О роли боевого опыта прошлых войн.

Темы по военной истории

Re: О роли боевого опыта прошлых войн.

Сообщение гришу » 05 июн 2017, 02:40

Выстраивая пленных группами по восемь человек около противотанкового рва, было расстреляно около 1000 военнопленных. В своей истории Waffen-SS Джеральд Рейтинглер и Джордж X. Стейн считают, что приказ, обрекший на смерть военнопленных, исходил не из самой дивизии, а лично от «Зеппа» Дитриха. Хотя советские войска и захватили много пленных, никаких документов или надежных очевидцев этого события так и не нашлось. Чарльз Мессенджер в своей биографии цитирует другой источник, который говорит, что Дитрих всеми силами противился расстрелу пленных, говоря: «Нам не позволяет это делать наша манжетная лента». Пика своего успеха группа армий «Юг» достигла при взятии Смоленска, после чего в ход военных действии вмешался Гитлер. Фюрер не разделял энтузиазма своих генералов, стремящихся захватить Москву, и смотрел на столицу Советского Союза скорее как на географический пункт, нежели как на нервный центр советской системы. Вместо этого его внимание было приковано к сельскохозяйственному богатству и промышленным мощностям Украины. Приказ о приостановке движения на Москву поступил 23 июля 1941 года. Танковой группе генерал-полковника Гота было приказано повернуть на север и взять Ленинград, в то время как Гудериан должен был присоединиться к наступлению на Украине в направлении Киева, имея перед собой задачу уничтожить армии маршала Буденного к востоку от Днепра. Только после этого можно было говорить о взятии Москвы. Для «Лейбштандарта», батальон разведки которого оставался под командованием «Танка» Майера, наступила смена климата: дивизия вступила в покрытые красноватой пылью пустынные районы бездорожья Ногайской степи и Перекопа. Это были сильно укрепленные минными полями и прикрываемые бронепоездами ворота в Крым. Однако внимание генерала Эриха фон Манштейна, нового командующего 11-й армии было отвлечено локальной контратакой русских на участке 3-й Румынской армии, в результате которой образовалась широкая брешь, угрожающая окружением сил самого Манштейна. В который раз людей «Зеппа» Дитриха призвали на помощь. Они были направлены в район села Гавриловка недалеко от Мелитополя, где они контратаковали советские войска и восстановили сплошную линию фронта немецко-румынских войск. Фон Клейст, вставший во главе вновь созданной танковой армии, направил удар на Киев, который пал 19 сентября, и соединился с силами Манштейна на берегах Азовского моря. Это явилось результатом тяжелых шестидневных боев и упорного наступления, во время которого немцы продвинулись вперед почти на 400 километров. На данный момент результаты боев для группы армий «Юг» были удовлетворительными: они достигли значительных успехов, хотя это им далось и не дешево. Однако уже после первого столкновения с русскими в головах даже самых ярых эсэсовцев начали зарождаться сомнения. Какие шансы имеют они в этой негостеприимной земле с ее бескрайними просторами и, казалось, неисчерпаемыми людскими резервами? В головах пожилых офицеров всплыла старая, времен Первой мировой войны, фраза: «Viele Hunde sind der Tod des Hasen» (Свора собак тявкает, предвещая смерть зайцу). А ко всему прочему наступала русская зима, которая, кроме обильных снегопадов, имела и другие особенности. Были еще и ноябрьские дожди, пронзающие колонны струями словно иголки. От жестоких морозов замерзала смазка, лопались цилиндры двигателей танков и грузовиков. Срывались поставки продовольствия, не хватало обуви и носков, которые разъезжались от грязи и сырости. Особенно жестко зима настигла дивизию под Ростовом, где были чувствительные потери в результате обморожения. Даже сам Дитрих отморозил себе большой палец на правой ноге. Другим бедствием была дизентерия, жертвой которой стал даже «Танк» Майер. 17 ноября, после того как наступление с севера было отражено советскими войсками, «Лейбштандарт» нанес удар по Ростову со стороны берега. Эсэсовцам этот район казался обширной пустыней, и один из них вспоминает: Отступающие советские войска пользовались тактикой "выжженой земли", стремясь оставить немцев без всякого укрытия «Воды было очень мало, а имевшаяся оказалась соленой. Кофе был солоноватый, суп казался окончательно пересоленным,... но мы были довольны крохами и такой влаги, так как район казался нам настоящей пустыней. Любое движение можно было заметить за несколько километров; когда мы двигались, вокруг колонн поднималось облако удушающей коричнево-красной пыли, которое выдавало нашу позицию. Как это ни покажется парадоксально, но единственными признаками жизни на нашем пути были мертвые стволы телеграфных столбов. Без них бы ориентироваться было совсем невозможно... иногда нам попадалась бахча арбузов, и мы набрасывались на них, но незрелые фрукты приводили к печальным последствиям». 22 ноября штаб III-го корпуса объявил о падении Ростова. Таким образом, в руках немцев оказался важный промышленный центр и железнодорожный узел, «имеющий огромное значение для дальнейшего ведения войны». III-й корпус действительно ворвался в город, взял в плен 10000 человек и захватил 159 орудий, 50 танков и два бронепоезда. Здесь же он форсировал Дон. Однако все это было достигнуто людьми, которые несли тяжелые потери в боях и от дизентерии. Недостаток топлива замедлял движение здоровых бойцов. Советская 37-я армия почти с хирургической точностью использовала разрастающуюся немецкую слабость. Восемь дней на жестоком русском морозе все, кто мог держать в руках оружие, сражались с советскими силами: пехотой из трех дивизий, поддержанной тяжелыми танками и сборным городским ополчением. У многих бойцов хватало сил только на то, чтобы лежать в окопе с головой, покрытой тонким слоем льда. Многие нашли там свою смерть. На юге дела обстояли не лучше. Но тем не менее в письме Гиммлеру из корпуса генерала Эбергардта фон Макензена говорилось про «Лейбштандарт», что «его дисциплина... бодрость, энергия и непоколебимая стойкость в критический момент... говорят о том, что это настоящая элита». «Могу заверить вас, что «Лейбштандарт» пользуется особой репутацией не только среди командования, но и среди своих боевых товарищей. Как в обороне, так и при наступлении любая дивизия мечтает иметь своим соседом «Лейбштандарт»... это настоящее элитное подразделение, и я счастлив, что оно находится под моим командованием. Более того, я искренне надеюсь, что мне выпадет счастье, и оно останется в составе вверенных мне частей...» После окончания войны писатель Джеймс Лукас получил доступ к дневникам бойцов «Лейбштандарта», где эта картина описывается не в таких радужных (хотя и более точных) тонах, как в письме рейхсфюреру СС: «Нет таких слов, которыми можно было бы описать зиму на этом фронте. У нас нет линии фронта, нет аванпостов, нет резервов. Просто зависимые друг от друга небольшие группы, обороняющие свой пятачок... Жизнь здесь парализована... Вы даже не можете себе представить, какие трудности вызывал там обычный поход в сортир... А пища... мы ели пустой суй из гречихи и проса. Мы вынуждены были раздевать мертвых, как своих, так и чужих, чтобы добыть теплую одежду. Я думал, что никогда в жизни больше не смогу согреться, а наши противники иваны говорят, что эта зима еще довольно мягкая. Сохрани нас Господь». В дневниках описано, что в результате морозов артиллерийские орудия и танки вышли из строя, и единственным средством обороны оставалось пехотное оружие. Причиной смерти не обязательно был вражеский огонь. Подразделение, покинувшее свои позиции, должно было срочно найти укрытие, любое укрытие, способное защитить их от ледяного ветра, который пронзал тело как острый стилет. Когда появлялись русские, то они «двигались огромной толпой, от которой можно было потерять голову. Им приходилось прокладывать себе путь через горы мертвецов, которые так и оставались незахороненными после предыдущих атак. Мы отбивали атаки, как это просто писать на бумаге, и когда они отходили по ледяному нолю обратно, всю позицию перед нами усеивали трупы. Да, все были мертвы... раненые умирали очень быстро: кровь, покидающая тело, сразу замерзала, и это вызывало болевой шок, ведущий к смерти. Легкая рана, которая летом зажила бы за три дня, в данных условиях была смертельной». Плохо экипированные для этих условий войска с проблемами снабжения сражались на враждебном земле, где нельзя было найти никакого укрытия. Да и климат тоже не сулил ничего хорошего. Как писал генерал Ганс фон Грайфенбург, начальник штаба 12-й армии: «Климат в России вызывает непроходимость, связанную с грязью весной и осенью, летом приносит невыносимую жару, а зимой делает жизнь просто невыносимoй. Климат в России сплошное стихийное бедствие». Один из взятых в плен советских солдат сказал, что русские выиграют войну так как обладают тремя главными преимуществами. Во-первых, советская почва и песок забьют немецкие двигатели, и армия потеряет свою мобильность. Во-вторых, партизаны перережут все линии снабжения, и немецкое верховное командование вынуждено будет снимать части с фронта для обороны тылов. А в-третьих, и эти слова русского засели во многих головах тех, кто их слышал, «когда придет зима, ваша война закончится и начнется наша война». «Танк» Maйep пишет: «Мы уже отступали, отходили назад... по стране, которая напоминала нам картинки 1916 года. Время от времени мы оборачивались и отбивались от преследующих нас русских, и некоторые даже ухитрялись убить нескольких врагов, но всего за неделю мы потеряли сотни наших бойцов и машин. Впервые в жизни «Лейбштандарт» переходил к обороне. Мы были не побеждены, но нас давили численностью, припирали к стене своим весом. А мы не знали, откуда взять пополнение». Для фон Рундштедта становилось абсолютно ясно, что измотанным немецким войскам, подвергавшимся постоянным советским контратакам, Ростов не удержать. Имело смысл отойти на лучше укрепленные позиции на реке Миус, и такой приказ был отдан фон Клейсту. К тому же оставался риск, что русские внезапным ударом отрежут фон Клейста от главных сил группы армий «Юг». Услышав это, Гитлер в очередной раз пришел в ярость и запретил отступление. Фон Рундштедт твердо стоял на своем и написал фюреру: «Попытка удержать этот район — чистое безумие. Во-первых, войска не смогут этого сделать, а во-вторых, если они не отступят, то будут уничтожены. Повторяю, или этот приказ будет выполнен, или найдите на мое место кого-нибудь другого». Гитлер, позже он пожалел об этом, принял вызов, и Рундштедт был смещен со своей должности. Вместо него командование принял фельдмаршал Вальтер фон Рейхенау, который через несколько месяцев умер от сердечного приступа. В ситуации, сложившейся под Ростовом, Дитрих усмотрел иронию. Гитлер не только снял Рундштедта, но и обозвал Клейста трусом. Следующим шагом Гитлер полетел к Дитриху, чтобы лично прояснить ситуацию. Последний в полном смысле слова встал на защиту генералов от гнева фюрера. Никто не может отрицать вклад, сделанный в этот этап войны «Лейбштандартом». Если говорить коротко, то Дитрих был удовлетворен той ролью, которую сыграли в этой кампании его люди. Для него 1941 год удачно закончился присвоением к его Рыцарскому кресту Дубовых ветвей, вручая которые Гитлер заявил, что это является «демонстрацией заслуг и гордости за ваш и мой полк». Но действительность была более суровой. Большое количество советских войск было уничтожено, но Красная армия оставалась жива и становилась все большей угрозой, так как людской резерв ее казался бесконечным. ХАРЬКОВ И КУРСК Суровая зима 1941/42 годов подошла к концу и сменилась возросшей активностью на русском фронте. Советское наступление и местный прорыв под Днепропетровском к юго-востоку от Харькова заставил немецкое командование направить III-й корпус на закрытие прорыва: пока осуществлялась эта операция, прорыв закрывал «Лейбштандарт». И только после того как просохла грязь, группа армий «Юг» смогла приступить к выполнению своей задачи: уничтожению обороны русских на берегах Дона, имея своей конечной целью захват нефтяных источников Кавказа. У Гитлера появились новые заботы. «Лейбштандарт» для очередного переформирования и подкрепления был в июне 1942 года переправлен на берега Франции, где фюрер опасался возможности вторжения союзников. Тем временем нацистский вождь понял, что ход войны требует дополнительных людских резервов и более сплоченного военного командования. Танковый батальон «Лейбштандарта» был увеличен до танкового полка из двух батальонов. Дополнительная сила появилась за счет поступления недавно разработанных новых 60-тонных танковых левиафанов «Тигр». Пехота была преобразована в два танково-гренадерских полка, а артиллерия насчитывала теперь четыре батальона. В последние месяцы 1942 года «Лейбштандарт» превратился в бронетанковую гренадерскую дивизию СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер». В результате всех этих изменении потребовался новый рекрутский набор, но численный состав еще ничего не значил: 73% рекрутов были необучены. Возвращение «Лейбштандарта» на Восточный фронт в конце декабря 1942 года совпало с тяжелыми временами для Вермахта, который стоял перед перспективой обрушения ни больше ни меньше, как всего Южного фронта. На востоке от Харькова армии итальянских и венгерских союзников были рассеяны. 12 января 1943 года со стороны Орла в направлении Ростова последовала массированная советская атака. Затем последовал разгром 6-й армии под Сталинградом, сопровождавшийся гибелью более чем 200000 человек. Для тех, кто слышал в октябре 1941 года речь Гитлера, эти события вызывали горькую иронию. Тогда Гитлер объявил: «Сегодня я заявляю, и заявляю без каких-либо оговорок: враг на востоке разбит и уже не сможет подняться... за спиной наших войск уже лежит территория, в два раза превышающая Германский рейх 1933 года, когда я пришел к власти». Штурмовое орудие Stug III из "Лейбштандарта" под Харьковом весной 1943 года. Генерал (позднее фельдмаршал) Эрик фон Манштейн поставил перед танковыми соединениями СС, которыми командовал генерал горных стрелков Губерт Ланц, задачу обороны Харькова. Этот приказ был поддержан словами Гитлера, который заявил, что город следует удержать любой ценой. При развертывании войск «Лейбштандарт» занял оборонительную позицию вдоль берега реки Донец, а на востоке держала аванпосты дивизия «Рейх». Войска растянулись длинной тонкой линией на целых 110 километров, начиная от лежащего на берегу Донца Чегеваева. Дивизия временно находилась под командованием Фрица Витта, который замещал Дитриха, вызванного в Берлин на конференцию к Гитлеру. Во время сильной метели, которая не позволила вовремя заметить наступление русских, люди Ланца отступили. 320-я пехотная дивизия оказалась на грани полного уничтожения, обремененная полутора тысячами раненых, не желавших сдаваться в плен русским. Она пыталась пробиться на свою линию обороны на берегу Донца. И опять на долю «Лейбштандарта» выпала роль «пожарной команды». На этот раз инициатива принадлежала штурмбанфюреру СС Йохану Папперу, командующему 3-м батальоном 2-й бронетанковой дивизии СС. Он сделал глубокий прорыв на территорию противника, образовав своего рода защитный экран, позволил вытащить раненых, после чего вернулся на исходную позицию, на берег Донца. К несчастью, лед на реке был слишком тонок, чтобы выдержать бронированные машины Пайпера. Он столкнулся с необходимостью вернуться на вражескую территорию и искать безопасное место для форсирования реки. Однако все внимание сторон было приковано к Харькову, который был практически окружен и который Гитлер приказал удержать любыми средствами. Группа советских танков прорвалась на окраину города, после чего северные, северо-западные и юго-восточные защитники оказались беспомощными. Пауль Хауссер спокойно оценил ситуацию. Запись 138/43 от 14 февраля в боевом журнале корпуса гласит: «В самом Харькове толпы стреляют в солдат и боевые машины. Для их подавления нет никаких сил, так как все находятся на передовой. Город, включая железнодорожную станцию и склады с боеприпасами, по армейскому приказу взорваны. Город горит. Шансов на организованное отступление с каждым днем становится все меньше... Прошу пересмотреть приказ Гитлера». Ответ был вполне предсказуемый: «Танковый корпус должен держать город до последнего человека». Вождь говорил посредством генерала Ланца и твердо стоял на своем. Хауссер был опытным штабным офицером старой имперской армии, вышедшим в отставку из Рейхсвера в чине генерал-лейтенанта, который, из чувства самосохранения, вступил в Waffen-SS. Несмотря на это, он готов был принять вызов и настоять на своем, но Ланц продолжал отказываться дать приказ к отступлению. В ночь с 14 на 15 февраля русские ворвались в северо-западную и юго-западную части города. Понимая, что он ставит на карту всю свою карьеру, Хауссер проигнорировал как приказ Гитлера, так и упорство Ланца. Он осуществил прорыв между окружающими его русскими армиями и перегруппировался вокруг Краснограда. Это новое отступление было восторженно принято Сталиным: «Массовое изгнание врага с советской территории началось». В неописуемой ярости Гитлер на самолете вылетел в штаб-квартиру Манштейна, требуя отставки Хауссера, но его все же сумели убедить, что удержать Харьков было невозможно. Успокоившись, Гитлер смилостивился к Хауссеру, но набросился на Ланца. И все же, фюрер высказал свое недовольство, задержав награждение Хауссера дубовыми ветвями к его Рыцарскому кресту. План Манштейна, который должен был осуществить Хауссер, состоял в том, чтобы удерживать Красноград и таким образом заманить русских в ловушку. На усиление сюда прибыла дивизия «Мертвая голова», которая до этого действовала вместе с тремя другими бронетанковыми дивизиями 48-го танкового корпуса. Два танковых корпуса, один армейский и другой СС, являясь частью 4-й танковой армии, при эффективной авиационной поддержке с воздуха, провели массированную атаку в направлении Павлоград — Лозовая. 25 февраля 4-я танковая армия смела советскую армейскую группировку под командованием генерала М. М. Попова. Это резко подняло боевой дух немцев, так как советские силы оказались зажатыми между оборонительной линией 1-й бронетанково-гренадерской дивизией СС «Лейбштандарт» и двумя атакующими дивизиями танкового корпуса СС. К 3 марта советские войска были окружены к северу от Павлограда как раз на Харьковском направлении. Тремя днями позже корпус достиг Валков, расположенных к западу от города. Целью всего наступления было вытеснить русских на другой берег Донца. Когда передовые отряды «Лейбштандарта» достигли этой цели, на очереди встал штурм Харькова. От командующего 4-й танковой армии генерала Гота пришел приказ «плотно охватить Харьков с запада на север». Следовало разведать обстановку в городе. Появилась счастливая возможность взять город одним ударом. На севере должны были действовать «Лейбштандарт» и «Мертвая голова», а «Дас Рейх» должен был атаковать с запада и юга. Сопротивление было слабым: Хауссер был уверен, что сможет захватить город лобовой атакой. 11 марта один батальон из «Мертвой головы» соединился с «Лейбштандартом» и «Дас Рейхом». Бригадефюрер СС Фриц Витт из «Лейбштандарта» провел атаку в двух направлениях, поставив в авангарде 3-й батальон, и перерезал дорогу Харьков — Белгород. «Лейбштандарт» начал действовать совместно с 22-м танково-гренадерским полком СС. К исходу дня 15 марта, через четыре дня после того, как батальон под командованием «Танка» Майера захватил восточную окраину города, после жестоких уличных боев сопротивление в Харькове было подавлено. Город снова оказался в руках Третьего Рейха. Со свойственной ему напыщенностью Геббельс приказал министерству пропаганды объявить: «Польшу и Францию, Грецию и главное — бескрайние просторы востока прошли солдаты «Лейбштандарта». Это все те же солдаты, которые в черных рубашках Schutzstaffel сражались за победу национал-социализма еще до 1933 года. И теперь их обергруппенфюрер. солдат 1-й мировой войны, боец ноября 1923 года, верный соратник фюрера, старый вождь СС и теперь генерал Waffen-SS, который ровно десять лет назад создал «Лейбштандарт» и командовал им как полком, а теперь ведет его в бой как дивизию, награжден дубовыми ветвями с мечом, к великой радости и гордости своих бойцов». После Харькова наступил период относительного затишья. Настало время для подготовки новых наступательных операции на лето 1943 года. Повторное взятие Харькова справедливо рассматривалось как знаменательная победа, но это стоило 11000 жизней бойцов танкового корпуса СС, из которых 4500 приходились па «Лейбштандарт». Вермахт, все еще находясь под впечатлением поражения под Сталинградом, старался на некоторое время перейти к оборонительным боям, которые сводились к мелким местным атакам, имеющим целью измотать советскую армию. Но Гитлер, проводя часы над картой, заявил на своем ежедневном совещании, что необходим сильный удар для окончательного разгрома противника. Если это не будет сделано, заявил фюрер, советские войска могут расчистить путь на Украину и выбить немецкие войска из Крыма. Были и другие соображения, касающиеся Европы. Появилась вероятность проигрыша немцами войны. Только за май немецкий флот потерял в общей сложности 43 подводные лодки. В Северной Африке фельдмаршал Эрвин Роммель столкнулся с трудностями снабжения. Гитлер метался между военной резиденцией «Вольфшанце» («Волчье логово») в дремучем Горлицком лесу и своей горной резиденцией в Южной Баварии Бергоф, в поисках так необходимой ему на данный момент победы. При изучении военных карт его внимание привлекла длинная линия на Восточном фронте. Это была территория, простирающаяся на север от Белгорода, к северо-западу от Харькова, недалеко от Орла. В центре этой линии имелся курский выступ, или клин. Сам Курск был крупным индустриальным центром с угольной, металлургической и машиностроительной промышленностью. Разведка донесла Гитлеру о скоплении в этой точке мощных оборонительных сил русских, выступ был буквально заполнен советскими войсками. По словам фон Манштейна, «этот клин просто напрашивался, чтобы быть отрезанным». По мнению немецких стратегов в данной ситуации были возможны два варианта. Первое — нанести русским превентивный удар до того, как они перейдут к наступлению. В другом варианте предлагалось подождать начала советского наступления и нанести контрудар. Второй вариант казался более подходящим. Следовало дождаться начала русской атаки и отступить назад. Дойти до берегов реки Днепр, после чего провести массированную атаку в обход Харькова и ударить во фланг советского наступления. В результате русские попадали в окружение. Но в этом варианте было одно слабое место. Для Гитлера любой намек на отступление, даже с последующей контратакой, был святотатством. Его разум капрала, ставшего верховным главнокомандующим, отказывался воспринимать такое предложение. В то время как он обладал талантом планировать великие наступления, его просто приводило в ярость то, что ненавистные русские орды могут вырвать что-то из его рук. Эта его слабость усиливалась сомнениями и страхом. «Когда я думаю об этой атаке, — признался он Гудериапу,— у меня просто схватывает живот». «Не думайте об этом!» — просто ответил тот. Однако отговорить Гитлера от этой затеи так и не удалось. Его не убедило даже то, что если одновременно начнется задуманное им курское наступление и высадка союзников во Франции, то у немцев не окажется свободных сил залатать эту дыру. Схема операции "Цитадель". Слева - общий план, справа - южный фланг, где действовал "Лейбштандарт" День D первоначально планировался на 1 мая, затем несколько раз переносился и в конце концов был назначен на 5 июля 1943 года. Операция получила кодовое название «Цитадель». Но тут Гитлера поджидала новая опасность. Шифрованный рапорт разведки, составленный старшими офицерами Вермахта, 2 июля попал в руки генерал-лейтенанта М. Ф. Катукова, командира 1-й танковой армии. В рапорте было ни больше ни меньше, как полный план предстоящего наступления, а также дата его начала. Этим русские были обязаны системе «УЛЬТРА» — отряду английской разведки, раскрывшему немецкий шифр. Вдобавок, ценный материал попал в руки немецкого эмигранта и антифашиста Рудольфа Росслера, работавшего под кодовым именем «Люси», который находился в Люцерне и имел непосредственную связь со Ставкой, русским верховным командованием. Это преимущество, равно как и задержка начала операции «Цитадель» позволили русским создать глубокую оборонительную линию фортификационных сооружений и минных полей. Советские войска были усилены еще и получением 6000 бронированных боевых машин. Недели, предшествующие операции «Цитадель», были для «Лейбштандарта» примечательными. Люди Дитриха узнали, что сам он уже не будет принимать участия в курском наступлении. 4 июля он передал командование дивизией бригаденфюреру СС Теодору Вишу, эсэсовцу высокого ранга, которому недавно исполнилось тридцать лет. «Зепп» Дитрих должен был принять командование над 1-м танковым корпусом СС. Это назначение происходило из желания Гиммлера усилить свою власть и влияние путем дальнейшего расширения Waffen-SS. Рейхсфюрер СС настоял на том, чтобы новые силы черпались из «Гитлерюгенда». И по этому вопросу вскоре открылась дискуссия между рейхюгендфюрером Артуром Аксманном и вождями СС. Было решено, что «Лейбштандарт» и бронетанково-гренадерская дивизия СС «Гитлерюгенд» (позже 12-я бронетанковая дивизия СС «Гитлерюгенд») образуют 1-й танковый корпус СС, в то время, как корпус Хауссера понизится до 2-го танкового корпуса СС. «Лейбштандарт» должен будет предоставить офицеров и старший унтер-офицерский состав. Что касается Дитриха, то для него было даже введено совершенно новое звание. Он стал обер-группенфюрером СС и танковым генералом Waffen-SS. Это повышение случилось как раз в разгар его личного кризиса. Дитрих, и в этом он был не одинок, учитывая значительное превосходство Советского Союза в людских и материальных ресурсах, пришел к выводу, что безоговорочная победа на востоке просто невозможна. Так как Дитрих был не из тех, кто молчит о своем мнении, его высказывания дошли до Гиммлера. Однако престиж Дитриха был настолько высок, что рейхсфюрер позволил себе только письменное замечание: «Что бы ты ни думал о войне на востоке, мы знаем все лучше тебя... Мы уверены, что русских можно разбить, и мы это сделаем». Что касается «Цитадели», то эта операция представляла собой классические клещи. Двигаясь с севера и юга, клещи должны были замкнуться восточнее Курска. Удар по северному флангу клина должен был нанести генерал Вальтер Модель со своей 9-й армией, состоящей из семи пехотных и восьми бронетанковых и бронетанково-гренадерских дивизий, в то время как по южному флангу должен был ударить генерал Гот со своей 4-й танковой армией. Что же касается бронетанковых сил, то немцы, сильно переоценив свои возможности, сразу же бросили в бой все, что имели. План маршала Жукова сводился к тому, что первоначально русские перейдут к активной обороне. Это заставит неприятеля сделать первый ход. А вот когда немцы вымотаются, последует контрнаступление. В этом плане было задействовано ни больше, ни меньше, как 40% процентов всех пехотных и бронетанковых дивизий. Дополнительно в резерве находилось 50000 человек. Центральный фронт генерала Константина Рокоссовского оборонял северный фланг Курска, в то время как Воронежский фронт генерала Николая Ватутина был ответственным за его южный фланг. Зарывшись в землю, чтобы защититься от обстрела, бойцы "Лейбштандарта" ждут сигнала к началу атаки С приближением даты начала операции «Цитадель» немцы нарастили свои силы: 50 дивизий, в общей сложности насчитывающих 900000 человек и двадцать дивизий в резерве, плюс 2700 танков, среди которых были «Тигры» и «Пантеры». В своем наступлении на выступ советских войск, танковый корпус СС, являясь частью 4-й танковой армии, в которой насчитывалось 343 танка, должен был прорвать первый пояс советской обороны в районе деревень Березово и Садейное. В Березове бронетанковые гренадеры должны были следовать за отрядами огнеметчиков. Далее, между деревнями Яковлево и Лучки, располагался второй пояс обороны. На северо-востоке находилась 167-я пехотная дивизия, являвшаяся частью корпуса СС. В ее задачу входила оборона левого фланга. Kopпуc был. как сжатая пружина. Один из бойцов «Лейбштандарта» писал: «Из соображений секретности нам было запрещено передвигаться в дневное время, и можешь себе представить, как это трудно, но теперь время ожидания прошло... Снаружи командного бункера чертовски холодно. Черные тучи покрыли небо и льет дождь... Только что началась артподготовка. Даже здесь, глубоко под землей, я слышу ее мощь». Летом рассвет наступает очень рано, поэтому операция «Цитадель» началась уже в 3:30 5 июля 1943 года. По расчетам она должна была продлиться до шести часов. Другой боец «Лейбштандарта» пишет в своем дневнике: «Я увидел, как наш ведущий «Тигр» взревел и почти исчез в странной серебристо-серой траве, которой было покрыто поле. Наша минная команда отмечала мины Иванов, ложась рядом с ними, таким образом они своими телами обозначали проход. По всему полю были выставлены тысячи мин». Первые оборонительные рубежи пали довольно легко, и «Лейбштандарт» бодро продвигался вперед, окружая и сметая со своего пути неприятеля. Но это продолжалось недолго. Очень скоро в полную силу заработала тяжелая артиллерия русских и начала взрываться густая минная сеть. Этот день одинаково принадлежал как танкистам, так и пехоте. Впереди оберштурмфюрер СС Михаэль Витман, сидя в башне своего «Тигра», имеющего экипаж из пяти человек, столкнулся с группой советских Т-34 со взводом поддержки. О боевом духе, не говоря уж о самонадеянности, может сказать тот факт, что около «Тигров» внезапно появился генерал-майор Виш и один из командиров поприветствовал его криком: «Вперед на Курск!». К концу дня Витман заявил, что уничтожил восемь советских танков и смял семь противотанковых орудий. И этим его подвиги не ограничивались. Почти через час после того, как его «Тигр» раздавил противотанковое орудие, потрескивающие наушники Витмана сообщили, что взвод из роты Вендорфа попал в тяжелое положение. Сейчас же его «Тигр» смял разбитую плшку и тут же натолкнулся на еще одно советское противотанковое орудие. Ребята Вендорфа были окружены группой советских Т-34, которые уже подбили один «Тигр». Витман с готовностью бросился на помощь Вендорфу. Три Т-34 были подбиты. Дневным результатом было восемь вражеских танков и семь противотанковых орудий. Нет никакого сомнения в том, что все эсэсовцы в этот день испытывали подобный порыв. Штурман СС Гюнтер Борхер записал в этот день в своем дневнике: «Я числюсь в команде огнеметчиков, и мы идем впереди роты. Это чистое самоубийство. Прежде чем открыть огонь, мы должны подойти к русским на 30 метров. Настало время написать последнее желание и завещание». Пехотинцы должны были пересечь минные поля и ворваться в окопы противника, защищенные не только минными полями, но и колючей проволокой. После этого следовала рукопашная схватка с применением гранат, пистолетов, карабинов, штыков, а иногда и шанцевого инструмента, которым разбивали черепа противника. Что касается плотности минных полей, то немецкие саперы обезвреживали до 40000 мин вдень. В первую половину второго дня операции «Цитадель» продвижение «Лсйбштандарта» замедлилось из-за плохой погоды. Внезапно выскакивающие танки Красной армии постоянно проводили контратаки и сметали команды огнеметчиков. Запись в журнале высшего командования за 6 июля нельзя назвать оптимистической: элемент неожиданности достигнут не был, и заметного прорыва фронта не получилось. А это означало, что оба фланга корпуса СС оказались открыты для советских ударов. Правда, в том же боевом журнале записано, что за 8 июля немцы уничтожили 400 русских танков, но чуть ниже отмечено, что в корпусе СС из 400 пантер в действии осталось только 200. Многие бойцы танковых экипажей приняли здесь свой первый бой и, в ужасе побросав машины, искали укрытие в окопах от испепеляющего огня противника. Но главная ошибка скрывалась в самой организации танковой армии. «Тигры», несмотря на свою защиту и сильное вооружение, состоящее из 88-мм пушек, были гигантскими левиафанами, скорость которых на пересеченной местности достигала всего 19 км/час, а оперативное действие простиралось всего на 96 километров. «Фердинанды», противотанковые самоходные орудия, хотя и обладали толстой броней, имели слишком слабые подвески, которые часто ломались и делали их неподвижными целями, похожими на Голиафов. Но самый большой шок немцы испытали от самих Т-34. Немецкие танкисты отмечали их необычную, в сравнении с «Тиграми» и другими советскими танками, маневренность, высокую даже на подъеме скорость. Большим преимуществом для русских являлось и то, что Т-34 являлись продуктом массового серийного производства в результате чего их потерн были не такими болезненными, как потери «Тигров». По крайней мере, такое положение, судя по всему, сложилось во время курской битвы: боевой журнал немецкого верховного командования говорит о потере 663 советских танков, что намного превышает потери немцев. Однако советские потери были восполнимы, в то время как немцы не имели возможности быстрой замены вышедших из строя боевых машин. Атака «Лейбштандарта» в северо-восточном направлении вдоль дороги Тетеревино – Прохоровка, к юго-востоку от реки Псел, достигла впечатляющего результата. Оберштурмфюрер СС Рудольф Риббентроп, сын немецкого министра иностранных дел и командир 6-й роты 1-го танкового полка СС, продвигаясь между Прохоровкой и Тетеревино столкнулся со 154 советскими танками и батальоном пехоты. На участке фронта длиной в 180 метров его команда потеряла три из семи машин. Однако они сумели сделать брешь в советской обороне и открыть путь на Обоянь, которая лежала в 60 километрах от Курска. И все же взятие Прохоровки, лежащей на юго-восток от Курска, оказалось невозможным как из-за сильного сопротивления русских, так и из-за моря грязи, образованного идущими проливными дождями. На южном направлении советская 5-я гвардейская танковая армия организовала яростную атаку. Атака была направлена на 3-й бронетанковый корпус, входящий в армейскую группу Kempf, которая играла жизненно важную роль в защите правого фланга Хауссера. Однако атака не достигла результата. 10 июля советский Воронежский фронт, насчитывающий 10 корпусов, перешел к обороне. В долине к югу от Курска две мощные танковые армии разворачивались, готовясь к крупнейшей в истории танковой битве. Двумя днями позже в 4 часа утра командующий советской 5-й танковой армией генерал-лейтенант Павел Ротмистров обрушился на «Лейбштандарт». Был уничтожен целый полк советских Т-34. Главное столкновение, за которым Ротмистров наблюдал с вершины холма, произошло перед Прохоровной. Позже он писал: «Танки двигались по степи небольшими группами, ища укрытия в небольших рощицах и зарослях кустарника. Гром орудий слился в сплошной мощный рев. Советские танки на полной скорости ударили по немецким формированиям и прорвали танковый щит. Т-34 атаковали «Тигров» с чрезвычайно близкой дистанции, лишая их преимущества в броне и мощи орудий... Очень часто после того, как танк был подбит, взрывались его боезапас и топливные баки и в небо на несколько метров поднимался огненный столб... Вскоре от горящих обломков небо закрыла плотная черная пелена дыма. На черной выжженной земле факелами горели развороченные танки». Ротмистров мог бы добавить, что горящие в степи ганки были и советские, и немецкие. Так как все перемешалось, то яростный артиллерийский огонь подчас бил по своим. Теоретики танковой войны считают, что танки следует использовать на слабых участках противника, но никак не атаковать ими танки противника. Но в той ситуации учебники были преданы забвению. Вместе с этим провалилась и концепция блицкрига как глубокого прорыва с обходом укрепленных позиций. Блицкриг был мертв, равно как и операция «Цитадель». Немцы потеряли около 70000 убитыми и ранеными, потеряли 3000 танков, 1000 орудий и множество прочей боевой техники. Советские потери были также очень внушительны. В Москве журналисты толпами ожидали новостей, и газеты выходили с кричащими заголовками. Самым памятным из них был: «Тигры горят!» После войны Гудериан размышлял: «Бронетанковые соединения, с такими усилиями переформированные и перевооруженные, понесли тяжелые потери как в личном составе, так и в технике и на долгое время вышли из строя. С этого момента возможность их восстановления для защиты Восточного фронта или использования на Западном для противостояния грядущей высадке союзников стояла под вопросом. Нет смысла говорить о том, что русские полностью использовали преимущества своей победы». Больше на Восточном фронте периодов затишья не было. Теперь не оставалось ни малейшего сомнения, что советские войска инициативу в свои руки. На востоке немцы перестали быть молотом и превратились в наковальню. Смотрите также: "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер": от подразделения охраны до 1-й танковой дивизии СС. Часть 1 "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер": от подразделения охраны до 1-й танковой дивизии СС. Часть 3 Факт
Источник: http://war20.ru/article/2 © Портал "Войны XX века"ьф Гитлер": от подразделения охраны до 1-й танковой дивизии СС. Часть 2 «ЛЕЙБШТАНДАРТ» ВО ФРАНЦИИ Все подразделения Waffen-SS, включая
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: О роли боевого опыта прошлых войн.

Сообщение гришу » 05 июн 2017, 02:57

Тут ещё много чего
http://valerikon01.blogspot.com/2012/12/blog-post_6553.html

Дивизия СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер"
С марта 1933 года по май 1945 года "Лейбштандарт Адольф Гитлер" вырос из группы телохранителей фюрера числом 120 человек в 1-ю танковую дивизию войск СС, чрезвычайно многочисленное и очень мощное 20-ти тысячное соединения. Оснащенное самым современным оружием, которое только могла произвести германская промышленность, оно возглавлялось одними из самых сложных и противоречивых фигур германской военной истории, такими, как оберфюрер СС Курт Майер, по прозвищу Танк (Panzer), оберштурмбанфюрер СС Иоахим (Йохен) Пайпер и оберштурмбанфюрер СС Макс Вюнше. Но человеком, сделавшим больше других для воспитания характера «Лейбштандарта» был его первый командир Йозеф (Зепп) Дитрих. Один из первых членов СС, он был шофером и телохранителем Гитлера и вырос до командующего танковой армией. Первоначально «Лейбштандарт» носил черную униформу «общих СС» с эмблемой в виде «мертвой головы» на головных уборах.
На восточном фронте
1941-1942
К началу операции «Барбаросса» в июне 1941 года ЛАГ по своей численности уже был дивизией, но не по наименованию (хотя в сентябре 1941 года он стал неофициально именоваться дивизией ЛССАГ, а к концу года был официально переименован).
Войска СС были распределены между различными армейскими командованиями. Фельдмаршал Герд фон Рундштедт, командующий группой армий «Юг», получил «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» и дивизию «Викинг», которые вошли в состав 1-й танковой группы генерала Эвальда фон Клейста.
С июля по ноябрь 1941 года «Лейбштандарт» без передышки сражался, наступая от польской границы к Херсону на Черном море, а затем вдоль побережья Азовского моря к Ростову-на-Дону.
В середине ноября, когда большая часть III танкового корпуса догнала авангардные части, начался штурм Ростова. Взятие этого важного узла коммуникаций дивизией «Лейбштандарт» было обеспечено, когда она захватила важный мост через реку Дон. Советские саперы заминировали железнодорожный мост подрывными зарядами, но он все еще оставался целым, хотя неизбежность его разрушения была предопределена русскими.
Увидев локомотив, стоявший у моста под парами, гауптштурмфюрер СС Шприпгер, командир 3-й роты танково-гренадерского полка СС дивизии «Лейбштандарт», приказал своим людям открыть огонь из всего имеющегося оружия, чтобы прострелить котлы и выпустить наружу пар, находившийся под высоким давлением. Произведенное таким образом смятение создало прикрытие для штурма. Шпрингер и его люди бросились снимать подрывные заряды, обеспечив сохранность моста.
.
Впервые отброшенные назад
Однако советское зимнее контрнаступление отбросило ЛАГ из города назад за реку Миус, не уничтожив дивизию, но нанеся ей поражение. Отличие в тяжелых боях на Восточном фронте снискало «Лейбштандарту» большое уважение армейских коллег за его боевые
качества, но жестокость его солдат также нашла свое выражение в росте количества совершенных ими преступлений.
Месть была главным мотивом для зверств: в апреле 1942 года за три дня бойцы «Лейбштандарта» уничтожили 4000 советских военнопленных в ответ на убийство шестерых своих товарищей
Харьков и Курск
1943 г.
В июне 1942 года потрепанный "Лейбштандарт" был выведен во Францию .Здесь он частично был
перевооружен бронетехникой и получил обозначения танково-гренадерской дивизии.
В таком новом качестве он вернулся в Россию в январе 1943 года, войдя в состав XXXXVHI танкового корпуса из группы армий «Юг» фельдмаршала фон Манштейна. В феврале 1943 года после разгрома немцев под Сталинградом ЛАГ сыграл важную роль в битве за Харьков.
По поводу этого сражения, ставшего последней крупной победой Германии на Восточном фронте, Йозеф Геббельс отметил в своем дневнике, что Гитлер «был особенно счастлив, что действия «Лейбштандарта направлялись Зеппом Дитрихом. Этот человек имел на своем счету лично им совершенные геройские подвиги».
«Лейбштандарт» входил в состав южной части клещей, пытавшихся в июле 1943 года «откусить» Курский выступ. Оставив позади Белгород, он достиг
Тетеревино, прежде чем был вынужден отступать. В интенсивных боях дивизия вывела из строя около 500 советских танков.От обороны под Курском советские войска перешли к развертыванию широкомасштабного летнего и зимнего наступлений.
После того как «Лейбштандарт» был остановлен яростным советским сопротивлением под Курском, его отправили в Италию. Перевооруженный и переименованный как полноценная танковая дивизия, ЛАГ был снова брошен спасать ситуацию на разваливающемся Восточном фронте.
ЛАГ сыграл значительную роль в освобождении группировки, окруженной советскими войсками в Черкасском котле, где оказалось 50 000 немцев, включая дивизию СС «Викинг». Около 35 000 уцелевших смогли вырваться и встретиться с передовыми постами «Лейбштандарта»

Ну и много дальше http://valerikon01.blogspot.com/2012/12/blog-post_6553.html
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: О роли боевого опыта прошлых войн.

Сообщение старый лис » 05 июн 2017, 12:06

Это к вопросу почему мы победили , 13 октября один из самых тяжелых дней в истории нашей Родины , кто то собрав шмотки драпал из Москвы , а победили мы потому ,что другие сжав зубы , стали драться насмерть , а трусов ,паникеров и предателей ставили к стенке .И героев стало большинство.
Давно знал про 238 дивизию , которая в одиночку дралась с немецким армейским корпусом , и вышла в этой борьбе победителем , давно хотел выложить этот документ , где прекрасно видно кто организовал оборону Тулы , очень быстро про это забыли ,к тому же комдив мой земляк и однофамилец Бориса

НАЧАЛЬНИКУ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА Маршалу Советского Союза т. ШАПОШНИКОВУ
Доношу о мероприятиях, принятых мною по обороне г. Тула:
1. Организован штаб обороны, руководство обороной взял на себя.
Комиссар обороны — секретарь Обкома ВКП(б) тов. Жаворонков.
Начальник штаба обороны — полковник Махлиновский (начальник штаба 238 сд).
2. Вокруг города приступили к отрывке окопов, противотанковых рвов и эскарпов, создавая круговую оборону. Внутри города создаются шесть укрепленных линий: строятся баррикады, противотанковые заборы, противотанковые ежи, подготовка к минированию улиц, угловые каменные здания и подвальные помещения приспособляются к упорной обороне (все это проводится жителями города под моим руководством).
3. Город распределен на боевые оборонительные участки, во главе каждого назначен командир участка из секретарей райкомов, при которых организованы штабы управления.
4. Из коммунистов, комсомольцев и лучших беспартийных созданы оборонные отряды, во главе которых назначены командиры из секретарей парторганизаций. Все боевые отряды распределены по районам обороны.
5. Подготовляются танкоистребители из коммунистов по борьбе с танками внутри города гранатами и бутылками с горючей жидкостью.
6. Внутри города усилены посты и патрули. Организована проверка бдительности постов днем и ночью органами милиции, НКВД и работниками Обкома.
7. На всех входящих дорогах в г. Тула выставлены караулы 3—5 человек для проверки входящих лиц в город.
8. На путях к фронту из частей дивизии выставлены заслоны, которые объединяют всех одиночек и мелкие группы красноармейцев и командиров, движущихся с линии фронта из разрозненных частей 43-й и 49-й армий, которые объединяются в группы и направляются на сборный пункт для формирования подразделений и посылки их на передовые позиции по обороне г. Тула.
Прощу утвердить намеченные и проводимые мероприятия и разрешить:
1. Объявить город на осадном положении.
2. Запретить гражданам двигаться в сторону фронта и, особенно, через оборонительный участок дивизии.
3. Получить необходимое вооружение на заводах г. Тула для до-вооружения вновь организованных подразделений (до 5000) и использовать их на оборону Тулы.
4. Представителем Генерального штаба подполковником Костиным приданы для усиления дивизии прибывшие с фронта и разрозненные 167 ап, 137-я транспортная рота и рота регулирования.
5. Прошу разрешить присоединять к разведывательному батальону дивизии двигающиеся с фронта отдельные бронемашины, танкетки и танки, так как в разведывательном батальоне
до сего времени не имеется штатных 16 танков и 10 бронемашин, без которых развед. деятельность бездействует.
Прошу с делегатом связи дать указания по вышеуказанным вопросам.
Командир 238 сд полковник
КОРОТКОВ
Военный комиссар 238 сд ст. бат. комиссар
ГРУДАНОВ
Начальник штаба 238 сд
полковник
МАХЛИНОВСКИЙ
13 октября 1941 г.
№ 01304
Тула

238-я стрелковая дивизия полковника Короткова , гордо стоит в одном ряду с самыми героическими частями Красной Армии защитившими Москву , с 316 Панфиловской дивизией ставшей 8 гвардейской , 78 сд Белобородова ставшей 9 гвардейской дивизией , 4 тбр Катукова ставшей 1 гв.тбр , 1го и 2 го гвардейских корпусов Белова и Доватора
Дивизия добилась выдающихся воинских успехов в Битве под Москвой , защищая Тулу , а потом Алексин , став в результате боев Краснознаменной и 30й гвардейской сд

полковник Коротков Геннадий Петрович , мой земляк Родился 24 июля 1898 года в селе Гаврилов-Ям Ярославского уезда Ярославской губернии.
стал в дальнейшем начальником штаба , а потом и командующим армией , получил звание генерал лейтенанта.
старый лис
 
Сообщения: 326
Зарегистрирован: 21 июл 2016, 01:30

Re: О роли боевого опыта прошлых войн.

Сообщение гришу » 05 июн 2017, 15:30


ОВСЯННИКОВ Александр Данилович,

Орден Отечественной войны I степени
Сев. Донец Южнее Белгорода
За пять дней 186 танков :roll:
Орден Красного Знамени
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: О роли боевого опыта прошлых войн.

Сообщение Dvu.ru-shnik » 05 июн 2017, 15:43

Добавлю ещё юмора и комизма в этот материал.
В ходе обороны г. Тула использовались противотанковые и противопехотные мины, которые производили на оборудовании предприятия, до войны выпекавшего знаменитые тульские пряники.
Тротил заливался в формы тех самых тульских пряников, в связи с этим на поверхности зарядов красовалась надпись "Пряник тульский медовый (смородиновый, мятный...)" :lol:
Это был юморок, основанный на правде.
Теперь немного такого же правдивого комизма.
За весь период обороны лишь один немецкий лёгкий танк смог прорваться на окраину г. Тула.
Это был танк разведывательного дозора. Он выскочил на окраину города, проехал по одной из улиц и вырвался на заснеженный перекрёсток, где решил занять позицию сбоку, там где была пустая площадка (повидимому, оставшаяся после сноса какого-то дома).
Печальней участи танкисты себе придумать не могли...
Танк съехал с дороги на ровную площадку и провалился полностью в скрытую снегом выгребную яму общественного туалета, который незадолго до этого действительно снесли. Вобщем, танк выскочил на пол бывшего туалета, проломил его и нырнул с головой в то, что по нашей привычке откладывать на потом так и не выгребли из ямы...
Ужасно постыдная смерть для доблестных тевтонских воинов... :lol:
Лишь одно может смягчить их души - они почти повторили ледового побоища ;)
Наш народ не сотрёшь в порошок,
Его можно стереть только в порох

(Ильяс Аутов)
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 7920
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: О роли боевого опыта прошлых войн.

Сообщение гришу » 05 июн 2017, 16:25

За весь период обороны лишь один немецкий лёгкий танк смог прорваться на окраину г. Тула.
Это был танк разведывательного дозора. Он выскочил на окраину города, проехал по одной из улиц и вырвался на заснеженный перекрёсток, где решил занять позицию сбоку, там где была пустая площадка (повидимому, оставшаяся после сноса какого-то дома)

Всё не так, там на кладбище движуха была..

В каждом сражении есть ключевой эпизод, который влияет на весь его ход, склоняя чашу весов в чью-то сторону. В обороне Тулы таким эпизодом, без сомнения был подвиг лейтенанта Григория Волнянского и его товарищей.
Южная окраина Тулы, бывший Механический переулок. С 1972 года это улица Волнянского. Именно в этих местах осенью 1941 года проходил передний край обороны Тулы. Здесь и стоял расчет передового противотанкового заслона под командованием лейтенанта Григория Волнянского и политрука Михаила Сизова.

Захватить город с оружейными заводами, которые можно было запустить в кратчайший срок, немцы поначалу собирались пятью машинами пехоты и дюжиной танков, заехав сюда "с ходу", на грузовиках.

Весь расчет состоял из двух орудий - слева от Орловского шоссе стояла зенитка под командованием Михаила Сизова, справа - под командованием Григория Волнянского. Еще два орудия стояли сзади. Предполагалось, что они понадобятся для противовоздушной обороны, но так получилось, что в ходе боя, когда передовые пушки были разбиты, пришлось выкатывать их на замену.

Первая атака была отбита, немцы отошли, оставив восемь подбитых танков. Но не успели бойцы докурить "козьи ножки", как атаки возобновились. Танкисты Гудериана маневрировали, прятались за стенами кирпичного завода, пытались обойти упрямую батарею... Зенитчикам порой приходилось под огнем разворачивать свои пушки на 90 градусов.

Гитлеровцам не удалось преодолеть это, казалось бы, потешное препятствие, ведь со стороны Орловского шоссе атака велась силами до 50 танков - против двух зенитных расчетов. Практически все зенитчики были ранены, многие убиты. Политрук Сизов на время потерял слух, во время второй атаки гитлеровцев погиб лейтенант Волнянский, и Сизов принял командование батареей.

Наверное, подвиг расчета Волнянского достоин быть отмечен большим, чем название одной малозаметной улицы. Однако в городе-герое Тула места для памятника этим солдатам пока не находится. Хотя памятник Волнянскому есть. Вот только установлен он под Воронежем, на территории расквартированного там 108-го тульского зенитно-ракетного полка противовоздушной обороны.

Куда дошли немцы
В Туле к середине октября 1941 года находились 156-й полк НКВД (Народный комиссариат внутренних дел), охраняющий оборонные заводы, истребительные батальоны из рабочих и служащих, 732-й зенитно-артиллерийский полк, 50-я армия под командованием генерал-майора Ермакова. В город перебросили 34-й пограничный полк, который охранял тылы Брянского фронта.
В начале октября в Тулу с фронта в поврежденном состоянии прибыл бронепоезд №16. За 10 дней в паровозном депо его отремонтировали и выпустили на передовую:

29 октября наши головные танковые подразделения достигли пункта, отстоящего в 4 км от Тулы. Попытка захватить город с ходу натолкнулась на сильную противотанковую и противовоздушную оборону и окончилась провалом, причем мы понесли значительные потери в танках и офицерском составе», - писал Гудериан в своей книге «Воспоминания солдата».
30 октября немцы предприняли четыре попытки захватить Тулу.
7.30. Попытка двинуться на Тулу не удалась. Тульский Рабочий полк оборонялся в районе Рогожинского поселка.
10.00. Немцам удалось занять Рогожинский поселок и выйти к южной ограде Всехсвятского кладбища и к району ликероводочного завода.
13.00. Продвинуться дальше немцам не удалось.
16.00. Новая атака - и снова неудача.
За день был уничтожен 31 немецкий танк (а 31 октября - еще 34 танка),
7 ноября, к празднику, были освобождены Рогожинский поселок и ряд населенных пунктов.
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: О роли боевого опыта прошлых войн.

Сообщение Dvu.ru-shnik » 05 июн 2017, 16:42

Серёга, читай внимательно то, что я написал...
За весь период обороны лишь один немецкий лёгкий танк смог прорваться на окраину г. Тула.

Через заслон Волнянского танки не прорвались...
Рогожинский посёлок и ряд населённых пунктов - это ещё не Тула.
Кстати, именно бойцы Тульского рабочего полка угощали немцев "Тульскми пряниками" военной формации с тротиловой начинкой ...
Наш народ не сотрёшь в порошок,
Его можно стереть только в порох

(Ильяс Аутов)
Аватара пользователя
Dvu.ru-shnik
 
Сообщения: 7920
Зарегистрирован: 08 янв 2012, 17:46

Re: О роли боевого опыта прошлых войн.

Сообщение гришу » 05 июн 2017, 16:52

А что можно узнать про моряков в обороне ТУЛЫ? Просто или действительно были :arrow:

По улице Тимирязева проходил один из участков обороны Тулы, который удерживал Тульский рабочий полк. В этом районе проходили бои.
Стена Всехсвятского кладбища, находящегося чуть ниже по улице, использовалась в качестве оборонительного сооружения. В ней были пробиты бойницы для ведения огня. Колокольня церкви использовалась как наблюдательный пункт для корректировки артиллерийского огня.

На территории самого кладбища находится "Стела павшим в Великой отечественной войне".

http://kotklad.ru/viewtopic.php?f=56&t=159
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: О роли боевого опыта прошлых войн.

Сообщение гришу » 05 июн 2017, 18:43

Да! оборона Москвы чё- то сильно распиарино... Тула "Город - герой ! И Москва - город - "Герой...

Генерал-майор Анатолий Петрович Горшков
Служил на Дальнем Востоке рядовым пограничником, курсантом, командиром на погранзаставах. 23 октября 1941 года утвержден командиром Тульского Рабочего полка, за 4 дня сформировал полк и командовал тульскими ополченцами почти все дни обороны города. 25 ноября 1941 года сдал полк новому командиру и вернулся в областное управление НКВД. В 1966 году Горшкову было присвоено звание «Почетный гражданин города Тулы». Умер Анатолий Петрович в Москве 29 декабря 1985 года.
От Белева до Пластово (7.11–12.11.41) http://mirror7.ru.indbooks.in/?p=324898
Обязанности военного коменданта Белева были 6 ноября переданы командиру 1-го дивизиона 67-го артиллерийского полка 67-й дивизии майору Штрубе. Одна батарея этого дивизиона была отправлена на фронт, из трех батарей тяжелой артиллерии, приданных 31-й дивизии для боев под Тулой. Две другие тяжелые батареи должны были отправиться следом, как только погодные условия сделают возможным дальнейшее продвижение. Эта вынужденная задержка с отправкой батарей тяжелой артиллерии на фронт, вызванная обстоятельствами непреодолимой силы, нанесла значительный ущерб огневой мощи дивизии.

Подготовка к выступлению 82-го полка из Белева была проведена с большой тщательностью, чтобы наша часть соответствовала требованиям дорог, погоды и снабжения продовольствием, которые могли возникнуть во время переходов. Районы по обе стороны пути следования были уже использованы прошедшими здесь ранее частями 31-й дивизии для своего снабжения и поэтому не могли служить 82-му полку его источниками. Мы вышли из Белева с недельным запасом продовольствия и фуража. Путь следования выбирали с таким расчетом, чтобы максимально щадить личный состав. В ночные часы он должен был полноценно отдыхать. Следовательно, размещать подразделения не следовало слишком скученно. Однако для того, чтобы разместить полк на большей территории, надо было найти соответствующее число деревень.


Командующий 50-й армией генерал Иван Васильевич Болдин (1892-1965)
Призван на военную службу в русскую армию в 1914 году. В 1917 году избирался членом полкового и дивизионного комитетов. Прошел в рядах Советской Армии путь от солдата до генерала, участвовал в первой мировой, гражданской и Великой Отечественной войнах. 45 дней провел во вражеском тылу. Участвовал в героической обороне Тулы, в освобождении Калуги, Могилева, Кенигсберга. После войны был заместителем командующего Киевским военным округом. Умер и похоронен в Киеве.

Павел Алексеевич Белов (1897 – 1962)
одился в городе Шуя ныне Ивановской области. Советский военачальник, генерал–полковник, Герой Советского Союза. На военной службе с 1918 г. С июля 1919 г. участвовал в гражданской войне, командовал кавалерийским взводом, эскадроном, был помощником комполка. В марте 1941 г. назначен командиром кавалерийского корпуса, который с начала Великой Отечественной войны участвовал в боях на Южном фронте, особенно отличился в оборонительных боях под Тулой. За отличие в сражениях летом и осенью 1941 года 2-й корпус был удостоен звания гвардейского. Умер в 1962 году в Москве.
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: О роли боевого опыта прошлых войн.

Сообщение гришу » 05 июн 2017, 18:53

Лишь одно может смягчить их души - они почти повторили ледового побоища

Межу прочим Чудское озеро носит название от ЧУДИ ! - эстонцы..
А КРЕСТО носцев там порядка 60 только, было в плен взято а "чуди без счёта убиты были...
Ушёл в себя. Вернусь не скоро…
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 10894
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Пред.След.

Вернуться в Военная история

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron