Fifty Shades of RED

Темы по военной истории

Fifty Shades of RED

Сообщение g.A.Mauzer » 10 ноя 2014, 21:39

Всем доброго времени суток!

Идея открыть тему с переводами зарубежной военно-исторической литературы, периодики и т.д. была у меня давно. За бугром издаётся немало всего интересного, особенно, по военно-заклёпочной части, но взяться за обработку этого благолепия всё как-то не доходили руки.

Всё-таки взяться за эту работу меня подтолкнула нынешняя агрессивная - довольно самоуверенная, слишком самоуверенная риторика политиков и военных Запада (и, в частности, Западэнщины). Которая, надо сказать, мало изменилась со времён ещё той холодной войны.

Так что, образ из кошмара натовца тридцатилетней давности – «красный, вид в окуляр прицела» - снова становится актуальным. Актуальным, в том числе, и для нас – всё ж таки, как не поинтересоваться, каким тебя представляет «заклятый друг». Вот мы и посмотрим, на материалах зарубежной военной литературы о «красных».

В этой теме будут публиковаться, по мере готовности, переводные материалы из англо- и немецкоязычной литературы, посвящённые ВС СССР, ОВД, Китая и всех прочих ‘the Reds’ и иже с ними в исторических рамках 1945-1991 гг. – от окончания Второй мировой до окончания Первой иракской. А начнём разбор полётов мы со знаковой книжицы Стивена нашего Залоги 1989 года издания.

(кликабельно)


Для начала, who is mr. Zaloga? Профиль автора на сайте издательства Osprey Publishing утверждает следующее:

Steven J. Zaloga received his BA in History from Union College and his MA from Columbia University. He has worked as an analyst in the aerospace industry for over two decades, covering missile systems and the international arms trade, and has served with the Institute for Defense Analyses, a federal think tank. He is the author of numerous books on military technology and military history, with an accent on the US Army in World War II as well as Russia and the former Soviet Union.


То бишь: человек с двумя высшими (бакалавр, магистр) историческими образованиями, аналитик в области аэрокосмической техники, ракетных систем и международного рынка оружия, бывший сотрудник американского Института оборонного анализа, автор множества книг по военной истории и военной технике, специализируется на истории участия американской армии во Второй мировой войне и военно-технической истории СССР/России/постсоветского пространства. Короче, специалист по теме.

Первоначально я хотел сам подробно разобрать эту книженцию по запчастям, вплоть до винтиков, но передумал – всё-таки, на анализ такого объёмного материала мне не хватит ни терпения, ни, главное, квалификации в специфических военных вопросах. Тут я рассчитываю на помощь наших специалистов-практиков – Евген Евгеныча, Бориса Викторыча и Сан Саныча. От себя о книге скажу вот что:

1) Как читатель – фактический материал книги, по нынешним временам, капитально устарел – это раз, и содержит очень много откровенных домыслов – это два.
2) Как переводчик – книга написана очень однообразно, если не сказать, монотонно, и скучно, например, по сравнению с нашими ДОСААФовскими изданиями для молодёжи. Но я, честно сказать, не великий знаток англицкой мовы – может быть, по-ихнему так и надо.
3) Как «рядовой информационной войны» - книга, хотя и устарела по самой фактировке, очень характерна с точки зрения интерпретаций фактов и пропагандистского уклона.

Теперь – о технических особенностях перевода:

1) Содержательная часть текста даётся здесь полностью.
2) Во избежание всяческих разночтений, натовские условные обозначения советской военной техники и вооружения заменены родными (например, SO-122 на 2С1 «Гвоздика»); собственные названия зарубежной техники даны в традиционной транслитерации («Абрамс», «Челленджер» и т.д.); буквенно-цифровые обозначения зарубежной техники оставлены без изменений (IPM-1 «Абрамс», а не ИПМ-1 «Абрамс»); аббревиатуры расшифрованы и переведены по смыслу.
3) Поскольку фотоматериалы из книги сами по себе ничем не интересны, в отличие от комментариев к ним, здесь приводятся только фото и иллюстрации советской военной техники. Относительно текста они располагаются примерно так же, как и в оригинальной книге.

Итак:
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 2082
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: Fifty Shades of RED

Сообщение g.A.Mauzer » 10 ноя 2014, 21:50

Танковое противостояние в центре Европы: НАТО против ОВД

БОЙ ЗА НОЙШТАДСКУЮ РАЗВЯЗКУ

К 13:20 12 сентября 1-й взвод роты «Д» 2-го батальона 66-го танкового полка занял позиции к востоку от маленького немецкого городка Кильбах. Небольшая американская бронегруппа, которой принадлежали танки М1А2, должна была парировать ожидавшийся советский удар на дорожную развязку в Нойштадте, что находился в пятнадцати километрах за линией фронта.

Перед американцами лежали сельские угодья, сплошь пологие холмы. В четырёх милях перед фронтом, перпендикулярно ему, тянулась цепочка небольших высоток – неплохой трамплин для русских. Первый взвод лейтенанта Тимоти Мэйсона, укомплектованный четырьмя танками «Абрамс» М1А2, располагался в центра боевого порядка роты, образованного ещё тремя взводами. «Абрамсы» были зарыты в землю по самые башни, так что с фронта противник мог видеть только дула их 120-мм пушек.

Мэйсону радировал командир бронегруппы: он напомнил, что поддержка артиллерии будет ограниченной, и предостерёг лейтенанта, чтобы он не принял за врага отходящих к своим разведчиков из бронекавалерийского полка. Примерно в пол-второго танкисты заметили крошечный БПЛА-корректировщик, он промчался над их головами в сторону советских позиций. Батарея самоходок, с которой взаимодействовал беспилотник, развернулась в восемнадцати километрах позади.

Через десять минут к американским позициям неосторожно приблизилась пара советских гусеничных БРМ-1. Мэйсон приказал своим людям не открывать огня, пока цели не будут опознаны наверняка – впрочем, спутать высокую угловатую «Брэдли» с приземистой советской БРМ было невозможно. Последние, очевидно, пытались нащупать главную линию обороны войск НАТО. Мэйсон решил дать им подойти к его позиции на два километра. Он приказал своему заместителю, Карлу Вашингтону, танк которого стоял неподалёку, целиться в левофланговую БРМ; его собственный экипаж взял в перекрестье вторую. Их «Абрамсы» выстрелили почти одновременно, превратив советские машины в жирно чадящие костры – их тонкая броня не могла спасти от танковых пушек. Вскоре в них стали рваться снаряды, и пылающие остовы развалились на части. Тем временем, крошка-беспилотник, похоже, обнаружил приближающиеся вражеские колонны: высматривая уцелевших, танкисты Мэйсона услышали над головами пронзительный свист снарядов своей артиллерии.

Хотя передовые БРМ погибли, не успев сообщить свои последние координаты, это сделали другие, более удачливые разведподразделения, действовавшие перед американским фронтом. За ними, в пяти километрах, следовал 178-й отдельный Гвардейский танковый полк. Его командир, майор Пётр Шуркин, прикинул, с каким противником он может встретиться, и приказал своим подразделениям, всё ещё двигавшимся в походных порядках, развернуться в боевые. В сутолоке манёвра Шуркин не обратил внимания на вражеский беспилотник – но тут по перестраивающемуся полку ударила артиллерия. Могло показаться, что особой опасности нет – снаряды будто бы безвредно взрывались в воздухе, но через несколько секунд на землю обрушился дождь из небольших, с сосновую шишку, бомбочек. Бронебойные суббоеприпасы накрыли построения полка на всю глубину; разрывы были столь часты, что их какофония оглушала, а с земли поднялась целая туча пыли.

Полк Шуркина обстреляли 155-мм улучшенными неядерными боеприпасами (УНБ), каждый из которых нёс по восемьдесят восемь кумулятивных гранат. Эти последние могли пробить лишь несколько сантиметров брони, но крыши танков и не были толще. Шуркин остановил свой танк и выглянул наружу, чтобы оценить ущерб.

Подразделения пришли в беспорядок. Несколько танков пылали, из их пробитых дополнительных бочек вытекал горящий соляр. На других сработали блоки динамической защиты, ранив стоявших в открытых люках командиров соседних машин. На некоторых танках были пробиты тонкие крыши силовых отделений и повреждены двигатели. Полк пришлось остановить. Командиры рот отчитались в течение секунд: обстрел УНБ оказался весьма опустошительным.

Когда полк только выступил, в нём насчитывалось девяносто три Т-80БВ, тридцать шесть БМП-2, три БРМ-1, артдивизион из восемнадцати 122-мм «Гвоздик» и дивизион ПВО – четыре «Стрелы-10» и четыре «Тунгуски». Налёт вывел из строя восемнадцать танков: у них были сорваны гусеницы, пробиты баки или повреждены двигатели, а три или четыре, и вовсе, пылали и угрожали вот-вот взорваться. Большинство повреждённых танков можно было бы вернуть в строй, если бы у Шуркина было время на ремонтные работы. Около сорока танкистов было ранено. Впрочем, мотострелковый батальон понёс ещё большие потери: его угораздило оказаться в самой гуще разрывов. Броня БМП ещё тоньше, чем броня крыши танка; было подбито, по меньшей мере, девять лёгких машин, а некоторые из оставшихся в строю имели множественные пробоины в крыше башни и десантного отсека. Пробивая броню, кумулятивная струя озаряла тёмное, вибрирующее чрево БМП огненной вспышкой, убивая и разрывая в клочья несчастных, которые оказались у неё на пути. Мотострелков, видевших страшную гибель своих товарищей, охватила паника: после такого кровавого зрелища, некоторые отделения бросили свои машины, и командирам рот пришлось потратить много времени, чтобы загнать их обратно - бойцы отказывались лезть внутрь даже под дулами автоматов. Взводы продолжили путь едва ли с половиной своих машин, оставив позади вереницы подбитых. Шуркин распределил уцелевших мотострелков поротно между тремя танковыми батальонами: БМП предстояло следовать за волной атакующих танков.



Т-80БВ Группы советских войск в Германии с установленным на нём полным комплектом блоков контактной динамической защиты. ДЗ снижает эффективность пехотных противотанковых средств в разы, но, в то же время, совершенно бессильна против снарядов танковых пушек.

Против Мэйсона двинулся 2-й батальон 178-го ОГТП капитана Виталия Бурлацкого. Из штатных тридцати одного в батальоне осталось только двадцать два Т-80БВ – чуть более двух рот. Советские танковые роты состояли из командирской машины и трёх взводов по три танка, и, таким образом, были меньше американских, но сейчас русских было впятеро больше. К тому же, Шуркин решил показать американцам их собственный фокус: все восемнадцать 122-мм самоходок были готовы открыть огонь, а последняя БРМ обнаружила позицию Мэйсона и сообщила её координаты.

Сам Мэйсон мог воочию наблюдать результат работы своей артиллерии: над возвышенностью, что была в десяти километрах перед ним, поднимались маслянистые дымы танковых пожарищ, оттуда же изредка доносился грохот взрывающихся боекомплектов. Лейтенант скомандовал боевую тревогу, командиры американских танков захлопнули люки в ожидании вражеского артобстрела. Русские не заставили себя долго ждать, начав артподготовку примерно в пять минут пятого. Советские 122-мм гаубицы были гораздо слабее 155-мм американских и использовали обычные осколочно-фугасные снаряды. После десяти залпов американские танки лишились зенитных пулемётов и навесного оборудования, от антенн остались одни огрызки, но все машины сохранили подвижность и боеспособность. Осколочно-фугасные снаряды против танков малоэффективны.

Вот появились приметы начала атаки: трудно спрятать танки, особенно, несущиеся на всех парах танки, за каждым из которых поднимается многометровый шлейф пыли. Мэйсон запросил у поддерживающей батареи повторный огневой налёт, на этот раз – с использованием боеприпасов дистанционного противотанкового минирования (БДПТМ). Эти последние – из числа тех не особо афишируемых оружейных новинок, которые в силах радикально изменить ситуацию на поле боя. Каждый 155-мм кассетный БДПТМ несёт девять противотанковых мин: кассета раскрывается на заданной высоте, и мины падают на землю поодиночке, уже в снаряженном состоянии; а каждая из них, в свою очередь, может вспороть брюхо любого современного танка. Командир батареи Сид Дворкин пообещал уложить порцию таких снарядов – маловато, чтобы остановить, но достаточно, чтобы задержать русских – в двух с половиной километрах перед позицией Мэйсона.

Капитан Бурлацкий, как и его ротные, был кадровым офицером с опытом службы в Афганистане - впрочем, в решении текущей задачи этот неестественный для танкиста опыт помочь ничем не мог.

Бурлацкий построил свой батальон в типовой боевой порядок – благо, роты, хоть и пообтрепались, но всё-таки имели по шесть машин в линии. Собственный танк комбата чуть поотстал, а в пятистах метрах позади ударного кулака танков шли приданные БМП. Каждая рота имела свой сектор наблюдения за воздушным противником. Вражеские ударные вертолёты, к счастью, не показывались, а, заметив перед фронтом атакующего батальона воздушные разрывы, Бурлацкий подумал, что вражеская артиллерия просто промазала, ещё и намного. Ему не пришло в голову, что направление атаки может быть таким образом заминировано.



Танк с комплексом управляемого вооружения Т-64Б одной из частей ГСВГ. Т-64Б может вести из своей 125-мм пушки огонь как обычными снарядами, так и танковыми управляемыми ракетами 9М112 «Кобра». Антенна управления КУВ находится в броневом коробе перед командирской башенкой. Танки этой модификации имеют также прицел наводчика с увеличенной головкой, который, по-видимому, оснащён улучшенной системой ночного видения.

Сосчитав атакующие советские танки, американцы помрачнели: противник впятеро превосходил по численности. Их собственными козырями были удачная позиция и боевой опыт; отточенное искусство стрельбы должно было перевесить численный перевес русских. По радио Мэйсон приказал экипажам не стрелять, пока враг не приблизится на три тысячи метров. Кто-то из его наводчиков хвастался, что может поразить цель и с большего расстояния – Мэйсон не сомневался в их мастерстве, но Т-80 был крепким орешком. На большой дистанции от него мог срикошетировать даже подкалиберный, а вот пущенный с трёх тысяч БОПС, если бы даже и не уничтожил танк, то уж точно хорошенько наподдал бы ему. Кроме того, Мэйсону не хотелось раскрывать свои позиции раньше времени.

На радиограмму ответил только один из танков взвода – другие два утратили радиоантенны. Советские танки были ещё более, чем в четырёх километрах. Мэйсон подбежал к безмолвствующим танкам и прокричал их командирам: «Стрелять с трёх тысяч, не раньше! Когда пущу дымовые гранаты – делай, как я!» Оба подчинённых покивали: ясно. Потом сержант Джо Пинадо вышел из своего танка, Д-22, и заменил одну из посечённых антенн. Сержант Джерри Марш, командир левофлангового Д-18, принял это за вызов и проделал то же самое. Мэйсона эта их бравада с риском для жизни возмутила, но он закрыл на неё глаза: решил, что подчинённые просто перенервничали и снимают, таким образом, напряжение.

Первая кровь

Если бы советские танкисты были хоть на что-то годны, то они, приближаясь, маневрировали бы между складками местности. Мэйсон не наблюдал ничего подобного ни в боях прошедшей недели, ни сейчас.

Т-80 был весьма резв и мог за минуту проделать километр по пашне. Мэйсон приказал своему наводчику постоянно проверять дальность до передовых вражеских машин. Специалист Тайсон периодически рапортовал: «Три тысячи пятьсот метров, и приближаются… Три тысячи сто метров, и приближаются»…

Первым открыл огонь танк замкомвзвода, Д-21 - Т-80 в середине вражеского строя получил попадание в погон башни, снаряд просто ударил в зазор. Через шесть секунд Д-21 поразил его вторым выстрелом – и на этот раз в «восьмидесятке» произошёл внутренний взрыв; детонация боекомплекта подбросила башню в воздух, словно сковороду. Открыли огонь и остальные три американских танка. Левофланговый Д-18 Марша сжёг два танка первыми же двумя выстрелами. Правофланговый Д-22 Пинадо добился двух попаданий, но без пробитий; решив разделаться с этими двумя подранками позже, он переключился на другие цели. Д-20 самого лейтенанта Мэйсона поджёг первый танк вторым выстрелом, и ещё два – шестью следующими.



Квартет Т-72А одной из советских танковых частей в Чехословакии. Советские танковые взводы состоят из трёх машин, в то время как американские – из четырёх. Предназначение покрытия крыши башни неизвестно, обычно его принимают или за противорадиационный надбой, или за дополнительную бронезащиту против кумулятивных суббоеприпасов артиллерийских кассетных УНБ.

Бурлацкий видел, какую жатву собрали первые же вражеские залпы: несколько его танков разорвало внутренними взрывами, ещё два горели и три – замерли, подбитые. Вражеские машины были в добрых трёх километрах и едва виднелись из окопов, их стволы были так низко над землёй, что при каждом выстреле поднималась целая туча пыли – и точность, с которой они стреляли даже через эту пелену, ужасала капитана. Собственному батальону Бурлацкий приказал не стрелять, пока дистанция не сократится до двух километров – иначе стрельба превратится в пустую трату драгоценных подкалиберных, которых было всего по двенадцать-пятнадцать штук на танк.

Даже не получив приказа, советские танкисты приняли штатные меры маскировки: отстрелили дымовые гранаты и включили термодымовую аппаратуру. Бурлацкий надеялся, что ко времени, когда дымзавеса рассеется, его танки успеют приблизиться к противнику на тысячу метров – на такой короткой дистанции численное преимущество станет неоспоримым. К несчастью, у американцев были тепловизионные прицелы, так что от собственной дымовой завесы русским было больше вреда, чем пользы: они не могли видеть американцев сквозь дым, в то время как американцы видели их.

Наткнуться на минное поле капитан не ожидал. Его танк подорвался одним из первых, мина оказалась под левой гусеницей. Она была установлена на подрыв через секунду после срабатывания, так что танк успел проехать ещё с метр, и взрыв произошёл у него под самым брюхом, зацепив топливный бак и карусель автомата заряжания. Двадцать два выстрела, лежавшие в боеукладке, начали вспыхивать один за другим, как бенгальские огни. Противопожарное оборудование не в силах было справиться с таким возгоранием, а огнеупорной перегородки, как у западных танков, в советском не было. Мгновенно подскочившее давление буквально вышвырнуло Бурлацкого через его люк, а спустя ещё секунду танк №200 взорвался, похоронив двух оставшихся внутри членов экипажа.

За шестьдесят секунд, что прошли с момента открытия огня, взвод Мэйсона выпустил по наступающим русским двадцать подкалиберных снарядов, из которых семнадцать достигли целей. Из этих семнадцати пять срикошетировали или причинили минимальный ущерб, а остальные пробили броню, уничтожив или выведя из строя девять из двадцати двух советских танков. Ещё два погибли на минах, а один, подорвавшись, остался с разорванной гусеницей и потерял подвижность. Уцелевшие десять танков приблизились к противнику на две тысячи метров.

В следующие полминуты, пока русские стреляли через дым, вслепую и без толку, американцы уничтожили ещё три вражеских машины. Семь оставшихся выскочили из пелены в полутора километрах, головной взял на мушку Д-22 Пинадо и выстрелил - снаряд оторвал броневой кожух тепловизионного прицела и тяжело ранил наводчика, Д-22 вышел из строя. Мэйсон отстрелил дымовые гранаты, Вашингтон в Д-21 сделал то же самое, ветром дым разнесло достаточно, чтобы скрыть американские позиции.

Русские, маневрируя на максимальной скорости, сделали ещё несколько выстрелов, но попаданий не добились: их стабилизаторы не годились для стрельбы с ходу на такой скорости и такой поверхности. Один из командиров «восьмидесяток», собравшись с духом, приказал экипажу выстрелить с короткой остановки. Ему удалось поразить Д-18 Марша подкалиберным в левую скулу башни, перед местом заряжающего; пробития не было, но башню развернуло влево и, похоже, заклинило поворотный механизм.

Два оставшихся «Абрамса» принялись стрелять без промахов. В течение минуты, которая у русских ушла на то, чтобы достичь вражеских позиций, они потеряли ещё пять танков. Последние два проскочили через американскую линию, и тогда Д-20 и Д-21 выкатились из окопов. Заметив их за пылью и дымом, русские, наверное, были ошарашены – и тут американцы поразили их выстрелами в корму. Д-20 и Д-21 остались стоять в окружении чадящих остовов.

Вызывая по радио свои подбитые машины, Мэйсон заметил подлетающую ПТУР, пущенную одной из советских БМП – они всё ещё приближались, и сейчас были в полутора тысячах метрах. Сержант Вашингтон приказал своему наводчику стрелять в ответ. Картонные БМП разлетались, как игрушки, и для мотострелковой роты, которая уже потеряла две машины на минном поле, это стало последней каплей – она обратилась в бегство. Вашингтон ещё пытался целиться в бээмпешки, но они скрылись среди горящих танков.

Танк Мэйсона начал сдавать назад, и тут его поразила в лоб башни управляемая ракета «Кобра». В момент взрыва голова лейтенанта торчала из люка, и её крепко зацепило осколком, а самого Мэйсона затолкнуло в башню – повезло ещё, что ударную волну и основную массу осколков приняла на себя пулемётная установка. Ракетой выстрелил тот самый танк, который подорвался на мине и лишился хода. К этому времени башню Д-18 снова заставили вращаться; вместе с Д-21 Вашингтона, они принялись расстреливать подбитые советские машины, и продолжали до тех пор, пока они все не запылали или не разрушились.

Таким образом, 2-й батальон 178-го отдельного Гвардейского танкового полка, атаковавший позиции взвода Мэйсона под Кильбахом, был уничтожен менее чем за шесть минут. Все его двадцать два танка погибли, а из приданной роты БМП уцелели лишь две машины. Т-80, как и большинство советских танков, был весьма пожароопасен (сказывались соседство боеукладки с топливными баками), но противопожарных перегородок не имел – всё это вылилось в тяжёлые потери личного состава. Из шестидесяти шести танкистов, пошедших в атаку, погибли пятьдесят два, а из четырнадцати выживших лишь двое смогли прицепиться к отступающим БМП – остальные, включая капитана Бурлацкого, израненные, лежали на поле боя.

Танки Мэйсона получили три попадания, две машины оказались повреждены, но одну можно было восстановить на месте, и только Д-22 нужно было отправлять для ремонта в тыл. Один из наводчиков получил несколько ранений, а командир взвода – контузию, но поставленную задачу они выполнили: узел коммуникаций остался в руках американцев… по крайней мере, на сегодня. Стоило ожидать новых советских атак.

Счёт по головам

Этот мысленный эксперимент, гипотетический бой американских танков с советскими на германской земле во время неядерной войны в недалёком будущем, провоцирует ряд вопросов. Каковы важнейшие факторы танкового противоборства? Важнее ли количество машин качества одной отдельно взятой машины, или лучше подготовленное и лучше оснащённое подразделение в силах побороть противника, более многочисленного, но с посредственными выучкой и вооружением?

Сегодня (книга издания 1989 г. – g.A.M.), когда действует Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, и общественное мнение обратилось к вопросам неядерных вооружений в Европе, эти вопросы кажутся особенно актуальными. Разговор о контроле за неядерными вооружениями раньше или позже, но неизбежно, переходит в разговор о танках, которые остаются сильнейшим видом оружия в неядерной сухопутной войне. Может быть, в век компьютеров и ракет их значение стало меньше, чем было в звёздный час Второй мировой, но и на современном поле боя ничто не может сравниться с танком по огневой мощи, защищённости и моральному воздействию на противника.

С десяток лет назад было много пересудов о якобы скором вымирании танков как вида. Поводом для них послужила ближневосточная война 1973 г., явившая множество примеров танковых атак, обескровленных противотанковыми ракетами нового поколения. Но на сегодня спираль технического прогресса завершила свой виток, и теперь уже жизнеспособность многих противотанковых средств поставлена под вопрос появлением новых защитных техник: комбинированных броней «Чобхэм», брони из обеднённого урана, контактной динамической защиты. В это же время, новейшие виды противотанкового оружия, например, т.н. «умные боеприпасы», пока ещё не вышли из лабораторий. Таким образом, на сегодня снаряд находится в проигрыше, броня – в выигрыше, а основной боевой танк удерживает титул «короля поля боя».

Любая попытка ограничения неядерных вооружений в Европе неизбежно заставит иметь дело с танками, и главная проблема, которая может встать на этом пути – численное неравенство танковых сил НАТО и ОВД. Насколько оно велико и будет ли оно иметь реальное значение в случае войны? В своём исследовании мы сначала дадим общую картину численного соотношения, а затем рассмотрим, как изменяют это соотношение вопросы качества, например, конструктивные особенности машин или выучка экипажей.

Несоразмерность танковых арсеналов НАТО и ОВД в последние два десятилетия была предметом бесконечных споров. Вопрос этот является очень непростым по двум основным причинам: во-первых, нет точных данных по размерам танкового парка ОВД; во-вторых, не найден предел, которым стоило бы ограничить количество танков. Кроме того, есть и другие неопределённости. США имеют крупнейший среди стран НАТО танковый арсенал, но лишь часть его дислоцирована в Европе, и можно ещё поспорить, успеют ли американцы перебросить туда свои основные силы, если война будет непродолжительной. Безразмерный советский танковый парк, в сущности, разбросан по всей стране; значительная его часть сосредоточена на Дальнем Востоке и, вполне вероятно, останется стеречь китайскую границу даже в случае войны в Европе. Задействуют ли свои танковые силы Турция, Греция или Италия, если основные сражения развернутся на межгерманской границе и в Северной Европе? Выступит ли Франция на стороне НАТО? Поддержат ли румынская и болгарская армии хоть какие-нибудь операции коллективных сил ОВД?

В общем и целом, баланс танковых сил НАТО и ОВД можно оценить по-разному, смотря, чьи танки учитывать в расчётах, а чьи – нет. В этом исследовании мы сосредоточим внимание на Центральноевропейском ТВД, к которому относятся межгерманская граница и Северная Европа. Каким будет соотношение сил НАТО и ОВД в случает неядерного противостояния в этом регионе?
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 2082
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: Fifty Shades of RED

Сообщение g.A.Mauzer » 10 ноя 2014, 21:59

ТАНКОВЫЕ СИЛЫ ОРГАНИЗАЦИИ ВАРШАВСКОГО ДОГОВОРА

Танковый парк ОВД очень велик, и, обычно, оценивается в 53000 ед. советских танков и около 12000-15000 ед. в арсеналах остальных стран-участниц организации, однако нужно иметь в виду, что далеко не все эти силы будут задействованы в гипотетическом конфликте на Центральноевропейском театре. Начать стоит с того факта, что значительная часть советского танкового арсенала представлена устаревшими Т-54/55, стоящими на вооружении тыловых дивизий. В случае если война затянется, массы этих танков могут быть переброшены на запад, но в первые месяцы этого точно не произойдёт. Крупная войсковая группировка, которую СССР вынужден держать на границе с Китаем, вооружена хотя и не самой современной техникой, но, всё-таки, значительно лучше тыловых частей.

Армии стран-участниц ОВД являют собой пёструю картину. Аналитики обычно разделяют союзников СССР на две группы – «северную», в которую входят ГДР, Чехословакия и Польша, и «южную», состоящую из Болгарии, Венгрии и Румынии – и рассматривают их по отдельности. Страны «северной группы» получают самое совершенное вооружение и имеют соответствующее географическое положение, чтобы их роль в гипотетическом центральноевропейском конфликте была заметной. С другой стороны, Румыния для СССР – весьма сомнительный союзник, а Болгария географически удалена от театра гипотетической войны и обладает весьма скромными военными возможностями. Важнейший вопрос, касающийся союзников СССР по ОВД (далее – СОВД) – их надёжность в случае войны. Специалисты НАТО беспрестанно ищут ответ на него, но всё ещё не пришли к окончательным выводам. В конце концов, даже в 1943-1945 гг., когда отношения между СССР и польскими лидерами были гораздо хуже нынешних и пестрели противоречиями, русские смогли сформировать и с успехом задействовать крупную польскую армию. Так что вопрос, в сущности, даже не в том, будут ли драться армии СОВД – а в том, как хорошо они будут драться.



Т-80Б Группы советских войск в Германии, 1986 г. Эта модификация ещё не имела динамической защиты. Тот факт, что русские вынуждены модернизировать даже новейшие ОБТ, в том числе, устанавливая на них ДЗ, наглядно иллюстрирует худшие характеристики советских танков в сравнении с танками НАТО последнего поколения.

ОВД использует бронетанковую технику трёх поколений. Машины первого поколения, Т-54/55, всё ещё составляют 38% советского танкового арсенала и до 85% арсеналов СОВД. Каждое десятилетие, в ходе капитальных ремонтов, они проходят модернизацию; текущие планы на неё предусматривают оснащение части танков лазерными дальномерами, улучшенными системами управления огнём и накладными экранами из комбинированной брони. В передовых советских дивизиях в Европе этих старых машин нет, но, вполне вероятно, их можно будет найти в группировках оппонентов НАТО на турецкой границе.

Танк второго поколения – это Т-62, доля которого в советском танковом парке составляет 24%, и который не поставлялся армиям СОВД. Нельзя сказать, что Т-62 качественно превосходит Т-55 – на самом деле, он отличается от него лишь усиленным вооружением, примерно как американский М60 отличается от М48.

Первый по-настоящему новый танк – это Т-64, который составляет 18% советского парка, и не экспортировался. Он является сверстником М60, «Леопарда-1» и «Чифтена» (хотя, надо сказать, значительно превосходит их в огневой мощи), и оставался в производстве до начала 80-х гг. Какой бы оборот не приняло столкновение НАТО и ОВД, Т-64 будут одними из самых многочисленных танков в рядах красных.

Т-72 является упрощённым в производстве и эксплуатации вариантом Т-64, его огневая мощь осталась на уровне прародителя. Т-72 оказался первым танком нового поколения в арсеналах армий СОВД, сейчас его доля в них составляет 5-10%; Чехословакия и Польша производят его по лицензии на собственных заводах. В танковом парке СССР доля «семьдесятдвоек» составляет около 16%

Новейший известный советский танк – это Т-80. Он является дальнейшим развитием Т-64/72, а не принципиально новым танком, сравнимым с «Абрамсом», «Леопардом-2» или «Челленджером». «Восьмидесяток» в советском танковом парке менее 10%, и они, в большинстве своём, сконцентрированы в передовых советских частях в Европе.

Информация о более совершенных советских машинах, сравнимых с новейшими танками НАТО, находится на уровне неопределённых слухов. Общественное внимание приковано к домыслам американской разведки о том, как могут выглядеть полумифические «Советский танк будущего – 1» и безбашенный «Советский танк будущего – 2».

Советские Сухопутные войска настолько велики, что просто обречены использовать устаревшую технику – в противном случае, замена всех и каждого старого танка новыми заняла бы двадцать лет. Советские конструкторы вынуждены занижать характеристики новых танков, чтобы сделать их пригодными для массового производства. На бумаге их детища смотрятся очень хорошо – у них мощные пушки, прочная броня и они очень манёвренны, но при ближайшем рассмотрении то тут, то там выпирают врождённые болячки. Такую цену русские платят, предпочитая количество танков их качеству; НАТО, напротив, предпочитает качество количеству.

Группа советских войск в Германии

На острие любого советского наступления на запад будет Группа советских войск в Германии (ГСВГ), которая опережает по количеству танков любую другую группировку Советской армии. В мирное время она состоит из одиннадцати танковых и восьми мотострелковых дивизий, сведённых в пять армий, кроме того, каждая армия имеет в составе отдельный танковый полк. Развёрнутая по штатам военного времени, советская танковая дивизия имеет около 330 танков, мотострелковая – около 220. Всего в строевых частях ГСВГ сосредоточено 5700 танков, ещё 2000 машин находятся в резерве, учебных полках и т.д. Начиная с середины 70-х гг., части ГСВГ перманентно находятся в состоянии перевооружения. Самыми многочисленными в Группе являются танки Т-64А и Т-64Б – их доля в парке составляет около 65%. С 1981 г. в ГСВГ поставляются Т-80 разных модификаций, сейчас их доля возросла до 15%. Единственный в ГСВГ танк старого типа – это Т-62, который всё ещё используется в отдельных танковых полках, учебных частях и т.д.; его доля в парке ГСВГ – около 15%.



Эта фотография была сделана в ГДР ещё в середине 70-х гг., но Т-62 по-прежнему остаётся основной машиной советских танковых войск. Впрочем, в ГСВГ они, большей частью, вытеснены Т-64 и Т-80.

Группа советских войск в Германии (танковые и мотострелковые части):

2-я Гвардейская Армия (штаб – Фюрстенбург/Хаффель):
16-я Гвардейская танковая дивизия – Нойстерлиц;
21-я мотострелковая дивизия – Перлеберг;
9-я Гвардейская мотострелковая дивизия – Шверин;
207-я мотострелковая дивизия – Штендаль.

3-я Ударная Армия (штаб – Магдебург):
7-я Гвардейская танковая дивизия – Дессау/Росслау;
10-я Гвардейская танковая дивизия – Альтенграбов;
12-я Гвардейская танковая дивизия – Нойруппин;
47-я Гвардейская танковая дивизия – Хиллерслебен/Альтмарк.

20-я Гвардейская Армия (штаб – Эберсвальде):
25-я танковая дивизия – Фогельзанг;
32-я Гвардейская танковая дивизия – Ютеборг;
90-я Гвардейская танковая дивизия – Бернау;
35-я мотострелковая дивизия – Добериц.

8-я Гвардейская Армия (штаб – Веймар/Нора):
79-я Гвардейская танковая дивизия – Йена;
27-я Гвардейская мотострелковая дивизия – Халле/Залле;
39-я Гвардейская мотострелковая дивизия – Ордруф;
57-я Гвардейская мотострелковая дивизия – Наумбург.

1-я Гвардейская танковая армия (штаб – Дрезден):
9-я танковая дивизия – Риза;
11-я Гвардейская танковая дивизия – Дрезден/Клоцше;
20-я Гвардейская танковая дивизия – Гримма.



Т-54/55 разных модификаций остаются самыми распространёнными в советских Сухопутных войсках, но на сегодня они, в основном, служат во внутренних округах СССР. Многие из них модернизированы, как Т-55А на этом фото, путём установки над орудием лазерного дальномера.

Национальная народная армия ГДР

Из всех армий ОВД, наиболее тесно интегрирована с Советской Национальная народная армия ГДР. На сегодняшний день в составе ННА имеется две танковые и четыре мотострелковые дивизии, организованные по советскому образцу; в военное время они, вероятно, будут непосредственно включены в советские армии. Среди прочих армий союзников СССР, ННА отдаётся наивысший приоритет в процессе перевооружения новейшей техникой. Из 1800 её танков 80% составляют Т-55, а оставшиеся 20% - Т-72М, в основном, чехословацкого или польского производства, и их доля устойчиво растёт.



Хотя в ГДР Т-72 представлен не очень широко, в западных военных округах СССР он является наиболее распространённым ОБТ. Представленную на фото модификацию Т-72Б танкисты НАТО иногда называют «Супер Долли Партон», отмечая усиленную, по сравнению с предшественником, броню лба башни. Он сменил в производстве Т-72А, которому в НАТО присвоено условное обозначение «Долли Партон», в 1986 г.

Национальная народная армия ГДР (танковые и мотосрелковые части):

3-я Армия ННА (штаб – Лейпциг):
7-я танковая дивизия – Дрезден;
4-я мотострелковая дивизия – Эрфурт;
11-я мотострелковая дивизия – Халле.

5-я Армия ННА (штаб – Нойбрандернбург):
9-я танковая дивизия «Гейнц Хоффман» - Эггезин;
1-я мотострелковая дивизия – Потсдам;
8-я мотострелковая дивизия – Шверин.

Чехословацкая народная армия

Благодаря мощной чехословацкой промышленности, ЧНА имеет очень неплохое, по меркам ОВД, техническое оснащение, сравнимое с таковым ННА ГДР. Это объясняется ещё и тем, что Чехословакия непосредственно граничит с ФРГ, и русские требуют от её правительства поддерживать высокую боеготовность вооружённых сил – однако даже несмотря на это, некоторые части ЧНА, особенно, из числа расквартированных в Словакии, не имеют всего вооружения, которое положено им по штату. С другой стороны, чехословацкая армия первой среди прочих армий СОВД начала модернизацию своего устаревающего парка Т-55, которые составляют 80% от общего числа танков в 2650 ед. На первом этапе модернизации «полстапяток» предусматривается установка на них СУО «Кладиво» («Молот») собственной чехословацкой разработки, на втором – экранов-«бровей» из комбинированной брони по советскому образцу. Остальные 20% танкового парка ЧНА составляют новые Т-72М. Все эти танки составляют вооружение пяти танковых и пяти мотострелковых дивизий чехословацкой армии. Советские силы в Чехословакии, представленные Центральной группой войск (ЦГВ), уступают местным в численности, но превосходят их качественно: в двух танковых и трёх мотострелковых дивизиях ЦГВ насчитывается около 1550 танков, из которых 20% - Т-62, а остальные – Т-64 или Т-72. В случае войны ЧНА может быть привлечена к операциям на двух разных направлениях. Часть её сил, оснащённая наиболее современным вооружением, будет поддерживать наступление советских войск в Германии. Если русские втянут в войну также и Австрию, то чехословацкие войска, наряду с советскими, польскими и венгерскими, сыграют значительную роль во вторжении в эту страну.



Русские постепенно модернизируют свои Т-64, служащие ГСВГ. Представленная на фото модификация Т-64А имеет дополнительное бронирование лба корпуса; кроме того, были заменены прицел наводчика и некоторое другое оборудование башни, но все эти характерные отличия вымарал с фотографии советский цензор.

Чехословацкая Народная Армия (танковые и мотострелковые части):

1-я Армия ЧНА (штаб – Прибрам):
1-я танковая дивизия – Злани;
2-я мотострелковая дивизия – Сужице;
19-я мотострелковая дивизия – Пльзень;
20-я мотострелковая дивизия – Карловы Вары.

4-я Армия ЧНА (штаб – Пижек):
4-я танковая дивизия – Хавликув Брод;
9-я танковая дивизия – Табор;
3-я мотострелковая дивизия – Кромериц;
15-я мотострелковая дивизия – Ческе Будеовице.

Восточный военный округ (штаб – Тренчин):
13-я танковая дивизия – Топольчаны;
14-я танковая дивизия – Пресов.

Советская Центральная группа войск:

15-я Гвардейская танковая дивизия – Миловице;
18-я Гвардейская мотострелковая дивизия – Млада Болеслав;
48-я мотострелковая дивизия – Высоке Мито.

28-й корпус (штаб – Оломоук):
31-я танковая дивизия – Брунталь;
30-я Гвардейская мотострелковая дивизия – Зволен.
Последний раз редактировалось g.A.Mauzer 10 ноя 2014, 22:31, всего редактировалось 2 раз(а).
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 2082
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: Fifty Shades of RED

Сообщение g.A.Mauzer » 10 ноя 2014, 22:00



Самой распространённой в группах советских войск в Европе модификацией Т-72 является Т-72А, иногда именуемая танкистами НАТО «Долли Партон». Это первая модификация Т-72 с комбинированной лобовой бронёй башни. Представленные на фото танки принадлежат к Центральной группе войск, дислоцирующейся в Чехословакии. Условный знак на крышке инфракрасного прожектора был широко распространён в частях, принимавших участие в манёврах «Запад-81».



Т-72М медленно обретает статус основного боевого танка Национальной народной армии ГДР. ННА, в основном, получает Т-72 чехословацкого или польского производства, с гомогенной бронёй лба башни, в то время как более современные советские модификации имеют комбинированную.

Войско Польское

Войско Польское – крупнейшая по численности, после Советской, армия ОВД, но плачевное состояние польской экономики ограничивает темпы её модернизации, и роль Войска Польского в неядерной войне в Европе будет скромнее, чем других армий «северной группы». В то время как некоторые модернизированные танковые дивизии, дислоцированные в Западной Польше, могут быть привлечены для поддержки ГСВГ, основные силы Войска Польского будут задействованы в периферийных операциях, важнейшими из которых станут вторжения в Норвегию и Австрию. В составе Войска Польского насчитывается пять танковых и восемь мотострелковых дивизий, а также несколько отдельных танковых полков. Из общей численности танкового парка в 3100 ед., новых Т-72М - лишь около 300 ед.; таким образом, по насыщенности современной бронетехникой Войско Польское уступает и ННА ГДР, и ЧНА. Советская Северная группа войск, развёрнутая в Западной Польше, немногочисленна, и насчитывает всего две дивизии с 650 танками, из которых половина – Т-62, и половина – Т-72.



Танки в атаке! Т-72М ННА ГДР, тщательно замаскированные растительным материалом, движутся по просеке во время летних учений.

Войско Польское (танковые и механизированные силы):

Варшавский военный округ (штаб – Варшава):
1-я Варшавская механизированная дивизия – Легионово;
3-я Поморская механизированная дивизия – Люблин;
9-я Дрезденская механизированная дивизия – Ржежов.

Силезский военный округ (штаб – Вроцлав):
2-я Варшавская механизированная дивизия – Низа;
4-я Поморская механизированная дивизия – Кросно;
5-я Шацкая танковая дивизия – Губин;
10-я Судетская танковая дивизия – Ополе;
11-я танковая дивизия – Заган.

Померанский военный округ (штаб – Бидгожец):
8-я Дрезденская механизированная дивизия – Кожалин;
12-я Щецинская механизированная дивизия – Щецин;
15-я механизированная дивизия – Олжтин;
16-я Кашубская танковая дивизия – Эльблаг;
20-я Калуцкая танковая дивизия – Щецинек.

Советская Северная группа войск:
20-я танковая дивизия – Легница;
6-я мотострелковая дивизия – Борн.

Танковые силы прочих стран-участниц ОВД

Танковые парки армий стран «южной группы» многочисленны, но состоят преимущественно из устаревших машин.

В составе Венгерской народной армии насчитывались одна танковая и пять мотострелковых дивизий, но в прошлом (т.е., 1988 – g.A.M.) году все они были реорганизованы в бригады. Из танкового парка в 1300 ед., Т-72М – только 100 ед., а остальную часть составляют Т-54/55. Венгрия может быть вовлечена в неядерную войну, если СССР решится на вторжение в Австрию – тогда ВНА будет поддерживать части советской Южной группы войск (ЮГВ) со штабом в Будапеште. Русские держат в Венгрии 2-ю и 5-ю танковые дивизии, соответственно, под Татабани и Вежпремом, а также 35-ю и 102-ю мотострелковые дивизии (соответственно, под Кешкеметом и Жекешферваром). Эти силы даже более многочисленны и современны, чем собственно венгерские, и включают около 1400 танков, но лишь 100 из них – «семьдесятдвойки».



Чехословакия самостоятельно производит Т-72М, такие, как этот, запечатлённый на параде в честь Дня Победы в Праге 9 мая 1985 г. Перевооружение Чехословацкой народной армии этими машинами идёт медленно, поскольку часть их уходит на экспорт, например, в ГДР или Ирак.

Румынская армия слабо интегрирована в коллективные вооружённые силы ОВД, и её участие в любых операциях на Центральноевропейском ТВД под вопросом. В её составе насчитывается две танковых и до восьми мотострелковых дивизий, а численность танкового парка составляет 1300 ед., но все они – устаревшие Т-54/55 или их посредственного качества вариации (TR-580, он же TR-77, и TR-800) собственного румынского производства. Советских войск в Румынии нет.



ЧНА постепенно модернизирует свои Т-55 путём установки на них СУО «Кладиво» и «бровей» из комбинированной брони. Элементами СУО «Кладиво» являются лазерный дальномер над стволом орудия и датчик ветра на крыше кормы башни.

В Болгарской народной армии насчитывается пять танковых бригад и восемь мотострелковых дивизий с 1900 танками, из которых «семьдесятдвоек» менее ста. В силу географического положения Болгарии, в случае любого столкновения ОВД с НАТО, БНА, скорее, будет нацелена в южном направлении, против Греции или Турции, чем на Центральноевропейский ТВД. Сколько-нибудь значительных советских сил в Болгарии нет.
Последний раз редактировалось g.A.Mauzer 10 ноя 2014, 22:33, всего редактировалось 2 раз(а).
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 2082
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: Fifty Shades of RED

Сообщение g.A.Mauzer » 10 ноя 2014, 22:00




Польша также производит Т-72М, который обещает стать основным в арсеналах союзников СССР к середине 90-х гг. Этот танк идеально удовлетворял требованиям начала 70-х гг., но сравнение с танками НАТО нового поколения, такими как М1 и «Леопард-2», будет далеко не в его пользу.

Танковые силы в Европейской части СССР

Западные военные округа Советского Союза служат передовым резервом для любых советских операций в Европе, их танковые и мотострелковые дивизии оснащены наилучшим образом и поддерживаются в более высокой степени боеготовности, чем во внутренних округах. Дивизии, которые в случае войны должны быть сразу же отправлены на передовую, иногда оснащены даже лучше некоторых советских частей за рубежом, поскольку их можно перевооружать танками новейших типов втайне от зорких глаз западных разведок. Представленная таблица демонстрирует структуру и численность танковых и мотострелковых соединений в Европейской части страны, под стратегическим резервом в ней подразумеваются дивизии Киевского, Московского, Приволжского и Уральского военных округов.





Венгерской народной армии отдаётся низкий приоритет в планах перевооружения ОВД, и ей по-прежнему приходится полагаться на Т-55, рота которых представлена на фото; Т-72 в ВНА очень мало.

Силы ОВД, могущие участвовать во вторжении в Центральную Европу

Как видно из приведённых выше данных, общие силы ОВД огромны, однако не все они смогут принять участие в гипотетическом наступлении против НАТО с первых же дней. Русские не афишируют свои оперативные разработки, поэтому точных данных о том, какими силами они предполагают наступать в Центральной Европе, нет. Из незасекреченных западных оценок на этот счёт самым авторитетным является исследование 1987 г., выполненное Департаментом исследований СССР (ДИ СССР) Армии США. ДИ СССР пришёл к выводу, что русские, скорее всего, сформируют три фронта, каждый с двумя-четырьмя армиями в первом эшелоне и одной в резерве. Всего в первом эшелоне будет насчитываться пятнадцать танковых и семнадцать мотострелковых дивизий примерно с 9000 танками, и сверх того четыре танковых и пять мотострелковых дивизий с 3000 танками в резервах фронтов, что, в общей сложности, даёт около 12000 танков в первой волне наступления. Советское вторжение будет подкреплено значительными резервами, которые могут перебрасываться к передовой в течение недель с момента его начала. Бронетанковые силы ОВД, которые могут быть задействованы против НАТО на Центральноевропейском театре, наглядно показаны в таблице. Как уже было заявлено, части Ленинградского и внутренних военных округов СССР исключены из этого зачёта. В общей сложности, на Центральноевропейском ТВД будет задействовано 56% от всего советского танкового парка в 53350 машин (по данным на начало 1988 г.); при этом, в начальных операциях против НАТО примут участие 22% советских бронетанковых сил.





Войско Польское, некогда опережавшее прочие армии советских союзников по насыщенности современным вооружением, постепенно утрачивает это преимущество ввиду экономических проблем своей страны. Оно всё ещё использует Т-54/55 местного производства, в то время как большинство Т-72 с польских заводов продаётся за твёрдую валюту за рубеж.
Последний раз редактировалось g.A.Mauzer 10 ноя 2014, 22:33, всего редактировалось 5 раз(а).
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 2082
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: Fifty Shades of RED

Сообщение g.A.Mauzer » 10 ноя 2014, 22:01



Румыны полагаются на собственное производство потомка Т-55, TR-77. Зарубежных покупателей, например, Египет, этот танк разочаровал своими техническими недоработками. Как можно видеть на фото, главными отличиями этой машины от её советского предка являются силовая установка и ходовая часть полностью оригинальной разработки.

ТАНКОВЫЕ СИЛЫ НАТО

Танковые силы НАТО в ближайшем рассмотрении являют собой ещё более пёструю картину. США обладают крупнейшим в НАТО танковым парком, но лишь часть его находится в непосредственном распоряжении командования альянса. Многие страны-участницы, располагающие значительными танковыми силами – Турция, Греция, Италия, Испания и Португалия – географически удалены от Центральноевропейского ТВД. Расстановка сил будет очень сильно зависеть от того, вступит ли Франция в войну с самого её начала, или нет; в нашем исследовании мы будем считать, что вступит. Южные силы НАТО в подсчётах учитываться не будут.

Бундесвер

Бундесвер обладает вторыми по численности и одними из самых современных в НАТО танковыми силами. На сегодняшний день в составе Бундесвера насчитывается шесть танковых, четыре панцергренадёрские и одна механизированная горнострелковая дивизии, кроме того, танками вооружены и многочисленные части территориальной обороны. Костяк западногерманских бронетанковых сил составляют 66 строевых танковых батальонов, ещё двенадцать батальонов приписаны к территориальным частям. Основная масса машин представлена танками «Леопард-1» разных модификаций: 1845 «Леопардов-1А1», 232 «Леопарда-1А2», 110 «Леопардов-1А3» и 250 «Леопардов-1А4». Из этих 2437 машин, 1365 ед. подлежат модернизации с установкой тепловизионных прицелов, после которой их боевая ценность возрастёт на порядок. Наиболее современную часть парка представляют 1800 танков «Леопард-2», среди которых 380 «Леопардов-2» (доведённых до уровня 2А2), 750 «Леопардов-2А1», 300 «Леопардов-2А3» и 371 «Леопард-2А4»; промышленности заказаны ещё 150 машин этого типа. «Ветераном» танковых сил Бундесвера является М48 «Паттон»: на вооружении остаётся 900 машин этого типа, из которых 650 модернизированы до уровня М48А2GА2 и состоят на вооружении десяти из двенадцати территориальных танковых батальонов, а остальные находятся на консервации. К концу века планируется принять на вооружение новейший танк «Panzerkampfwagen-2000», который сейчас находится в стадии разработки.

Бундесвер (боевые части):

6-я панцергренадёрская дивизия – Нойминстер;

1-й корпус (штаб – Мюнстер):
1-я танковая дивизия – Ганновер;
3-я танковая дивизия – Бюкстехуде;
7-я танковая дивизия – Унна;
11-я панцергренадёрская дивизия – Ольденбург.

2-й корпус (штаб – Ульм):
4-я панцергренадёрская дивизия – Регенсбург;
10-я танковая дивизия – Зигмаринген;
1-я горнострелковая дивизия – Гармиш.

3-й корпус (штаб – Кобленц):
5-я танковая дивизия – Диец/Лан;
2-я панцергренадёрская дивизия – Кассель;
12-я танковая дивизия – Вицхокхайм.

Армия США

Танковый парк Армии США - крупнейший в НАТО, но в мирное время лишь его часть находится в подчинении командования альянса. По данным на конец 1987 г., в нём насчитывалось: 1703 М48А5, 2535 М60 и М60А1, 4810 М60А3, 2374 М1 «Абрамс», 894 IPM1 «Абрамс» и 3270 М1А1 «Абрамс». В составе американской армии (на 1986 г.) насчитывалось 54 строевых танковых батальона, ещё 45 батальонов входили в состав резерва или Национальной Гвардии. Среди них насчитывалось: 10 батальонов М48А5 Национальной Гвардии; 24 строевых и 31 Национальной Гвардии батальон М60; 30 строевых и 4 резервных или Национальной Гвардии батальонов М1. Сверх того, ещё 646 М60А1 состоят на вооружении Корпуса морской пехоты США. В течение 90-х гг. планируется увеличить численность М1 всех модификаций до 12000 ед.

В строевых частях Армии США в Европе насчитывается 1750 танков, но М1 из них лишь 200 ед., они состоят на вооружении 8-й пехотной дивизии. Кроме того, 1400 танков находится в «предварительно развёрнутых» частях и 2300 ед. – на базах долговременного хранения. В будущем планируется переоснастить «предразвёрнутые» части по тем же штатам, что и части на территории самих США, например, 1-й кавалерийский полк – танками М1, а части Национальной Гвардии – М60А3. В общем и целом, в Европе находится 40% американского танкового парка; утверждается, также, что в течение первого месяца войны в Европу будут доставлены ещё 2000 танков.


Небольшой комментарий насчёт «предварительно развёрнутых» частей – этот термин переведён не вполне эквивалентно оригиналу. В оригинальном тексте книги используется сочетание ‘POMCUS units’, где ‘POMCUS’ расшифровывается как ‘Prepositioning Of Materiel Configured in Unit Sets’ – то есть, «заблаговременное размещение материально-технических средств в комплектах для частей». Соответственно, ‘POMCUS units’ дословно переводится как «части, использующие заблаговременно размещённые комплекты материально-технических средств». На практике это выглядело следующим образом. Некая воинская часть в мирное время несёт службу на территории США; в это же время, на базе хранения на территории ФРГ находится комплект вооружения, техники и некоторый объём боеприпасов и предметов снабжения для развёртывания этой части по штатам военного времени. При этом, ВВТ хранятся в готовности к немедленному использованию – то есть, например, танки стоят в боксах заправленными, с заряженными АКБ и загруженными боекомплектами. В этом, собственно, и состоит отличие «предразвёрнутых» комплектов МТС от законсервированных запасов резервных вооружения и техники. В случае войны, личный состав этой части отправляется в Европу на мобилизованных гражданских авиалайнерах и, по прибытии, вооружается на указанной базе хранения и выдвигается на передовую. То есть, «предразвёрнутые» части, по сути - «разнесённый в пространстве и времени» аналог советских частей повышенной готовности. Американцы предполагали, что такое «предразвёртывание» позволит им, если это понадобится, быстро нарастить группировку сил в Европе. Лично мне такие расчёты кажутся несколько оторванными от реальности – но это всего лишь ИМХО неспециалиста.

7-я Армия США – Европа (важнейшие танковые части):

3-я бригада 2-й танковой дивизии – Гарльштед;

5-й корпус:
3-я танковая дивизия – Франкфурт-на-Майне;
8-я пехотная дивизия (механизированная) – Бад-Крёйцнах;
11-й бронекавалерийский полк – Фульда.

7-й корпус:

1-я танковая дивизия – Ансбах;
3-я пехотная дивизия (механизированная) – Вюрцбург;
3-я бригада 1-й пехотной дивизии – Гоппинген;
2-й бронекавалерийский полк – Нюрембург.

Британская армия

Британская Рейнская армия (БРА) – третий по численности контингент НАТО на германской земле. Это очень танконасыщенное соединение, в ней числится не менее трёх танковых дивизий, которые периодически меняются по ротации; ниже показан типовой для середины 80-х гг. списочный состав танковых частей. Танковый парк британской армии состоит из примерно 880 «Чифтенов» и 325 «Челленджеров», из которых на континенте находились (по данным на 1987 г.), соответственно, 450 и 170 ед.; ещё свыше ста танков хранятся на континенте в законсервированном состоянии. На сегодняшний день британская армия выбирает перспективный образец танка, который должен заменить в строю «Чифтены» ранних модификаций. Изначально предполагалось заменить их дополнительными «Челленджерами», но на общенатовском первенстве по танковой стрельбе 1987 г. эти танки показали себя очень посредственно, что подтолкнуло британских военных к выбору между М1А1 и «Леопардом-2». «Челленджер» равноценен этим последним в бронезащите и манёвренности, но, как видно из результатов Первенства-87, уступает в совершенстве СУО. (Когда эта книга уже отправилась в тираж, стало известно, что британская армия предпочла зарубежным танкам «Челленджер-2» - модификацию предшественника с башней новой конструкции).

Британская Рейнская армия (танковые части):

1-й британский корпус:
1-я танковая дивизия – Верден;
3-я танковая дивизия – Соест;
4-я танковая дивизия – Херфорд.

Армия Нидерландов

На сегодняшний день в составе голландской армии числятся: строевых танковых бригад – две, строевых механизированных бригад – четыре, ещё одна танковая и две механизированных бригады находятся в резерве. Танковые батальоны бригад, общим числом двенадцать, из которых пять строевых и семь резервных, все подчинены командованию 1-го голландского корпуса в Германии. Строевые батальоны перевооружаются на «Леопард-2NL» (2А1), которых, на сегодняшний день, получено 445 ед. Резервные танковые батальоны, в большинстве своём, вооружены «Леопардами-1» или «Леопардами-1V» («улучшенными»), которых было закуплено около 468 ед.; кроме того, пока остаются в строю 180 танков «Центурион Мк. 5/2», но их планируется в скором времени продать Австрии.

1-й голландский корпус:

1-я механизированная дивизия – Шаарсберген;
4-я механизированная дивизия – Хардервик;
5-я механизированная дивизия – Апельдоорн.

Армия Бельгии

В бельгийской армии насчитывается шесть танковых батальонов, которые входят в состав 1-й и 16-й механизированной дивизий. Последняя дислоцируется в германском Нихайме и подчиняется 1-му бельгийскому корпусу со штабом в Юнкерсдорфе. По меркам НАТО, бельгийская армия сравнительно бедно оснащена танками, костяк её танкового парка составляют закупленные в 1967 г. 334 «Леопарда-1» - эти машины, даже прошедшие модернизацию, уступают танкам новых типов. Кроме того, остаются в строю около сорока М47 «Паттон», но они используются только в резервных частях в качестве учебных.

Канадский контингент в Европе

Канадский контингент в Европе – наименьший по численности в НАТО. В области бронетанковых вооружений он представляет собой интерес только благодаря Первенству канадской армии по танковой стрельбе, которое проводится каждые два года. Становым хребтом канадских танковых сил в Европе является Канадский Королевский драгунский батальон с 34 танками «Леопард С1», который входит в состав 4-й канадской механизированной бригадной тактической группы, дислоцированной под Ларом. В военное время батальон усиливается одним дополнительным эскадроном, и численность его машин достигает 48 ед. Всего в середине 70-х гг. в канадская армия получила 114 танков «Леопард С1»; из них небольшая часть используется непосредственно в Канаде для обучения экипажей, а основная масса машин хранится в Европе в «предразвёрнутом» состоянии для частей, которые в мирное время служат на родине на колёсных ББМ «Кугуар». Сегодня канадские военные выбирают новый ОБТ для перевооружения армии, которым может стать М1А1 «Абрамс» или «Леопард-2».

Армия Франции

Теоретически, французская армия может внести важнейший вклад в укрепление обороны НАТО на Центральноевропейском ТВД, но на практике, из-за полунезависимой военной политики своей страны, она интегрирована в коллективные силы альянса хуже, чем другие армии. На сегодняшний день в составе французской армии насчитывается 16 полков средних танков, вооружённых АМХ-30 разных модификаций; каждый такой полк по численности сопоставим с американским танковым батальоном. Кроме того, танки включены в штаты механизированных пехотных и кавалерийских полков. Всего к началу 80-х гг. французская армия получила 1184 танков АМХ-30В и 271 АМХ-30В2; в середине десятилетия были выделены средства на модернизацию 693 АМХ-30В до уровня В2 до конца 80-х гг., к 1988 г. уже прошли модернизацию около 500 машин. Из восьми французских танковых дивизий, три дислоцируются в Германии в составе 1-го и 2-го французских корпусов. В мирное время французские части подчиняются национальному командованию в обход командования НАТО, но стоит ожидать, что в военное время они всё-таки будут оперативно подчинены альянсу. С середины 80-х гг. Франция уделяет большее, чем раньше, внимание вопросам обороны в случае неядерной войны в Европе и расширяет сотрудничество с Бундесвером, а в начале 90-х гг. французы рассчитывают принять на вооружение новый ОБТ «Леклерк».

Французский контингент в Германии (танковые части):

1-й французский корпус (штаб – Мёц):
1-я танковая дивизия – Трир.

2-й французский корпус (штаб – Баден-Баден):
3-я танковая дивизия – Фрейбург;
5-я танковая дивизия – Ландау.

Датская Ютландская дивизия

Датские танковые силы на Центральноевропейском ТВД превосходят по численности лишь канадские. Их костяк составляют закупленные в 1976-1977 гг. 120 «Леопардов-1А3DK»; кроме того, имеются в наличии 111 старых (с 83,8-мм пушкой) и 106 модернизированных начале 1980-х гг. «Центурионов». В составе датской армии насчитывается четыре механизированных и одна резервная бригада, в каждой из которых есть танковый батальон. В то время как резервная бригада использует «Центурионы», три строевых механизированных бригады, входящие в состав Ютландской дивизии, вооружены самой современной имеющейся в наличии бронетехникой.

Армия Норвегии

В случае войны норвежская армия не будет участвовать в операциях на Центральноевропейском ТВД, но, весьма вероятно, будет вынуждена отражать советское наступление на своей границе. Танковый парк норвежской армии невелик и насчитывает 78 «Леопардов-1» и 48 М48А5 «Паттон»; они сведены в три танковых батальона и три отдельных танковых эскадрона, распределённые между одной строевой и шестью резервными бригадами.

Прочие армии НАТО

Хотя армии прочих стран-участниц альянса обладают внушительными танковыми силами, неясно, примут ли они какое-либо участие в обороне на Центральноевропейском ТВД.

Италия обладает довольно многочисленным танковым парком из 920 «Леопардов-1» и 300 М60А1, организованных в одну танковую и три механизированных дивизии, состоящие из пяти танковых и восьми механизированных бригад. Какие-либо планы их участия в операциях на Центральноевропейском ТВД не озвучивались.

Греция имеет сравнительно большой, но неоднородный танковый парк, состоящий из 190 АМХ-30, 106 «Леопардов-1А3», 396 М47 и 950 М48. Очень маловероятно, что эти силы сыграют хоть какую-то роль в Центральной Европе, хотя они и могут быть вовлечены в бои на болгарской границе.

Сходную картину являет турецкая армия. В течение долгого времени, Турция получила, в общей сложности, 2783 М48 из США и Германии; 174 из них с помощью немцев модернизированы до стандарта М48Т1, США поставили 2108 модернизационных комплектов, с помощью которых большая часть остальных машин будет доведена до стандарта М48А5. По программе военной помощи Турция уже получила из ФРГ 77 «Леопардов-1А1», в планах поставка ещё 150 ед. Кроме того, турецкая армия получила из США 1347 М47, но эти машины находятся в очень плачевном состоянии и постепенно списываются. В случае конфликта между НАТО и ОВД, Турция, вероятно, будет привлечена к боям на советско-турецкой границе, её участие в операциях на Центральноевропейском ТВД не рассматривается.

Испания имеет в строевых частях 299 АМХ-30Е собственного производства. Из 181 испанского М48, большая часть (162 машины) модернизирована до стандарта М48А5, а оставшиеся 19 ед. – до стандарта М48А3. Также испанцы своими силами модернизировали состоящие на вооружении 375 М47, частью - до стандарта М47Е1 (330 ед.), остальные 45 ед. – до стандарта М47Е2.

В танковом парке португальской армии насчитывается 68 М47 (из них 41 ед. – на консервации) и 66 М48А5, поставленных из ФРГ. Кроме того, в списочном составе всё ещё числится с дюжину М4 «Шерман».



Как видно из таблиц, ОВД имеет перед НАТО значительное преимущество в численности ОБТ, а всего в случае войны Варшавский договор может выставить примерно в 2,6 раза больше танков, чем НАТО.

Не следует думать, что эти численно превосходящие силы будут распределены по линии фронта равномерно – напротив, советская доктрина предусматривает массирование сил для создания значительного местного превосходства, и при тщательном планировании общее соотношение «2,6 к 1» может превратиться в «6 к 1» или даже «10 к 1» на направлениях главных ударов. Изучая историю советских танковых операций 1944-1945 гг., невольно обращаешь внимание на постоянные жалобы немцев, что русские десятикратно превосходили их в танках - на самом деле, русские не имели десятикратного превосходства, но имели возможность тщательно распределить силы и создать подавляющее превосходство на решающих участках фронта. Об этом краеугольном камне советского оперативного планирования не стоит забывать и нам, ведь русские и сейчас имеют достаточное превосходство в количестве танков, чтобы распоряжаться им таким же образом. Итоговый «счёт по головам» не означает, что каждый западный танк будет противостоять трём советским, на деле, один будет противостоять дюжине, а другой – никому.

Но имеет ли это численное превосходство русских решающее значение? Мысленная реконструкция, которой открывается эта книга, наводит на мысль, что нет. Было бы слишком большим упрощением думать, что баланс неядерных вооружений в Европе зиждется только или, хотя бы, преимущественно на танках. Современная война не выигрывается или проигрывается лишь одними танками; как показано в нашем мысленном эксперименте, другие виды оружия (например, артиллерия) играют не менее важную роль. Между тем, существенный дисбаланс между техникой ОВД и НАТО есть и в таких важнейших областях военного дела, таких, как авиация поля боя, артиллерийское вооружение и логистика. К сожалению, рамки этой книги не позволяют рассмотреть взаимодействие разных видов оружия в общевойсковом бою, поэтому, вернёмся к проблемам бронетанкового вооружения.

Есть множество исторических примеров того, как численно слабейшая армия громила более многочисленного противника с большим количеством танков. В течение 1943 г. соотношение потерь советских и немецких танков было 5 к 1, американские танки били корейские с тем же соотношением вражеских потерь к своим. ЦАХАЛ постоянно громил превосходящие количественно танковые силы своих противников, причём, иногда не уступающие по уровню технической оснащённости тем, что на тот момент противостояли силам НАТО. Во всех этих случаях качественное превосходство оказывалось существеннее количественного.

Есть три важнейших качественных фактора, от которых зависят ход и исход танкового боя: сравнительные технические характеристики машин, выучка экипажей и тактика использования танков; и эти факторы очень тесно переплетены между собой.

Например, танки проектируют с учётом предполагаемой выучки среднего экипажа. При этом, советские конструкторы исходят из того, что время и уровень подготовки экипажей будут небольшими, отчего их детища и выходят проще в управлении и обслуживании. С другой стороны, большая техническая сложность танков НАТО делает их эффективнее советских аналогов – но только в том случае, если управлять ими будут высококлассные экипажи.

Конструкторы танков отталкиваются также и от тактических принципов своих армий. В танковых частях НАТО считается важным начинать бой и поражать противника с максимально возможной дистанции – отсюда преимущество западных танков над советскими в области дальномерного оборудования, СУО и т.д.

Оба военных блока используют настолько широкую гамму танков, что рассмотреть все возможные варианты столкновений между ними, попросту, невозможно. Мы рассмотрим наиболее современные из числа наиболее распространённых образцов, которые неизбежно примут участие в первых сражениях гипотетического конфликта: в НАТО это М1 «Абрамс», «Леопард-2» и «Челленджер», в ОВД – Т-64/72/80. Танки традиционно оценивают по важнейшим техническим характеристикам – огневой мощи, защищённости, подвижности; этим же путём пойдём и мы.
Последний раз редактировалось g.A.Mauzer 10 ноя 2014, 22:36, всего редактировалось 2 раз(а).
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 2082
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: Fifty Shades of RED

Сообщение g.A.Mauzer » 10 ноя 2014, 22:02

БАЛАНС КАЧЕСТВА

Бронереволюция

Предыдущее десятилетие явило величайшую революцию в области бронезащиты танков со времени самого изобретения бронированных боевых машин: до 70-х гг. танки защищала гомогенная сталь, а в последние годы к ней прибавились неметаллические бронематериалы и меры противодействия вражеским снарядам, например, динамическая защита.

Первый прорыв в этой области произошёл в конце 50-х гг., когда сразу несколько стран начали исследования возможности использования керамических бронематериалов для защиты танков. В США, в ходе работ над проектом перспективного среднего танка Т95, бронекерамики изучались в качестве средства защиты от кумулятивных боевых частей ПТУР; выводы были сделаны неутешительные: в большинстве случаев керамика не показала каких-либо заметных преимуществ перед сталью. Не было отмечено, что использование бронекерамик в многогранных конструкциях с небольшим углом наклона стенок к вертикали (например, башнях) сулит значительные выгоды – и с точки зрения усиления защищённости, и с технологической точки зрения. Эксперименты показали, что наибольший эффект даёт установка керамической прослойки под стальную плиту с большим углом наклона, такую, например, как верхняя лобовая деталь корпуса.

Американцы посчитали, что стойкость наклонных стальных деталей и так достаточна, и усиливать их бронекерамикой нерационально. Советские конструкторы, похоже, решили иначе: пока нельзя утверждать этого наверняка, но, по-видимому, комбинированная ВЛД со вставками из бронекерамики появилась на Т-64 ещё в начале 60-х гг. Впрочем, бронирование башни на нём ещё оставалось гомогенным.

Важнейшей вехой в истории неметаллических бронематериалов стало создание британцами в конце 60-х гг. комбинированной брони «Чобхэм». Её конструкция всё ещё засекречена, но можно утверждать, что она состоит из нескольких слоёв стали и неметаллического материала (или материалов). Кинетическим боеприпасам танковых и противотанковых пушек «Чобхэм» противостоит едва ли лучше обычной стальной брони, но зато значительно превосходит её по стойкости к действию кумулятивных боевых частей ПТУР и реактивных гранат. «Чобхэм» был создан в ответ на широкое распространение ПТРК и РПГ на современном поле боя; его разработка ускорилась на фоне печального опыта танкистов ЦАХАЛ в войне 1973 г., в ходе которой египтяне широко применяли ПТРК 9К11 «Малютка» и РПГ-7 и наглядно показали уязвимость танков от этого дешёвого пехотного оружия. Ныне различные вариации «Чобхэма» защищают танки НАТО последнего поколения, уже упомянутые «Абрамс», «Челленджер» и «Леопард-2».

«Чобхэм» использует динамику бронепробития кумулятивного заряда против него самого. Дело в том, что кумулятивный заряд пробивает гомогенный материал гораздо лучше, чем гетерогенный, а когда кумулятивная струя движется через толще «Чобхэма», она отклоняется и разрушается, проходя сквозь слои разноплотных материалов.

Появление «Чобхэма» изменило внешний вид танков. До 70-х гг. конструкторы старались расположить лобовые детали корпусов и башен под как можно большим углом, чтобы геометрически «утолстить» их и увеличить вероятность рикошетов - а «Чобхэм» устанавливается вертикально, как броня танков 30-х гг. Сейчас подобный коробчатый облик может показаться анахронизмом, но на самом деле он отражает самые современные тенденции танкостроения.

«Чобхэм» значительно увеличивает защищённость танков от пехотных ПТС, хотя и не делает их полностью неуязвимыми. К сожалению, масса и габариты комбинированных бронеконструкций «Чобхэма» не позволяют защитить им все проекции танка, поэтому его защита остаётся дифференцированной, как и при использовании стальной брони. Лучше всего защищена фронтальная проекция – лоб корпуса, лоб башни и передние части бортов, в остальной части борта выдерживают лишь огонь автоматических пушек; корма, крыша и днище корпуса бронированы ещё слабее. «Чобхэм» устанавливается по этому же принципу, чтобы обеспечить максимальную защиту с фронта. Типовая плита «Чобхэма» имеет толщину около 600 мм и по стойкости к действию кумулятивной струи эквивалентна 600-900 мм гомогенной броневой стали, что в три-четыре раза больше, чем противокумулятивный эквивалент лба танков предыдущего поколения, например, Т-64, М60, «Леопард-1» или «Чифтен». С другой стороны, в танковом бою, где, преимущественно, используются кинетические бронебойные снаряды, «Чобхэм» не обнаруживает каких-либо значительных преимуществ перед стальной бронёй.

История разработок комбинированных бронепреград в СССР полна белых пятен. Бронезащита Т-64 и Т-72 первых модификаций была выполнена на техническом уровне 60-х гг.: оба танка имели хорошо защищённые корпуса с комбинированной ВЛД, но их башни, по-видимому, ещё оставались цельностальными. В начале 80-х гг. «семьдесятдвойки» новой модификации (Т-72А) получили башни с утолщённым лбом, за что танкисты НАТО прозвали их «Долли Партон», в честь пышногрудой американской певицы; а две последующие модификации середины 80-х гг. с ещё более толстолобыми башнями были названы «Супер Долли Партон». Хотя особенности их конструкций неизвестны до сих пор, очень сомнительно, чтобы утолщённые лобовые детали новых башен были просто из монолитной стали – скорее, в них использована какая-то комбинированная броня по типу «Чобхэма», пусть и из других материалов; она же, вероятно, используется и в башнях Т-80. Кроме того, существует ещё одна новая модификация Т-72, а в 1986-1988 гг. проходил испытания некий визуальный аналог «Абрамса» с многогранной башней. Тем не менее, похоже, можно утверждать, что советские разработки в области броней за последнее десятилетие сильно отстали от западных. Советские танки традиционно были забронированы лучше танков НАТО, но появившимся в конце 70-х гг. танкам нового поколения «Абрамс», «Челленджер» и «Леопард-2» русские смогли противопоставить только Т-80, защищённый, насколько можно судить, менее эффективной комбинированной бронёй переходного образца.

Главный недостаток «Чобхэма» состоит в том, что его сложно установить на танки старых конструкций. Чтобы «Чобхэм» был эффективен, он должен иметь форму плоской плиты, а их непросто совместить с гладкими обводами танков 60-х гг.

В 1970-х гг. одна из западногерманских фирм предложила поражать кумулятивные боеприпасы контрвзрывом. НАТО не проявило к этой так называемой «реактивной» (динамической) защите особого интереса, но зато предложением немцев воспользовался Израиль. Израильтяне имели большой парк танков, которые не могли быть оснащены комбинированной бронёй, как из-за технических ограничений, так и из-за недостатка средств, а динамическая защита сулила значительный прирост защищённости при стоимости одного комплекта менее 100000 долларов, или менее 10% стоимости танка.



Т-72Б «Супер Долли Партон» с кронштейнами для крепления контейнеров КДЗ. Сейчас в передовых частях их устанавливают на все Т-64, Т-72 и Т-80; на танки старых образцов Т-54, Т-55 и Т-62 устанавливают броневые «брови».

Основным элементом контактной динамической защиты (КДЗ или, чаще, просто ДЗ) является брикет пластического взрывчатого вещества, заключённый в металлический контейнер, или «блок». Пластит нечувствителен к попаданиям кинетических снарядов и детонирует только под действием высоких температуры и давления кумулятивной струи. Поражённый кумулятивным боеприпасом блок взрывается и метает вперёд стальную пластину его облицовки, удар которой нарушает процесс формирования кумулятивной струи и делает её малоэффективной.

Израильтяне впервые применили ДЗ во время войны в Ливане в 1982 г. и подтвердили её боевую эффективность на практике. После этой войны, русские получили из Сирии трофейные образцы израильской ДЗ «Блейзер», хотя, вполне вероятно, экспериментировали с нею самостоятельно ещё раньше, как и в США и в Великобритании. А уже с середины 80-х гг. ДЗ стали оснащаться и советские танки, в первую очередь, в ГСВГ, а с 1988 г. – и в западных военных округах СССР. ДЗ устанавливают на Т-64, Т-72 и Т-80, танки старых образцов ею в массовом порядке не оснащались.

ДЗ дешевле комбинированной брони и может быть установлена на танки старых образцов, но, в то же время, она не так эффективна. В отличие от комбинированной брони, ДЗ вовсе не имеет действия на кинетические боеприпасы, только на кумулятивные. Вероятность срабатывания ДЗ не абсолютна, детонация блока может быть опасна для экипажа или находящихся рядом своих войск, а установленный на ПТУР небольшой кумулятивный предзаряд способен заставить ДЗ сработать «вхолостую» и пробить путь для основного заряда. Оснащённые тандемными БЧ ПТУР последних модификаций, такие как ТОУ 2A и «Милан» 2J, могут преодолевать ДЗ существующих образцов. Теоретически, угрозу тандемных ПТУР можно парировать установкой тандемной ДЗ, но на практике это решение пока не применялось, возможно, из опасений, что нижний слой ДЗ будет повреждён детонацией блоков верхнего слоя.

Главный недостаток ДЗ – это возможный при её срабатывании побочный ущерб. Хотя детонация одного блока не должна вызывать детонации соседних, она может причинить повреждения под сработавшим блоком, особенно, если основная броня недостаточно прочна. Установка ДЗ на тонкую (10-20 мм толщиной) броню, например, крыши или кормы танка невозможна, потому что она может быть деформирована или пробита при срабатывании ДЗ; по этой же причине невозможна установка ДЗ на лёгкие ББМ.

Тем не менее, появление ДЗ резко обесценило лёгкие ПТС, такие как ЛАУ, РПГ-7 и т.п. – реактивные гранаты этих систем слишком малы, чтобы нести предзаряд, и, поэтому, могут в течение какого-то времени оставаться неэффективными против танков с ДЗ.

Контактная динамическая защита – самая известная, но не единственная новинка 80-х гг. в области дополнительной бронезащиты танков. В самом начале десятилетия русские начали монтировать на своих танках в Афганистане криволинейные броневые экраны-«брови». Их конструкция доподлинно неизвестна, но, предположительно, они представляют собой стальной корпус, заполненный неметаллическим бронематериалом. «Брови» устанавливают на Т-55 и Т-62, в 1988 г. они начали появляться на чехословацких Т-55, а в скором времени стоит ожидать их появления на восточногерманских и польских танках. Дополнительные бронеэкраны неизвестной конструкции устанавливаются также на ВЛД советских Т-64 и восточногерманских Т-72М. Британцы сходным образом модернизировали «Чифтены» Рейнской армии в рамках программы «Стилбрю»; конструкция британских экранов тоже остаётся секретной, но они, похоже, представляют собой именно комбинированную бронепреграду, а не массив ДЗ.

Но самым совершенным на сегодняшний день видом комбинированной брони является американская броня из обеднённого урана (БОУ), о существовании которой впервые заговорили в 1988 г. БОУ является дальнейшим развитием конструкции «Чобхэма», в ней между слоями броневой стали размещаются урановые слитки. Та ограниченная информация о характеристиках БОУ, которая доступна широкой общественности, утверждает, что новая броня эффективно противостоит существующим и перспективным противотанковым боеприпасам всех типов. Как и любая другая тяжёлая броня, БОУ, видимо, будет защищать только фронтальную проекцию улучшенного М1А1 «Абрамс» (который фигурирует в реконструкции гипотетического боя в начале книги под обозначением М1А2), а не всю машину целиком. Американские источники утверждают, что у русских на создание аналога БОУ уйдёт не менее десятилетия.

Защита танка не замыкается на бронекорпус – и если машина всё-таки поражена, в дело вступают средства борьбы за живучесть.

Современные танковые сражения весьма разрушительны. В Ливане, в короткой кампании против противника, вооружённого устаревшей техникой, израильтяне потеряли подбитыми 300 танков, 30% от начального количества. В то же время, их же опыт показывает, что подбитый танк может быть возвращён в строй и пять, и шесть раз кряду. Из 300 израильских танков, подбитых в войне 1982 г., 108 имели множественные повреждения, 92 из них – с пробитиями брони, 52 из последних были уничтожены внутренними пожарами. Иными словами, из 300 подбитых танков только 17% были потеряны безвозвратно, в то время как 65% могли быть быстро восстановлены. Однако, если бы не использовались меры борьбы за живучесть, если бы не обеспечивались эвакуация и ремонт подбитых машин, танковые части были бы быстро обескровлены.

Важнейшая задача в борьбе за живучесть танка – предотвратить воспламенение горючего и боеукладки, которое может привести к их детонации, пожару и безвозвратному разрушению машины. Защитные меры против этого заключаются в установке противопожарного оборудования и грамотном размещении боеприпасов. Большинство танков НАТО нового поколения оснащены автоматическим дибромтетрафторэтановым ППО, которое быстро подавляет возгорания топлива и гидравлических жидкостей; советские танки, по-видимому, оснащены худшим ППО.

Размещение боеприпасов в боевом отделении определяется принципами, заложенными в конструкцию машины. Британцы используют выстрелы раздельно-гильзового заряжания и вынуждены хранить очень пожароопасные заряды под погоном башни. Американцы и немцы считают, что раздельно-гильзовое заряжание слишком уменьшает темп стрельбы, и используют унитарные выстрелы вкупе с системами аварийного сброса давления. В «Абрамсе» и «Леопарде-2» основная часть боекомплекта находится в корме башни за противопожарной перегородкой: последняя, в случае возгорания зарядов, предотвратит проникновение огня в боевое отделение, а ударная волна детонации уйдёт через специальные вышибные панели в крыше вверх, прочь от экипажа. Русские стараются разместить боеукладку как можно ближе к днищу корпуса, однако, если она всё-таки вспыхнет, то огонь уже не встретит на своём пути никаких препятствий. Советские танки особенно уязвимы к разрушительным пожарам из-за соседства в их ограниченном внутреннем объёме больших масс горючего и взрывчатых веществ. В 1982 г. израильские танкисты обнаружили, что Т-72 вспыхивают так же легко, как и старые Т-62.

В общем и целом, современные танки НАТО защищены лучше советских. Западные машины первой линии имеют заметно лучшую бронезащиту, а нововведения в этой области, такие как БОУ, закрепляют их превосходство. А на случай, если броня М1А1 или «Леопарда-2» всё-таки будет пробита, в них предусмотрены средства борьбы за живучесть, благодаря которым можно надеяться на скорое возвращение в строй и машины, и её экипажа.

В вопросах эвакуации и восстановления повреждённых машин НАТО точно так же имеет значительное преимущество. В ходе длительных конфликтов танки могут по пять-шесть раз выходить из строя от воздействия противника или по техническим причинам, и как можно большую часть неисправных машин необходимо восстановить. Почему это важно, и какой процент повреждённых танков может быть возвращён в строй сравнительно быстро, мы уже рассмотрели на примере израильтян.

Армии НАТО вооружены большим числом бронированных ремонтно-эвакуационных машин (БРЭМ), чем армии ОВД: если в советских танковых частях одна БРЭМ приходится на четырнадцать танков, то в Бундесвере – одна на семь танков, в американской армии – одна на шесть. Причём, БРЭМ НАТО, такие, как американская М88 и немецкая «Бергепанцер», тяжелее и мощнее советских аналогов (например, БТС-2), вооружены более мощными кранами и лебёдками, и пригодны для более тяжёлых ремонтных работ.



Размещение ДЗ на Т-64 аналогично, но не идентично таковому на Т-80. На фото – Т-64БВ одного из полков советской Центральной группы войск, дислоцирующейся в Чехословакии.

Огневая мощь танков

Ударная сила танка заключается в его главном калибре и системе управления огнём. В области танкового вооружения за последние десять лет произошли не менее крутые перемены, чем в области бронезащиты. Интересно, что рост мощности пушек, хотя он и продолжается, отошёл на второй план, а важнейшие изменения коснулись СУО, систем стабилизации и методик обучения стрельбе.

Танки нынешнего поколения по обе стороны межгерманской границы вооружены 120-125-мм пушками. Эти орудия придают кинетическим бронебойным снарядам огромную энергию, и их бронепробиваемость достаточна, чтобы прошить любой современный бронематериал, за возможным исключением БОУ.

Современные бронебойные снаряды по материалам делятся на два основных типа: из карбида вольфрама и из обеднённого урана. Американцы предпочитают урановые боеприпасы за их пирофорные качества, которые проявляются при пробитии вражеской стальной брони: внутренности танка обдаёт сверхзвуковым градом раскалённых добела осколков, которые поражают людей и механизмы и воспламеняют горючее и заряды. Главное препятствие к широкому распространению урановых БОПС – чрезвычайная сложность производства и обработки этого очень токсичного металла. Русские предпочитают использовать в разработках перспективных БОПС карбид вольфрама.



На ещё одном фото Т-64БВ из Чехословакии запечатлён массив блоков ДЗ на лбе корпуса танка. ДЗ очень эффективно защищает основную броню от пробития кумулятивными боеприпасами, например, гранатами пехотных РПГ.

Хотя по характеристикам бронепробиваемости советские и западные пушки весьма близки, по кучности стрельбы и живучести ствола они существенно отличаются. Трубы стволов западного производства сохраняют удовлетворительные характеристики до 400 выстрелов – в то время как советские гораздо менее живучи, и начинают разрушаться уже после 120 выстрелов. Объясняется это убеждённостью русских, что в бою танк долго не живёт, а, значит, и нет смысла в дорогих вложениях в совершенствование производства. Между тем, из-за этой своей скупости русские вынуждены в мирное время ограничивать танкистов в учебных стрельбах, а в военное – столкнутся с проблемой массового износа стволов. Кроме того, советская 125-мм пушка 2А46 чрезвычайно мощна, но обладает посредственной кучностью на дальностях больше 1500 м, больше из-за недостатков боеприпасов, чем самого орудия: советские снаряды обладают худшей кучностью из-за худшего качества порохов.

Настоящая революция произошла в области систем управления огнём. С того момента, как на танках М4 «Шерман» ещё в ходе Второй мировой появились первые несовершенные стабилизаторы орудий, конструкторы не переставали искать способы повысить точность стрельбы танков с ходу. Возможность стрелять с ходу очень важна, поскольку увеличивает собственные шансы стрелка на выживание: поразить движущийся танк гораздо сложнее, чем неподвижный. Танки, созданные после 1945 г., из поколения в поколение получали всё лучшие стабилизаторы: сначала одноплоскостные, затем – двухплоскостные, и, наконец, трёхплоскостные. С такими совершенными СУО, от наводчика требуется только навести прицельную метку на вражеский танк и удерживать её на нём; после этого бортовая ЭВМ танка, сопряжённая с датчиками боковых ускорений, сама будет удерживать орудие в нужных азимуте и угле цели. М1, «Леопард-2» и «Челленджер» могут, сами маневрируя на пересечённой местности с высокой скоростью, поражать маневрирующие танки противника на дальностях до 2000 м первым выстрелом.



Т-72Б «Супер Долли Партон» Прикарпатского военного округа, сплошь утыканный кронштейнами для крепления блоков ДЗ.

Русские отказались от внедрения трёхплоскостных стабилизаторов, остановившись на более простых двухплоскостных. Последние обеспечивают стрельбу из медленно (со скоростью до 12 км/ч) маневрирующего танка по неподвижному или медленно движущемуся противнику, но с меньшей вероятностью поражения цели первым выстрелом, чем при наличии трёхплоскостной стабилизации.

Точность стрельбы танкового орудия зависит от многих внешних факторов, включая ветровой снос, температуру воздуха, нагрев и изгиб ствола, и температуру заряда. Современная микропроцессорная техника наконец-то позволила СУО автоматически компенсировать их негативное влияние. В нынешнем поколении танков НАТО используются компактные баллистические вычислители с комплектом разнообразных датчиков: датчики ветра на крыше башни, датчик контроля изгиба ствола над дульным срезом орудия и термозащитный кожух для уменьшения изгиба. Важнейшей вводной при стрельбе является дальность до цели, не зная которую, невозможно придать своему орудию нужный угол возвышения – в современных танках её определяют с помощью лазерных дальномеров, благодаря чему точность стрельбы значительно возросла.



Т-54, Т-55 и Т-62 советских Сухопутных войск оснащаются броневыми «бровями», такими, как на этом Т-62М Берлинского танкового полка, возвращающегося в СССР из Афганистана. Бронеэкраны устанавливаются на лоб корпуса и башни танка, их конструкция достоверно неизвестна, но, скорее всего, они состоят из стального корпуса с неметаллическим наполнителем. Также в ходе модернизации над стволом орудия устанавливается лазерный дальномер.

Советские СУО по сумме характеристик уступают западным. Русские достигли паритета в области лазерных дальномеров, которые устанавливаются не только на современные танки, но и на модернизируемые Т-55 и Т-62, но вот баллистические вычислители остались на уровне предыдущего поколения – сказывается отставание советской микроэлектроники. Русские до сих пор не внедрили на своих танках системы контроля изгиба ствола, датчики ветра, температуры воздуха и учёта оставшихся боеприпасов. Впрочем, трудно сказать, насколько это существенно в танковом бою – возможно, все эти улучшения танков НАТО увеличивают их эффективность лишь на несколько процентов.

Важные изменения претерпели также приборы ночного видения (ПНВ) танков. В ходе их эволюции сменились уже три поколения. Первые ПНВ, нуждающиеся в активной инфракрасной подсветке, были созданы немцами во время Второй мировой войны; после её окончания, они послужили основой для разработок ПНВ первого поколения как на Западе, так и в СССР. Главным недостатком подобных систем является то, что их инфракрасные прожекторы невозможно скрыть от противника, тоже вооружённого ПНВ.

Первые ПНВ второго поколения, основанные на принципе усиления яркости изображения, были созданы в США в начале 70-х гг. Они уже не нуждались в подсветке, им для построения изображения было достаточно рассеянного лунного и звёздного света. К сожалению, ПНВ второго поколения малоэффективны облачными ночами или при малых количествах рассеянного света; но, тем не менее, их появление было настоящим прорывом, и они остаются основными для большинства советских и западных танков.

ПНВ третьего поколения, созданные в США в конце 70-х гг., называются тепловизионными системами (ТВС) и являются самыми эффективными на сегодняшний день. В отличие от техники усиления яркости, они используют не внешнее освещение, а собственное тепловое излучение цели, и фиксируют малейшую разницу температур её и фона. Танки, при этом, легко заметны: даже при выключенных двигателях их корпуса накапливают солнечное тепло днём и постепенно отдают его в холодный ночной воздух, а уж при работающих – и сами излучают значительное количество тепла. Недостатком ТВС является их значительная стоимость, которая может доходить до 100000 долларов за комплект, или до 10% от стоимости всего танка.

Для танкового боя тепловизионная техника имеет такое же значение, как для воздушного – радиолокация. Тепловизоры позволяют танкам вести бой днём, ночью и в условиях ограниченной видимости. На современном поле боя, которое неизбежно закрыто облаками пыли и дыма, обычные оптические приборы часто становятся бесполезными - тепловизионные же прицелы способны видеть сквозь дым и большинство атмосферных оптических помех.

Иногда они могут оказаться бесценны и в отсутствие всякого смога. Предположим ситуацию, когда танковое подразделение НАТО движется вперёд, в засаду танков ОВД. Вражеские «семьдесятдвойки» замаскированы в окопах, и обнаружить их с помощью обычной оптики очень сложно, практически невозможно – а вот для тепловизора их нагретые солнцем лбы и прогретые двигатели сверкают яркими пятнами на сером фоне растительности. Танкисты НАТО меняются с противником фигурами. Некоторые советские танки также имеют тепловизоры, поэтому западные танки ставят дымовую завесу и, лавируя, ныряют в неё и становятся невидимыми для противника. Затаившиеся охотники сами превращаются в жертв: маневрируя в облаках дыма, танки НАТО расстреливают их с ходу с помощью своих тепловизионных прицелов. Преимущества, которые даёт использование последних, показаны также и в гипотетическом бою в начале книги.

Новинки в области СУО являются важнейшими в прогрессе бронетанкового вооружения за последнее десятилетие. Современные СУО позволяют вести бой ночью с той же эффективностью, что и днём, и увеличивают дальность эффективного огня танка с 1000 до 2000 м. Движущийся «Абрамс» поразит движущегося противника первым выстрелом с той же вероятностью, но с вдвое большей дистанции, чем неподвижный М60А1 неподвижного противника.

Это единственная область, в которой русские сильно уступают Западу, и причина тому – отставание советской микроэлектроники. Советская электроника не просто уступает западной по характеристикам или надёжности – она отстала на целое поколение, а теми приборами, которые всё-таки соответствует мировому уровню, приоритетно оснащается более сложная военная техника, например, самолёты и ударные вертолёты. Русские, насколько известно, ещё не внедрили на своих танках тепловизионную аппаратуру, и вынуждены пользоваться ПНВ на принципе усиления яркости.

В своей военной печати русские приводят множество доводов в пользу сложившегося положения. Например, утверждается, что преимущества, которые даёт СУО, становятся заметны только при столкновениях на больших (за 1000 м) дистанциях, а в ближнем (500-750 м) бою передовая СУО «Леопарда-2» ничем не лучше простейшего оптического прицела наводчика Т-55. Между тем, немецкое исследование выявило, что на большинстве протяжённости межгерманской границы дальность прямой видимости составляет менее 500 м, и лишь на 10% - более 2000 м. Отсюда русские заключают, что преимущества новых СУО не окупают их дороговизны и сложности – но на фоне дальнейших попыток нагнать Запад в этом поле, такие доводы в пользу простого выглядят, скорее, оправданиями самих себя.

Несомненно, самым специфическим является неожиданный интерес русских к запускаемым через ствол орудия танковым управляемым ракетам (ТУР), таким как 9М112 «Кобра» - эта ракета управляется по радиоканалу и в чём-то схожа с ракетой «Шиллейла», которой в 1970-х гг. вооружались американские танки М60А2 и М551 «Шеридан». В НАТО отказались от сложного и дорогостоящего оружия подобного типа, поскольку современные СУО и так обеспечивают превосходную точность стрельбы. Русские не имеют на вооружении столь же современных систем и, по-видимому, хотят с помощью ракет повысить возможности своих танков к ведению дальнего огневого боя – но, к их сожалению, лобовая броня современных танков НАТО будет для кумулятивной БЧ «Кобры» практически непробиваемой. М1 «Абрамс» в порядке эксперимента подвергался обстрелу кумулятивными боеприпасами калибром до 135-мм и не получил пробитий башни или корпуса – калибр и бронепробиваемость «Кобры», при этом, меньше. А перспективные американские танки, такие как М1А1 с БОУ, будут для неё ещё более сложными целями.
Последний раз редактировалось g.A.Mauzer 10 ноя 2014, 22:38, всего редактировалось 2 раз(а).
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 2082
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: Fifty Shades of RED

Сообщение g.A.Mauzer » 10 ноя 2014, 22:03

Обучение экипажей

Стрельба – элемент танкового боя, в котором мастерство экипажа проявляется больше всего: ни защищённость, ни подвижность танка от него практически не зависят, а вот эффективность СУО может, в зависимости от выучки наводчика, как увеличиться, так и уменьшиться, и весьма значительно. Танкисты НАТО превосходят классом танкистов ОВД: их подготовка гораздо обширнее и глубже, чем у противников – и, соответственно, они в состоянии атаковать быстрее и точнее них.

Насколько важно в танковом бою выстрелить первым? – вопрос, к которому несколько раз подступали, используя научный аппарат исследования операций. Хотя результаты широкомасштабного американо-израильского исследования ближневосточной войны 1973 г. остаются секретными, известно, что оно подтвердило: в бою жизненно важно быстро обнаружить и атаковать цель. В одном из немногих рассекреченных исследований подобного рода, проведённом ещё после Корейской войны, рассматривались столкновения американских танков с северокорейскими в 1950 г. М4 «Шерман» и М26 «Першинг», атакуя противника первыми, добивались отношения вражеских потерь к своим между 16 и 33 – то есть, на каждый подбитый американский танк приходилось от 16 до 33 вражеских. В сравнении с этим, танки, открывавшие огонь в ответ, добивались соотношения «победы/потери» лишь в 0,5-1,3. Было заключено, что из всех исследованных факторов, открытие огня первым наиболее увеличивало результативность стрельбы; а шансы выстрелить первым в равной степени зависели как от материальной части – например, точных и простых в использовании прицелов – так и от навыков членов экипажа.

Подготовка советских танкистов ограничена, в том числе, и недолговечностью их машин: ресурсы советских танковых двигателей и пушечных стволов гораздо меньше, чем западных, и настолько же меньше их расход на нужды обучения.

К примеру, американский танковый экипаж расходует на учебных стрельбах 100-200 боевых выстрелов в год – в то время как средний советский экипаж, по-видимому, лишь около 20, и только в некоторых элитных дивизиях это число доходит до 50 и более выстрелов в год. А в большинстве случаев учебные стрельбы проводятся с использованием 23-мм вкладного ствола – что, может быть, и приемлемо для отработки навыков наводчика, но не для отработки взаимодействия всего экипажа. При такой стрельбе не отрабатывается заряжание орудия, не проявляется отдача, не производится экстракция гильзы и перезаряжание – весь цикл подготовки и производства выстрела заменяется простым упражнением.

Из-за малого ресурса двигателей, основная масса техники части большинство времени находится в боксах, и лишь до роты танков используется в учебных целях. В этой связи, учения советских танкистов обычно ограничиваются масштабом роты, батальонные учения чаще всего оказываются простыми маршами по дорогам, а учения в масштабе всей части редки.

Требования к качеству подготовки столь же скромны, как и отпускаемые на неё время и количество боеприпасов. По сути, боевая учёба превращается в «мирное прозябание», и держится только на личных карьерных амбициях офицеров. Ответственность за боевую подготовку части лежит на её политическом офицере, который не сможет рассчитывать на повышение, если его подчинённые плохо покажут себя на аттестации; в свою очередь, танкисты, которые покажут неудовлетворительный результат, лишаться увольнительных и других поощрений. В результате всего этого, требования к экипажам, в сравнении со стандартами НАТО, невелики, а учёт результатов – щадящий.


Ещё немного о трудностях перевода. Использованное в оригинале сочетание ‘political officer’ переведено буквально, поскольку, судя из контекста, единственный смысловой эквивалент, который можно было подобрать – это «комиссар». Между тем, институт военных комиссаров, как известно, был упразднён ещё в РККА – Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1942 г.; так что, употребить в переводе именно этот термин было бы фактической ошибкой. С другой стороны, использование термина «замполит» было бы не меньшей ошибкой, к тому же, искажающей смысл исходного текста: всё ж таки, автор явно подразумевал самодержца-комиссара – примерно такого, каким его рисуют наши либерал-исказители истории типа Сванидзе – а не какого-то там зама по политической части. В общем, пусть уж «политический офицер» останется самим собой.

Типовое упражнение из советского курса подготовки: экипаж должен атаковать и уничтожить вражеский танк с максимально возможной дистанции за 60 секунд. Из чего складывается этот норматив? Командиру даётся 10 секунд на обнаружение и опознание цели. Следующие 20 секунд отводятся экипажу на производство первого выстрела: командир приказывает зарядить орудие боеприпасом соответствующего типа; пока заряжающий исполняет приказание, наводчик устанавливает прицел, используя, например, данные лазерного дальномера. Эффективной дальностью стрельбы считается такая, на которой вероятность поражения цели больше или равна 50%, для 100-мм пушки Т-55 она составляет 1500 м, и огонь ведётся именно с этой дистанции. Производится выстрел; для того, чтобы увеличить вероятность поражения цели до 80%, требуется ещё два дополнительных выстрела, на каждый из которых экипажу даётся по 15 секунд – что, в сумме, даёт 60 секунд на поражение цели.

По результатам стрельбы, экипаж получает оценку от 1 до 5, где «пятёркой» отмечается отличный результат, «четвёркой» - хороший, «тройкой» - удовлетворительный. Приемлемыми считаются оценки между «тройкой» и «пятёркой», но нормативы, как представленный выше, настолько щадящие, что шесть из семи экипажей (86%) сдают их на «хорошо» и «отлично». Учебные стрельбы ведутся не на местности, а на специальных директрисах, к цели танки двигаются по твёрдому покрытию, а не по грунту, стрельба обычно ведётся с места или в медленном прямолинейном движении. При всём этом, некоторые подразделения ещё и пытаются заранее выведать мишенную обстановку и жульничать – об этом в жёсткой форме заявляла советская военная печать.

В обучении стрельбе из спаренного пулемёта условностей столько же, сколько и в учебной стрельбе из орудия. Например, одно из упражнений имитирует столкновение с установкой ПТРК на джипе; по нормативу, такая цель должна быть поражена тремя короткими (в пять-семь выстрелов) пулемётными очередями – что в реальности просто невозможно.

НАТО готовится сражаться с численно превосходящим противником, поэтому, от всех видов оружия требуется поражать цели без промахов и с максимальной дистанции. Своеобразным катализатором роста мастерства западных танкистов является традиционно ожесточённое Первенство канадской армии по танковой стрельбе; оно проводится раз в два года, начиная с 1963 г. Для танкистов НАТО Первенство – нечто вроде Олимпийских игр, оно поддерживает среди них соответствующий дух соперничества, а победы в нём становятся предметом гордости части и всей страны. Хотя призовые достижения и не являются для экипажей самоцелью, они наглядно показывают те вершины мастерства, к которым они должны стремиться.

Первенство 1985 г., проводившееся в июне на полигоне под Берген-Хонном, получилось весьма наглядным, поскольку в его ходе танки предыдущего поколения, такие как М60А3 и «Чифтен», соперничали с современными «Абрамсом» и «Леопардом-2». Мишени 1,9 м шириной и 1,6 м высотой изображали лоб башни окопанного танка, а стрельба по ним велась с места и с ходу с дистанций от 800 до 2000 м. Самый быстрый взвод на М1 показал ошеломляющий результат в 6,2 секунды между появлением мишени и её уничтожением. Средний расход времени на поражение цели также оказался наилучшим у «Абрамса» – 10,2 секунды, в то время как старые «Леопарды» показали наихудший – 16,2 секунды. Наилучшую точность стрельбы показали голландские «Леопарды-2» - они поразили 46 из 48 целей, в то время как худшим оказался результат канадцев на «Леопардах-1С» - очень внушительные 34 из 48 целей. Все результаты показаны в таблице ниже.



Рекорды Первенства продолжают обновляться с каждым годом, параллельно с внедрением новых СУО. На последнем Первенстве-87, проводившемся под Графенвором, были показаны наивысшие результаты за всю историю соревнований: взвод на IPM1 «Абрамс» из роты «Д» 4-го батальона 8-го кавалерийского полка выбил 22600 очков из 28000 возможных. Обращают на себя внимание высокие результаты нескольких подразделений, проводивших стрельбы в сложных условиях – под дождём и в тумане.

Хотя результаты Первенства, возможно, не отражают средний уровень подготовки западного наводчика, они показывают, какое значение в НАТО придаётся быстрому обнаружению и поражению цели; также они ясно показывают потенциал техники. Автомат заряжания советского Т-72 обеспечивает скорострельность лишь шесть выстрелов в минуту - а в американской армии считается нормой делать выстрел в пять секунд, или двенадцать выстрелов в минуту - вдвое больше, чем технически возможно для советского танка. Подготовка экипажей американских М1 ориентирована на двенадцатисекундный боевой цикл: то есть, за двенадцать секунд американский экипаж может обнаружить цель и выстрелить по ней с 2000 м с девяностопроцентной вероятностью попадания – показатель намного лучший, чем предусмотрен советскими нормативами.

Уровень подготовки зависит от качества учебного оборудования. Современные танки становятся столь дорогими в эксплуатации, что сейчас всё большая часть обучения начинается проводиться не на них самих, а на разнообразных тренажёрах. Последние используются и в армиях НАТО, и в армиях ОВД, но техническое совершенство и эффективность западных и советских тренажёров несравнимы. Компьютерная техника и цифровая графика позволяют создание сложных и достаточно реалистичных тренажёров, и одним из лучших образцов подобного рода является «Тренажёр управления огнём подразделения» (ТУО-П), который используется в американской армии для обучения стрельбе. Американские офицеры утверждают, что улучшение результатов Первенства напрямую связано с увеличением объёма тренировок на этих компьютерных симуляторах. Подобные системы намного превосходят механические тренажёры уровня 50-х гг., в которых используются масштабные модели. В некотором смысле, компьютерные тренажёры являются побочной ветвью развития гражданских учебных и авиационных симуляторов европейского и американского происхождения, и можно утверждать, что тренажёры НАТО являются самыми передовыми. Русские тоже весьма заинтересованы в подобных системах, но из-за отставания своей компьютерной техники ещё не имеют тренажёров, сравнимых с западными.

(кликабельно)


Индивидуальное обучение стрельбе и вождению – азы, за которыми следует обучение всей танковой части как единой структуры. Личные навыки бойцов-танкистов останутся бесполезными, пока над ними не встанут хорошие командиры экипажа и взвода, и пока у них не появится опыт взаимодействия в масштабе части.

Основой советской системы подготовки является годовой учебный план: в первое полугодие отрабатываются базовые навыки танкистов, после чего масштаб учений постепенно начинает увеличиваться – до взводных, ротных, батальонных, полковых, а завершается год учениями дивизионного масштаба. Советские учебные программы, по-видимому, не включают широкомасштабных двусторонних манёвров, в которых одна из частей изображает условного противника.

Учения такого типа более часты в армиях НАТО, особенно, в американской. Придать им достаточную степень реализма помогает новейшая техника: лазерные системы имитации стрельбы, такие как американская «Многоэлементная интегрированная система лазерной имитации стрельбы», британская «Симфайр» и немецкая «Талисси». На танки устанавливаются безопасные для зрения лазерные излучатели, которые имитируют стрельбу, и приёмники излучения. Когда в танк попадает лазерный «снаряд» противника, на нём загорается оранжевая лампа, показывающая, что танк «подбит», а его собственный излучатель деактивируется. Это делает двусторонние учебные бои достаточно реалистичными.

Армии НАТО предъявляют гораздо большие требования к качеству личного состава, чем армии ОВД, и это видно уже из различия подходов к набору на службу и мотивации к её продолжению.

Советские Сухопутные войска комплектуются по призыву, поэтому, мало кто изъявляет желание остаться на военной службе сверхсрочно; между тем, когда танкисты, отслужив положенные два года, возвращаются домой, их скудные по западным меркам навыки утрачиваются. Уровень подготовки советских танкистов сильно разнится в зависимости от того, какую должность в экипаже занимает тот или иной боец. Обычно, механики-водители и заряжающие отправляются в строевые дивизии или учебные полки сразу после базового обучения, и оттачивают свои навыки уже в ходе повседневной службы; наводчики и командиры получают более глубокую подготовку, обычно шестимесячный курс по специальности.

Советский танковый взвод состоит из трёх машин, и из числа их экипажей офицером (лейтенантом) является только командир взвода, да и то, велика вероятность, что он – офицер-«пиджак», выпускник военной кафедры гражданского ВУЗа. В результате, в большинстве взводов отслуживших два года - лишь четверть личного состава, а сверхсрочников в них крайне мало или нет вовсе – на фоне того, что в армиях НАТО среди командиров танков стабильно высок процент профессиональных военных.

Русские, похоже, приняли эти недостатки своей кадровой политики во внимание и могут начать её реформы уже в ближайшие годы. В ходе визита маршала С.Ф. Ахромеева на американскую танковую базу Форт Худ, хозяева были удивлены отсутствием у маршала интереса к технике на фоне большого интереса к вопросам подготовки и довольствия личного состава. Сам Ахромеев, несомненно, был удивлён и фактом существования старших сержантов-танкистов с семнадцатилетней выслугой, и величиной их денежного довольствия, достаточного, чтобы содержать семью; качество казарм и жилищные условия срочнослужащего личного состава поразили маршала и его свиту. В Советской армии денежное довольствие строевых офицеров слишком мало, чтобы содержать их семьи, а условия офицерских общежитий плохи.



Интерьер Т-62 наглядно иллюстрирует уровень танковой техники 50-х гг. На фото – вид с места командира на приборы наводчика. Даже в начале 60-х гг., когда был создан этот танк, советские приборы управления огнём были примитивнее американских, и это соотношение сохранилось до сих пор.

Танковая война в её простейших формах – это война сержантов и рядовых: в отличие от экипажей военной авиации, танковые экипажи состоят как из кадровых военных, так и из срочников. Кадровая политика танковых войск НАТО в разных странах различна, но, обычно, направлена на создание станового хребта частей из кадровых офицеров, что обеспечивает в них преемственность поколений. Сложность конструкций современных танков, как и сложность современной общевойсковой тактики, предъявляют к танковым командирам большие требования, чем в прошлом, чтобы получить и отточить нужные навыки им требуются годы. Высокие результаты стрельб, высокий процент исправных танков и тщательность подготовки сложно, а то и невозможно обеспечить в отсутствие кадровых офицеров. Между тем, если армия подобна советским Сухопутным войскам, где офицеры имеют невысокие социальный статус и жалование, профессионалов в ней быть не может.

Итоговый отчёт

Так как же соотносятся силы НАТО и ОВД? На тактическом уровне танковые части НАТО обладают значительным качественным превосходством, которое, в ходе сражений с танками ОВД, может выразиться в непропорционально высоких счетах подбитых вражеских машин. ОВД имеет значительное численное превосходство, которое во многих случаях может уравновешивать качественное превосходство НАТО.

Исход возможной неядерной войны в Европе не будет зависеть от одних лишь танков, хотя они и сыграют в ней значительную роль. «Танковый вопрос» не может рассматриваться вне контекста общевойскового боя; другие факторы, например, логистика и работа других видов оружия прямо повлияют на то, как проявят себя танки.



Чехословацкая армия всё ещё вынуждена сохранять в строю старые Т-54. Она, одна из немногих в ОВД, использует на своих танках деформирующую окраску, как на этом фото.

Хотя в рамках этого издания нельзя сделать общих выводов о будущей войне в целом, выводы по некоторым вопросам сделать всё-таки возможно. В нашем исследовании мы отчётливо показали, что контроль неядерных вооружений будет очень непростым делом: определить ценность танка вовсе не так же легко, как ценность стратегической ракеты, очень часто боевая ценность танка зависит от разного рода вторичных фактором, например, выучки экипажа, так же сильно, как и от его собственных технических характеристик. Можно ли сказать, что Т-72 с восточногерманским экипажем равноценен 56% американского М1, а Т-72 с советским экипажем – 45% британского «Челленджера»? И как это проверить, если не в реальном бою?



Т-80БВ с установленным на нём полным комплектом ДЗ. На оснащённые нею «восьмидесятки» также устанавливают резинотканевые бортовые экраны новой конструкции, возможно, с усиленной защитой передней части борта. Танк на фото несёт белый полковой или дивизионный тактический знак на заднем ящике ЗИП.

В любом случае, эти неясности служат сдерживающим фактором против неядерной войны в Европе. Русские, похоже, опасаются качественного превосходства НАТО, и не могут отделаться от сомнений в возможности своей быстрой победы в неядерном столкновении на межгерманской границе.
Последний раз редактировалось g.A.Mauzer 10 ноя 2014, 22:41, всего редактировалось 2 раз(а).
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 2082
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: Fifty Shades of RED

Сообщение g.A.Mauzer » 10 ноя 2014, 22:03

(ВСЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ КЛИКАБЕЛЬНЫ)



С1 – Т-55АД (в оригинальном тексте – Т-55АМ) советских Сухопутных войск, Украинский (так в оригинале) военный округ.

В последние годы советские Сухопутные войска начали проявлять интерес к многоцветной деформирующей окраске военной техники. Методы использования деформирующих окрасок освещаются в советских наставлениях по маскировке, но в мирное время их наносят редко. Основой для нанесения деформирующей служит заводская зеленовато-коричневая окраска ЗИС-508, близкая к тёмно-зелёному цвету американской краски FS34007. Первое время для нанесения дополнительных цветов использовались наличные запасы ЛКМ, штатно применяющихся для технических целей: краски чёрная №2 (ею окрашиваются рамы, подрамники и ступицы колёс автомобилей); битумная чёрная №2 (стальные детали, кроме подрамников, включая гусеничные траки); серебрянка №1 (открыто расположенные детали из углеродистой стали); коричневая №2 (грунт на деталях из углеродистой стали, таких как орудийные стволы – так в оригинале) и жёлтая №1 (грунт на стальных и алюминиевых деталях, таких как кабины автомобилей и т.п.). В середине 80-х гг. использование этих ЛКМ для нанесения деформирующих окрасок было утверждено официально, тогда же начали выдаваться в части и специальные ЛКМ, самыми распространёнными их марками являются ЗИС-508 (зелёная), ХВ-714 (чёрная), ПХВ-6 (песчано-жёлтая), ПХВ-26 (красно-коричневая), ХВ-113 (тёмно-коричневая) и ХВ-1 (белая). Советские наставления предлагают широко распространённые схемы деформирующих окрасок, одна из которых представлена на рисунке: разводы красно-коричневой ПХВ-26 и чёрной ХВ-714 по фону зелёной ЗИС-508. Согласно регламенту советских Сухопутных войск 50-1982, порядок нумерации машин может быть произвольным; цифры номера должны иметь высоту 20-40 см (за исключением тех, что нанесены на небольшие предметы) и ширину равную 2/3 высоты, летом они рисуются белой краской, зимой или в условиях пустыни – красной или чёрной.

С2 – Т-55АМ с СУО «Кладиво» Чехословацкой народной армии, 1988 г.

ЧНА использует деформирующую окраску военной техники уже более пятнадцати лет; как правило, она наносится на время летних манёвров легкосмываемыми водоэмульсионными красками. Наиболее распространёнными деформирующими колерами являются охра или красно-коричневый (этот вариант представлен на рисунке, красно-коричневые разводы дополнительно обведены чёрным). На иллюстрации изображён глубоко модернизированный Т-55, какие ныне получили распространение в танковых частях ОВД. На башне установлены «брови» из комбинированной брони и элементы СУО «Кладиво» чехословацкого производства: лазерный дальномер над стволом орудия и датчик ветра на корме. На «брови» - чехословацкий национальный знак.

С3 – Т-64БВ советской Центральной группы войск, Чехословакия, 1988 г.

Деформирующие окраски всё ещё не нашли широкого распространения в советских Сухопутных войсках, и представленный на рисунке Т-64БВ целиком окрашен в защитный зелёный цвет. Танк несёт несколько тактических обозначений, важнейшими из которых являются две белые полосы, образующие хорошо заметный с воздуха крест. На иллюстрации видна только поперечная полоса, вторая рисуется по продольной оси машины, начиная от ВЛД корпуса и далее по крыше башни и жалюзи силового отсека (ствол орудия при этом не закрашивается). Белые полосы – исторически самый распространённый советский знак для опознавания с воздуха, он использовался и во время оккупации прибалтийских стран в 1940 г., и при взятии Берлина в 1945 г., и при вторжении в Чехословакию в 1968 г. В мирное время их рисуют на период манёвров на технике, обозначающей условного противника. Второй тактический знак (врезка 3А) – в форме треугольника, но могут применяться знаки и в виде других геометрических фигур. Цифры в числителе могут быть номером полка, а цифра в знаменателе – бортовым номером машины. Правила маркировки дополнительных топливных баков и ящиков ЗИП на танках Т-64/72/80 в последние годы несколько ужесточились, надписи «ЗИП» («запчасти, инструменты, приспособления») и «ТОПЛИВО» теперь делаются по трафаретам. Типовой вид этих надписей показан на врезке 3В.



Т-72М (в оригинальном тексте – Т-72G) 9-й танковой дивизии ННА ГДР, 1987 г.

На танках ННА деформирующие окраски практически не используются; исключение составляет холодное время года, когда на период учений поверх базового цвета рисуются легкосмываемой краской белые разводы. Штатных схем окраски не существует, и она производится на усмотрение командира экипажа. Во врезках показаны национальные знаки ГДР, Польши, Венгрии и Болгарии.



Т-62М (в оригинальном тексте – Т-62Е) отдельного Берлинского танкового полка советской 6-й Гвардейской мотострелковой дивизии, Туркестанский военный округ (всё перед этой ремаркой – дословный перевод оригинала), 1986 г.

Этот Т-62М с броневыми «бровями» наглядно демонстрирует распространённую в советских Сухопутных войсках схему деформирующей окраски. Базовый цвет – зеленовато-коричневый, поверх которого нанесены чёрные разводы. Часть, к которой приписан этот танк, до 1986 г. дислоцировалась в Афганистане, после чего была выведена в Туркестанский военный округ. На броневой «брови» - тактический знак, ромб в круге; на крышке инфракрасного прожектора – знак «Гвардия». На врезках крупным планом показаны тактический знак с башни этого танка и знаки других танковых полков – 225-го, 233-го и 235-го. Последние три интересны тем, что иллюстрируют традиционную советскую систему маркировки танков, приписанных к разным полкам одной дивизии, незначительно отличающимися знаками. Большой знак на врезке – эмблема Группы советских войск в Германии (ГСВГ), она обычно наносится на служебные машины, на боевые – очень редко.



Т-80БВ (в оригинале – Т-80) Группы советских войск в Германии, ГДР, 1988 г.

Этот Т-80БВ с установленным на нём полным комплектом ДЗ целиком выкрашен в защитный зеленовато-коричневый цвет. В последние годы, согласно требованиям Регламента 50-1982, традиционные трёхзначные бортовые номера машин наносятся на всё мелкое навесное оборудование: считается, что это поможет в борьбе с распространённой в войсках порочной практикой, когда экипажи, в преддверие проверок, воруют запчасти с чужих танков. В случае с Т-80, эта проблема становится особенно острой: из-за неудачного взаимного расположения служебных лючков силовой установки и дополнительного оборудования на корме башни, чтобы получить доступ к двигателю, сначала требуется снять всё то, что навьючено на башню. В результате, большинство экипажей предпочитает просто не устанавливать всё это дополнительное оборудование на штатные места, что увеличивает риск его утраты или похищения. Нанесению полноразмерного бортового номера мешают блоки ДЗ, в некоторых частях, оснащённых Т-80, нумерацию наносят на ящики ЗИП. Знак «Гвардия» традиционно помещают на крышку инфракрасного прожектора. На врезках показаны тактические знаки: А – частей, задействовавшихся в манёврах «Запад-81»; В – неопознанного танкового полка Белорусского военного округа; С и D – двух неопознанных танковых полков Центральной группы войск.



L1 – чехословацкий танкист

Как и в других армиях ОВД, чехословацкие танкисты обычно носят поверх полевой формы чёрные танковые комбинезоны. На иллюстрации показан ефрейтор в танковых комбинезоне и куртке поверх полевой формы. На правой стороне груди - знак различия (прямоугольник с тремя «кубиками»).

L2 – лейтенант-танкист ННА ГДР

Хотя в ННА также используются типовые танковые комбинезоны, чаще танкисты носят обычную полевую форму тёмного песчано-жёлтого оттенка. В этом случае, единственное внешнее отличие танкиста – характерной формы шлемофон. Знаками различия остаются погоны – в данном случае, с двумя звёздами, обозначающими лейтенантское звание.

L3 – советский военный наблюдатель, учения НАТО, 1988 г.

Эта фигура обозначает новые веяния в отношениях между НАТО и ОВД. Одной из «мер по укреплению доверия», призванных снизить международную напряжённость, является допуск военных наблюдателей на крупномасштабные военные манёвры противоположной стороны. Советские наблюдатели в последнее время постоянно появляются в этой полевой форме нового образца, впервые появившейся в Афганистане в середине 80-х гг., а также в новых полевых фуражках. В камуфляжном исполнении, немного другой схемы, чем на иллюстрации, она сначала применялась в авиационных и частях специального назначения. Наплечный знак, что нетипично, исполнен вышивкой, а не краской. Ботинки на шнуровке нештатного образца, возможно, приобретены офицером за свой счёт. В строевых частях на этой форме используются полевые (защитного цвета) знаки различия званий, но в данном случае их нет.


THE END
To be continued...
:mrgreen: :mrgreen: :mrgreen:
Последний раз редактировалось g.A.Mauzer 10 ноя 2014, 22:46, всего редактировалось 2 раз(а).
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 2082
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: Fifty Shades of RED

Сообщение EvMitkov » 10 ноя 2014, 22:32

Доброго времени всем.

Что я тут могу сказать - только одно:

ОГРОМНОЕ СПАСИБО

нашему Михаилу Владимировичу Токмакову.

И - за открытую тут тему
Тему, как нельзя более актуальную именно сегодня, в преддверье 2015-го года, на который по мнению многих серьезных аналитиков и "назначается" самая развеселая веселуха со времен Второй Мировой.
И чтобы бить врага, нужно не только его знать, но и понимать - КАКон думает и ПОЧЕМУ он думает именно ТАК, а не иначе.

И - за действительно огромнейший труд перевода.

Даже при сносном знании чужого языка - это очень тяжелый труд. Порой выматывающий так, что казалось бы - легче б "Камаз" с углем погрузить-разгрузить. По себе знаю.

Ведь одно дело - прочесть и понять авторский текст, и совсем иное - сделать его удобоваримым и читабельным для других. Переложить не только смысловуху чужого языка, его технических, военных и лингвистических нюансов - но и суметь передать настроение, отношение автора к тому, что он пишет. И тут никакой наипродвинутый современный лингверсор не поможет - тут нужен Божий Дар. Плюс - дар литературный.

Который у тебя, дружище ты мой дорогой, не просто присутствует - но самобытен и ярок до искрометности.

Что касаемо основной тематики:
Залога - фрукт еще тот. И - кадр еще тот.
Умеющий не просто сопоставлять, но и анализировать и очень часто анализировать беспристрастно. Скорее всего именно потому его так неохотно переводили у нас даже в эпоху т.н. "перестройки", а если и переводили - то часто с лакунами.
И со своей стороны постараюсь комментировать материалы нашего Миши - разумеется, без претензий к поволоки к "стратегиям" - а с точки зрения "нечуждого бронетехники" человечка, которому довелось жить, служить и иногда - действовать в те времена. Времена наибольшего могущества СССР и его заката.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15713
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

След.

Вернуться в Военная история

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: старый лис и гости: 2