Марк Солонин о неготовности, снарядах и бензине — часть I

Темы по военной истории

Марк Солонин о неготовности, снарядах и бензине — часть I

Сообщение EvMitkov » 08 июн 2011, 01:23

Доброго времени суток ВСЕМ!

В теме форума предлагаю вниманию новую публикацию Марка Семёновича Солонина - полагаю, кто таков - знают все.
В бумаге этого еще нет, публикация - Часть Первая - датируется 8-м июня 2011 года
Сначала думал, что уместнее разместить материал в Артиллерийском разделе форума, но решил, что затронутая тематика далеко выходит из "заклепочных" рамок.
Итак:


М.С.Солонин.
О неготовности, снарядах и бензине — часть I

Беспощадным «богом войны» в вооруженных конфликтах первой половины ХХ столетия была артиллерия. Не элегантный, стремительный самолет-истребитель и не грозный танк, а простые и незатейливые с виду миномет и пушка смерчем смертоносного огня разрушали укрепления, огневые точки и командные пункты, быстро и безжалостно уничтожали поднявшегося в атаку противника (на их счету половина всех убитых и раненных во Второй мировой войне), прокладывали дорогу своим танкам и мотопехоте.
Среди всех составляющих матчасти артиллерии важнейшим следует признать боеприпасы. В конечном итоге именно снаряд (мина, пуля) является той «полезной нагрузкой», ради доставки которой к цели работает весь огромный комплекс, состоящий из людей, орудий, артиллерийских тягачей, автомобилей, линий связи, самолетов-корректировщиков и пр.

Астрономические цифры
Низкая точность стрельбы компенсировалась в ту эпоху огромным расходом боеприпасов (на подавление одной пулеметной точки по нормативам предполагалось израсходовать 60–80 снарядов). В результате даже по самой простой характеристике – совокупному весу – артиллерийские снаряды значительно превосходили орудие, при помощи которого их обрушивали на голову врага.
Так, установленный приказом Наркомата обороны № 0182 (по странной иронии истории приказ этот был подписан 9 мая 1941 года) боекомплект к самой массовой в Красной армии 122-мм гаубице составлял 80 выстрелов. С учетом веса снаряда, заряда и укупорки (снарядного ящика) полный вес одного боекомплекта (порядка 2,7 тонны) был больше веса самой гаубицы.
Одним боекомплектом, однако, много не навоюешь. Как правило, на проведение наступательной операции (что в календарном исчислении соответствует 10–15–20 дням) планировался расход боеприпасов в размере 4–5 боекомплектов*. Таким образом, вес потребных боеприпасов многократно превосходил вес задействованных орудий. К несчастью, ни одной, ни двумя операциями Вторая мировая не ограничилась, и расход боеприпасов стал измеряться совершенно астрономическими цифрами.

В 1941 году вермахт израсходовал на Восточном фронте порядка 580 килотонн боеприпасов всех видов, что примерно в 20 раз превышает совокупный вес всех действующих на фронте артсистем (и даже десятикратно превышает вес всех немецких танков и САУ). А в дальнейшем и производство боеприпасов в Германии, и их расход стали еще большими. Производство боеприпасов в СССР за весь период Великой Отечественной войны оценивается сокрушительной цифрой 10 миллионов тонн.

Коллаж Андрея Седых

Тут еще необходимо вспомнить про то, что тонна тонне рознь. Если вес пушки – это вес относительно дешевого черного металла (элементы лафета и вовсе сделаны из простой низколегированной стали), то на производство артвыстрела расходуются дорогостоящие латунь, медь, бронза, свинец; производство порохов и взрывчатки требует огромного расхода химикатов, дефицитных в условиях войны, дорогих и весьма взрывоопасных. В конечном итоге расходы на производство боеприпасов в эпоху Второй мировой были сопоставимы с совокупными расходами на производство всего остального (танков, пушек, самолетов, пулеметов, тягачей, БТР и РЛС).

Как ни странно, но именно эта важнейшая информация о материальной подготовке к войне и ее ходе в советской историографии традиционно обходилась молчанием. Желающие убедиться в этом самостоятельно могут открыть, например, 2-й том фундаментальной 6-томной «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза» (М., Воениздат, 1961). На описание событий начального периода войны (с 22 июня 1941 по ноябрь 1942 года) коллективу авторов понадобилось в этом томе 328 тысяч слов. И чего ж там только нет! Перечислены и трудовые почины тружеников тыла, и духоподъемные пьесы советских драматургов, не забыты ни подлые происки неверных союзников (то есть США и Великобритании), ни руководящая роль партии… Вот только конкретная цифра расхода боеприпасов в операциях Красной армии появляется один-единственный раз («в период оборонительного сражения под Сталинградом войскам Сталинградского и Донского фронтов было доставлено 9898 тысяч снарядов и мин»), да и то без необходимой в рамках научной монографии детализации. Про расход боеприпасов в операциях 1941 года вообще ни слова! Точнее говоря, слова-то есть и их много, но без цифр. Обычно слова такие: «израсходовав последние снаряды, войска были вынуждены…», «острая нехватка боеприпасов привела к…», «уже на третий день боеприпасы были почти полностью исчерпаны…»

Попытаемся, насколько это возможно в рамках газетной статьи, частично восполнить это упущение.

Кому история отпустила мало времени?
Сразу же отметим, что товарищ Сталин артиллерию любил и ценил, роль и значение боеприпасов вполне понимал: «Артиллерия решает судьбу войны, массовая артиллерия… Если нужно в день дать 400–500 тысяч снарядов, чтобы разбить тыл противника, передовой край противника разбить, чтобы он не был спокоен, чтобы он не мог спать, нужно не жалеть снарядов и патронов. Больше снарядов, больше патронов давать, меньше людей будет потеряно. Будете жалеть патроны и снаряды – будет больше потерь...»
Орудия Германия СССР
81-мм (82-, 107-мм) минометы 11 767 19 868
75-мм (76-мм) полевые пушки 4176 15 298
105-мм (122-мм) гаубицы 7076 8124
150-мм (152-мм) гаубицы 3734 6420


Замечательные эти слова были произнесены на апрельском (1940 год) Совещании высшего комсостава Красной армии. К сожалению, столь правильная постановка задач не нашла должного отражения в том реальном положении дел, с которым советская артиллерия год спустя подошла к порогу Большой Войны.

Как видим, превосходя Германию по числу орудий всех основных типов, Советский Союз уступал своему будущему противнику и по общему количеству накопленных запасов боеприпасов, и по удельному числу снарядов в пересчете на один ствол. Более того, именно этот показатель (количество накопленных боеприпасов на единицу орудия) оказался тем ЕДИНСТВЕННЫМ, по которому противник имел значительное количественное превосходство над Красной армией (разумеется, мы говорим об основных компонентах материальной подготовки к войне, а не о каких-нибудь рашпилях копытных).

И это тем более странно, учитывая, что в деле накопления боеприпасов для будущей войны Германия находилась в особо тяжелом положении. По условиям Версальского мирного договора страны-победители установили для нее жесткие ограничения: по 1000 артвыстрелов на каждое из 204 орудий калибра 75 мм и по 800 выстрелов на каждую из 84 гаубиц калибра 105 мм. И это – все. Мизерное (в сравнении с армиями великих держав) количество орудий, 270 тысяч (меньше, чем товарищ Сталин предлагал израсходовать за один день) артвыстрелов среднего калибра и ноль выстрелов крупного калибра.

Только весной 1935 года Гитлер заявил о выходе Германии из подчинения условиям Версальского договора; до начала мировой войны оставалось чуть более четырех лет. История отпустила Гитлеру мало времени, а природа – еще меньше сырьевых ресурсов. С добычей и производством меди, свинца, олова, селитры и целлюлозы в Германии, как известно, не густо. Советский Союз находился в несравненно лучшем положении, однако к июню 41-го Германия накопила порядка 700 килотонн «полезной нагрузки» (снарядов) артиллерии средних калибров (от 75 мм до 150 мм), а Советский Союз – 430 килотонн. В 1,6 раза меньше.

Ситуация, как видим, достаточно парадоксальная. Общепринятым является такое представление: Германия обладала огромным научно-техническим потенциалом, но была ограничена в сырьевых ресурсах, в то время как «молодая республика Советов» только-только вступила на путь индустриализации и поэтому не могла на равных состязаться в области «высоких технологий» с германской промышленностью. На деле все оказалось точно наоборот: Советский Союз произвел несравненно большее количество более совершенных танков, превзошел Германию в количестве боевых самолетов, орудий и минометов, но при этом, обладая огромными запасами руд цветных металлов и сырья для химической промышленности, значительно отстал в деле массового производства и накопления боеприпасов.

Как КВ «опустили» до уровня немецкой «четверки»
В общей ситуации с обеспечением Красной армии боеприпасами накануне войны был допущен и такой провал, который объяснить разумными доводами совсем уже трудно. В войсках было очень мало бронебойных выстрелов к 76-мм пушке. Конкретно это «очень мало» выражается цифрой 132 тысячи бронебойных 76-мм выстрелов, имевшихся в наличии по состоянию на 1 мая 1941 года. В пересчете на одно дивизионное или танковое 76-мм орудие это означает 12,5 выстрела на ствол. И это в среднем. А вот в Западном Особом военном округе, оказавшемся на направлении главного удара двух танковых групп вермахта, соответствующий показатель составлял всего 9 бронебойных снарядов на ствол (наилучшее положение – 34 БР снаряда на ствол – оказалось в Одесском округе, то есть именно там, где не было ни одной немецкой танковой дивизии).
Боеприпасы к: Германия СССР
Всего (млн шт.) На один ствол (шт.) Всего (млн шт.) На один ствол (шт.)
81-мм (82-, 107-мм) минометам 12,7 1100 12,1 600
75-мм (76-мм) полевым пушкам 8,0 1900 16,4 1100
105-мм (122-мм) гаубицам 25,8 3650 6,7 800
150-мм (152-мм) гаубицам 7,1 1900 4,6 700
Всего артвыстрелов 43,4 2750 29,9 950
Всего артвыстрелов и мин 56,1 2038 42,0 800


Нехватка бронебойных 76-мм выстрелов в значительной мере «обнулила» два существенных военно-технических преимущества Красной армии: наличие в составе вооружения стрелковой дивизии 16 «дивизионок» Ф-22 или УСВ, способных летом 1941-го пробить лобовую броню любого немецкого танка, и длинноствольных «трехдюймовок» на танках новых типов (Т-34 и КВ). При отсутствии бронебойных снарядов новейшие советские танки «опускались» до уровня немецкого Pz-IV с короткоствольным 75-мм «окурком».

Чего же не хватило для организации массового производства 76-мм бронебойных выстрелов? Времени? Ресурсов? Производственных мощностей? Танки Т-34 и КВ были приняты на вооружение Красной армии 19 декабря 1939 года. Дивизионная 76-мм пушка Ф-22 была принята на вооружение еще раньше – в 1936-м. Как минимум с этого момента следовало бы озадачиться производством боеприпасов, позволяющих в полной мере реализовать боевой потенциал этих систем вооружения. Производственные мощности советской экономики позволили накопить к июню 1941-го 16,4 миллиона осколочно-фугасных выстрелов к 76-мм полковым, дивизионным и горным пушкам и еще 4,9 миллиона выстрелов к 76-мм зенитным пушкам. Итого – 21,3 миллиона 76-мм артвыстрелов. При этом еще следует принять во внимание, что бронебойный выстрел по стоимости и ресурсоемкости ничуть не превосходит осколочно-фугасный, а зенитный выстрел значительно сложнее и дороже бронебойного.

Самым же убедительным ответом на вопрос о способности советской промышленности наладить массовое производство бронебойных снарядов можно считать наличие к началу войны 12 миллионов БР выстрелов к 45-мм пушкам. И даже это количество было еще признано недостаточным, и в плане выпуска боеприпасов на 1941 год отдельной строкой прописано производство 2,3 миллиона бронебойных 45-мм выстрелов.

Лишь 14 мая 1941-го тревожная ситуация с нехваткой 76-мм бронебойных выстрелов была осознана руководством страны. В этот день было принято постановление СНК и ЦК BKП(б), в соответствии с которым на одном только заводе № 73 планировалось довести выпуск 76-мм БР выстрелов до 47 тысяч в месяц. Тем же постановлением поручалось наладить выпуск БР выстрелов к 85-мм зенитной пушке (с темпом 15 тысяч в месяц) и тяжелой 107-мм корпусной пушке. Разумеется, за оставшиеся до начала войны несколько недель радикально переломить ситуацию так и не удалось.
Все познается в сравнении
«Так вот почему немецкие танки доползли до Москвы и Тихвина!» – воскликнет торопливый читатель и будет глубоко неправ. Все познается в сравнении, и сравнение числа БР снарядов с числом артиллерийских стволов является лишь одним из многих критериев оценки. В конце концов снаряд предназначен не для того, чтобы стачивать им ствол орудия, а для поражения врага. Бронебойными снарядами не стреляют «по площадям», не ставят «огневые завесы», не ведут заградительный огонь, их и необязательно расходовать миллионами. Бронебойные снаряды используют при стрельбе прямым выстрелом по отчетливо видимой цели.

В составе немецкой армии вторжения целей, на которые стоило бы тратить трехдюймовый бронебойный снаряд, было порядка 1400 (строго говоря, еще меньше, так как среди учтенных в этой цифре средних танков Pz-IV было некоторое количество машин ранних серий с 30-мм лобовой броней). Поделив реально имевшиеся снаряды на число танков, мы получаем впечатляющую цифру: 95 штук 76-мм бронебойных снарядов на один средний немецкий танк или САУ с усиленным лобовым бронированием.

Да, конечно, война – это не пасьянс и на войне нельзя попросить противника подогнать средние танки к огневым позициям 76-мм «дивизионок», а прочую легкобронированную мелочь – поближе к противотанковым «сорокапяткам». Но даже если обстоятельства заставят расходовать дефицитные 76-мм БР снаряды на любую появившуюся в прицеле бронированную гусеничную машину (а таковых в вермахте на Восточном фронте насчитывалось никак не более четырех тысяч, включая пулеметные танкетки и легкие САУ), то и тогда чисто арифметически в нашем распоряжении имеется 33 снаряда на одну цель. При умелом использовании вполне достаточно для гарантированного поражения. «Очень мало» это будет только в сравнении с гигантским масштабом производства бронебойных 45-мм снарядов, коих к началу войны было накоплено в количестве трех тысяч штук на один немецкий танк.

Приведенная выше «арифметика» слишком проста и не учитывает многие важные обстоятельства, в частности реального распределения наличного ресурса боеприпасов между различными ТВД (от Бреста до Владивостока) и центральными складами артиллерийского снабжения. В западных приграничных округах накануне войны было сосредоточено 44 процента от общего запаса артвыстрелов; доля 45-мм артвыстрелов (всех типов, не только БР), сосредоточенных в западных округах, составляла 50 процентов от общего ресурса. Значительная часть 45-мм выстрелов находилась не в пехотных (стрелковых) дивизиях, а в танковых (механизированных) частях и соединениях, где 45-мм пушками были вооружены легкие танки (Т-26 и БТ) и бронеавтомобили БА-6/БА-10. Всего в пяти западных приграничных округах (Ленинградском, Прибалтийском, Западном, Киевском и Одесском) под броней было почти 10 тысяч «сорокапяток», что даже превосходило число буксируемых 45-мм противотанковых пушек, каковых в западных округах числилось «всего лишь» 6870 единиц.

«Грязь-глина»

В среднем на каждую из этих 6870 пушек приходилось по 373 бронебойных 45-мм снаряда; непосредственно в округах эта цифра варьировалась от 149 в Одесском до 606 в Западном. Даже считая по самому минимуму (не учитывая наличие собственных танков, не учитывая войска и вооружение Ленинградского и Одесского округов), утром 22 июня 1941 года немецкие танки ожидала встреча с 4997 противотанковыми «сорокапятками», в зарядных ящиках которых хранилось 2,3 миллиона бронебойных выстрелов. И еще 2551 дивизионная 76-мм пушка с весьма скромным запасом в 34 тысячи БР выстрелов (в среднем 12,5 на ствол).

Уместно будет вспомнить и про наличие в трех приграничных округах 2201 зенитной пушки калибра 76 мм и 85 мм, 373 корпусных 107-мм пушек. Даже при полном отсутствии БР выстрелов они могли быть использованы для борьбы с танками, так как энергетика этих мощных орудий позволяла разогнать осколочно-фугасный или шрапнельный снаряд до скоростей, достаточных для того, чтобы пробить броню немецких легких танков на километровой дальности.** Как и следовало ожидать, артвыстрелов для зенитных орудий было накоплено особенно много (более 1100 на одну 76-мм зенитку в западных округах).

Через две недели после начала войны, 5 июля 1941 года за подписью генерал-лейтенанта Николая Ватутина, вступившего в исполнение обязанностей начальника штаба Северо-Западного фронта (накануне войны – начальник Оперативного управления, заместитель начальника Генштаба Красной армии) вышла «Инструкция по борьбе с танками противника», в которой предписывалось «заготавливать грязь-глину, которой забрасывают смотровые щели танка». И если отчаянный приказ Ватутина еще можно отнести к разряду трагических курьезов, то печально-знаменитые бутылки с зажигательной смесью в июле 41-го были вполне официально приняты на вооружение Красной армии и выпускались десятками заводов в миллионных количествах.

Куда же подевались другие, несравненно более эффективные, нежели «грязь-глина» и бутылки, средства борьбы с танками?

*Например, в первоначальном (от 29 октября 1939 года) плане разгрома финской армии на Карельском перешейке планировался следующий расход боеприпасов: 1 боекомплект для боя в приграничной полосе, 3 боекомплекта на прорыв укрепленного района (линии Маннергейма) и 1 боекомплект на последующее преследование отступающего противника

**Как показала практика, наиболее эффективным было использование шрапнельных снарядов с установкой взрывателя «на удар»; в этом случае в первые микросекунды взаимодействия снаряда и брони удар стального корпуса снаряда приводил к растрескиванию цементированной поверхности броневого листа, затем, после срабатывания взрывателя и вышибного заряда, свинцовая шрапнель пробивала броню. Использование ОФ снарядов для борьбы с бронетехникой возможно было в двух вариантах. В одном случае взрыватель устанавливали на «невзрыв» или просто заменяли его заглушкой, пробитие брони происходило за счет кинетической энергии снаряда. Другой способ предполагал стрельбу по бортам танка под большими углами; снаряд «скользил» вдоль поверхности и взрывался, при этом энергии ударной волны и осколков хватало для пробития бортовой брони, толщина которой у любых немецких танков лета 1941 года не превышала 20–30 мм

Продолжение следует.
Марк Солонин 08 июня 2011 года

С уважением, Е.Митьков
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15705
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Марк Солонин о неготовности, снарядах и бензине — часть

Сообщение EvMitkov » 12 июн 2011, 18:14

ПРОДОЛЖЕНИЕ:

Подвести итоги дня 22 июня применительно к истребительным полкам "первого эшелона" ВВС Западного фронта гораздо сложнее - документация частей и соединений в значительной мере утрачена, всегда крайне противоречива, часто составлена задним числом и с отчетливо видимой целью найти (или выдумать) "объективные причины" небывалого разгрома. Тем не менее, отнюдь не претендуя на решение этой "квадратуры круга", постараемся систематизировать те крохи информации, которые были приведены в предыдущих параграфах. Результат представлен в следующей таблице:

Таблица 11




было к 22.6.41


сбиты в воздухе


уничтожено и повреждено на земле


в т.ч. при первом налете


остаток к утру 23.6


???

11 САД, 122 ИАП


69


4(?)


21


8


17


27

127 ИАП


70


12


0


0


33


25

9 САД, 41 ИАП


56+21


3


?


0


12


62

129 ИАП


57+46


2


38 (?)


0


44


19

124 ИАП


70+29


2


29


0


6 (?)


62

126 ИАП


50+23


2


?


0


0 (?)


71

10 САД, 74 ШАП


49


0


15


15


0 (?)


34

33 ИАП


31


4


27


1


0


0

123 ИАП


58


9


18


0 (?)


18


13

ВСЕГО :


629


38


148


24


130


313

Примечание:

- в исходную численность самолетов включены все боевые машины, включая временно неисправные

- для истребителей 9 САД первое слагаемое - самолеты МиГ-3, второе - истребители "старых типов" (И-16, И-153)

- не учтены 8 Ил-2 в составе 74 ШАП, 20 Як-1 в составе 123 ИАП, 2 МиГ-1 в составе 33 ИАП

- указана минимальная из известных численность самолетов "старых типов" в 129 ИАП, 74 ШАП и 33 ИАП

- указано "расчетное", основанное на докладах немецких летчиков, число сбитых в воздухе самолетов 122 ИАП

- в число сбитых в воздухе включены и все случаи вынужденных посадок вне аэродрома

Логика (и задача) построения Таблицы 11 была следующей: отделить, разделить донесения о числе уничтоженных (поврежденных) на земле самолетов, составленные непосредственно по "горячим следам" в частях, от позднейших сочинений штаба ВВС фронта (о том, как эти "сочинения" писались, будет сказано ниже). Что же получается в итоге?

Самый ошеломляющий результат (несказанно удививший даже меня, хотя о чем-то подобном я пишу уже 10 лет) - это цепочка нулей в графе "уничтожены на земле при первом налете противника". Причем нули-то настоящие, основанные на документах, а две трети от совокупного числа 24 - это цитата из воспоминаний командира 10 САД, напечатанных в 1977 году. Да и потеря 8 И-16 в 122 ИАП - это, строго говоря, не результат первого налета, а боевое донесение о первых четырех налетах ("произведено 4 налета на аэродром Новый Двор группами 13-15 самолетов; потери: 2 самолета сгорели, 6 выведены из строя"). С точки зрения арифметики, число 24 составляет всего 3,8% от числа 629, т.е. "сокрушительный первый удар" съеживается до пределов погрешности определения исходной численности самолетов. Даже со всеми оговорками по поводу неточности и неполноты приведенных в Таблице 11 цифр, общая картина дня начинает вырисовываться уже вполне отчетливо.

Что же касается, 4-го, 6-го и 7-го столбцов, то соотношение проставленных там цифр в значительной мере условно. Самые большие учтенные потери на земле, вроде бы, оказываются в 129 ИАП, соответственно, цифра в 7-м столбце (т.е. "потери неизвестного происхождения") получается для этого полка не слишком большой ("всего лишь" 19 боевых самолетов пропали неведомо куда). Однако учтенные потери (27 МиГ-3 и 11 И-153) появляются в ЖБД полка при полном отсутствии какого-либо упоминания о налете авиации противника на аэродром Тарново (подробнее об этом говорилось в параграфе 5.3).

Весьма зыбкие основания имеются и для данных в 6-м столбце ("оставалось по состоянию на утро 23 июня"). Очень может быть, что исправных самолетов осталось больше, и даже значительно больше - просто документальных подтверждений этому нет, и они (подтверждения) были совсем лишними для командира дивизии, который еще 22 июня в 10-30 утра отправил донесение "Истребители уничтожены все". Самая большая цифра уцелевших (44 самолета) опять же относится к 129 ИАП; получил же я её простым суммированием количества самолетов, уничтоженных (как утверждается в ЖБД полка) 23 июня на аэродромах Кватеры и Барановичи (логика тут простая - если их уничтожили, значит до уничтожения они существовали и были способны до этих аэродромов долететь). Другими словами, все эти цифры отражают, главным образом, меру порядочности командиров и фантазии штабного писаря…

Значительно более достоверными являются данные о потерях в воздухе. В большинстве случаев известны даже место и время боя, фамилии погибших летчиков. В целом, что еще раз показывает нам Таблица 11, главную тяжесть боев первого дня войны вынесли на себе 127 ИАП и 123 ИАП - двадцать одна "чайка", честно сгоревшая в небе войны. Имеет смысл сравнить приведенные цифры и с заявками на победы немецких истребителей. Применительно к южному флангу фронта сделать это несложно: эскадра JG-51 заявила 12 сбитых советских истребителей, штаб и 1-я группа эскадры JG-53 заявили 5, в сумме получается 17. (262) Неизвестное мне число истребителей сбили (заявили) бомбардировочные группы люфтваффе, включая эскадру SKG-210, вооруженную многоцелевыми Ме-110. Указанные в Таблице 11 потери 33-го и 123-го полков составляют 13 самолетов, таким образом имеет место очень скромное, примерно полуторное, завышение числа побед.

Ситуация с северным флангом Западного фронта для историка значительно сложнее - там, на стыке двух советских фронтов, действовали истребители 8-го авиакорпуса люфтваффе. Далеко не всегда удается однозначно соотнести заявки немецких истребителей с реальными районами базирования и боевых действий советских истребительных полков (не говоря уже о том, что самолет движется, и бой с истребителями ВВС СЗФ, начавшийся в районе Меркине, мог завершиться к северу от Гродно, т.е. в полосе ЗФ). В самом первом приближении можно условно поделить на две равные части заявленные победы истребителей JG-27, II/JG-52, III/JG-53 (две группы эскадры LG-2 действовали как штурмовики и побед в воздухе 22 июня не имели). При таком подходе получается 21 заявленный сбитым советский самолет, в число которых должны войти и 2-3 бомбардировщика. С учетом того, что в этом районе воевали две группы тяжелых истребителей Ме-110 из состава ZG-26, мы опять же приходим к выводу об очень скромном завышении немцами числа реальных побед в тот, самый первый, день войны.

С другой стороны, в полосе действий ВВС Западного фронта немцы безвозвратно потеряли 15 истребителей Bf-109 (не считая явных случаев небоевых аварий).* Еще 9 "мессеров" получили повреждения различной степени тяжести. (241) Чисто арифметически, число 15 значительно меньше числа 38; даже число 24 (15+9) меньше, чем 38. Однако для люфтваффе, вступившего в войну с советским колоссом, имея порядка 850 (включая временно неисправные!) одномоторных истребителей на фронте от Балтики до Черного моря, такие пропорции потерь были бы губительны. Надежду на успех немцам мог внушить только 7-й столбец; да, они не видели этой книги, написанной в 2011 году, но сотни, а затем и тысячи брошенных на аэродромах самолетов были видны невооруженным глазом.

* Впрочем, и с потерями "без воздействия противника" не все просто; так, 2-я группа эскадры LG-2 ухитрилась за один день 22 июня разбить при взлете-посадке 9 самолетов (7 "мессеров" и 2 "хеншеля"), причем два из них - безвозвратно. Неужели весь этот "падёж" обошелся без воздействия противника, т.е. советских истребителей и зениток?



А теперь посмотрим на то, как итоги первого дня войны были отражены в докладах штаба ВВС Западного фронта. 4 июля за подписью начальника штаба ВВС фронта полковника Худякова в адрес начальника Главного управления ВВС Красной Армии отправляется "Сводка потерь самолетов ВВС Запфронта в период с 4-00 22.6 по 12-00 23.6.41 г." (313) Фальсификация начинается с первых же слов: "Внезапной атакой передовых оперативных аэродромов, расположенных от госграницы на удалении 8-20 км, противником была атакована материальная часть…" В распоряжении читателя этой книги есть Карта № 4, там нетрудно проверить - много ли аэродромов находилось на расстоянии 8-20 км от границы; неужели же подобной карты не было в ГУ ВВС? Заслуживают внимания и удивительные слова о том, что "атакована была материальная часть". Не воинская часть, т.е. организованная группа людей, связанных Уставом и воинской дисциплиной, а нагромождение бездушной и беззащитной "матчасти". Фраза имеет такое продолжение: "и полностью выведена [из строя] в 122 ИАП, 16 БАП, 74 ШАП, 39 БАП, частях 9 САД".

Для пущей убедительности рядом с номером полка (дивизии) стоят и цифры потерянных во время "внезапной атаки передовых аэродромов" самолетов. Цифры переписаны "один в один" с ведомости наличия самолетов в полках, не пропущена ни одна боевая машина, всё списано в утиль - даже 16-17 бомбардировщиков 39 БАП, которые не просто благополучно перелетели на аэродром Бобруйска, но и воевали в составе 13 БАД до конца июня; списаны со счета и дюжина "мигов" 41 ИАП (9 САД), воевавшая в составе дивизии Захарова до 3 июля, и полсотни уцелевших после разгрома первого дня истребителей 129 ИАП… Составители "Сводки" решили не мелочиться и, подобно проворовавшемуся завхозу, списать на последствия пожара весь склад, до последней пуговицы.

В том же стиле и темпе расправились авторы документа и с наиболее отличившимися в первый день войны истребительными полками: "123, 33, 127 и частично 124 полк неоднократно подвергались атакам противника с воздуха в период посадки и дозаправки самолетов, в результате к исходу 22.6 и середине дня 23.6 в этих частях остались одиночные самолеты, которые к 14 часам (какая точность - М.С.) 23.6.41 перелетели на аэродромы второй линии…"

Через несколько дней кто-то, наверное, подсказал товарищам, что такая "Сводка" смотрится не слишком красиво: какое-то "избиение младенцев" получается, а не война. Где ожесточенные бои, где первые победы над врагом? В результате за подписью все того же полковника Худякова появляется "Донесение о потерях материальной части частей ВВС ЗФ за период с 22.6 по 5.7.41 года". (314) Документ украшен грифами высшей степени секретности ("Особой важности. Сов. секретно"), а на первом месте в перечне рассылки указан нарком обороны СССР. Как нетрудно убедиться, именно цифры из этого Архивного Документа под названием "уточненные данные о потерях ВВС Западного фронта" перекочевали в толстые монографии советских историков, а уже из них - дальше, на газетно-журнальные страницы, заложив фундамент для сакраментального "1200, в том числе 800 на земле".

Оказывается, по "уточненным данным", были схватки боевые, да говорят - еще какие! Оказывается, в первый день войны 9 САД потеряла в воздухе 74 (семьдесят четыре) самолета! И это при том, что сам генерал Черных в боевом донесении вечером 25 июня пишет: "Наши потери в воздушных боях не более 5 самолетов", а суммирование донесений и отчетов полков позволяет увеличить эту цифру до 9. Потери в воздухе 10 САД и 11 САД завышены скромнее, примерно в два раза (до 23 и 34 самолетов, соответственно). Однако самое примечательное в этих "уточненных данных" - это прочерк в графе "сбито в воздушных боях" в строке 13 БАД. Той самой, 57 бомбардировщиков которой 22 июня сожгли немецкие истребители из JG-51 и I/JG-53.

К "уточненным данным" прилагалась и "Сводка о сбитых и уничтоженных на аэродромах самолетах противника за период 22.6 - 5.7.41 г." (315) Оказывается, в течение дня 22 июня три истребительные дивизии ВВС фронта в ожесточенных воздушных боях сбили 133 самолета противника (что, заметьте, ровно на 2 самолета больше чем они, якобы, потеряли в этих боях сами). Завышение числа побед в воздухе - дело вполне заурядное, тут-то удивляться нечему. Завысили - не сказать, что уж очень сильно (судя по немецким данным, 2-й Воздушный флот потерял от воздействия противника в первый день войны 25 боевых самолетов безвозвратно, еще 21 был поврежден). Важнее другое - кому именно завысили.

Можно было бы понять логику составителей "Сводки", если бы они раз в пять завысили реальные победы летчиков 123-го и 127-го полков, т.е. 10-й и 11-й дивизии. Однако в штабе ВВС фронта, похоже, не имели даже смутного представления о том, что же в действительности происходило 22 июня на передовых аэродромах. В результате в строку 10 САД они вписали всего 13 сбитых самолетов противника (т.е. значительно меньше, чем было заявлено одним только 123 ИАП), зато за 9 САД числится аж 85 сбитых! А так как ничего подобного, даже близко похожего, не было в докладах командиров полков и дивизии в целом, то все эти 85 несуществующих самолетов прошли по графе "разные".* И это еще не все - на следующий день, 23 июня, уже фактически несуществующая 9 САД сбивает на бумаге "Сводки" еще 25 самолетов противника (все опять же "разные"), не потеряв при этом в воздушном бою ни одного своего! Знай наших!

* В донесении штаба 9 САД от 25 июня читаем: "В воздушных боях сбито самолетов противника: 41 ИАП - 6, 124 ИАП - 3, 126 ИАП - выясняется, но не менее 4, 129 ИАП - точных данных нет".



Предвижу осуждающие голоса - допустимо ли в таком тоне писать об ошибках и слабостях людей, которые ежеминутно рисковали своей жизнью? Да, они ежеминутно рисковали, более того - эти люди её (жизнь) безвременно потеряли.

Первым погиб командующий ВВС Западного фронта генерал-майора И.И. Копец. По общепринятой версии - застрелился 22 июня 1941 г. в своем служебном кабинете, потрясенный разгромом авиации фронта. Версия эта по сей день не подкреплена (впрочем, и не опровергнута!) ни одним первичным документом, что, однако же, не мешает этой гипотезе занимать в отечественной историографии место неопровержимой истины.

В доступных документах управления ВВС Западного фронта нет даже малейших упоминаний об исчезновении командующего. Был человек - и весь вышел. Боевой приказ № 01 в 9-30 22 июня подписывает командующий ВВС Запфронта генерал-майор Копец, а Боевой приказ № 02 в 2 часа ночи 23 июня подписывает заместитель командующего, генерал-майор Таюрский, причем подписывает не как "исполняющий обязанности", а именно в качестве командующего. Никакого приказа о том, что новый человек вступил в должность командующего ВВС фронта, нет. Это невероятно странно. В армии так не бывает - даже отъезд командира в отпуск, назначение "врио" и возвращение прежнего начальника сопровождается появлением двух соответствующих приказов.

Мне не удалось понять, кто расписался на донесении командира 10 САД в адрес командующего ВВС фронта. Донесение отправлено в 14-45. В 16-55 кто-то расписался под резолюцией очень странного, совсем не уставного содержания: "Цифры ужасные. В оперативную сводку". (316) Подпись не имеет ничего общего с подписью Таюрского, Тараненко (заместитель начальника штаба, исполнявший в первый день войны обязанности Худякова на время лечения последнего в госпитале в Москве), Худякова, Свиридова. Хуже того, подпись начинается с абсолютно отчетливой буквы "К", но это не подпись Ивана Копеца - нет буквы "И" в начале, и написание буквы "К" совершенно другое. Что это было?

А вот под упомянутой в предыдущем параграфе резолюцией ("истребителями прикрыть не можем") на телеграмме начальника штаба 3-го ДБАК стоит подпись, несомненно похожая на подпись Таюрского. Телеграмма отправлена из Смоленска в 15-20, принята в Минске в 15-23. На телеграмме надпись "Вручить немедленно". (310) На документе нет никакой отметки о моменте времени, в который Таюрский расписался под резолюцией, но можно предположить, что это было не многим позднее 16-00 (если не раньше). Кто же тогда расписывался в 16-55 на донесении, адресованном конкретно командующему ВВС фронта? И если "самоубийство" произошло раньше этого времени, то тогда оснований усомниться в достоверности традиционной версии становится еще больше.

В реальном мире никакого "разгрома" авиации Западного фронта к полудню 22 июня не было: три дивизии (12 БАД, 13 БАД, 43 ИАД) оставались практически нетронутыми, на бомбардировщиках 3-го ДБАК не появилось еще и единой пробоины, сохраняли боеспособность 127 ИАП (11 САД), 123 ИАП и 39 БАП (10 САД). Что конкретно происходило в то время на аэродромах 9 САД - выяснить пока не удалось. В мире сводок и донесений, в котором в полдень 22 июня находился штаб ВВС фронта, тем более никакого "разгрома" не было, о чем вполне отчетливо свидетельствует Оперативная сводка № 01 от 12-00 22 июня. Судя по этому документу, 11 САД воюет, в воздушном бою потеряно 4 И-153, о других потерях ничего не сказано; с 9 САД и 10 САД "проводная связь нарушена, сведений о состоянии частей и выполняемых ими задач нет". (317)

И вот прочитав такую сводку, Герой Советского Союза, кавалер ордена Ленина и ордена Красного Знамени, участник двух войн (испанской и финской) 34-летний генерал Копец застрелился? Для человека с подобной биографией несравненно более естественным поступком было бы сесть в кабину боевого самолета (истребитель И-16 в личном распоряжении командующего ВВС был), слетать в Белосток и на месте лично разобраться в происходящем.

Несколько лет назад, еще в самой первой версии "Мирно спящих аэродромов", я высказал предположение о том, что Иван Копец лишь по чистой случайности погиб в тот день, когда началась война. А приехали за генералом совсем по другому делу, приехали люди с горячими сердцами, "друзья народа". К тому моменту уже приехали за Штерном, Смушкевичем, Локтионовым, через несколько дней приедут за Рычаговым, Птухиным, Проскуровым, Ионовым, Арженухиным… Перечень арестованных в рамках раскрученного в мае-июне 1941 года "дела авиаторов" длинный. Все эти сильные и мужественные люди не успели (не смогли, не догадались) уйти от "следствия" и неправого суда так, как это удалось сделать командующему ВВС Западного ОВО, застрелившемуся (или убитому) при аресте.

В качестве рабочей гипотезы эта и сейчас представляется мне наиболее правдоподобной. Отсутствие в доступных фондах ЦАМО каких-либо документов, объясняющих причину неожиданной смены командующего ВВС фронта, только укрепило меня в этом предположении. А в 2008 году белорусский журнал "Неман" (издается в Минске) опубликовал отрывки из дневника Пантелеймона Пономаренко (в июне 41-го он был 1-м секретарем белорусского ЦК и по должности - членом Военного Совета Западного ОВО). Публикацию к печати готовил известный российский историк В.Невежин, много работавший именно с такими, личными, историческими свидетельствами (читателям должна быть известна его книга "Сталин о войне. Застольные речи 1933-1945 г.г."), и это может служить некоторой гарантией от появления откровенной фальшивки.

Так вот, в записи за 22 июня по интересующему нас вопросу не сказано ни слова. Затем, если верить дневнику, в середине дня 23 июня Пономаренко имел телефонный разговор со Сталиным. Обсуждался вопрос об эвакуации Минска. А завершился разговор следующими словами Сталина: "Да, чуть не забыл. Смушкевич показал, что Копец являлся немецким шпионом. Командующим авиацией назначен его заместитель. Присмотритесь к его качествам. Расскажите об этом Павлову". (318) Особого внимания заслуживает последняя фраза. Получается, что командующий фронта генерал армии Павлов и ЧВС Пономаренко ничего не знали о смене командующего ВВС (т.е. своего подчиненного) и получили эту информацию из Москвы, с опозданием на сутки? Или о том, что генерал Копец мертв, Павлов и Пономаренко уже знают, и товарищ Сталин лишь объясняет им - каким матерым "врагом народа" был погибший? Погибший или арестованный?

10 июня 2010 г. журналист Николай Качук в газете с замечательным названием "Советская Белоруссия" опубликовал большую статью о жизни и смерти Ивана Копеца. (319) Качук утверждает, что ознакомился с личным делом генерала, в котором сказано "23.7.1941 года покончил жизнь самоубийством" . Седьмой месяц года - это июль, а не июнь. И в приказе Главного управления кадров № 0294 от 20 декабря 1946 года стоит та же самая дата: "Бывший командующий ВВС ЗапОВО генерал–майор авиации Копец И.И. исключается из списков Вооруженных Сил как покончивший жизнь самоубийством 23 июля 1941 года". В той же статье Н. Качук ссылается на некие дневниковые записи вдовы генерала, Нины Павловны Копец; она до самого отъезда из Минска в Москву (а это произошло 24 июня 1941 г.) ничего не знала о судьбе мужа, ей просто сообщили, что он вылетел в Белосток. В Москве Нину Павловну арестовали и дали пять лет, правда, не как ЧСИР, а за "антисоветскую агитацию"…

К новому же командующему чекисты "приглядывались" недолго. 8 июля 1941 г. Таюрский Андрей Иванович, 1900 г.р., член ВКП(б) с 1926 года, был арестован. В известной справке, которую по итогам "расследования" Л. Берия подал Сталину 29 января 1942 года, про Таюрского сказано следующее: "Уличается как участник антисоветсткого военного заговора показаниями… (все от показаний отказались). Сознался, что в руководстве ВВС Западного фронта проявил бездеятельность, в результате которой вверенные ему войска понесли большие потери в людях и материальной части". Нельзя не согласиться с тем, что потери были велики, и вина руководства в этом бесспорна. Однако, бездеятельность - это еще не "военный заговор", а выбитый пытками оговор - не доказательство вины. Но ни автор справки, ни его адресат этих очевидных вещей видеть не хотят. Таюрского расстреляли 23 февраля 1942 года. В день Красной Армии.

Тем временем начальник штаба ВВС Западного фронта С.А. Худяков делает блестящую карьеру. Полковник превращается в маршала авиации, успешно командует 1-й Воздушной армией, становится начальником штаба ВВС Красной Армии, затем заместителем главкома ВВС. Во время Ялтинской конференции маршал Худяков - советник Сталина по авиационным вопросам, на многочисленных фотографиях его можно видеть стоящим в нескольких шагах от Сталина, Рузвельта, Черчилля. После разгрома гитлеровской Германии маршал Худяков в должности командующего 12-й Воздушной армии Забайкальского фронта освобождает Манчжурию. Освобождает от японцев, от японского ставленника императора марионеточного государства "Манчжоу-Го" Пу И, а также от драгоценностей китайской императорской династии. Свергнутого императора сажают в один самолет, драгоценностями загружают второй. Тот, который с Пу И, долетел до Москвы, а вот второй самолет - исчез. Вместе с бесценными сокровищами.

14 декабря 1945 г. командующий 12-й Воздушной армии захвачен группой "Смерш" в Чите, доставлен в Москву и помещен в страшную Сухановскую тюрьму НКВД. Постановление об аресте будет оформлено только в марте следующего, 1946 года. Сразу же подчеркну, что я даже не пытаюсь намекать на причастность Худякова к хищению "трофейного имущества". В той гигантской воровской "малине", в которую превратилось КП/ГБ в конце сталинской эпохи, могло произойти все, что угодно; арестовать Худякова могли именно потому, что он стал нежелательным свидетелем каких-то темных дел…

Дальше начинается самое невероятное. В ходе следствия выясняется, что маршал С.А. Худяков - никакой не Худяков, а живущий уже более четверти века под чужим именем А.А. Ханферянц, по подложным документам проникший на службу в Красную Армию. С этого момента вся история окончательно превращается в жуткий трагифарс, и на сцене появляются печально-знаменитые "26 бакинских комиссаров". Бывшему маршалу предъявляют обвинение в том, что он (в возрасте 16 лет!) "был завербован английским офицером Вильсоном для шпионской деятельности и участвовал в конвоировании арестованных комиссаров к месту расстрела". Следствие длилось необычайно долго, смертный приговор был вынесен 18 апреля 1950 г. и в тот же день приведен в исполнение. В августе 1954 г. Худяков-Ханферянц был реабилитирован. (320)

Не слишком ли далеко отклонились мы от обсуждения событий июня 41-го? Нет, я думаю, что эта пара страниц получилась как раз о самом главном. О том, что история Войны - это всего лишь часть (да, очень важная, очень памятная, многое и надолго определившая часть) от целого, а целое - это история сталинской империи. Эта империя воевала, как жила. И жила - как воевала...

М.Солонин.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15705
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Марк Солонин о неготовности, снарядах и бензине — часть

Сообщение EvMitkov » 12 июн 2011, 18:22

А вот мнение Александра Борисовича Широкорада, опубликованное в ресурсе "Независимое военное обозрение"
http://nvo.ng.ru/printed/255708
(кто такой Широкорад - объяснять не надо, Штирокорад, он Широкорад и есть)
:mrgreen:

22 июня 1941 года – чего боялся Сталин
Польский след в катастрофе начала войны

Днем 22 июня 1941 года, когда немецкие танки прошли первые десятки километров советской земли, командиры отчаянно «бомбардировали» Москву запросами, можно ли обстреливать и бомбить германские войска по ту сторону границы.
Дело в том, что в течение нескольких недель командиры Красной Армии и войск НКВД получали многочисленные приказы не поддаваться на провокации. На местах начальство на всякий случай боялось приводить войска в полную боевую готовность и рассредотачивать боевую технику и т.д. Надо ли говорить, к каким потерям это привело.
После разоблачения культа личности Сталина приказы «не поддаваться на провокации» с большим удовольствием стали «обсасываться» советскими писателями и историками, желавшими показать некомпетентность и глупость вождя. Но почему-то никто до сих пор не попытался выяснить, чего же боялся Сталин? Казалось бы, ответ прост – провокации, которая дала бы повод Гитлеру разорвать пакт о ненападении и напасть на СССР.
ГЕББЕЛЬС ТУТ НИ ПРИ ЧЕМ
Какая же могла быть провокация – синхронная с массированным нападением вермахта или разнесенная во времени на несколько часов или суток? Бояться синхронной провокации – полный идиотизм. Тогда остается вариант провокации, дающей повод Германии объявить себя жертвой агрессии и начать войну. Однако Гитлер уже давным-давно совершал молниеносные нападения без всяких провокаций – Норвегия, Голландия, Бельгия, Югославия, Греция и т.д.
Так зачем же фюреру нужно было сейчас лишать себя фактора внезапности хотя бы на несколько часов и дать возможность СССР привести войска в полную боевую готовность, начать всеобщую мобилизацию и т.д.? Неужто и без провокаций Геббельс не сумел бы объяснить немцам причины нападения на СССР?
Так, может быть, кучка германских офицеров без санкции руководства решилась бы на провокацию, чтобы развязать войну с СССР? Но и это исключено. К 22 июня уже оформился генеральский заговор против Гитлера, но целью его было не расширение войны, а устранение фюрера и заключение мира.
Сталин всерьез рассматривал вероятность внезапного нападения Германии на СССР, но не исключал и того, что Гитлер сосредотачивает войска на нашей границе, опасаясь Красной Армии, и для оказания дипломатического давления на СССР.
В последнем случае провокация действительно могла привести к войне между двумя великими державами. Но кто же мог устроить провокацию, если ни немцам, ни русским она в любом случае была невыгодна?
Мало кто знает, что к 22 июня СССР уже находился в состоянии войны с… Польшей. «Ах! Да какая это была война в сентябре 1939 года», – поморщится историк. Святая правда – тогда войны никакой не было.
Польское правительство и военная разведка выдавали желаемое за действительное и уверяли военных и население, что СССР останется безучастным свидетелем захвата немцами Западных Белоруссии и Украины. А когда 17 сентября 1939 года части РККА перешли польскую границу, польское правительство уже бежало в Румынию и более было озадачено подысканием себе нового ПМЖ, нежели противодействием русским. Польские генералы отдавали войскам противоречивые приказы: то применять оружие, если русские будут мешать их отступлению в Румынию, то вообще не сопротивляться Красной Армии.
Так что в сентябре 1939 года не было ни фактической (если не считать небольших боестолкновений), ни формальной войны, поскольку ни одна сторона не объявила юридическое состояние войны.
Замечу, что по поводу ввода советских войск в Западные Белоруссию и Украину Англия и Франция даже не послали протест в Наркомат иностранных дел. Мало того, английские представители 17 сентября, как ни в чем не бывало, продолжали переговоры в Москве о торговом соглашении. Шли жаркие споры по финансовым вопросам, но о Польше никто не заикался. 11 октября 1939 года соглашение было подписано.
Но вот 18 декабря 1939 года Польша с полным соблюдением всех формальностей объявила войну СССР.
Повод для войны был анекдотичен – СССР передал Литовской Республике город Вильнюс с областью. Между прочим, Вильно еще в XIII веке был литовским городом, а вот «варвары-большевики» освободили Вильнюсскую область и передали ее буржуазной (!) Литве. Ну а о том, что летом 1940 года Литва станет советской, в Европе никто и не думал, как, впрочем, и в Кремле.
Стоило из-за этого объявлять войну? Дело в том, что в Лондоне и Париже знали, что дело идет к советско-финской войне, и готовились использовать поляков в боевых действиях в Норвегии и Финляндии.
А кто же объявил войну Советскому Союзу? Эмигрантское правительство Владислава Сикорского, сформированное англо-французами в октябре 1939 года во Франции. Резиденцией польского правительства на сей раз стал древний французский город Анжу в 300 км к юго-западу от Парижа.
В Финляндию и на Кольский полуостров поляки так и не попали. Но война не стала формальной. Эмигрантское правительство инициировало партизанскую войну в Западных Белоруссии и Украине. Общая численность польских бандформирований на территории СССР составляла не менее 300 тыс. человек. Среди них были солдаты и офицеры разбежавшихся частей польской армии, члены польских националистических партий и молодежных организаций – Польская освободительная армия, Диверсионная военная организация, Серые шеренги и т.п.
Территории Румынии и даже генерал-губернаторства стали крепким тылом польских бандформирований. Румынские власти ненавидели СССР и смотрели сквозь пальцы на незаконную деятельность польских военных. А в этнической Польше, которая вошла в состав генерал-губернаторства, Сикорский и Ко приказали своим вооруженным формированиям (позже получившим название Армии Крайовой) «держать ружье у ноги», то есть временно затаиться.
Поддержка польского населения, обеспечивавшего почти полную маскировку, и абсолютная пассивность Армии Крайовой привели к тому, что немцы их в 1940–1942 годах практически не трогали. Англичане и эмигрантское правительство готовили эту армию не для борьбы с вермахтом, а для провокаций.

ПОЛЬСКИЕ ПЛАНЫ
И вот в начале 1941 года советское правительство получило сведения от НКВД, что Армия Крайова готовит крупную провокацию на советско-германской границе. Представьте себе переход сотен, а то и тысяч вооруженных людей, одетых в германскую форму через нашу границу. Начался бы бой с применением артиллерии и авиации. Наши самолеты начали бы сбивать германские самолеты, направлявшиеся в район конфликта для выяснения обстановки, и, как говорится, пошло-поехало. Кстати, польские политики и генералы в 1940–1941 годах открыто выбалтывали свои мечты стравить Германию и СССР, чтобы «от обоих только хвосты остались».
Надо ли говорить, что начало советско-германской войны было манной небесной как для Англии, с ужасом ожидавшей вторжения немецких войск, так и для польского опереточного эмигрантского правительства. Таким образом, угроза польской провокации была более чем реальна, и Сталин был вынужден принять меры для ее предотвращения. Другой вопрос, что на местах командиры Красной Армии захотели стать «большими католиками, чем сам папа» и перестраховались.
Хорошим подтверждением того, что Армия Крайова могла устроить крупномасштабную провокацию с участием сотен, а то и тысяч хорошо вооруженных бойцов, служит операция «Буря», затеянная лондонским правительством в 1944 году. Согласно ему части Армии Крайовой должны были при отступлении немцев занимать крупные города, создавая там гражданские администрации, подчиненные Лондону, и встречать советские войска в роли хозяев, то есть законных властей. Для реализации плана предполагалось привлечь до 80 тыс. членов Армии Крайовой, находившихся, главным образом, в восточных и юго-восточных воеводствах Польши и на территориях Литвы, Западной Украины и Западной Белоруссии.
Попытка Армии Крайовой захватить Вильнюс и Львов обернулась фарсом, а Варшавское восстание – трагедией. Надо ли говорить, что в случае успеха операции «Буря» в центре Европы возник бы район, контролируемый Армией Крайовой, что легко могло привести к перерастанию Второй мировой войны в Третью. Собственно, в эмигрантском правительстве и не скрывали, что операция «Буря» имела целью не разгром Германии, а провоцирование конфликта между СССР и западными союзниками.
Подобная «буря» могла начаться и в июне 1941 года. Ее-то и боялся Сталин. Он всеми силами пытался оттянуть войну хотя бы на пару месяцев. А там – осень, дожди… И план «Барбаросса» генералы Распутица и Мороз заставили бы перенести на июнь 1942 года.
А в 1942 году немцев бы встретила совсем другая Красная Армия – полностью перевооруженная новыми самолетами, танками КВ и Т-34, с законченной сетью УРов на новой границе, а главное – с хорошо подготовленным личным составом, досконально изучившим новую матчасть.
Да и Гитлер не стал бы год сидеть сложа руки. Благо, что действия зимой в России грозили катастрофой, а в Северной Африке и на Ближнем Востоке осень и зима – самое подходящее время для боевых действий. Далее последовал бы полный разгром англичан и немедленная помощь Америки, выразившаяся в отправке 300 дивизий янки в Европу и Африку, что, кстати, и планировалось Пентагоном до 22 июня 1941 года. Ну а без помощи янки Черчиллю пришлось бы заключать мир, и Вторая мировая война закончилась бы без участия Советского Союза.
А есть ли смысл рассматривать альтернативные варианты Второй мировой войны? На мой взгляд, есть, потому что они дают возможность читателю XXI века увидеть ситуацию глазами политиков начала 1940-х годов, а главное, разоблачить навязываемые нам мифы.

С уважением, Ев.Митьков
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15705
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Марк Солонин о неготовности, снарядах и бензине — часть

Сообщение Bob-28 » 12 июн 2011, 18:35

Привет, народ.
Жень, чего-то тебя прорвало. Я читать не успеваю. А уж понять и подавно.
Но я по теме.
Вопрос: а ведь я собрал кучу интернет-документов (об их подлинности - отдельный вопрос) как раз по теме "снарядов, бензина, биноклей и бушлатов. Т.е., как бы по теме "1941. История в документах". И чего теперь? Не рыпаться?
Что скажешь?
Боб.
Аватара пользователя
Bob-28
 
Сообщения: 528
Зарегистрирован: 12 апр 2011, 11:41

Re: Марк Солонин о неготовности, снарядах и бензине — часть

Сообщение EvMitkov » 12 июн 2011, 18:56

Я приветствую, старый ты мой дорогой дружище!
Да прорвало уж, что сделать - естественная реакция на предыдущее. Накопилось, нагорело - как нагар на свече зажигания. Или меняй, чисти, - или давай "просраться" под хорошей нагрузкой - чтоб вся срань - в трубу. Зажигание пораньше - и ОГОНЬ!
:mrgreen:

"...Вопрос: а ведь я собрал кучу интернет-документов (об их подлинности - отдельный вопрос) как раз по теме "снарядов, бензина, биноклей и бушлатов. Т.е., как бы по теме "1941. История в документах". И чего теперь? Не рыпаться?
Что скажешь?..."


Как это - НЕ РЫПАТЬСЯ?!

Подлинность - штука установимая и сопоставимая. Нужно выкладывать и публиковать - ОБЯЗАТЕЛЬНО!!!
Тем более - СЕЙЧАС.
Если нет времени у самого - пересылай мне - сделаем вместе.
С уважением, Е.М.

А по "Татьяне" - ночью жди.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15705
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

О "неготовности", снарядах и бензине — часть I

Сообщение EvMitkov » 04 ноя 2013, 20:28

В марте этого года президент РФ Владимир Путин, выступая перед делегатами учредительного съезда Российского военно-исторического общества, отметил, что «главный ресурс мощи России, её будущего – в исторической памяти». Это так.

Россияне могут и должны гордиться своей историей. Об этом и хочется поговорить в преддверии 68-й годовщины Великой Победы. 22 июня 1941 года под знаменами гитлеровского рейха на СССР обрушилась военная и экономическая мощь практически всей континентальной Европы. К тому времени Германия контролировала или патронировала территорию в 3 млн. кв. км, на которой проживало около 290 млн. человек.

Даже так называемые «нейтральные» Швейцария и Швеция вносили немалую лепту в рост военного могущества фашистской Германии. К 1941 году Гитлер сумел поставить себе на службу военную промышленность, вооружение и мобилизационные запасы большинства стран Европы. Это позволило ему создать самую мощную в истории человечества военную машину. Она огненным катком прокатилась по просторам нашей Родины...

Первой приняла удар Брестская крепость. Её защитники держали оборону больше месяца. За ними не было заградотрядов, на которые так любят ссылаться некоторые современные «правдоискатели». Защитники крепости сражались до последнего вздоха.
Мне на всю жизнь запомнились слова, выцарапанные на штукатурке одного из подвалов крепости. «Нас было трое. Нам было трудно. Мы умираем, но не сдаемся. 22. 07. 1941».




Не меньшего пиетета заслуживают участники обороны Смоленска, Севастополя, Одессы, Воронежа, Ленинграда, Москвы. Они задержали, потом остановили, а затем погнали вспять нацистскую нечисть.

Причем погнали так, что бывший пресс-секретарь нацистского министра иностранных дел Риббентропа, оберштурмбанфюрер СС (подполковник) Карл Шмидт (писавший под псевдонимом Пауль Карелл) после войны был вынужден признать, что в 1944 году «темпы наступления советских войск превышали темпы продвижения танковых групп Гудериана и Гота по маршруту Брест-Смоленск-Ельня во время «блицкрига» летом 1941 г.».

Напоминаю этот факт для тех российских историков, которые смакуют немецкий «блицкриг», преподнося его как нечто непревзойденное в военном искусстве.

Говоря о победах советского оружия, нельзя умолчать о его творцах, героях тыла, трудом которых оно было создано. После начала войны в считанные месяцы осени и зимы 1941 года советские люди перебросили в восточные районы страны 2593 промышленных предприятия! Помимо этого на Восток было перемещено 2,4 млн. голов крупного рогатого скота, 200 тыс. свиней, 5,1 млн. овец и коз, 800 тыс. лошадей. В тыловые районы было вывезено 10 млн. человек.

Это потребовало невероятного напряжения сил, слаженности и точности в организации железнодорожных перевозок. Объемы этих перевозок потрясают. Только для эвакуации одного завода «Запорожсталь» потребовалось 8000 вагонов. А предприятий такого масштаба была не одна сотня. И все они, почти с колес, стали давать так необходимую фронту продукцию.

Авиаконструктор Александр Сергеевич Яковлев вспоминал, что «эвакуированный из Москвы в Сибирь завод, производивший истребители Як, через три месяца превзошел московский объем выпуска, а через одиннадцать месяцев делал самолетов в одиннадцать раз больше, чем до эвакуации».

В результате уже к концу 1942 года СССР опередил Германию по выпуску танков в 3,9 раза, боевых самолетов — в 1,9 раза, орудий всех видов — в 3,9 раза. Способен ли кто-либо из современных российских «эффективных» менеджеров повторить нечто подобное?




Конечно, нельзя не отметить значение и ленд-лиза (американской военной помощи). Отдавая должное этой помощи, не следует её идеализировать, как некий высоконравственный, бескорыстный поступок администрации и промышленного капитала США.

В основе ленд-лиза лежал сугубо прагматический расчет, суть которого президент США Франклин Делано Рузвельт охарактеризовал так. Он заявил, что «если горит дом соседа, а у тебя есть садовый шланг, одолжи его соседу, пока не загорелся и твой дом».

Более определенно по поводу ленд-лиза высказался американский сенатор Гарри Трумэн (будущий президент США). 24 июня 1941 года он заявил, что
если будет выигрывать Германия, помогаем России, а если Россия - то Германии. Но главное, чтобы они как можно больше убивали друг друга.




Значение поставок по ленд-лизу для победы над нацизмом оценивается по-разному. На Западе утверждается, да и кое-кто из российских историков считает, что без ленд-лиза Советский Союз не устоял бы. В СССР же, наоборот, значимость американских поставок оружия, транспорта, материалов и продовольствия преуменьшалась.

Обычно говорилось, что удельный вес этих поставок по отношению к отечественному производству в период военной экономики составлял всего лишь около 4% и поэтому не мог оказать решающего воздействия на ход военных действий. Между тем, в денежном выражении объем американских поставок по ленд-лизу составил около 11 млрд. долларов США.

Кроме того данную ситуацию следует рассматривать в конкретное время. Для умирающего от жажды в пустыне, даже одна фляга воды это жизнь и возможность добраться до оазиса. При этом заметим, что до октября 1941 года за эту «флягу» СССР платил золотом. Вспомним потопленный в апреле 1942 года немцами английский крейсер «Эдинбург», который вез в Англию советское золото за военные поставки. Да и «фляга» в 1941 году была незначительной...

Американцы свои поставки в СССР стали осуществлять только после того, как Рузвельт в октябре 1941 года одобрил подключение СССР к ленд-лизу. Однако в полном объеме американские поставки по ленд-лизу стали осуществляться лишь после Сталинграда и Курской битвы, т. е. во второй половине 1943 года.

Тем не менее, роль ленд-лиза высоко оценивал бывший нарком внешней торговли СССР Анастас Микоян, с 1942 года руководивший приёмом союзнических поставок.

Нарком вспоминал, что
«в 1941 году мы все потеряли, и если бы не ленд-лиз, не оружие, продовольствие и теплые вещи для армии - еще вопрос, как обернулось бы дело… Без ленд-лиза мы бы наверняка ещё год-полтора лишних провоевали».



Всего по ленд-лизу СССР получил 409,5 тыс. автомобилей (427 тыс. с учетом помощи других союзников), 32 тыс. армейских мотоциклов и 13,3 тыс. тягачей и тракторов, около 18 тыс. самолетов различных типов, более 7 тыс. танков (с учетом поставок из Англии 12,5 тысяч), 90 грузовых судов и 105 противолодочных кораблей, 2 млн. 317 тыс. тонн стали, 1900 паровозов и 11 тыс. вагонов, 295 тыс. тонн пороха и взрывчатки, 387 тыс. т. меди, 328 тыс. тонн алюминия, 38,1 тыс. металлорежущих станков, 610 тыс. тонн сахара, 665 тыс. тонн мясных консервов и др.

В «Краткой истории» Великой Отечественной войны отмечается, что по отношению к советскому производству поставки по ленд-лизу составили: по артиллерийским орудиям всех систем — 1,9%, по танкам — 7%, по боевым самолетам — до 13%. В автомобильном парке Красной Армии в 1943 году импортных автомашин было 5,4%, а в 1944 г. — уже 19%.

Однако подсчет «от общего» не всегда корректен. Взять, к примеру, американские самолеты Р-39 «Аэрокобра» («Airacobra»). Их было поставлено в СССР всего около 5 тысяч штук. От 120 тыс. самолетов, выпущенных советской промышленностью, это всего 4,2%. Но 15 советских летчиков во главе с трижды Героя Советского Союза Александром Покрышкиным, летая на «Аэрокобрах» с 1943 года до конца войны, сбили более пятисот немецких самолетов.

Американцы также поставили в Союз 20 тыс. автомобилей «Студебеккер». Казалось бы, немного. Но «Студебеккеры» стали основным шасси легендарной реактивной установки «Катюша», которая каждым залпом приближала Победу.

Такая же ситуация была и с поставкой США 8 тыс. артиллерийских орудий. Если соотнести их с общим производством орудий в СССР (482,2 тыс.), то это лишь 1,6%. Но, следует иметь в виду, что это были зенитки, которые, по выражению Сталина, были так необходимы.

Тем не менее, хочу повторить, гипертрофировать значение военно-технической помощи Запада не следует. Как уже говорилось, основной объем поставок по ленд-лизу пришелся на период после разгрома немцев под Сталинградом и Курском, когда военная мощь Германию была уже надломлена. Без сомнения, эти поставки помогли выстоять СССР и ускорили его победу. Однако главную роль в достижении этой победы сыграло умение советских военачальников и героизм советских солдат. Это подтверждает, например, следующий факт.

6 июня 1944 года 10 тыс. самолетов, 1200 боевых кораблей, 804 транспортных корабля и 4126 десантных катеров перебросили через Ла-Манш 156 тыс. человек союзных войск (83 тыс. британцев и канадцев, 73 тыс. – американцев). Это было открытие долгожданного Второго фронта.

К концу 1944 года группировка союзных войск в Европе насчитывала почти миллион человек, имевших свыше 10 тыс. самолетов, 6,5 тыс. танков. Америка бросила на европейский театр войны самую передовую военную технику. Англо-американская авиация безраздельно господствовала в воздухе.

Союзники без труда прорвали, лишь на словах грозный и неприступный «Атлантический вал». Им оставалось лишь на границах Германии преодолеть разукомплектованную «линию Зигфрида». Казалось бы, нацистам пришел конец.

Но 16 декабря 1944 года группа армий «Б» под командованием фельдмаршала Герда фон Рундштедта, насчитывавшая более 200 тысяч солдат и офицеров, 900 танков, 800 самолетов и 2600 орудий и минометов, а также отборные танковые дивизии, нанесла удар в районе Арденн по 12-й группе американских армий генерала Омара Брэдли, насчитывающей 1,3 млн. солдат.

Немцы в считанные часы смяли оборону американцев и развивали наступление.

В январе 1945 года они усилили натиск. Ситуация для американцев сложилась катастрофическая. В этой связи верховный главнокомандующий экспедиционными силами генерал Дуайт Д. Эйзенхауэр предложил главам США и Великобритании обратиться за помощью к СССР.


6 января 1945 года премьер-министр Великобритании У. Черчилль написал И. Сталину, что на Западе сложилась «тревожная» обстановка, «идут очень тяжелые бои», и в этой связи он просил сообщить, могут ли англо-американцы рассчитывать на советское наступление в январе. На следующий день Советское правительство ответило, что сроки нашего наступления по всему Центральному фронту, первоначально назначенному на 20 января 1945 года, передвинуты на 12 января.

В период с 12 по 14 января 1945 года советский фронт на протяжении 1200 км (от Восточной Пруссии да западных Карпат) пришёл в движение. Одновременно проводился целый ряд наступательных операций: Висло-Одерская, Сандомирско-Силезская, Западно-Карпатская, Восточно-Прусская, Варшавско-Познанская. Каждая из них по масштабам существенно превосходила Арденнскую операцию.

Согласно правилам военного искусства считается, что для успешного наступления на укрепленного противника необходимо материальное преимущество 4:1. Но известны случаи, когда при особо мощных укреплениях и такое преимущество не гарантировало успеха. Но 12 января 1945 года соединения Красной Армии концентрированными ударами прорвали германский фронт на всем протяжении.

Для участия в Восточно-Прусской операции советское военное руководство сосредоточило 1,7 млн. чел., 25,4 тыс. орудий и миномётов, около 4 тыс. танков и САУ, свыше 3 тыс. боевых самолётов. Эта группировка наступала на Кёнигсберг, военные укрепления которого создавались в течение нескольких сотен лет. Город защищало 780 тыс. солдат вермахта, 8,2 тыс. орудий и миномётов, 700 танков и штурмовых орудий, 775 самолётов.

Однако Кёнигсберг был взят за три дня. Для сравнения напомним, что Сталинград выдержал более чем четырехмесячную осаду, а главным его укреплением стал обычный жилой дом, известный как дом сержанта Павлова.

Успехи Красной Армии были очевидными, но потери советских фронтов в период с 13 января по 25 апреля 1945 года также были тяжелыми. 126,5 тыс. солдат и офицеров погибло и пропало без вести, более 458 тыс. воинов получили ранения или выбыли из строя по болезни. Войска потеряли 3,5 тыс. танков и самоходных артиллерийских установок, 1,6 тыс. орудий и минометов и почти 1,5 тыс. боевых самолётов.

Однако немецкие потери были несравненно больше. Только в Восточной Пруссии было уничтожено 25 германских дивизий, 12 дивизий потеряли от 50 до 70% своего состава. Советские войска захватили в плен более 220 тыс. солдат и офицеров. Трофеями стали около 15 тыс. орудий и минометов, 1,4 тысяча танков и штурмовых орудия, 363 боевых самолета и много другой боевой техники.

В целом потери вермахта в полосе советского январского наступления составили до 500 тыс. человек. В Арденнах немецкие потери составили 81 тыс. человек.



После начала советского наступления гитлеровцы фактически прекратили активные боевые действия на Западе, оставив там лишь боевые заслоны. Уже 18 января 1945 года Ф. Рузвельт писал И. Сталину: «Подвиги, совершенные вашими героическими воинами раньше, и эффективность, которую они уже продемонстрировали в этом наступлении, дают все основания надеяться на скорые успехи наших войск на обоих фронтах».

Союзники смогли оправиться от удара в Арденнах лишь в последней неделе марта 1945 года. В это время, несмотря на то, что нацисты бросили на Восток все резервы, Красная Армия успешно продвигалась вглубь Германии. Грандиозное январское наступление привело советских солдат на ближние подступы к столице Германии. До Берлина в начале февраля 1945 года оставалось всего 60 км.

Как видим, определяющую роль в успехе боевых операций на завершающем этапе Второй мировой войны сыграли не моторизированные соединения США, а советские военачальники и солдаты. В их руках военная техника совершила чудо и обеспечила не только спасение американских и английских войск в Арденнах, но и окончательную победу над нацистской Германией.

Казалось бы, героизм и кровь советских солдат являлись достаточной платой за военную и материальную помощь, которую союзники оказали Советскому Союзу в борьбе с общим врагом. Но американцы расценили это несколько иначе.

После разгрома Японии Штаты направили Советскому правительству предложение вернуть уцелевшую военную технику по состоянию на 2 сентября 1945 года и погасить долг. Хорошо, хоть за уничтоженную в ходе боёв военную технику США возмещения не потребовали.

Интересен был процесс сдачи американцам военной техники, в частности автомобилей. По свидетельству очевидцев, в 1946-1947 году это происходило так. Американцы пригоняли в порт корабль с прессом и ножницами. Специальная комиссия придирчиво принимала машины, проверяла соответствие заводской комплектации, после чего ее тут же отправляли... под пресс и в виде «кубиков» грузили на корабль.

Советско-американские переговоры относительно платежей за поставки по ленд-лизу начались в 1948 году и с перерывами продолжались до июня 1990 года. Тогда Горбачев и Буш установили новый срок окончательного погашения задолженности—2030 год, а сумму в $674 млн.


Интересно, если бы США вынесли во Второй мировой войне основную тяжесть сражений с Германией и понесли бы жертвы, соизмеримые с советскими, то согласились бы они расплачиваться со своим кредитором на тех же условиях, как СССР?

Особо следует высказаться о человеческих потерях воющих сторон. Прежде всего, о советских потерях. Сегодня они стали предметом изощренных спекуляций, суть которых следующая. СССР завалил вермахт трупами, благодаря чему выиграл войну. Между тем, по данным группы военного историка генерал-полковника Г.Ф. Кривошеева в боевых действиях погибло 8,7 млн. советских военнослужащих, из них в немецком плену более 3 млн. Всего же во время войны погибло 26,6 млн. советских людей. Напомним, что численность населения в СССР в 1940 году составляла 194 млн. человек.

Однако российский историк и публицист Борис Соколов утверждает, что советские вооруженные силы в годы войны якобы потеряли 26,4 млн. человек, а общие людские потери СССР составили 43,4 млн. человек. Заметим, что Соколов в советские потери включил демографические потери (т.е. тех, кто мог бы родиться, но не родился), а для Германии этого не сделал.

При этом Соколов увеличил численность населения СССР в 1941 году до 209 миллионов, что, соответственно, в его расчетах автоматически увеличило число советских потерь. Таких осознанных «ляпов» Соколов в своих расчетах допустил немало. Более подробно о них можно прочитать в статье Владимира Тимакова «Демография победы», опубликованной 09.05.2012 г. в газете «Завтра».

Соколов сознательно не принял во внимание, что к осени 1942 году СССР потерял территорию, на которой проживало более 80 миллионов человек.

В результате советские призывные ресурсы почти сравнялись с ресурсами гитлеровской Германии. Поэтому реальная возможность «завалить нацистов трупами» у СССР была небольшой.


Общие людские потери Германии в войне Соколов оценил всего в 5,95 млн. человек. При этом он утверждает, что Вермахт и части СС якобы потеряли всего 3,95 млн. человек, из них на Восточном фронте - 2,6 млн. человек. Соотношение военных потерь СССР и Германии Соколов оценил как 10,3:1. (Б. Соколов. Цена войны: потери СССР и Германии, 1939-1945).

Впечатление такое, что Соколов стремился подогнать число германских потерь под цифру, озвученную Гитлером. Тот в феврале 1945 года заявил, что Германия потеряла убитыми 6 миллионов человек. Возможно, поэтому Соколов отверг данные западногерманского военного историка Р. Оверманса. Тот оценил потери германских вооруженных сил во Второй мировой войне в 5,3 млн. погибших, включая умерших в плену.

Однако Оверманс, анализируя донесения о потерях вермахта, выяснил, что в ряде случаев в них использовался понижающий коэффициент «2». Проще говоря, немцы уменьшали свои потери в два раза. Вот тебе и хваленая немецкая статистика.


В этой связи перечислим некоторые варианты немецких боевых потерь, которые сегодня предлагаются в Германии. По официальным данным правительства ФРГ, безвозвратные людские потери вооруженных сил Германии в войне определены в 4.192 тыс. чел. Бывший генерал-майор вермахта Б. Мюллер-Гиллебранд определил величину немецких боевых потерь в 4,0 млн. человек. Профессор Гельмут Арнтц считает, что потери (только немцы) германских вооруженных сил во Второй мировой войне составили всего лишь 3.250 тыс. человек.

Можно было бы в это поверить, если бы не очевидные факты. Княжна Васильчикова в своем «Берлинском дневнике» в 1943 году писала, что в армию мобилизовали всех, кого только можно. Тогда в Германии была объявлена «тотальная» мобилизация. Кинохроника конца апреля 1945 года показывает, как Гитлер идет вдоль строя мобилизованных подростков и стариков.

Всего же в годы войны Германия мобилизовала по разным данным от 17,8 до 19,0 млн. человек. Куда же исчезли эти миллионы? Определенную работу в этом направлении проделал российский историк-экономист А. Козинский. Он сумел аргументировано доказать, что во всех расчетах немецких потерь убитыми и умершими странным образом исчезает около 5,0 млн. военнослужащих Вермахта. (А. Козинский. «История военных потерь во Второй мировой войне: сколько же потеряли убитыми гитлеровские вооруженные силы?»).

Генерал-майор В. Гуркин, член комиссии Минобороны СССР по потерям в Великой Отечественной войне в статье «О людских потерях на советско-германском фронте в 1941-1945 гг.» полагает, что безвозвратные людские потери фашистской Германии на советско-германском фронте, включая австрийских, люксембургских, эльзасских, лотарингских, судетских немцев и добровольные формирования из других государств, составили 6.923.700 человек. («Новая и новейшая история», № 3, 1992).

Следовательно, соотношение по людским потерям на советско-германском фронте составляет не более чем 1:1,3 в пользу Германии. Такое соотношение потерь подтверждает и анализ людских балансов вермахта и Красной Армии на конец войны.


Тогда в вермахте под ружьем оставалось около 7,0 миллионов военнослужащих (33% призванных), а в Красной Армии - 12,8 миллиона (37% призванных).

Общие людские потери вооруженных сил Германии во Второй мировой войне по расчетам Гуркина составили 13.448.000 человек, или 75,1% от числа мобилизованных и 46% от всего мужского населения Германии на 1939 год, включая Австрию.

Большинство этих потерь немцы понесли на Восточном фронте. Напомним, что только за три недели боев в июне-июле 1941 года вермахт потерял 100 тыс. человек. Таких потерь немцы не несли даже в сражениях с сильнейшей армии Европы, французской. А в СССР нацисты прошли через сражения под Москвой, Ржевом, Ленинградом, Воронежем, Сталинградом, Курском, Киевом и т. д. Эти сражения стали для гитлеровцев подлинной «мясорубкой».

Но, по Соколову, подчеркивающему полководческий талант нацистских генералов, получается, что немцы в этих сражениях просто уставали стрелять по русским. Они якобы отходили почти без потерь, спрямляя, как утверждал Геббельс, линию фронта. Вот таким образом, «экономя» патроны, снаряды и людей, нацисты и отступили до самого Берлина? И завершили всю эту эпопею его сдачей? Можно ли в это поверить?

Остается напомнить г-ну Соколову, что для любого солдата и офицера вермахта направление на Восточный фронт было самым страшным наказанием. На этом фронте Германия потеряла 72% военнослужащих, 75% танков, 78% самолетов.


А каковы же были потери гражданского немецкого населения? Ранее упомянутый проф. Г. Арнтц определил эти потери примерно в 3-3,5 млн. чел. Эта цифра представляется заниженной по следующим соображениям. Арнтц считает, что от бомбежек в Германии погибло 500 тысяч человек. В то же время сам приводит информацию о том, что только в Дрездене от бомб союзников погибло 250 тыс. человек. (Г. Арнтц. Людские потери во Второй мировой войне).

Аналогичным образом были уничтожены (на 90%, как Дрезден) ещё пять крупных городов Германии, в том числе Гамбург, Кёльн, Юлих. 56 немецких городов были разрушены бомбежками более чем на 50%. Подсчитано, что на Германию союзники сбросили количество бомб, равное 75 Хиросимам.

По данным справочника Japan-Hanbuch, hrsg. Von H/Hammitzsch in Zusammenarbeit mit L. Brull/ 2/ Aufl. Stuttgart, 1984 (стр. 155, 195) в Хиросиме погибло более 260 тыс. человек и свыше 100 тыс. получили ранения. Если проводить аналогию с Хиросимой, то получается, что потери среди мирного населения Германии от бомбежек союзников должны были исчисляться не одним миллионом жертв.

Напомним о людских потерях бывших наших союзников: США и Великобритании. Сегодня они позиционируют себя, как державы, внесшие решающий вклад в разгром нацистской Германии.

Известно, что Соединенные Штаты потеряли в войне 418 тысяч человек. Но за это они получили весьма солидную материальную компенсацию.

США оказались единственной в мире воюющей страной, которая в период войны создала мощный военно-промышленный комплекс и сосредоточила у себя 73% мирового золотого запаса.


Напомним, что после Первой мировой войны США также увеличили свой золотой запас с $1,9 млрд. до $4,0 млрд. Если исходить из цены золота, то миллиард долларов 1920 года соответствует современным 55 млрд. долларов. Кому война, а кому мать родна!

Великобритания объявила войну Германии в сентябре 1939 года. В 1940 года она направила 300-тысячный экспедиционный корпус на помощь Франции. Однако он, как и 5-миллионная французская армия в считанные недели был разгромлен немцами. После этого Британия сосредоточила усилия на отражении налетов германских бомбардировщиков, самолетоснарядов «Фау-1» и ракет «Фау-2» на Лондон.

Основные военные действия Британия вела на североафриканском театре военных действий, а с 1944 года и в Европе.

Сегодня британские и западные историки упорно навязывают мнение, что сражение при Эль-Аламейне (октябрь-ноябрь 1942 года, Египет, 106 км от Александрии) явилось решающим сражением Второй мировой войны, определившим её исход.


Напомним, что в этом сражении 8-я британская армия под командованием генерала Бернарда Монтгомери численностью 220 тыс. человек при 1100 танках, 750 самолетах и 908 орудиях нанесла поражение немецко-итальянской группировке под командованием генерал-фельдмаршала Эрвина Роммеля численностью 115 тыс. человек при 600 танках, 900 самолетах и 552 орудиях.

Британцы в боях под Эль-Аламейном потеряли 13.560 убитыми и ранеными, 332 танка, немцы и итальянцы – 30.542 убитыми и ранеными и 232 танка. Общие же потери Великобритании в войне составили 450 тыс. человек.

Говоря о Сталинградской битве (июль 1942 г. — февраль 1943 г.), отметим, что в ней суммарные безвозвратные и санитарные потери воюющих сторон (Красной Армии и вермахта) составили почти два миллиона человек (1,12 млн. советских и 840 тыс. немецких). Известно, что общие безвозвратные потери немцев на Западном фронте составили 340 тыс. человек убитыми.

В Курском сражении (5 июля - 23 августа 1943 г.) советской группировке войск, насчитывающей 1,3 млн. чел., 3,4 тыс. танка, 19,1 тыс. орудий и миномётов и 2,2 тыс. самолетов (без учета резервов) противостояла немецкая группировка, насчитывающая 0,9 млн. чел., 2,7 тыс. танков, около 10,0 тыс. орудий и миномётов и 2,0 тыс. самолетов. Общие потери бронетехники под Курском составили более 7, 5 тыс. танков (6,0 тыс. советских и 1,5 тыс. немецких).

Заметим, что современные немецкие историки утверждают, что танковые сражения под Курском выиграл Вермахт. Да, советские потери бронетехники были существенно выше немецких. Но они не стали для СССР роковыми. Промышленность их быстро восполнила. А для германских танкистов звезда победы под Курском закатилась окончательно.

Не случайно немецкий «танковый гений» генерал-полковник Хайнц Гудериан признавал, что под Курском немецкие бронетанковые войска потерпели «решительное поражение». В результате немцы в дальнейшем не сумели осуществить на Восточном фронте ни одного масштабного наступления с использованием больших групп бронетехники, как это бывало в 1941 и 1942 годах.

В завершение напомним, что в апреле-мае 1945 года в операции по блокированию и взятию Берлина с советской стороны принимало участие 1,9 млн. человек, 6250 танков, более 7500 самолётов, с немецкой – 1,0 млн. человек, 1500 танков и свыше 3300 самолётов.

Всего же в ходе боевых действий Красная Армия разгромила 640 дивизий Германии и ее сателлитов, в то время когда войска США, Великобритании и Франции – 180.


Вышесказанное дает право заявить, что судьба мира в 1941-1945 годах решалась не под Эль-Аламейном или в Арденнах, а в сражениях за Москву, Сталинград, Курск и Берлин.

Не вызывает сомнений, что ни США, ни Великобритания не могут претендовать на решающую роль в разгроме германского фашизма. Возможно, в канун Победы об этом можно было бы не говорить. Однако сегодня озабоченность вызывает политика наших бывших союзников, которые пережив без особых проблем Вторую мировую войну, в наши дни инспирируют региональные конфликты, способные перерасти в Третью мировую войну.

Источник: http://warfiles.ru/show-41884-o-lend-li ... eryah.html
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15705
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Марк Солонин о неготовности, снарядах и бензине — часть

Сообщение Володя » 04 ноя 2013, 22:49

Что либо ,хотя бы отдалённо похожее подвигу защитнтков Бресткой крепости,получилось,как это ни странно,у поляков.Вестернплятте.Они воевали там до конца.Там немцы мало кого в плен взяли.
У союзников же и близко не было такого массового героизма.Они предпочитали поднимать руки.Если бы не странный приказ Гитлера,то и не было бы операции по эвакуации англо-французских войск из Дюнкерка.Просто не было бы кого эвакуировать.И бездарная оперция по захвату Дьепа.Просто пожертвовали канадской дивизией.
Ленд-лиз.Неоднозначное отношение к нему.С одной стороны это огромное количество продовольствия,и продовольствия качественного.Много много транспорта,и транспорта очень по тем временам хорошего.Автомобили,мотоциклы,паровозы,вагоны.Этого всего действительно тогда не хватало.
А с другой стороны,трёхэтажное чудо-юдо М-3,которое буксовало в грязи и снегу,и скользило на льду как корова на коньках.Да и Шерманы тоже не очень то уважали в Красной Армии.Это знаю из "первых рук",от отца,который все эти чудеса техники "пощупал" собственными руками.И это даже удивительно.При таком уровне промышленности,при такой сильной инженерной школе,какие были в США и Великобритании,эти страны сумели выпускать отменные автомобили,БТР и броневики,самолёты и боевые корабли,и так и не сумели создать за всю войну ни одного достойного танка.
И всё равно нельзя умалять заслуг союзников в ПОБЕДЕ! Хоть и поздно,меньше чем за год до окончания войны,но они открыли Второй Фронт,и это спасло многие десятки тысяч жизней советских солдат,и приблизило окончание этой мировой мясорубки.
Всем привет из Обетованой... Канады!
Володя
 
Сообщения: 2768
Зарегистрирован: 04 апр 2012, 04:51
Откуда: Торонто Онтарио Канада

Re: Марк Солонин о неготовности, снарядах и бензине — часть

Сообщение гришу » 04 ноя 2013, 23:43

Сегодня британские и западные историки упорно навязывают мнение, что сражение при Эль-Аламейне (октябрь-ноябрь 1942 года, Египет, 106 км от Александрии) явилось решающим сражением Второй мировой войны, определившим её исход.


Вот свободная пресса "Вики. И что мы видим?
Черчилль сказал про битву: «Это ещё не конец. Это даже не начало конца. Но вероятно — это конец начала»[1]. Он же сказал: «До Эль-Аламейна мы не одержали ни одной победы. После Эль-Аламейна мы не понесли ни одного поражения»[2]. В январе 1946 года Монтгомери получил титул виконта Монтгомери Аламейнского


Противники

Британская империя:
Великобритания
Австралия
С другой стороны
Германия
Италия

Операцию «Лайтфут»

Британцы в боях под Эль-Аламейном потеряли...


...стуча пальцами по столу. :?

Напомним о людских потерях бывших наших союзников: США и Великобритании. Сегодня они позиционируют себя, как державы, внесшие решающий вклад в разгром нацистской Германии.



Индийские войска в годы Второй мировой и их роль в борьбе за независимость
Широко распространенная легенда о том, что философ Махатма Ганди при помощи ненасилия и морального авторитета добился независимости Индии, красива, но далека от реальности. Помимо Ганди идею независимости разделяли два миллиона индийских ветеранов войны.

Индийский тыл Британии :mrgreen:

К началу XX века население Индийского субконтинента (включающего современные Бирму, Пакистан, Бангладеш, Шри-Ланку и собственно Индию) составляло пятую часть от населения всего Земного шара. Здесь 150 тысяч британцев, считая жен и маленьких детей, при помощи трех миллионов туземных чиновников и служащих управляли примерно 350 миллионами аборигенов.
Силовой основой этого аппарата была так называемая Британская индийская армия — самое большое наемное войско в том мире — почти 300 тысяч туземных солдат под командованием британских офицеров.
Они набирались из так называемых воинских каст, или «воинственных народностей», которые составляли обособленное меньшинство страны. В основном это были сикхи, маратхи и гуркхи — этносы с древними воинскими традициями.
Солдаты одной народности или касты направлялись британскими офицерами в разные части. Обычно каждый полк состоял из нескольких каст, что позволяло англичанам в случае возмущения одной части солдат усмирять их при помощи военнослужащих другой касты или народности. После большого восстания туземных солдат-сипаев 1857—1859 годов английское командование строго придерживалось правила «три к одному», определявшего соотношение между индийскими и английскими частями. Дивизии «Британской индийской армии» состояли из двух индийских и одной британской бригады. В Бирме армейская бригада всегда состояла из трех батальонов — индийского, гуркхского и британского.Артиллерия комплектовалась исключительно англичанами; туземцы здесь служили только ездовыми и прочим обслуживающим персоналом. Строго и незыблемо соблюдался принцип: англичанин не может подчиняться индийцу. Существовала огромная дискриминация в зарплате: английский офицер получал в пять раз больше, чем индийский.
Уже в 1916 году индийские колониальные части участвовали в бойне на Сомме и в такой же мясорубке в Галлиполи, они же составили основу британских войск, воевавших с Османской империей на Ближнем Востоке. К ноябрю 1918 года численность «Британской индийской армии» выросла до 573 тысячи человек. Всего же за годы Первой мировой войны в эту колониальную армию английские власти завербовали 1 440 437 уроженцев Индостана: наемник обходился британской короне дешевле белого призывника из Англии, Австралии и Канады.
Индийский фронт Британии
На 1 сентября 1939 года Британская индийская армия насчитывала 194 373 человека и состояла из 18 кавалерийских полков и 96 пехотных батальонов. То есть войск в Индии было даже меньше, чем к началу Первой мировой войны. На всем огромном пространстве этого субконтинента располагалось целых восемь зенитных орудий и ни одной противотанковой пушки. Генералы в Лондоне вполне логично рассуждали, что ближайшие самолеты и танки потенциальных противников Британской империи отделены тысячами километров от границ Индии.
Первые бои Второй мировой войны для индийских солдат начались далеко на территории Франции. Здесь в мае 1940 года среди прочих британских войск под удар немецких танков попали индийские части, сформированные из пенджабских раджпутов. Одна из рот этих воинов почти целиком попала в плен, остальные были эвакуированы в ходе поспешного бегства англичан под Дюнкерком.
Потерпев поражение от немцев в Европе, индийцы отыгрались на итальянцах в Африке. Две индийские дивизии активно участвовали в боевых действиях на территории Сомали, Судана и Эфиопии в 1940—1941 годах. «Победа была одержана в основном силами англо-индийских 4-й и 5-й дивизий» — писал позднее Черчилль об этих операциях в книге «Вторая мировая война». Одна только 4-я индийская дивизия разгромила 65 итальянских батальонов, захватив более 40 тысяч пленных и 300 орудий.В ходе этих боев впервые во Второй мировой войне индийский офицер — лейтенант Проминдра Сингх Бхагат — получил высшую военную награду Британии, Крест Виктории, за то, что он со своими солдатами, многие из которых погибли, для обеспечения наступления разминировал за два дня 15 минных полей и 55 миль дорог.Летом 1941 года индийские части участвовали в оккупации Ирака, где не обошлось без стычек с войсками ориентировавшегося на немцев местного диктатора Гейлани. Затем индийцы воевали против колониальных войск Виши в Сирии.
5-я индийская бригада отличилась в боях за Дамаск и получила среди наступавших британских частей наивысшие оценки командования.
Основу британских сил, оккупировавших в союзе с СССР летом 1941 года Иран, так же составили индийцы — 8-я и 10-я индийские дивизий и 2-я индийская бронетанковая бригада. 29 августа 1941 года передовые советские части Закавказского округа генерала Толбухина у города Сененеджа в центральном Иране встретились с авангардом индийцев из британских частей. В дальнейшем именно индийские пехотинцы обеспечивали охрану и функционирование южной части «ленд-лиза» в СССР через Иран.
Использование англичанами в этом регионе в основном индийских военных формирований было обусловлено не только близостью самой Индии к театру боевых действий, но и своеобразным противовесом германской пропаганде, активно раздувавшей арабский национализм и обвинявшей Англию в белом колониализме.
В апреле 1941 года в ходе первого наступления Роммеля только стойкость 3-й моторизованной бригады индийских войск позволила англичанам удержать Тобрук. Здесь индийцам впервые пришлось столкнуться с немцами. 7 декабря 1941 года авангард 7-й индийской бригады прорвал кольцо немецкой осады Тобрука. Когда немцы Роммеля все же захватили эту крепость, самое упорное сопротивление им оказали маратхи и гуркхи.
Но в декабре 1941 года для «Британской индийской армии» неожиданно возник новый фронт — в войну вступила Япония. Первое столкновение произошло 8 декабря 1941 года у Кота-Бару, в Малайзии. Имевшие после войны в Китае немалый опыт боев в джунглях японские солдаты из армии Ямаситы разгромили индусов из 8-й бригады 9-й индийской дивизии.
Британское командования, стремясь укрепить Сингапур, свою главную военно-морскую базу в регионе, спешно перебросило из Индии лучшие части. Изначально они предназначались для боев против немцев в пустынях Северной Африки и были полностью моторизованными, но в условиях джунглей это оказалось неэффективно. Многочисленные просчеты и нерешительность британского командования предопределили победу японцев. Среди 95 тысяч взятых в плен при капитуляции Сингапура 59 тысяч были индийцами.

Несмотря на преимущество японцев в первые годы войны в регионе отдельные индийские части из британских гарнизонов проявили в боях героизм.
Весной 1942 года пять рот японцев атаковали батальон пенджабцев, защищавший поселок Синнаванг на острове Борнео. Окруженные превосходящими силами, индийцы сражались до последнего патрона и только после того, как у них окончательно кончились боеприпасы, были захвачены в плен и замучены японцами. Остатки батальона смогли прорваться и отступить в глубинные районы гористого, заросшего лесами Калимантана, совершив тысячекилометровый многодневный путь на юг острова сначала пешком, потом на плотах по бурным рекам, добывая пропитание в тропическом лесу. Через полтора месяца пенджабские стрелки вышли из джунглей у города Сампит и встретили японцев, захвативших этот порт за день до их появления. Пенджабцы окопались близ города, но стало известно, что Ява пала, и все английские и голландские войска капитулировали. Большинство солдат и офицеров были больны лихорадкой и дизентерией и уже не могли выжить при новом походе в джунглях. В этих условиях командир принял решение сдаться в плен.
Даже японцев поразило, что отряд индийцев пронес через горы и болота не только винтовки, но и пулеметы, ничего не бросив в пути.
В мае 1942 года японцы, после упорных боев с англо-индийскими частями, полностью заняли Бирму и вышли к границам с Индией. От вторжения на ее территорию японцев поначалу удержали лишь растянутые коммуникации и начавшийся сезон дождей.
Самая большая наемная армия мира
Англичане обоснованно опасались, что появление японцев возле Индии усилит среди туземцев крамольные мысли. Махатма Ганди оказался последовательным в своем ненасилии и призывал к саботажу военных действий. Индийский национальный конгресс (ИНК) в августе 1942 года потребовал предоставления Индии независимости. В ответ колониальные власти провели массовые аресты оппозиции, включая лидеров — Ганди, Джавахарлала Неру и других. Провинции Индии охватили демонстрации протеста и волнения, продолжавшиеся всю осень; в ходе их подавления колониальная полиция убила свыше тысячи, ранила более трех тысяч и арестовала почти 60 тысяч индийцев.
Спешно формируя новые туземные дивизии для отражения наступления японцев из Бирмы англичане в июле 1942 года вынуждены были отказаться от вербовки в армию только избранных из «воинских каст» и расширить вербовку на все регионы и касты Индии. Если в 1939 году в армии служило около 200 тысяч индийцев, то к концу 1943 года их стало 2 миллиона. Среди них насчитывалось всего 900 тысяч из прежних «воинских каст».
Взрывной рост численности войск потребовал увеличения количества офицеров-индийцев. Прежде англичане старательно ограничивали для туземцев возможности военного образования и командирской карьеры. С началом Второй мировой войны и тем более после того, как война приблизилась к границам Индии, пришлось в три раза увеличить число курсантов в Индийской военной академии и создать дополнительные офицерские училища. Если в сентябре 1939 года в Британской индийской армии было 4028 английских офицеров и только 396 индийских, то уже к 1945 году число офицеров-индийцев увеличилось более чем в 20 раз. Индийские командиры составляли уже большинство офицеров англо-индийских дивизий.
К началу Второй мировой войны на территории Индии базировалось всего 150 устаревших военных самолетов. Местных летчиков не было вообще. Но уже в 1941 году были подготовлены первые 24 индийских пилота, направленных в Великобританию для участия в боях против гитлеровских люфтваффе. К концу войны в индийских ВВС служили уже 3 тысячи офицеров и 25 тысяч рядового состава.
Не менее впечатляюще изменилась и военная промышленность Индии. Только к маю 1940 года производство военной продукции здесь выросло в шесть-семь раз по сравнению с первым годом войны, при этом производство снарядов увеличилось в 12 раз. Уже в 1942 году производством вооружения в Индии занималось около 250 предприятий, выпускавших свыше 700 видов различного вооружения: бронемашины, пулеметы и прочее автоматическое оружие, которое раньше здесь не производилось.
К концу войны Индия почти на 90 % сама обеспечивала все потребности своих вооруженных сил в оружии и снаряжении.
В 1942—1944 годах в горах и джунглях на индо-бирманской границе продолжались упорные бои индийских и японских дивизий, где обе стороны несли большие потери не только от снарядов и пуль, но и от тропической малярии и лихорадки. В феврале 1944 года японцы попробовали вторгнуться в Индию, предполагая поднять там антибританское восстание.
Японское командование привлекло к наступлению более 100 тысяч солдат, усиленных 8 тысячами индусов из Индийской национальной армии. Эту армию из индийских военнопленных сформировал Субхас Чандра Бос — еще один из лидеров ИНК, только, в отличие от Ганди, исповедовавший идею вооруженной борьбы с колонизаторами. Индус Бос в поисках союзников в борьбе против Британии успел посотрудничать и с Коминтерном, и с Гитлером, а затем стал союзником японских генералов.
В условиях начавшегося наступления японцев судьба британской Индии зависела только от настроения и стойкости индийских дивизий. Фактически под Кохимой и Импхалом с февраля по август 1944 года шла война индийцев с японцами. Индусы в итоге победили. Обе стороны использовали даже слонов для транспортировки тяжелых пушек в горах и джунглях. В этих боях индийские части потеряли около 40 тысяч солдат и офицеров, а в результате тропических болезней еще 82 тысячи.
На 19-ю индийскую дивизию, прозванную из-за своей эмблемы «Кинжальной», британское командование возложило задачу очистить от японских войск стратегическую Бирманскую дорогу и вновь открыть наземные коммуникации Индии с Китаем. Уже 15 декабря 1944 года индийские солдаты пробились на соединение с китайскими частями.
В феврале 1945 года 14-я британская армия первой начала наступление в Бирму. Эта британская армия состояла из пяти индийских пехотных дивизий, одной индийской воздушно-десантной бригады и одной английской бронетанковой бригады. Впервые поучаствовали в боях и индийские танковые части. Из миллиона союзных войск, участвовавших в освобождении Бирмы, 700 тысяч составляли индийцы.
Коллаборационистская «Индийская национальная армия» почти в полном составе сдалась наступавшей 17-й индийской дивизии. Солдаты «Британской индийской армии» совсем не воспринимали перешедших на сторону японцев индийцев как предателей. Наоборот, им сочувствовали и считали их патриотами Индии.
К весне 1945 года в вооруженных силах Британской империи насчитывалось 8 764 000 человек, из них 4 179 000 приходилось на долю колоний и доминионов — и в их числе 2 065 000 военнослужащих из Индии.
Индийские части воевали с японцами до капитуляции в сентябре 1945 года. Одновременно солдаты из Индостана воевали и на Западе. Так в 1943 году индийские части участвовали в высадке на Сицилии. Германская военная разведка считала лучшим подразделением союзников в Италии именно 4-ю индийскую дивизию. Она участвовала в кровавом для союзников наступлении под Монте-Кассино на самом трудном направлении в горах, чтобы пробиться к Риму.
В августе 1944 года именно индийцы при помощи итальянских партизан овладели Флоренцией. На севере страны именно индийские части первыми вышли на границу с Югославией. Британская пресса охотно писала об успехах индийских войск, дабы подчеркнуть трогательное единодушие народов империи.
Черчилль вынужден был даже потребовать, чтобы в СМИ обязательно писали не «индийские», а «англо-индийские» дивизии.
Всего в 1939-45 годах военную форму надели свыше двух с половиной миллионов солдат из Индии. Это были не призывники, а наемные добровольцы, которые обходились британской короне дешевле мобилизованных «белых», тем более что все расходы по их обеспечению и вооружению несла сама Индия. Каждый четвертый солдат воюющей Британской империи был индийцем. В истории человечества «Британская индийская армия» периода Второй мировой войны считается самой большой наемной армией мира.
«Сатьяграха» с танками и штыками
Индийцы осознавали свой вклад в общую победу и свое новое значение для метрополии. Первые несколько послевоенных месяцев Лондон пытался делать вид, что все остается по-прежнему. Индийские дивизии даже были направлены в Индонезию и Вьетнам, чтобы восстановить там прежнюю колониальную власть Голландии и Франции.
В ответ осенью 1945 года в Индии начались массовые демонстрации и выступления под обращенным к англичанам коротким лозунгом «Вон из Индии!». Еще одним поводом для недовольства стали начатые колониальными властями суды над коллаборационистами из прояпонской «Индийской национальной армии», индийцы не считали их предателями.
Вершиной этих выступлений стало бунт индийцев-моряков на военных базах флота в Бомбее и Карачи. 18 февраля 1946 года на тренировочном судне «Тальвар» (тальвар — традиционная сабля кшатриев-раджпутов) случилась сцена из фильма о броненосце «Потемкин» — матросам выдали некачественный рис с червями. В ответ матросы «Тальвара» вполне в духе ненасилия Ганди начали голодную забастовку, сначала протестуя против испорченной еды, а вскоре добавив политические лозунги против дискриминации на расовой почве со стороны британских офицеров.
На следующий день «забастовка» военнослужащих охватила 22 военных корабля в бомбейском порту и береговые подразделения. Забастовочный комитет потребовал улучшения питания, равной оплаты для индийских и британских моряков, а также освобождения бывших солдат «Индийской национальной армии». К 22 февраля забастовка распространилась на многие морские базы в Индии — всего 78 кораблей и 20 тысяч матросов. К забастовщикам присоединилось нескольких экипажей индийских ВВС. И хотя английским политикам ценой обещания больших уступок удалось прекратить эту невиданную акцию протеста, Лондону стало окончательно ясно, что огромная армия в Индии уже давно не британская.
Заметной опорой британской короны в разобщенной Индии могли бы остаться воинственные и посторонние для индусов и мусульман непальские гуркхи. К концу мировой войны десятки тысяч этих отличных солдат служили в английской армии.
Но сразу по окончании боевых действий Лондон из-за экономических проблем демобилизовал свыше 20 тысяч гуркхов, фактически выгнав их из армии без какой-либо материальной компенсации.
В июне 1946 года де-юре все еще британская Индия занялась выборами в Учредительное собрание, с которого фактически и ведет отсчет местная история независимости. Освободившиеся от англичан мусульмане и индийцы вскоре забудут про ненасилие.
А что же Ганди? Махатма был хорошим человеком, но для имперской метрополии его философия ненасилия вряд ли бы показалась столь убедительной без двух миллионов индийских штыков


Нервный не тот, кто стучит пальцами по столу, а тот, кого это раздражает??
Со мною можно ладить, не надо только гладить..
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 9107
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Марк Солонин о неготовности, снарядах и бензине — часть

Сообщение Dvu.ru-shnik » 05 авг 2016, 00:56

Тут?
Мы не глядим в замочные скважины,
мы смотрим в прорези прицелов.
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 7351
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: Марк Солонин о неготовности, снарядах и бензине — часть

Сообщение alexbir » 06 авг 2016, 22:33

Володя писал(а):Что либо ,хотя бы отдалённо похожее подвигу защитнтков Бресткой крепости,получилось,как это ни странно,у поляков.Вестернплятте.Они воевали там до конца.Там немцы мало кого в плен...
практически всех, вроде. Потери там были минимальные какие-то, у поляков. По памяти.
p.s. поглядел в Вики-пики: не сдавались 6 суток, потом консервы стали кончаться, а сухари не нравились. Общие потери около 30%, убитыми - около 10% (около 16 из 210). В плен сдались итогово, с ранеными, около 90% изначального состава. На момент сдачи на каждого бойца оставалось около 50 патронов к винтовке (из изначальных 250-300. кроме пулемётов).
Из 15-16 убитых - 2 в первый день (один из них начальник ж/д станции, пристреленный немцами в запарке). 8 - при бомбардировке. Тогда же пристрелили своего бойца за поднятый по приказу командира белый флаг. Вместе с ним расстреляли еще троих его товарищей, "не подчинившихся решению собрания офицеров". Командир был "отстранён", и на 4й и 6й день снова предлагал сдаваться. Решили погодить. 1 боец убит на 5й день постовыми при приближении к посту с приказом от командира. Ещё один боец был тяжело ранен при артобстреле и умер в тот же день в немецком госпитале - на 7й день, утром перед капитуляцией.
Потом было эпично. "Понимая всю безнадёжность дальнейшей обороны Вестерплатте, остро переживая за судьбу своих подчинённых (прежде всего раненых) и зная об общем положении в стране, майор принял твёрдое и окончательное решение о капитуляции гарнизона. В 10:15 приказ о капитуляции был доведён командирами до личного состава, а над казармами вывешен белый флаг. Майор Сухарский проинформировал о своем решении маршала Рыдз-Смиглы, который присвоил всем защитникам Вестерплатте, живым и погибшим, высшие военные награды и очередное звание. На этом оборона Вестерплатте завершилась. Она продолжалась 173 часа 30 минут и проходила в условиях непрерывных немецких атак.
...С немецкой стороны в обсуждении условий капитуляции принял участие командир Учебного сапёрного батальона (Pionierlehrbataillon) подполковник Карл Хенке. Он сообщил, что по приказу генерала Эберхардта майору Сухарскому будет оставлена его офицерская сабля. Оба парламентёра вернулись в расположение гарнизона, где майор проинформировал личный состав о принятых условиях капитуляции. После чего офицеры и солдаты стали приводить себя и свои парадные мундиры в порядок.
Майор Хенрик Сухарский, до 1945 года находившийся в немецких офлагах, скончался в Неаполе 30 августа 1946 года и был там же похоронен. В 1971 году урну с его прахом доставили в Польшу и перезахоронили на Вестерплатте рядом с могилами погибших защитников гарнизона. Указом Сейма 10-го созыва всем участникам обороны Вестерплатте присужден орден Виртути Милитари..."
Комментарии излишни.
А, ну и потери немцев поляки завысили впоследствии в несколько (до 10) раз. Иначе не были бы поляками.
Последний раз редактировалось alexbir 07 авг 2016, 19:39, всего редактировалось 1 раз.
Кто первый поймёт, почему от бойца до бойца в цепи в наступлении, и до ближайшей брони должно быть не меньше 15 шагов - тот в итоге в Украинской войне и победит. (Александр Украинский, "Наука убеждать", ч. 1я.)
Аватара пользователя
alexbir
 
Сообщения: 4292
Зарегистрирован: 13 июн 2014, 00:59

След.

Вернуться в Военная история

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1