Восстания обреченных

Темы по военной истории

Восстания обреченных

Сообщение EvMitkov » 18 апр 2012, 23:18

...Каждый год, в 27-й день месяца нисан в Израиле отмечается "День Катастрофы и героизма", день памяти жертв организованного нацистами геноцида евреев. К этой дате ( в 2012 г. она пришлась на 19 апреля) я хочу привести тут, на нашем форуме, отрывок из книги Ильи Альтмана [b]"Холокост и еврейское Сопротивление на оккупированной территории СССР". [/b]
Полагаю, те наши друзья, которым частенько всякая сволочь пыняет "непротивление", "покорность", "... сами виноваты, так вам и надо" и прочую подобную прикрытую или открытую антисемитскую погань - обратят внимание на эту книгу.
И всегда будут помнить с чувством собственного достоинства , что если британцы и россияне - второй и третий Вечные Народы, то евреи - Первый Вечный Народ.

И с прежней уверенностью и силой за брошенное в лицо слово "жид" - будут давать в морду.

Это говорю я, Евгений Митьков.

И.Альтман,
"Восстания в гетто"

Подпольные организации в гетто

Деятельность подпольных организаций гетто являлась важнейшей формой еврейского Сопротивления. Они действовали в десятках населенных пунктов Западной Белоруссии и Литвы. Участники подпольного движения, в основном молодежь, составляли здесь около 4000 человек. На территории Волыни группы Сопротивления возникли в 19 населенных пунктах. В Винницкой области подпольные группы были в большинстве гетто, а общее число евреев-подпольщиков составило несколько сот человек.

В гетто Бершади действовали две подпольные группы. Была создана вооруженная группа для выявления и уничтожения агентов сигуранцы и полицаев. Многие подпольщики были арестованы и казнены оккупантами. Остальные продолжили борьбу в подполье и партизанских отрядах. Всего в Бершадском районе действовало свыше 200 подпольщиков (в большинстве своем - евреи), из которых более половины погибли.

В некоторых гетто подпольные группы, вследствие провалов и бегства за пределы города, не удавалось объединить в одну организацию. Действовавшие во Львове разрозненные группы подпольщиков разной политической ориентации (коммунисты, сионисты, бундовцы) занимались в основном переправкой людей за пределы города, включая бегство к партизанам и направление на работы в Германию по фальшивым документам. Они также издавали листовки и приобретали оружие.

Связные из партизанских отрядов неоднократно проникали во Львов с целью активизации подпольной работы. Группа подпольщиков, состоявшая из представителей львовской интеллигенции во главе с писателем Р. Грином, действовала на "Немецких оружейных предприятиях" в Яновском концлагере. В августе 1942 г. в составе львовского подполья было свыше 150 участников.

Летом 1942 г. подпольная группа возникла в тернопольском гетто. В ее состав входили несколько молодых парней из еврейской полиции. Достав пистолеты и гранаты, они осуществили побег к партизанам. В гетто Борислава была создана небольшая (около 20 человек, преимущественно рабочих и инженеров нефтяных промыслов) подпольная группа. Она также имела оружие. Подпольщикам удалось сжечь большое количество сырья и готовой продукции. Как и в Тернополе, эта группа видела основную задачу в попытке попасть в партизанский отряд.

С 1942 г. действовала подпольная организация в местечке Броды. Группа установила связь с подпольщиками львовского гетто, а также членами "Народной гвардии им. Ивана Франка". Целью группы было создание самостоятельного партизанского отряда, куда должны были впоследствии попасть и узники львовского гетто. С этой целью группа начала сооружение бункеров в окрестных лесах. Вследствие провокации оккупантов эта попытка создания партизанской базы не удалась.

Одними из первых начали свою деятельность подпольщики минского гетто. Подпольная организация возникла здесь в рекордно короткие сроки - через 3 недели после создания гетто. Ею руководили Михаил Гебелев, Михаил Пруслин, Гирш Смоляр и другие. Подпольщики были разбиты на 22 группы; они строго соблюдали правила конспирации. Особенностью их деятельности были тесные связи с городским подпольным комитетом и другими подпольными организациями города. Именно взаимодействие евреев-подпольщиков гетто и скрывавшихся на "арийской" стороне города (например, в Минске и Белостоке), а также их налаженные связи с партизанскими отрядами являлись одним из самых эффективных способов борьбы. Подпольщикам минского гетто удалось сохранить свою организацию вплоть до его ликвидации.

Это позволило вывести к партизанам несколько тысяч узников - самое большое число уцелевших на всей оккупированной территории СССР в немецкой зоне оккупации.

Особенностью подпольной организации данного гетто (в отличие от гетто в присоединенных к СССР в 1939 - 1940 годах территориях) было то, что в ней участвовали представители только одной партии - коммунистической. В первый год своего существования она выполняла задачи, типичные для всех подпольных организаций советских городов. Однако с середины 1942 г. ее главной задачей стало обеспечение возможностей для спасения наибольшего количества узников.

Другим важным фактором длительного и успешного существования подпольных организаций было тесное сотрудничество с еврейским советом гетто или отдельными его членами. Так, в Минске сотрудники юденрата составляли одно из подразделений подпольщиков. Не только его председатель, но и начальник еврейской полиции, казненные впоследствии нацистами, активно участвовали в планировании и проведении важнейших мероприятий подпольщиков. Помогал подпольщикам и второй председатель юденрата (отметим, что такое сотрудничество имело место лишь в первый год существования гетто, ибо следующий председатель юденрата сотрудничал с нацистами).

Заместитель начальника полиции вильнюсского гетто, начальники еврейской полиции, многие рядовые полицейские активно участвовали в антинацистском Сопротивлении и героически погибли. В Западной Белоруссии деятельность подпольщиков в ряде гетто поддерживалась юденратами или вызывала их симпатии. Активное содействие подполью каунасского гетто оказывал председатель юденрата доктор Элькис.

Обычно же руководители юденратов - особенно в период, когда оставалась надежда на сохранение гетто и спасение его узников, - занимали отрицательную либо (в лучшем случае) нейтральную позицию по отношению к деятельности подпольщиков, особенно в первый период существования гетто. Так, председатель еврейского комитета гетто Кишинева встречался в начале осени 1941 года с руководителем подполья гетто и обещал, что не будет препятствовать его деятельности, хотя и отказался принять участие в Сопротивлении.

Накануне уничтожения гетто руководители юденратов нередко оказывали подпольщикам финансовую поддержку для приобретения оружия.

Одним из первых важных заданий подпольщиков гетто была помощь бежавшим из плена советским военнослужащим и переправка их к партизанам. Подпольщики также переправляли партизанам медикаменты и лечили их в больницах гетто. За участие в этих операциях многие евреи были казнены.

Подпольщица минского гетто Маша Брускина была публично повешена в октябре 1941 г. вместе с 11 другими участниками Сопротивления. Она работала медсестрой в больнице гетто и участвовала в переправке вылеченных врачами гетто советских офицеров к партизанам. Один из них был задержан и выдал девушку. Среди тех, кто был с помощью подпольщиков переправлен в партизанский отряд, находились и советские военнопленные-евреи.

Подготовка коллективных и индивидуальных побегов с целью скрыться на "арийской" стороне или направить подготовленных и вооруженных людей в партизанские отряды стала одним из основных направлений деятельности подпольщиков. Индивидуальные побеги организовывались для тех, кому грозила опасность, для установления прочных контактов с партизанами, передачи им срочной разведывательной информации или сведений о готовящихся "акциях" нацистов. Выводились из гетто (нередко по запросам партизан) представители определенных специальностей, чаще всего хирурги, зубные врачи, терапевты. Целью таких операций было прежде всего активное участие евреев, способных носить оружие, в борьбе с нацистами.

Для прохода к партизанам привлекались проводники из гетто. Как правило, это были женщины и подростки, внешность и выговор которых не позволяли узнать в них евреев. На счету некоторых из них - десятки выведенных в лес узников.

Массовые побеги совершили узники гетто в Новогрудке и Кобрине. Особенно остроумным был побег, организованный подпольщиками в новогрудском гетто 26 сентября 1943 г. Здесь был прорыт туннель за ограду гетто длиной 250 метров и шириной 1,5 метра. Более 100 бежавших попало в партизанский отряд братьев Бельских. Еще одним способом бегства был подкуп немцев или местных полицейских. При получении информации о ликвидации гетто планы побега разрабатывались с учетом возможности скрыться как можно большему количеству узников. Подготовка массовых побегов была сопряжена с немалыми опасностями. В гетто работали агенты гестапо; уход в лес обрекал на гибель или голодное существование престарелых или малолетних членов семьи; для того чтобы добраться к партизанам, нужны были связные.

Важнейшим и наиболее опасным направлением деятельности подпольных организаций было приобретение (покупка, кражи) и изготовление оружия, а также создание его складов как на территории гетто, так и на "арийской" стороне. По меньшей мере, в 42 гетто Западной Белоруссии и Литвы подпольщики были вооружены. Они имели (по установленным данным) около 500 единиц вооружения, а также некоторое количество гранат и бутылок с зажигательной смесью.

В гетто Барановичей, Белостока, Бреста, Гродно, Слонима подпольщики с риском для жизни изготовляли в мастерских (в том числе на территории гетто) или приобретали оружие, налаживали его ремонт, проносили на тайные склады. В гетто Вилейки был организован ремонт неисправных автоматов и винтовок. Подпольщики подготовили покушение на шефа гестапо, казнили одного полицейского, а также выкрали из немецкой больницы своего арестованного товарища.

Имеются сведения о вооружении подпольщиков в ряде гетто Волыни, Галиции и Транснистрии. В 12 гетто Волыни (число подпольщиков составляло здесь около 250 человек) имелось несколько десятков автоматов, ружей и гранат. В дистрикте "Галиция" оружие было в нескольких гетто. Подпольщики львовского гетто добывали его как для самообороны, так и для бегства в партизанские отряды. Они доставали его разными путями: из ремонтных мастерских, покупая у венгерских и итальянских солдат, а также у полицаев и местных жителей. Одним из поставщиков оружия во Львове был будущий писатель и известный "охотник за нацистами" Симон Визенталь.

Подпольщики Бершади (Транснистрия) установив тесные контакты с партизанами, смогли наладить сбор оружия. Умение владеть им играло немалую роль при подготовке вооруженного сопротивления. Подавляющее большинство членов подпольных организаций составляли молодые люди и даже подростки, а также женщины. Все они не имели военной подготовки. Нуждалось в проверке и отремонтированное оружие. Вот почему подпольщики использовали все возможности для приобретения необходимых навыков. Их обучали бывшие советские, польские и литовские военнослужащие, оказавшиеся в гетто; члены еврейской полиции, а также, венгерские и итальянские солдаты…

С первых дней оккупации было организовано сопротивление в кишиневском гетто. Здесь, так же как и в Минске, первыми подпольщиками стали евреи-коммунисты. Уже в конце июля они организовали ряд диверсий, обстреляли автобус с ранеными румынскими солдатами и офицерами. В состав созданного в сентябре 1941 г. подпольного центра Кишинева вошли 6 человек. Почти все они были профессиональными революционерами, имевшими опыт нелегальной работы в Румынии. Они провели диверсию на фабрике и устроили взрыв эшелона с солдатами. Подполье Кишинева вскоре было разгромлено, а его руководители казнены.

Многочисленные и хорошо организованные группы подпольщиков действовали в гетто Литвы. В гетто Каунаса в январе 1942 г. была создана антифашистская организация, во главе которой стоял идишистский писатель, коммунист Хаим Елин. Некоторый период времени коммунистические и сионистские подпольные организации действовали параллельно. Лишь летом 1943 г. представители молодежных сионистских движений совместно с коммунистами создали Еврейскую всеобщую боевую организацию. Она насчитывала до 600 человек. Военную подготовку члены группы проходили под руководством командиров еврейской полиции гетто. Подпольщики гетто сумели добыть оружие и установить связь с партизанами.

В конце января 1942 г. в вильнюсском гетто была создана Объединенная партизанская организация (ФПО), в составе которой находилось несколько сот подпольщиков. Возглавляли ФПО И. Виттенберг, И. Глазман, будущий известный поэт А. Ковнер, принадлежавшие к разным политическим партиям. В составе вильнюсского подполья было несколько сот бойцов, Подпольная молодежная организация вильнюсского гетто в своем воззвании от 1 января 1942 г. (его автором был Абба Ковнер) первой в оккупированной нацистами Европе призвала узников к вооруженному сопротивлению. Прокламация распространялась не только в вильнюсском, но и в других гетто (Белосток, Варшава, Гродно). В Гродно под ее влиянием в конце 1942 г. появилась листовка с призывом готовиться к вооруженному сопротивлению.

В силу разных причин вооруженное восстание в гетто Вильнюса организовать не удалось. Сотни членов подпольных групп Вильнюса и Каунаса стали бойцами еврейских партизанских отрядов Литвы. Также к партизанам удалось вырваться членам подпольной организации гетто в местечке Свенцяны, которая состояла из 25 человек. В основном это были подростки, работавшие на немецком складе трофейного оружия.

Активная антифашистская группа действовала в рижском гетто. Организация делилась на несколько групп в составе 5-7 человек. Подпольщики занимались поиском, приобретением и доставкой оружия в гетто. Основным источником служили склады и мастерские трофейного оружия. Группа распространяла на немецких предприятиях листовки на латышском языке, напечатанные на пишущей машинке. Подпольщикам удалось установить связь с советскими военнопленными и вместе с ними предпринять попытку бегства к партизанам…

Восстания в гетто

Нередко в литературе "восстаниями" называют едва ли не все акты коллективного вооруженного сопротивления или массового бегства узников. Не всегда проводится четкая дифференциация между коллективным "вооруженным сопротивлением" (самообороной) и "восстанием в гетто".

Их объединяет наличие организации и (или) руководителя (руководителей) сопротивления; выработка и осуществление определенного плана действий; массовость участия в сопротивлении (в отличие от единичных актов самообороны, рассмотренных выше); потери карателей убитыми и ранеными, стремление к самопожертвованию. Отличие же состоит прежде всего в целях и характере действий; продолжительности сопротивления; необходимости для карателей использовать технику и привлекать дополнительные людские ресурсы. Критерием эффективности сопротивления могут служить и людские потери карателей при его подавлении.

Вооруженное сопротивление (здесь мы не рассматриваем деятельность евреев-партизан и индивидуальные террористические акты) предполагало в основном пассивную оборону с целью нанесения максимального ущерба карателям.

Восстания же характеризуются не только длительностью сопротивления, нанесением существенного урона врагу, принуждением его использовать дополнительные людские ресурсы и технику, но и (как правило) попыткой массового бегства на "арийскую сторону" либо в окрестные леса в поисках партизан. В то же время успешное бегство в результате сопротивления значительного числа узников иногда достигалось при минимальном количестве огнестрельного оружия либо вообще без него.

По разным причинам подготовка вооруженного сопротивления нередко не завершалась планировавшимся восстанием, но приводила к актам вооруженной самообороны. Не следует сбрасывать со счетов субъективные факторы: с одной стороны, моральную усталость и "психологию обреченности" подавляющего большинства людей, живших в нечеловеческих условиях и потерявших своих близких, а с другой - чувство мести и ненависти к нацистам и их пособникам, понимание, что, даже будучи обреченными, можно нанести ущерб карателям, выполнить свой моральный долг перед близкими, постоять за честь своего народа. Именно готовность к самопожертвованию двигала многими из тех, кто мог бежать индивидуально, но предпочел принять участие в коллективном вооруженном сопротивлении непосредственно по месту жительства.

Подпольщики Западной Белоруссии и Литвы (Виленский край) готовили восстание не менее чем в 30 гетто. Почти в половине из них состоялись вооруженные выступления. Наиболее известные из них прошли летом- осенью 1942 г в гетто Клецка, Несвижа, Мира, Лахвы. Летом 1943 г. восстали узники гетто в Глубоком. С оружием в руках сопротивлялись евреи Кобрина, Новогрудка и Ляховичей. Три восстания произошли на территории Волыни в сентябре-декабре 1942 года: в Тучине, Мизоче, Луцке. Еще в нескольких населенных пунктах они готовились, но не состоялись.

Восставшие мужественно сопротивлялись, многие поджигали свои дома. Поджог домов и всего гетто являлся одним из самых распространенных (в силу своей доступности и эффективности) способов сопротивления. Во-первых, создавались условия для побега. Во-вторых, часть сил карателей отвлекалась на меры для предупреждения возгорания строений за пределами гетто. В результате восстаний гетто удалось покинуть сотням узников. Лишь небольшая их часть попала к партизанам. Большинство было уничтожено карателями.

Сопротивление в Тучине на Волыни было самым организованным среди восстаний в небольших гетто. Подготовка к нему была завершена примерно за неделю до ликвидации гетто. Подпольщики сумели неплохо вооружиться. Оружие было распределено среди четырех групп, состоявших из 60 молодых узников. Гитлеровцы и их пособники были встречены огнем в нескольких местах: у входа в гетто, на главной улице и возле юденрата. Был организован массовый поджог зданий, позволивший многим узникам скрыться. Специальная группа прикрывала огнем бежавших. Такие продуманные действия позволили вырваться на свободу большинству из 3000 узников. К сожалению, почти все они впоследствии погибли.

Лишь 15 топорами были вооружены узники местечка Лахва на Брестчине. В подготовке восстания участвовал председатель юденрата. Сигналом к восстанию послужило удачное нападение на одного из карателей, зарубленного топором. Эсэсовцы и их пособники застрелили около 2.000 узников, однако приблизительно 600 евреям удалось скрыться. Впоследствии 150 из них стали партизанами. Это был один из самых удачных массовых побегов в результате восстания.

В 1942-1943 гг. были организованы вооруженные выступления подпольщиков в некоторых гетто дистрикта "Галиция". В Рогатине подпольщики забаррикадировались в трех подземных бункерах с символическими названиями "Сталинград", "Ленинград" и "Севастополь". В первом оказалось оружие и из него стреляли по полицейским до тех пор, пока эти укрытия не были сожжены. Данный акт сопротивления можно рассматривать как типичную самооборону.

В историю европейского Сопротивления вошло восстание в августе 1943 г. в Белостоке. В середине месяца гетто было окружено полицией, жандармерией и 3 батальонами карателей. Им были приданы полевая артиллерия, несколько броневиков и танков. Вокруг гетто войска расположились в три кольца. Впоследствии в обстреле гетто участвовали самолеты. Таким образом, нацисты учли опыт восстания в Варшаве и провели тщательную подготовку подавления сопротивления. Руководил операцией эсэсовский генерал Отто Глобоцник.

Военными руководителями восстания являлись бывший унтер-офицер польской армии, 38-летний Даниэль Мошкович и 27-летний участник подполья в варшавском и ряде других гетто Мордехай Тененбаум (Тамаркин). Был создан и второй штаб самообороны, расположенный в центре гетто. Активных участников восстания было около 200. Они располагали примерно 130 единицами оружия, включая несколько автоматов и один пулемет. Часть подпольщиков была вооружена топорами, косами, штыками, бутылками с зажигательной смесью.

Восстание продолжалось 6 дней (в июне 41-го 10-я Армия Западного фронта бежала из Белостока не в пример быстрее - М.С.). Но силы были явно не равны. Руководители восстания покончили с собой; захваченных в плен каратели уничтожали на месте. Почти все участники восстания погибли, лишь несколько десятков из них вырвались из гетто либо сумели скрыться из эшелонов в лагеря смерти. Существуют различные цифры потерь карателей. По некоторым оценкам, число убитых немцев и полицейских составило до 20 человек.

Как и самое крупное восстание узников гетто в Варшаве, этот акт Сопротивления не мог предотвратить ликвидацию гетто и уничтожение его узников. Однако эти вооруженные выступления обреченных, но не сломленных людей стали символом мужества еврейского народа.

Группа бойцов ФПО из Вильнюса, попавшая в концлагеря Эстонии, сумела установить контакт с партизанами и достать оружие. 10 июля 1944 г., когда эсэсовцы окружили лагерь и открыли огонь из пулеметов, подпольщики организовали сопротивление и сумели вырваться из лагеря. Примерно 100 заключенным удалось скрыться. Четырнадцать узников из лагеря Эреда спрятались в бункере, находившемся в лесу. Они провели там около двух месяцев и дождались прихода Красной Армии.

Еще одной формой вооруженного сопротивления стали восстания и побеги в лагерях смерти. Восстание в октябре 1943 г. в находившемся на территории Польши лагере смерти Собибор возглавлял советский офицер-еврей Александр Печерский. Оно завершилось успешным массовым побегом узников…

Полностью - тут (Е.М.):
http://jhistory.nfurman.com/shoa/hfond_100.htm
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 16804
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Восстания обреченных

Сообщение EvMitkov » 04 фев 2015, 19:13

Материал размещаю по нводке нашего Андрея Владимирыча Морева Неоднократно слышал об этой истории, но впервые встретил такой полный материал.

В моём советском детстве, когда рассказывали о Великой Отечественной войне, всегда почему-то казалось, что всё это происходило в каком-то ином, параллельном мире.
Хотя и следы войны и тогда, да и сегодня так и не зарубцевались, злое железо и сегодня лежит в земле и в телах тех, кто через ТУ ВОЙНУ пршел. Рассказы моих дедов, бабушек, маткри и отца - просто людей...
Дело даже не в том, что мы родились в мирное время – просто мы, молодняк, искренне, с чистым сердцем верили, что теперь люди будут уже не способны на такие зверства, которые совершались фашистами. Казалось - всех их зачистили, а мы - будем гарантией того, чтобы они не появились снова.
Мне казалось, что это умопомрачение человечества уже больше никогда не повторится, и что мы, новые люди, знающие обо всех ужасах войны, не позволим тому аду вернуться на землю. Но вот - ВОЗВРАЩАЕТСЯ...

Сейчас, перечитывая о судьбе узников 20-го блока концлагеря Маутхаузен, которые были советскими военнопленными, я понимаю, что война ещё никогда не была так близко, как сейчас.

Она возвращается, когда мы видим на наших живых и молодых улицах неофашистов, захрорнения расстерянных людей на Донбассе.
Когда лживые СМИ подло предают нас, нагло пропагандируя прямо нам в лицо антироссийские и античеловеческие идеи.
Когда зарвавшиеся подонки устраивают бесчинства в отношении святынь Той войны.
Когда вконец выживший из остатков ума и совести лидер украинской оппозиции, родом из того же советского детства, что и многие из нас, воспользовавшись празднованием 70-й годовщиной освобождения одного из наших городов от немецко-фашистских захватчиков, во всеуслышание заявляет о необходимости отмены названия Великой Отечественной войны, потому что это, видите ли, звучит недостаточно уважительно к европейским народам, в том числе и к немецкому.
Когда именитые адвокаты позволяют себе публично и безнаказанно оскорблять нашу Родину. Когда фильм «Сталинград» снимают как развлекательный экшн, исходя исключительно из критериев получения заветной западной награды – этого чуждого нашему духу истукана...

Война - снова рядом.
У НАШЕГО порога, уже снова настойчиво тарабанит в дверь и дергает за ручку.
Ни в коей мере не хочу я огорчить или запугать кого-то своими мрачноватыми додумалками. Но мы должны знать, как это было.
Знать и помнить.
И делать всё возможное для того, чтобы не допустить повторения этой поистине страшной страницы истории. Истории нашей страны и всего человечества.

Эти строки невозможно спокойно читать. Даже таким, как я, кой-чего нюхнувшего в этой развеселой житухе. Но мы бы никогда не узнали о подвиге наших героев, если бы несколько человек всё-таки ни выжили после этого дерзкого, почти невозможного побега...

Концлагерь Маутхаузен: Последний бой узников 20-го блока




В ночь со 2 на 3 февраля 1945 года заключённых концлагеря Маутхаузен подняла с нар пулемётная стрельба. Доносившиеся снаружи крики «Ура!» не оставляли сомнений: в лагере идёт настоящий бой. Это 500 советских узников блока №20 (блок смертников) атаковали пулемётные вышки.

Концлагерь третьей категории



В августе 1938 года в один из живописнейших районов Австрии, в окрестности городка Маутхаузена, прибыла партия заключённых из Дахау. На австрийской земле началось строительство концентрационного лагеря, первого из будущих 49, расположенных в Ostmark (Австрия). С цинизмом нацисты называли их «трудовыми лагерями». Маутхаузен станет самым страшным из них. Распоряжением Гейдриха все концлагеря делились на три категории по характеру содержащегося в них «контингента». В лагеря первой категории направляли арестованных, «исправление которых возможно», лагеря второй категории – «исправление которых маловероятно», ну а «неисправимые» подлежали заключению в лагеря третьей категории. Лагерь третьей категории был только один – Маутхаузен. Страшнее Маутхаузена были только лагеря уничтожения (Треблинка, Собибор, Освенцим, Майданек, Белжец, Хелмно).

Блок №20

Летом 1944 года в Маутхаузене появился блок №20 для содержания 1800 узников. Это был лагерь в лагере, отделённый от общей территории забором высотой 2,5 метра, по верху которого шла проволока, находящаяся под током. По периметру стояли три вышки с пулемётами. Очень скоро 20-й блок получил мрачную славу «блока смерти». Регулярно туда отправлялись новые партии узников, а оттуда вывозили только трупы в крематорий.







Узники 20-го блока получали 1/4 общелагерного рациона. Ложек, тарелок им не полагалось. Блок никогда не отапливался. В оконных проёмах не было ни рам, ни стёкол. В блоке не было даже нар. Зимой, прежде чем загнать узников в блок, эсэсовцы заливали из шланга пол блока водой. Люди ложились в воду и просто не просыпались.

«Смертники» имели страшную «привилегию» – их не выгоняли на работы. Вместо этого они целый день занимались «физическими упражнениями» – безостановочно бегали вокруг блока или ползали.

На узниках 20-го блока эсэсовцы отрабатывали навыки убийства человека голыми руками и подручными средствами. Существовала даже своеобразная «норма на смерть» – не менее 10 человек в день. «Разнарядка» постоянно перевыполнялась в 2-3 раза. За время существования блока в нём было уничтожено 3,5-4 тыс. человек (в отдельных источниках встречаются данные о 6 тыс.). К концу января в блоке №20 оставалось в живых около 570 человек.

Узники блока №20

За исключением 5-6 югославов и нескольких поляков (участников варшавского восстания), все заключённые «блока смерти» были советскими военнопленными офицерами, направленными сюда из других лагерей.
Открытое неповиновение лагерной администрации, многочисленные попытки побега, большевистская пропаганда среди заключённых…

В 20-й блок Маутхаузена направлялись узники, даже в концлагерях представлявшие собой угрозу III Рейху вследствие своего военного образования, волевых качеств и организационных способностей. Все они были взяты в плен ранеными или в бессознательном состоянии, и за время своего пребывания в плену были признаны «неисправимыми».

В сопроводительных документах каждого из них стояла буква «К», означавшая, что заключённый подлежит ликвидации в самые короткие сроки. Поэтому прибывших в 20-й блок даже не клеймили, поскольку срок жизни заключённого в 20-го блок не превышал нескольких недель.

В январе 1945 года узники 20-го блока, зная, что Красная Армия уже вступила на территорию Польши и Венгрии, а англичане и американцы перешли немецкую границу, стали готовить побег.

Справочные данные на некоторых узников 20-го блока

Власов Николай Иванович



Подполковник Николай Власов – герой Советского Союза (1942 год), лётчик. Сбит и взят в плен в 1943 году. Три попытки побега.

Лейтенант Виктор Украинцев – артиллерист, бронебойщик, уличён в актах саботажа. Несколько попыток побега.

Капитан Иван Битюков – лётчик-штурмовик. В воздушном бою, расстреляв весь боезапас, совершил таран. Ранен и взят в плен. Четыре попытки побега.


Александр Филиппович Исупов – подполковник – лётчик-штурмовик, командир авиадивизии. Сбит, ранен, взят в плен в 1944 году. В лагерь, где он содержался, прибыл власовский эмиссар. Перед согнанными на плацу военнопленными коллаборационист предрекал скорую победу Германии и призывал вступать в ряды РОА. После вдохновенной речи предателя попросил слова и поднялся на трибуну Исупов. Кадровый офицер ВВС РККА, выпускник Военно-воздушной академии им. Жуковского, он принялся один за другим разбивать все тезисы предыдущего оратора и доказывать, что предрешены как раз поражение Германии и победа СССР.



Ваня Сердюк, по кличке Лисичка, связной подпольной группы в концлагере Маутхаузен, выжил после восстания.
Умер несколько лет назад.

Надо торопиться

Иван Битюков прибыл в Маутхаузен в первых числах января. Когда лагерный парикмахер (заключённый-чех) выстригал ему полоску посреди головы (в случае побега она выдавала узника), эсэсовцы вышли из комнаты. Парикмахер приник к уху Битюкова и торопливо зашептал: «Тебя направят в 20-й блок. Передай своим: их всех скоро расстреляют. Ваши просили план лагеря – пусть ищут на дне бачка, в котором приносят баланду».

Только на третий раз капитан Мордовцев, обшаривая низ бачка, нашёл приклеенный крохотный шарик и передал его товарищам за несколько минут до своей гибели: что-то заподозрившие эсэсовцы забили его на глазах товарищей.

Побег был назначен на ночь с 28 на 29 января. Но 27 января эсэсовцы отобрали и увели 25 наиболее физически крепких человек. Среди них были и несколько руководителей побега. На следующий день узники узнали, что товарищей сожгли живьём в крематории. Новой датой побега была назначена ночь со 2 на 3 февраля.

С камнями в руках – на пулемёты

В назначенную ночь около полуночи «смертники» начали доставать из тайников своё «оружие» – булыжники, куски угля и обломки разбитого умывальника.
Главным «оружием» были два огнетушителя.
Были сформированы 4 штурмовые группы: три должны были атаковать пулемётные вышки, одна в случае необходимости – отбить внешнюю атаку со стороны лагеря.

Около часа ночи с криками «Ура!» смертники 20-го блока начали выпрыгивать через оконные проёмы и бросились на вышки. Пулемёты открыли огонь. В лица пулемётчиков ударили пенные струи огнетушителей, полетел град камней. Летели даже куски эрзац-мыла и деревянные колодки с ног. Один пулемёт захлебнулся, и на вышку тотчас же начали карабкаться члены штурмовой группы.
Завладев пулемётом, они открыли огонь по соседним вышкам.

Узники с помощью деревянных досок закоротили проволоку, побросали на неё одеяла и начали перебираться через стену. Завыла сирена, стрекотали пулемёты, во дворе строились эсэсовцы, готовящиеся начать погоню.

Ворвавшиеся в 20-й блок эсэсовцы нашли в нём около 70 человек. Это были самые истощённые заключённые, у которых просто не было сил на побег. Все узники были голые – свою одежду они отдали товарищам.

За пределами лагеря

Из почти 500 человек более 400 сумели прорваться через внешнее ограждение и оказались за пределами лагеря.
Как было условлено, беглецы разбились на несколько групп и бросились в разные стороны, чтобы затруднить поимку. Самая большая группа бежала к лесу. Когда её стали настигать эсэсовцы, несколько десятков человек отделились и бросились навстречу преследователям, чтобы принять свой последний бой и задержать врагов хоть на несколько минут.

Одна из групп наткнулась на немецкую зенитную батарею. Сняв часового и ворвавшись в землянки, беглецы голыми руками передушили орудийную прислугу, захватили оружие и грузовик.
Группа была настигнута и приняла свой последний бой.

Около сотни вырвавшихся на свободу узников погибли в первые же часы. Увязая в глубоком снегу, по холоду (термометр в ту ночь показывал минус 8 градусов), истощённые, многие просто физически не могли пройти более 10-15 км. Но более 300 смогли уйти от преследования и спрятались в окрестностях.

«Охота на зайцев» в округе Мюльфиртель

В поисках беглецов, кроме охраны лагеря, были задействованы расквартированные в окрестностях части вермахта, части СС и местная полевая жандармерия. Пойманных беглецов доставляли в Маутхаузен и расстреливали у стены крематория, где тут же сжигали тела. Но чаще всего расстреливали на месте поимки, а в лагерь привозили уже трупы.

В немецких документах мероприятия по розыску беглецов именовались «Мюльфиртельская охота на зайцев». К розыскам было привлечено местное население. На сходах бургомистры объявляли, что бежавшие – опасные преступники, представляющие угрозу для населения. Обнаруженных беглецов предписывалось убивать на месте, за каждого убитого выдавалась денежная премия.

Планируя побег, организаторы рассчитывали на поддержку местного населения (австрийцы – не немцы).
Напрасно.
Беглецам отказывали в пище, перед ними закрывали двери, их выдавали, их убивали.

Бойцы Фольксштурма, члены Гитлерюгенда, члены местной ячейки НСДАП и беспартийные добровольцы азартно искали в окрестностях «зайцев» и убивали их прямо на месте. Убивали подручными средствами – топорами, вилами, поскольку берегли патроны.
Трупы свозили в деревню Рид ин дер Ридмаркт, и сваливали во дворе местной школы. Здесь же эсэсовцы вели подсчёт, зачёркивая нарисованные на стене палочки. Спустя несколько дней эсэсовцы заявили, что «счёт сошёлся». («Охота на зайцев» возле австрийского городка Мюльфиртель стала одной из страниц Нюрнбергского процесса)

Счёт не сошёлся! Эсэсовцы лгали

Остался в живых один человек из группы, уничтожившей немецкую зенитную батарею.
Девяносто два дня, рискуя жизнью, скрывала на своём хуторе двух беглецов австрийская крестьянка Лангталер, сыновья которой в это время воевали в составе вермахта.

19 бежавших так и не были пойманы. Имена 11 из них известны. 8 из них остались в живых и вернулись в Советский Союз.

Память

По свидетельствам оставшихся в живых, за несколько минут до восстания один из организаторов (генерал? полковник?) сказал:

«Многие из нас сегодня погибнут. Большинство из нас погибнут. Но давайте поклянёмся, что те, кому посчастливится остаться в живых и вернуться на Родину, расскажут правду о наших страданиях и о нашей борьбе, чтобы это никогда больше не повторилось!»

И все поклялись.
В 1994 году австрийский режиссёр и продюсер Андреас Грубер снял фильм о событиях в округе Мюльфиртель («Hasenjagd: Vor lauter Feigheit gibt es kein Erbarmen»). Фильм стал самым кассовым в Австрии в 1994-1995 гг.


http://politikus.ru/articles/10731-konc ... bloka.html

В России такого фильма нет.
Почему?!

Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 16804
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.


Вернуться в Военная история

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Yandex [Bot] и гости: 1