ЗАБЫТЫЕ СОЛДАТЫ ЗАБЫВАЕМЫХ ВОЙН

Темы по военной истории

ЗАБЫТЫЕ СОЛДАТЫ ЗАБЫВАЕМЫХ ВОЙН

Сообщение EvMitkov » 10 апр 2012, 03:33

Доброго времени суток всем!

Открыть эту тему на нащем форуме меня побудили несколько вещей:
Во - первых, вопросы моих друзей и знакомых, задаваемые в переписке по поводу имен, часто встречающихся в материалах о последних, "забытых войнах" нашей страны - Афганской, Чеченских...
Те имена, которые - как мне казалось! - не могут быть неузнанными. Однако, войны имеют свойство уходить в прошлое, затаиваться под ВРЕМЕНЕМ, и прятать имена и личности тех, кого казалось бы - не знать невозможно.

И во-вторых,
строки Станислава Шубина, приведенные в его поэме? стихотворении? "Генерал", которое разместил Борис Викторыч в нашей Курилке.

Вот эти строки:

ГЕНЕРАЛ

Станислав Шубин

Ах, Россия, всегда ты жестока
К тем, кто честно тебе же служил,
Генералы уходят до срока,
Увольняются, полные сил…

Неужели так быстро забыла
В сорок первом разорванный фронт?
Отчего же всегда не ценила
Офицерский ты свой генофонд?

«Генерал, он и в Африке тоже»,
В желтой прессе твердят вновь и вновь,
И на оборотней, мол, все похожи
И сосут, мол, народную кровь…

Сколько слухов и сплетен витает
По каналам, страницам газет
И не каждый теперь понимает,
Где там правда, а где пьяный бред!

Прекратите ненужные речи,
Генерал наш не предал Союз,
Надевая погоны на плечи
Он на них же взвалил тяжкий груз!

Измеряется он в мегатоннах
И годами бессонных ночей,
Грязью, холодом на полигонах
И десятками павших друзей!

Они шли в батальоны и роты,
Поднимали дивизии в бой,
И горели в Чечне в вертолетах
И страну прикрывали собой!

Он мотался в зеленом наряде
По чеченской, сибирской глуши,
Не замечен ни в лести, ни в блате,
Жил, работал, любил и грешил!

Испытав все соблазны на свете,
Не стремился по спинам во власть…
Есть любимая женщина, дети…
Да и, в общем-то, жизнь удалась!

И на фоне реформ и авралов,
Их и вправду сегодня не счесть,
Тост поднимем за тех Генералов,
Сохранивших и совесть и честь!


Потому я и задумал ряд публикаций в этой теме. О тех, кто свою "профессию - Родину защищать" сделал не просто профессией, а делом жизни.
Делом ЧЕСТИ.

Полагаю, Борис Викторыч тоже подключится к разговору.

А сегодня я скажу несколько слов о Александре Ивановиче Отраковском, моем первом комбате.

Отраковский Александр Иванович (1947-2000).


Герой России, генерал-майор. В рядах Вооруженных Сил РФ прослужил 34 года. Родился 3 января 1947 года в г. Кутаиси Грузинской ССР. В 1954 г. поступил в Руставскую среднюю школу Грузинской ССР, где окончил 5 классов и в 1959 г. поступил в Кавказское Краснознаменное суворовское военное училище (г.Орджоникидзе), которое окончил в1966 г. В этом же году поступил в Ташкентское высшее общевойсковое училище им. В. И. Ленина,которое окончил в 1969 г.В 1969-1978 гг. проходил службу в бригаде морской пехоты Черноморского флота. С 1978 г. по 1981 г. - слушатель Военной академии имени М. В. Фрунзе. После окончания академии Александр Иванович Отраковский служил в 336-й бригаде морской пехоты Балтийского флота. Прошёл должности от начальника оперативного отдела до командира бригады. Затем в 1990 году был назначен командующим Береговыми войсками КСФ. Всеми уважительно и с любовью звался "Дед". Не выдержало сердце "Деда"... Ночью на командном пункте десантно-штурмового батальона близ чеченского селения Ведено на 54-м году жизни перестало биться сердце отважного боевого генерала, легенды морской пехоты.


Ниже - статья от 18 марта 2000 г., Известия
Автор - Владимир Ермолин

В войсках его звали "дедом". После Ведено, где он лично выводил через коридор безопасности сотни жителей, офицеры нарекли его "миротворцем". Как звали боевики, достоверно не скажешь, но, по некоторым данным, окрестили они его "черным вороном". За черный берет морпеха, за то, что кружил над их головами, как неизбежный рок. А вообще-то звали его Александром Ивановичем Отраковским. Был он генерал-майором. Командовал морской пехотой в Чечне. И умер там же, в предгорной Чечне, но не от пули.

Он умер от сердечного приступа. Хотя смерть стерегла его еще с первой чеченской кампании. И по всему выходило, что погибель свою этот окопный генерал найдет от пули снайпера, автоматной очереди, осколка мины, от ножа в рукопашной. Но только не от недуга отставников-пенсионеров. И все же, несмотря на "гражданский" диагноз, генерал-майора Александра Отраковского убила война. Прямое попадание в сердце. 3 января Отраковскому, начальнику береговых войск Северного флота и командующему морской пехотой в Чечне, исполнилось 53 года. Накануне в бою за высоту 1561 погибли 12 морпехов. Самые большие потери за четыре месяца войны - в Дагестане и Чечне. На "деда", как звали Александра Ивановича "черные береты", было страшно смотреть. С поздравлениями к имениннику так никто и не рискнул подступиться.
- Он тяжело переживал гибель каждого матроса, офицера, - рассказывает полковник Сергей Пушкин, первый зам Отраковского в Чечне в последние месяцы.- Можно сказать, для командира это была какая-то ненормальная чувствительность.
Для командира, посылающего людей на смерть едва ли не каждый день, профессионально полезнее иметь бронированное сердце. Возможно, именно из таких, не знающих жалости ни к себе, ни к другим, и выходят полководцы с чеканным профилем. Но почему-то их, решительных и грозных, чаще встречаешь в столицах, вдали от ристалищ. Наверное, отдаленность от передовой позволяет с большей легкостью двигать "фигурки" по зелени потертых штабных полотен, решать стратегические задачи. И кардиограмма, что немаловажно, всегда в норме.
Отраковский, равно как и другие генералы чеченской войны, знал эти самые "фигурки" в лицо. В том роковом бою за высоту 1561 погиб однокашник и близкий друг его сына капитан Алексей Милашевич.
Сын, Иван, командир взвода снайперов, лишь по чистой случайности не угодил в то пекло. Впрочем, и на его долю военная судьба отмерила сполна солдатского лиха. Всего того, что и остальным. Невзирая на "генеральское происхождение". Хотя и служил Иван в соединении, которым командовал отец, но за чаепитием родственников никто не видел. Комвзвода, как и положено, в генеральский "кунг" (командно-штабная машина) не был вхож. Наверное, это неестественно - не различать в общем строю подчиненных родное лицо, не искать близкому человеку лучшей доли. Однако Александр Иванович своей рукой вписал в список отправляющихся в Чечню имя Ивана. Он полагал невозможным бросать в бой чужих сыновей, припрятав в тылу своего.
Одни добивались перевода в теплые широты, а то и в Москву. Отраковский сидел на Севере и палат каменных, помимо как в чудном городе Североморске, не имел. Одни пристраивали сыновей в академии, выбивали им столичные квартиры. Отраковский "пристроил" сына на войну. Одни пользовались привилегиями начальников и носу на передовую не казали. Отраковский и в ту, и в эту кампанию первым поехал в Чечню, хотя его никто бы не осудил, предоставь он возможность приобрести боевой опыт своим молодым заместителям или начальнику штаба. "У этого маленькие дети, у этого личные обстоятельства...", - объяснял он своему другу, почему командир и на этот раз должен быть впереди, на лихом коне.
...И досталось ему в ту, первую, войну брать центр Грозного и отправлять "грузом 200" на родину 58 своих "сынков". Если бы рубцы на сердце приравнивали к ранениям, то у генерала Отраковского уже после января 1995 года появились бы на мундире первые нашивки. Именно тогда он был "скальпелем" (военно-медицинский самолет) отправлен в Санкт-Петербург. Но вскоре вернулся на передовую.
О том, что у "деда" прихватывает сердце, знали немногие. Его генеральский образ жизни не давал и намека на пересуды о здоровье командира. На войне он держался особо жесткого режима. Случалось, не спал сутками. Но если обстановка позволяла, спать ложился ближе к полуночи. Около трех утра - подъем. Принимал доклады о положении дел в подразделениях, ставил задачи... Потом короткий сон до 5-6 утра.
День начинал с энергичной зарядки, обтирался снегом или обливался ключевой водой. Еда из общего котла. Чаще всухомятку. В общем, все "прелести" походной жизни. Без передышки, без отпуска - семь месяцев. Без четырех дней. А между тем, после пятидесяти болезни липнут как мухи. И на гражданке от них не отмахнешься. А в окопном "комфорте" и подавно. Его не раз отправляли в отпуск. Ему приказывали большие начальники - немедленно на море, лечиться. Наверное, это был единственный случай в военной карьере Отраковского, когда он не выполнил приказ.
Прибывшему на замену Отраковскому офицеру замкомандующего федеральными силами в Чечне генерал Геннадий Трошев заявил, что "впереди тяжелые задачи и Александра Ивановича я ни на кого не поменяю". С 22 декабря Отраковский был назначен старшим направления Анди-Харочой. Помимо морпехов, принял под свое командование соединение ВДВ. И тут уж о болезнях пришлось забыть начисто.
Принято считать, что генералы, по определению, должны любить войну. Она их потчует званиями, наградами, славой. Мне случалось бывать в горячих точках, и не только в Чечне. Генералов, которые бы испытывали упоение от окружающих их грязи, крови, страданий, тошнотворного запаха смерти, пропитывающего на войне все - и живое, и мертвое, - я не встречал. Зато чуть подальше от передовой, начиная от безопасного Моздока и до Москвы, у вас всегда была возможность наткнуться на романтиков штыкового боя и певцов бивуачного житья-бытья.
Возьму на себя смелость утверждать, что истинные военные войну ненавидят. Те самые, вменяемые, профессионалы, слишком хорошо знающие, из какого сора состоит вся эта батальная "романтика". Есть, конечно, и балдеющие от запаха горячей крови и трупных миазмов, но таких в армии не больший процент, чем психопатов в обычном здоровом обществе.
Александр Отраковский войну ненавидел. Но всю свою сознательную жизнь готовился к ней. Был фанатиком своего дела. Отчего, считают его друзья, распалась и первая семья - не каждая жена смирится с тем, что главная жизнь мужа проходит за порогом дома.
Собственно, из традиционных, понятных каждому гражданскому человеку ценностей - семья, отдых, комфорт, достаток, - Отраковский выбрал немногое. И то в последние два года. Он, по общему признанию, счастливо женился второй раз. И как только выпадала возможность, звонил своей Оле в Североморск. Пять минут разговора с любимой женщиной заменяли генералу врачевание души сорокаградусным "лекарством", к чему на войне прибегают и трезвенники, и язвенники. Отраковский не пил, не курил. И одним уже этим выпадал из дежурного образа прокопченного бивуачным бытом командира-окопника.
И еще - в Чечне его всегда сопровождали книги. Любил Жюля Верна. Последнее, что перечитывал, - "20 000 лье под водой". Можно только предполагать, как эта фантастика, сохранившая в своем переплете, казалось, и первые, детские впечатления от книги, ложилась на явь невыдуманных смертей, на реалии кровавого месива, в котором ему, Александру Отраковскому, была отведена одна из главных ролей. "Лье" морского пехотинца "капитана Немо" пролегали по такой раскаленной земле, через такую лаву человеческого горя, что мозг искал спасение в фантастических глубинах. И вряд ли находил его.
Человеческие качества в характере Отраковского, по всему, должны были тяжелым гнетом лежать на боевых доблестях, мешая им вырваться на свободу, развернуться во всей молодцеватости. Добр, впечатлителен, скромен, совестлив... И в то же время его ребята брали село за селом. Их бросали туда, где другим не выстоять. Их держат полгода без замены. Их командиру доверяли самые сложные операции и командование целыми направлениями.
Конечно, он был полководцем от бога. Его штабная мысль отправила на тот свет не одну сотню моджахедов. Да и своей собственной рукой случалось генералу отпускать на небеса души боевиков. Не для чтения любимых романов пришел Отраковский на чеченскую землю.
Будучи "некабинетным" полководцем, он нередко попадал в передряги, когда все решали реакция и удача. Уже в эту кампанию его "уазик" попал в засаду. Водитель успел дать по газам, генерал - прошить ночь автоматной очередью. Обошлось.
В декабре десантно-штурмовое подразделение угодило на марше в переделку, из которой обычно если и выходят, то с большими потерями. В колонне, в одной из боевых машин, был генерал Отраковский. Он не только взял руководство боем на себя, но и под шквальным огнем сумел вывести на позицию танк и заткнуть прямой наводкой пулеметы противника. С нашей стороны убитых не было - только раненые.
Таких ситуаций в боевой биографии Отраковского немало. Впрочем, сам он счет им не вел. А летописцы командующему морпехов не положены. Так, что-то запомнили друзья, подчиненные, которым он спас жизнь, а большей частью все поглощено серой повседневностью, особо не отличающей подвиг от выполнения штатных обязанностей. В календаре войны вообще мало красных дат, в основном это черные дни. Это уже потом, задним числом, историки расцветят календари как надо. И, к слову сказать, не исключено, что имя генерала Отраковского в перечне героев чеченской войны историки потеснят именами тех, кто сегодня наблюдает за войной из безопасного далека. Так было, так будет. Пока панацеи от перелицовки истории по последней моде нет.
Еще два месяца назад ушло представление на Отраковского в Москву. Командование федеральных сил считало его достойным звания Героя. При жизни. Точно так же, при жизни, считал он героями и сотни своих бойцов. Не в звездочках и крестах дело; солдат пришел с войны и был там не последним человеком - почему государство так скупо отмечает живых? И так показушно-щедро - мертвых? Если в первую кампанию кадровикам хватало двух-трех недель, чтобы провернуть все формальности, то сегодня заслуженные награды "выдерживаются" в ГУКе (главное управление кадров Минобороны) по четыре месяца. Кто-то уволился и уже дома, кто-то погиб, а "контора" все пишет. Все выгадывают штабные, как бы не превысить норму отпуска орденов и медалей за отчетный квартал.
...Друг Отраковского с лейтенантских лет, начальник сухопутных и береговых войск ВМФ генерал-майор Сергей Шилов вспомнил в разговоре со мной, как накануне отправки в Дагестан Александр Иванович обратился к "срочникам", чья служба заканчивалась, с просьбой не оставлять бригаду в трудную минуту. Из 200 "дембелей" 120 остались в строю и поехали вместе со своим командиром на войну. Они верили ему как родному отцу, как "деду". Хотя своих внуков Александр Отраковский так и не дождался.
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13915
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: ЗАБЫТЫЕ СОЛДАТЫ ЗАБЫВАЕМЫХ ВОЙН

Сообщение Dvu.ru-shnik » 11 апр 2012, 00:38

Доброго всем утра - когда встал, тогда и утро.
Фу, ну и замучился...
Сначала кучу раз выхлёстывался весь комп при работе с картой (слабенький он у меня).
Потом начал сохранять изображения пошагово - каждый шаг - новая картинка.
Когда закончил - обозначилась новая проблема - снимок не грузился в инет - слишком большой и тяжёлый получился. Пришлось резать и так и этак. Кое как загрузил. Однако а этом мучения не закончились - пришлось ещё резать и облегчать до тех пор, пока "радикал" не смог фото обработать.

Фото само по себе кликабельное, поэтому даю ссылку на него - там подробней можно рассмотреть.
http://img-fotki.yandex.ru/get/6107/84774810.3e/0_768dd_9af309a8_XXXL
С Александром Ивановичем я познакомился в декабре 1999-го года.
Я тогда был капитаном. получилось так, что меня из ОГ "Запад" в срочном порядке перекинули в ОТГ "Высокогорная" на замену подполковника (начальника разведки ОТГ).
Как добирался - отдельная история для рубрики "В каждой шутке...".
Приехал, принял дела и должность, начал работать...
Помню - сидели мы на служебном совещании, которое проводил командующий ОТГ генерал-майор Ларченко. Раздался стук, входят полковник и капитан - начопер и начраз - морпехи. Представились, доложили о прибытии оперативной группы и передовых подразделений. Сели как раз рядом со мной.
Первое, что бросилось в глаза - на груди у начальника разведки висит GPS-навигатор "Магеллан".
После совещания забрал майора к себе на десяток минут - поговорили накоротке и договорились о том, что завтра он у меня всё отработает по своему направлению.
На следующий день, как и договаривались, встречаю его у шлагбаума.
Смотрю - подходят к КПП трое - двое вчерашних гостей и такой старенький дядечка в камуфляже... Когда подошли вплотную, тогда уже рассмотрел на плечах генеральские погоны. Он уже тогда тяжело ходил, иногда даже с палкой. На генерала совсем непохож... больше на колхозного бригадира или лесника смахивал. манера говорить тоже отнюдь не генеральская была.
Генералы у себя уединились, начопер с нашими НШ и НОО сгруппировались, ну а я с НРом начали работать.
Задачу им поставили - видна на карте - сосредоточиться на хребте, подготовиться и начать наступление восточнее нп Харачой с общим направлением на Ведено.
Пошли ребята наверх по серпантину...
С раннего утра слетал на разведку и штурмовку в район нп Кенхи и Кири. только по возвращению успел тарелку картошки с тушёнкой в себя закинуть, как посыльный бежит - с командующим к морпехам летим.к морпехам.
Честно говоря, отношение у меня было к десантникам и морпехам тогда несколько предвзятое - слишком памятными были десантный гонор ребят из 7 ВДД с первой компании. Да и зол я был на них с тех пор, как они под Первомасуким не оказали помощь ребятам из 22 обрСпН, хоть и находились от них в каких-то 30 метрах, да под Бамутом наших так же оставили погибать из 136-ой омсбр.
Прилетели на хребет и сразу (ещё с борта при заходе на посадку) замечаю - как-то всё не так - вертолётная площадка обложенв побеленными камушками, знак выложен, передовой авианаводчик трезвый, дымы жжёт, руками и флажками сигналы подаёт... В стороне кунги и палатки не просто стоят, но грамотно расставлены и замаскированы...
А ведь ребята только заканчивают в район втягиваться и по позициям рассасываться. прибывающие подразделения встречают офицеры, прибывшие раньше, выводят на определённые и уже отрекогнисцированные на местности позиции, указывают места для боевых машин...
Всё как-то по уму, не побыдлячьи.
Естественно, что Александр Иванович встретил нас на вертолётной площадке.
Небольшое отступление - Ларченко меня с собой таскал и как разведчика, и как офицера оперативного отдела - приходилось не только свои вопросы успевать решать, но и обстановку с карты передирать, заявки на обеспечение и доукомплектование собирать.... Много чего приходилось несвоего делать.
Прошли в штабную палатку, я быстро на карту упал - обстановку перекинул себе, а их НШ уже заявки подготовленные даёт... Опять как-то непривычно получилось. Обычно прилетаешь, а там ничего неготово, самому зачастую с местности на карту расположение подразделений приходилось наносить, а местных отцов-командиров в это время документы заставлять готовить. А тут как-то без суеты всё, похозяйски, с чуством, с толком, с расстановкой.
Пока генералы по позициям ходили, свои вопросы обсуждали и чай пили, успел с НШ и НОО переговорить, НРа пристегнул и все вчетвером начали по вопросам разведки работать.
С самого начала было понятно, что ребята, хоть и обстрелянные уже, но только что попали первый раз в горы. Отработали по системе наблюдения, подправил им кое что исходя из местных условий, подсказал, посоветовал... Тут же пошла команда в подразделения на устранение недостатков. Вобщем, когда мы минут через тридцать с НРом вышли из палатки и пошли смотреть всё на местности - там уже работа кипела на всю катушку. где-то окоп в друном месте копали, где-то сектора наблюдения и обстрела меняли. Приятно работать было.
Ну, а потом началось то, что нанесено на карту.
Группировка начала выдвижение частей в западном и северном направлениях. Запад пришлось к сожалению обрезать, как и центр с КП группировки - снимок не мог загрузиться.
Нбросал по памяти и на скорую руку. В датах на промежуточных и конечных рубежах могут быть ошибки. Заранее прошу за это прощения.
Силами развед дозоров от БТГ 102 обрОН, 31 овдбр, сводного дшб морской пехоты и РГ Спн в ночь накануне нового года взяли без единого выстрела первый рубеж, ближе к утру части и подразделения по гребням хребтов начали выдвигаться на Харачой.
Кто не был зимой в горах, тому не понять ,что такое выдвигаться ночью пешком, а за собой ещё и технику с тяжёлым вооружением вытаскивать.
Да, Евгенич, ты абсолютно прав - Отраковский младший не знал никаких поблажек. Вот только всё же он трижды был в кунге у отца. Первый раз - на взбучке.
За дословность не ручаюсь, но разговор был приблизительно следующего содержания:
- Ты это что творишь, сынок!!!???
- ???
- Ты почему сейчас на войну поехал, вместе со мной??? Не мог пол-года подождать и со следующей заменой приехать, когда меня заменят? Мать же там одна осталась.
Вот такую взбучку получил сын от отца. Он тогда не мог знать, что замену он так не дождётся.
Второй и третий раз отец вызывал Ивана для телефооных разговоров с матерью. Всё, в остальном были только постановки задач и разборы полётов.
Потом я видел генерала Отраковского ещё трижды или четырежды.
На всю жизнь запомнил, как он выговаривал генералу Ларченко и сетовал генралу Макарову - "Да присвойте же наконец этому капитану майора, он же и так на полковничей должности сейчас пашет. Ну хотя бы о моих офицерах подумайте - им, полковникам, ставит задачи капитан... Несолидно это получается."
Во время следующей встречи я видел его буквально чёрным - это было утро, когда отбили высоту 1561,0.
А последняя наша встреча состоялась как раз на том самом его КП, где был сделан снимок - на юго-восточной окраине Ведено.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6949
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: ЗАБЫТЫЕ СОЛДАТЫ ЗАБЫВАЕМЫХ ВОЙН

Сообщение Dvu.ru-shnik » 11 апр 2012, 12:03

Да, на карте не указал, что с запада Ведено обкладывал 104 пдп, чья 6-я рота погибла под Сельментаузеном, а на место ДШБ морской пехоты (их исходное положение на хребте Сэдубильи) пришёл батльон МП Каспийской флотилии. Все десантные части и части морской пехоты за исключением 31овдбр после взятия Ведено вошли в состав отдельной группировки ВДВ и МП, которой и командовал генерал Отраковский до самой своей кончины.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6949
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: ЗАБЫТЫЕ СОЛДАТЫ ЗАБЫВАЕМЫХ ВОЙН

Сообщение EvMitkov » 30 апр 2012, 05:09

Dvu.ru-shnik писал(а): ...которой и командовал генерал Отраковский до самой своей кончины.


И после своей смерти, наверное - тоже. Уже не как командир, не как генерал - а как СОВЕСТЬ.
"...Есть такая профессия - Родину защищать!".
... что многие нынче считают неуместным и громким пафосом.
Впрочем, "...да воздастся каждлму по вере его!"

Доброго времени суток всем!

Прдолжу разговор о тех, кого называют "забытыми солдатами забываемых войн".
Хотя - и не разговор это вовсе.
Так, короткие биографии тех, кого рядом с нами уже нет. Которых многие из нас знали или лично, или - по фронтовой наслышке. Тех, кто ушел, но имеет не только полное право быть сейчас жив, но и ДОЛЖЕН.

А человек, душа его, жива до тех пор, пока его хоть кто-то помнит.
И не суть - просто ли лицо, по позывному ли - или по имени...


Герой Российской Федерации капитан ЦЫМАНОВСКИЙ Виталий Витальевич
27.03.1968 - 18.04.1995



Цымановский Виталий Витальевич - командир роты 7-го отряда специального назначения "Росич" 100-й дивизии оперативного назначения Северо-Кавказского округа Внутренних войск МВД РФ, капитан.

Родился 27 марта 1968 года в городе Запорожье Украинской ССР. После окончания средней школы поступил во Внутренние войска МВД СССР. Окончил Новосибирское высшее военное командное училище ВВ МВД в 1990 г.

После училища направлен для прохождения службы в отряд специального назначения "Росич" 100-й дивизии оперативного назначения Северо-Кавказского округа Внутренних войск (дислоцирована в Новочеркасске, известна под наименованием ДОН-100). Принимал участие в операциях в Нагорном Карабахе, Северной Осетии и Ингушетии.

С ноября 1994 года принимал участие в боях первой чеченской войны. Проявил мужество при взятии станицы Асиновская, штурме Грозного.
Награжден орденом Мужества (1995), медалью "За отвагу".
За мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга Указом Президента Российской Федерации от 15 сентября 2003 года капитану Цымановскому Виталию Витальевичу присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).
В 2005 году в городе Запорожье (Украина) открыта мемориальная доска в честь Героя.
http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=7253

Спустя ВОСЕМЬ лет - и Герой, и доска мемориальная... Это - как квартира БОЕВОМУ офицеру, всю свою жизнь отдавшему Армии, Родине - не за награды, не за красные слова и красивые глаза... Награда посмертно через ВОСЕМЬ лет...
Квартира, элементарное скромное жилье, заслуженное жизнью и кровью...
Жилье - самое необходимое в быту человеку, которое офицер должен ВЫБИВАТЬ, мотаясь из города в город, за сотни верст, выстаивая в очередях в приемных чинуш в погонах...
Ладно, хоть так...

Ниже - информация с официального сайта Герои Отечества.
В апреле 1995 года отряд спецназа "Росич" принимал участвовал в боях за село Бамут Ачхой-Мартановского района Чечни. Для взятия этого сильно укрепленного села, занимающего стратегически выгодное положение, были стянуты значительные силы Внутренних войск и Российской армии. В предыдущих боях действиям войск очень мешал сильный огонь врага с Лысой горы, расположенной у юго-восточной окраины Бамута. Задача ликвидировать опорный пункт боевиков на Лысой горе была поставлена спецназовцам отряда.

Рано утром 18 апреля 1995 года три группы спецназа "Росич" выдвинулись к горе. При подходе к вершине первая группа попала в засаду: был взорван на фугасе БТР и погиб командир. Одновременно открыт шквальный огонь по второй группе, уже вышедшей к высоте, она тоже понесла потери. Командир также погиб. Капитан Цымановский двигался во главе третьей, замыкающей группы. Определив по звукам стрельбы, что положение первых групп крайне опасное, он повёл своих подчиненных на выручку. Помощь успела вовремя: боевики успели окружить первые две группы. Группа Виталия Цымановского прорвала кольцо окружения и соединилась с окруженными. Как старший по званию, капитан Цымановский принял командование на себя. Он сумел организовать круговую оборону. Шестьдесят четыре бойца вели бой с 400 боевиками. Со всех сторон по окруженным вёлся шквальный огонь, в том числе из десятков гранатометов.

Сам Цымановский показывал образцы мужества и героизма в бою. Под огнём он вынес из-под огня тяжелораненного солдата и оказал ему первую медицинскую помощь. В бою получил огнестрельное ранение в грудь, но не вышел из боя и уничтожил пулеметный расчет и четырёх боевиков. Однако из полученных по рации сведений стало ясно, что в самом Бамуте главные силы также попали в тяжелое положение и отходят с потерями. В такой ситуации оставался только один выход - прорываться. Капитан Цымановский возглавил атаку, а после прорыва вражеского кольца остался прикрывать отход подчиненных и погиб в этом бою, до конца выполнив свой долг. Об его последних минутах имеются разные сведения. При обмене погибших через несколько дней боевики рассказали, что Цымановский получил еще одно тяжелое ранение, но когда к нему подошли боевики, выстрелами в упор из пистолета Стечкина застрелил двоих боевиков и был убит. По другим сведениям, погиб от выстрела снайпера при смене огневой позиции.

В этом беспримерном бою спецназ "Росич" понёс самые большие потери за свою историю - погибло 10 и получили ранения 17 бойцов. Все участники боя были представлены к награждению орденами, а старшему лейтенанту М.Ю.Немыткину, лейтенанту А.С.Зозуле, прапорщику О.В.Терешкину, рядовому Р.В.Кадырбулатову было присвоено звание Героев Российской Федерации. Был представлен к званию Героя и их командир Виталий Цымановский, но в вышестоящих штабах представление было отклонено на том основании, что за несколько дней до своего подвига он был награждён орденом.
Только через 8 лет справедливость была восстановлена.

http://www.vvmvd.ru/menu2/heroes/heroes ... sru_6.html



"...В этом беспримерном бою спецназ "Росич" понёс самые большие потери за свою историю - погибло 10 и получили ранения 17 бойцов.". Что ж. Героизм одних = это всегдаплата за халатность или предательсво ДРУГИХ. Те, кто ззнает меня лично, знают и о моем отношении и учстии в том деле - но об этом ниже или в другой раз, вспоминать об этом не хочется, а забыть не получается. Однако, спустя более чем 17 лет обстоятельства спецоперации в Бамуте вдруг начали обрастать странными домыслами. Появились недобросовестные люди, которые, посчитав, что за давностью лет многое забылось, пытаются спекулировать на памяти павших бойцов. Бой в Бамуте изучают в военных академиях, его эпизоды описаны в газетах, журналах и книгах. Изучают и преподносят как образец героизма - немудрено: на Лысой Горе 18 апреля 1995 года военнослужащие отряда спецназа «Росич» совершили групповой подвиг. Своими действиями они отвлекли на себя тысячную группировку боевиков, тем самым спасли от уничтожения бригаду оперативного назначения, проводившую спецоперацию в Бамуте. Пятеро спецназовцев — беспрецедентный на тот период случай — посмертно были удостоены звания Героя России.
Все так. Но прикрытые героизмом одних, остаются под дымовой завесой причины. Ладно. Об этом - тоже ниже - или в другой раз.

А здесь я привожу подборку материалов, в которых максимально подробно и с документальной точностью изложены все обстоятельства произошедшего. Здесь нет ни слова вымысла: все - со слов непосредственных участников боя на высоте 444,4 — Лысой горе. Те, кто в той круговерти остались живы, до сих пор в мелочах помнят тот день. Потому что врезалось в память навсегда, потому что сердце все так же болит за погибших под Бамутом товарищей.

В апреле 1995 года группировке внутренних войск предстояло штурмовать Бамут. Дудаев отводил ему особо важное место.
В окрестностях этого села имелись шахты и коммуникации бывшей ракетной части стратегического назначения, где засело от двухсот до четырехсот боевиков. Подземные укрытия таковы, что их даже «Градом» не возьмешь.
Основные силы бамутской группировки были сосредоточены в лесном массиве в районе высоты с отметкой 444,4. В Бамут шли оружие и боеприпасы, в том числе и переносные зенитные ракетные комплексы. Вдоль реки Фортанги из Мужичей и Даттыха перевозили боеприпасы, продукты, обмундирование. Боеприпасы поступали также со стороны Али-Юрта.
Из Бамута в Нестеровскую вела старая лесная дорога, причем опять через те же Аршты. Там уже Ингушетия, где боевиков практически не достать.
В ореховой роще в полутора километрах от Бамута была расположена хорошо укрепленная база дудаевцев. Подходы к ней заминированы. Бандиты брали в свои вылазки десять «зушек» (зенитные установки), установленных на УАЗы. Вот они-то и курсировали через Аршты до Нестеровской. На северной окраине Бамута на выезде к Аршты обосновалось еще человек двести со стрелковым оружием, гранатометами. Отмечалось также и наличие групп в лесном массиве между Бамутом и Давыденко.
В Бамуте и в его окрестностях была собрана самая значительная группировка противника. После боев в Грозном сюда отошел абхазский батальон Басаева, около двухсот человек. Так называемый «геленджикский полк», почти двести пятидесят человек, тоже повоевал в Грозном и в станице Петропавловской.
Шалинская, гудермесская и аргунская группировки прислали сюда триста человек. Иностранных наемников насчитывалось сотни четыре, среди них были и азиаты, и арабы, и европейцы. По самым скромным подсчетам, в этом районе против федеральных войск собралось до трех тысяч штыков. У них имелось до двадцати единиц бронетехники, около двадцати артсистем и минометов и две реактивные установки «Град».

Специальная операция началась в 6.00 18 апреля 1995 года. В Бамут начала входить бригада ВВ оперативного назначения . На въезде в населенный пункт в его северной части было обнаружено минное поле, к ликвидации которого немедленно приступили саперы. Боевики оказывали упорное сопротивление огнем снайперов, минометов, ПТУР. Несколько БТРов, БМП и один танк подорвались на фугасах, усиленных зарядами тротила. Взрыв вызвал пожар в селе, а ветер его усилил. Боевики заминировали противотанковыми и противопехотными минами все центральные улицы. При срабатывании мин разрушались дома, постройки, этим самым замедлялся темп наступления бригады оперативного назначения. Для обеспечения правого фланга бригады артиллерией был нанесен удар по ранее спланированным целям в лесном массиве, что позволило к 7.15 выйти на рубеж второго квартала. В 7.40 с высоты Лысая снайперы «чехов» начали плотный обстрел боевых порядков бригады. Это место обработала артиллерия артдивизиона. В 9.25 боевики начали давить радиосети, установив радиопомехи. Однако через несколько минут все корреспонденты были переведены на запасную частоту. В 10.30 было отмечено выдвижение бандгрупп из поселка Аршты в направлении Бамута. Это выдвижение было блокировано установкой НЗО (неподвижные заградительные огни), а при повторной попытке — штурмовой авиацией СУ-25.
Село, расположенное среди гор вдоль поймы реки Фортанги, внешне полуразрушенное и оставленное, оказалось мышеловкой. Уже по бригаде работали не только снайперы, но и крупнокалиберные пулеметы ДШК, подорвался на фугасе танк из головной походной заставы, когда - только тогда! - отряду спецназа поступила команда взять на оконечности горного лесного массива высоту Лысая, чтобы прикрыть втягивающиеся в Бамут подразделения. Эту горушку уже давно знали заочно, она была видна издалека с многих окрестных дорог — по окоему торчат лишь редкие стволы деревьев, с которых «Градом» давно срезало не только листочки-веточки, но и крупные сучья. А дальше вверх — густейшая зеленка, под которой, - об этом все догадывались, - «духи». Только не отдельные стрелковые лежки у них там оказались, а серьезно укрепленные укрытия, с соответствующим оружием и припасами.

"...Еще 14 апреля разведка софринской бригады нарвалась там на «духовскую» засаду, при отходе вынуждена была оставить на поле боя тела двух убитых товарищей. Их надо было во что бы то ни стало вынести. А дальше по обстановке: подняться на Лысую (втихаря или с боем – как получится), закрепиться на этой господствующей высоте, обеспечив поддержку основным силам, которые берут Бамут.
Отряд прошел по селу через боевые порядки бригады, свернул к реке, спешился. Тереха, Старичок и Ромка-пулеметчик, самые матерые прапорщик, сержант-контрактник и солдат, первыми шагнули в воду Фортанги. Когда по ним ударили две-три очереди из автомата, они обозлились чуток, но чехи стреляли и редко, и не совсем метко, издалека, неприцельно, нестрашно. Это было на полпути к подошве Лысой горы."


Бесполезно дожидаясь авиаудара по зеленке и артподготовки, отряд потерял время и пошел на Лысую, считай, белым днем. Командир отряда сломал первоначальный план операции и направил группы для выхода на рубеж предстоящей обороны. Первая пошла фронтально по склону крутизной градусов под шестьдесят, кое-где на четвереньках, в полной выкладке - со всеми своими брониками, «граниками», «эрдэшками» , десятками автоматных магазинов у каждого. Еще две группы ушли влево и вправо, разведчики оставались резервом чуть сзади, с командиром, начальником связи, начмедом.

Тела двух убитых софринцев обнаружили быстро. Они были на небольшом плато, где «духи» обосновались давно и прочно: здесь за линией полнопрофильных окопов был даже огород, где боевики сеяли зелень для подкормки. Одна наша группа заняла оборону здесь, вторая с десятком софринцев обеспечивала спуск двух погибших ребят. Старший лейтенант Михаил Немыткин должен был подняться еще выше.

Старший лейтенант Михаил Немыткин
(штрихи к портрету)




Его прозвище-позывной было Трамвай. Железный и не умеющий уступать дорогу. Только вперед, прямо по рельсам. А рельсовым маршрутом была служба. Нагорный Карабах он прошел еще солдатом группы спецназа калачевской бригады оперативного назначения внутренних войск. Потому осознанно сделал свой дальнейший жизненный выбор. Потому знал, что нужно солдату на войне и как его этому научить. Был романтиком спецназа, но не был дипломатом. Спецназовскую науку знал отменно, занятия проводил с упоением, до изнеможения.
Никогда не был парализован страхом. Рядом с этим офицером мальчишкам не было страшно.
Чеченский поход в 1994 году старший лейтенант Немыткин начинал в числе первых. Он был старшим на БТРе, который входил в Грозный еще до Нового года.
Звание Героя Российской Федерации присвоено 1 октября 1996 года (посмертно).
И в тот день, 18 апреля 95-го , у подошвы Лысой горы старший лейтенант Немыткин был немногословен. Поставил задачу прапорщику Олегу Терешкину взять с собой трех бойцов и подниматься выше дороги. С Терешкиным пошли Коваль, Панк и Ромка-пулеметчик. Еще одна тройка засела у дороги. Сержанту-контрактнику по прозвищу Старичок Немыткин приказал так же коротко и ясно: «Возьмешь двух, и — выше дороги».
Сам пошел еще выше.
Старичок посадил рядового Шульгова в укрытие — под корнями вывороченного взрывом дерева, приказав держать под наблюдением оба фланга, в случае чего — немедленно поддержать огнем.
Старичок с Семой ушли вправо вверх по склону. Нашли неплохое место для засады — рядом рогатина торчит, гильзы разбросаны, видимо, боевики его давно облюбовали. Только сели — выстрелы наверху, заработал пулемет Ромки. Старичок поднимает голову и видит трех «чехов» — идут, крадучись, все с автоматами. Очередь короткая, но конкретная — двое падают. Третий или поднимает своих, или оружие их забрать хочет. На мушке — его задница в зеленых штанах. Мишень отличная. Расстояние — метров тридцать-тридцать пять. Ба-бах! Готов!
Немного неловко работать, поскольку противник наверху, а склон очень крутой. Но вот из-за дерева появилась адидасовская голубая куртка. Бах-бах-бах! — одиночными. Мишка Немыткин сверху кричит: «В голубого не стреляй, я его уже завалил, готовый!»
Командир отряда вышел по рации: «Что за стрельба? Отходите!»
Немыткин ему: так, мол, и так — столкнулись в упор, встряли уже.
Старичок видит своего пулеметчика. Тот сидит спокойненько, воду из фляжки пьет. А из зеленки еще бандиты выходят. Старичок хотел уже крикнуть: «Смотри, подходят!» Но боец тихонечко ствол повернул и ка-ак даст! Спецназовцы грамотно рассредоточились, «духи» не всех заметили, они просто не ожидали, что солдаты так быстро поднимутся в гору, что внаглую подойдут к самым окопам.
Все — бой завязался!
Уже отчетливо орали сверху из зеленки: «Аллах акбар!» Старичка прошиб холодный пот. Это был не испуг, но одновременное сжатие всех внутренних пружин, сжатие до предела, до звона в ушах, до замирания сердца. Это длилось… Семнадцать мгновений весны, не больше. Восемнадцатое мгновение прервалось радийным криком командира: «Всем отходить!»
По рации Немыткин отчаянно вызывал Панкова. Не отвечает. Без своего солдата Михаил отходить не мог, так и сообщил командиру: «Без бойца не уйду!». Дал команду Ковалю аккуратненько пробраться к позиции Панкова, посмотреть, цел ли он.
А как это, аккуратненько?
Исчез Коваль.
Немыткин отдает свою станцию Терешкину и ползет слева вверх по высотке. Там выстрелы.
Старичок приказывает своему напарнику-бойцу держать сектора обстрела, никого не подпускать. Сам пошел влево.
Командир снова в рацию требует отходить.
А как отойдешь, когда бой уже приняли, уже людей нет…
Тут подошла на помощь вторая группа с капитаном Виталием Цымановским во главе. Ползут на высотку слева. Лейтенанту Андрею Зозуле прострелили ногу. Он матюгается, ковыляет, отстреливаясь. В тыл не уходит. Знает, что где-то рядом его лучший друг Мишка Немыткин. Андрей знает, что Мишка не струсит, будет с нохчами биться до конца. Зозуля не знал, что Немыткин уже убит. И сам лейтенант начал слабеть от тяжкой раны и от невозможности сделать в бою все, на что способен. Крепился изо всех сил. Когда «духи» стали окружать, привстал и выпустил последнюю очередь. Его достала снайперская пуля — прямо в голову, наповал.


Лейтенант Андрей Зозуля
(штрихи к портрету)




Несмотря на лейтенантские годы, имел огромный боевой опыт. За полтора года службы в отряде лейтенант Андрей Зозуля принял участие в 73 специальных операциях. Уже в Чечне он успел отличиться не раз.
Вспомнить хотя бы тот бой 3 января 95-го под Ассиновской, в котором погиб их старший товарищ подполковник Сергей Петрушко. Именно два Андрея — лейтенант Зозуля и капитан Ходак — под обстрелом вытаскивали раненого разведчика. Увы, тот был уже мертв. Андрей Зозуля погибнет, так и не узнав, что и подполковник Петрушко станет посмертно Героем России…
16 января 95-го в районе Малого Бамута в засаду попало подразделение одной из оперативных частей. Вытаскивать пехоту из капкана пришлось опять-таки «росичам». Они вытащили из-под перекрестного огня девятерых солдат, сумели эвакуировать и подбитую технику. Бились тогда с «духами» долгие шесть часов. Уничтожили больше сотни бандитов. В трофеях нашего спецназа кроме оружия боевиков оказались и ценные документы.
Звание Героя Российской Федерации присвоено 20 июля 1996 года (посмертно).




Старичок его увидел — не узнал. Даже спросил у солдат, которые выносили лейтенанта: «Кто это?» — «Зозуля».
«Духи» стали лупить из гранатометов. Осколками здорово ранило Весю — в пах, в ногу, зубы покрошило. Капитан Цымановский его перевязал, отправил вниз. Сам с двумя или тремя бойцами пробрался к Старичку: «Где ребята?» — «А хрен его знает! Не высунешься, вишь, как лупят!»
Потом разглядели, что метрах в пятидесяти вверх по склону лежат убитые ребята: Кадырбулатов, Ковалев, еще кто-то… А как к ним подберешься, когда весь этот пятачок простреливается насквозь. Чуть выше справа, еще ближе к погибшим, метрах в двадцати, прижаты к земле другие парни. Глухо! Цымановский кричит Терешкину: «Олег, за мной, вперед!»


Прапорщик Олег Терешкин
(штрихи к портрету)


Олег родом с Урала. Серьезно увлекался лыжами, немного не хватило до мастерского звания. Зато физичекую подготовку получил, занимаясь спортом, отменную. Срочную служил в отряде спецназа «Витязь». Был одним из лучших по высотной подготовке.
Уволился в запас и устроился у себя на родине в пожарную часть. Но спустя некоторое время вернулся в спецназа — в отряд «Росич», там были рады, что пришел классный высотник, специалист по штурму зданий.
После гибели Терешкина в пожарной части, где Олег служил после срочной, сделали мемориал в его честь. В боевом расчете при выезде на пожар место Терешкина никто не занимает — будто в отпуске сегодня Олег, будто на днях выйдет…
Звание Героя Российской Федерации присвоено 20 июля 1996 года (посмертно).
Выйти из боя было уже практически невозможно.
Они поползли. Выстрелы. Крики. Олег, видно, раненный, стал откатываться влево. Виталий Цымановский остался на месте. Недалеко от убитых ребят…
Солдаты — Берц и Большой — были в том бою рядом, они не только видели последние мгновения жизни Олега Терешкина и Андрея Зозули, они пытались их спасти: «Зозулю оттянули немножко, потом прапорщика Терешкина вытащили. Бой продолжался, я не видел, как других убивало. Я видел, как Кубата убило — он как раз вырвался, когда полз, его очередь по спине чиркнула, прямо через броник, через все. Так: «Чух-чух-чух…» Разрывы такие. У меня в голове… Я уже ничего не соображал.
Вытянул Терешкина метров на двадцать. Подбежал начмед, весь уже замученный. Мы Терешкину броник срезали, смотрим — у него сквозное ранение прямо в живот. Давай его перевязывать. Не получается в этом кипеже, в спешке. Кое-как накладку сделали и побежали вниз. Наполовину спустились — и там стреляют, снизу. Ну мы попадали… Спускал я его с Железякой, с сержантом еще одним, и с контрактником. Попадали все и лежим. Там тоже наши оборону заняли. Короче, такое ощущение было, что некуда бежать.
Я уже гранату достал, чеку вытащил. Лежу, думаю: все, буду гранатами откидываться. Лежал, лежал, потом думаю, че лежать? Гранату запихал обратно и побежал наверх. Смотрю — Горелый сидит и орет. Подбегаю, смотрю, у него Шульгов рядом лежит, из нашей группы. Он лежит, у него кишки вывалились. Ему в спину попали, входное отверстие маленькое, а спереди… вывалилось все. Сложили аккуратно, олимпийку натянули, говорю: «Подай мне на спину». И побежал с ним вниз. Добегаю, где лежал прапорщик Терешкин, возле него рядом кидаю. Хотел назад идти, смотрю — снизу отряд «витязей» поднимается. Мы сначала думали — чеченцы, приготовились бой вести. Они стали кричать: «Братаны! Москва! Все нормально! Где бой?». Мы: «Там, выше». Они как туда ломанулись. А мы взяли прапорщика Терешкина на палатку и побежали вниз.
Засунули в БТР его, потом принесли раненного в живот бойца из четвертой группы и старшину нашего, Старичка, его уже перевязали, но он белый весь. Засунули их. Я вместе с ними поехал — держал Терешкина. В общем, у него еще был пульс, когда тащили в БТР, а когда привезли, сказали — все, нет ничего…»
Генерал Романов, руководивший всей операцией в том районе, потом скажет командиру отряда «Росич»: «Если бы вы не продержались на Лысой, наша бригада в Бамуте была бы уничтожена…»
«Росич» продержался ценою жизни десяти своих парней. Будем помнить их имена: капитан Виталий Цымановский, старший лейтенант Михаил Немыткин, лейтенант Андрей Зозуля, прапорщик Олег Терешкин, младший сержант Сергей Кубат, рядовые Рафик Кадырбулатов, Александр Шульгов, Александр Ковалев, Игорь Панков, Дмитрий Овчинников.
Они сковали силы боевиков, отвлекли их от самого Бамута, где, зажатые в межгорье, сражались подразделения бригады оперативного назначения. Втянутые в бамутский капкан войска оказались под огнем с господствующих высот, среди которых гора Лысая — важнейшая. Невыигранный бой — еще не значит проигранный. Наверное, в таких случаях и говорят: цену жизни спроси у мертвых…
Многие из тех, кто вырвались из этой кровавой мясорубки, обязаны жизнью отрядному доктору. Первых раненых эвакуировал с Лысой горы сам. Тяжелораненых тащить вдвое тяжелее — это истина, проверенная неоднократно. Когда Док во второй раз совершил стометровый бросок вверх, он понял, что еще на один такой челночный рейс его просто не хватит. На нем пудовый бронежилет и докторская сумка, свой автомат отдал еще раньше лейтенанту Зозуле (у того «калаш», как назло, заклинило), который уже вовсю отбивался от «духов» наверху. Солнце — в глаза, слепит. Лес непроглядно густой. Лес чужой.
Когда прапорщика Терешкина тащили вниз, опытный военврач уже четко отметил признаки смерти. Сделали, что могли в тех условиях, но ранение было несовместимое с жизнью. А вот Старичок, это контрактник, жить будет: ему укол, повязку и — вниз.
Потом завертелось: простреленные руки, ноги, окровавленные лица… С собой было две сумки санинструктора, в них самых необходимых медицинских припасов на 10–12 раненых. Обе эти укладки скоро опустели…
«Духи» пустили в ход минометы, и стало совсем невмоготу. От команды «Отходим! Всем вниз!» до спасения была еще дистанция огромного размера: чащоба горного леса, где пуль и осколков в воздухе было больше, чем листьев на деревьях.
Док отходил в числе последних. Если раньше был безоружен, то теперь пришлось тащить на себе аж три автомата. Пришлось и стрелять — в ответ, защищая своих раненых бойцов…
Старичок пытался хоть как-то отсечь бандитов. Они с Фордом стреляли из-за толстого дерева, которое пулеметными очередями уже искрошили в щепки. Оба враз, слева-справа били очередями. Когда они заряжались, строчил пулеметчик Утек. Пальба жуткая. Но окружить спецназовцев «духам» не удавалось, били только с фронта. И тут Старичок сильно «нарисовался». Когда, стоя на коленях, отстреляли еще один магазин, его левую руку унесло назад. Подумал удивленно-спокойно, что вот руку оторвало.
Нет, рука была на месте. Обрадовался. Не он один «нарисовался» в тот момент. Ранивший его снайпер был наказан тут же, причем наказан высшей мерой. Хоть и был он грамотно замаскирован под зеленый куст — только в заднице, пожалуй, веточки у него не торчали,?— попал на мушку славного солдата спецназа Берца. Как на стрельбище, как учили — «тук-тук-тук» — три патрона, и все в цель. «Куст» завалился…
Уже все они потонули в азарте боя. Адреналин лез из ушей, как зубная паста из тюбика. По спине Старичка уже струился не холодный пот, а горячая кровь (пуля вошла рядом с лямкой броника и вышла через спину, сделав дыру семь на семь сантиметров…
Старичка повели вниз. Сознания он не терял. Навстречу прошли парни из «Витязя», Гриша, Игорек, Артур… Теперь — порядок, теперь вытянут наших! Пока отрядный Док его бинтовал, Старичок слушал бой: это бандитские ДШК бьют, с трех сторон, сволочи, бьют, это Форд пять раз бабахнул из гранатомета, это мины полетели, сначала «духовские» — сюда, потом наши — туда…
Он оставил оружие командиру, но не забыл прихватить пару «эргэдэшек», когда его повезли в тыл. Он, впадая в забытье, еще продолжал воевать на Лысой горе.


Рядовой Рафик Кадырбулатов
(штрихи к портрету)



Дата рождения: 31.07.1976
Место рождения: пос. Пойменный Приволжского района Астраханской области
Дата гибели: 18.04.1995
Место гибели: г. Бамут



«…Мам, сильно себя не расстраивай и успокойся. Я еще раз пишу — у меня все хорошо. Лучше напиши, как там Федюнька, как он учится. Поцелуй его за меня. И пусть не балуется. Вика как учится? Следи, мам, за ней — не выпускай из рук.
Как ты сама? Не болеешь? Смотри, одевайся потеплей. И салаги чтоб раздетые не бегали!»


Такие вот письма писал домой девятнадцатилетний солдат. Отец его, тракторист, умер от инфаркта, когда Рафику было всего восемь лет. Брату и сестренке и того меньше. Мама, Галина Михайловна, простая доярка — в работе чуть не сутки напролет, а заработок — слезы…
Ощущая на мальчишеских своих плечах груз семейных забот, рано повзрослел . Учился, работал. Перед призывом в армию не загораживался справками о тяжелом семейном положении. Родным, соседям, девушке своей говорил, что надо каждому отслужить, чтобы взрослую самостоятельную жизнь строить, закалившись в настоящем мужском деле.
Звание Героя Российской Федерации присвоено 20 июля 1996 года (посмертно).


ТРИЖДЫ прокричав в эфир «Отходить!», командир отряда понял, что команда эта уже невыполнима.
Его первая группа, смяв засаду противника, потеряла лучших командиров и бойцов. Они не могли оставить товарищей, живых, раненых или убитых, на поле боя. Они были приучены за годы кавказских походов: «Из боя выходят или все, или никто».
Он стянул всех к себе, заняв жесткую круговую оборону в квадрате примерно восемьдесят на восемьдесят метров. Они трижды ходили в атаку, чтобы пробить коридор метров в пятнадцать, по которому ползком стаскивали раненых. Он сообщал на КП: «Много раненых, боеприпасов — на десять минут боя». В ответ — безнадежно-растерянное: «Отойди на десяток метров и удерживай позиции». Каждого раненого тащили вниз два бойца. Обратной ходкой они перли на себе в гору по два ящика с патронами. Когда появились боеприпасы, капкан захлопнулся. Вызывали огонь артиллерии на себя. Еще трижды пытались прорваться на разных направлениях. Попробовали вытащить убитых — при каждой такой вылазке появлялось двое-трое раненых, поскольку, верные своей тактике, «духи» держали каждого убитого под прицелом.



Когда бойцов осталось человек тридцать-тридцать пять, ни на что не надеясь, они еще три часа вели бой.
Потом слышат — кто-то прорывается к ним снизу. Братишки из отряда «Витязь», услышав в эфире радиообмен группы в безо всякого приказа двумя группами ломанулись на выручку. Подтянулась "броня": стоявшие в нескольких километрах в ожидании соляры и снарядов "контрабасы"-контрактники отдельной особой группы не выдержали - нарушив категорический приказ "не вмешиваться", выдвинулись на двух "поплавках" ( устаревших еще во вьетнамскую войну , невесть каким чудом доживших до этих дней и попавших в Чечню плавающих танках ПТ) всего с несколькими снарядами на орудие пошли на подмогу.
Пробивались в крутом бою полтора часа. Еще восемь человек получили ранения. Командир был контужен.
Дождались армейские Ми-24, прямо в воздухе им была поставлена задача отсечь наседающих «духов» и прикрыть отход двух отрядов спецназа. Вертолетчики подошли и дали залп, потом второй, третий, четвертый и отсекли преследователей.


В 17.50 после введения в бой резерва противник был остановлен, что дало возможность обеспечить дальнейший отход обоих отрядов. В 18.10 боевики предприняли попытку обойти оперативную бригаду с левого фланга, для чего начали выдвижение из лесного массива. Однако, наткнувшись на плотный огонь бригады оперативного назначения, прикрывавшей левый фланг группировки, были вынуждены отойти обратно. Бандиты пуском ПТУРа уничтожили КамАЗ бригады, загруженный минами. Загоревшийся автомобиль разрывало в клочья: сдетонировали мины, осколки от которых летели на 250–300 метров по сторонам и вверх. Вторым ПТУРом была сбита гусеница с одного из ПТ, его, заведя под огнем буксирный трос, вытащил второй танк.

Боевики буквально поливали боевые порядки свинцом с господствующей высоты Лысая. Начались пожары в южной части села, что усилило разрушения и увеличило потери. В период с 18.00 до 19.00 по боевым порядкам бандитов было нанесено комплексное огневое поражение, в результате которого сопротивление противника резко ослабло, а к 19.00 прекратилось совсем.
В той бамутской операции с участием бригады оперативного назначения и отрядов спецназа внутренних войск погибли девятнадцать, ранения получили пятьдесят один человек.


«А ЗАЧЕМ мы вообще туда полезли?» — Разглагольствования на эту тему не раз приходилось слышать после крутых боев, где были потери. В отряде «Росич», прошедшем огонь и воду, 18 апреля 1995 года стало впервые по-настоящему тяжелым днем. Но никто из опытных офицеров и прапорщиков, никто из молодых солдат (а в бою на Лысой горе из шестидесяти четырех человек было девятнадцать бойцов, прослуживших по полгода) не сказал: «Ради чего мы это делали?» Войсковому спецназу часто ставят невыполнимые задачи, и к этому «краповые береты» привыкли, это нормально.
С позиций «если бы да кабы» обычно рассуждает тот, кто мнит себя стратегом, видя бой со стороны. Они же, «росичи», если по-честному, если по большому счету, спасли от кровавого избиения, а может быть, и полного изничтожения (сродни тому, что случится много позже под печально известным селением Ярыш-Марды) бригаду, увязнувшую в дымящихся и стреляющих руинах Бамута. «Духи» оставили само село до поры, решив расправиться с дерзкими спецназовцами, которые сами полезли в пасть волка. Маленький отряд оказался костью в горле, которая душила бандитов, заставляла харкать кровью, впиваясь все глубже.
«Росичи» потеряли в том бою десять человек убитыми и семнадцать ранеными (из них двенадцать — тяжело). При всем при этом и сами они, и опытные полковники и генералы справедливо решили, что для той ситуации это были минимальные потери. Даже по признанию самих боевиков, русские спецназовцы показали себя настоящими воинами. Против них вышло до 450 наемников-моджахедов. Но и они дорого заплатили за встречу с российским спецназом. Трупы боевиков развозили по кладбищам несколькими КамАЗами, а на склонах гор появились десятки безымянных могил залетных солдат удачи.
Сразу, по горячим, по кровавым следам, и позже, над картами и схемами, они восстанавливали мельчайшие подробности того боя, дотошно выясняя, кто где был, что делал, что видел. Пришли к выводу (тот вывод нужен был не для самоутешения или оправдания — какое может быть утешение при безвозвратной потере десяти лучших из лучших командиров и бойцов), что сделали одну-единственную ошибку, которую и ошибкой-то не назовешь — они пытались вытащить погибших ребят. Все тогда решали минуты. Соскочи они после первого огневого столкновения с Лысой горы — многие бы уцелели. Но железное правило спецназа — не бросать на погибель товарища — «духи» использовали, чтобы заманить отряд спецназа в свой капкан.
«Витязи» помогли им выломать зубья того мощного, на крупного зверя поставленного капкана, разжать его пружину, оборвать тяжелую цепь, которой железные челюсти обычно приковывают к неподъемной дубовой колоде. Даже когда подоспела подмога, им нельзя было запоздать с отходом на десяток минут — «волки» сотнями стремительно стекались к Лысой горе в расчете на легкую кровавую поживу.
Бой длился восемь часов. И лишь первые минуты, по признанию парней, кто-то из них чувствовал страх. Не от превосходства противника, а от неясности обстановки. Потом все поняли, что вынужденно увязли. И тут пошла настоящая работа. Были злость, жажда мщения, необъяснимое чувство… Даже в самые отчаянные фазы боя они не думали о безнадежности своего положения, думали лишь о том, как подороже продать свою жизнь.


Но на этом бой не кончился. На горе остались лежать погибшие товарищи. Их нужно было забрать. Во что бы то ни стало. Решили сделать это на следующее утро.
Ночь готовились. Утром все стояли в строю. Все до единого, даже легкораненые и контуженые, отказавшиеся эвакуироваться в госпиталь. Но поступила команда из вышестоящего штаба отставить поход на гору. Командование пыталось договориться с боевиками об обмене погибших.
Два дня шли переговоры… Моральное состояние отряда все это время было тяжелым. Там, на горе, остались боевые товарищи.
Но вот пришла новость: боевики готовы на обмен.
Утром, уже на третий день, представители бригады и отряда поехали в Бамут на двух ЗИЛах.
Среди тех, кто выехал в Бамут, был все тот же отрядный Док. Он помнит тот день до мелочей. Подъехали к чеченской заставе. Бандиты обыскали всех из похоронной команды, проверили машины — оружия быть не должно ни у кого. Что поделаешь — пришлось согласиться на это условие, хотя безопасности никто гарантировать не мог.
Проводник на мотоцикле повел печальную колонну к мечети. Там их встретили полтора десятка чеченцев — все с оружием.
Всех погибших собрали: одиннадцать бригадных — в селе, восемь спустили с Лысой горы. Всего — девятнадцать. А вот из девятнадцати «списочных» бандитов привезли только восемнадцать. Еще один находился где-то под Грозным. Для обмена приехал один из генералов войсковой группировки. Ему выдвинули ультиматум: «Пока не привезете девятнадцатого, пусть кто-то из ваших остается у нас. Вот пусть доктор останется».
Но что тут скажешь? Как отказаться? Никак нельзя. Трусость и малодушие для русского офицера хуже смерти.
На процедуру обмена приехали на «тойоте» какие-то люди в чалмах, снимали и привезенных чеченцев, и наших на видеокамеру. Доку на все это было уже наплевать. Док уже смертельно устал и физически, и морально. Хотелось рухнуть хоть на жесткие нары, хоть на землю и уснуть.
Во вторую половину дня легче не стало. К нему приставили двух вооруженных охранников (у одного был автомат убитого на Лысой горе капитана Цымановского), завели в брошенный дом в центре Бамута. Здесь был обшарпанный диванчик и стол. Док сел, чуть расслабился, глянул на часы — 15.00.
Он присмотрелся к боевикам. В Бамуте ходили люди явно нездешние, явно азиаты — чалмы, какие-то просторные одежды, типа афганских или пакистанских, смуглые лица, незнакомая речь.
Чеченцы вели себя поначалу спокойно, даже поделились в обед куриной лапшой и хлебом. В ходе разговора выяснились и дополнительные детали того страшного боя. Поначалу чеченцы больше бахвалились своей победой, но потом стали проговариваться. Оказалось, что потери у них были огромные, значительно больше наших. Признались они и в том, что на Лысой горе против них бились настоящие воины. Особенно хвалили спецназовских командиров. Док понял, о ком шла речь — о Виталии Цымановском и Михаиле Немыткине. Чеченцы говорили: «Этот наших двух убил. Думали, что он уже готов, наши парни подошли, а он из «Стечкина» очередь дал. Пришлось прикончить. А второй, тоже смелый парень, даже кричал: «За мной!» Мы его окружили, он сдаваться не хотел. Вот и получил…»


Капитан Виталий Цымановский
(штрихи к портрету)


Каждый из участников боя на Лысой горе непременно называл капитана Цымановского как основного, самого толкового, самого «матерого», самого рассудительного, самого хладнокровного и отважного офицера, который ценою собственной жизни не позволил бандитам одержать победу над горсткой спецназовцев…
Долгих восемь лет ждали однополчане, чтобы Золотая Звезда нашла того, кто заслужил ее по праву.
Он всегда думал о себе в последнюю очередь. Сначала о маме, о жене Ольге и сыне Сереже, о бойцах своих… Маму и жену любил нежно, сына баловал, солдат берег. Рядовой Сухомлинов матери своего погибшего командира честно признался, что капитану Цымановскому жизнью обязан — в том страшном бою офицер пошел на противника первым, приказав остаться в безопасном месте солдату (тому до дембеля оставались считанные дни).
Сослуживцы по отряду горько-сокрушенно вздыхали в разговоре с его матерью: «Вы, тетя Неля, в воспитании сына одну-единственную ошибку допустили — не научили Витальку себя беречь…»
Звание Героя Российской Федерации присвоено 15 сентября 2003 года (посмертно).
К вечеру напряжение нарастало. Во-первых, в радиостанции у Дока сели батареи — он слышал тревожные запросы Большой земли в свой адрес, но обратной связи не было. Во-вторых, его охранники покурили «травки», а доктор знал, что в задурманенные головы всякое может взбрести. В-третьих, где-то неподалеку разорвались снаряды, и тот случайный или плановый обстрел мог запросто спровоцировать моджахедов на самые дерзкие и кровавые дела. Когда тьма накрыла Бамут окончательно, военврач встревожился всерьез. Было 22.00…
Но вдруг охранники встрепенулись: «Поехали, доктор!» В шестьдесят шестом «газоне» он оказался среди полутора десятков вооруженных до зубов боевиков. «Куда везут? Неужели все?» — мысли одна страшней другой лезли в голову.
Оказалось, в «газике» ехала смена чеченского караула на КПП. Боевики разошлись по своим постам, а офицера-заложника подвезли к мосту. С противоположного берега заурчал БТР, помигал фарами. Это был условный знак…
Военврач из спецназа направился к мосту, невольно ускоряя шаг. Увидел движущийся навстречу темный силуэт. Поравнявшись, два человека на мгновение остановились (точь-в-точь как в знаменитом фильме «Мертвый сезон», где советского разведчика меняли на американского летчика-шпиона).
Чеченец и русский мельком глянули друг на друга. Кончена бамутская эпопея!..
А на базе в офицерской палатке был накрыт поминальный стол — третий день. Собрались все. Кроме Дока. Ни к стаканам, ни к ужину не притронулись. Когда он вошел, офицеры и прапорщики стали что-то передавать за спинами, из рук в руки, во главу стола, где сидел командир. «Носи, брат, заслужил!» — ему вручили краповый берет. Он поднес его к лицу, чтобы, по ритуалу, поцеловать. И никто из товарищей не заметил, что сукно цвета спелой вишни впитало скупые слезы сильного мужчины, выдержавшего еще одно испытание…
Каждый год 18 апреля «росичи» поминают своих братишек, тех, кто помог вырваться из волчьего капкана на Лысой горе…


"...Долгих восемь лет ждали однополчане, чтобы Золотая Звезда нашла того, кто заслужил ее по праву..."
Долгих восемь лет... Выплакали все слёзы его мать и жена, выроc сын, уж которое поколение солдат сменилось в его группе спецназа. Недоумённо-горький вопрос “Почему не дали ему Героя?” успел смениться очень тягостным чувством – неверием в справедливость. Она всё же восторжествовала: капитан Виталий Цымановский – Герой России. Неля Степановна всё плачет, всё корит себя. Когда Виталик приезжал к ней в Запорожье в последний раз, она посетовала: “Сыночек, что же ты неласков со мною стал, письма мне редко пишешь?”. Он тогда кинулся к ней, обнял, расцеловал: “Ну что ты, мамуля! Я тебя больше всех на свете люблю. Честно тебе признаюсь, мама, — дочку я хочу. Чтоб на тебя была похожа, чтоб такая же добрая и ласковая была. А пишу редко – так просто некогда там, на войне…”

Когда Виталия привезли из Чечни, запаянным в цинк, матери было не до разбора его личных вещей. А на следующий после похорон день она обнаружила в его походной сумке новенький плейер (ребята подарили ему 27 марта, в день рождения). Нажала кнопку и услышала: “Здравствуй, мама! Что тебе сказать? Я не знаю, в чём мой смертный грех…” Он будто чувствовал, чьи руки первыми возьмут музыкальную безделицу, кто первой услышит эту песню…

Любил музыку Виталий. Не случайно три года был воспитанником военного оркестра в полку внутренних войск. Этот оркестр играл и на его похоронах, медь звучала как никогда печально, безутешно, щемяще… В части служили ещё ветераны, которые помнили задорного мальчишку-кларнетиста в военном строю. Ему и шестнадцати не было, когда надел он шинель с лирами в петлицах, с пуговицами по-офицерски, в два ряда. Ещё не принявший военную присягу, он как-то сказал маме: “Русское офицерство возродится”. С тех юных лет в нём были внутренняя культура и подтянутость, чувство такта и внимание к окружающим, умение вести партию в самом сложном оркестре человеческих характеров. И годы спустя в отряде “Росич” он был одним из самых грамотных, наиболее подготовленных офицеров – первым в резерве на выдвижение.
У матери как одна из самых дорогих реликвий хранится потёртый, выгоревший краповый берет – Виталий заслужил его ещё лейтенантом. Потом будет медаль “За отвагу”. В январе 95-го её вручили прямо на передовой. Друзья сделали “Поляроидом” фотку на память. Виталий, пока позировал, улыбался, а, когда снимок увидел, то малость огорчился: карточку маме послать надо, а новенькая боевая медаль, серебряная на серо-голубой колодочке, не очень выделялась на таких же цветов камуфлированной куртке “Снег”.

Ребята тогда пошутили-успокоили: “Ничё, Виталя, скоро ещё орден Мужества получишь – крест солидный, на красной колодке, издаля видать будет”. Увы, этот орден, заработанный капитаном Цымановским в неравном бою с бандитами 3 января 1995 года под станицей Ассиновской (там погиб друг “росичей” войсковой разведчик подполковник Сергей Петрушко, ставший посмертно Героем России), семье вручат уже после смерти Виталия.



...Видимо, этот орден, переданный семье уже после гибели офицера, кое-кто счёл достаточной наградой. Порою ведь как рассуждают люди, далёкие от реалий боевой жизни: “За отвагу” медаль получил да орден Мужества в семью передан на хранение – хватит…” Не кабинетным чиновникам определять меру подвига!

Сутки спустя “Российская газета” пускала пыль в глаза россиянам в маленькой заметочке с успокоительно-гладеньким заголовком “С минимальными потерями”:

“К исходу дня 18 апреля подразделения внутренних войск заняли северную часть населённого пункта Бамут в 40 километрах юго-западнее столицы Чечни – Грозного и закрепились на достигнутом рубеже. В результате проведённой во вторник операции в Бамуте практически нет жертв среди мирного населения”.

Кому-то из ребят газета эта попадётся спустя несколько дней. Что останется им, пережившим то самое 18 апреля: горько усмехнуться, прочитав о “минимальных потерях”, о “мирном населении”

… Он, капитан спецназа Виталий Цымановский, лежал уже почти бездыханным на Лысой горе, оставив в своём “Стечкине” несколько патронов. Оставил не для себя. Для себя до последнего мгновения жизни он оставлял запас неистребимого мужества. А патроны держал, чтобы отомстить за смерть своих товарищей ещё двум бандитам.
Хотя лично я ТАМ всегда оставлял для себя патрон: слишком многое видел. Да и уж больно не хотелось, чтобы мать, жена и дочь сходили с ума от "без вести пропал" или унижались в поисках денег на выкуп... Лучше уж краткое: "погиб при исполнении..." Впрочем, это личное и интимное.

Но каждый раз, когда приходится памятью возвращаться в те дни, где-то глубоко внутри тихо и неизбывно звучит:

"...А сколько их, друзей хороших,
Лежать осталось в темноте...
У незнакомого посёлка,
На безымянной высоте"...




Использованы материалы; Бориса Карпова, Максима Мармура, Анатолия Лысенко, Степана Белецкого

С уважением ко всем, Евгений Митьков
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13915
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: ЗАБЫТЫЕ СОЛДАТЫ ЗАБЫВАЕМЫХ ВОЙН

Сообщение EvMitkov » 01 май 2012, 19:37

...Високосный год - ничего не попишешь...
Рука не поднимается отбить на клавиатуре привычное "...Доброго времени суток всем..."
Видимо, время не имеет ни доброты, ни злости.
Время - попросту БЕСПОЩАДНО.
Ко всем.


В пятницу, 27-го апреля,в 17.45 м.в. на на пересечении Богородского шоссе с Майским просеком в Белокаменной разбился на своем "Кавасаки" Анатолий Лебедь, офицер 45-го отдельного гвардейского орденов Кутузова и Александра Невского разведывательного полка специального назначения, гвардии подполковник спецназа ВДВ. Герой Российской Федерации.



...Я не имею права и чести называть себя его другом; знакомы мы были не близко, на "гражданке" говорят - "шапошно". Пару-тройку раз пересеклись во Вторую Кампанию очень коротко, да иногда по позывным в эфире. А вчера вот похоронили его на Преображенке, на Аллее Героев...







Анатолий Вячеславович Лебедь родился 10 мая 1963 года в городе Валга (Эстония) - совсем чуть-чуть не дожив до своего Дня Рождения.
С 1981 года поступил на службу в Вооруженные Силы. В 1986 окончил Ломоносовское военное авиационно-техническое училище. В последующие два года в качестве бортмеханика воевал в Афганистане. Его хорошо знал и был дружен с ним Степан Игоревич Белецкий, хотя сошлись они уже после Афгана.
Служил в Группе Советских войск в Германии, Забайкальском и Сибирском военных округах — в 329-м транспортно-боевом вертолётном полку и 337-м отдельном вертолетном полку.
В 1994 году уволился в запас, работал в фонде ветеранов Афганистана.



С ноября 1999 года Лебедь участвовал в контртеррористической операции на Северном Кавказе.
Как и многие боевые офицеры сходной с ним судьбы и достойные чести зваться РУССКИМИ ОФИЦЕРАМИ, "...профессия которых - Родину защищать", Анатолий Лебедь, самостоятельно купив всю необходимую экипировку, полетел в Махачкалу добровольцем для защиты Дагестана от нападения боевиков. Был прикомандирован к сводному милицейскому отряду.
Когда военная операция переместилась на территорию Чечни, он отправился в Москву и заключил контракт с Министерством обороны, после чего снова вернулся в дело. Служил в районе Гудермеса, Аргуна, в пригородах Грозного, в Веденском районе.



Летом 2003 года в горах возле Улус-Керта он подорвался на мине и ему ампутировали ступню. Однако Лебедь, опять же - как и многие РУССКИЕ ОФИЦЕРЫ, не стал увольняться из Вооруженных Сил. Несмотря на вторую группу инвалидности.

В январе 2005 года лично уничтожил трех боевиков в неравном бою и тем самым спас своих раненых товарищей. В одном из последующих боев собственным телом прикрыл раненого рядового от выстрела из гранатомета. Получив слепое осколочное ранение в поясницу, продолжил командовать головным дозором. В результате того боя была захвачена база боевиков и уничтожен связной Шамиля Басаева.

Указом Президента Российской Федерации от 6 апреля 2005 года за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга в Северо-Кавказском регионе капитану Лебедю Анатолию Вячеславовичу было присвоено звание Героя Российской Федерации.



Лебедь был награжден тремя советскими орденами Красной Звезды, орденом "За службу Родине в Вооружённых Силах СССР" 3-й степени, российскими орденом Святого Георгия 4-й степени, тремя орденами Мужества и медалями.
За участие в военных действиях в Южной Осетии в августе 2008 года он был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.


А всего за день до гибели, 26 апреля 2012 года, он дал тележурналистам интервью для сюжета о знаменитых Георгиевских крестах, одним из которых был награжден сам.
Выдержки из этого интервью я привожу:

...Этот материал задумывался иначе. Про Георгиевский орден, которому почти два с половиной века, про то, почему он самый почитаемый, практически былинный. Про смыслы, связанные с ним, георгиевскими крестами, георгиевскими ленточками. Про Суворова, Кутузова, Жукова, про Анатолия Лебедя. Про то, почему имена Георгиевских кавалеров высечены золотом в самом торжественном зале московского Кремля — Георгиевском. Анатолий Лебедь должен был быть одним из героев сюжета.
Но сегодня он будет единственным.

"Главное — до конца выполнить задачу, а там уже в итоге можно подвести черту", — говорил 26 апреля 2012 года Анатолий Лебедь, герой России, гвардии подполковник спецназа ВДВ.

Номер его "Георгия" — 3. За то, как воевал в операции по принуждению Грузии к миру.

"Я так думаю, если мы в Поти утопили восемь грузинских кораблей, я думаю, это хороший результат. А командование само решает, кому, что, за что. Мы в эти дела не вклиниваемся"
, — говорил 26 апреля 2012 года Анатолий Лебедь, герой России, гвардии подполковник спецназа ВДВ.

Он всегда говорил очень мало. Как это было, что пришлось пережить, чего стоило — так и не сказал. Кто был на линии фронта — поймет.

"Там не только Поти был. Там и с группой 22 члена грузинского спецназа взяли без единого выстрела. Они, в общем-то, так сказать, тихо. И пять "Хаммеров" тоже военных американских", — рассказал 26 апреля 2012 года Анатолий Лебедь, герой России, гвардии подполковник спецназа ВДВ.



Свои его звали Толик. Совсем свои — Вячеславич. До того как получить "Святого Георгия", подполковник уже был героем России, кавалером трех орденов Мужества и трех Красной Звезды.

"С одно стороны, великий человек, носит высокое звание, но он оставался простым и доступным для всех. Не было чванства с его стороны никогда. Всегда добряк", — вспоминает полковник ВДВ Вячеслав Николахин.


Этого пса он раненым подобрал в Чечне. С тех пор они неразлучны.



В Чечне Анатолий спас рядового из-под минометного огня. И не просто спас, а выследил минометчика и уничтожил. И получил "Золотую звезду" Героя России.

"Ну что почувствовал... Надо дальше работать. Отрабатывать и за себя, и за товарищей, которые уже не в состоянии, по болезни и по инвалидности, и которых нету — погибли при выполнении боевой задачи. За них надо работать до упора, пока не вынесут самого", — считал Анатолий Лебедь.

В Чечне под Аргуном Лебедь лишился ступни. Оторвало взрывом. Через полтора месяца после госпиталя он снова был на передовой. Протез ломался, Вячеславич заматывал его скотчем и снова шел туда, где другие не справлялись.

"Я редко когда командую. Я вместе с группой всегда участвую", — говорил Анатолий Лебедь.

Он даже боевую машину сам сделал. В гараже. Такую, как надо ему. Легкую, дерзкую, не очень элегантную, но очень эффективную.

Его первая война — Афганистан. 1986 год. В 1994-м Лебедь уволился из армии по выслуге лет. Но когда начались бомбежки Белграда, получил туристическую визу в посольстве и добровольцем воевал на стороне правительственных сил Сербии. Вопрос "зачем?" имеет для него простой личной ответ русского офицера.

"Если православных бомбят, а у них только танки и те не все исправные были", — объяснял Анатолий Лебедь.

Он не любил высокопарных слов, лукавства, патриотизма на показ. Он жил по своей формуле правды.

"Если начнешь о глобальном думать, то забудешь о тех, с кем выполняешь задачу — 10-15 человек. Вот они и есть – Родина",


И как пошло и деревянно выглядят на фоне этих простых слов фразы "официально присутствовавших на похоронах" Табуреткина:

"...Выражая соболезнования его родным и близким, мы запомним его как мужественного офицера и признанного профессионала, готового в любой ситуации с честью выполнить поставленные задачи и сохранить при этом жизни подчиненных..."

и появившегося под конец церемонии командующего ВДВ генерал-лейтенанта В. Шаманова.

"Для наших войск это тяжелая невосполнимая потеря. Военная судьба Анатолия Лебедя - пример беззаветного служения Отечеству, воинскому долгу. Он был храбрым офицером, не знавшим страха в бою"

А вот ставший другом Лебедя еще с Югославии президент республики Ингушетия, генерал ВДВ Юнус-Бек Евкуров - горько молчал...

И лично мне хочется, чтобы Анатолия Вячеславовича Лебедя, русского офицера, человека с Большой Буквы, " с ДИАГНОЗОМ на плечах", "...професия которого - Родину защищать", московского байкера - запомнили бы таким, каков он был в жизни, и которомым будет продолжать ЖИТЬ в памяти тех, кто встречался с ним хотя бы единожды -

ТАКИМ:




С уважением ко всем, Евгений Митьков
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13915
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: ЗАБЫТЫЕ СОЛДАТЫ ЗАБЫВАЕМЫХ ВОЙН

Сообщение гришу » 03 май 2012, 01:29

...служил в спецподразделениях Минобороны, длительное время провел в служебных командировках в Чеченской республике, где и потерял одну ногу подорвавшись на мине, был награжден различными медалями и орденами, а также звездой Героя России. Принимал участие в войне против Грузии в 2008 году, за что был награжден орденом Святого Георгия IV степени.
Солдат в любом звании - просто солдат: куда послали воевать, туда и воюет,у военных нет права выбирать!
я хорошо схожусь с людьми особенно в штыковую
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 7749
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: ЗАБЫТЫЕ СОЛДАТЫ ЗАБЫВАЕМЫХ ВОЙН

Сообщение Dvu.ru-shnik » 18 июл 2012, 18:12

И вновь генерал Отраковский не даёт вражинам о себе забыть - так держать, командир!
Российские корабли встретились в Северной Атлантике

Отряды боевых кораблей Северного и Балтийского флотов в назначенном районе Северной Атлантики объединились в самодостаточную группировку для выполнения задач под единым командованием по плану океанского похода
«Группировка начала движение курсом на Гибралтарский пролив. Командует группировкой командующий Кольской флотилией разнородных сил Северного флота контр-адмирал Владимир Касатонов», – сообщает управление пресс-службы и информации Минобороны РФ.
В объединенную группировку вошли: отряд боевых кораблей Северного флота в составе больших десантных кораблей «Александр Отраковский», «Георгий Победоносец», «Кондопога», и отряд боевых кораблей Балтийского флота в составе сторожевых кораблей «Ярослав Мудрый», «Неустрашимый» и спасательного буксирного судна «СБС-921».
По информации Минобороны РФ, большой противолодочный корабль Северного флота «Адмирал Чабаненко», суда обеспечения «Николай Чикер» и «Сергей Осипов», в полном объеме выполнив задачу обеспечения похода и встречи отрядов кораблей двух флотов, отсоединились от группировки для отработки учебно-боевых задач в Северной Атлантике и последующего возвращения в базу.
Выполнение противолодочного обеспечения объединенной группировки возложено на сторожевые корабли Балтийского флота «Ярослав Мудрый» и «Неустрашимый». Выполнение задач поисково-спасательного обеспечения и организации пополнения запасов по маршруту перехода будут суда обеспечения Балтийского флота «Лена», которое присоединится к группировке в ближайшие дни, и спасательное буксирное судно «СБ-921», говорится в сообщении.
В нем отмечается, что отряд боевых кораблей Черноморского флота в составе сторожевого корабля «Сметливый», больших десантных кораблей «Цезарь Куников» и «Николай Фильченков», а также двух судов обеспечения, в настоящее время выполняют комплекс плановых учебно-боевых упражнений в юго-восточной части Средиземного моря в районе планируемой встречи с кораблями Северного и Балтийского флотов.
План боевой учебы, объединенной межфлотской группировки корабли трех флотов предусматривает ряд тактических учений в море, обширный комплекс совместного выполнения учебно-боевых задач организации противовоздушной обороны и противолодочной обороны в традиционных для российского ВМФ районах Средиземного моря.

Еженедельник ВПК.
http://vpk-news.ru/news/1770/
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6949
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: ЗАБЫТЫЕ СОЛДАТЫ ЗАБЫВАЕМЫХ ВОЙН

Сообщение EvMitkov » 19 июл 2012, 18:47

Доброго времени суток всем!
Викторыч, я приветствую!


Помнишь, я всегда говорил, что человек , душа его - ЖИВЫ, пока его хоть кто-нибудь помнит.

Вот - коротенькое письмо, несколько суток назад полученное мною:

Имел честь учиться с Сашей Отраковским в Ташкентском ВОКУ.
[b]177reg-N[/b] ( Александр Николаев)
http://fotki.yandex.ru/users/alexsnikolaev/

Сходите, братцы, на страничку этого человека...
Всё сами увидите.

С уважением, Е.М.
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13915
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: ЗАБЫТЫЕ СОЛДАТЫ ЗАБЫВАЕМЫХ ВОЙН

Сообщение Dvu.ru-shnik » 19 июл 2012, 21:07

Значит жить ему вечно, ведь помимо меня и 177reg-N есть ещё и те, кто рядом с ним на снимках, кто ходит на БДК, кто служит или служил в МП.
Чего ещё можно желать???
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6949
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: ЗАБЫТЫЕ СОЛДАТЫ ЗАБЫВАЕМЫХ ВОЙН

Сообщение Dvu.ru-shnik » 07 дек 2012, 03:45

Мы выжили тогда и большего не надо,
И яркий солнца луч струится в вышине.
Но кто хоть раз вдохнул горячий дым снаряда,
Тот навсегда остался на войне...

...
...
Среди развалин и пожаров,
Где каждый дом шумит огнем
По пыльным улочкам Кантары
Идет пехотный батальон

Хрустит стекло под сапогами,
Звенят железом каблуки,
А за плечами, за плечами
Блестят примкнутые штыки

Стреляют здесь не для острастки
Гремит военная гроза
Из-под арабской желтой каски
Синеют русские глаза

В окопы вместе с батальоном
Эксперты русские идут
Их запыленных, опаленных
Как избавителей здесь ждут

Без звезд зеленые погоны
Идут с солдатом наравне
Ведут чужие батальоны
В чужой стране, в чужой войне

Вы нас представьте на минуту,
Идущих под стальным дождем
Как за египетские фунты
Мы буйны головы кладем

Мы – как в Испании когда-то
Мы здесь нужны, мы здесь важны
Мы – неизвестные солдаты
На дальних подступах страны

Хоть есть причина для кручины
Кому охота помирать
Крепись, браток, ведь мы мужчины
Не нам скулить, не нам стонать

Вернусь домой, возьму гитару
И под негромкий перезвон
Я вспомню улочки Кантары
И свой пехотный батальон...

(Евгений Грачев)



На этих фотографиях, стыренных по старой дурной привычке у товарища altyn41, самым ценным для данной темы является надпись :lol: ;)

Это фото взял отсюда: http://alowell.ya.ru/replies.xml?item_no=354
Голубые глаза не разглядеть, но всё остальное...

"Кто же тот пилот, что меня сбил?" -Одного вьетнамца я спросил.
Отвечал мне тот раскосый, что командовал допросом:
"Сбил тебя наш летчик Лисицын".

Это вы, вьетнамцы, врете зря!
В шлемофоне четко слышал я:
- "Коля, жми, а я накрою!"
- "Ваня, бей, а я прикрою! (я хвост прикрою!)"
Русский ас Иван подбил меня!

Эти слова, наверное, знают все и даже в полном варианте.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6949
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

След.

Вернуться в Военная история

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron