большие корабли, не могли расшифровать флажные сигналы, неправильно их понимали. Что же говорить здесь, когда флажочек маленький? Это во-первых. Поэтому очень часто, и это даже, так сказать, этот приказ часто звучит в художественных фильмах подчас, такой, он, боевой. Давался приказ: "Делай, как я" перед атакой. То есть надо было следить за танком командира и повторять его манёвры. Здесь возникает вопрос: если танк командира подбили, что дальше делать? В этом плане... Я читал документ немецкий 1942 года, где описывалось (была такая формулировка), что русские танки двигались в атаку стадом. Всё правильно. Всё логично. Когда нет радиосвязи, когда нет возможности подать команду, каждый экипаж вроде повторяет манёвры соседей, но получается действительно стадо. Такая же примерно картина возникала и в 1941 году. Несколько лучше, может быть, обстояло в тех частях, где был достаточно высокий процент кадровых танкистов. В особенности, если они были все из одного какого-то подразделения. Более или менее сплоченное какое-то подразделение...

В.ДЫМАРСКИЙ: Что называют в футболе сыгранные.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Да. Сыгранная. Они как-то ещё могли в этой ситуации ориентироваться и маневрировать. Кроме того, танковые радиостанции, которые стояли на наших танках, были крайне ненадёжны - "71-ТК-3", тем более "71-ТК-1", требовали настройки...

В.ДЫМАРСКИЙ: Это же фактически система управления?

М.БАРЯТИНСКИЙ: Конечно, могли обеспечить связь более или менее устойчивую только с места. В движении практически очень всё было сложно. У немцев, конечно, качество радиостанций было значительно лучше и их было больше.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ещё один аргумент, который часто приводят, так сказать, оправдывая в какой-то степени то, что произошло с нами в начальный период войны. Это то, что, да, может быть, у немцев было и меньше техники, но они уже были опытны, они уже прошли через бои европейские и они просто за счёт опыта нас переиграли. Кстати говоря, не только с танками, но и в воздухе.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Они нас в целом переиграли в 1941. В принципе это так. Да. Конечно. Не учитывая то, что Вермахт находился в состоянии войны с 1939 года, конечно же, нельзя. Тут даже важен не столько опыт полученный, потому что, в общем... Там он тоже был разный у немецких подразделений. Хотя танковые части у них опыт получили неплохой. Там далеко не вся пехота получила опыт.

В.ДЫМАРСКИЙ: А где они встретили особое сопротивление?

М.БАРЯТИНСКИЙ: Понимаете, в чём дело? Это не важно, какое было сопротивление. Важно, например, то, что офицеры наведения ВВС у немцев появились после Польской кампании. А у нас, если мне не изменяет память, только в 1943. Наземные офицеры наведения ВВС. То есть они сразу сделали. Они несколько раз в Польше побомбили собственные войска, они тут же ввели эту службу. И так дальше. То есть они сразу стали устранять какие-то огрехи в организации войск, в организации боевых действий. Если почитать, посмотреть, как действовал Вермахт в Польше, тоже как слон в посудной лавке. То есть, имея превосходство над поляками существенное, там было столько ошибок, о которых пишет и Гудериан в воспоминаниях солдата и другие немецкие генералы. Столько ошибок, столько ляпов, столько раз они подставлялись, что, в общем... Но они делали выводы. Они к Французской кампании подготовились уже значительно лучше. Хотя и там были элементы риска, то же самое. Они всё время ставили себя на место, например, французов. Когда они прошли Ордены, поступил приказ Гудериана остановиться. Потому что вышестоящее командование считало, что сейчас французы могут нанести отсекающий удар. Они себя ставили на место французов. Немцы в этой ситуации нанесли бы отсекающий удар, французы нет. Вот разница. То есть на самом деле даже здесь не столь важен опыт персональный каждого солдата. Потому что так принято считать, что персональный уровень подготовки бойца в Красной армии в целом, прослужившего уже несколько лет, был достаточно высокий. Другой вопрос - командный состав. Если говорить о танковых войсках и учитывать тот факт, что накануне войны наши танковые войска нашим же военным руководством были практически разгромлены. Я не побоюсь этого слова. То, в общем, диву даёшься, как они вообще смогли...

В.ДЫМАРСКИЙ: Имеется в виду разгром военачальников...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Не военачальников, нет. Дело даже не в кадрах. Программа формирования корпусов, то, как она осуществлялась, как были... Ведь на 1939 год у нас были танковые войска вполне отмобилизованные, вполне боеготовые, вполне боеспособные и полностью укомплектованные. Потому что фактически штат танковой бригады мирного времени соответствовал штату танковой бригады военного времени. То есть, говоря современным языком, это были войска постоянной готовности. Скажем, стрелковые соединения - там были разные градации по дивизиям, по их уровню укомплектованности. Скажем, укомплектованных по штатам военного времени соединений стрелковых у нас было не так много. А танковые бригады были все практически укомплектованы по штатам военного времени. Были отмобилизованные танковые войска. После Финской войны, после первых успехов Вермахта в Польше, появилось желание провести реорганизацию.

В.ДЫМАРСКИЙ: Извлечь какие-то уроки из этого.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Да. Из чужого опыта. Но надо же с умом извлекать уроки из чужого опыта.

В.ДЫМАРСКИЙ: Михаил, здесь я вас прерву. Какие уроки извлекли, какие не извлекли - мы обязательно скажем, но это будет через несколько минут.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ещё раз приветствую вас. Приветствую аудиторию радийную, телевизионную, тех, кто смотрит Сетевизор. Программа "Цена победы", я её ведущий Виталий Дымарский. В гостях у нас историк Михаил Барятинский. Говорим мы о танковых сражениях 1941 года. Михаил, мы перед перерывом остановились на тех уроках, которые как немцы, так и мы извлекли из того боевого опыта, который сформировался, накопился к июню 1941 года. Немцы, вы всё-таки считаете, для них то, что те сражения, через которые они прошли, что сыграли свою роль, в смысле подготовки. То есть мы опять тогда возвращаемся к тому, с чего мы начали. Собственно говоря, экипажи, если мы говорим о танках, были более подготовлены.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Здесь опять. Понимаете, в чём дело? Я уже, как бы, начал говорить, что у нас на какой-то момент времени, на 1939 год... Грубо говоря, возьмём начало Финской войны. Фактически началась она в ноябре, если мне не изменяет память, а Вторая мировая - в сентябре. Фактически начало Второй мировой войны. Красная армия имела достаточно многочисленные, хорошо обученные, отмобилизованные боеготовые танковые войска, в принципе укомплектованные по штату и материальной частью, и личным составом. Личный состав был достаточно хорошо обучен. Потому что надо учитывать, что на тот период система комплектования Красной армии отличалась, скажем, от послевоенного периода. Всеобщую воинскую обязанность у нас ввели только в 1939 году. До этого призывался личный состав выборочно. Было очень много сверхсрочно служащих, которые оставались в армии. Ну и потом, служили-то, пардон, 4 года тогда. Во флоте 5 лет, а в Красной армии служили 4 года. За 4 года можно воспитать очень хорошего военного профессионала. Если мне не изменяет память, по-моему, первичный контракт в армии США, который преподносят у нас как самый, такой, пример профессиональной армии, по-моему, 3 года всего-навсего. А здесь 4. Тут были достаточно нормальные боеспособные танковые войска. После Финской войны начинается первый этап переорганизации. То ли по собственному опыту, то ли по опыту немецкому решили сформировать моторизованные дивизии. Сформировали 4 моторизованные дивизии. Но при этом, помимо них к осени 1940 года в Красной армии насчитывалось 39 танковых бригад - 32 легкотанковых, 4 тяжёлых (Одна на танках "Т-35" и 3 на "Т-28") и 3 химических огнемётных танковых бригады. Опять-таки, все эти соединения были отмобилизованы, укомплектованы личным составом и материальной частью.

М.БАРЯТИНСКИЙ: А потом начинается самое интересное - этап формирования механизированных корпусов. Сначала их решили сформировать 9. Причём в отличие от немецких танковых корпусов, или как правильно говорить армейских моторизованных (но чаще их именуют танковыми - так проще), они совершенно были переразмеренными. То есть по утверждённым штатам в нашем механизированном корпусе должен был иметься 1031 танк. На минуточку, в 1945 году в Красной армии было меньше. Самая сильно укомплектованная танковая армия 1945 года не насчитывала больше 900 танков. А здесь в 1941 с теми средствами связи, с тем уровнем подготовки, с тем опытом и с теми кадрами больше тысячи танков. 5 тысяч автомобилей должно было в этом корпусе... 2 танковых и моторизованная дивизии. В танковой дивизии должно было иметься 375 танков. У немцев к этому времени... Они наоборот пошли. Они стали развёртывать большее количество танковых дивизий, уменьшая в них количество танков. Потому что такие соединения более легко управляемы. На 9 корпусов ещё кое-как хватило бы техники и кадров. Хотя при этом тоже получалось, что нужно расформировать все эти отмобилизованные и подготовленные соединения и сформировать из них новые. Ещё как-то могли бы справиться. Потом принимается новая программа - ещё 20 механизированных корпусов. Должен был быть 21. Но формирование корпуса отменили, но дивизии для него, которые должны были быть, всё равно формировались. Тут уже нужно было только новых типов, вот, танков "Т-34" и "КВ", для этих корпусов 16 тысяч. То есть это должна была вся промышленность, включая все танковые заводы, перейдя...

В.ДЫМАРСКИЙ: Расчёт, видимо, был на то, что будет.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Даже к 1943 году, как иногда говорят, их бы сделали. Потому что для этого нужно было... Только в том случае, если все танковые заводы перевести на режим военного времени и заставить их работать в том режиме, в котором они работали во время войны. А если бы они работали в режиме мирного времени, такое количество танков просто не произвели бы. Ну и потом, за это время окончательно бы вышли из строя танки так называемых старых типов предельно изношенные. То есть количественно эти 16 тысяч тогда бы покрыли. То есть фактически это привело к чему? Что танковые войска были деморализованы. Они потеряли боеспособность. Потому что личного состава тех танковых войск для новых не хватало. В них стали переводить кавалеристов, стрелковые дивизии преобразовывали в мотострелковые. Что значит "преобразовывали"? Название менялось и номер. Была стрелковая, стала мотострелковая. Но под это "мото" нужны были автомобили. Но их не было. Откуда было взять? Только после мобилизации, то есть только после объявления войны. А они не успели доехать после объявления войны.

В.ДЫМАРСКИЙ: Есть 2 вопроса ещё. Если суммировать...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Плюс кадры. Откуда взять командные кадры для новых этих всех соединений? Даже досрочный выпуск танковых училищ мало, что дал. Я не говорю о командных кадрах... Даже проблема была не столько с командными кадрами, младшим и средним офицерским составом... Даже с высшим офицерским составом, с командирами корпусов. Одним из механизированных корпусов был назначен командовать человек, который до этого занимал должность инспектора конных заводов Красной армии. Танкист. Во!

В.ДЫМАРСКИЙ: На конной тяге...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Ну да. Ну чего уж? О чём мы говорим? Понимаете?

В.ДЫМАРСКИЙ: Если суммировать, как я вас понимаю, то преимущество в количестве, которое мы имели к 22 июня 1941, фактически сводилось на нет качеством? Качеством в разных своих значениях - качеством личного состава, качеством техники, качеством связи и так далее и тому подобное...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Безусловно. В первую очередь качеством, конечно - уровнем отмобилизованности танковых войск, их уровнем подготовки, их уровнем оснащения. Потому что каждая немецкая танковая дивизия представляла собой хорошо отлаженный часовой механизм.

В.ДЫМАРСКИЙ: Каждый знал, что делать.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Каждый знал свой манёвр. Больше того, их структура была даже... Она была более оптимальной для ведения боевых действий, чем наша. Потому что у нас очень долго накануне войны рассматривали танки, как некий вид артиллерии, но более защищённый и более подвижный...

В.ДЫМАРСКИЙ: Я как раз хотел задать этот вопрос...

М.БАРЯТИНСКИЙ: То есть танки - сама артиллерия.

В.ДЫМАРСКИЙ: Сама концепция, само отношение.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Концепция была совершенно порочная. Не смотря на то, что у нас говорят: "У нас там... Мы разработали, там, что-то". Что мы разработали? Я, честно говоря, так и не понял, что мы разработали.

В.ДЫМАРСКИЙ: Недооценивали значение?..

М.БАРЯТИНСКИЙ: Потому что у нас фактически подходили к танковым войскам, воспринимали танковые войска, как просто несущуюся по полю массу танков.

В.ДЫМАРСКИЙ: Пушек в смысле.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Нет. Танков.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, танковые войска...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Массу танков. А немцы нет. У немцев это был синтез. У них в составе танковой дивизии формировалась группа на основе, скажем, танкового полка, куда помимо этого входили мотострелковые подразделения, артиллерийские части, в том числе, дивизионного подчинения. А иногда придавались даже корпусные, которые не имели обозов, потому что эта вся тыловая структура висела, собственно, на дивизионном штабе, а это именно боевая группа. Очень мобильная. Где командиру боевой группы не нужно было запрашивать штаб дивизии, чтобы использовать артиллерию. Она у него была вся в боевой группе. Потом, в немецкой танковой дивизии было больше пехоты. А что такое пехота в танковой дивизии? Это не просто пехота. Это пехота, обученная взаимодействию с танками. Потому что главное - это чтобы пехотинец в первую очередь не боялся собственных танков. Потому что всё-таки он большой, он крутится, там, гусеницами лязгает, может задавить. Свой. Я не говорю уже про противника. Обучить всю пехоту армии взаимодействию с танками - это сложно. Это практически невозможно. Для этого нужна эта мотопехота, или мотострелки. У немцев они назывались мотострелковыми бригадами. У них была в каждой дивизии. Фактически, моторизованная, естественно, вся была на колёсах. Но она была хорошо обучена взаимодействию с танками. Она понимала танковые манёвры. И командир, и каждый солдат понимал.

М.БАРЯТИНСКИЙ: У нас такой пехоты в составе танковых дивизий и корпусов не было. То есть она была. Она числилась фактически. Но обучена она не была. Я не говорю уже про всю остальную пехоту. Поэтому действительно все действия наших мехкорпусов в 1941 году фактически, если их рассматривать, всё время натыкаешься на то, что они в конечном итоге сводились исключительно к действиям самих танков. Классический пример - это контрудар 6 механизированного корпуса. Он наносился в первые дни. По-моему, 23 июня начался этот контрудар во фланг 3 танковой группе. Казалось бы, всё нормально, всё хорошо. Но артиллерия осталась на месте, потому что не было средств тяги. Остался на месте весь автотранспорт с пехотой. И в исходный район для атаки вышли одни танки. Но самое главное, что до 3 танковой группы эти танки так и не дошли. Их остановила немецкая пехота. Потому что в каждой пехотной дивизии немецкой было 111 противотанковых орудий, ни много ни мало. В танковой дивизии было 60 противотанковых пушек... Нет, 60 полевых орудий всех типов было в немецкой танковой дивизии. В нашей - 24. В нашей моторизованной было 48, а в немецкой моторизованной было 88 полевых орудий разных типов. А в 1941 году летом вся немецкая дивизионная артиллерия стреляла бронебойными снарядами. Они после Франции быстро очень разработали и ввели в боекомплекты и 105-миллиметровых гаубиц, и 150-миллиметровых гаубиц бронебойные снаряды, способные стрелять по танкам.

В.ДЫМАРСКИЙ: Раз уж заговорили об этом контрударе, что бы вы выделили? Какие, такие, самые крупные, что ли танковые сражения 1941 года?

М.БАРЯТИНСКИЙ: Самое крупное известно. Это так называемое сражение в треугольнике Ровно-Луцк-Броды, когда по прорывавшейся на восток немецкой танковой группировке было нанесено 2 фланговых удара. То есть замысел был хороший. Замах был богатырский, но произошло то же самое, что и с 6 механизированным корпусом. В отсутствии авиационной поддержки... Более того, соединения, которые наносили эти удары, до этого были измотаны маршами, выполняя противоречивые совершенно приказы. Сначала давался приказ выйти в один район, на полдороги корпус могли развернуть хорошо, если под 90 градусов, а то и под 180, отправить в другой район. Изнашивалась материальная часть, касательно танков, которые уже были, вот этой самой второй категории, которые бывшие в употреблении. Мы знаем, что отечественная техника и ресурс - это, такие, слабое место, скажем. Всё это быстро выходило из строя. К новым танкам вообще не было запасных частей никаких...

В.ДЫМАРСКИЙ: А к какому году, примерно, ситуация выправилась? Я имею в виду сейчас только танковую технику.

М.БАРЯТИНСКИЙ: На мой взгляд, с точки зрения организации танковых войск, то есть, скажем, танковых соединений... С 1941 года мы перешли к бригадной организации, но суть осталась та же. Всё равно до конца войны испытывали хроническую нехватку автотранспорта, хроническую нехватку мотопехоты в составе бригад и хроническую нехватку артиллерии. Правда, где-то с 1943 года это немножко стало всё купироваться насыщением танковых и механизированных корпусов и танковых армий приданной артиллерией. Много придавали буксируемой артиллерии им и самоходную артиллерию стали вводить в штаты...

В.ДЫМАРСКИЙ: А любимый вами ленд-лиз?

М.БАРЯТИНСКИЙ: Ленд-лиз мало, что дал, потому что, собственно говоря, организация была та же самая...

В.ДЫМАРСКИЙ: А по количеству?..

М.БАРЯТИНСКИЙ: Нет. Ну, количественный аспект ленд-лиза... Мы сами произвели больше техники. Какие-то дырки он позволил... Скажем, появились бронетранспортёры. Но опять-таки, укомплектовать ими мотострелковые соединения не представлялось возможным. Их не хватало. Поэтому они шли в основном в мотоциклетные батальоны, в разведывательные какие-то подразделения, на вооружение штабов...

В.ДЫМАРСКИЙ: Там такое количество названий, которые приходили по ленд-лизу...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Номенклатура-то большая, а количество там...

В.ДЫМАРСКИЙ: Вплоть до пуговиц...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Да. Поэтому... Но вопрос в том, что ближе к концу войны... Я считаю переломным для вообще боевых действий советских танковых войск - это, конечно, Сталинградская битва. Потому что фактически это первая операция Великой Отечественной войны, в которых наши танковые войска (И не только танковые войска) перестали вести (Но в первую очередь танковые войска, потому что это характерно для действий, скажем, немецких танковых войск) боевые действия на удержание территории. Они начали вести боевые действия на разгром. Потому что танковые войска в Сталинградской операции получили приказ не ввязываться в затяжные бои, узлы сопротивления обходить и идти вперёд. Узлами сопротивления займётся пехота. Пехота подойдёт и будет с ними разбираться. А их задача была как можно быстрее двигаться вперёд, чтобы отсечь. В общем, как только наши войска танковые начали вести боевые действия таким образом, сразу всё начало получаться. Образно говоря, пьяный воздух блицкрига ударил в голову советским танкистам. В этом наступлении под Сталинградом всё поменялось местами. Немцы оказались в нашем положении 1941 года, потому что они-то были вынуждены в этой ситуации вести боевые действия на удержание территории. Чем это закончилось под Сталинградом, мы знаем. Конечно, оптимальным в этой ситуации им был немедленный отход для них. Тогда бы они спасли 6 армию и неизвестно ещё, как дальше развивались бы события.

В.ДЫМАРСКИЙ: Более общий вопрос. Безусловно, всё-таки, к 1941 году, в 1939 к 1941 году танковые войска были молодые войска...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Тем не менее.

В.ДЫМАРСКИЙ: Может быть, были разработаны какие-то концепции?..

М.БАРЯТИНСКИЙ: Были.

В.ДЫМАРСКИЙ: Была танковая академия?

М.БАРЯТИНСКИЙ: Была. Конечно. Я ещё раз повторяю, что у немцев был ярко выраженный лидер в плане теоретических разработок - это, конечно, Гейнц Гудериан.

В.ДЫМАРСКИЙ: А вы знаете, кто у французов?

М.БАРЯТИНСКИЙ: Знаю. Де Голль. Да. И, кстати сказать, их взгляды были очень близки. И они сошлись в 1940 году. Войска Гудериана вступили в непосредственные боевые действия с 4 французской танковой дивизией, которой командовал генерал де Голль. Но... Но сказать, что у нас был какой-то теоретик... Обычно всегда вспоминают Триандафиллова и теорию глубокой наступательной операции. Но на минуточку, это была середина 1920, когда она разрабатывалась - теория глубокой наступательной операции.

В.ДЫМАРСКИЙ: Мы дольше разрабатывали.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Нет. Дело не в этом. Если почитать, то глубокая операция, её глубина - 30-40 километров. О танках там речи нет. Это чисто войсковые моменты. Потом уже стали под эти вещи подтягивать, конечно, механизацию Красной армии, танковые войска. Но ещё раз повторяю: с организацией танковых войск, даже без учёта этих последствий этого непомерного формирования танковых корпусов, механизированных корпусов накануне войны, которые фактически превратили танковые войска в бесформенную массу, даже без этого учёта, с точки зрения организационной, как механизм наши танковые войска немецким уступали. Хотя, опять таки, ещё раз подчеркну: если бы в 1941 году немцам противостояли войска 1939 года или же какие-то частично-модернизированные войска 1939 года с новой техникой, потому что, скажем, за это время все, например, тяжёлые танковые бригады можно было перевооружить танками "КВ". 4 бригады у нас было бы с танками "КВ". В каждой легкотанковой бригаде, если брать, что выпущено было 1100 танков "Т-34" до начала войны, ну уж я не знаю. Много можно было бы сформировать танковых батальонов из расчёта на бригаду. Скажем, один батальон перевооружить "Т-34". Чуть ли не во всех оставшихся легкотанковых бригадах. То есть, опять-таки, ещё раз повторяю, что войска - это механизм, который должен чётко работать. Здесь не самое страшное, какая техника. Потому что, ещё раз повторяю, масса примеров и из танковых войск, и из авиации 1941 года того же, когда на старой технике добивались нормальных совершенно успехов и результатов. И потом, не надо очень сильно перехваливать немцев, что у них всё было такое современное. У них старой дряни было в войсках столько, что... Они же тоже с этим столкнулись. Ведь у них на 1933 год армия состояла из нескольких дивизий. И они за 6 лет развернули её сначала до нескольких десятков, а потом до 200 дивизий. Где взять оружие в таком количестве? Там в ход всё шло.

В.ДЫМАРСКИЙ: Вы правильно сказали, что механизированные войска - это, прежде всего, извините за тавтологию, механизм некий. Понятно, что этот механизм в стационаре. А в передвижении... Войска передвигаются. Например, как те же немцы решали проблему ремонтной базы?

М.БАРЯТИНСКИЙ: Они решались точно так же. В каждой дивизии было ремонтное подразделение.

В.ДЫМАРСКИЙ: И оно шло?..

М.БАРЯТИНСКИЙ: И оно шло вместе с войсками. Другой вопрос, что и у нас в каждой дивизии было ремонтное подразделение, только оснащённость их была разной... У немцев...

В.ДЫМАРСКИЙ: Там же недостаточно идти с гаечным ключом?

М.БАРЯТИНСКИЙ: Оно было полностью укомплектовано всей техникой необходимой, мастерскими, тягачами...

В.ДЫМАРСКИЙ: Передвижными мастерскими?

М.БАРЯТИНСКИЙ: Да. Передвижными мастерскими, тягачами, всем прочим. То в нашей танковой дивизии, вообще в танковых войсках хронически не хватало мастерских передвижных, с тягачами была проблема, не хватало средств тяги, что говорить о тягачах, которые эвакуировали танки? В качестве тягачей в основном использовались тракторы "С-65", сельскохозяйственный трактор. Он прекрасно справлялся с "БТ-7" или "Т-26". С "Т-34" у него уже двигатель перегревался. А с "КВ" он просто на дыбы вставал. Их приходилось 2-3 запрягать, если они были. Кто кого должен был тянуть? То есть это была проблема. У немцев это всё было решено уже накануне войны. Поэтому, конечно, здесь такие вот ещё вещи. Опять-таки, если бы не произошло это раздутие... Вместо этого раздутия войск, формирования этих 29 механизированных корпусов, лучше бы всю эту энергию направили на доукомплектование этих всех, может быть, не боевых... Поскольку ремонтные подразделения напрямую в бою не участвуют... Лучше меньше, да лучше - вот, в чём дело. Но здесь мы уже переходим в другую плоскость - в плоскость двух концепций: как танкостроения, так и использования танковых войск. Нашу концепцию и немецкую, если кратко, можно определить двумя понятиями: качественная и количественная...

В.ДЫМАРСКИЙ: Это относится не только...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Обычно в пользу нашей концепции говорят: кто победил, мы знаем. Но ведь вопрос, какой ценой.

В.ДЫМАРСКИЙ: Это мы и пытаемся уже седьмой год выяснить в нашей программе. У нас буквально 30 секунд осталось. Буквально две цифры. Можно ли подсчитать потери 1941 года?

М.БАРЯТИНСКИЙ: К 14 июля эти 14 тысяч танков, которые находились - их нет. Их не стало.

В.ДЫМАРСКИЙ: А у немцев?

М.БАРЯТИНСКИЙ: У немцев потери... У них первые цифры по потерям на начало сентября. Они потеряли порядка 50%.

В.ДЫМАРСКИЙ: То есть это было 2 тысячи.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Но есть разница. У нас это были безвозвратные потери. Поле боя осталось за немцами. А немцы имели возможность отремонтировать и ввести в строй все эти танки.
я хорошо схожусь с людьми особенно в штыковую
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 7741
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение EvMitkov » 05 дек 2012, 22:13

Доброго времени суток всем!

Что лично я могу сказать по поводу разговора Дымарского и Барятинского, Сереж?
Только одно.

Барятинский очередной и который раз повторяет "общие места". Что, впрочем, тоже дело нужное. Особенно для тех, кто вообще не знает, когда началась и закончилась ВМВ и Отечественная, и кто, с кем и за что воевал.
У нас в стране таких порядково меньше, чем в европах-америках - но тоже попадаются. А в америках таких ...
"...Войну Гитлера против Трумэна выиграли морские котики с командирами Майклом Баном и Дольфом Лунгенном ( который освободил заложницу Гитлера Еву Браун и на которой женился потом). А когда Ева от Гитлера ушла, то он просто застрелился и уехал в Южную Америку, где стал наркобароном. Гитлер уехал и война кончилась. А СССР до сих пор торчит бабло Штатам за тушенку и кока-колу...."


Есть вариации, не о них сейчас речь.
А речь о том, что Барятинский последние годы все более ориентируется на западного читателя и потому видит события все более черно-белым колером.
Ну, по крайней мере - преподносит.

Сам посуди, Сереж:

М.БАРЯТИНСКИЙ: Плюс кадры. Откуда взять командные кадры для новых этих всех соединений? Даже досрочный выпуск танковых училищ мало, что дал. Я не говорю о командных кадрах... Даже проблема была не столько с командными кадрами, младшим и средним офицерским составом... Даже с высшим офицерским составом, с командирами корпусов. Одним из механизированных корпусов был назначен командовать человек, который до этого занимал должность инспектора конных заводов Красной армии. Танкист. Во!

В.ДЫМАРСКИЙ: На конной тяге...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Ну да. Ну чего уж? О чём мы говорим? Понимаете?

В.ДЫМАРСКИЙ: Если суммировать, как я вас понимаю, то преимущество в количестве, которое мы имели к 22 июня 1941, фактически сводилось на нет качеством? Качеством в разных своих значениях - качеством личного состава, качеством техники, качеством связи и так далее и тому подобное...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Безусловно. В первую очередь качеством, конечно - уровнем отмобилизованности танковых войск, их уровнем подготовки, их уровнем оснащения. Потому что каждая немецкая танковая дивизия представляла собой хорошо отлаженный часовой механизм.

В.ДЫМАРСКИЙ: Каждый знал, что делать.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Каждый знал свой манёвр. Больше того, их структура была даже... Она была более оптимальной для ведения боевых действий, чем наша. Потому что у нас очень долго накануне войны рассматривали танки, как некий вид артиллерии, но более защищённый и более подвижный...

В.ДЫМАРСКИЙ: Я как раз хотел задать этот вопрос...

М.БАРЯТИНСКИЙ: То есть танки - сама артиллерия.

В.ДЫМАРСКИЙ: Сама концепция, само отношение.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Концепция была совершенно порочная. Не смотря на то, что у нас говорят: "У нас там... Мы разработали, там, что-то". Что мы разработали? Я, честно говоря, так и не понял, что мы разработали.

В.ДЫМАРСКИЙ: Недооценивали значение?..

М.БАРЯТИНСКИЙ: Потому что у нас фактически подходили к танковым войскам, воспринимали танковые войска, как просто несущуюся по полю массу танков.

В.ДЫМАРСКИЙ: Пушек в смысле.

М.БАРЯТИНСКИЙ: Нет. Танков.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, танковые войска...

М.БАРЯТИНСКИЙ: Массу танков. А немцы нет. У немцев это был синтез...


Ну, чисто поздний Суворов или ранний Солонин!!! ( а может, от них и нахватался - только вот Марк Семенович туго-бедно, ст скрипом - но точку зрения всеж пересматривает и своид ее по конечному к Исаевской и Перташевской, а вот Барятинский как-то поотстал...
Может, потому, что в "танковые аналитики и прогнозеры" подался?

История никогда не была, не есть и не будет черно-белой. Она всегда полицветна, объемна.

Вот - к примеру: Донесение полковника Муравьева. Донесение это надо включить в учебники - не вместо (Боже упаси!), но вместе с рассказом о героических защитниках Брестской крепости.
Чтобы наи дети, говоря и думая о ТОЙ войне, которая сидит в нас - а значит, и В НИХ, на уровне ГЕННОЙ ПАМЯТИ - понимали, ...
Понимали то, что
"...Воюет не техника. Воюют ЛЮДИ..."
Что "война бывает РАЗНАЯ..."


"Командующему войсками Западного Особого военного округа генералу армии т. Павлову

Доношу:

1. Всякое управление со стороны командарма-3 3-й Армии Западного фронта генерал-лейтенанта В.И. Кузнецова утеряно. Ко мне обращаются ежедневно сотни командиров, разыскивающих штарм-3 , в том числе обратился 25.6.41 начальник штаба ВВС 3-й Армии и начальник 3-го отдела (военная контрразведка).
2. Точно почти такое же положение в 4 СК. Командир генерал-майор Е.А. Егоров.
3. На фронте Радунь, Волковыск противник особой активности не проявляет, а вопрос исключительно в потере управления.
Бежит масса начсостава и рядового, причем никто из них живого немца не видел, а исключительно: "немец бомбардирует, не дает жить". На самом деле потери от действий авиации наземных войск при настоящих военных действиях крайне незначительные.
Как пример, 209 мсд в течение 22-25.6.41 систематически подвергается налетам авиации и имеет за эти дни 7 убитых и 12 раненых.
Я в течение этих дней задержал до 3000 человек вооруженных, здоровых бегущих людей исключительно от авиации, а не от наземных войск.
4. На фронте Лида, Слоним в течение 22-25.6. кроме действий авиации [противника] я больше ничего не установил.

Прошу:

Создать заградотряды, выслав ответственных командиров фронта на определенные участки, а сейчас вся эта неуправляемая масса сеет панику о несуществующих восстаниях в местечках, парашютистах и авиационных десантах, что крайне вредно отражается на подходящие новые части, население. Эти слухи, абсолютно невероятные, глубоко проходят в пределы Советского Союза. Полевым войскам крайне трудно заниматься работами по возвращению на фронт бегущих без всяких к тому причин.

Командир 209-й моторизованной дивизии полковник Муравьев.
25.6.41, 22-30"


На обороте листа, карандашом, возможно, другим почерком:
"В Новогрудках 30 танков оставлено, заправленных и замаскированных, никем не охраняемых. Много боеприпасов. Танки взяты в 209 мсд и будут использованы".


Что было дальше?
Адресат (генерал армии Павлов) расстрелян 22 июля 1941 г.
Просьба полковника Муравьева (о создании заградотрядов) выполнена - сначала инициативным порядком на местах, затем и решением Верховного Главнокомандующего в масштабе всей Красной Армии. Командарм-3 смог выйти из "минского котла", в дальнейшем успешно командовал 1-й Ударной армией под Москвой, 63-й Армией у Сталинграда и 3-й Ударной при штурме Берлина; закончил войну в звании генерал-полковника, Героя Советского Союза, кавалера ордена Суворова.

А как же сложилась судьба самого автора письма? Официальная информация предельно скупа: "Пропал без вести в июле 1941 года".
Применительно к лету 41-го такая запись означает лишь один достоверный факт: место захоронения неизвестно. Где, когда и как пропал человек - Бог весть... Также без вести пропал и командир 36-й танковой дивизии (вместе с 209-й мд она входила в состав формирующегося 17-го мехкорпуса) полковник С.З. Мирошников. Мехкорпус вел короткие и жесткие бои тем, чем мог и в целом был разгромлен, вышедшие из окружения остатки были сведены в одну дивизию, а затем, 1 августа 1941 г. переформированы в 147-ю танковую бригаду. Архивный фонд 17-го мехкорпуса практически пуст, оперативных документов в нем нет вовсе.

И тем не менее, 17-й мехкорпус не обойден вниманием историков. К тому есть несколько причин. Чрезвычайное происшествие, случившиеся на второй день войны:
"Заместитель командира 17 МК полковник Кожохин 23 июня покончил жизнь самоубийством, произведя выстрел из револьвера "наган" в сердце".
Именно так написано в донесении командира корпуса, поступившем 24 июня в наркомат обороны (ЦАМО, ф. 48, оп. 3408, д.47, л. 85).Чрезвычайно низкий уровень укомплектованности корпуса боевой техникой - корпус числился "сокращенным первой очереди" и завершить его формирование планировалось лишь в сорок втором году; к началу войны в трех дивизиях корпуса было всего 63 легких танка (16 БТ и 47 Т-26) и 38 бронеавтомобилей, до 10 тыс. человек личного состава вообще не имели никакого оружия.

Наконец, именно в 17-м мехкорпусе встретил войну молодой политрук Иван Стаднюк, в дальнейшем - известный военный журналист и писатель, член правления СП СССР, автор многотомного (незаконченного) романа "Война". И.Ф. Стаднюк оставил книгу воспоминаний под выразительным названием "Исповедь сталиниста" (М.: Патриот, 1993). И вот там-то обнаружилось продолжение истории, начатой донесением полковника Муравьева.

В 1959 г. готовились съемки художественного фильма по сценарию И.Ф. Стаднюка, и для решения ряда практических вопросов потребовалось обратиться к тогдашнему командующему Белорусского военного округа маршалу С.К.Тимошенко:
"... Маршал откинулся на спинку кресла и посмотрел на меня взглядом долгим и суровым. Затем не без интереса спросил:
- Вы в какой армии служили?
- В десятой... Семнадцатый механизированный корпус генерала Петрова.
- В какой части?
- В двести девятой моторизованной дивизии. А после выхода из окружения - в шестьдесят четвертой стрелковой...
- Кто командовал двести девятой?
- Полковник Муравьев. - Я начал обижаться еще больше, ибо вопросы ставились так, будто мне не доверяют.
Но тут увидел, как в выражении лица маршала что-то изменилось. Он встал с кресла, вышел из-за стола и приблизился ко мне - высокий, прямой, суровый.
- Вам случайно не известна судьба полковника Муравьева? - спросил маршал, напряженно, с нескрываемой надеждой глядя мне в глаза.
- Видел его тяжело раненным в живот.
И я рассказал, что 25 или 26 июня 1941 года штаб нашей дивизии и ее спецподразделения располагались в лесу севернее городка Мир. (43 км северо-восточнее Барановичи) В то время командование, видимо, пыталось объединить полки, которые вступили в бои с врагом почти в районах расквартирования. Я в этот день, раненный в челюсть, пробился с мотоциклистами еще несформированной танковой бригады, входившей в состав нашей дивизии, на высоты, где «дневал» штаб. Разыскал редакцию дивизионной газеты «За боевой опыт». И тут по лесу разнесся слух, что привезли тяжело раненного командира дивизии.
Мы с младшим политруком Лбом подошли к остановившейся на опушке "эмке". Полковник Муравьев лежал на плащ-палатке, и возле него хлопотали военные медики. Услышали подробности: в полковника выстрелил переодетый в одежду пастуха немецкий диверсант, подкарауливший машину на полевой дороге. Водитель "эмки" сумел сбить фашиста машиной, однако вражеская пуля тяжело, а может, и смертельно ранила полковника. Вскоре его увезли в сторону Столбцов (н.п. в 25 км к востоку от Мира).
Вот и все, что я мог рассказать о полковнике Александре Ильиче Муравьеве. Сам же не осмелился спросить у маршала, кем ему приходился Муравьев. Возможно, и никем. Молодой полковник перед самой войной был назначен командиром формировавшейся механизированной дивизии, и не исключено, что нарком обороны Тимошенко знакомился с ним и давал напутствия..."
Был ли это "немецкий диверсант, переодетый в одежду пастуха", или самый натуральный пастух, который решил свести счеты с полковником армии-освободительницы (и местечко Мир, и Столбцы находились на территории т.н. "западной Белоруссии", т.е. оккупированной в сентябре 1939 г. восточной Польши) - этого мы уже не узнаем никогда. Ясно лишь одно - война для полковника Муравьева оказалась очень короткой, и два листочка тетради "в клеточку", возможно, стали последним в его жизни боевым донесением.

А вот о причине интереса маршала Тимошенко к судьбе полковника можно поспорить. Версия Стаднюка представляется мне не слишком убедительной - более трех сотен дивизий и бригад (не считая авиационные, не считая моторизованные дивизии войск НКВД) было под началом наркома обороны СССР маршала Тимошенко, всех командиров и не упомнишь. Психологически более достоверным представляется мне другое: в июле 41-го на стол наркома обороны, ставшего после ареста Павлова командующим войсками Западного фронта, положили доклад полковника Муравьева. И его жесткая, неприкрытая правда - особенно заметная на фоне других донесений, в которых немецкая авиация "гоняется буквально за каждой машиной и повозкой" и изничтожает советские танки тысячами - на долгие годы запомнилась маршалу...

Источник: Использованы материалы публикаций еженедельника "Военно-промышленный курьер" от 9. -10.2012
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13905
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение гришу » 09 дек 2012, 01:54

- Скажите, доктор, вы случайно не гинеколог?
- Нет, но посмотреть могу!
http://en.wikipedia.org/wiki/World_War_II_casualties
Вот я и говорю, Вики разные бывают... :roll:
я хорошо схожусь с людьми особенно в штыковую
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 7741
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение EvMitkov » 21 дек 2012, 20:45

Доброго времени суток всем.

Тот материал, который я расположу ниже, переслан мне нашим Серегой ( Гришу).

Втал вопрос, в какой из тем он должен быть размещен. С одной стороны - в приводимом материале идет речь в том числе и о организации нашей ПТО в первые дни войны.
С другой стороны - сам материал порядково шире "заклепочного подхода".
И потому мы размещаем его тут.

Тем более, что материал этот состоит из ДОКУМЕНТОВ того времени. Документов начального периода войны - самого"...спорного и позорного" - как выражаются нынешние "новые историки".
Хотя ЛИЧНО Я ничего спорного и позорного для нашей Армии, для нашей страны в этих днях не вижу.

Документы буду приводить БЕЗ комментариев, то же, что покажется лично мне особо важным и знаковым - как обычно выделю зеленым.

С уважением, Е.Митьков и Серега.


Для начала - краткая историческая справка.
Встречное сражение группы войск 21-й армии в районе Жлобина, именуемое в архивных документах операцией, но классическим канонам военного искусства не соответствует последнему определению. Однако такое название появилось не ошибочно и не случайно.
4 июля 1941 года произошла смена командования Западного фронта. Командующий генерал армии Д. Г. Павлов и его начальник штаба генерал-майор В. Е. Климовских были арестованы, а впоследствии расстреляны по вздорным обвинениям. Фронт принял Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко, снятого с должности члена Военного Совета корпусного комиссара А. Я. Фоминых заменил армейский комиссар 1-го ранга Л. 3. Мехлис, а в должность начальника штаба вступил генерал-лейтенант Г. К. Маландин.
Маршал Тимошенко мгновенно предпринял попытку изменить ход боевых действий. Было решено вывести из боев изрядно потрепанные и поредевшие войска 4-й армии на доукомплектование, а силами ее соседа слева, 21-й армии, увеличив последней фронт обороны, прикрыть могилевское направление и одновременно нанести эффектный молниеносный контрудар под Жлобиным. Для весомости и под стать рангам нового фронтового командования его первый замысел окрестили операцией. Правда, в анналы истории она не вошла. И тоже не случайно.



МАТЕРИАЛЫ РАССЛЕДОВАНИЕ ПРИЧИН ПОРАЖЕНИЯ 117-й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ
21-й АРМИИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА В БОЯХ ПОД ЖЛОБИНЫМ 6 ИЮЛЯ 1941 ГОДА

15 июля 1941 г.
Совершенно секретно


Члену Военного Совета Западного фронта
армейскому комиссару 1 ранга
тов. МЕХЛИСУ
ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

Согласно Вашего распоряжения полковником ЕЛКИНЫМ К. П. и бригадным комиссаром ВИДЮКОВЫМ И. М. в период с 9 по 12.7.41 г. проведено расследование причин поражения 117 С[трелковой] Д[ивизии] 63С[трелкового] К[орпуса] 21 Армии в операции под Жлобиным.

1. Приказы и распоряжения по операции

Согласно распоряжения шифром от 4.7.41 начальника штаба фронта генерал-лейтенанта МАЛАНДИНА (см. приложение № 1) командарму-21 было приказано: из частей, находящихся в районе ЖЛОБИНА, подготовить три-четыре сильных отряда в составе до полка каждый. Отрядам ставилась задача: в ночь на 5.7.41, действуя [в направлении] на БОБРУЙСК, сж:ечь мосты на коммуникациях и уничтожить танки и мототехнику противника. В случае успеха и благоприятной обстановки захватить БОБРУЙСК и удерживать его.

На основании распоряжения начальника] шта[ба] фронта Военный Совет 21-й Армии в 1.55 5.7.41 отдал распоряжение командиру 63 СК <...> в котором поставил задачу: наступать на БОБРУЙСК, сжечь переправы через реку БЕРЕЗИНА в районе БОБРУЙСКА, окружить и уничтожить противника, действующего в направлении РОГАЧЕВ. Одновременно командарм-21 обратился с запросом [к] на[чальнику] шта[ба] фронта <...> о переносе операции в ночь на 6.7.41. Ответа на этот запрос не последовало. Выписка из директивы фронта № 16 - "пятое"1 была получена 5.7.41 в 18.55. В это время части 117 СД, выполняя задачу, двигались по Бобруйскому шоссе. Директива фронта № 16, подписанная в 8.00 5.7.41, в шт[аб] арм[ии] поступила только через 11 часов, и части [уже] действовали по распоряжению на[чальника] шта[ба] фронта от 4.7.41, измененному по времени на одни сутки Военным Советом Армии.

Отданное распоряжение штармом-212 <...> командиру 63 СК и боевое распоряжение шта[ба] кор[пус]а-63 <...> в течение дня, 5.7.41, были изменены распоряжением начштарма-213 генерал-майором ГОРДОВЫМ, который в 14.00 по телефону открытым текстом начало выступления отряда установил в 16.00 5.7.41. Получив такое распоряжение, командир 117 СД полковник ЧЕРНЮГОВ изменил время выступления на 16.00 вместо ранее намеченного [на] 2.00 и отдал через своего начштаба частное распоряжение <...> которым фактически изменил всю организацию [операции] как количественно, так и по замыслу выполнения, указанную в приказе № 05. Например, отмена п[ункта] № 5 боевого приказа № 05 об обеспечении правого фланга в направлении РОГАЧЕВ.

Командир 117 СД, получив устное распоряжение командарма и начштаба-21 о немедленном выступлении отряда, не доложил об этом командиру [63 стрелкового] корпуса, вследствие чего штакор-634 в подготовке и проведении операции фактически участия не принимал.

2. Подготовка операции
При подготовке операции разведданные о противнике не учитывались, а командиры частей и батальонов о них ничего не знали. К утру 6.7.41, когда части 117 СД находились в районе совхозов ПОБОЛОВО, СЕНОЖАТКИ в полуокружении, штакор-63 имел данные, что перед фронтом корпуса действует 3-я бронедивизия [противника] <...>, а на участке отряда 117 СД из опроса участников боев установлено, что против них действовали около батальона пехоты, до одного мотополка, до одного танкового полка средних и легких танков, до восьми легких [артиллерийских] батарей и до дивизиона тяжелых [орудий]. Применялись массовый огонь минометов и действие огнеметов из бронемашин.

Изменение времени выступления с 2.00 6.7.41 на 16.00 5.7.41, при разбросанности дивизии на широком фронте (25-28 км), фактически сорвало подготовку операции. Командиры частей и подразделений сами не уяснили обстановку, не сумели подготовить личный состав и материальную часть.
Отсутствовала скрытность, маскировка [подготовки] и внезапность [начала] операции. Все распоряжения о времени выступления и какими силами [выступать] командиру 117 СД штарм-21 передавал по телефону открыто, что не исключало возможности перехвата [их] противником.
Приказание начштарма-21 выступить в 16.00, при отсутствии прикрытия движения колонны с воздуха нашей авиацией, дало возможность авиации противника обнаружить отряд 117 СД на Бобруйском шоссе, подвергнуть его бомбардировке и передать немецкому командованию сведения о величине колонны. Все это исключало внезапность и предоставило противнику все условия подготовиться к окружению частей 117 СД.
Штарм-21 и штакор-63 не организовали проверки исполнения отданных боевых распоряжений по 117 СД. Комкор-63 ПЕТРОВСКИЙ не знал об изменении штармом времени действий отряда 117 СД и фактически самоустранился от контроля и проверки подготовки действий этого отряда. Это привело к тому, что командир 117 СД полковник ЧЕРНЮГОВ уяснил поставленную перед ним задачу так: на его участке находится стратегический мост и отряд 117 СД своими действиями должен обеспечить наступление утром 6.7.41 подвижных частей 21 армии при поддержке авиации.

Оперативное обеспечение5 действий отряда 117 СД отсутствовало. Велась только тактическая наземная разведка силами О[тдельного] Р[азведывательного] Б[атальона] дивизии, которая не дала данных о действиях, [составе] группировки и передвижении противника. Несмотря на то, что в директиве штарма-21 указывалось об обеспечении действий отряда авиацией и танками, все же штарм не дал никаких указаний по этому вопросу командующему ВВС армии - комдиву ВОРОЖЕЙКИНУ и его штабу. 6.7.41 наша авиация ни в какой мере не обеспечила действий отряда на поле боя, что позволило самолетам противника беспрепятственно вести бомбежку, обстреливать из пулеметов боевые порядки отряда и корректировать огонь тяжелой артиллерии.

Приданный танковый батальон имел учебную материальную часть БТ и Т-26, вышел в бой с большим опозданием - на 4-5 часов.
Материальное обеспечение действий отряда было низким, например: 707 Г[аубичный] А[ртиллерийский] П[олк] имел на орудие 152 мм по 20 снарядов, [на орудие] 122 мм - 50 снарядов; 322 А[ртиллерийский] П[олк] на орудие имел 40 снарядов; противотанковый дивизион имел по 50 снарядов [на орудие]; 321 З[енитно] А[ртиллерийский] Д[ивизион] имел на орудие 35-40 снарядов. В 240 С[трелковом] П[олку] ручных гранат было до 5000 [штук], а в артчастях и остальных [частях], кроме батальона связи и 222 дивизиона П[ротиво] Т[анковых] О[рудий], ручных гранат не было. План подвоза боеприпасов не был продуман. До 30 машин, которые везли боеприпасы отряду, возвратились обратно потому, что противник мотоциклетками и танковыми частями отрезал пути подвоза.

Отдел политической пропаганды дивизии и политработники частей, не зная сами конкретно поставленной задачи перед отрядом, слабо обеспечили партийно-политической работой проводимую операцию.

3. Ход боевых действий отряда 117 СД
Отряд 117 СД в 16.00 5.7.41 выступил из района ЖЛОБИНА в составе: 240 С[трелкового] П[олка], 3 [батальона] 275 С[трелкового] П[олка], 707 Г[аубичного] А[ртиллерийского] П[олка], 1 [дивизиона] 322 Л[егкого] А[ртиллерийского] П[олка], дивизиона П[ротиво] Т[анковых] О[рудий], З[енитно] А[ртиллерийского] Д[ивизиона] и 12 танков БТ.
В 17.00 5.7.41 отряд прошел мост через реку ДНЕПР и вышел на Бобруйское шоссе. В 20.00 он подвергся бомбардировке авиацией противника, [но] потерь не имел.
Разведка велась на широком фронте силами ОРБ. Бокового отряда вправо с целью охранения колонны выслано не было. Правая колонна к 1.00 6.7.41 вышла в район КАБАНОВКА и заняла круговую оборону, имея головные походные заставы7 в 2-3 км западнее. Севернее и восточнее охранения не было. Левая колонна вышла в район ТЕРТЕЖ. Головная походная застава завязала бой в районе ЗЕЛЕНАЯ СЛОБОДА.
Бой начался в 2.30 6.7.41 в районе ПОБОЛОВО, СЕНОЖАТКИ, ТЕРТЕЖ и протекал с переменным успехом до 11.00.
Немцы сначала действовали вдоль Бобруйского шоссе, чем оттягивали наш фланг на запад от реки ДНЕПР.
Затем противник, действуя отдельными мелкими танковыми (5-6 танков) и мотоциклетными группами, стал обтекать фланги батальонов и действовать на тылы. Одновременно из района РОГАЧЕВО, южнее и западнее, противник открыл огонь по нашим батареям, которой корректировался самолетом и наносил большие потери нашим батареям, в первую очередь выбивая конные запряжки8, тягачи и орудийные расчеты.
Пехота противника засела на чердаках домов в КАБАНОВКЕ и других населенных пунктах, а также вела огонь из пулеметов и автоматов по пехоте и батареям, стоявшим на открытых позициях.
Командир 240 СП в 6.30 доносил, что он окружен в районе ПОБОЛОВО. К 11.00 инициатива целиком перешла к противнику. Полк оказался в полуокружении, оставался один узкий коридор, пролегавший через торфяные болота. При отходе подразделений в этих болотах вязла материальная часть, а противник своим огнем не давал возможности вытаскивать застрявшую в болотах технику.
Противник, действуя справа и слева по хорошим дорогам, замкнул кольцо окружения в районе ЖЛОБИН и северо-западнее, а своей танковой группой ворвался в город, угрожая мосту и стремясь прорваться тяжелыми танками на плечах отходящих войск на восточный берег ДНЕПРА. В то же время тяжелые танки противника разбили наш бронепоезд № 16 и подавили несколько противотанковых орудий и дивизион корпусной артиллерии на северо-восточной окраине ЖЛОБИНА.

Об опасности захвата мостов противником было доложено полковником СТАРОСТИНЫМ9 начштарму-21. Через 20 минут начштарм отдал распоряжение подготовиться к взрыву моста, и, спустя некоторое время, по распоряжению комкора ПЕТРОВСКОГО мост через реку ДНЕПР у ЖЛОБИНА был взорван.

Отдельные подразделения, батареи и танковые группы, будучи в окружении, героически дрались с противником. Выходившие из окружения группы на лодках и вплавь переправлялись через реку ДНЕПР, таким же способом переправились командир 117 СД полковник ЧЕРНЮГОВ и его заместитель - бригадный комиссар АРХАНГЕЛЬСКИЙ.

Слабым местом в ходе этой операции было управление подразделениями в процессе боя. Управление боем как со стороны штаба дивизии, так и штаба полка фактически отсутствовало. Командир дивизии подменял командиров батальонов и командира 240 СП. Связь осталась неразвернутой, вышестоящему штабу донесения не посылались.

6.7.41 бойцы, командиры и политработники 117 СД, встретившись с противником, проявили мужество и упорство. Особенно отличились отвагой и преданностью нашей Родине:
Командир 4 батареи лейтенант ПОПОВ, он в бою под КРАСНОЙ СЛОБОДОЙ, несмотря на сильный артиллерийский обстрел Н[аблюдательного] П[ункта], мужественно вел огонь по артиллерии противника, уничтожил орудие П[ротиво] Т[анкового] О[гня], минометную батарею и подавил артбатарею противника. Когда погиб расчет одного из орудий, тов. ПОПОВ сам вел огонь по противнику, давая возможность пехоте отойти на новый рубеж. Будучи раненым, тов. ПОПОВ не бросил орудия, а прямой наводкой расстреливал вражескую пехоту и уничтожил два танка противника. Разорвавшийся снаряд у самого орудия оборвал жизнь героя отечественной войны лейтенанта ПОПОВА.

Дивизион, которым командовал старший лейтенант БРЕГА, ведя меткий огонь по скоплению противника из гаубиц 152 мм, в упор расстрелял 11 немецких танков. В этом дивизионе особо отличилась батарея, которой командует лейтенант ПАГОСОВ.

Первая батарея ПТО во главе с командиром лейтенантом БЫЧКОВЫМ за время боя уничтожила 8 танков противника, три пулемета, 9 минометов, 4 орудия ПТО и разбила автомашину противника. Наибольшую отвагу и меткость огня показали наводчики ЛЮЦКО, ЛАЗАРЬ и КАТКОВ и командиры орудий ЕПИШКИН и МАЛАХОВ.

5-я батарея 322 АП: командир лейтенант тов. НАБОКОВ попал под сильный огонь артиллерии 76 мм пушек из танков противника, быстро сменяя огневые позиции, продолжал расстреливать танки. Выбывающие люди заменялись оставшимися, не снижая интенсивности огня. Сам товарищ НАБОКОВ, командуя батареей, выполнял обязанности наводчика <...>. Батарея уничтожила пять танков противника, будучи окруженным, личный состав батареи расставил орудия в четырех направлениях и уничтожал врага. Герои 5-й батареи отдали свои жизни за Родину, из состава батареи осталось [в] живых 6 человек, в числе их и раненый командир батареи тов. НАБОКОВ. Красноармеец тов. ТЕПЛО перед боем 6.7.41 подал заявление о вступлении в члены ВЛКСМ. В бою он проявил себя мужественным бойцом. Тов. ТЕПЛО под усиленным пулеметным огнем три раза доставлял командиру дивизии важные донесения. В этом бою метким броском гранаты тов. ТЕПЛО уничтожил пулеметный расчет противника. Имеется много и других фактов мужества и героизма, проявленных бойцами и командирами в этом бою.

Однако в этом бою отдельные лица рядового и начальствующего состава показали себя трусами и предателями.
Командир 1-й батареи 321 О[тдельного] З[енитно] А[ртиллерийского] Д[ивизиона] младший лейтенант ОЛЕНЧЕНКО дал распоряжение бойцам своей батареи вынуть затворы, увел людей с огневой позиции, сел на автомашину и уехал, оставил пушки противнику.
Красноармеец ЗАПОЛЬСКИЙ, стремясь уклониться от боя и службы, сам прострелил себе ногу. Факт расследован, дело передано прокурору.
Исключительным по своей контрреволюционности был случай, когда в бою 6 июля красноармеец 240 СП 9-й стрелковой роты по фамилии ЦАВА, по национальности грузин, стрелял в красноармейцев, идущих в наступление, и пытался убить командира взвода. ЦАВА был расстрелян на месте.
Бывший красноармеец 240 СП, по национальности немец, из Республики немцев Поволжья (фамилия которого выясняется) во время боя перешел на сторону врага. При встрече с ним начальника штаба 240 СП капитана ЛУКЬЯНЧЕНКО, который, скрываясь от преследования, был переодет в гражданский костюм, выдал его немцам. ЛУКЬЯНЧЕНКО случайно удалось бежать.
Имел место и такой факт, когда панически настроенные остатки дивизиона ПТО, выйдя из боя, вместе с командиром дивизиона капитаном МОИСЕЕНКО бежали за 30 километров от линии фронта.

Исключительную трусость и предательство проявил лейтенант СТЕПАНОВ, член ВКП(б), который возглавлял группу по охране начальника О[тдела] П[олитической] П[ропаганды] 21-й Армии дивизионного комиссара тов. ЧЕРВОВА. Лейтенант СТЕПАНОВ струсил и позорно бежал. Ревтрибунал приговорил СТЕПАНОВА к расстрелу.

Несмотря на наличие в дивизии отдельных трусов и паникеров, до нашего приезда прокурор дивизии военюрист 1 ранга ЛОЗОВОЙ не расследовал ни одного дела и никого не предал суду Военного Трибунала. ЛОЗОВОЙ явный бездельник. В разговоре с нами он заявил, что вины его никакой в этом нет, так как к нему ни одного дела еще не поступило. По нашему докладу член Военного Совета 21 армии дивизионный комиссар тов. КОЛОНИН отдал распоряжение об освобождении ЛОЗОВОГО от должности прокурора дивизии.

В бою 6.7.41 около 10 коммунистов проявили трусость и побросали свои партийные билеты, среди них оказались два секретаря первичных партийных организаций и один инструктор ОПП. Дано указание рассмотреть их дела в партийных организациях и исключить из партии.
В рядовом, младшем начальствующем составе 117 СД имеется значительная часть призванных из районов Западной Белоруссии, Западной Украины и Республики немцев Поволжья (немцы, поляки, греки, итальянцы). Необходимо провести срочную фильтрацию личного состава и очистить дивизию от ненадежных элементов.

4. Наши потери и противника, отдельные тактические выводы
Участвуя в операции под ЖЛОБИНЫМ 6.7.41, 117 СД понесла большие потери в личном составе и материальной части (см. приложение № 10). Из опроса участников боев установлено, что в своем большинстве оставленная техника, как правило, приводилась в негодность - у орудий снимались замки, прицельные приспособления, но имели место случаи, когда мат[ериальная] часть бросалась исправной.
В процессе борьбы с противником 6.7.41 у него было выведено из строя более 30 танков, до 2 батарей артиллерии, б-8 минометов, разбито и уничтожено до 2-3 батальонов мотопехоты, уничтожен крупный штаб, подбито несколько броневиков и мотоциклов.

Бой показал, что боец, младший командир и командир взвода дерутся упорно.
Командиры рот, батарей командуют только личным примером, идя впереди, увлекают за собой подразделения. Комбаты и командиры дивизионов еще теряются, много суетятся, но не увлекают боем подразделений.
Командиры полков еще не имеют опыта, теряются в управлении, не организуют боя и не ставят четких задач приданным артиллерии и танкам.
Командир дивизии в бою не мог определить свое место, переезжал от одного батальона к другому - и фактически не нашел своего места по управлению боем в сложной обстановке.


Бутылки с зажигательным составом в борьбе с танками в этом бою себя оправдали. Танки противника, когда пехота не отходила, а залегала - останавливались, поворачивали назад и искали обходных путей с флангов.

Атаку противник не выдерживает, штыка боится, солдаты поднимают руки вверх. Однако имели место случаи, когда, подняв руки, [немцы] подпускали наших бойцов ближе и снова открывали огонь из автоматов.

Противник имел большую подвижность. Все солдаты к месту боя подвозятся, в бой идут, имея при себе только оружие и огнеприпасы.
Противник удачно применяет просачивание мелкими группами танков и мотоциклистов, охватывая фланги и выходя в тыл подразделений. Умело был применен [противником] перекрестный и фланговый огонь, для чего он располагал огневые средства на крышах, в домах, искусно маскировал огневые точки плащ-палатками. Воюет [противник] робко, в населенных пунктах на ночь не останавливается. Ночует в поле, в лесах, охранение слабое и располагается все недалеко от дорог. Противник очень много выигрывает своей подвижностью, маскировкой, расчетом и хорошим управлением на поле боя.

ВЫВОДЫ:
1. Штарм-21 и штакор-63 подготовку действий отряда 117 СД оперативно и материально не обеспечили, поставив ему непосильную задачу.
2. В подготовке отсутствовали скрытность и внезапность.
3. Плохо была поставлена разведка противника, и плохо было организовано управление боем.
4. Войскам не было обеспечено время для подготовки действий.
5. Штарм не обеспечил действий отряда авиацией и танками.
6. У командиров батальонов и командиров рот отсутствовали карты нужных масштабов.
7. Штарм и штакор устранились от проверки исполнения [приказов] и не выслали командиров штаба для уточнения задач.
8. Вследствие плохой организации и подготовки действий отряда 117 СД и непринятия мер к организации укрепленного района вокруг ЖЛОБИНА был оставлен крупный железнодорожный узел и взорван железнодорожный мост через ДНЕПР стратегического значения.
9. 117 СД, несмотря на понесенные потери в людском, конском и техническом оснащении, остается боеспособной и как соединение может до получения технического оснащения выполнять боевые задачи на вспомогательном направлении.
10. Для приведения 117 СД в полную боевую готовность дивизия нуждается в пополнении техническим оснащением и в очищении от ненадежных элементов из числа рядового и младшего начальствующего состава, призванных из районов Западной Белоруссии, Западной Украины и Республики немцев Поволжья, на что потребуется 10-15 суток.
11. Необходимо прокуратуре и Военному Трибуналу срочно разобрать дела о преступлениях, связанных с трусостью в бою, оставлением неприятелю боевой техники, самострелом и паникерством.
12. Основными виновниками поражений отряда 117 СД и позорной сдачи противнику крупного железнодорожного узла ЖЛОБИН являются, по нашему заключению, бывший командующий 21 армии генерал-лейтенант ГЕРАСИМЕНКО, начальник штаба 21 армии генерал-майор ГОРДОВ и командир 63 СК комкор ПЕТРОВСКИЙ, которые не обеспечили живого руководства подготовкой действий отряда 117 СД, не организовали проверки исполнения боевых распоряжений и не обеспечили организацию обороны города ЖЛОБИНА при наличии всех к этому возможностей.
ПРИЛОЖЕНИЕ: на 14 листах.
Полковник ЕЛКИН
Бригадный комиссар ВИДЮКОВ

П Р ИЛОЖ Е Н И Е № 1
РАСПОРЯЖЕНИЕ
штаба Западного фронта, отданное 4.7.41 в 21.00,
принято 4.7.41 в 21.10, доложено командарму-21 4.7.41 в 23.45, следующего содержания:
Командарму-21
Из частей, находящихся в районе Жлобин - 61, 117, 167 с[трелковых] д[ивизий] подготовить 3-4 сильных отряда в составе до полка каждый. Отрядам иметь в виду, в ночь на 5.7, действуя на Бобруйск с задачей сжечь мосты на коммуникациях, уничтожить танки и мотопехоту противника. В случае успеха и благоприятной обстановки захватить Бобруйск и удерживать его. На замену выделенных частей поднять части, сосредотачивающиеся в районе Гомель.
[Начальник штаба Западного фронта]
[генерал-лейтенант] МАЛАНДИН
П Р И Л ОЖЕ Н И Е № 9

6 июля 1941 г.

Нач[альнику] ш[таба] 117 С[трелковой] Д[ивизии]
[полковнику] СТАРОСТИНУ
Командир дивизии приказал сообщить: немедленно подбросить снаряды [в] Тертеж. Отряд находится в полуокружении [в районе] совх. ПОВОЛОВО. Просите армию [о] помощи танками и авиацией. Вышлите 1 батальон 820 с[трелкового] п[олка] и тяжелую артиллерию.
[Командир 117 стрелковой дивизии]
[полковник] ЧЕРНЮГОВ


Далее приложения можно глянуть тут
http://www.rkka.ru/docs/spv/SPV6.htm

( Продолжение материала - ниже)
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13905
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение EvMitkov » 21 дек 2012, 20:55



Рогачевский район. Снимок после операции.


В принципе изначально было ясно и "чей туфля" и временной интервал так что найти надо было только церковь. Помог в этом ув. [info]gaste11o .

В общей сложности на СПАМе 3 шт. Pz -III, 5 шт. Pz-II и один Sd.kfz. 250/1.
Возможно что мы наблюдаем итог боя 6.07.1941 под Поболово.
Цитата из дивизионной гешихте:
"4-я рота 6-го танкового полка (обер-лейтенант фон Бродовски) по дороге, не обозначенной на картах, на максимальной максимальной скоростью подъехала прямо к Жлобину. Рота прорвала противотанковый заслон, поскольку не имела возможности съехать с дороги. Так танк за танком катились во все усиливавшийся огонь противника, на Жлобин. Русские орудия почти невозможно было обнаружить, к тому же отдельные танки были так хорошо замаскированы в высокой ржи, что они вели огонь по 4-й роте с минимального расстояния. Вот застрял первый немецкий танк, второй наскочил на мину, следующие три были подбиты русскими танками. Пехота отстала, ее продвижение затруднялось из-за огня русской дальнобойной артиллерии. Русские сосредоточили огонь на вырвавшиеся вперед танки 4-й роты. Утром перед началом наступления рота насчитывала 13 танков. Теперь один за другим они застывали в огне и дыму. Погиб лейтенант фон Ведель, а вскоре после него и лейтенант Буссе. Командир роты был тяжело ранен. Оберлейтенант фон Бродовски умер несколько дней спустя от полученных ожогов. Вместе с ним погибли еще 22 унтер-офицера и члена экипажей. Часть из остальных 36 получила тяжелые ранения. Только три наших танка вернулись из этого смертельного марша 4-й роты 6-го танкового полка! Майор Шмидт-Отт выдвинул вперед свою 1-ю роту, которая тоже понесла потери. 1-я рота 6-го танкового полка прикрыла огнем выход из боя остатков 4-й роты. Отдельные танки 2-й роты 6-го танкового полка тоже были там и вызволяли своих израненных товарищей под огнем противника. И снова фельдфебель Райнике особенно отличился и последним со своей боевой машиной покидал поле боя. За смелые действия в бою и за боевые заслуги, уже имевшиеся к тому моменту, фельдфебель получил Рыцарский крест. 1-й батальон 6-го танкового полка к полудню этого «черного» дня потерял 22 танка, половину своего состава! "


http://zhur-from-rkka.livejournal.com/2263.html#cutid1

С уважением, Сергей, Е.М.
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13905
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение Dvu.ru-shnik » 22 дек 2012, 23:37

На днях по телевизору прозвучало - из ста опрошенных студентов одного из столичных ВУЗов лишь один смог ответить - кто такой Дмитрий Михайлович Карбышев, и то только потому, что студент был из Казахстана.
На вопрос же о том, кто такой генерал Власов, около 60 человек из опрошенной сотни ответили, что он боролся с большевизмом, около 30 человек ограничили свои познания тем, что он генерал и 10 человек сказали, что это предатель.
Долго колебался поэтому - в эту тему поместиь материал, или в забыте герои забываемых войн - слишком быстро мы за пеленой агитпросвета нынешних времён забываем даже о том, что было известно, а уж, о том, что и во времена СССР не афишировалось, так об этом и говорить не приходится. Единственное, что получает подробное освещение, так это то, что говорит о никчёмности СССР, даже без оглядки на то, что это были наши отцы, деды, дядьки другие родственники.
Так чему же мы удивляемся, когда преподаватели истории детям двойки ставят за то, что ответ не обличал СССР, а указывал на героизм народа, его населявшего?
Я знаю - г-н Андреас в предлагаемом к обсуждению событии, увидит только одно - бесчеловечное отношение советского командования к своим офицерам, старшинам, сержантам и матросам.
Я, например, вижу героизм защитников, отрешение от личного и беззаветную преданность Родине, даже безвыходной ситуации. Вижу судьбы тех, кто не "бежал пачками от коммунзма в фашисткий райский плен", а не глядя на то, городской он или сельский, большевик, комсомолец или беспартийный, СТОЯЛИ насмерть и ДО КОНЦА.
Аэродром на мысе Херсонес
Местные жители называют это место "Маяк-2"
из книги И.С. Маношина «Героическая трагедия».
собственных жизней.
В это время на мысе Херсонес проходил последний рубеж обороны.
[i] «У маяка, куда мы, раненые, пришли пешком под вечер 30 июня, уйдя из Херсонесского храма, — пишет комиссар 1 батальона 2-го Перекопского полка морской пехоты А. Е. Зинченко, — тысячи солдат и раненых. Мы услышали команды через рупор, кому где собираться. Но тысячная толпа была неуправляема. С Северной стороны Севастополя немцы из крупнокалиберного орудия обстреливали район аэродрома. И было видно, как от разрывов летели во все стороны головы, ноги солдат».[/i]
… На вторую шифровку, которая адресовалась Октябрьскому насчет присылки самолета, текст которой был примерно такого содержания:
«Командующему ЧФ
Вышлите самолет. Херсонесский аэродром держим. Сил остается очень мало».

Новиков, Ильичев 22.00. 1.07.42 г.

был получен ответ, в последней шифровке сообщалось:
«Новикову, Ильичеву
Самолетов у меня нет. Держите батарею и Херсонес. Буду присылать корабли.
Октябрьский».

И они держали. Как писал политрук пулеметном роты 3-го стрелкового батальона 142-й отдельной стрелковой бригады П. Т. Герман, дни с 1 по 4 июля были сплошной обороной. Так запомнилось. С наступлением темноты отчаявшиеся люди с криками «ура!» рвались на врага и на какую-то сотню метров, другую оттесняли его, а с утра враг гнал нас к району 35-й береговой батареи. Начались массовые опускания к воде, под скалы. Цель у всех была одна — дождаться кораблей для спасения, а их не было. О том, что оборона прекращается, я ни от кого не слышал. Оборонявшиеся сами по себе с винтовками продолжали удерживать эту узкую полоску вдоль берега. Связи между частями и даже внутри нашего батальона не стало.

Был случай, когда разбитую противотанковую пушку какие-то артиллеристы приспособили на подпорках и через ствол навели на самоуверенный вражеский танк, уверенный, что у нас нет артиллерии, единственным выстрелом подожгли его. Какая это была радость для всех! Мы это видели!
Второй случай. Над всеми нами открыто летал двукрылый вражеский самолет. Не спеша, медленно, на бреющем полете, не стреляя. Наши из всех винтовок палили по нему и все бесполезно. А какой-то моряк стрельнул по нему из противотанкового ружья и самолет бултыхнулся в море на виду у всех. Ликование наших бойцов было неописуемое!
Забылось на какое-то время наше безысходное положение.
В одну из ночей подходил какой-то корабль и на расстоянии стал спускать шлюпку, которая подошла близко к берегу. К ней бросилась масса людей. Шлюпка отошла. Вслед ей поплыли многие, несколько человек взобрались на прибрежную скалу-камень и застрелились или застрелили друг друга с возгласом: «За Родину, за Сталина!» Враг бросил в темноту бухты несколько мин и люди мгновенно оставили место скопления.



«На Херсонесе у каждого в голове в первую очередь вода, написал старшина 1 статьи В. К. Каплунов. Жара, все тело обожжено от раскаленных камней. Я, например, терял рассудок и лез напролом, чтобы завладеть немецкой флягой. Был такой случай, когда я нашел ПТТР и 4 патрона и подбил два легких танка, где добыли канистру воды и четыре фляги кофе. Воду отдали раненым. Бои были врукопашную и психическую, но нечем было стрелять.».
Количество раненых и убитых в первые дни июля, особенно 2 и 3 июля, росло неимоверно быстро из-за многочисленных контратак, массированных бомбардировок, артиллерийского, минометного, пулеметного и стрелкового огня противника. Тем более, что на оставшейся у наших войск небольшой территории размером примерно 5 х 3 км, где находилось десятки тысяч защитников Севастополя, чуть не каждый вражеский снаряд, бомба или пуля находили свою жертву.
Командир санитарного взвода 20 МАБ военфельдшер С. В. Пух написал, что их выносили с поля боя и собирали на 1 этаже Херсонесского маяка.
Потом были заняты второй, третий и даже самый верхний этаж маяка. 3 июля во время массированного налета самолетов противника, рядом с маяком упала тонная авиабомба. В результате взрыва рухнула часть стены маяка, похоронив под своими обломками сотни раненых.
Он также отметил, что после 30 июня перестало осуществляться снабжение медикаментами, в результате чего раненых, особенно тяжелых нечем было перевязывать, накладывать шины, что ускорило гибель многих сотен тяжелораненых.
Эту картину эвакуации в Херсонесской бухте дополняет авиамеханик из 40-го авиаполка ВВС ЧФ В. М. Осотов, из сводного бат. ВВС: «Прошел в сторону аэродрома по берегу. Вся дорожка усеяна трупами людей. Под скалами берега множество военных и гражданских людей. Вдруг слышим гул моторов, всмотрелись, катера-охотники идут со стороны Херсонесского маяка вдоль берега и направляются в наш район.
Остановились по одному вдоль берега в 200 — 500 метрах. И тут началось! Все море от берега заполнили человеческие головы, все плыли к катерам. Это что-то невероятное! Я подплыв к катеру ухватился за металлическую пластину, отошедшую от привального бруса. Матросы меня вытащили на палубу. Лежал, а потом, придя в себя, посмотрел на воду — просто ужас берет, от самого берега до катеров все люди».

«Наутро, написал в своем письме воентехник II ранга Г. П. Сорокин, начальник артснабжения из 134 артполка 172 стрелковой дивизии, у берега, сколько было видно, в 7 — 8 человеческих тел толщиной тысячи погибших полоскались волной. Факты достоверны».
«Страшно становится, когда вспоминаешь, что произошло в Херсонесской бухте утром 3 июля 1942 года. На моих глазах утонуло много людей. Их тела в самых разнообразных позах хорошо были видны в воде», — так подвел итог этой эвакуации полковник Д. Пискунов.


С наступлением рассвета 3 июля 1942 года на поле аэродрома и вокруг него разгорелись жестокие бои. Начались танковые атаки фашистов. Со всех сторон из капониров для самолетов на танки бросались с фанатами красноармейцы и краснофлотцы. В этот день отражением атак руководили инициативные командиры. По воспоминаниям военврача И. Иноземцева возле его землянки, где он находился по ранению, руководил боем и стрелял по щелям танков инженер-майор, высокий и широкоплечий, из аэродромной команды. При каждой танковой атаке он выбегал из землянки и кричал: «Товарищи! Способные держать оружие выходите, на нас опять идут танки!» Из его землянки то и дело выскакивал с наганом легкораненый лейтенант в армейской форме. Он бежал со связкой гранат во весь рост, а затем после броска гранаты полз по земле по-пластунски.
В этих боях подбили два танка. Один загорелся и ушел, второй опрокинулся в воронку из под авиабомбы. После контратаки собирали патроны и набивали пулеметные ленты, готовились к следующему бою. Атаки чередовались с бомбежками и артобстрелами. Землянки переполнены ранеными. Жарко, душно, жажда, морская горько-соленая вода вызывала еще большую жажду. Всех не покидала надежда на приход наших кораблей.
День 3 июля 1942 года, как отмечает старший лейтенант Г. Воловик, который находился на позициях 55-го зенитного артдивизиона, был днем кошмара. Погибло и было ранено много наших воинов. Весь день бомбежки, минометный и артиллерийский обстрел наших позиций, затем шли атаки противника и наши контратаки.
«Мы много раз ходили в контратаки, — вторит ему старший лейтенант Наумов. Немцы подошли к аэродрому. Мы вели огонь из винтовок и пулеметов. В наших атаках на противника все перемешалось. И наши и остатки других частей. Потери были большие…»
Так шли бои в течение всего дня 3 июля.
Наступило утро 4-го июля 1942 года. Рано утром немцы с воздуха разбросали листовки с призывом сдаваться в плен, что они это делали каждый день. Реакции не последовало. Тогда вновь началась огневая обработка всего участка обороны на Херсонесском полуострове небывалой по мощности. На этот раз немцы решили нас стереть с лица земли, вспоминает Г. Воловик. Такой бомбардировки, артиллерийской и минометной, еще не было. Боеприпасы у нас кончились. Вражеские самолеты бомбят с воздуха, истребители на бреющем полете ведут пулеметный обстрел. Все, кто держал оборону в окопах, вжимались в землю. Особенно много людей погибало, в том числе и гражданских, находившихся на узкой прибрежной полосе берега под скалами. Немецкие истребители заходили с моря и подлетая к берегу на бреющем полете в упор расстреливали скопления беззащитных людей. Прибрежная вода была полна трупов. Положение было отчаянное. К тому же июльская жара, четыре дня без пресной воды и пищи и удушающий трупный запах от заваленных ими окопов.
После пленения основной массы наших воинов, скопившихся на Херсонесском полуострове, на аэродроме стали хозяйничать фашисты. В 150 метрах от КП ПЕ-2 была вырыта яма, куда втаскивали наших павших бойцов и командиров. Но сопротивление продолжалось на отдельных участках полуострова.
До 7 июля сражались остатки 953-го артполка под берегом между маяком и Херсонесской бухтой. Командир полка подполковник Полонский после тяжелого ранения застрелился.
4-го июля немцы взорвали скалу, под которой располагался наш госпиталь в Херсонесской бухте. Под берегом этой бухты и в других местах было много раненых. Немцы, видя одно из больших таких мест с ранеными (напротив КП ПЕ-2), в течение 10 минут забрасывали их гранатами, написал военврач И. П. Иноземцев, находившийся неподалеку. В результате из 150 человек остались в живых около 15. Весь берег в этом месте был покрыт трупами, наваленными друг на друга. Тяжелораненые кричали, просили их пристрелить. Кто мог двигаться, полз к воде и тонул. Немцы пристрелили всех, кто не мог подняться и идти. Жестокость, варварство фашистов было беспредельным.
Жительница города Севастополя Л. А. Тарасенко, которой в 1942 году было 14 лет, написала, что до сих пор в памяти стоит бесконечная черная лента попавших в плен защитников Севастополя. В большинстве своем они были раненые, контуженые, в почерневших от крови повязках под палящими лучами июльского неба.

Озверевшие долгим сопротивлением немцы выхватывали из колонны моряков и стреляли их в упор. Наши бойцы то в одном, то в другом месте дрались с немцами-конвоирами. Когда мы вышли на шоссе, я была потрясена, увидев, как огромные машины наезжали на пленных, и когда проехали, то люди были расплющены как лягушки на асфальте. Человеческая жизнь для оккупантов ничего не значила. Сколько безымянных героев легло тогда, но непокоренных духом!
Изощренность в убийстве наших военнопленных фашистами и их прихлебателями из числа предателей крымскотатарского народа не знала границ.
По данным А. И. Лощенко 3 июля их на правом фланге обороны у 35-й батареи немцы прижали к берегу. Пришлось спуститься под обрыв берега. Переодевшись в гражданский костюм, который дала ему жена, он, выйдя из-под берега, был взят в плен. При этом он наблюдал возмутительное варварство фашистов, которые заставляли наших командиров садиться на корточки и расстреливали их в голову сзади. Один из наших командиров быстро схватил камень и кинулся на немца с возгласом: «Умрем за Родину, за Сталина!», сшиб фашиста с ног и впился зубами в его горло. Фашисты бросились на помощь. Фашист был мертв, а тело нашего командира— кровавое месиво.
Полковник Пискунов в своих воспоминаниях писал о неоднократных попытках прорваться в горы из-под крутого, обрывистого и высокого берега 35-й батареи в течение 5—12 июля 1942 года. При этом он отмечает, что ночью 6 июля он со своей группой прошел в Херсонесскую бухту с целью разведки. Перед их взором предстала жуткая картина. Берег бухты вдоль уреза воды на всем его протяжении был завален трупами. Они лежали кучами и просто в ряд так, что ногу негде было поставить между ними. Это был результат расправы озверевшего врага во время очистки этой бухты от оставшихся войск Приморской армии днем 4 июля 1942 года.
Рядовой 142-й отдельной стрелковой бригады Ф. П. Землянский, находившийся в 35-й батарее и взятый в плен в этот же день запомнил, как немец-переводчик перед строем пленных сказал что «мы своим бессмысленным сопротивлением задержали отправку немецких войск на Кавказский фронт» и когда он кончил говорить, то из строя пленных вышел подполковник или полковник и сказал следующее: «Дорогие мои товарищи, защитники Севастопольской обороны, мы сейчас в плену у врагов, но мы не сдались, мы стойко и честно защищали наши священные рубежи. И если кому из нас доведется остаться в живых, то передайте соотечественникам о том, что мы свой воинский долг выполнили до конца, пусть знают об этом люди!».


И что?
Свершилось! Игра в Автомобильный Курорт становится реальностью! Автоэкзотика едет на море! Круглосуточно с 5 по 15 августа! Утром и днем — пляж, вечером и ночью — гонки, танцы до утра!
Собственный пляж на территории фестиваля — всего 50 метров от аэродрома!

Международный фестиваль Автоэкзотика 2010 Sport Edition пройдет с 5 по 15 августа в Севастополе на военном аэродроме Черноморского Флота России «Херсонесский Маяк» посмотреть на карте, расположенном в непосредственной близости от моря (всего около 50 метров) и имеющем прекрасное асфальтобетонное покрытие, позволяющее проводить автомобильные соревнования. Основной упор в организации мероприятия будет сделан на курортный отдых и автомобильные соревнования!

Такого масштабного и зрелищного спортивного автомобильного события на территории СНГ еще не делал никто!
В каждый из 11 дней фестиваля будут проходить автомобильные гонки и соревнованияв 4 популярнейших видах автоспорта! Дневные часы участников и гостей фестиваля будут посвящены пляжу, морю, солнечным ваннам, купанию и водным видам спорта.
Основное действие фестиваля будет начинаться ближе к закату, автомобильные соревнования будут начинаться с 17 часов и заканчиваться далеко за полночь. Все виды автомобильных соревнований будут сопровождаться мощным звуковым сопровождением, сценическим светом и спецэффектами, что превратит Автоэкзотику в Севастополе в поистине уникальное зрелище!
Для участников и гостей фестиваля будет оборудовано несколько танцполов с самой современной аппаратурой и декорациями, на которых ежедневно будут выступать лучшие диджеи Москвы и Киева.
Организаторы фестиваля Автоэкзотика в Севастополе ожидают более 2 000 автомобилей-участников из России, Украины, Беларуси и других стран СНГ!
АВТОЭКЗОТИКА — это СУПЕРПРАЗДНИК!
? АВТОЭКЗОТИКА — это МЕГАТУСОВКА!
? АВТОЭКЗОТИКА — это то, что заставляет людей ехать за тысячи километров!
? АВТОЭКЗОТИКА — это место, где кончаются дорожные ограничения!
? АВТОЭКЗОТИКА — это профессионально организованное безумие!
? АВТОЭКЗОТИКА — это целых десять дней драйва и кайфа!
? АВТОЭКЗОТИКА — это особая болезнь, которая лечится только в начале августа каждого года!
? АВТОЭКЗОТИКА — это когда повышается содержание бензина в крови!
? АВТОЭКЗОТИКА — это полное собрание самых невероятных и причудливых машин!
? АВТОЭКЗОТИКА — это рев моторов, блеск металла, запах бензина и грохот сабвуферов!
? АВТОЭКЗОТИКА — это холодное пиво, яркое солнце и девушки в купальниках!
? АВТОЭКЗОТИКА — это воспоминания на весь год до следующего лета!
? АВТОЭКЗОТИКА — это курорт для любителей автомобильной техники!
Кто не придет в течение этих 11 дней на аэродром "Мыс Херсонес"в Севастополе,
может вычеркнуть эти дни из своей жизни как напрасно прожитые.
Ожидаемое количество посетителей — более 40 000!
В отличие от России, на массовых зрелищных мероприятиях в Украине разрешена продажа алкоголя, так что пляжные бары и рестораны порадуют участников и гостей Автоэкзотики не только холодной горилочкой с салом, и не только прохладным портвейном из погребов Массандры и Коктебеля, но и разнообразием пляжных коктейлей, приготовленных лучшими местными барменами.
Стоимость входного билета на один день Фестиваля - 200 грн.
Стоимость абонемента на все дни Фестиваля - 400 грн.
Детям до 12 лет вход БЕСПЛАТНЫЙ


Востину - шабаш и оргия на братской могиле. Так что же мы хотим тогда?

Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6949
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение EvMitkov » 23 дек 2012, 02:01

БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13905
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Пред.След.

Вернуться в Военная история

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3