"пенензов нема, гонор мае"

Темы по военной истории

Re: "пенензов нема, гонор мае"

Сообщение Dvu.ru-shnik » 30 окт 2012, 16:06

Ну, это давненько уже было - где-то годах в 84 - 89... Мои одноклассники и однокласницы учились тогда там.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6950
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: "пенензов нема, гонор мае"

Сообщение EvMitkov » 02 ноя 2012, 22:19

В общем, таким макаром.
Вы все меня знаете. Я никогда ничего не удалял и без нужды никого не банил - (кроме спамеров, но это просто текущая приборка помещения). Единственный человек, который может похвастаться тем, что я его закрыл - это Хаук. Причем - темы его я не чистил. Посмотрите, за что он закрыт - сами все поймете.

Потому своей властью принимаю решение на перемещение свары в "Уголок для мордобоя".
ТАМ это хоть как-то... можно на комичность списать, а то люди на форум в темы приходят, спрашивают...Стыдно-с.

Е.Митьков
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13915
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: "пенензов нема, гонор мае"

Сообщение Bob-28 » 02 ноя 2012, 22:27

ОДНОЗНАЧНО, верно. Я о переносе
Аватара пользователя
Bob-28
 
Сообщения: 527
Зарегистрирован: 12 апр 2011, 11:41

Re: "пенензов нема, гонор мае"

Сообщение Dvu.ru-shnik » 02 ноя 2012, 22:28

Тогда ждём.
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 6950
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: "пенензов нема, гонор мае"

Сообщение гришу » 05 ноя 2012, 00:58

Толерантность - это неспособность организма вырабатывать антитела, а мозг - лучший иммуностимулятор

Апрель 1918 года… По просьбе Центральной Рады германская армия оккупирует Украину. Официально объявлено, что "союзные немецкие войска" явились для защиты страны от большевиков. Под охраной оккупантов пригласившие их деятели пытаются укрепить свою власть и угодничают перед "союзниками". Председатель Центральной Рады Михаил Грушевский пишет статьи о "внутреннем родстве" украинцев и немцев, о давнем тяготении украинской нации к "близкому ей по духу и натуре" западному миру, "в первую очередь к миру германскому". Произносятся торжественные речи об "украинско-немецком братстве", о грядущем "национальном возрождении Украины".

А в это время в Киеве умер старый человек. В этом не было бы ничего необычного (многие тогда умирали), если бы не одно обстоятельство. Умершего звали Иван Семенович Левицкий. Широкая публика знала его под псевдонимом Нечуй-Левицкий. Известный украинский писатель в независимой Украине по праву должен был пользоваться почетом и уважением. Между тем умер Нечуй-Левицкий в полной нищете в одной из киевских богаделен.

Как же так получилось? У власти стояли люди, называвшие себя патриотами. Их прямой обязанностью было позаботиться о человеке, чьи произведения являлись украшением украинской литературы. Вместо этого писатель оказался лишен всех средств к существованию. А ведь Михаил Грушевский был лично обязан Ивану Семеновичу. В свое время именно Нечуй-Левицкий взял под свое покровительство тогда еще никому не известного гимназиста, стал его наставником в литературных занятиях, рекомендовал к печати первые произведения будущего главы украинского государства. И теперь такая неблагодарность. Почему?

Биографы писателя, как правило, обходят этот вопрос. Говорят лишь, что время тогда было тяжелое, что печальная судьба — умереть в нищете — характерна для многих выдающихся людей… Общие, ничего не объясняющие фразы. Но объяснение все-таки есть.

Язык как яблоко раздора
Ключ к разгадке — ссора между Грушевским и Нечуем-Левицким. Произошла она из-за расхождений по вопросу, который, казалось бы, споров у них вызывать не должен. По вопросу об украинском языке.

Как известно, вплоть до революции 1917 года во всех сферах общественной жизни Украины (кроме западной ее части, входившей в состав Австро-Венгрии) господствовал русский язык. Для культурных украинцев он был родным. Люди же малообразованные говорили на местных просторечиях, лексикон которых ограничивался минимумом, необходимым в сельском быту. Если возникала потребность затронуть в разговоре тему, выходившую за рамки обыденности, простолюдины черпали недостающие слова из языка образованного общества, то есть из русского.

Все это не нравилось деятелям украинского движения (украинофилам). Они (в том числе Нечуй-Левицкий и Грушевский) считали необходимым вырабатывать, в противовес русскому, самостоятельный украинский язык. Однако при этом Иван Семенович был уверен, что вырабатывать язык следует на народной основе, опираясь на сельские говоры Центральной и Восточной Украины. А вот его бывший ученик стоял на иной позиции. Перебравшись в 1894 году на жительство в австрийскую Галицию, Михаил Грушевский завязал тесные контакты с тамошними украинофилами. У последних был свой взгляд на языковой вопрос. По их мнению, говоры российской Украины являлись сильно русифицированными, а потому недостойными стать основой украинского литературного языка. При издании в Галиции сочинений украинских писателей из России (Коцюбинского, Кулиша, Нечуя-Левицкого) народные слова беспощадно выбрасывались, если такие же (или похожие) слова употреблялись в русской речи. Выброшенное заменялось заимствованиями из польского, немецкого, других языков, а то и просто выдуманными словами. Таким образом, галицкие украинофилы создавали "самостоятельный украинский язык". В это языкотворчество включился и Грушевский.

Поначалу ничто не предвещало разрыва с Нечуем-Левицким. Иван Семенович тоже считал нужным "бороться с русификацией", даже благодарил Грушевского за "исправление ошибок" в своих произведениях. Однако "исправлений" становилось все больше. Получалась уже не чистка от "русизмов", а подмена всего языка. Писатель обратился к галичанам с просьбой умерить пыл. Но от него отмахнулись.

Неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы не перемены в России. В 1905 году был отменен запрет на издание украиноязычной прессы. "Национально сознательные" галичане сочли, что настал момент для распространения своего языка на всю Украину. С этой целью стали открываться газеты, журналы, книгоиздательства. "Языковой поход" на восток возглавил Грушевский. Тут и выяснилось, что создавать язык на бумаге легче, чем навязывать его людям. Такая "рідна мова" с огромным количеством польских, немецких и выдуманных слов еще могла кое-как существовать в Галиции, где украинцы жили бок о бок с поляками и немцами. В российской Украине галицкое "творение" восприняли как абракадабру. Печатавшиеся на ней книги и прессу местные жители просто не могли читать. "В начале 1906 года почти в каждом большом городе Украины начали выходить под разными названиями газеты на украинском языке, — вспоминал один из наиболее деятельных украинофилов Юрий Сирый (Тищенко). — К сожалению, большинство тех попыток и предприятий заканчивались полным разочарованием издателей, были ли то отдельные лица или коллективы, и издание, увидев свет, уже через несколько номеров, а то и после первого, кануло в Лету".

Причина создавшегося положения заключалась в языке. "Помимо того маленького круга украинцев, — отмечал Сирый, — которые умели читать и писать по-украински, для многомиллионного населения российской Украины появление украинской прессы с новым правописанием, с массой уже забытых или новых литературных слов и понятий и т.д. было чем-то не только новым, но и тяжелым, требующим тренировки и изучения". Но "тренироваться" и изучать совершенно ненужный, чужой язык (пусть и называемый "рідною мовою") украинцы не желали. В результате — украиноязычные периодические издания практически не имели читателей. "Национальное возрождение" грозило обернуться катастрофой.

"Чертовщина под украинским соусом"
Нечуй-Левицкий тяжело переживал неудачу. Он попытался еще раз образумить Грушевского. Но тот не желал признавать, что с введением новых слов перестарался. И тогда Иван Семенович выступил публично. Свои взгляды писатель изложил в статье "Современный газетный язык на Украине" и брошюре "Кривое зеркало украинского языка". Он протестовал против искусственной полонизации украинской речи, замены народных слов иноязычными, приводил конкретные примеры. Так, вместо народного слова "держать", указывал Нечуй-Левицкий, вводят слово "тримати", вместо народного "ждать" — слово "чекати", вместо "предложили" — "пропонували", вместо "ярко" — "яскраво", вместо "обида" — "образа", вместо "война" — "війна" и т. д. Известное еще из языка киевских средневековых ученых слово "учебник" Грушевский и К° заменили на "підручник", "ученик" — на "учень", вместо "на углу" пишут "на розі" ("и вышло так, что какие-то дома и улицы были с рогами, чего нигде на Украине я еще не видел").

Сам не безгрешный по части выдумывания слов, Иван Семенович считал торопливость тут недопустимой, так как слишком большого количества нововведений народ "не переварит". Он пояснял, что в основе таких замен лежит желание сделать новый литературный язык как можно более далеким от русского. "Получилось что-то и правда уж слишком далекое от русского, но вместе с тем оно вышло настолько же далеким от украинского", — заметил Нечуй-Левицкий. Польским влиянием объяснял писатель введение форм "для народу", "без закону", "з потоку", "такого факту", в то время как на Украине говорят: "для народа", "без закона", "с потока", "такого факта". Крайне возмущала его и "реформа" правописания с введением апострофа и буквы "ї": "Крестьяне только глаза таращат и все меня спрашивают, зачем телепаются над словами эти хвостики", — возмущался он.

Классик украинской литературы настаивал на том, что украинский литературный язык нельзя основать на "переходном к польскому" галицком говоре, к которому добавляют еще "тьму чисто польских слов: передплата, помешкання, остаточно, рух (да-да, это тоже не украинское слово — Авт.), рахунок, співчуття, співробітник". Указав на множество таких заимствований ("аркуш", "бридкий", "брудний", "вабити", "вибух", "виконання", "віч-на-віч", "влада", "гасло", "єдність", "здолати", "злочинність", "зненацька", "крок", "лишився", "мешкає", "мусить", "недосконалість", "оточення", "отримати", "переконання", "перешкоджати", "поступ", "потвора", "прагнути", "розмаїтий", "розпач", "свідоцтво", "скарга", "старанно", "улюблений", "уникати", "цілком", "шалений" и много-много других, не хватит газетной полосы, чтобы привести все) Иван Семенович констатировал: это не украинский, а псевдоукраинский язык, "чертовщина под якобы украинским соусом".

Следует еще раз подчеркнуть: Иван Нечуй-Левицкий был убежденным украинофилом. Не меньше Грушевского и его компаньонов хотел он вытеснения из Украины русского языка. Но, стиснув зубы и скрепя сердце, вынужден был признать: этот язык все же ближе и понятнее народу, чем навязываемая из австрийской Галиции "тарабарщина".

Разоблачения Нечуя-Левицкого вызвали шок в "национально сознательных" кругах. На него нельзя было навесить ярлык "великорусского шовиниста" или замолчать его выступление. Грушевский попытался оправдываться. Он признал, что пропагандируемый им язык действительно многим непонятен, "много в нем такого, что было применено или составлено на скорую руку и ждет, чтобы заменили его оборотом лучшим", но игнорировать этот "созданный тяжкими трудами" язык, "отбросить его, спуститься вновь на дно и пробовать, независимо от этого "галицкого" языка, создавать новый культурный язык из народных украинских говоров приднепровских или левобережных, как некоторые хотят теперь, — это был бы поступок страшно вредный, ошибочный, опасный для всего нашего национального развития".

Грушевского поддержали соратники. Ярый украинофил Иван Стешенко даже написал специальную брошюру по этому поводу. В том, что украинский литературный язык создан на галицкой основе, по его мнению, были виноваты сами российские украинцы. Их, "даже сознательных патриотов", вполне устраивал русский язык, и создавать рядом с ним еще один они не желали. "И вот галицкие литераторы берутся за это важное дело. Создается язык для институций, школы, наук, журналов. Берется материал и с немецкого, и с польского, и с латинского языка, куются и по народному образцу слова, и все вместе дает желаемое — язык высшего порядка. И, негде правды деть, много в этом языке нежелательного, но что было делать?". Впрочем, уверял Стешенко, язык получился "не такой уж плохой". То, что он непривычен для большинства украинцев, — несущественно. "Не привычка может перейти в привычку, когда какая-то вещь часто попадает на глаза или вводится принудительно. Так происходит и с языком. Его неологизмы, вначале "страшные", постепенно прививаются и через несколько поколений становятся совершенно родными и даже приятными", — уговаривал Стешенко.

Однако такие пояснения никого не убедили. "Языковой поход" провалился. Грушевский и его окружение винили во всем Нечуя-Левицкого, якобы нанесшего своим выступлением вред делу "распространения украинского языка". "Приверженцы профессора Грушевского и введения галицкого языка у нас очень враждебны ко мне, — писал Иван Семенович. — Хотя их становится все меньше, потому что публика совсем не покупает галицких книжек, и Грушевский лишь теперь убедился, что его план подогнать язык даже у наших классиков под страшный язык своей "Истории Украины-Руси" потерпел полный крах. Его истории почти никто не читает".

Справедливости ради надо сказать, что "Историю Украины-Руси" не читали не только из-за языка. Это сегодня Михаила Грушевского объявили "великим историком". Современники его таковым не считали. Некоторые ученые в частных разговорах называли этого деятеля "научным ничтожеством". Но признаться в собственном ничтожестве Грушевский не мог даже самому себе. Проще было винить во всем Нечуя-Левицкого. И профессор затаил злобу.

Вендетта по-украински
Возможность отомстить появилась у него после 1917 года. Грушевский вознесся к вершинам власти. Ивану Семеновичу повезло меньше. В царской России он жил на пенсию. Но царской России больше не было. Да и Украина стала независимой. Пенсию платить перестали. Старый писатель остался совсем без денег. Некоторое время помогали знакомые. Однако общее понижение уровня жизни затронуло и их. Ждать помощи было неоткуда…

Мария Гринченко (вдова Бориса Гринченко) попыталась хлопотать о назначении писателю пособия. Она обратилась в министерство просвещения. Вот тут и вспомнились старые обиды. В министерстве всем заправлял Иван Стешенко. Правда, отказать прямо он не посмел. Наоборот, обещал помочь, но, естественно, обещания не выполнил. Также повели себя другие высокопоставленные чиновники. Сам "старый мерзавец" (так небезосновательно называл в своем дневнике Михаила Грушевского известный украинский ученый Сергей Ефремов) сделал вид, что его этот вопрос не касается…

…А несчастный старик оказался в богадельне и медленно угасал от хронического недоедания. Уже потом, когда писатель умер, деятели Центральной Рады заявили, что хотели назначить ему пенсию, даже приняли такое решение, но, дескать, опоздали. Наивная ложь людей, каждый из которых мог выдать нужную сумму просто из собственного кармана. И тысячу раз был прав галицкий литератор Осип Маковей, осудивший центральнорадовских "заумных лилипутов-политиков", распоряжавшихся миллионами, но пожалевших немного денег для того, кто лилипутом не был…

Хоронили писателя торжественно. За счет государства. Правда, перед этим тело покойного тайно перевезли в Софийский собор (как-то неудобно было устраивать "торжественные похороны" из богадельни). За гробом шли представители правительства, может быть, и сам Грушевский…

Ну а "крамольные" произведения Ивана Семеновича предали забвению. Между тем они актуальны и сегодня. Созданный в Галиции язык был включен в школьную программу во время советской украинизации 1920-х годов и так в ней и остался. Через несколько поколений он стал привычным. Прогноз Стешенко оправдался. Но оправдался и прогноз Нечуя-Левицкого: привычное все равно не стало родным. Не секрет, что даже среди тех, кто называет украинский язык "рідною мовою", многие признают, что им легче говорить на русском. Объясняют этот "парадокс" чем угодно — "русификацией", "манкуртизацией" и т. п. А следует почитать забытые труды Нечуя-Левицкого. Многое станет понятным…

…Иван Семенович оказался прав. За это и поплатился. В апреле исполнилось 86 лет со дня его смерти. Годовщина не круглая. И все-таки стоит вспомнить. Чтобы многое не повторилось уже на новом витке истории…


http://telegrafua.com/212/world/2289/


РейтингблоговЯндекс задолбал. Утвержает, что даёт статистику по блогу.

Но обманывает, не говоря о том, что нужно вставлять кнопку В КАЖДУЮ ТЕМУ.

Лично я НЕ всегда разделяю мнения, высказанные в приведенных статьях.
... они мне были интересны, не более.
Те, кто не могут сдержаться, чтобы не указать мне, о чем писать следует, а о чем - нет,
могут сразу отправляться в пешее эротическое путешествие - их мнение меня не интересует.
И не говорите мне, пожалуйста, о терпимости. Для неё, кажется, отведены специальные дома.
я хорошо схожусь с людьми особенно в штыковую
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 7749
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: "пенензов нема, гонор мае"

Сообщение Olenevod Beldyev » 05 ноя 2012, 01:17

гришу писал(а):Лично я НЕ всегда разделяю мнения, высказанные в приведенных статьях.
... они мне были интересны, не более.
Те, кто не могут сдержаться, чтобы не указать мне, о чем писать следует, а о чем - нет,
могут сразу отправляться в пешее эротическое путешествие - их мнение меня не интересует.
И не говорите мне, пожалуйста, о терпимости. Для неё, кажется, отведены специальные дома.


Замечательно сказано, браво!
Мы – мирные люди, но нашими бронепоездами забиты все запасные пути!..
Аватара пользователя
Olenevod Beldyev
 
Сообщения: 921
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 05:22
Откуда: ВнутриМКАДье (надеюсь, за это еще не побивают камнями?)

Re: "пенензов нема, гонор мае"

Сообщение гришу » 05 ноя 2012, 01:47

Любая война аморальна и жестока, но гражданская — особенно. Суть ее — трагедия братоубийства...
Bob-28
Подполковник, майор, держитесь, я на вашей стороне баррикады. С.И.Белецкий
ДОПРЫГАЛИСЬ и ДОГОВОРИЛИСЬ до разных сторон баррикад...

Амбец...



В современной истории часто бывших карателей и нацистов записывают в герои. В Украине это бывший гауптман нацисткой армии, а ныне герой Украины Шухевич. В России, слава Богу, пока не додумались сделать героем Власова, но тенденция по отмыванию бывших нацистских преступников там тоже идет. Речь, естественно о казачках, вроде того же Шкуро и компании. Один памятник ему и его своре уже разбили, так новоявленный "патриоты", поставили новый, еще более грандиозный. И насколько я знаю он пока стоит, и никто его не сносит...

Но это все не самое интересное. Самое интересное то, что на волне реабилитации "жертв политического режима", начавшегося в начале 90-х годов, произошел один вопиющий случай. Был реабилитарован Гельмут Фон Паннвиц. НАЦИСТ, МЕРЗАВЕЦ И УБИЙЦА.


Справка о реабилитации гражданину Германии Гельмуту Фон - Паннвицу

БАНДА БАТЬКИ ГЕЛЬМУТА

Пожалуй, наиболее вопиющим из примеров конъюнктурной реабилитации яв-ляется история с командиром 15-го казачьего кавалерийского корпуса войск СС генерал-лейтенантом фон Панвицем, повешенным по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР в 1947 году.

За что же безвинно пострадал эсэсовский атаман? Вот выдержки из протоко-лов допросов фон Панвица следователями МГБ СССР в 1946–1947 годах:

«— В совершении каких преступлений и преступных действий вы признали себя виновным?

– … Продвигаясь от Брест-Литовска до Курска, подчинённый мне ударный и другие отряды 45-й пехотной дивизии уничтожили ряд сёл и деревень, разру-шали советские города, убили большое число советских граждан, а также гра-били мирных советских людей…

… Должен признать, что, участвуя в инспектировании, а позднее в формиро-вании воинских частей, состоящих из военнопленных Красной Армии, и руко-водя ими в боях против СССР и Югославии, я совершил действие, которое, согласно международным правилам и обычаям войны рассматривается как преступление. За это преступление я готов нести ответственность…

Я признаю себя ответственным за то, что начиная с осени 1943 года я руково-дил боями подчинённой мне дивизии против югославских партизан, допускал в зоне действия дивизии расправы казаков с мирным населением… выполнял преступные приказы гитлеровского верховного командования и циркуляр СС обергруппенфюрера Бах-Зелевски, в которых излагались меры по борьбе с партизанами и по расправе с мирным населением…

– Перечислите случаи, когда по вашему приказу казаки учиняли акты грабежа, насилий и других преступлений против человечества в Югославии.

– Из многочисленных преступлений, совершённых подчиненными мне казака-ми в Югославии, мне припоминаются следующие факты.

Зимой 1943–1944 годов в районе Сунья-Загреб по моему приказу было пове-шено 15 человек заложников из числа югославских жителей…

… В конце 1943 года в районе Фрушка-Гора казаки 1-го кавалерийского полка повесили в деревне 5 или 6 (точно не помню) крестьян.

Казаки 3-го, 4-го и 6-го кавалерийских полков в этом же районе учинили мас-совое изнасилование югославских женщин.

В декабре 1943 года подобные же экзекуции и изнасилования были в районе города Брод (Босния).

В мае 1944 года в Хорватии, в районе южнее города Загреб, казаки 1-го полка сожгли одну деревню…

… Я также вспоминаю, что в декабре 1944 года казаки 5-го кавалерийского полка под командованием полковника Кононова во время операции против партизан в районе реки Драва, недалеко от гор. Вировитица, учинили массо-вое убийство населения и изнасилование женщин…»

(Улитвинов А. Ради друга Гельмута // Независимое военное обозрение. 14 де-кабря 2001. №46(268))

Таким образом, если бы воинство фон Панвица, вместе со своим доблестным атаманом в мае 1945 года сдавшееся в плен англичанам, не было передано британским командованием советской стороне, вероятно, его выдачи доби-лось бы правительство Югославии. И, несомненно, если не в Москве, так в Белграде генерал получил бы свой смертный приговор.

А вот выдержка из стенограммы заседания Военной коллегии Верховного су-да СССР, проходившего в Москве 15–16 января 1947 года:

«Предварительным и судебным следствием установлено:

… 6. Фон Панвиц Гельмут в 1941 году, являясь командиром головного ударно-го отряда 45-й немецкой пехотной дивизии, принимал участие в вероломном нападении гитлеровской Германии на Советский Союз в районе Брест-Литовска. Будучи инспектором кавалерии при главном командовании сухопут-ных войск, Панвиц активно содействовал проведению немецко-фашистскими солдатами расправ и насилий над советскими жителями на территории Со-ветского Союза, временно оккупированной немцами…» (Там же).

Но для ельцинской прокуратуры всего этого оказалось недостаточно. Фор-мальным поводом к пересмотру дела эсэсовского атамана стала просьба о реабилитации своего деда, с которой обратилась внучка фон Панвица Ванес-са фон Бассевиц. 22 апреля 1996 года помощник главного военного прокурора полковник юстиции Виктор Крук представил на утверждение заместителю главного военного прокурора генерал-лейтенанту юстиции Владимиру Смир-нову соответствующее заключение. Итогом работы ельцинской юстиции стала справка о реабилитации из Главной военной прокуратуры от 17 июля 1996 го-да за № 5–ув–6115–47.

Как видно из приведённой справки, основанием для реабилитации фон Пан-вица послужил пункт «а» статьи 3 Закона РФ «О реабилитации жертв полити-ческих репрессий» от 18 октября 1991 года, гласящий: «Подлежат реабилита-ции лица, которые по политическим мотивам были: а) осуждены за государст-венные и иные преступления».

Однако в следующей, 4-й статье данного закона сказано следуюшее:

«Не подлежат реабилитации лица, перечисленные в ст. 3 настоящего Закона, обоснованно осуждённые судами, а также подвергнутые наказаниям по реше-нию несудебных органов, в делах которых имеются достаточные доказатель-ства по обвинению в совершении следующих преступлений:

б) совершение насильственных действий в отношении гражданского населе-ния и военнопленных, а также пособничество изменникам Родины и фашист-ским оккупантам в совершении таких действий во время Великой Отечествен-ной войны;

г) военные преступления и преступления против правосудия».

Несмотря на то, что в процитированных выше протоколах допросов содержит-ся более чем достаточно материала в духе пунктов «б» и «г» статьи четвёртой закона от 18 октября 1991 года, в реабилитационном заключении по делу Панвица автор его, полковник юстиции Крук, окончательный вывод сформули-ровал в такой редакции:

«… установлено, что генерал-лейтенант фон Панвиц в период Великой Оте-чественной войны являлся гражданином Германии, военнослужащим немец-кой армии и выполнял свои воинские обязанности. Данных о том, что фон Панвиц или подчиненные ему части допускали зверства и насилия в отноше-нии мирного советского населения и пленных красноармейцев, в деле не име-ется» (Улитвинов А. Ради друга Гельмута…).

Остаётся только пожалеть, что полковник Крук не родился на полвека раньше. Ведь в этом случае он бы мог с успехом выступить адвокатом на Нюрнберг-ском процессе, где наверняка бы спас от петли начальника штаба верховного главнокомандования вермахта генерал-фельдмаршала Вильгельма Кейтеля, начальника Главного управления имперской безопасности обергруппенфюре-ра СС Эрнста Кальтенбруннера и других нацистских военных преступников. Ведь они тоже являлись гражданами Германии и всего лишь выполняли свои воинские обязанности.

После скандальных публикаций в российских газетах главная военная проку-ратура была вынуждена вернуться к делу фон Панвица и с санкции главного военного прокурора отменила своё же решение пятилетней давности. На-чальник Управления реабилитации жертв политических репрессий генерал-майор юстиции Валерий Кондратов сообщил, что заключение от 22 апреля 1996 года о реабилитации фон Панвица как необоснованное отменено и 28 июня 2001 года вынесено заключение, в котором сделан вывод, что «фон Панвиц за совершенные преступные деяния осужден обоснованно, оснований для принесения протеста не усматривается и реабилитации он не подлежит. Одновременно признано, что справка о реабилитации фон Панвица Гельмута юридической силы не имеет, о чем письменно уведомлены заинтересованные лица, а также соответствующие государственные учреждения ФРГ» (Там же).

Кому и зачем понадобилось реабилитировать эсэсовского генерала? Ходят слухи, что отдельные сотрудники общества «Мемориал» подрабатывают реа-билитацией осуждённых советским правосудием германских нацистов — в се-годняшней ФРГ ветераны вермахта имеют право на пенсию, за исключением военных преступников. Однако здесь масштаб другой, и фигура фон Панвица более крупная.

Вспомним, что реабилитация гитлеровского генерал-лейтенанта совпадает по времени с визитом Ельцина в Германию. Борис Николаевич в ту пору мнит Россию союзником ФРГ и щедро демонстрирует сердечное расположение к канцлеру Колю. Для подтверждения этой дружбы требуются какие-то конкрет-ные шаги. Реабилитация фон Панвица и стала одним из таких демонстратив-ных жестов, с помощью которых «друг Борис» мостил дорожку к сердцу «друга Гельмута».

Более того, есть сведения, что вслед за Панвицем собирались реабилитиро-вать и начальника личной охраны Гитлера группенфюрера СС Ганса Раттен-хубера, окончившего свои дни в советской тюрьме. По ряду причин эта затея сорвалась, и теперь фанатам «чёрного ордена» Гиммлера остаётся проливать скупы слёзы у мемориала Панвицу возле Храма всех святых на Соколе.


p.s. Материал взят из статьи Игоря Пыхалова "Повторно репрессированные
:mrgreen:
я хорошо схожусь с людьми особенно в штыковую
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 7749
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: "пенензов нема, гонор мае"

Сообщение Olenevod Beldyev » 05 ноя 2012, 01:59

Материал Пыхалова, как всегда у него, точен и хорош. Но информация в нем уже устарела:
– реабилитация фон Панвица была отменена в 2001 году.
– установленная в Москве на Соколе в 1998 г. небольшая плита Панвицу, Шкуро, Краснову и проч. была разбита 8 мая 2007 и с тех пор не востанавливалась...
Мы – мирные люди, но нашими бронепоездами забиты все запасные пути!..
Аватара пользователя
Olenevod Beldyev
 
Сообщения: 921
Зарегистрирован: 02 ноя 2012, 05:22
Откуда: ВнутриМКАДье (надеюсь, за это еще не побивают камнями?)

Re: "пенензов нема, гонор мае"

Сообщение гришу » 05 ноя 2012, 02:46

30 октября 2012 года, в день памяти жертв политических репрессий, в епархиях Русской Православной Церкви прошли поминальные богослужения. В этом году отмечается 75-я годовщина начала Большого террора в 1937 году.

– памятная дата, вошедшая в официальный календарь с 1991 года. Во многих городах и весях в этот день пройдут траурные мероприятия, посвященные памяти погибших и пострадавших в ходе политических репрессий. В Москве, например, уже вчера несколько десятков человек собрались у Соловецкого камня на Лубянке, чтобы почтить память репрессированных. Акция «Возвращение имен» регулярно проводится там с 2007 года: пришедшие поочередно зачитывают имена из расстрельных списков, представленных обществом «Мемориал». Называются «миллионные» цифры жертв…

Но только ли память об этих «миллионах» движет организаторами «Возвращения имен» и других подобных акций? Выясняется, что нет. «Если мы хотим преодолеть все тоталитарное, что есть в нас, и дать расцвести всему свободному, что есть в каждом из нас, то мы увидимся у Соловецкого камня», – такой призыв размещен на официальном сайте «Возвращения имен». Оказывается, к Соловецкому камню надо прийти не просто для того, чтобы отдать дань памяти жертвам репрессий, а чтобы «преодолеть в себе все тоталитарное». Откреститься, естественно, от нашей «позорной» истории, заклеймить «тоталитарное» прошлое. И каяться, каяться, бесконечно каяться…

Как же все-таки умеют наши либералы приватизировать всё и вся! Вот и скорбь народа по невинно погибшим и замученным пытаются обратить себе во благо – для «десталинизации» общества, отказа от собственной истории. А как при этом врут наши либералы!

Взять хотя бы их «доказательства» того, что счет жертв «сталинского террора» идет на миллионы. В представленных тем же «Мемориалом» расстрельных списках никаких миллионов, разумеется, нет. «Ну и что ж из того? – парируют либералы. – Ведь точная статистика репрессий никогда и не велась: власти было невыгодно фиксировать истинный масштаб репрессий». Зато многие источники, отмечают либералы, вполне адекватно рисуют масштаб трагедии...

Что же это за «источники», оценивающие общее количество жертв «сталинского террора», на которые ссылаются «десталинизаторы»? По большому счету, их всего три. Это, разумеется, «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына. Это, конечно же, доклад Н.С. Хрущева «О культе личности и его последствиях». И «исследование» англичанина Роберта Конквеста. Именно эти «источники» являются для нынешних «десталинизаторов» самыми «авторитетными». Их не смущает ни то, что «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына – это все-таки художественное произведение, ни то, что Хрущев, выступая со своим докладом перед съездом партии, не стал обнародовать справку о масштабах репрессий, подготовленную по его просьбе тогдашними советскими силовиками. Ну а уж о том, что во время написания своего труда вышеупомянутый Конквест, как выяснилось, сотрудничал с британской разведкой, говорить и вовсе неприлично.

И вот из симбиоза этих «источников» рисуется действительно зловещая картина. Солженицын пишет о 110 миллионах жертв репрессий. Но и этого показалось мало «перестроечному» публицисту Юрию Каракину: тот доводит счет репрессированных до 120 миллионов! Кое-кто из «десталинизаторов», впрочем, считает эти цифры преувеличением и говорит о 60-70 миллионах жертв. Эти оценки, правда, тоже никак не стыкуются с мало-мальски объективным анализом демографических показателей СССР: такого количества жертв «сталинского террора» быть просто не могло. Но что такое данные демографии для наших либералов, если главное для них – заклеймить Сталина и направить нас на путь «десталинизации»? Тут, как говорится, всякое лыко в строку.

Каков истинный масштаб репрессий, точно оценить сейчас действительно очень сложно. Например, тот же Хрущев, готовя свой нашумевший доклад, запросил данные о репрессиях у тогдашнего министра внутренних дел Сергея Круглова, Генпрокурора СССР Романа Руденко и министра юстиции Константина Горшенина. В феврале 1954 года они направили Хрущеву официальное письмо, где, в частности, сообщалось:

«По имеющимся в МВД СССР данным, за период с 1921 года по настоящее время за контрреволюционные преступления было осуждено Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым Совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 человек, в том числе: к ВМН (высшей мере наказания – Прим. KM.RU) – 642 980 человек, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже – 2 369 220 человек, к ссылке и высылке – 765 180 человек.

Из общего количества арестованных, ориентировочно, осуждено: 2 900 000 человек – Коллегией ОГПУ, тройками НКВД и Особым Совещанием; 877 000 человек – судами, военными трибуналами, Спецколлегией и Военной Коллегией.

В настоящее время в лагерях и тюрьмах содержится заключенных, осужденных за контрреволюционные преступления, – 467 946 человек и, кроме того, находятся в ссылке после отбытия наказания за контрреволюционные преступления, направленных по директиве МГБ и Прокуратуры СССР (за подписью Абакумова и Сафонова), – 62 462 человека».

Масштаб репрессий действительно огромен, но ни о каких 120 миллионах, как у Карякина, или 100 миллионах, как у Солженицына, и даже о 60-70 миллионах речи не идет. Уж не потому ли Хрущев не стал тогда обнародовать эту статистику? Ведь, затевая разоблачение «культа личности», целесообразнее повесить на Сталина некое «многомиллионное» злодеяние – пусть это будет не точный список жертв, а лишь некая «прикидка». А заодно и вымарать из советских архивов личную причастность Хрущева к репрессиям.

Далее: если уж анализировать общее количество жертв репрессий, неплохо было бы уточнить некоторые важные моменты. Начнем с того, что в перечень репрессированных наверняка попали и реальные преступники и противники тогдашней власти. Что, с 1921 по февраль 1954 гг. в СССР не было преступности? Или не было оппозиционеров, боровшихся с советской властью? Значит, среди тех почти 650 000 расстрелянных и тех трех с лишним миллионов, оказавшихся за решеткой или в ссылке, были и настоящие уголовники, и непримиримые оппозиционеры.

Далее: если в письме хрущевских министров и прокурора подсчет жертв репрессий ведется с 1921 года, это значит, что за существенную часть преступлений несет ответственность уж никак не Сталин, а «ленинская гвардия», которая сразу же после Великой Октябрьской социалистической революции развернула террор против белогвардейцев, священнослужителей, «кулаков-мироедов» и т. д., и т. п. Соловецкий камень, у которого сегодня собираются «десталинизаторы», назван так потому, что привезен с Соловков. А лагерь там появился еще задолго до сталинского «большого террора» 1937-38 гг.

Более того, он появился там еще раньше – во время интервенции и Гражданской войны. Как рассказывает карельский блогер stepanov-karel.livejournal.com, еще 3 февраля 1919 года «северное» правительство Миллера-Чайковского, которое поддерживали «западные демократии», приняло постановление, по которому граждане, «присутствие коих является вредным... могут быть подвергаемы аресту и высылке во внесудебном порядке в места, указанные в пункте 4 настоящего постановления». Указанный пункт гласил: «Местом высылки назначается Соловецкий монастырь или один из островов Соловецкой группы…». Как пишет исследователь истории Гражданской войны П.А. Голуб, «вожди белого режима на Севере – Чайковский, Миллер, Мурушевский и прочие, – уже пребывая в эмигрантском далеке, не уставали чернить большевиков за ссылку контрреволюционеров на Соловки. Но при этом дружно демонстрировали провал памяти, а именно: дорогу на Соловки проложили именно они».

Но обо всем этом наши либералы, ежегодно собирающиеся у Соловецкого камня, сейчас не вспоминают. У них ведь другая главная цель – «десталинизация» России, понимаемая как первый шаг на пути ее уничтожения. Конечно, можно только приветствовать инициативу «Мемориала» по восстановлению имен всех репрессированных, но только без сопутствующих ей призывов «преодолеть в себе все тоталитарное». Т. е. к тотальному отказу от нашей истории, в которой были не только репрессии, но и величайшие достижения.

Читать полностью: http://www.km.ru/v-rossii/2012/10/30/is ... matsionnoi

..к 1970г практически все деревни были электрофицированы, причём бесплатно, сейчас только за разрешение подключить 3-х фазную сеть с фермера требуют 500тыс. рубл. К концу 90-х годов все сельские жители были обеспечены жильём и работой, причём хороший тракторист имел зарплату больше директора совхоза. Теперь только за землю в 0.5га под ст-во требуют требуют до 1млн. рублей. При таком отношении сельское хозяйство в Нечерноземье практически умерло, да и Юг долго не протянет.
я хорошо схожусь с людьми особенно в штыковую
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 7749
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: "пенензов нема, гонор мае"

Сообщение Andreas » 05 ноя 2012, 03:08

гришу писал(а): При таком отношении сельское хозяйство в Нечерноземье практически умерло, да и Юг долго не протянет

Значит, Юг, говоришь, долго не протянет, ай-ай-ай, и Евгений, значит, тоже? :D
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Пред.След.

Вернуться в Военная история

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google Adsense [Bot] и гости: 2