"Противник угрожает западной границе..."

Темы по военной истории

"Противник угрожает западной границе..."

Сообщение EvMitkov » 12 окт 2011, 16:41

Доброго времени суток ВСЕМ!
Всем известен тот факт, что с Марком Семёновичем Солониным мы крепко разошлись и по взглядам на нынешнюю новейшую историю, на жизнь вообще и на отношение к вопросам солдатской ЧЕСТИ и СОВЕСТИ в частности (к примеру, Солонин с подачи своих "сайтовских" подпевал" считает Ю.Д.Буданова наёмным убийцей, я же считаю Юрия Дмитриевича СОЛДАТОМ, ЗАЩИЩАВШИМ РОДИНУ. Буданов - живой ли, мертвый - мой друг. А друзей - не предают).

Тем не менее, то ли где-то внутри себя чувствуя свою неправоту, то ли попросту по привычке или заложенной в копьютер программе М.С. Солонин продолжает иногда присылать мне на почту свои новые статьи и заметки.

И полярное моё несогласие с Солониным как с ЛИЧНОСТЬЮ в вопросах видения этого мира и роли в этом мире "человека с ружьём" тем не менее не умаляет качеств Солонина КАК ИСТОРИКА. Скрупулёзного исследователя, дотошного аналитика и талантливого публициста.

Именно поэтому я позволил себе отбросить личную неприязнь и выложить на наш форум новую работу этого автора. Полагаю, это будет любопытно, полезно и правильно.

С уважением,
Евгений Митьков


17.09.11 М.С.Солонин.

"Противник угрожает западной границе..."

В Центральном архиве МО РФ обнаружилась папка под названием "Исполнительные документы по плану прикрытия КОВО-41" (ЦАМО, ф. 131, оп. 12507, д. 30, рассекречно 31.07.2009 г.) Подборку этих документов 4 июня 1941 г., за 18 дней до начала войны подписал зам.начштаба 5-й Армии Киевского ОВО подполковник Давыдов. На первой странице есть виза полковника (будущего маршала) Баграмяна, на тот момент — начальника Оперативного управления штаба округа.

Эти, без преувеличения уникальные документы добавляют несколько новых и важных штрихов в картину того, как представляло себе начало советско-германской войны высшее военно-политическое руководство СССР.

Документы представляют собой «заготовку», «болванку» приказа № 01, который командование соответствующих частей и соединений 5-й Армии (и оперативно подчиненной ей фронтовой авиации) должны были отдать «в первый день мобилизации». Еще раз — в первый день мобилизации. Не «в случае начала войны», не «после начала войны», и уж тем более, не после «внезапного нападения».

Все документы без исключения начинаются следующей фразой (привожу её с сохранением орфографии оригинала): "Противник угрожает западной границе. Решением Советского правительства и Партии части прикрытия сосредотачиваются к госгранице". Появление в боевом приказе «партии», да еще и написанной с заглавной буквы, является событием отнюдь не заурядным. Оперативные документы писались в отличной от газеты «Правда» стилистике; лично мне приказы с упоминанием партии и её вождя пока еще ни разу не встречались. Впрочем, гораздо более значимым, нежели мой скромный опыт глотания архивной пыли, является Присяга, которую приносил каждый боец Красной Армии, и в которой про родную партию не было сказано ни слова. Не было в Великой Сталинской Конституции и аналога «6-й статьи» позднейшей брежневской конституции.

Моя гипотеза появления в приказах № 01 партии с большой буквы «П» такова: выдвижение к границе войск, оснащенных «для похода и боя», слишком сильно противоречило официальной и доведенной до сведения каждого красноармейца политике «дружбы» или, по меньшей мере, «ненападения» с Германией. Не исключено (хотя в рамках имеющейся источниковой базы вопрос этот остается пока еще открытым), что составители приказа, точнее говоря — те, кто ставил им общую задачу, знали о том, что 13 июня ТАСС сообщит всему миру о том, что слухи о возможном военном столкновении между Германией и СССР являются делом рук гнусных провокаторов, англо-американских поджигателей войны. Вот для того, чтобы «переломить» в сознании бойцов и командиров Красной Армии плоды предыдущего двухлетнего «промывания мозгов» потребовались такие веские аргументы, как «решение Советского правительства и Партии...»

Во всех документах (будущих приказах) присутствует еще одна стандартная фраза: "До получения особого приказа границу не переходить и не перелетать". Интересная фраза. Едва ли совместимая с таким сценарием начала войны, при котором противник наносит первый удар, после чего церемониться с соблюдением ранее заключенных с ним договоров становится уже излишним.

Строго говоря, сам процесс доказывания того, что коллективный «сталин» идиотом не был и подставлять свои войска под первый (да еще и неожиданный!) удар противника не собирался, уже порядком надоел — хотя упорство адептов секты «воинствующего антирезунизма» заставляет всякий раз проговаривать эти азбучные истины. Интереснее другое — в какой мере фраза «противник угрожает западной границе» является отражением ожидаемой реальности, действительно ли оперативное развертывание предполагалось начать в ответ на аналогичные действия противника?

Прямого ответа в обсуждаемых документах нет, да его и не могло быть в приказах уровня полка и дивизии. Косвенный ответ можно, на мой взгляд, обнаружить в документах авиационных частей. Вот, например, заготовка приказа по 17 ИАП из состава 14-й авиадивизии (л. 43):

«Боевой приказ № 01, 17 ИАП, Любитов, 1-й день мобилизации.

Противник угрожает западной границе. Решением Советского правительства и Партии части прикрытия сосредотачиваются к госгранице...

к 10-00 М-1 перебазировать на полевые аэродромы и прикрыть выход к госгранице частей:

1-я АЭ (авиаэскадрилья) аэродром Тупалы

2-я АЭ аэродром Новоселки

3-я АЭ аэродром Любитов

4-я АЭ аэродром Новоселки

… перебазирование летного эшелона закончить через 1 час светлого времени. Перебазирование наземных эшелонов закончить к 8-00 М-1.

К указанному времени на полевых аэродромах иметь 6 боекомплектов, один из них в звеньях, горючего - на пять вылетов. С М-1 по М-10 произвести не более пяти вылетов (подчеркнуто мной — М.С.). От каждой эскадрильи иметь по два дежурных звена.

Перелет границы - особым распоряжением"

Пять полко-вылетов истребителей за десять дней — это не война. Это совсем не война, это даже не слишком плотное патрулирование воздуха в районе сосредоточения собственных войск. Едва ли составители такого приказа ожидали от противника, что он будет «угрожать западной границе» чем-то большим, нежели недоуменные вопросы посла Германии в Москве и взаимный обмен дипломатическими нотами.

Выявленные документы дают и вполне конкретный ответ на вопрос о том, какого именно времени, в часах и минутах, пресловутая «история» не отпустила Советскому Союзу и его армии.

"Выступление всех частей через 2 часа после объявления мобилизации». Эта фраза неизменно присутствет в «болванках» Приказа № 1 по стрелковым дивизиям. Два часа. Механизированным соединениям, разумеется, требовалось больше времени для приведения в движение своей разнообразной и многочисленной авто-мототехники. На сколько больше? На один час: "Выступление всех частей через 3 часа после объявления мобилизации". Это из будущего Приказа № 1 по 9-му мехкорпусу. Те же самые цифры (выход через 3 часа после объявления мобилизации) и в приказе для 22-го мехкорпуса (других в составе и оперативном подчинении 5-й Армии и не было).

В реальности План прикрытия так и не был введен в действие вплоть до того, как противник начал вторжение. Правда, в полночь 22 июня в округа была отправлена печально-знаменитая «Директива № 1», которая в довольно невнятном виде ставила задачу поднять войска по боевой тревоге. Но даже если исключить из рассмотрения всю эту странную историю с появлением и содержанием «Директивы № 1», то и тогда, принимая за час Х момент фактического начала боевых действий, приходится констатировать, что запланированных двух часов не было у пограничников (от которых, впрочем, никогда и не требовалось сдерживать наступление регулярной вражеской армии), у гарнизонов ДОТов «линии Молотова», у некоторых частей и соединений первого эшелона войск приграничных округов; на всех остальных вражеские снаряды посыпались гораздо позже, нежели через два часа после рассвета 22 июня.





В том же самом архивном деле в качестве листа 84 подшит, зачем-то, доклад штаба 17-го стрелкового корпуса (12-я Армия Киевского ОВО) "Сведения об укомплектованности людским и конским составом частей 17 СК по состоянию на 15.6.1941" . Документ подписал начальник оперативного отдела штаба корпуса, капитан (подпись неразборчива). И хотя прямого отношения к вопросу о содержании «красных пакетов» этот отчет не имеет, привести его очень даже стоит:



Примечание: проценты в документе не были рассчитаны, этот столбец я добавил самостоятельно.

Таблица настолько красноречива, что нуждается лишь в единственном комментарии: где находился этот самый 17-й корпус? В Карпатах, в полосе Черновцы, Каменец-Подольский. Ни для Красной Армии, ни для её противников (мн.ч.) этот участок вовсе не был, да и не мог быть «направлением главного удара» - местность там такая, что только лошади верховые и обозные смогут по этим перевалам передвигаться. И тем не менее, уже 15 июня, до начала открытой мобилизации, налицо уже от 83 до 97% штатной численности людей и коней. Менее 83% только политработников; это, конечно, тяжело, но не смертельно...
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 16301
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Вернуться в Военная история

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron