К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественной

Темы по военной истории

К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественной

Сообщение EvMitkov » 12 июн 2012, 02:07


Моя земля...

Доброго времени всем!

Вот уж сколько десятилетий тому как отгорела ТА война... Но, не смотря на то, что по временному отрезку жизни она уходит все дальше и дальше - в ДУШАХ и ПАМЯТИ ЛЮДЕЙ она дальше не становится. ( Я имею ввиду ЛЮДЕЙ, а не "двуногих без перьев с плоскими ногтями") .

ТА ВОЙНА живет в нас ДЕНЬ ЗА ДНЕМ. Снится по ночам картинками, невесть почему всплывающими в подсознании - хотя сами мы на ТОЙ войне не дрались...

Просто - Великая Отечественная сидит в нас на ГЕНЕТИЧЕСКОМ уровне. Со всеми вытекающими.

Слишком уж глубоко прошлась она по судьбам. По судьбам и жизням. По жизням и смертям.
По ЖИВЫМ и МЕРТВЫМ.


И каждый раз, когда из мирной сегодня земли вылезает старая гильза, несработавшая мина, снаряд или бомба, когда из земли выходят останки тех, кто НЕ ДОШЕЛ, тех кто был забыт в небытие и безвременьи - я раз за разом чувствую то, что ТА ВОЙНА еще не окончена.

Она - идет еще. Тлеет где-то. Не только в памяти, но и параллельно нашей теперешней жизни - ВНЕ ВРЕМЕНИ.
Потому, что война заканчивается тогда, когда похоронен её последний солдат.
Живой или мертвый.


А сколько ИХ еще лежит в забытьи топей под Питером, в болотах Белоруссии, в степях и полях Придонья...


В моей земле... ( 2009-й)

Именно потому вопрос о наших потерях в Великую Отечественную всегда был предельно резким и болезненным. От привычных с пионерского детства сталинских "двадцати миллионов" - до озвученных "новыми историками" в эпоху шабаша демшизы, вместе с забугорьем пытающейся добить самосознание и самоуважение моего народа, народа - ПОБЕДИТЕЛЯ, цифрами в 60 миллионов... в 80 миллионов...
Доказательствами того, что "...завалили гансов пушечным мясом...", "русский иван , не умеющий воевать..." и проч и проч...

Это при том, что оба моих деда - и офицер Митьков Григорий Артемьевич, и рядовой пехотинец Аверкиев Иван Иванович прошли ТУ войну от первого до последнего дня, были ранены не раз, но в тылу ни от пули, ни от смерти не прятались... И - дошли. И - дожили. И положили в землю не одного врага. А сколько таких, как мои деды???

И потому я никогда не верил в "40 миллионов" боевых потерь. Доказать ничего не мог - просто не верил душой.

Ниже я привожу материал, который выкладываю тут по ссылке, присланной Борисом Викторовичем Коротковым ( скорее всего, в один пост он не войдет - количество знаков гранично), и очень попрошу вас, ребята, не вставляться между частями - пусть будет слитно.
А потом - поговорим, ага?

Полностью статья озаглавлена

К вопросу о масштабах людских потерь СССР в Великой Отечественной войне (в поисках истины).

Автор - Земсков В.Н.
Доктор исторических наук. Ведущий научный сотрудник Учреждения Российской академии наук Института российской истории РАН


По этой проблеме существует масса литературы, и, может быть, у кого-то создается впечатление, что она достаточно исследована. Да, действительно, литературы много, но и остается немало вопросов и сомнений. Слишком много здесь неясного, спорного и явно недостоверного. Даже достоверность нынешних официальных данных людских потерь СССР в Великой Отечественной войне (около 27 млн человек) вызывает серьёзные сомнения. В данной статье показана эволюция официальной статистики по этим потерям (с 1946 г. и по настоящее время она неоднократно менялась) и сделана попытка установить действительное число потерь военнослужащих и гражданского населения в 1941–1945 гг.­ Решая эту задачу, мы опирались только на действительно достоверную информацию, содержащуюся в исторических источниках и литературе. В статье приведена система доказательств того, что на самом деле прямые людские потери составляли около 16 млн человек, из них 11,5 млн – военные и 4,5 млн – гражданские.

В течение 16 лет после войны все людские потери СССР в Великой Отечественной войне (суммарно военные и гражданские) оценивались в 7 млн человек. В феврале 1946 г. эта цифра (7 млн) была опубликована в журнале «Большевик». Её же в марте 1946 г. назвал И.В. Сталин в интервью корреспонденту газеты «Правда». Вот дословно цитата Сталина, опубликованная в этой газете:

В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек.

На самом деле Сталину была известна совсем другая статистика – 15 млн. Об этом ему было доложено в начале 1946 г. по результатам работы комиссии, которой руководил кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) председатель Госплана СССР Н.А. Вознесенский. О работе этой комиссии пока мало что известно, и непонятно, какую методику она использовала при исчислении 15 миллионов людских потерь. Спрашивается: а куда же они, эти данные, делись? Получается так, что в документе, представленном ему комиссией, Сталин произвел «редакторскую правку», исправив 15 млн на 7 млн. А иначе как объяснить, что 15 млн «исчезли», а 7 млн были обнародованы и стали официальными данными? О мотивах поступка Сталина можно только гадать. Конечно, здесь имели место и мотивы пропагандистского характера, и желание скрыть как от своего народа, так и от мировой общественности реальные масштабы людских потерь СССР.

В первой половине 1960-х гг. специалисты-демографы пытались определить общие людские потери в войне балансовым методом, сопоставляя результаты Всесоюзных переписей населения 1939 и 1959 гг. Делалось это, разумеется, с санкции ЦК КПСС. Здесь сразу же выявилась масса сложностей в решении этой задачи, поскольку при различающихся подходах и методиках реально можно было вывести любую величину в диапазоне от 15 млн до 30 млн. Тут требовался предельно профессиональный и корректный подход. По итогам расчетов, проведенных в начале 1960-х гг., вытекало два вывода:

точное число людских потерь в 1941–1945 гг. установить невозможно;
реально они составляют приблизительно 20 млн или, возможно, даже больше.


Поскольку специалисты понимали, что этот показатель сугубо демографический, включающий в себя не только жертвы войны, но и повышенную смертность населения в связи с ухудшением в военное время условий жизни, то была выработана корректная формулировка: «война унесла жизни». В таком духе обо всем этом было доложено «наверх».

В конце 1961 г. были, наконец, «похоронены» сталинские 7 млн. 5 ноября 1961 г. Н.С. Хрущев в письме шведскому премьер-министру Т. Эрландеру отметил, что прошедшая война «унесла два десятка миллионов жизней советских людей».
9 мая 1965 г., в день 20-летия Победы, Л.И. Брежнев в своей речи сказал, что страна потеряла «свыше 20 миллионов человек». Чуть позднее Брежнев скорректировал формулировку: «Война унесла более двадцати миллионов жизней советских людей».
Таким образом, Хрущев назвал 20 млн, Брежнев – более 20 млн при одинаковой терминологии – «война унесла жизни».

Эта статистика является достоверной с оговоркой, что она учитывает не только прямые жертвы войны, но и повышенный уровень естественной смертности населения, превышающий соответствующие показатели мирного времени.

Данное обстоятельство сделало эти 20 млн (или более 20 млн) несопоставимыми с соответствующей статистикой других стран (там включают в людские потери только прямые жертвы войны). Иначе говоря, исходя из методик подсчета, принятых в других странах, расчет людских потерь СССР, определяемый величиной в 20 млн, можно назвать даже преувеличенным. И преувеличен он в таком случае, по нашим оценкам, приблизительно на 4 млн человек.

На деле 20 млн – это суммарная численность прямых (16 млн) и косвенных (4 млн) потерь.
Сам этот факт говорит о недостатках и издержках балансового метода исчисления, способного только установить общую численность прямых и косвенных потерь и не способного их вычленить и отделить друг от друга. И здесь невольно получается методологически неверное суммирование прямых и косвенных потерь, приводящее к определенной девальвации понятия «жертвы войны» и преувеличению их масштаба. Напомним, в соответствующих статистиках других стран косвенные потери отсутствуют. Вообще-то проблема косвенных потерь – это отдельная тема, и здесь должна, по идее, существовать отдельная статистика, и если и включать их в общее число людских потерь в войне, то надо сопровождать это рядом серьезных оговорок. Поскольку разъяснений такого рода никогда не делалось, то в общественном сознании величина в 20 млн искаженно воспринималась как общее число именно прямых жертв войны.

В течение четверти века эти 20 млн являлись официальными данными потерь СССР в Великой Отечественной войне. Но в конце 1980-х гг., в разгар горбачевской перестройки, когда критиковались и ниспровергались многие прежние стереотипы и представления, это же коснулось и указанных официальных данных потерь. В публицистике они тогда клеймились как «фальшивые» и утверждалось, что на самом деле количество жертв войны было намного больше (свыше 40 млн). Причем эти заведомо ложные утверждения активно внедрялись в массовое сознание. Звучали призывы «установить правду о потерях». На волне этого «правдоискательства» с 1989 г. началась довольно бурная деятельность по «пересчету» людских потерь СССР в 1941–1945 гг.

Фактически все это являлось составной частью инспирированной горбачевским Политбюро широкой пропагандистской кампании по «разоблачению сталинизма». Вся тогдашняя пропаганда была построена с таким расчетом, чтобы Сталин выглядел единственным виновником (Гитлера редко упоминали) огромных людских потерь в Великой Отечественной войне и существовала предрасположенность (с целью усиления степени негативности образа Сталина и «сталинизма» в общественном сознании) «отменить» 20 млн и «насчитать» намного больше.

С марта 1989 г. по поручению ЦК КПСС работала государственная комиссия по исследованию числа человеческих потерь СССР в Великой Отечественной войне. В комиссию входили представители Госкомстата, Академии наук, Министерства обороны, Главного архивного управления при Совете Министров СССР, Комитета ветеранов войны, Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. Особенностью психологического настроя членов этой комиссии являлось убеждение, что тогдашние официальные данные людских потерь СССР в войне (20 млн) якобы «приблизительные» и «неполные» (что было их заблуждением), и ей, комиссии, надо насчитать значительно больше. Они рассматривали применявшийся ими метод демографического баланса как «новаторский», не понимая или не желая понимать, что именно таким же методом в первой половине 1960-х гг. были исчислены и означенные 20 млн.

В изданной в 1995 г. Всероссийской Книге Памяти подробно описана методика подсчетов, по результатам которых получилось почти 27 млн (точнее – 26,6 млн) всех людских потерь СССР в Великой Отечественной войне.

Поскольку для наших дальнейших выводов имеют значение даже самые мельчайшие подробности и нюансы, то ниже мы приводим это описание дословно и полностью: «Общие людские потери, исчисленные комиссией с помощью балансового метода, включают всех погибших в результате военных и иных действий противника, умерших вследствие повышенного уровня смертности в период войны на оккупированной территории и в тылу, а также лиц, эмигрировавших из СССР в годы войны и не вернувшихся после её окончания. В число прямых людских потерь не включаются косвенные потери: от снижения рождаемости в период войны и повышенной смертности в послевоенные годы.

Подсчет потерь балансовым методом производился за период с 22 июня 1941 г. по 31 декабря 1945 г. Верхняя граница периода была отодвинута от момента окончания войны на конец года, чтобы учесть умерших от ран в госпиталях, репатриацию в СССР военнопленных и перемещенных лиц из числа гражданского населения и репатриацию из СССР граждан других стран.

Демографический баланс предполагает сопоставление населения в одних и тех же территориальных границах. Для расчетов были приняты границы СССР на 22 июня 1941 г.

Оценка численности населения СССР на 22 июня 1941 г. получена путем передвижения на указанную дату итогов предвоенной переписи населения страны (17 января 1939 г.) с корректировкой чисел рождений и смертей за два с половиной года, прошедших от переписи до нападения фашистской Германии. Таким образом, численность населения СССР на середину 1941 г. определяется в 196,7 млн человек. На конец 1945 г. эта численность рассчитана путем передвижки назад возрастных данных Всесоюзной переписи 1959 г. При этом использована уточненная информация о смертности населения и данные о внешней миграции за 1946–1958 гг. Расчет произведен с учетом изменения границ СССР после 1941 г. В итоге население на 31 декабря 1945 г. определено в 170,5 млн человек, из которых 159,5 млн – родившиеся до 22 июня 1941 г.

Общее число погибших, умерших, пропавших без вести и оказавшихся за пределами страны за годы войны составило 37,2 млн человек (разница между 196,7 и 159,5 млн человек). Однако вся эта величина не может быть отнесена к людским потерям, вызванным войной, так как и в мирное время (за 4,5 года) население подверглось бы естественной убыли за счет обычной смертности. Если уровень смертности населения СССР в 1941–1945 гг. брать таким же, как в 1940 г., то число умерших составило бы 11,9 млн человек. За вычетом указанной величины людские потери среди граждан, родившихся до начала войны, составляют 25,3 млн человек. К этой цифре необходимо добавить потери детей, родившихся в годы войны и тогда же умерших из-за повышенной детской смертности (1,3 млн человек). В итоге общие людские потери СССР в Великой Отечественной войне, определенные методом демографического баланса, равны 26,6 млн человек».

Несмотря на кажущуюся фундаментальность и солидность указанных расчётов, у нас по мере неоднократных попыток их перепроверить неуклонно росло подозрение такого рода: а являются ли они, эти расчёты, результатом корректного подхода и не сокрыта ли здесь фальсификация? Наконец, стало ясно в чём дело: за подробным и внешне беспристрастным описанием методики подсчета был сокрыт статистический подлог, призванный увеличить прежние официальные данные потерь на 7 млн человек (с 20 млн до 27 млн) посредством занижения на то же количество (на 7 млн) масштабов естественной смертности в 1941–1945 гг. исходя из уровня смертности населения СССР в 1940 г. (без указания конкретного числа умерших в 1940 г.). Логика здесь, по-видимому, была такая: всё равно никто не знает, сколько людей в СССР умерло в 1940 г., и не сможет проверить.

Проверить, однако, можно. В 1940 г. в СССР умерло 4,2 млн человек. Эта цифра была опубликована в 1990 г. в журнале «Вестник статистики». Она же фигурирует в вышедшем в 2000 г. 1-м томе фундаментального научного труда «Население России в ХХ веке». Это означает, что за 4,5 года (с середины 1941 до конца 1945), если исчислять в соотношении 1:1 к уровню смертности населения СССР в 1940 г., умерло бы 18,9 млн (4,2 млн х 4,5 года = 18,9 млн). Это такое количество людей, которые всё равно бы умерли в указанный период (1941–1945), даже если бы не было войны, и их надо вычитать из любых расчетов по определению людских потерь вследствие войны.

Комиссия, работавшая в 1989–1990 гг., это понимала и произвела соответствующую операцию в своих расчетах, но вычла (исходя якобы из уровня смертности в СССР в 1940 г.) только 11,9 млн человек. А надо-то было вычитать 18,9 млн! Именно таким способом были получены «дополнительные» 7 млн потерь (18,9 млн – 11,9 млн = 7 млн). Посредством этого ловкого статистического мошенничества в 1990 г. официальные данные людских потерь СССР в Великой Отечественной войне были увеличены с 20 млн до 27 млн человек. По сути эти 27 млн есть такая же профанация, что и сталинские 7 млн, – только наизнанку.

Такова подоплёка появления новой официальной статистики людских потерь в войне. Все прочие существовавшие и существующие версии её происхождения, включая забавную «математическую формулу» (сталинские 7 млн + хрущевские 20 млн = горбачевские 27 млн), являются, разумеется, ошибочными.

8 мая 1990 г. президент СССР М.С. Горбачев в докладе, посвященном 45-летию Победы, сказал, что война унесла почти 27 млн жизней советских людей. Отметим, что Горбачев употребил ту же формулировку («унесла жизни»), что Хрущев и Брежнев. С этого времени, т.е. с мая 1990 г., и по сей день эти почти 27 млн (иногда называют «точнее» – 26,6 млн) являются официальными данными людских потерь СССР в Великой Отечественной войне. Причем зачастую в пропаганде вместо достаточно корректного выражения «война унесла жизни», подразумевающего демографические потери в широком плане, употребляется глагол «погибнуть», что является серьезным смысловым искажением (тогда надо вычленить прямые жертвы войны в составе общих демографических потерь).

Любопытно, что даже в 1990 г. была соблюдена старая советская традиция, согласно которой всякая новая информация о статистике людских потерь в 1941–1945 гг. исходила только от высших должностных лиц партии и государства. За 1946–1990 гг. эта статистика менялась и уточнялась 4 раза, и всегда ее озвучивали генеральные секретари ЦК КПСС – последовательно И.В. Сталин, Н.С. Хрущев, Л.И. Брежнев и М.С. Горбачев. Последние трое, по всей видимости, не сомневались в достоверности называемых цифр (Сталин же, как известно, сознательно сфальсифицировал статистику в сторону понижения её масштаба).

Несмотря на господствовавшее восприятие этих новых официальных данных (27 млн) людских потерь СССР в войне как якобы истины в последней инстанции, всё-таки в исторической науке полного единодушия не было, и имели место оценки, ставившие под серьёзное сомнение их достоверность. Так, известный историк доктор исторических наук А.К. Соколов в 1995 г. отмечал: «…Хотелось бы напомнить отдельным авторам, склонным к преувеличениям, что Россия по мировым стандартам и с учетом ее территории – страна в общем-то малонаселенная… Странное представление о неисчерпаемости ее людских ресурсов – миф, на который работает большинство авторов, «разбрасывающихся» направо и налево десятками миллионов жертв…Численность погибших в годы войны всё-таки меньше, чем 27 млн человек».

С начала 1990-х гг. в научной среде стали известны результаты исчисления общих военных потерь, проведенные коллективом военных историков во главе с генерал-полковником Г.Ф. Кривошеевым. Согласно им, все потери военнослужащих убитыми и умершими (включая погибших в плену) составляли почти 8,7 млн человек (точнее – 8668,4 тыс.). Все эти расчеты были опубликованы в 1993 г. в статистическом исследовании «Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах». Указанная величина общих потерь военнослужащих убитыми и умершими на самом деле была недостоверной, существенно ниже реальных потерь, но, тем не менее, быстро вошла в научный оборот.

Таким образом, в течение 1990–1993 гг. для специалистов и более широкой аудитории были «запущены» две фактически фальшивые цифры: завышенные почти 27 млн (общие людские потери) и заниженные почти 8,7 млн (общие военные потери). Причем даже в сознании многих специалистов (не всех) эти цифры воспринимались как некие догматы, не подлежащие сомнению и оспариванию. И тут началось нечто, выходящее за рамки здравого смысла. Сходу определили общее количество (18,3 млн) гражданских потерь убитыми и замученными (27 млн – 8,7 млн = 18,3 млн), и стала пропагандироваться нелепейшая идея об «особом характере Великой Отечественной войны, в которой гражданские потери значительно превосходили военные». Любому здравомыслящему человеку ясно и понятно, что такого соотношения между военными и гражданскими потерями по определению быть не могло и что погибшие военнослужащие, безусловно, преобладали в общем составе прямых людских потерь.

Тем не менее эти фантастические 18,3 млн стали «гулять» по страницам различных изданий. Поскольку эта величина документально никак не подтверждалась, то прослеживалась тенденция объяснить это неким виртуальным недоучетом гибели гражданского населения на территории СССР, подвергавшейся вражеской оккупации. Так, А.А. Шевяков в статье, опубликованной в 1991 г., уверенно констатировал: «В результате массового истребления мирного населения, преднамеренной организации голода на самих оккупированных советских территориях и гибели угнанного населения на немецкой каторге Советский Союз лишился 18,3 млн своих граждан». Шевяков нашел и объяснение того, почему раньше такие гигантские масштабы гибели гражданского населения на оккупированных территориях никому не были известны и никто о них даже и не подозревал. Основную «вину» за это он возложил на Чрезвычайную Государственную Комиссию по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников (ЧГК), которая, по его словам, «на местах состояла нередко из малоквалифицированных людей, не обладавших политическим чутьем и методикой выявления фашистских злодеяний».

Претензии А.А. Шевякова к ЧГК в данном вопросе совершенно несправедливы. Местные комиссии ЧГК провели кропотливую работу по установлению потерь (убитыми и замученными) гражданского населения на бывшей оккупированной территории. Всего ими было насчитано 6,8 млн таких жертв. До конца 1960-х гг. эта цифра была строго засекречена и впервые опубликована в 1969 г. в статье бывшего главного обвинителя от СССР на Нюрнбергском процессе Р.А. Руденко. Она же приведена и в вышедшем в 1973 г. 10-м томе «Истории СССР с древнейших времен до наших дней». Какого-либо серьёзного недоучета, вопреки утверждению Шевякова, в статистике ЧГК не прослеживается, а вот завышение данных бесспорно присутствует. Так, местные комиссии ЧГК нередко учитывали как погибших всех прежде здесь проживавших жителей сожжённых безлюдных деревень, а потом выяснялось, что эти люди вовсе не погибли, а просто переселились на жительство в другие районы. В число жертв включали даже людей, находившихся в эвакуации. По этому поводу академик РАН Ю.А. Поляков отмечал: «Известно, например, что по многим городам сразу после войны людей, эвакуировавшихся в 1941 году и не вернувшихся, заносили в списки потерь, а потом они возвращались откуда-нибудь из Ташкента или Алма-Аты». На практике же местные комиссии ЧГК вносили в списки погибших и замученных немало живых людей, отсутствовавших по различным другим причинам. Для нас совершенно ясно, что данные ЧГК о гибели гражданского населения на оккупированной территории (6,8 млн) преувеличены не менее чем в 2 раза. Конечно, отрицать геноцид, террор и репрессии оккупантов и их пособников нельзя, и, по нашим оценкам, такие жертвы, с учетом боевых потерь партизан из числа местных жителей, составляли никак не менее 3-х млн человек. Это – основная составная часть прямых жертв войны гражданского населения СССР.

В прямые гражданские жертвы войны входят и умершие советские граждане, угнанные на принудительные работы в Германию и находившиеся там на положении так называемых «восточных рабочих» («остарбайтер»). Если строго опираться на имеющиеся в исторических источниках статистические данные (что является нашей профессиональной обязанностью), то о масштабах смертности «остарбайтер» можно дискутировать только в следующем диапазоне: от 100 тыс. до 200 тыс. человек. Но это такая сфера, где начисто игнорируются прямые показания исторических источников и взамен них преподносятся нелепые и фантастические «предположения» и «расчеты» с виртуальными «миллионами жертв». А.А. Шевяков «насчитал» даже два варианта нелепейшей «статистики» гибели советских гражданских лиц на работах в Германии – 2,8 млн и 3,4 млн. Ложная статистика приведена и во «Всероссийской Книге Памяти» – якобы таких жертв было 2164313 человек. «Точность» этой цифры не должна вводить в заблуждение – это для отвода глаз. Вся эта «статистика» ни в каких документах не фигурирует и целиком является плодом авторских фантазий.

Однако существует относительно надёжный исторический источник в виде сводной немецкой статистики смертности «восточных рабочих» по отдельным месяцам. К сожалению, по ряду месяцев таких сводок исследователям выявить не удалось, но и по имеющимся можно составить достаточно ясную картину масштаба их смертности. Приводим численность умерших «остарбайтер» по отдельным месяцам 1943 г.: март – 1479, май – 1376, октябрь – 1268, ноябрь – 945, декабрь – 899; за 1944 г.: январь – 979, февраль – 1631 человек. Опираясь на эти данные и используя метод экстраполяции (с учетом возможных скачков в уровне смертности в отдельных месяцах, по которым нет сведений), П.М. Полян определил общую смертность «восточных рабочих» в диапазоне от 80 тыс. до 100 тыс. В принципе с Поляном можно согласиться, но нас смущает одно обстоятельство – отсутствие сведений за последние месяцы войны, а в связи с перенесением военных действий на территорию Германии масштабы гибели «восточных рабочих», по ряду косвенных признаков, возросли. Поэтому мы склонны определить численность погибших и умерших советских гражданских лиц («восточных рабочих») в Германии величиной около 200 тыс.

В прямые гражданские потери входят погибшие бойцы гражданских добровольческих формирований – незавершенных формирований народного ополчения, отрядов самообороны городов, истребительных отрядов, боевых групп партийно-комсомольского актива, спецформирований различных гражданских ведомств и др. (потери партизан входят в общую статистику жертв на оккупированной территории), а также гибель гражданского населения от бомбежек, артобстрелов и т.п. Эти жертвы исчисляются многими сотнями тысяч. Составной частью прямых гражданских потерь являются ленинградские блокадники (около 0,7 млн умерших).

Суммируя все вышеприведенные составляющие прямых гражданских потерь, к которым без всяких натяжек применим термин «жертвы войны», мы определяем их общее количество величиной, как минимум, 4,5 млн человек.

Что касается военных потерь убитыми и умершими, то они составляли не менее 11,5 млн (а отнюдь не почти 8,7 млн). Речь идет об общем числе военнослужащих, не доживших до конца войны, и их мы условно подразделяем на три группы: 1) боевые потери; 2) не боевые потери; 3) умершие в плену.


Боевые потери военнослужащих мы определяем величиной около 7 млн (большинство их погибло непосредственно на поле боя). Наши оценки относительно боевых потерь убитыми и умершими несколько расходятся с указанной в книге «Гриф секретности снят» величиной – 6329,6 тыс. Однако это расхождение можно устранить посредством объяснения одного явного недоразумения. В одном месте этой книги отмечено: «Около 500 тыс. погибло в боях, хотя по донесениям фронтов они были учтены как пропавшие без вести». Но в общее число боевых потерь (6329,6 тыс.) эти около 500 тыс. человек авторами книги «Гриф секретности снят» почему-то не включены, несмотря на констатацию факта, что они погибли в боях. Поэтому, когда мы утверждаем, что боевые потери убитыми и умершими составляли около 7 млн, то надо иметь в виду, что это с учетом оценочной численности погибших в боях в составе пропавших без вести.

Так называемые не боевые потери составляют свыше 0,5 млн человек. Это – военнослужащие, умершие от болезней, а также удручающе большое количество погибших в результате всякого рода происшествий и несчастных случаев, не связанных с боевой обстановкой. Сюда же входят 160 тыс. расстрелянных по приговорам военных трибуналов и приказам командиров в основном за трусость и дезертирство. В книге «Гриф секретности снят» указано общее количество всех этих не боевых потерь – 555,5 тыс. человек.

В общее число военных потерь убитыми и умершими входят также почти 4 млн советских военнопленных. Нам могут возразить, что в отечественной и зарубежной литературе называются другие цифры, значительно ниже указанной величины. В книге «Гриф секретности снят» в рубрике «Не вернулось из плена (погибло, умерло, эмигрировало в другие страны)» в качестве итоговой цифры указана непонятная и вызывающая острое недоверие у специалистов величина –1783,3 тыс. человек. Эту цифру следует сразу же отбросить ввиду её очевидной абсурдности. Несравненно ближе к истине стоят данные немецкой сводной статистики, согласно которым в немецком плену умерли 3,3 млн советских военнопленных. Эта цифра является наиболее ходовой в научной литературе и не вызывает особого недоверия у специалистов. Однако изучение методики подсчета немецких сводных данных выявило весьма существенную их неполноту – от 600 до 700 тыс. советских военнопленных, которые в действительности погибли в плену, не вошли в немецкую сводную статистику смертности. Чтобы эти наши утверждения не выглядели голословными, мы приведем следующую аргументацию. Во-первых, сводная немецкая статистика смертности советских военнопленных (3,3 млн человек) по состоянию на 1 мая 1944 г., а война-то продолжалась ещё целый год, за который отсутствуют соответствующие сведения; во-вторых, указанная сводная статистика состоит как бы из двух частей, где данные за 1942–1944 гг. можно признать полными, поскольку отсчёт вёлся от момента пленения, а вот за 1941 г. немцы «вмонтировали» в неё, сводную статистику, только данные лагерной статистики, т.е. не учтены пленные, погибшие в 1941 г. в промежуток времени от момента пленения до момента поступления в лагеря (это крупный недоучёт – по нашим оценкам, не менее 400 тыс. советских пленных немцы в 1941 г. не довели живыми до лагерей). В-третьих, указанная статистика касается только немецкого плена, и там не отражена смертность советских военнопленных в финском и румынском плену. Опираясь на эту аргументацию, мы продолжаем настаивать, что масштаб смертности советских военнопленных (суммарно по немецкому, финскому и румынскому плену) составлял почти 4 млн человек.

Таким образом, общие потери военнослужащих убитыми и умершими (включая погибших в плену) составляли, как минимум, 11,5 млн человек. Утверждение авторов книги «Гриф секретности снят», что все эти потери военнослужащих в сумме составляли почти 8,7 млн (точнее – 8668,4 тыс.), безусловно является ошибочным. Это в основном произошло из-за того, что авторы этой книги совершенно неправильно определили масштаб смертности советских военнопленных, существенно занизив его.

Следовательно, методом сложения конкретных потерь получается приблизительно 16 млн, из них 11,5 млн – военные, 4,5 млн – гражданские. И именно таким способом принято исчислять потери в других воевавших странах. Например, общие людские потери Японии во Второй мировой войне (2,5 млн человек) были исчислены, исходя из специфики японских потерь, посредством сложения их составляющих: погибшие на войне + умершие в плену + жертвы бомбёжек, в том числе от американских атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Так называемый балансовый метод при подобных расчетах не использовался ни в Японии, ни в других странах. И это правильный подход: общее число жертв войны, безусловно, надо исчислять посредством сложения разных компонентов конкретных потерь.

Но можно и балансовым методом доказать, что прямые людские потери (жертвы войны) СССР составляли около 16 млн. Для этого надо установить корректное соотношение уровня естественной смертности между относительно благополучным в демографическом плане 1940 г. и экстремальными 1941–1945 гг. Соотношение 1:1, установленное работавшей в 1989–1990 гг. комиссией, нельзя признать корректным. Ведь было же понятно, что в 1941–1945 гг. в связи с ухудшением условий жизни, отсутствием дефицитных лекарств и т.п. уровень естественной смертности населения неизбежно возрастет. И здесь необходима поправка в сторону увеличения при исчислении этого уровня применительно к экстремальным 1941–1945 гг. и установить его в рамках не 18,9 млн, а довести хотя бы до 22 млн. Эта величина (22 млн) является минимально допустимым уровнем естественной смертности населения в 1941–1945 гг. По нашим подсчетам и оценкам, к концу 1945 г. не было в живых порядка 38 млн человек, живших до войны, а также родившихся во время войны и тогда же умерших (в это число входят и лица, которые на самом деле были живы, но находились в эмиграции), и если из этого количества вычесть указанные 22 млн, то остается 16 млн жертв войны (38 млн – 22 млн = 16 млн).

Коснёмся немного проблемы сопоставимости наших потерь с потерями других стран.
Общие людские потери Японии (2,5 млн) сопоставимы с рассчитанными нами 16 млн, но несопоставимы с хрущевскими и брежневскими 20 млн. Почему так? А потому, что в японских потерях не учтена возможная повышенная смертность гражданского населения в военные годы по сравнению с мирным временем. Это не учтено ни в немецких, ни в английских, ни во французских, ни в иных общих людских потерях в войне. В других странах подсчитывали именно прямые людские потери, а названная в 1961 г. Н.С. Хрущевым величина в 20 млн подразумевала демографические потери в широком плане, включающая в себя не только прямые людские потери, но и скачок в естественной смертности населения в военное время.
Кстати, минимальные расчеты германских людских потерь (6,5 млн) сопоставимы именно с нашими 16 млн, но несопоставимы с 20 млн, так как немцы, не применяя балансового метода и не определяя скачка в естественной смертности населения, старались скрупулезно подсчитать и суммировать все составляющие прямых военных и гражданских потерь, включая ставших жертвами Холокоста немецких евреев.

Конечно, в военное время резко снизилась рождаемость. В дилетантской среде прослеживается тенденция включать «неродившихся детей» в общее число людских потерь в войне. Причем «авторы» обычно не имеют понятия, сколько же, собственно, детей «недородилось», и делают крайне сомнительные «расчеты», руководствуясь при этом исключительно собственной «интуицией» и доводя за счет этого общие людские потери СССР иногда даже до 50 млн. Разумеется, подобную «статистику» нельзя воспринимать всерьёз. В научной демографии всего мира включение неродившихся детей в общее число людских потерь в войне принято считать некорректным. Иначе говоря, в мировой науке это запрещенный прием.

Существует довольно большой пласт всякого рода литературы, в которой, даже без учета «неродившихся детей», посредством некорректных статистических манипуляций и ухищрений и «интуитивных оценок» выводятся самые невероятные и, естественно, заведомо ложные цифры прямых потерь – от 40 млн и выше.

Вести цивилизованную научную дискуссию с этими «авторами» невозможно, поскольку, как нам неоднократно приходилось убеждаться, их цель состоит не в поисках исторической правды, а лежит совсем в иной плоскости: ошельмовать и дискредитировать советских руководителей и военачальников и в целом советскую систему; принизить значение и величие подвига Красной Армии и народа в Великой Отечественной войне; возвеличить успехи нацистов и их пособников.

Конечно, 16 млн прямых людских потерь – это огромные жертвы. Но они, по нашему глубокому убеждению, отнюдь не принижают, а, наоборот, возвеличивают подвиг народов многонациональной страны (СССР) в Великой Отечественной войне.

Май 2012- года Земсков В.Н.
http://mir-politika.ru/themes/polit_ist ... oteri.html

С уважением, Е.Митьков
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13890
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение EvMitkov » 10 авг 2012, 21:16

Доброго времени всем.

Темы, касающиеся людских потерь во Второй Мировой войне в общем и СССР и Германии- в частности ( именно эти две страны понесли наибольшие потери в ТОЙ войне, и именно эти две страны несли на себе основную тяжесть и жесткость боевых действий( - темы, касающиеся людских потерь становятся читаемы и востребованы "глубокоуважаемой публикой", как правило - дважды в году: как ни цинично это звучит - 9 мая и 22 июня.
Как ни цинично это звучит...

А впрочем - почему "цинично"?
Жизнь - продолжается, течет своим чередом. Очень часто мы и к близким и родным людям ездим на кладбище только в какие-то годовщины. И в общем - это нормально - живя у нас глубоко в памяти, те, кто уже дошел до конца своего пути, многого не требуют.
Только одного - чтобы вспоминали хоть изредка.
Чтобы ПОМНИЛИ.

Вот и совсем недавно, несколько суток назад, в четвертую годовщину 08.08.08. мы снова вспоминали тех, кто не дошел. И снова разговор подошел к вопросу о людских потерях.
Неоднозначному вопросу.

И именно в этом свете я хочу разместить в ЭТОЙ теме статью Бориса Викторыча Короткова, написанную им в ходе дискуссии на Яндексе, находящейся в свободном доступе в сети тут
http://b-corotkov.ya.ru/replies.xml?ite ... reply=text

Сразу обозначу и оговорю - кое-с-чем я согласен.
Кое-с чем - согласен с оговорками и уточнениями
А кое-с чем не согласен вовсе.

Это относится не столько и не сколько к самой трактовке материалов, тобой, Викторыч - тут - возражений нет - сколько к первоисточникам, используемым тобой.
Вобщем - таким макаром: если тема окажется любопытной - поговорим. Сами условия разговора ты обозначил в самом материале - тут ни отнять, ни добавить.

Ну, а теперь - сама статья.


Б.В. Коротков. 4 июля 2011 года, 10:48


...К созданию данного поста пришлось подойти в связи с просьбой попытаться обосновать большие потери РККА и приводимые в различных диспутах и дискуссиях соотношения этих потерь с нашей, союзной и германской сторонами.
Поскольку в кратком комментарии подробно рассмотреть и попытаться объективно рассмотреть проблему, не уводя собеседников от темы предыдущего поста, весьма проблематично, то обговорив проблему, мы пришли к выводу о желательности создания данного поста.

В нём мы попытаемся отойти от споров на тему «Кто виноват и что надо было бы сделать». Отвлечёмся от политических амбиций и разногласий по отношению к руководителям страны и попытаемся разобраться в ситуации не со стороны историков, а сточки зрения военной науки, поскольку тогда шла война, и потери войска несли именно в ходе боевых действий.

Попытаемся проанализировать соотношение потерь не общим скопом, а по периодам Великой Отечественной Войны, по привлекаемым силам и средствам и видам боевых действий, которые приходилось вести той или иной стороне, поскольку соотношение потерь противоборствующих войск напрямую зависит от этого.
Заранее приношу свои извинения, может быть, за излишнюю чёрствость в ходе обсуждения, но военная наука, как и сама война, очень страшны и циничны.

Прежде чем перейти к изложению рассматриваемого и предлагаемого к вашему обсуждению вопроса, пожалуй, стоит обговорить такие нюансы, как правила обсуждения и терминологию.
Давайте договоримся, что в ходе обсуждения обойдёмся без голословных и огульных лозунгов и обвинений. Если решил вступить в дискуссию и оспаривать тот или иной момент – говори по существу с приведением фактов, документов и ссылок.

Попробуем следить за своей лексикой и оказывать уважение собеседникам. Исключим из серьёзной темы всяких «пендосов» и прочую ерунду. Давайте уважать друг друга и язык нашего общения, т.е. самих себя.

В комментариях приветствуются:
- новые точки зрения на обсуждаемый вопрос с приведением доказательной базы;
- новые источники информации и их адреса;
- признание аргументов оппонента, если он оказался прав.

В теме не место:
- бездоказательным выкрикам и обвинениям;
- забалтываниям темы и уводу от неё в сторону;
- грубым затыканиям рта собеседнику и переходам на его личностные характеристики.

Если вы хотите дополнить тему чем-то важным, что по вашему мнению поможет обсуждению данного вопроса, но не изложено в его пунктах (похоже на уход от основной темы, но является важным) – постарайтесь это доходчиво пояснить в самом начале своего высказывания так, чтобы у собеседников не вызвало кривотолков и неправильного понимания.

Теперь о предлагаемой к обсуждению терминологии:

модернизация – термин для усовершенствования техники, вооружения и др. средств поражения;

реформирование – комплекс мероприятий по совершенствованию ВС, направленных на повышение их боевой способности, включающий в себя реорганизацию, перевооружение и выработку новых приёмов ведения боевых действий с учётом изменений;

реорганизация – изменение структурной системы вооруженных сил;

перевооружение – переход подразделений, частей, соединений и объединений на новые образцы вооружений;

угрожаемый период – временной период, предшествующий началу боевых действий, в течении которого готовящимися к войне сторонами проводятся мероприятия, направленные на обеспечение своего успеха в вооружённом противоборстве;

мобилизация – комплекс мероприятий по переводу страны на военное положение, включает в себя призыв приписного состава (резервистов) и техники из народного хозяйства, проведение доукомплектование частей и подразделений до штатов военного времени, перевод промышленности на выпуск военной продукции, транспортных путей – под юрисдикцию военных структур и т.д.;

прикрытие госграницы – комплекс мероприятий по занятию одноимёнными частями позиций с целью обеспечить прикрытие границы от вторжения противной стороны и дать возможность находящимся позади соединениям и частям доукомплектоваться, привестись в боевую готовность и принять меры по отражению агрессора, его уничтожению и восстановлению территориальной целостности государства;

приграничный вооруженный конфликт – вооружённое противодействие сторон в районе государственной границы, ограниченное по времени и пространству;

оборона – вид боя, в ходе которого сторона имеет целью отразить наступление превосходящих сил противника, нанести ему максимальные потери, удержать важные районы (рубежи) местности и тем самым создать выгодные условия для последующих действий.

Наступление (контрнаступление) – вид боя, который осуществляется в целях уничтожения (разгрома) противостоящего противника, овладения назначенными рубежами или районами местности и создания условий для дальнейших действий.

Отход и смена района (позиций) — маневр, осуществляемый подразделениями в целях выхода из-под ударов превосходящего противника, воспрещения окружения, занятия более выгодного положения для последующих действий, высвобождения сил для действий на других направлениях.

Бой в окружении и выход из окружения - бой в окружении ведется в условиях изоляции, когда противник находится перед фронтом, на флангах, в тылу подразделения и отсутствует возможность сообщения со своими войсками наземным или водным путем.

Бой в окружении возможен: в обороне в результате прорыва противника на флангах или в районах обороны соседей; после выброски (высадки) в тылу обороняющихся войск десанта противника; при действиях в отрыве от главных сил; при отходе, когда темпы преследования противника выше темпа отхода наших войск.
Выход из окружения – это по своей сути ведение наступательного боя, только с ограниченными возможностями по наличию резервов, перегруппировке своих сил, запасам боеприпасов, топлива, продовольствия и других материальных средств.

Если вы ещё не замучились читать этот ликбез, тогда прошу к самому изложению проблемы.

Начнём с самой сути вопроса – каковы были потери противоборствующих сторон, каково было их соотношение и о чём это может нам сказать.

В последнее время откуда-то берут с ног сшибающие соотношения и общие суммы потерь со стороны СССР. Говорят, что РККА разгромлена была в чудовищном темпе, с ужасающими потерями. 1941 г. для нас закончился с соотношением потерь примерно 1:25.
Это не укладывается совершенно в голову, но соотношение безвозвратных оперативных потерь, то есть - убитые, плюс комиссованные по болезни в связи с ранением и пропавшие без вести, - все, кто убыл из армии и уже никогда в нее не вернется, соотношение безвозвратных потерь примерно таково: 300 тысяч безвозвратные потери немцев и порядка 7 миллионов - по самой минимальной оценке - безвозвратные потери Красной армии. Поделить одно на другое – получается больше, чем 1:20.

По одни сведениям СССР потерял в войне из состава РККА, ПВ, МГБ и НКВД до 7 миллионов человек. По другим сведениям 8 668 400 чел. По третьим сведениям - с 22 июня 1941 года до 31 декабря 1944 года Красная Армия (без ВМФ) потеряла убитыми, умершими от ран, пропавшими без вести или взятыми в плен 10.472.300.

Немецкая сторона в военных действиях против СССР (с 22 июня 1941 года до 30 ноября 1944 года) - 1.419.728 убитыми и умершими от ран и 997.056 пропавшими без вести или взятыми в плен, итого безвозвратные потери Вермахта на Восточном фронте составили 2.416.784 человека.

По официальным советским данным, с 22 июня 1941 года до 31 декабря 1944 года Красная Армия потеряла убитыми, умершими от ран, пропавшими без вести или взятыми в плен 10.472.300 человек, то есть соотношение безвозвратных потерь составило 1:4,3.

По мнению Буркхарта Мюллера-Гиллебранда, в январе-мае 1945 года только на Восточном фронте было потеряно пропавшими без вести или взятыми в плен 1,5 миллиона человек, а не 1.012.000 на всех фронтах.
По данным советского Генерального штаба, за период с 1 января по 9 мая 1945 года было взято в плен 1.940.900 человек, большинство из которых сдались в конце апреля-начале мая.
После 9 мая на Восточном фронте капитулировали еще 1.284.000 военнослужащих.
По расчетам С.Н.Михалева из Института военной истории МО РФ, только на Восточном фронте в январе-мае 1945 года Вермахт потерял 250 тысяч убитыми, а не 265 тысяч на всех фронтах.

По нашим официальным данным, картина вырисовывается совершенно иная: Вермахт и войска СС только на Восточном фронте потеряли в 1941-1945 годах убитыми, умершими от ран и болезней 2.869.300 человек; пропавшими без вести и умершими в плену 1.423.400. Итого общие демографические безвозвратные потери Германии на восточном фронте составили 4.292.700 человек.

Теперь учтём потери, понесённые частями Войска Польского, Чешского корпуса с одной стороны, а с другой – Румынской, Венгерской, Итальянской и Финской армиями, воевавшими на восточном фронте.

В составе Красной Армии воевали 1-я и 2-я Польские армии (в конце 1944 года они насчитывали 300.000 солдат и офицеров), 1-й Чехословацкий армейский корпус, 1-я Румынская добровольческая пехотная дивизия, 20 венгерских рот и т.д. Вместе с Красной Армией воевали на Восточном фронте: вооруженные силы Болгарии (290.000 человек) - с октября 1944 года; вооруженные силы Румынии (20 дивизий, авиакорпус, отдельные бронетанковые части) - с августа 1944 года. В войне с Германией Румыния потеряла только убитыми 170 тысяч человек, 1-я Польская армия только на территории Польши потеряла убитыми 18 тысяч человек, 1-й Чехословацкий армейский корпус только на территории Чехословакии потерял 4 тысячи человек. Но, конечно, вклад в победу над Германией наших союзников по Восточному фронту был, все-таки, весьма невелик.

Теперь о потерях союзников Германии на Восточном фронте. Согласно справке министра обороны СССР от 16 декабря 1988 года, безвозвратные потери (убитые, умершие от ран, пропавшие без вести, умершие в плену) Финляндии составили 85 тысяч человек, Италии - 90 тысяч, Венгрии - 350 тысяч, Румынии - 480 тысяч. Итого - 1.005.000. Однако в официальном статистическом исследовании "Гриф секретности снят..." приведены иные цифры: Румыния безвозвратно потеряла 520 тысяч, Венгрия - 404.700, Италия - 45 тысяч, Финляндия - 84 тысячи. Итого - 1.053.700 (стр.392). Статистические исследования же самих стран, бывших союзниками Германии во Второй мировой войне, дают нам третью группу цифр: Финляндия безвозвратно потеряла 52.500 человек, Италия - 89.800, Румыния - 361.100, Венгрия - около 150 тысяч. Итого - 653.400 человек. По расчетам С.Н.Михалева из Института военной истории МО РФ, демографические безвозвратные потери вооруженных сил Германии вместе с ее союзниками на Восточном фронте определяются в 2,7 миллиона человек (собственно немцы - 1,8 миллиона, остальные - 0,9 миллиона). В таком случае соотношение потерь советских войск (без союзников) и войск противника за всю войну будет равно 8,7 млн. к 2,7 млн., или 3,2:1 ("Людские потери СССР в Великой Отечественной войне", стр.93).

Выходит, что соотношение потерь на советско – германском фронте (Германия вместе с союзниками : СССР с объединениями, соединениями и частями Польши, Венгрии, Чехословакии и др.) колеблется по разным оценкам от 1 : 3,2 до 1: 4,3, что уже само по себе, хоть и цинично звучит, но не является показателем «колоссальных потерь».

По сведениям, которые больше похожи на истину, поскольку отражают и сведения ОКХ, и наши сведения, включают в себя данные о воинских захоронениях советских и немецких войск (более 3 млн только на территории СССР), СССР вместе с войсками другим стран в составе РККА (войско польское, чешский корпус и др.) - потерял 11 080 500 человек.
Вместе с потерями иррегулярных частей (партизан и ополчения) они могут составить порядка 12,2 млн. человек. Согласно учетным книгам военкоматов безвозвратные потери составили 12 400,9 тыс. Демографические потери армии, то есть после возвращения оставшихся живыми из плена, составили 8 668,4 тыс. человек, но эту цифру пока рассматривать не будем, как и ту, которая будет по возвратившимся из плена солдатам и офицерам противоборствующей стороны.
На восточном фронте Германия согласно этим данным потеряла 8 млн 649,3 тыс чел

Всего безвозвратных потерь в армиях стран фашистского блока на
советско-германском фронте:8 млн 649,3 тыс чел

Остановимся на этих цифрах. Тогда соотношение потерь стран Гитлеровской коалиции и РККА на советско-германском фронте будет – 1:1,433…
И это даже если мы опустим потери подразделений Ваффен - СС из Норвегии, Голландии, Бельгии и других стран, а так же дивизию ВС Испании, хотя они и сами убивали, и сами несли потери.

Как бы ни цинично это звучало, но пусть мне объяснят – где здесь чудовищные потери по сравнению с противником и завоевание победы бросанием народа на убой?

Это то, что касается «живой силы» или «потерь в личном составе».
Что же касается оценки потерь в авиации и бронетанковой технике, тут разобраться не менее сложно.
Прежде всего это связано с разницей в подходе сторон к категориям потерь техники. Если с БТ техникой как-то разобраться можно, то в оценке потерь авиации – большая проблема.

В люфтваффе при определении потерь были такие графы, как сбитые самолёты, повреждённые, вышедшие из строя, требующие ремонта и графа требующие замены. Это играло на руку командирам соединений и организации господина Гебельса.
Так, по оценкам одного и того же воздушного боя по сведениям советских лётчиков, даже подтверждённым наземными войсками сбито, например, 4 самолёта, а по сведениям немецкой стороны выходит, что сбито 2 германских самолёта. Самое интересное заключается в том, что обе стороны не лгут. Реально сбиты 4 самолёта, из них 1 упал в расположении советских войск, 1 смог дотянуть до ровной площадки и сесть на брюхо в расположении немецких войск, 1 взорвался в воздухе и 1 упал в немецком тылу, но лётчик (экипаж) выпрыгнул с парашютом.
Согласно немецкому учёту потерь: 2 самолёта потеряны, 1 требует ремонта и 1 требует замены (разбившийся в немецком тылу).

Учитывая то, что основной задачей нашей истребительной авиации было не допустить ударов немецкой авиации по советским наземным войскам и то, что в связи с этим они старались встретить противника над вражеским расположением, то в графу потерь попадали единичные самолёты противника, остальные избегали этой участи.

Единственный вариант оценить соотношение потерь сторон – это сопоставить количество убыли и восполнения авиационного парка сторон. Правда, и тогда мы не будем иметь объективной оценки, поскольку восполнение потерь напрямую зависит от возможностей промышленности. Что творилось с заводами советского авиапрома и другими предприятиями в 41м-42м годах знают все – одна сплошная эвакуация с уничтожением всего того, что не могли вывезти. Сколько лётчиков, потерявших машины, как в ходе воздушных боёв, огня зенитной артиллерии, так и в результате налётов немецкой авиации и простых неисправностей с последующим оставлением техники на аэродромах, захваченных врагом, сидели безлошадными…

При оценке потерь БТ техники немецкая сторона исходит из числа боевых потерь от огня противника, технически вышедших из строя и пострадавших от своего огня. Причём, в число потерь не включались единицы техники, которые были подбиты, но в последствии восстановлены и введены в строй, вышедшие из строя по техническим причинам и пострадавшие от своего огня машины.

Получалось, что советской стороной в бою подбито и уничтожено в общей сложности 10 танков противника, а по немецким оценкам (система учёта ОКХ ведётся за десять суток, помесячно, поквартально и за год) выходило, что потери составили 3 – 4 танка, поскольку 1 танк, на глазах у всех разнесло на куски, но ему в бак или в боеукладку попал немецкий снаряд, 3 - 4 танка действительно сгорели в результате огня русских пушек, танков или от бутылок с зажигательной смесью (без разницы), а остальные немцы смогли после отхода советских частей восстановить и ввести в строй.

Учитывая продвижение немецких войск и отступление РККА, сведения о потерях сторон будут отличаться в разы, поскольку уже на следующий день немецкий танк или самолёт может перекочевать из одной графы в другую, потери же советской стороны только могли возрастать и возрастать.

С военной точки зрения, при условии, что 1941й и 1942й года были для РККА оборонительными, а с 1943 по май 1945 года – наступательными. Отступать пришлось от западной границы до Москвы и Волги, а наступать сначала до той же границы, а потом и далее - до Берлина и Праги с Веной. Вот и получается, что советские войска и военноначальники совершили чудо не только тем, что сломали хребет нацистской Германии, но и тем, что сделали это с минимальным общим для такой войны соотношением потерь.

Теперь о потерях первого этапа войны.
Потери РККА – 6,4 млн. чел.
Вермахт и союзники – 2 млн. чел.
Соотношение – 3,2:1
Хотя, казалось бы, должно быть с точностью до наоборот.

После какого-то разбирательства в цифрах потерь перейдём к составляющим их причинам. Для этого рассмотрим следующие факторы:

- тактические свойства местности;
- состояние и укомплектованность войск противоборствующих сторон и их соотношение;
- характер боевых действий по этапам войны (оборона, наступление, встречные наступательные действия или встречный бой, а так же бой в окружении и выход из него);

Начнём с географической характеристики местности.
Опыт истории показывает, что в военном деле постоянно использовались кратчайшие пути к столице России – Москве, которые проходят со стороны западной границы России, через Смоленское направление

На направлениях других ударов (Киевском и Ленинградском) общие характеристики приблизительно такие же, поэтому не вижу смысла загромождать пост их перечислением.
Общая характеристика Смоленского операционного направления.
Территория Смоленского направления расположена на Восточно-Европейской равнине.
Рельеф территории Смоленского направления в основном равнинный, всхолмленный. Поверхность равнины пологоволнистая, местами холмистая. Имеется значительное количество балок и оврагов, глубиной 5-15, шириной до 150 м и длиной до 1/км.

На Смоленском направлении лесная зона составляет до 60 % территории и состоит из смешанного и лиственного леса. Преобладающая высота деревьев 15 - 20 м, толщина стволов 15-30 см. Расстояние между деревьями 2 - 4 м Имеется большое количество просек, шириной, 3 -4м.. Просматриваемое пространство вдоль просек незначительное - 100 - 300м. Дороги (преимущественно грунтовые) пересекают лесные массивы в разных направлениях через 2-8, чаще 4-6 км (даже в наше время).
Климат умеренно континентальный с тёплым летом. Средняя температура июля +17- 21 С. Осадков выпадает 500 - 600 мм в год, в основном весной и летом. Дней с туманами 4 - 8 в месяц. Летом осадки выпадают в виде обильных кратковременных дождей (до 12-15 мм в месяц), нередко с грозами. Относительная влажность воздуха достигает 88%. Преобладающим направлением вет¬ра является западное и юго-западное, скорость 2-5 м/сек.
Речная сеть довольно густая. Преобладают реки шириной 10-15 метров, глубиной не более 1,0-2,0 метра и скоростью течения 0,1-0,5 м/с. Грунт дна рек песчаный и песчано-глинистый. Замерзают реки в конце ноября, декабря. Толщина льда в конце зимы достигает 20-60 см. Меженные уровни на большей территории устанавливаются в июне, в начале июля месяца. Узкие реки в межень почти повсеместно преодолимы вброд.
В данной характеристике ещё не учтён такой важный показатель, как закон Бэра
http://slovari.yandex.ru/~книги/БСЭ/Бэра%20закон/ , согласно которому – из-за направления вращения земли и движения луны по своей орбите западные берега рек выше и круче восточных, одновременно с этим западные скаты высот более пологие, чем восточные.

В июне и июле была именно меженная пора, т.е. основная масса рек на театре военных действий (ТВД) была легко преодолима вброд. На крупных водных артериях западные берега нависали над восточными, наступающей стороне приходилось наступать по пологим склонам, контратаковать же обороняющейся стороне приходилось по более крутым.


Теперь о группировках войск противоборствующих сторон и их состоянии.
К началу войны РККА насчитывала 5,4 млн. человек, в то время как по последнему известному мобилизационному плану (МП-41 февраля 1941 г.) по штатам военного времени она должна была насчитывать 8,68 млн. человек.
На практике это выражалось в том, что дивизии в приграничных округах вступали в бой в численности около 10 тыс. человек при численности по штатам военного времени свыше 14 тыс. человек.

Соотношение численности противоборствующих сторон на 22 июня составляло: Красная армия – 5,4 млн. человек, Вермахт - 7,2 млн. человек, - если мы берем две армии в сумме.
Процент укомплектованности РККА по видам и родам войск составлял:
Вид Вооруженных Сил Сентябрь 1939 г. Май 1940 г. Июнь 1941 г.
Сухопутные войска 74,5 84,2 79,3
Военно-воздушные силы 10,9 5,8 11,5
Военно-Морской Флот 10,7 7,5 5,8
Войска ПВО страны 3,9 2,5 3,4

Укомплектованность личным составом, вооружением и военной техникой можно посмотреть по ссылке: http://militera.lib.ru/h/1941/02.html в скобках указано количество новых танков (КВ и Т-34).

Имеющиеся и вновь формируемые соединения западных приграничных округов содержались по штатам мирного времени. Некомплект личного состава в них составлял от 20 до 40%, автомобилей и тракторов — 50% и более, недоставало полевых и зенитных орудий, пистолеты-пулеметы исчислялись единицами.
Последнее обусловливалось как неспособностью промышленности обеспечить в сжатые сроки резко возросшие потребности войск, так и недостаточно продуманной системой снабжения соединений и частей новыми образцами вооружения и техники.

При оценке технической готовности танкового парка (свыше 23 тыс. единиц) следует отметить, что свыше 70% танков старых образцов нуждались в капитальном и среднем ремонте. Исправные танки составляли не более 27%. Такое положение было вызвано недооценкой развития ремонтных средств.

Для укомплектования корпусов только офицерами-танкистами требовалось около 20 тыс. человек. К началу войны укомплектованность корпусов командно-начальствующим составом составляла от 22 до 40%.
Остро ощущалась нехватка автотранспорта, тракторов, мотоциклов. Даже снабжаемые в первую очередь корпуса западных округов имели укомплектованность по автомашинам и тракторам не более 35% и специальным машинам — 15 — 20%.
Средняя укомплектованность танковых корпусов к началу войны была в пределах 50%.
Из сведений содержащихся в данной ссылке видно, что войска связи и инженерные войска были в том положении, которое загодя давало фору противнику (укомплектованность средствами минирования и инженерными боеприпасами находилась в районе 27%).
№ П10. ДОКЛАД НАРКОМА ОБОРОНЫ СССР И НАЧАЛЬНИКА ГЕНШТАБА РККА В ЦК ВКП(б) - И. В. СТАЛИНУ О ПЛАНЕ РАЗВИТИЯ И РЕОРГАНИЗАЦИИ РККА В 1938 - 1942 гг
см. ссылку: http://militera.lib.ru/docs/0/1941-2.html#_Toc2421616

Из этого можно сделать вывод, что РККА к началу ВОВ находилась в стадии реорганизации, план которой был рассчитан до 1942г.
При этом не мешает учесть, что около 27% своих сил (без учёта 22-х дивизий, переброшенных осенью 1941 года с дальнего востока на Московское направление) по 1942-й год включительно РККА вынуждена была держать на своих восточных границах.
Даже если не учитывать силы и средства, прикрывающие госграницу в Закавказье и Туркестане, то выходит, что на западных границах и в центральных районах страны оставалось около 3,6 миллиона человек. Причины такого распределения войск на западных и восточных рубежах страны легко просчитываются, если положить перед собой подобный документ:
№ 567. АГЕНТУРНОЕ СООБЩЕНИЕ "РАМЗАЯ" ИЗ ТОКИО ОТ 17 ИЮНЯ 1941 г.
см. ссылку: http://militera.lib.ru/docs/0/1941-2.html#_Toc2421616

( Продолжение - ниже - Е.М.)
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13890
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение EvMitkov » 10 авг 2012, 21:22

( Продолжение статьи Б.В.Короткова)

Вооружённые силы Германии к июню 1941г. завершили захват Австрии, Чехии и Словакии, Бельгии и Голландии, разгромили войска Франции, Польши и Британский экспедиционный корпус, которому дали возможность почётно эвакуироваться из Дюнкерка.

Исходя из этого видно, что начиная с 1934 года и до рассматриваемого времени ВС третьего рейха были не только созданы, но и стали ведущими по своей структуре, укомплектованности и оснащённости в Европе. По окончании польской кампании они уже стояли на новой границе СССР в отмобилизованном и готовом к действиям состоянии. Что их сдерживало от вторжения – вопрос к политикам. Единственное, что можно было бы к этому добавить – необходимость высвобождения сил и средств с атлантического побережья и создание запасов материальных средств, необходимых для проведения наступательных операций против СССР.
Ход концентрации немецких войск у границ СССР легко представить по донесениям РУ ГШ РККА и НГБ:

№ 441. СПЕЦСООБЩЕНИЕ РАЗВЕДУПРАВЛЕНИЯ ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ "О ГРУППИРОВКЕ НЕМЕЦКИХ ВОЙСК НА ВОСТОКЕ И ЮГО-ВОСТОКЕ НА 5 МАЯ 1941 г."
№ 509. СПЕЦСООБЩЕНИЕ РАЗВЕДУПРАВЛЕНИЯ ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ О ГРУППИРОВКЕ НЕМЕЦКИХ ВОЙСК НА 1 ИЮНЯ 1941 г.

см. ссылку: http://militera.lib.ru/docs/0/1941-2.html#_Toc2421616
Со стороны германского командования предпринимались все меры к тому, чтобы скрыть истинное положение дел в районе госграницы СССР, велась непрерывная работа по дезинформации и введению «противника в заблуждение», неоднократно переносились сроки начала кампании, о чём говорят хотя бы такие документы:
№ 463. УКАЗАНИЕ ШТАБА ОПЕРАТИВНОГО РУКОВОДСТВА ОКВ О МЕРОПРИЯТИЯХ ПО ПРОВЕДЕНИЮ ВТОРОЙ ФАЗЫ ДЕЗИНФОРМАЦИИ
12 мая 1941 г.
№ 497. ИЗ ДОНЕСЕНИЯ НЕМЕЦКОГО АГЕНТА В СОВЕТСКОМ ПОЛПРЕДСТВЕ В БЕРЛИНЕ "ПЕТЕРА"
27 мая 1941 г.
№ 530. ТЕЛЕГРАММА ЯПОНСКОГО ПОСЛА В МОСКВЕ ЯПОНСКОМУ ПОСЛАННИКУ В СОФИИ
9 июня 1941 г.
см. ссылку: http://militera.lib.ru/docs/0/1941-2.html#_Toc2421616Для широкого круга известны лишь отдельные случаи правильной информации от закордонной разведки о сроках начала войны и их было не так уж много. Великая честь и слава этим разведчикам, добывшим иной раз ценой собственных жизней данную информацию. Но посмотрим несколько шире – о времени начала наступления Германии на СССР шло море информации. В различных донесениях от различных источников были разные временные показатели. Сроки немецкого наступления самими немцами сдвигались с 15 мая на начало июня, потом на 22-е число этого месяца. Получалось, что несколько донесений говорят о 22-м числе, множество источников утверждают о мае, ещё большее – об августе и сентябре, а третьи вообще о 42-м годе.
Любая информация от агентурных источников может оказаться дезинформацией (такому множество примеров с обеих сторон и до начала войны и в ходе её). Соответственно, каждое донесение требует проверки. Теперь посмотрим – сколько подтверждений могло быть у истинной информации – вряд ли больше одного – двух, да и то сомневаюсь. А у добротно запущенной дезинформации – десятки. Это ответ на то, что «Сталин не верил разведчикам, кричавшим о начале войны 22 июня!!!».

Помимо этого, на территорию СССР всё это время забрасывались разведывательно - диверсионные группы, самолёты люфтваффе вели активную воздушную разведку, чего мы себе позволить в то время никак не могли, поскольку строго соблюдали все пункты пакта о ненападении. Любой наш неосторожный шаг мог послужить предлогом для ещё более раннего вторжения, что в условиях только начавшейся скрытной переброски соединений из глубины страны в её западные районы, незавершённости оборудования укреплённых районов (УР) и аэродромов на только что приобретённых территориях было бы катастрофой несоизмеримо большей, чем та, о которой сейчас говорят. И это даже без учёта того, что немецкие войска организовывали в районах сосредоточения мощную систему ПВО, располагая зенитные средства в том числе и на крышах домов. Европейские аэродромы с твёрдым покрытием взлётно-посадочных полос (ВПП) позволяли немецким истребителям взлетать на перехват почти в любых погодных условиях. То есть, изначально, любой наш самолёт-разведчик был бы попросту сбит.
Об интенсивности же разведывательных полётов люфтваффе над территорией СССР, заброске диверсионно – разведывательных групп (ДРГ) и одиночных агентов в Советский Союз можно судить как по сообщениям НКВД о нарушениях Госграницы, так и по немецким документам:

№ 544. ИЗ СООБЩЕНИЯ НКВД СССР В ЦК ВКП(б) И СНК СССР О НАРУШЕНИЯХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ СССР С НОЯБРЯ 1940 г. ПО 10 ИЮНЯ 1941 г.

№ 1996/6
12 июня 1941 г.

№ 586. ИЗ СООБЩЕНИЯ НКВД СССР В ЦК ВКП(б) И СНК СССР О НАРУШЕНИИ СОВЕТСКОЙ ГРАНИЦЫ ИНОСТРАННЫМИ САМОЛЕТАМИ С 10 ПО 19 ИЮНЯ 1941г.
20 июня 1941 г.

№ 480. ИЗ ПРИКАЗА НАЧАЛЬНИКА ШТАБА НЕМЕЦКОЙ ГРУППЫ АРМИЙ "Б" ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ДИВЕРСАНТОВ
20 мая 1941 г.
см. ссылку: http://militera.lib.ru/docs/0/1941-2.html#_Toc2421616

) Продолжение - ниже. Е.М.)
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13890
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение EvMitkov » 10 авг 2012, 21:38

Статья Б.В.Короткова. Продолжение.

Один из командующих гитлеровского люфтваффе фельдмаршал Альбрехт Кессельринг в своих воспоминаниях отмечал, что завоевание господства в воздухе германскими ВВС в первые дни войны против СССР обеспечила «прекрасно проведенная аэрофотосъемка» (и в целом «непрерывная воздушная разведка»). Благодаря этому, по оценке Кессельринга, в больших количествах советские самолеты были поражены на земле. К сожалению, этому во многом способствовал довоенный запрет высшего советского руководства сбивать гитлеровские самолеты, вторгавшиеся в воздушное пространство СССР. В результате, по ряду оценок, люфтваффе смогло практически беспрепятственно осуществить сотни разведывательных полетов над войсками приграничных военных округов РККА в предвоенные месяцы 1941 года.

Завоевание гитлеровцами господства в воздухе позволило, в свою очередь, бомбардировщикам, штурмовикам и истребителям люфтваффе наносить удары по советским войскам, продвигающимся к линии фронта и от нее как в пешем строю, так и по железным дорогам, а также по обнаруженным местам скопления советских войск, усилить поддержку с воздуха действий танков и пехоты по подавлению местных очагов сопротивления (или по отражению попыток частей Красной армии зайти во фланг гитлеровских войск).

То есть, изначально, Советский Союз, как по географическим показателям, так и по условиям ведения разведки (без детальных сведений о местах дислокации войск противника, основываясь лишь на сведениях агентуры), так и по временным показателям (нападающий всегда на один шаг опережает защищаюегося) был в проигрышной ситуации.

Помимо немецких войск надо учесть и подготовку к войне стран – сателлитов Германии:
№ 525. СПЕЦСООБЩЕНИЕ РАЗВЕДУПРАВЛЕНИЯ ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ "О ПОДГОТОВКЕ РУМЫНИИ К ВОЙНЕ
№ 660586
5 июня 1941 г.
№ 536. РАСПОРЯЖЕНИЕ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО СУХОПУТНЫМИ ВОЙСКАМИ ГЕРМАНИИ О НАЗНАЧЕНИИ СРОКА НАПАДЕНИЯ НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ
10 июня 1941 г.
см. ссылку: http://militera.lib.ru/docs/0/1941-2.html#_Toc2421616
Из всего выше приведённого видно, что с германской стороны всё было подготовлено, у СССР же всё находилось в стадии подготовки.

Нельзя сказать, что разведывательные сведения о подготовке Германии к войне игнорировались. Подготовка к отражению предстоящей агрессии шла полным ходом.
С Северного Кавказа в западные районы страны скрытно перебрасывались войска, проводились мероприятия по скорейшему строительству укрепрайонов вдоль новой границы, создавалась и совершенствовалась сеть аэродромов.
Советское руководство всячески старалось не дать повода к развязыванию войны в столь неблагоприятной для нас обстановке.

Можно сейчас лишь предполагать – что бы было, если бы начало войны удалось оттянуть хотя бы на пол - года. В осеннюю распутицу немцы вряд ли начали бы военные действия, не говоря уже о зиме. А в 1942 году немцев бы встретила совсем другая Красная Армия – полностью перевооруженная новыми самолетами, танками КВ и Т-34, с законченной сетью УРов на новой границе, а главное – с хорошо подготовленным личным составом, досконально изучившим новую матчасть, оснащённую средствами связи и сведённую в ту орг-штатную структуру, к которой мы потом смогли придти в 42 – 43м годах (включая танковые и авиационные армии).
№ 538. ЗАПИСКА ВОЕННОГО СОВЕТА КОВО НАРКОМУ ОБОРОНЫ СССР МАРШАЛУ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ТИМОШЕНКО
№ 01/00210
11 июня 1941 г.
№ 545. ДИРЕКТИВА НАРКОМА ОБОРОНЫ СССР И НАЧАЛЬНИКА ГЕНШТАБА РККА КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ КОВО
№ 504206
12 июня 1941 г.
Совершенно секретно
Особой важности
При этом ну никак нельзя всю вину за страшные последствия июня 1941г. списывать на недальновидность и преступную халатность высшего руководства СССР. Вот примеры того, как низовые звенья срывали замыслы верхних эшелонов:
№ 548. ЗАПИСКА С.К. ТИМОШЕНКО И Г.К. ЖУКОВА И. В. СТАЛИНУ
12/13 июня 1941 г.
№ 575. ПОСТАНОВЛЕНИЕ СНК СССР И ЦК ВКП(б) "О МАСКИРУЮЩЕЙ ОКРАСКЕ САМОЛЕТОВ, ВЗЛЕТНО-ПОСАДОЧНЫХ ПОЛОС, ПАЛАТОК И АЭРОДРОМНЫХ СООРУЖЕНИЙ"
№ 1711-724сс
19 июня 1941 г.
Сов. секретно
В связи с тем, что выпущенные и выпускаемые промышленностью самолеты по своей окраске не удовлетворяют современным требованиям маскировки, Совет Народных Комиссаров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП(б) постановляют:
...
4. Обязать начальника ГУ ВВС т. Жигарева:
а) к 20 июля 1941 года все имеющиеся в строю самолеты покрасить маскирующей краской, согласно пункту 1 настоящего постановления, за исключением нижней поверхности, которую оставить с прежней окраской;
б) к 20 июля 1941 года произвести маскировку взлетных полос;
в) к 1 июля 1941 года произвести маскировку палаток;
г) к 30 июля 1941 года произвести маскировку аэродромных сооружений.
№ 582. ПРИКАЗ КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР
Л/г 0042
19 июня 1941 года
Совершенно секретно
Экз. № 1
СОДЕРЖАНИЕ: О маскировке аэродромов, воинских частей и важных военных объектов округов.
По маскировке аэродромов и важнейших военных объектов до сих пор ничего существенного не сделано.
см. ссылку: http://militera.lib.ru/docs/0/1941-2.html#_Toc2421616
Кроме того, вопреки запрету Верховного командования на одновременное переоборудование аэродромов с грунтовых ВПП на бетонные, накануне войны одновременно 60 аэродромов в западных округах превратились в котлованы для заливки бетоном.
Подобная ситуация сложилась не только в ВВС.
Расположение полевых лагерей всех родов войск легко отражалось на аэрофотоснимках, поскольку все палатки, дорожки, хозблоки и другие объекты из-за требований порядка на территории обычно выкладывались побеленными камнями и посыпались песком.
В результате, даже не занятые аэродромы и расположения были известны противнику до начала налётов.
Теперь к выводам сторон из оценки обстановки и противника.
« № 425. ДИРЕКТИВА НАРКОМА ОБОРОНЫ СССР И НАЧАЛЬНИКА ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ ЗАПОВО ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКУ Д. Г.ПАВЛОВУ
б/н [апрель 1941 г.] Совершенно секретно Особой важности В одном экземпляре
Карта 1:1000000.
2. В случае войны с нами Германия, из имеющихся у нее 225 пехотных, 20 танковых и 15 моторизованных дивизий, сможет направить против наших границ до 200 дивизий, из них до 165 пехотных, 20 танковых и 15 моторизованных.
Развертывание главных сил немецкой армии наиболее вероятно на Юго-Востоке, с тем чтобы ударом на Бердичев, Киев захватить Украину.
Этот удар, по-видимому, будет сопровождаться вспомогательным ударом из Восточной Пруссии на Двинск и Ригу, или концентрическими ударами со стороны Сувалки и Бреста на Волковыск, Барановичи.
В этом случае против войск Северо-Западного и Западного наших фронтов надо ожидать развертывание немцами до 40 пехотных дивизий, 304 (3-4) танковых и 204 (2-4) моторизованных дивизий.
Не исключена возможность, что немцы сосредоточат свои главные силы в Восточной Пруссии и на Варшавском направлении с тем, чтобы через Литовскую ССР нанести и развить удар на Ригу или на Ковно, Двинск. Одновременно необходимо ожидать вспомогательных, сильных ударов со стороны Ломжа и Брест, с последующим стремлением развить их в направлении Барановичи, Минск.
см. ссылку: http://militera.lib.ru/docs/0/1941-2.html#_Toc2421616

Правильно оценив разведывательную информацию о дислокации частей и соединений РККА, их вероятный характер действий и сопоставив соотношение сил и средств, ОКВ определил направлением главного удара – Московское.
Маршал Георгий Жуков в своих «Воспоминаниях и размышлениях» писал, что недооценка роли радиосвязи в современной войне в Советском Союзе шла с самого верха: «И.В.Сталин недостаточно оценивал роль радиосредств в современной войне, а руководящие военные работники не сумели своевременно доказать ему необходимость организации массового производства армейской радиотехники».

И дело было не только в самих средствах связи, но и в организации управления с использованием радиосвязи, к чему были плохо подготовлены штабы и командиры. Белов писал: «Положение усугублялось серьезными недостатками в самой организации управления войсками. Многие командиры и штабы не имели навыков управления войсками по радио с помощью коротких распоряжений, допускали отрыв от средств связи, развертывали пункты управления в неподготовленных местах».

Остановлюсь ещё на нескольких аспектах подготовки сторон к войне.
Если взять в сравнении штатную структуру подразделений и частей РККА и вермахта, то они вроде бы схожи. Даже пистолеты-пулемёты присутствую с обеих сторон вплоть до должности командира отделения или, как минимум командира взвода. На практике вышел парадокс. Те самые пистолеты-пулемёты, за вооружение которыми в своё время ратовал ещё Тухачевский, в необходимости и эффективности которых убедились в ходе финской кампании 1940-го года, в начале года 1941-го были объявлены полицейским оружием, чуждым идеологии красной армии и изъяты не только из частей, но и с полковых и дивизионных складов. Не малое старание в этом проявил маршал Кулик Григорий Иванович, который был в своё время одним из ярых противников принятия на вооружение легендарного танка Т-34.
В результате такого решения пистолет-пулемёты ППД-40 оставались в пограничных войсках и войсках НКВД.

К концу 1938 года завершились работы по конструированию автоматического гранатомета для вооружения стрелковых подразделений, установки их на машинах, катерах и кораблях. Его автоматика работала удовлетворительно, выстрел был также полностью отработан. Тактические возможности автоматического гранатомета Таубина-Бергольцева АГ-2 были определены на длительных полигонных, а затем войсковых испытаниях, которые проводились в январе 1940 года на Карельском фронте во время советско-финской войны.
В феврале 1939 года были проведены сравнительные полигонные испытания гранатомета Таубина-Бергольцева АГ-2 и миномета "Оса" Б. Шавырина в присутствии наркома обороны СССР К. Ворошилова и большой группы начальствующего состава Красной Армии. Гранатомет и миномет работали нормально.
Однако были и противники принятия на вооружение гранатомета. И в первую очередь маршал Г. Кулик, в качестве заместителя наркома обороны курировавший направление новых разработок артиллерийского и стрелкового вооружения. Упорное нежелание Кулика принять на вооружение автоматический гранатомет АГ-2 и открытая неприязнь к его конструктору в конечном итоге привели к полному прекращению работ над новым оружием, аресту и казни в 1941 году самого Таубина, обвиненного во вредительстве и саботаже.
В войсках вермахта пистолет-пулемёты стояли на вооружении строго согласно штатного расписания. Отсюда и высказывания наших солдат того периода об огневом превосходстве немецкой пехоты над нашей.
Сравнительная таблица Советской стрелковой дивизии и немецкой пехотной дивизии -41г.
СД РККА ПД Вермахт Соотношение
Личный состав (чел.) 10858 16859 1-1.55
Винтовки, карабины 8341 10691 1-1.28
Пулеметы, автоматы 468 1380 1-2.95
Минометы 78 138 1-1.77
Орудия полевой артиллерии 36 74 1-2.06
Орудия противотанк.арт. 18 75 1-4.17
Зенитные орудия 10 12 1-1.2
Автомобили 203 902 1-4.44
Вес одного залпа (кг.) 547.8 1660.6 1-3.03
Суммарное соотношение 1-2.48
http://army.armor.kiev.ua/hist/divisii-rkka-werm.shtml


Оставим на суд истории - кто недооценил значение средств радиосвязи, пистолет-пулемётов и автоматических гранатомётов и кто не доказал их необходимость. Мы рассматриваем уже сложившуюся ситуацию.
А она выглядела следующим образом:
РККА имело систему связи и управления в стадии реформирования, только начавшую свою реорганизацию и перевооружение, в вермахте на основе опыта кампаний в Европе были отлажены системы связи, оповещения, разведки, взаимодействия и взаимного опознавания.
За примерами далеко ходить не надо. Не то что командиры от батальона и выше, а каждая единица бронетехники и все самолёты, включая разведывательные и связи (шторьх и рама) были радиофицированы, в каждом подразделении от батальона и выше находились арткорректировщики, а с полка ещё и авианаводчики. Над полем боя или по маршрутам выдвижения войск вели воздушную разведку и наблюдение за обстановкой Фв-189, которые оповещали наземные войска и командование о продвижении своих войск и наличии впереди и на флангах противника. Получив сведения от воздушной или наземной разведки сведения о наличии противника, немецкие штабы имели возможность должным образом отреагировать на угрозу. Используя превосходство в организации взаимодействия и господство в воздухе, наступающие войска развёртывались в боевые порядки, наносили частям и подразделениям огневое поражение авиацией и артиллерией ещё на этапе выхода советских войск к рубежам развёртывания, а также в районах сосредоточения и в опорных пунктах.
РККА только формировала свои танковые корпуса, панцерваффе уже перешёл к массированному применению танков на основных направлениях и выработал тактику их применения.
Механизированные корпуса Красной армии укомплектованы на 50%, идёт их перевооружение на Т-34 и КВ. Механики – водители слабо обучены, из за чего техника часто выходит из строя (чаще всего – главный и бортовые фрикционы).
Танковый парк БТ-5, БТ-7 и Т-26 на 70% нуждается в среднем и капитальном ремонте.
Бронетанковые части германии укомплектованы техникой, экипажи не просто обучены, а «вышколены и выдрессированы», имеют опыт боевых действий и технически грамотны.
Ремонтные подразделения немецких танковых войск уже обкатаны в европейских кампаниях, обеспечены средствами эвакуации и ремонта повреждённых машин, ремонтно-восстановительные подразделения и части РККА мало того, что не определены по - своему
Немецкие пехотные подразделения были насыщены автоматическим оружием согласно штатов военного времени, в Красной Армии положенные пистолет-пулемёты изъяты из подразделений.
Люфтваффе полностью перевооружены на истребители Ме-109 последней модификации, ВВС РККА только начали получать самолёты Як-1, ЛаГГ и МиГ, только начали переучивание лётчиков и технического персонала, ещё не разработаны тактические приёмы их применения.
Из - за процесса переобучения на новые типы самолётов, техника на аэродромах расположена с превышением их ёмкости, в больших количествах и скученно.
Сам подход к применению родов войск ещё находился в стадии апробирования и доводки.
Документы прикрытия границы разработаны, но находятся в Москве на утверждении.
Укреплённые районы вдоль новой границы и новая аэродромная сеть только оборудуется.
Старый рубеж УРов и подготовленных аэродромов находится далеко в тылу и, как следствие, не может обеспечить действия войск по срыву первого броска немецких войск.
Обобщив всю изложенную ранее информацию, можно придти к очень неутешительным выводам:

1. организационно и технически армия Германии превосходила РККА почти по всем показателям;
2. Германия вступала в войну с уже имеющейся и апробированной концепцией ведения войны и применения войск, сил и средств – имела свою доктрину, РККА же, находясь в стадии реформирования, только пыталась создать свою концепцию ведения боевых действий;
3. Система боевого управления и уровень организации взаимодействия Вермахта и Красной Армии не шли ни в какое сравнение между собой, впрочем, этими же болезнями страдали и армии других стран, включая Великобританию и США;
4. опыт ведения боевых действий, опирающийся на уже выработанные и апробированные тактические приёмы, в условиях высокоманевренной и высокотехнологичной на тот момент войны был на стороне Германии;
5. Группировка войск, как и общая численность вооружённых сил Германии в 1941м году обеспечивала численный перевес над пригранично группировкой и общей численностью РККА.
Наступила ночь с 21 на 22 июня. Война ещё не началась, но генеральный штаб уже отправил во все западные округа директиву на приведение войск в боевую готовность.

Тут-то и выяснилось, что система оповещения, связи и управления, основой которой являлась проводная связь, не функционирует. Ещё за три часа до начала вторжения активизировались ДРГ противника, которые повсеместно приступили к нарушению линий связи. Поскольку передача Директивы ГШ в округа была завершена в 00 часов 30 минут, то дошла она не ниже уровня округ – армия, округ – корпус. Дальше связь попросту отсутствовала.
Большая часть войск, как известно, находилась в летних лагерях, очерченных белыми камушкам и неоднократно сфотографированных лётчиками люфтваффе.
Даже те соединения и части, которые смогли выйти в районы сосредоточения, та авиация, которая, не смотря на ночные условия, смогла рассредоточиться на запасные аэродромы, не смогли избежать ударов с воздуха. Все эти районы и аэродромы были на снимках и картах в немецких штабах.

Результатом утренних налётов стало завоевание немецкой авиацией полного господства в воздухе, срыв выхода соединений и частей в районы выполнения боевой задачи и прикрытия границы.
Потери ВВС Красной Армии за 22 июня 1941 г. обычно оцениваются в 1200 самолетов, по последним сведениям они достигли 2000 самолётов, причем указывается, что большинство из них было уничтожено на земле.
Конечно, фактор внезапности сыграл свою роль. Часть летчиков и командиров в то воскресное утро отдыхали, другие находились вне своих частей. В то же время, во исполнение директивы ГШ № от « » июня1941 года авиация уже была размещена на полевых аэродромах, но что на них творилось? Ведь невозможно держать в высшей степени боевой готовности все войска. Процесс переучивания лётчиков на новые типы самолётов продолжался, техника с основных и переоборудуемых аэродромов оказалась в районах рассредоточения, т.е. в избыточном количестве, без укрытий и маскировки. Но что ещё немаловажно - для всех неожиданным оказался характер воздушной войны, которую нам навязали люфтваффе с первых часов.

Прежде всего немцы оказались очень настойчивы в достижении целей. Так, в 10-й сад первый удар застал врасплох только 74-й шап майора Б. М. Васильева. Остальные полки успели рассредоточить материальную часть. 123-й иап основные потери понес при пятом налете, а 33-й иап — при четвертом. В последнем случае девятка Bf109 сумела обмануть бдительность постов ВНОС, подкравшись на предельно малой высоте, и 40-минутной штурмовкой сожгла 21 И-16 и 5 И-153. Полк потерял боеспособность.

Тактика немецкой авиации состояла в чередовании налетов на аэродромы истребителей и бомбардировщиков мелкими и средними группами в зависимости от советского противодействия. А поскольку на многих аэродромах вообще не было каких-либо средств ПВО, а другие имели по одному-два зенитных пулемета, отсутствовали элементарные укрытия для летного и технического состава, самолеты повсеместно располагались скученно и не маскировались, то люфтваффе действовали очень эффективно и практически безнаказанно. Как уже отмечалось, аэродром 122-го иап около г. Лида подвергался четырем налетам немецких бомбардировщиков.

В ходе вторжения во Францию в 1940 г. была одна танковая группа, в СССР вторглись сразу четыре танковых группы. Это были объединения численностью 150-200 тыс. человек из нескольких моторизованных корпусов, усиленных моторизованной артиллерией. Танки в них были лишь одним из компонентов. У Германии к 22 июня имелось 5 154 танка (плюс 377 штурмовых орудий), из которых 3 658 (плюс 252 штурмовых орудия) находилось в войсках у границ СССР.
Лишенные всякого истребительного и зенитного прикрытия, части и соединения Красной Армии несли большие потери и быстро утрачивали боеспособность. В то же время низкие оперативные плотности построения войск Красной Армии совершенно не обеспечивали устойчивость обороны в условиях массированного применения авиации и бронетанковых сил на узких участках фронта.

Как правило, обеспечивая атаку своих наземных войск, немецкие экипажи группами по 25-30 самолетов и более практически непрерывно "висели" над боевыми порядками советских войск. Пилоты "работали" главным образом по вызову, выполняя в день до 5-6 боевых вылетов.
Атаки Ju87B выполняли с высоты 2000-3000 м с пикирования под углом 60-80 , сбрасывая бомбы с высоты 700-1000 м по пулеметным точкам, артиллерии на позициях, окопам, зенитным огневым точкам и т.д. на расстоянии 200-300 м впереди своих танков.

Удары пикирующих "юнкерсов" удачно дополняли истребители-бомбардировщики Bf109Е-4/В, Bf110C-4/B и Hs123A, которые группами по 20-25 самолетов атаковали позиции красноармейцев с пикирование высоты 800-900 м и с бреющего полета пулеметно-пушечным огнем и противопехотными бомбами.
Целеуказание немецким пилотам давали офицеры наведения, находящиеся на передовых танках, оборудованных средствами радиосвязи.

Надо сказать, немцы к началу войны с СССР имели прекрасно отлаженную в боях систему управления авиацией над полем боя и взаимодействия с наземными войсками. Штабы работали как часы, практически не давая никаких сбоев. Летный состав в совершенстве владел навыками использования радио в воздухе для целей управления и наведения на поле боя. Авианаводчики, действовавшие в тесном взаимодействии с наземными командирами, имели практический опыт организации управления авиацией над полем боя и наведения на наземные цели. Авиагруппы люфтваффе обладали немалым опытом боевых действий в составе больших групп самолетов и организации массированных ударов.
Учитывая, что в первый период войны оперативные плотности войск Красной Армии в обороне в среднем были крайне низкими (на 1 км фронта приходилось: до 0,6 стрелкового батальона, 5-8 орудий и минометов, 2-5 орудий ПТО, 0,2-0,7 танков), оборона красноармейцев легко "протыкалась" немецкими танковыми "клиньями" и массированными действиями авиации.
На направлениях главных ударов немцы создавали такие мощные ударные кулаки, что сдержать их части Красной Армии были просто не в состоянии.

Например, в октябре 1941 г. в стык 30-й и 19-й армий Западного фронта, оборонявшийся 45-й кавалерийской дивизией генерал-майора Дреера, немцы бросили 12 (!) полноценных дивизий и почти всю авиацию. Это обеспечило немцам подавляющее превосходство в живой силе и боевой технике на участке прорыва - на каждые 4 км фронта прорыва в среднем приходилось две полевые дивизии, до 50-60 танков и 25-30 самолетов против двух стрелковых батальонов, 6 танков, 6 противотанковых и 18 76-мм орудий Красной Армии. Сдержать немецкий "таран" было невозможно.
Оценки показывают, что в типовых условиях боев первого периода войны пилоты люфтваффе могли уничтожить и вывести из строя до 12-14% общего количества целей на поле боя, приходящихся на один км фронта.
Совершенно очевидно, что такая результативность действий немецких самолетов авиационной поддержки войск была более чем достаточной для успешных действий наземных войск по прорыву тактической зоны обороны советских войск, тогда как именно в ее пределах и в ближайшей оперативной глубине обычно и решался исход операции. Как правило, после прорыва тактической зоны обороны сопротивление войск противника резко снижалось...
Как бы ни говорили о немецком господстве в воздухе и о великих победах немецких асов, но только в период с 22 по 28 июня 1941 года люфтваффе вынуждено было констатировать безвозвратную потерю 280 самолётов и признать повреждения 165 своих летательных аппаратов. Со сведениями о потерях люфтваффе в 1941м году можно ознакомиться по ссылке http://www.airwar.ru/history/av2ww/axis ... mloss.html
Таблица большая, поэтому не будем загружать ею пост.
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13890
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение EvMitkov » 10 авг 2012, 21:50

Статья Б.В.Короткова. Продолжение.

Только в первом полугодии 1942го года году противник безвозвратно потерял 2459 самолёт и 2201 повреждёнными (по сведениям архивов ФРГ).
Общие потери техники за войну по советско-германскому фронту составили:

Табл.5. Потери в технике, тыс. ед.: Германия с союзниками СССР
Боевые самолеты 58,9 88,3 / 43,1*)
Танки и САУ 32,5 96,5
Орудия и минометы 289,2 317,5
Боевые корабли (ед.) 708 / 633**) 1014

*)- в числителе общие, в знаменателе боевые; доля небоевых потерь по остальным видам боевой техники была незначительной;
**)- в знаменателе двухсторонние данные, в числителе только по нашему учету.




Учитывая, что основная масса немецкой авиации и артиллерии, согласно канонам тактики, была сосредоточена на направлениях главного и других ударов, то нетрудно себе представить – кто и в каком состоянии смог дойти до указанных рубежей и перейти на них к обороне. А учитывая тот некомплект, который был приведён в начале темы, можно лишь удивляться тому, что вермахт вообще встретил какое-то сопротивление.

«Советские войска вынуждены были начать боевые действия против сильного и коварного врага в крайне невыгодных условиях. Большинство дивизий, входивших в состав армий прикрытия, предназначенных для обороны государственной границы, располагались на значительном удалении от нее и занимались боевой подготовкой по планам мирного времени. В непосредственной близости от границы располагались лишь отдельные роты и батальоны, занятые оборонительными работами. В невыгодном положении оказались и наши танковые войска.
К началу войны в западных приграничных округах имелось 7 и формировалось 13 механизированных корпусов: в Ленинградском — 1-й и 10-й, в особых округах: Прибалтийском — 3-й и 12-й, Западном —6, 11, 13, 14, 17 и 20-й, Киевском —4, 8, 9, 15, 16, 19, 22 и 24-й и в Одесском военном округе 2-й и 18-й. Однако из этого количества лишь 6 механизированных корпусов — 1, 2, 3, 4, 6 и 8-й, созданные в 1940 г., имели относительно высокую боеспособность.
Большинство механизированных корпусов было придано общевойсковым армиям, на которые возлагалось прикрытие государственной границы. Основные силы располагались на широком фронте, в 30 — 40 км от государственной границы, а дивизии в корпусах находились одна от другой на расстоянии 50 — 100 км и более.
Такое рассредоточение соединений с началом боевых действий потребовало значительных перегруппировок и не позволяло в короткие сроки собрать основные силы корпусов для нанесения сосредоточенных ударов. Большинство мотострелковых полков не имело в достаточном количестве средств передвижения. Положение усугублялось еще и тем, что наши войска не были заблаговременно приведены в боевую готовность. Только в половине первого часа ночи 22 июня, т. е. за 3 — 4 часа до начала войны, был получен приказ о немедленном приведении частей и соединений в боевую готовность{28}. Однако времени для реализации этого приказа, по существу, не было. Практическое претворение в жизнь отданных распоряжений осуществлялось в полках и дивизиях в обстановке начавшейся войны, под огнем артиллерии и массированными ударами вражеской авиации. Все это поставило наши войска, в том числе и механизированные корпуса, в крайне тяжелое положение.» http://militera.lib.ru/h/sovtankv/02.htmlИтог – первый эшелон обороны перестал существовать ещё до того, как был организован.

Всё, что происходило на этом рубеже, на военном языке называется отдельными очагами сопротивления.
Второй стратегический эшелон обороны состоял из механизированных корпусов, которые изначально предназначались для проведения контратак против остановленного первым эшелоном и обескровленного противника. Не смотря на авиаудары, они в основном смогли занять указанные рубежи даже в условиях отсутствия связи с вышестоящими штабами и взаимодействия с соседями. Решения командирам зачастую приходилось принимать на свой страх и риск, исходя из тех отрывочных сведений о противнике, которые они сами смогли собрать.

Согласно планам боевого применения и с учётом складывающейся обстановки (развала фронта), механизированные корпуса вынуждены были контратаковать противника, которому не только не нанесли огневого поражения, не только не израсходовавшего свои резервы и наступательные способности, но даже не остановленного. Контратаки корпусов преследовали две цели – сбить темпы наступления противника и дать возможность отойти частям первого эшелона.
В результате, они вынуждены были в условиях немецкого господства в воздухе выдвигаться на рубежи контратак неся потери ещё на марше. От полного уничтожения танков самолётами и артиллерией противника мог спасти только непосредственный контакт с войсками противника, в голове которых находились танковые и моторизованные части.
«Механизированные корпуса наносили контрудар в условиях непрерывного воздействия авиации противника и без авиационного прикрытия, в сложной обстановке, а тыловые части и подразделения не успевали своевременно снабжать танкистов, особенно горючим, что сказалось на ходе и результате контрудара механизированных корпусов.
Потерпев неудачу в приграничном сражении, войска Северо-Западного фронта в крайне невыгодных условиях, под натиском превосходящих сил противника вынуждены были с боями отходить в северо-восточном и восточном направлениях.» http://militera.lib.ru/h/sovtankv/02.html

Если нашим танкистам приходилось контратаковать в гордом одиночестве, то немецкая мотопехота способна была обеспечить действия танков в ходе выдвижения с той же скоростью.
Прорвав первый эшелон обороны Красной Армии и отразив контратаки (по существу – встречные бои) её второго эшелона, немецкие части и соединения на Минском (Смоленском или Московском) направлении вышли на оперативный простор и стали развивать успех.
Это и есть причины больших потерь РККА в первые дни войны.
Это обобщённая картина. На Киевском, причерноморском и Мурманском направлениях ситуация сложилась не так катастрофически, как на Минском (Смоленском) направлении.

Так из района Бродов и юго-западнее был нанесен контрудар силами 8-го и 15-го механизированных корпусов. Наиболее успешно действовали соединения 8-го механизированного корпуса под командованием генерала Д. И. Рябышева. Утром 26 июня его 34-я и 12-я танковые дивизии, развернувшись севернее Бродов, перешли в наступление в северном направлении. [32] К исходу дня дивизии с ожесточенными боями ародвинулись на 10 — 20 км, нанеся огромный урон противнику в живой силе и боевой технике. Попытки развить наступление успеха не имели.

Подвергшись ударам авиации и не имея связи с другими корпусами, соединения 8-го механизированного корпуса вынуждены были закрепиться на достигнутом рубеже и отражать атаки немецко-фашистских войск.
На другой день, 27 июня, в связи с осложнением обстановки на дубненском направлении 8-й механизированный корпус получил новую задачу: нанести удар из района Бродов в направлении Дубно, с тем чтобы разгромить противника и к исходу дня выйти в район Дубно. 15-му механизированному корпусу, которым командовал генерал И. И. Карпезо, было приказано во взаимодействии с 8-м механизированным корпусом наступать в северном направлении, а затем также в направлении Дубно. Наступление 8-го механизированного корпуса, начавшееся 27 июня, развивалось успешно. Особенно энергично действовала 34-я танковая дивизия под командованием полковника И. В. Васильева.

Решительными атаками танкисты нанесли серьезный урон частям 16-й танковой дивизии противника. Продвинувшись на 30 — 35 км, соединения корпуса вышли к Дубно и оказались в тылу 3-го моторизованного корпуса врага, который вынужден был приостановить наступление на восток и провести перегруппировку сил. Это был крупный успех 8-го мехкорпуса, достигнутый героическими и дерзкими действиями личного состава танковых частей, умело использовавшего высокие боевые качества КВ и Т-34. Действия 8-го механизированного корпуса вызвали большое беспокойство фашистского командования. 29 июня 1941 г. начальник генерального штаба сухопутных войск Германии Гальдер писал в своем служебном дневнике: «На правом фланге 1-й танковой группы 8-й русский танковый корпус глубоко вклинился в наше расположение и зашел в тыл 11-й танковой дивизии. Это вклинение противника, очевидно, вызвало беспорядок в нашем тылу в районе Бродов и Дубно.»

Наступление 15-го механизированного корпуса развивалось менее успешно. [33] Основной причиной его малоэффективных действий в контрударе является то обстоятельство, что его соединения были втянуты в бой с противником еще 23 июня и понесли большие потери, а оставшиеся в строю танки после пятидневных боев требовали технического обслуживания и ремонта. Сказалось и то, что соединениям при выполнении задачи пришлось действовать в исключительно трудных условиях местности — преодолеть при наступлении до Берестечко пять рек с сильно заболоченными берегами.

Несмотря на то, что механизированные корпуса не выполнили задачу по окружению и уничтожению 1-й танковой группы противника, результаты контрудара имели большое значение. Удары механизированных корпусов по флангам наступавшей группировки сковали на этом направлении значительное количество немецко-фашистских войск. Соединения 1-й танковой группы противника понесли значительные потери, и их наступление было остановлено на 8 дней. Вражеские войска не смогли достичь поставленных целей — окружить наши соединения в львовском выступе.
Контрудары наших войск с участием механизированных корпусов до 17 июля задержали наступление гитлеровских захватчиков на киевском направлении и тем самым дали возможность усилить оборону Киева. В последующих боевых действиях механизированные корпуса Юго-Западного фронта использовались как стрелковые части и соединения. Исправные танки сводились в отдельные группы и выполняли задачи по непосредственной поддержке пехоты.
Сложившейся на юго-западном направлении обстановке есть три объяснения:
1. направление главного удара ожидалось на Киевском направлении, соответственно, и насыщенность зенитными средствами была выше, количество войск, скрытно прибывших с Северного Кавказа и находившихся в удалении от границы было больше;
2. войска, прибывшие из других районов страны и находившиеся в удалении от границы осуществили то необходимое заполнение укрепрайонов, которое позволило им не только сбить темпы наступления, но и практически остановить его, заставило ввязаться противника в бои и прогрызать оборону советских войск, по сути став нормальным первым эшелоном обороны РККА на данном направлении;
3. Одесский и Ленинградский округа располагались вместе с Черноморским, Балтийским и Северным флотами, а также с Днепровской, Днестровской и другими речными флотилиями, которые успели не только получить директиву, но оповестить взаимодействующие структуры и, что не менее важно, осуществить прикрытие основных объектов своими средствами ПВО от воздушного противника.
Как следствие – на этих направлениях противник лишь в 1942-м году смогли достичь стратегического перевеса, а в 1941-м году вынужден был замедлить продвижение и на Смоленском направлении.


Если присмотреться к карте, то сравнив её с перечнем оборонительных операций, проводимых РККА в 41-м году, можно увидеть, что они совпадают с начертанием второй и третьей линий УРов. И именно Киевский плацдарм наибольшее время сдерживал наступление немецких войск, в то время, как группа армий «Центр» уже вышла к Смоленску.
Благодаря обороне Киева. Стало возможным создание оборонительных рубежей, на которых основывалась позже первая Харьковская оборонительная операция. На этом рубеже гитлеровские части и соединения вынуждены были отражать наступление войск Красной Армии в ходе Харьковской наступательной операции, проводимой в 42-м году после контрнаступления под Москвой.
Гудериан вспоминает, что ему на Смоленском направлении было приказано остановить наступление и развернуть часть своих войск на юг с одновременной передачей танковой группы на Киевское направление в группу армий «Юг». Туда же у него забрали и воздушные средства непосредственной поддержки частей первой линии – пикирующие бомбардировщики Ю-87.
Войска Одесского военного округа смогли не только отразить наступление вермахта, но и сами перешли в наступление и вторглись на территорию сопредельного государства, а авиация ЧФ давно устаревшими самолётами ТБ-3 с подвешенными под их крыльями И-16 разбомбила нефтепромыслы в Румынском Плоешти. И лишь в следствии общего откатывания фронта в условиях отсутствия на тот момент у командования Красной Армии резервов, войскам, довольно успешно начавшим войну пришлось отходить.

Но в целом, да, положение советских войск в начале 1941 – го года было катастрофическим.
Для соединений и частей первого стратегического эшелона РККА (того что от них осталось) оборона практически сразу перешла в арьергардные бои, выход из боя, отход, ведение боя в окружении и выход из него. А это уже не общепринятое соотношение потерь обороняющихся к наступающим войскам 1:3.
Если соотношение потерь во встречном бою (контратаки мехкорпусов РККА), даже без учёта господства немецкой авиации и отсутствия пехотой поддержки наших танков, условно можно было бы принять как 1:1, то в сложившейся ситуации, когда до рубежей контратак доходило от силы 50% наличествующей техники, потери немецкой стороны были ничуть не меньше наших.

А вот дальше положение уцелевших танков становилось уже катастрофическим – боеприпасы израсходованы, горючее выработано, пути снабжения отрезаны, связи нет. В этих условиях танкисты сливали горючее в наиболее боеготовые танки, собирали для них все снаряды и шли на прорыв, а остальную технику сжигали, подрывали, топили, а то и просто бросали.
Маршал бронетанковых войск Баграмян, вспоминая о тех событиях, говорил - эти безумные контратаки не были бессмысленными, мы шли на выручку своим отходящим товарищам и давали им возможность вырваться из фашистских клещей.
Ведение боя в окружении, когда отсутствуют снабжение, фактически молчит своя артиллерия и практически нет танков – это уже приводит к соотношению потерь не 1 к 3, а наоборот. Прорыв из окружения можно оценивать из соотношения даже не 3:1, а уже 5:1, 7:1. Вот и выходит, что первый стратегический эшелон РККА вместо того, чтобы остановить противника, нанести ему огневое поражение и перемолоть его резервы, сам нёс несопоставимо высокие потери с соотношением приблизительно 5-7 к 1.
Потери бронетанковой и авиационной техники объяснить довольно легко уже тем, что немецкие войска постоянно имели возможность восстанавливать свою технику, когда частям РККА приходилось отступать и как следствие – терять оставленную на поле боя и даже в тылу повреждённую и вышедшую из строя технику. Единственным источником восполнения потерь в технике для Красной Армии в тот период была промышленность.

Даже в конце 1941-го года мы не могли физически восполнить потери начала войны. Как результат – даже вновь сформированные или переброшенные из глубины страны соединения приходилось не накапливать в ближайшем тылу и не вводить их в бой массированно, а латать ими дыры и бреши в обороне, что приводило к вводу их в бой поэтапно, по частям, что появилось в распоряжении - тем и затыкали, т.е. в заведомо проигрышной обстановке. Вот и выходило, что каждая наша дивизия была вынуждена противостоять чуть ли не армии с её всеми средствами усиления в лице артиллерии, танков и авиации. Эту ситуацию советское командование смогло переломить лишь к концу 1942 - началу 1943 годов.
Если более детально углубиться в операции того времени, то выясняется, что в период 41 – 42г.г. Красная Армия не только оборонялась, но проводила наступательные и десантные операции, а это совсем другое соотношение потерь. Керченская десантная операция, Вяземская десантная и наступательные операции, Ельнинская и Харьковская наступательные операции, наступление под Москвой… http://bdsa.ru/index.php?option=com_con ... Itemid=157

Оборонительная операция в Литве и Латвии (22.06.-09.07)
Приграничные бои Северо-Западного фронта
Контрудар на Шяуляйском направлении
Оборонительная операция в Белоруссии (22.06-09.07)
Приграничные бои Западного фронта
Контрудары на Борисовском, Лепельском направлениях
Оборонительная операция на Западной Украине (22.06-09.07)
Приграничные бои Юго-Западного фронта
Львовско-Луцкая оборонительная
Станиславско-Проскуровская оборонительная
Оборонительная операция в Заполярье и Карелии
Оборонительные операции на Мурманском, Кандалакшском и Кестеньгском направлениях
Выборгско-Кексгольмская оборонительная
Оборонительные операции на Петрозаводском, Ухтинском, Ругозерском и Олонецком направлениях
Киевская оборонительная операция (07.07-26.09) <br/>Коростеньская оборонительная операция
Оборона Киева на ближних подступах.
Уманская оборонительная
Киевско-Прилуцкая оборонительная
Ленинградская оборонительная операция (10.07-30.09)
Таллинская оборонительная
Кингисеппско-Лужская оборонительная
Контрудары в районах Холм, Старая Русса
Оборона Одессы
Ввод войск в Иран
Смоленское сражение (10.07-10.09)
Смоленская оборонительная
Ельнинская операция 1941 года
Смоленская наступательная
Донбасско-Ростовская оборонительная операция (29.09-16.11)
Донбасская оборонительная
Ростовская оборонительная
Крымская оборонительная
Севастопольская оборона, 30 октября 1941 г. - 4 июля 1942 г.
Московская оборонительная операция (30.09-05.12)
Орловско-Брянская оборонительная
Вяземская оборонительная
Можайско-Малоярославецкая оборонительная
Калининская оборонительная
Тульская оборонительная
Клинско-Солнечногорская оборонительная
Наро-Фоминская оборонительная
Тихвинская наступательная операция (10.11-30.12)
Ростовская наступательная операция, 17 ноября - 2 декабря 1941 г
Большекрепинская наступательная
Наступательная по освобождению Ростова
Это перечень операций, проводимых РККА лишь только в 1941м году. Уже здесь присутствуют не только приграничные и оборонительные бои, но и целые наступательные операции.
В стратегических операциях 1941 – 1942 гг советские войска понесли следующие потери:
Первый период войны 22.6.41 г.- 18.11.42 г.
Безвозвратные Санитарные Всего
Летне-осенняя 22.6.41г. - 4.12.41 г.; 321926 181649 503575
Зимняя 5.12.41г.-30.4.42 г.; 147 суток 7 332914 559930 892844
Летне-осенняя 1.5.-18.11.42 г.; 202 суток 7 551440 426159 977599
Всего за период 515 суток 22 1206280 1167738 2374018
Потери сухопутных сил, включая потери войск СС, за период с июня 1941 г. по декабрь 1942 г. (по месяцам)
1941г.
Время Убито Пропало без вести
Июнь 22 000 900
Июль 51 000 3 200
Август 52 800 3 500
Сентябрь 45 300 2 100
Октябрь 42 400 1 900
Ноябрь 28 200 4 600
Декабрь 39 000 10 453
1942 г.
Январь 44 400 10 100
Февраль 44 500 4 100
Март 44 900 3 600
Апрель 25 600 1 500
Май 29 600 3 600
Июнь 31 500 2 100
Июль 36 000 3 700
Август 54 100 7 300
Сентябрь 44 300 3 400
Октябрь 25 500 2 600
Ноябрь 24 900 12 100
Декабрь 38 022 40 500
И здесь не учтены боле 1 000 000 раненых и комиссованных. В общей сумме потери немецкой стороны составили 2 000 000 человек.
Как видим, потери вермахта вместе с войсками СС и в первые месяцы войны были значительными. Больше были только в июне 1940г. 26 583 убитых и 118 пропавших без вести.
В конечном итоге это привело к тому, что убыль личного состава уже летом 1942 года стала превышать её восполнение, что повлекло за собой неизбежные потерю боеспособности и наступательных способностей войск.
УБЫЛЬ И ПОПОЛНЕНИЕ ЛИЧНОГО СОСТАВА В ГРУППАХ АРМИЙ «А» И «Б» ЗА ПЕРИОД ИЮЛЬ — СЕНТЯБРЬ 1942 г.
Месяц Убыль Пополнение
Июль 70 600 71 000
Август 132 800 36 600
Сентябрь 79 200 33 150
Всего 282 600 140 750
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13890
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение EvMitkov » 10 авг 2012, 21:55

Статья Б.В.Короткова. Окончание.

Если вернуться к самому предназначению регулярной армии государства, то его можно охарактеризовать такими словами – армия предназначена для того, чтобы ценой своих жизней дать возможность стране за их спинами успеть создать новую армию, которая, опираясь на результаты действий павших смогут переломить ход событий и завершить войну победой. Свою историческую миссию РККА выполнила, причём, в тех условиях, даже меньшими, чем могло быть потерями.

Есть ещё два интересных факта к повествованию о начальном периоде войны.
1. Генерал Паулюс в ходе разработки плана «Барбаросса» указывал, что максимальная глубина продвижения немецких войск может быть до рубежа Архангельск, Москва, далее по реке Волга до Каспийского моря.
При этом он учитывал мобилизационные способности немецкого государства, географию европейской части СССР и особо указывал на то, что протяженность линии фронта по мере продвижения вглубь территории СССР будет увеличиваться. Рано или поздно, но Германия не сможет обеспечить даже надёжную оборону такого фронта, а не то, что дальнейшее наступление. За спиной советского командования же будут территориальные, людские и промышленные резервы Урала и Сибири. В своём докладе в ОКХ он делал вывод о том, что СССР может безболезненно для своей индустрии и сельского хозяйства изъять в армию в процентном отношении гораздо больше, чем Германия вместе с союзниками, что неминуемо приведёт к изменению баланса сил к довольно предсказуемым последствиям.
Подтверждение этому можно найти по ссылке
http://publicist.n1.by/conspects/conspe ... brand.html

Мюллер-Гиллебранд Б. в своей работе «Сухопутная армия Германии. 1933-1945 гг.» говорит: «То, что наступление на Кавказ, сопряженное с большими потерями, постепенно и безнадежно застопорилось, а группа армий «Б» истекала кровью в безуспешных боях под Сталинградом, являлось закономерным следствием резкого несоответствия между поставленной задачей и средствами, имевшимися для ее выполнения. Потери не могли быть восполнимы. Фронт групп армий «А» и «Б» все более расширялся, соответственно возрастал и элемент риска.»

2. В 1940м году в рамках стратегической командно-штабной игры был разыгран сценарий нападения Германии на СССР. В их ходе за немецкую сторону выступал Г.К. Жуков, который практически в точности разыграл схему действий плана «Барбаросса» с отличием лишь в том, что главный удар он наносил на Киевском направлении. Итог игры почти в точности совпал с начертанием линии фронта к концу 1942 года, вот только у Жукова выходило, что он вышел бы на эти рубежи в течении 4-5 месяцев, а не за 1,5 года и с гораздо меньшими потерями.

Выводы:
1. Обе стороны действовали в сложившейся ситуации, в целом, тактически грамотно;
2. Война не могла окончиться иначе и изначально была обречена придти именно к такому своему логическому завершению.
3. Выкрики о предательстве высшего руководства страны и завоевании победы путём затупливания немецких штыков о русские тела абсолютно не имеют под собой никакой почвы.

Не удержусь и от «маленького лирического отступления» по поводу заявлений о массовой сдаче наших войск в плен.
Готовя материал, проштудировал множество документов, включая немецкие донесения о количестве взятых в плен, фотографий и немецких киносъёмок.
Разница между советскими данными и немецкими огромная, но на поверку оказывается, что в Одессе в число пленных попала большая часть не успевшего эвакуироваться мирного населения, при взятии Бреста, Минска, Смоленска и Киева взято в плен в разы больше, чем насчитывали все наши группировки на этих направлениях.
Анализ фото и кино материалов подтолкнул меня к их анализу.
Вот одна из многих очень схожих по характеру фотографий того времени:

Свои выводы постараюсь изложить после того, как прочитаю ваши первые мнения в комментариях к теме.
И ещё одно сопоставление:



1. организационно и технически армия Германии превосходила РККА почти по всем показателям;
2. Германия вступала в войну с уже имеющейся и апробированной концепцией ведения войны и применения войск, сил и средств – имела свою доктрину, РККА же, находясь в стадии реформирования, только пыталась создать свою концепцию ведения боевых действий;
3. система боевого управления и уровень организации взаимодействия Вермахта и Красной Армии не шли ни в какое сравнение между собой, впрочем, этими же болезнями страдали и армии других стран, включая Великобританию и США;
4. опыт ведения боевых действий, опирающийся на уже выработанные и апробированные тактические приёмы, в условиях высокоманевренной и высокотехнологичной на тот момент войны был на стороне Германии;
5. группировка войск, как и общая численность вооружённых сил Германии в 1941м году обеспечивала численный перевес над пригранично группировкой и общей численностью РККА.




У меня в процессе подготовки материала создалось впечатление дежавю. Сравнивая нынешнее состояние ВС РФ с положением в РККА в 40-е годы, как-то сама собой на ум приходит такая мысль – где-то я это уже видел…
Так, неужели же для осознания степени правильности выбранного пути нам снова нужны такие жертвы?
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13890
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение EvMitkov » 10 авг 2012, 22:23

...Теперь, когда текст статьи Бориса Викторыча приведен здесь полностью ( я вынужден был рвать на части из-за ограничения ссылок в одном сообщении) - очень настоятельно ПРОШУ:

Перед тем, как комментировать и вступать в полемику - несколько раз ВНИМАТЕЛЬНО проработать материал.
Желательно - с карандашом и блокнотом ( или кто где на чем пометки делает).
А заодно - те разделы форума "Военная История", которые воленс-ноленс касаются темы.

От себя лично скажу:
Викторыч, можещь плюнуть мне по-дружески в харю ( но - не на сапоги :mrgreen: ) - но я удивлен и восхищен тем, каким макаром ты, используя зачастую неверные данные и недобросовестные источники - сделал ВЕРНЫЕ выводы.

А именно:

1. организационно и технически армия Германии превосходила РККА почти по всем показателям;

2. Германия вступала в войну с уже имеющейся и апробированной концепцией ведения войны и применения войск, сил и средств – имела свою доктрину, РККА же, находясь в стадии реформирования, только пыталась создать свою концепцию ведения боевых действий;

3. система боевого управления и уровень организации взаимодействия Вермахта и Красной Армии не шли ни в какое сравнение между собой, впрочем, этими же болезнями страдали и армии других стран, включая Великобританию и США;

4. опыт ведения боевых действий, опирающийся на уже выработанные и апробированные тактические приёмы, в условиях высокоманевренной и высокотехнологичной на тот момент войны был на стороне Германии;

5. группировка войск, как и общая численность вооружённых сил Германии в 1941м году обеспечивала численный перевес над приграничной группировкой и общей численностью РККА.


Жирным шрифтом я выделил ключевые моменты положений из выводов.

А вот со многими ПРИЧИНАМИ, приведшими РККА к такому положению вещей, со многими пояснительными трактованиями самого ХОДА событий Приграничного сражения - тут я буду спорить.

Да собственно, тут и спорить особо не о чем - многие факты ты уже осветил в своей предкниге ( теме на форуме) - "Адвокат "сорокопятки".
Это к вопросу о "технической отсталости".
Точо так же эту тему великолепно раскрыл в своих статьях о Т-28 "Татьяне" Борис Николаич Сухиненко - и на форуме, и на основном сайте. Да и я кое-где пальцем в клаву тыкал.

Но это - нюансы, некасаемые основного вопроса - людских потерь с обеих сторон. В этом вопросе мы тобой совпадаем полностью.
Лады.
Тема огромна - так что - если возникнет желание - можно и поговорить.
С уважением ко всем - Евгений Митьков.
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13890
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение Dvu.ru-shnik » 10 авг 2012, 23:33

Евгенич, я же не Солженицын, а посему себя в категорию "мессия" никогда не причислял. С любыми моими словами и выводами можно и нужно и спорить. Для того я и выкладывал этот материал, что бы спорить и доказывать.
Я далеко не всё выложил в своих выводах. ещё много чего в загашнике, именуемой головой бродит.
Да, кстати, наибольшие затруднения у меня были в рихтовке таблицы. Смотрю - они и у тебя возникли - вся таблица потерь по битвам исражениям съехала и стала нечитабельна.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6949
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение EvMitkov » 11 авг 2012, 01:12

Издержки сервера - но - на каждую хитрую _опу всегда найдется член с левой резьбой, а на каждый хитрый член с левой резьбой завсегда отыщем _опу с закоулками.







Об остальном- чуть позже. На меня сегодня УАЗик упал, так что я сегодня в игривом настрое. :mrgreen: :mrgreen: :mrgreen:
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13890
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: К вопросу о людских потерях СССР в Великой Отечественно

Сообщение Andreas » 11 авг 2012, 01:48

Цифра 27 миллионов человек, озвученная Горбачевым, соответствует общим потерям советского населения от военных действий в ходе Второй мировой войны и коммунистических репрессий 1930-1941 годов.
Собственно военные потери можно оценить в 20 млн. человек - цифра, озвученная Хрущевым.
В конце 1980-х стала раскрыватся статистика динамики численности населения СССР и разница в 7 млн. людей - жертв репрессий - могла быть определена чисто арифметически. Поэтому коммунистический режим решил списать свою вину на коллег - нацистский режим.
20 млн. советских военных потерь, в том числе 12 млн. потерь собственно военнослужащих, вполне корреспондируют с 7 млн. военных потерь немцев и их союзников на Восточном фронте. Причина - технологическая и культурная отсталость СССР по сравнению с европейскими государствами, воевавшими или работавшими на Германию.
Небольшой пример технологической отсталости - до 1943 года в СССР не могли изготовить ни один станок глубокого сверления, поэтому производство длинноствольной 57-мм пушки ЗИС-2, разработанной перед войной в 1941 году, смогли начать только в 1943 году после получения от Америки соответствующих сверлильных станков по лендлизу. После этого советская промышленность наконец-то смогла произвести длинноствольные 85, 100 и 122-мм танковые пушки. До этого стволы советских зенитных пушек сверлили в несколько приемов с огромным процентом брака. Именно этой технологической причиной объясняется примитивная система полевой противоздушной обороны Красной Армии, а не каким-то "непониманием" советского руководства важности этого вида вооружения.
Культурная отсталость населения СССР (в основном сельского, "от сохи") вынудила отказаться от использования военной техники, требующей грамотной эксплуатации - самозарядных винтовок, тяжелых танков, высокоскоростных самолетов.
Прекрасно понимая низкий культурный и образовательный уровень подконтрольного населения советское руководство сделало ставку на количество, а не качество военной техники. Например, в мае 1945 года после окончания боевых действий истребители ВВС Красной Армии в Германии продолжали выполнять массовые вылеты в порядке боевого дежурства. В результате потери истребителей из-за отказов в воздухе двигателей и отламывания крыльев и оперения составили 25 % от числа вылетов. Эти аварии до 9 мая 1945 года списывали на действия противника. Полеты истребителей были полностью прекращены. Командующий ВВС Новиков, вызванный на доклад к Сталину, защищая себя, назвал истинную причину массового падежа самолетов - крайне низкое качество изготовления, за что и был через год репрессирован.
Низкий культурный уровень и нежелание населения защищать коммунистический режим привели советское руководство в октябре 1941 года к желанию капитулировать на немецких условиях - сохранение "СССР" на территории за Волгой или за Уралом. Только личное письмо Рузвельта Сталину, к которому была приложена копия 5-летнего мобилизационного плана США (увеличение численности вооруженных сил до 12 млн. человек, строительство сотен тысяч самолетов и десятков тысяч танков, сотен миноносцев, десятков авианосцев) заставило советское руководство отказаться от капитуляции. Сталин понял, что Америка в состоянии и желает выиграть войну в одиночку, поскольку на кону было мировое господство.
Если учесть, что в мобилизационном плане США образца 1941 года (который, к слову, был полностью реализован) еще не фигурировала американское ядерное оружие, то Сталин интуитивно оказался прав, когда решил остаться на стороне Америки во Второй мировой войне.
Смешно слышать, когда об американцах отзываются как о не готовых нести жерты и тяготы тотальной войны. Поцреоты не знают, что в Гражданской войне США 1861-1865 годов потери составили 620 тысяч убитых при населении 30 млн. человек. Если бы не политический маневр северян, отменивших рабство в тылу противника и тем самым подорвавших основы экономики и социальной стабильности южан, война была бы несравненно более кровавой - к концу войны в обе армии было мобилизовано 3,9 млн. человек.
Соотношение советских и немецких (+ европейские союзники) потерь военнослужащих 2:1 является очень достойным, учитывая общий уровень цивилизационного отставания СССР по отношению к европейским странам. В этом несомненная заслуга коммунистического режима, под страхом заградительных отрядов заставивших подконтрольное население умирать в массовых масштабах (например, в ходе Ельнинской бойни 1941-42 годов или Берлинской операции 1945 года).
Соотношение потерь мирного населения 8 миллионов к 1 миллиону связано с разными политическими целями, преследуемыми противниками - Германия стремилась уничтожить как можно больше населения, проживающего на территории будущего "жизненного пространства немецкой нации", СССР в ходе войны хотел привлечь как можно больше европейского начеления на свою сторону - гораздо более эффективная политика. Массовое уничтожение этого же населения было запланировано коммунистическим режимом на послевоенный период в ходе строительства социализма в отдельно взятом военно-политическом лагере.
Необходимо уточнить, что Вторую мировую войну выиграла коалиция Великобритании, СССР, США и Китая, сражаясь с коалицией Германии, Италии, Венгрии, Румынии, Финляндии и Японии. Что не удивительно, учитывая совокупные природные ресурсы, экономический потенциал и контингент военнообязанных выигрывшей коалиции над европейскими и азиатским проигравшими карликами, которые именно поэтому определяются как политические авантюристы.
Каждый из победителей внес свой вклад в победу тем, чего у него было больше всего: Великобритания внесла ближневосточную нефть, США - военную технику, Россия и Китай - людей. Поэтому совершенно непонятно утверждение советского и российского руководства о каких-то особых заслугах СССР перед человечеством в деле уничтожения режима, ставившего своей целью перевод всех наций, кроме немецкой, в разряд рабов.
Последний раз редактировалось Andreas 12 авг 2012, 23:23, всего редактировалось 1 раз.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

След.

Вернуться в Военная история

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1