КСВ. Крупнокалиберные снайперские винтовки.

Форум о снайперском оружии

КСВ. Крупнокалиберные снайперские винтовки.

Сообщение EvMitkov » 19 дек 2013, 14:58

Доброго времени суток всем.

Вообще-то задумка в названии темы у меня была такая:
" КСВ. Крупнокалиберные снайперские винтовки или "антиматериальная" артиллерия?

Но... в формат заголовка не помещается. Потому - ограничусь тем, что вмещается. :mrgreen:

У нас на форуме в рубрике "Снайперское оружие" достаточное количество тем, в которых тем или иным макаром затронуты КСВ. И наши отечественные, и зарубежные. Вплоть до рассмотрения старых добрых ПТРД и ПТРС в качестве крупнокалиберных снайперских стрелковых систем. А "последней каплей, "пустившей вопрос на перелив" и разлившейся в отдельную тему, послужил пост нашего Андрея Васильева( Андреаса), размещенный в теме о т.н. "Тактической снайперской винтовке" убирать оттуда или переносить пост я не стану ( ограничусь "ремарками целеуказания" :mrgreen: ), но откопирую этот пост сюда:

Итак:
Andreas писал(а):Станковая снайперская винтовка калибра 23 мм (Сирия)



Начну с того, что система в калибре 23.00мм классифицируется уже как система артиллерийская, а не стрелковая. Но это - ладно. "...Лица стерты, краски тусклы..." а грани и рубежи многих классификационных признаков сегодня - размыты.
Скажу больше: вряд ли существует реальная нужда в разработке именно СТРЕЛКОВЫХ систем под унитары в таком калибре и такой мощности. Для решения подавляющего большинства задач, ставящихся перед КСВ, вполне достаточно унитарных выстрелов в калибрах от 12.7 до 14.5 мм. Ну, разумеется - "плюс-минус" в зависимости от страны-разработчика.
При этом главным, я бы отметил - ОПРЕДЕЛЯЮЩИМ! - условием является создание сециального унитарного боеприпаса в этом калибре, позволяющего в полной мере реализовать возможности стрелковой системы. А иначе - НА ХРЕНА?
Создание спец.боеприпаса ( т.н. "целевого" или "снайперского") с повышенными характеристиками позволяет получать меньшее рассеивание на внешнебаллистическом участке траектории, большее однообразие прицелиания при стрельбе и проч и проч и проч - то есть обеспечивать гарантированное поражение цели на дальних и сверхдальних для обычной ( в малых и нормальных калибрах) стрелковки дистанциях. Причем - с первого выстрела. А иначе - зачем нужен такой "снайпер", шмаляющий несколько раз для того, чтобы поразить цель? Проще пулемет притаранить.
Поэтому создание собственно КСВ неразрывно связано с разработкой линейки спецбоеприпасов к ней. Потому, что "стрелковая система - боеприпас" - есть КОМПЛЕКС. Иначе он попросту будет малоэффективен. Впрочем - это азы и азбука.

В качестве примера: в начале Первой Кампании и у нас, и у чехов начали появляться новейшие и секретные тогда В-94 "Волга" Шипунова ( Причем - у чехов - раньше, чем у нас. Но об этом разговор в другой теме - Старик-Пахомыч входил в комиссию по расследованию этого дела тогда) Вообще "Волга", разработанная туляками в начале 90-х, официально считается прототипом ОСВ-96 "Взломщик", но опять же не о том разговор.
А разговор о том, что первоначально к "девяносточетвертым" спецбоеприпасов ( "снайперских") попросту не было, стреляли "линейными" 12.7х108 с достаточно "скромными" результатами для снайперского оружия. Только после появления специального СПЦ-12,7 огонь из этого оружия стал соответствовать думатой эффективности .

Общеизвестно, что подобные КСВ появились давно, еще в середине Второй Мировой. Бритты ставили оптику на свои "Бойзы", наши много экспериментировали с установкой оптики на ПТРД и ПТРС, да и сами ПТР в конце 1942-го все больше использовались не для борьбы в ПТО, а в качесвте оружия, позволяющего работать по огневым точкам в населенных пунктах, подавлять и приводить к молчанию средства в фортификационных сооружениях различного типа и так и далее.
Востребованность плдобных систем достаточно высока, особенно у СпН и при проведении спецопераций. То, что во многих странах полукстарно перешивали крупнокалиберную стрелковку под КСВ - факт. Пулеметные стволы в калибрах 12.7 и 14.5 мм относительно широко переделывались в Чечне при малосерийном изготовлении их "Мечей Пророка" ( да и наколенно делались). Во Вьетнаме достаточно распространена была установка оптики на советские ПТРД и ПТРС ( хотя внутренняя баллистика самих стволов называть эти системы КСВ язык не поворачивается). В Индонезии в заводских условиях выпускали КСВ в калибре 14.5мм... и так далее.
Вообще, многие материалы по этому вопросу я сбрасывал Алексу Райгородецкому для его книги "Противотанковые ружья и их наследники". Дельная работа вышла и лежит она тут
http://www.dogswar.ru/biblioteka/oryjie ... -ryji.html
Это - чтобы не повторяться. :mrgreen:

( Продолжу - ниже и чуть позже)
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13905
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: КСВ. Крупнокалиберные снайперские винтовки.

Сообщение EvMitkov » 19 дек 2013, 21:09

( Продолжу:)

Соответственно, выбор калибра и мощности боеприпаса для КСВ - крайне важен.
Полагаю, что 12.7мм ( или то, что вокруг этого крутится) максимальным калиюром для стрелковой системы, определяемой как все-таки "винтовка", то есть стрелковое оружие, управляемое и удерживаемое при ведении огня ОДНИМ человеком. Обеспечением может заниматься группа или расчет, но само производство выстрела подразумевает ОДНОГО стрелка. Даже при ведении огня со станка, приспособления или просто опоры или упора.

Отдача системы в подобном калибре, даже в 12.7 или 14.5 - штука более, чем чувствительная, даже при наличии на оружии устройств, частично гасящих или компенсирующих импульс отдачи: ДТК, амортизаторов. Даже автоматика перезаряжания немного смягчает импульс, поглащая энергию и перенаправляя ее на приведение механизма заряжания. При боевой массе самой КСВ в 9-12 кг отдача уже почти предельная для удержания одним человеком. Известны случаи ( да наш Викторыч и Ротор-43 не раз упоминали о них), когда стрелки-духи при удержании своих сравнительно легких "Ль-Батаров" дополнительно "фиксировадись" в момент стрельбы еще одним-двумя "помошниками".

Так что классификация стрелковки "на отечественный манер" по калибру "до и после" 20.00мм - штука справедливая. Хотя я плохо представляю себе возможность стрельбы жаде с сошек из "винтовки" в калибре 20 мм. А уж о 23миллиметровом стволе я вообще не говорю - хотя я вроде и сам не карлик и на отсутствие физической силы не шибко жалуюсь.

Потому, всё, что превышает 20.00мм ( включительно), допускает стрельбу только с применением специального устройства: станка, турели или еще чего-либо.
Однако - если с турелью или башенькой все более-менее ясно, то к станку при таком калибре системы и при такой длине ствола предъявляются некоторые требования:
По определению у снайперского оружия должна быль достаточно выская начальная скорость у среза и соответствующая калибру маса пули/снаряда. Высокая начальная скорость определяет дальность прицельного выстрела и настильность внешнебаллистического участка траектории, а достаточная масса пули позволяет сохранять скорость и соответственно - энергию пули при минимальных их потерях на траектории. Импульс отдачи оружия равен по значению и противоположен по знаку импульсу пули на срезе. То есть уравнение VпМп = - VоМо говорит о том, что при большей массе оружия импульс отдачи при общем равенсте меньше воздействует на стрелка, так как скорость движения оружия - меньше.
Но - у носимой стрелковой системы есть свои ограничения по боевой массе. Даже у КСВ. Даже - разкидываемой на части. Иначе это уже не собственно "винтовка", а переносная установка.

Конструкция станка должна не только учитывать импульс отдачи, но и опрокидывающим момент.
На том фото, которое привел Андрей, у этой "артсистеме" на штативе от солнцезащитного зонтика ( пусть даже крепление КСВ выполнено с соблюдением центра тяжести), опрокидывающий момент будет таким ( если это действительно 23мм система), что не помогут никакие крафтовские мешки с кусками битого кирпича, фиксирующие "опору", ни даже целый кусок плиты - эту "установку" просто опрокинет после выстрела. Но даже если лапы опоры зафиксировать жестко, наводку все едино придется исправлять.
А что произойдет с креплением оптики... ( то же самое, что происходило с креплениями оптики на ПТРД при откате ствола или на ПТРС при перезаряжании после нескольких выстрелов)

Так что это в общем, извинительно для сирийцев, когда в дело идет все, что может быть приспособлено для ведения боевых действий. Да - и не только для сирийцев - для любой армии, ведущей долгую затяжную войну.
Но считаться КСВ эта система не может. По крайней мере - необходимо исключить слово "снайперское". Даже не смотря на присобаченную оптику.
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13905
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: КСВ. Крупнокалиберные снайперские винтовки.

Сообщение EvMitkov » 04 янв 2014, 00:32

Несколько слов о "самоделках"-КСВ.

Не так давно наш Ротор-43 перекидывал мне свои снимки ( частью лежат на форуме в другой теме) о КСВ, изготовленной и применяемой боевиками в "одной из кавказских республик" и захваченной нашими ребятами:







Лица ребят я - прикрыл.

А недавно нашел и то, как пытались работать с этой хреновиной боевики:

С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13905
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: КСВ. Крупнокалиберные снайперские винтовки.

Сообщение g.A.Mauzer » 04 янв 2014, 18:50

Где-то видел фото подобной пост-югославской (то ли сербской, то ли хорватской) системы под 20-мм патрон. "Подобной" - это с такой же общей компоновкой и, соответственно, схожим экстерьером.
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 1921
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: КСВ. Крупнокалиберные снайперские винтовки.

Сообщение g.A.Mauzer » 19 май 2014, 22:23

Немного об "антематериальной сущности" ПТР (вот отсюда):

В те годы, когда я активно общался с ветеранами прошедшей войны, мне почему-то очень хотелось приобщить их к нашему кругу – людей, что, по идее, должны были внимать рассказам «стариков» с благоговением. Но удивительным было то, что попытки эти большей частью оказывались тщетными. Даже те из ветеранов, что довольно бойко отвечали на мои незатейливые вопросы о своем прошлом, либо напрочь отказывались от подобных встреч, либо все-таки оказавшись на ней, часто замыкались в себе, всем своим видом давая понять, что чувствуют себя здесь лишними.

В ТОТ раз все происходило почти аналогично. Иван Степанович Горбунов, прослышав от меня, что в Москве есть какой-то клуб, где собираются любители истории воины, как-то высказал робкое желание посетить его, а я, естественно, вызвался его проводить. Но, прибыв на клуб, уже через полчаса он сделался задумчиво-молчаливым, отказался от участия во всех разговорах, куда я попытался вовлечь его, а еще через полчаса вздумал откланяться. Откланялся и я.

По пути домой он заглянул в коммерческую палатку и купил там недорогую бутылку водки, пригласив меня составить ему компанию «за чаем». Я понял, что пожилой человек хочет поделиться впечатлением от увиденного, и с удовольствием принял его приглашение.

Как и ожидалось, придя домой и приняв «для сугреву», Иван Степанович завел разговор об увиденном на клубе.


– Ты уж прости, что нарушил твои планы на сегодня. Но не мог я больше толкаться на этом сборище. Что? Разве я сказал, что там плохо? Просто как-то не по себе это стало… – он выщелкнул из пачки осыпавшуюся «примину», размял ее пальцами, прикурил от газовой плиты и продолжил:

– Я даже в школу к детям не ходил, когда на праздники приглашали. Не люблю, когда приходится рассказывать какие-то банальные вещи, которые совершенно не соответствуют тому, что было на самом деле, ну и подвиги выдумывать какие-то. Особенные. А война – это штука сложная. Скорее похожа на долгую и нудную работу, а не на рейды атамана Платова с саблями наголо. Сам я подвигов в войну не совершал, а пересказывать все, что писалось в газетах, да истории, рассказанные замполитами, я не люблю, да и не умею. Вот и получается, что нечего делать мне на таких сходках. И у вас на клубе тоже. От меня там ждали каких-то историй про железки всякие, словно война была между танками, самолетами и прочими машинами. И промеж себя все больше обсуждали, какой танк лучше, да у какого самолета пушка сильнее и бомба больше. А люди, что самолетами этими воевали, по-ихнему, вроде как заместо вшей при технике. Даже обидно, ей-богу!

– Помнишь того усатого в твидовом пиджаке? Когда ты сказал ему, что я бронебойщиком на фронте был, он аж взвился от радости и давай меня спрашивать, но не про войну, а про то, какой ПТР мне нравился больше всего? Тьфу!

– А я возьми да скажи ему, что любой ПТР нормальному человеку нравиться не может. Ну он опешил, а потом давай меня цифрами поливать, прямо энциклопедия какая. А я по цифрам его уж понял, куда он клонит. Он сам подсказывал мне ответ на вопрос, им же заданный. Хотел, чтобы я подтвердил, что наши ПТР самые сильные в мире были. Мальчик он, хоть, видать, и разменял четвертый десяток. До сих пор не понял oн, что не сами ПТР танки-то немецкие подбивали! Так-то!

– Ну а я его и спрашиваю, почему это он сравнивает наши ПТР с немецкими, какие у них только в самом начале войны были? Несправедливо это. У нас в начале войны-то ПТР вообще не было! К московской битве появились копии с немецких же, калибра 7,92, или под патрон ДШК. А уж в 1942, когда четырнадцать-с-половиной в бой пошли, у немцев уже тяжелый двухсантиметровый «бюхс» наши танки дырявил. Да и старенький ихний 39-го года тоже изменился. Калибр-то остался прежним, а длина сократилась, и вместо махоньких пулек начал он по нашим танкам гранатки бронепрожигающие пулять. И еще осколочные тоже. Очень нужные против пулеметов, да пехоты гранатки. Вот тебе и преимущества. Ружье легче, короче нашего, а броню пробивает дай бог! И огонь внутрь танка несет. Все тридцать три удовольствия. А у ПТРД какое осколочное? Никакого!

– Так что ежели разобраться, ничем наши ПТР немецкие не превосходили. И делали их оттого, что летом сорок первого все пушки свои мы, пока от границы драпали, побросали. Вот и пришлось нашим бабам, да старикам с пацанами нам спешно ружья с длинным стволом, что мы «удочками» прозвали, осваивать. Они же проще и дешевле пушек-то. Но и немецкие ПТР против наших много чем плохи были, покуда многозарядный «фаустпатрон» у них нe получился. Вот и выходит, что дураки все твои «клубничники», что пытаются решить, какая железка лучше какой. Воистину говорят, что горе от ума. Чрезмерного. Я бы добавил, что от ума, на безделье помноженного.

Иван Степанович выпил вторую, и, проследив взглядом, как я расправился со своей дозой, подвинул ко мне вскрытую банку «килек в томате» и кусок хлеба с половинкой луковицы на нем. Потом вытряхнул из смятой пачки последнюю «примину», размял ее пальцами и закурил, опершись спиной о стенку холодильника.

– Не помню, рассказывал ли я тебе; как я на фронт попал? Нет? Ну слушай! Войну я начал уже в годах. Все-таки двадцать шесть было. Но до фронта доехать осенью сорок первого мне не довелось. Разбомбили наш эшелон где-то под Смоленском. Попал в госпиталь, который эвакуировали аж в Казань. Было это уже зимой. А к весне пришли к нам какие-то командиры и давай агитировать выздоравливающих пойти на командиров учиться. Ну я поддался. Командовать-то лучше! В мои-то годы ходить под началом «зеленого летехи» совсем не хотелось. Ну и попал на командира взвода батальонной артиллерии.

– Учили там же под Казанью. Из матчасти «бобики» (76-мм – «полковушки») да «прощай, родины» («сорокапятки») имеются, лошадки дохлые с пожилыми ездовыми. Снаряды – только учебные, деревянные в железной гильзе, а пострелять настоящими ой как охота! В общем, голодно, холодно, но терпимо. Осенью должны были мы стать младшими лейтенантами, ан тут в мае лупанули нам фрицы по первое число под Харьковом и на Сталинград поперли, как по нотам. Ну и вышел приказ Верховного всех курсантов на фронт командирами орудий да наводчиками, а не командирами взводов.

– Попал на фронт в июне. Дивизия в полной готовности, а артиллерии нету! Как раз батальонной да полковой. Правда, минометов даже чуть больше положенного, но пушек-то нету! Мыкались мы так с неделю, а потом приказ пришел получать матчасть! Ну пошли и получили… Только не две пушки, а шесть ружей противотанковых – два самозарядных и четыре однострелъных. Организовали два бронебойных отделения. Мое и сержанта Акимова. А пушек как не было, так и нет. Вот так и стал я по документам – командир орудия, а фактически «комод» и первый номер ПТР заодно. Только, что петлицы с пушками.

– Впрочем, мы и не горевали особо. В соседнем батальоне была та же история, да и вообще в дивизии дай бог треть пушек от потребного числа имелось. Страна-то вся в эвакуации! Какие еще пушки! И за ПТР спасибо.

– Понятно, что нас кинули на изучение новой матчасти. Ну прочитал нам какой-то очкарик по затертой бумажке длинную лекцию, что ПТР является сильным оружием в борьбе с немецкими танками. Что броню оно пробивает так, что «сорокапятке» и не снилось. Что маскировать его просто, что легче оно и еще кучу всяких удобств. Потом рассказали про подвиги бронебойщиков под Москвой… Да что я тебе об этом? Сам небось не раз читал такие агитационные бредни! Но мы тогда во все это верили.

– А потом были стрельбы. И пробные, и зачетные вместе. Выдали нам на нос по четыре патрона и к оврагу, где стоял наш сгоревший непонятно от чего Т-26. По нему и пуляли. Отмеряли 300 метров. Огонь! Попал? Годится! Пробил? Молодец! Мелом обведи свои попадания и передай ружье следующему! Но не все попадали и не все пробивали. Оказывается, даже старый Т-26 надо было уметь пробить из «сильного оружия»! Сомнение тут меня разобрало, так ли хороша эта «удочка», как мы промеж себя ПТР окрестили, как о ней написано в наставлении, да листовках всяких. А тут еще старшина Еременко как заклинание бормочет: «В бою, сынок, ты немца лоближе подпускай и в упор! Не поспешай!».

– Не поспешай!!! Это когда тебе очкарик уже все уши прожужжал, что уничтожать ихние танки лучше с дальней дистанции. Что танк вблизи задавит тебя!

– Поначалу в боях работы немного было. Нас даже и не задействовали. По живой силе от нас проку – нуль без палочки! Потом наступление батальона. Тут и нам работа нашлась – подавление пулеметов заместо артиллерии. Как «самоварники» сыграли, затакали «максимки», славяне «Уря-я» затянули, так мы чинно и благородно давай пукать по вспышкам их пулеметов, моля бога, чтобы это пульсирующее пламя погасло. Но чудес не бывает. В сумерках с полкилометра попасть в лобешник пулеметчику из ПТР с открытого прицела невозможно. Вот и продолжался свинцовый дождик по браткам-славянам.

– Короче, наступали вроде день что ли, потом, конечно, выдохлись и в землю зарываться! Ждать подкреплений для развития наступления. Только немцы вперед подоспели. Вечером в их стороне послышался гул и лязг, вроде глухих раскатов грома, да еще с подвыванием. «Танки, – пояснили нам «деды», – завтра вам, ребятки, работа будет!» А мы уже и сами понимали, что назавтра будет жарко.

– Так и случилось. Сначала прилетели «пернатые, которые закидали нас бомбочками, потом «гансы» сыграли. Загавкали разрывы гаубиц. Всю войну не любил эту музыку. Да!

– А потом на нас поперли ихние танки. Немного. Шесть штук всего. По штуке на «удильщика» – ерунда! Справимся! Водим своими «удочками», выбирая момент для выстрела. Цели разделили, как условились. Левого выбрал Витька-татарин, ближнего – Ромка-пермяк, правый мне достался по жребию. Еще три танка на долю бронебойщиков Акимова. Да!

– Всего-то по одному танку на ружье и было-то. И не «тигры» какие-то, а обыкновенные Т-3 и «Праги». Твои «знатоки» обсмеются, поди! По их мнению, Т-3 насквозь пробить должны мы были бы с любой дистанции с первого выстрела. Да и мы тоже сперва так думали. Стреляли с трехсот, как учили нас, и после каждого выстрела уверены были, что танку капут. Ан он как шел, так и пер себе и не догадывался, что капут ему, только местность пулеметами подметал.

– Выстрела так после десятого я даже молиться про себя начал, чтобы хоть один загорелся, a oни – словно заговоренные. Да что там? Разделали нас тогда под орех. И всему батальону капут пришел бы, побеги мы. Но тут подмога пришла, которую ждали. Они и откинули фрица на исходные.

– Сколько мы ихних танков пожгли, спрашиваешь? Одного и пожгли. Мало? Да мне тогда он за счастье показался. Первую свою «Отвагу» за него и получил. Только я ли его подбил-то? Кто теперь знает, может, и я. Я по нему тоже стрелял. Только получать медаль все одно кроме меня некому было. Все остальные; бронебойщики или убиты, или же тяжело ранены.

– Так и прошел мой первый бой. И батальон на переформировку. А ты говоришь – ПТР!

Иван Степанович одним глотком расправился с последней рюмкой и поддел на вилку остатки килек. Потом раскурил потухшую «Приму» и в задумчивости продолжал:

– А потом учились мы. Да… Пока топали к Сталинграду – все время учились. Восемь оборонительных боев и после каждого боя – бронебойщиков на списание. А меня бог миловал. Три танка записали на мой счет. Да еще два танка захватили мы с Макаренко и почти исправными. Итальянские танки-то. А макаронники – вояки слабые. Нас тогда для «Красной звезды» корреспондент из Москвы щелкнул на фоне танка. Вон и фотка тебе для доказательства. Так что где-то к зиме научились мы и из «удочек» бить их. Не только мы. И пехотные Baни тоже научились. Гранатами. Но им потруднее было, чем нам.

– Но пока не попал я в сорок третьем в истребительную бригаду, где ПТР много было, да еще с артиллерией, толку от «удильщиков» немного было.

– Почему не люблю я ПТР? А за что его любить-то? Длиннющий, тяжеленнейший, с открытым прицелом да еще на сошках. Дерется при выстрелах так, что плечо после боя порой напрочь отваливалось. А толку-то? Прицелиться как следует – хрен получится. Наводка – только руками, хоть не на весу.

– Бронепробивание? А ты знаешь, что это такое? Или ты, как и твои друзья-теоретики, считаешь, что для уничтожения танка достаточно у него в боку дырку провертеть? Что с того, что у него дырка образовалась? Он ведь не корабль и ко дну от этого не пойдет. Как без дырки бой вел, так и с дыркой продолжит. Разве кто из экипажа насморк схватит от сквозняка-то… Да… У танка надо еще или механизм какой за броней сломать, или экипаж поранить, или лучше всего поджечь его к свиньям собачим! Вот ты из «удочки» и кусаешь его раз за разом. Иной раз после боя с десяток дырок в нем насчитаешь, а он все ползет себе, как ни в чем не бывало, и гореть не думает. А потом эти дырки какой-нибудь корреспондент выдает за торжество нашего оружия, и появляются сказки для детишек о том, что наше оружие столь могущественно, что легко делает из немецкого тайка решето. А если бы он после первой загорелся, сколько жизней было бы спасено? Вот почему и говорю, что лучший ПТР – это пушка противотанковая. Или «прощай, Родина», а еще лучше «пятьдесят семь» или «семьдесат шесть». Снарядик-то у них солиднее. Пробьет броню и притащит с собой тучу осколков, или газы разрыва. Вот и сломает или подожгет что-то.

– А из ПТР только в упор и бить по выбранным местам… По бакам, например. Вот и подпускали их те, у кого нервы покрепче. Тогда и попадали куда надо. Был у нас в сорок третьем бронебойщик Максим Малов. Штук десять, не то двенадцать танков на него записано было. К Герою его даже представили, а он набил по пьяни морду какому-то летехе, с него все победы и сняли, наград лишили и в штрафную роту. Да… Там, видать, и сгинул он. К чему это я о нем? Да к тому, что он вообще огонь по танкам далее 100 метров никогда не открывал. И только в борта по бензобаку; или по венцам ведущего колеса. А не по гусенице, как твои «клубные» учат. Таскал с собой целую пачку всяких там листовок, как уничтожать немецкие танки, сам схемки рисовал. Практиковался на подбитых. Ой не так это просто – попасть в нужное место движущегося танка с открытого-то прицела да еще не с жесткого лафета, а с сошки!

– Как-то принято рассуждать о маленьких размерах ПТР как о преимуществах. Да ничуть – у той же «прощай, родины» размеры в боевой обстановке не больше, потому, что ни один уважающий себя артиллерист не поставит пушку на танкоопасное, не окопав ее как следует. Да и расчеты ПТР только в кино на танкоопасном лягут на ровное место под кустик, не окопавшись. Вот и выходит, что в бою все не так, как в музее.

– А у пушки при этом еще один огромный козырь есть. Не догадьшаешъся, о чем я? Да о щите! Именно, что о щите. За щитом ты чувствуешь себя спокойнее. Можно наводить не торопясь. Пули пулемётов, осколки, комья земли щит на себя берет, а это очень важно. Из ПТР-то как стрелять приходилось? Высунешься из окопа, быстренько прицелишься, пульнешь, бросаешь ружье и на дно окопа, пока тебя танкист из пулемета дождичком осыпает, или снайпер вжикает. Потом высунешься, опять быстренько пульнешь и снова на дно, если еще живой. Героики тебе маловато? Вот и говорю, что не героика в войну преобладала. До героики ли, когда твоя маковка всем ветрам открыта, а у тебя на ней только каска, толку с которой, что с козла молока. Немцы вон на свой тяжелый ПТР «бюхс» – щит поставили. Даже фаустпатроны, помню, были у ниx со щитом и на колесиках.

– А уж когда мы на запад поперли, ПТР почти беспомощным стал. Поэтому осенью 1943 наша истребительная бригада была преобразована в ИПТАП и вооружили нас «прощай, родинами», с длинным стволом. Вот тут я и пoлюбил эту механику. Что? Слабовата? Да ничуть! По сравнению с чем слабовата? Перед ПТР – просто зверь, а не пушка. Бронебойность очень хорошая, да плюс осколочньй снаряд, да щит, да наводка плавная, да плечо не болит, да мехтяга знатная – «форды» и «бантамы» с «виллисами». Тут уже не служба у нас пошла, а подлинный санаторий…

Мы ещё долго разговаривали о войне. Бутылка на столе давно опустела, банка из-под килек насухо вытерта хлебными корками, а разговор все не кончался. Но ПТР он больше не затрагивал.


И немного о технической стороне борьбы за независимость от "Незалэжной":

Точка - не декоративная, обжитая. Травка; и для первого номера, и для второго. Окурочки аккуратно прибраны...
А даже современную легкую бронетехнику ПТР под 14.5х114 ( что с Б-32, что с БС-41 с сердечником из карбида вольфрама) с ее начальной скоростью у среза за тысячу - будет на ДПВ шить за ради Христа-Аллаха...

Кстати: против легкобронированной БТТ ПТР ( нынче модно говорить "антиматериальные винтовки, КСВ - хотя это не особо верно, так как назначение ПТР и КСВ различны, и различны и мощности) пожалуй - эффективнее РПГ. Большая боевая скорострельность, выше скорость и настильность... Да и меньше демаскирует себя.


Мнения, как мы видим, полярные:

...даже современную легкую бронетехнику ПТР под 14.5х114 ( что с Б-32, что с БС-41 с сердечником из карбида вольфрама) с ее начальной скоростью у среза за тысячу - будет на ДПВ шить за ради Христа-Аллаха...


и

[color=#BF0000]Бронепробивание? А ты знаешь, что это такое? Или ты, как и твои друзья-теоретики, считаешь, что для уничтожения танка достаточно у него в боку дырку провертеть? Что с того, что у него дырка образовалась? Он ведь не корабль и ко дну от этого не пойдет. Как без дырки бой вел, так и с дыркой продолжит. Разве кто из экипажа насморк схватит от сквозняка-то… Да… У танка надо еще или механизм какой за броней сломать, или экипаж поранить, или лучше всего поджечь его к свиньям собачим! Вот ты из «удочки» и кусаешь его раз за разом. Иной раз после боя с десяток дырок в нем насчитаешь, а он все ползет себе, как ни в чем не бывало, и гореть не думает. А потом эти дырки какой-нибудь корреспондент выдает за торжество нашего оружия, и появляются сказки для детишек о том, что наше оружие столь могущественно, что легко делает из немецкого тайка решето.[/color]


И, в то же время, есть определённые основания полагать, что БТРы наци-гвардии незалэжной (или, точнее, разложившейся) Украины, сгоревшие на прошлой неделе под Славянском, пожгли как раз из старых и злых ПТРС. Да и алюминиевой брони американских БТР они во Вьетнаме поклевали и, по слухам, довольно успешно.

Отседова, вопрос: современная лёгкая бронетехника чем-то уязвимее перед длинноствольным крупнокалиберным стрелковым оружием, чем бронетехника Второй мировой? И могут ли, всё-таки, КСВ выполнять роль ПТР, и когда это оправдано?
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 1921
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: КСВ. Крупнокалиберные снайперские винтовки.

Сообщение EvMitkov » 20 май 2014, 22:43

Ну что ж, Мишка - попробую снова положить в эту теме то, что когда-то со Стариком-Пахомычем собирали и перебрасывали Александру Райгородецкому для его работы "Противотанковые ружья и их наследники". Собирали из из своего опыта, и из того, что могли найти и прокоментировать. Кстати - отрешаясь от личностей ( вернее - от личности самого Алекса) - недурная работа получилась. Ёмкая и подробная.

Но вот в последние дни она получила крайне неожидаемое продолжение: - это так, в тему и не очень. Но - слов из песни... Так вот: некоторое время назад А.Райгородецкий выкатил нашему админу, Эдуарду Сергеичу - предьяву.
А началась покрошка батона с того, что наш Сергеич разместил на фронтлайне нашего основного сайта "Псов" в поддержку "Беркута" их логотип с Георгиевской Лентой.
Весь разговор с Эдиком я передавать не стану, но факт в том, что Райгородецкий гневно потребовал ( поскольку наш ресурс - российский, патриотический и естественно - не поддерживает ни укрофашистов. ни заточку Хохляндии под НАТО) - удалить с сайта все его книги и статьи, якобы он ничего общего с нами иметь не хочет.
Разверстку и интерактв-рекламу его книг Сергеич с сайта удалил ( хотя "Псы Войны - ПРАВООБЛАДАТЕЛЬ этих материалов и принадлежат они - нашему ресурсу) - но пачкаться не стали.

Тем не менее - практически все материаолы по ПТР и КСВ этой работы хранятся у меня, потому как именно я делал и сводку, и верстку и корректировку этой книги Алекса.
Да, впрочем, и сам Райгородецкий в предисловии пишет
Хочется выразить большую благодарность майору Морской Пехоты КЧФ в отставке
Евгению Евгеньевичу Митькову за помощь в подготовке книги и систематизации материала.
И большую искреннюю признательность инженеру-конструктору Юрию Григорьевичу
Пахомову и генерал-майору Степану Игоревичу Белецкому за предисловия к моей книге.

Я не хвастаюсь, Миш. Просто Алекс предал не только меня, не только созданный нами ресурс, не только тех, кого называл тут "друзьями" - и "Псы" наши живы и востребованы сегодня больше, чем никогда; и сами мы тут все живы, бодры и ироничны. Не смотря на "прощальный прогноз" Райгородецкого, мол
"задохнетесь тут в собственной жопе от своего дерьма"
это - цитата из некоторых сохраненных файлов.
И живы мы, и не задохнулись и приросли.

Но Райгородецкий предал память Юрия Григорьевича Пахомова, одного из самых близких моих друзей, погибшего при возвращении из командировки на боевых.
О нем - тут
viewtopic.php?f=3&t=693

Райгородецкий предал ослепшего сегодня и полупарализованного Степана Игоревича Белецкого. Предал пересылавшего для него свои материалы Васю Кихтенко....

Впрочем - все это к слову.
Часть его работы писана и верстана мною, потому я имеб полное право распоряжаться этими материалами. А если Алекс против - что ж. Где я живу, он знает, бывал. Милости прошу в гости - таперича по-другому погутарим...
Ну, и кроме того, мне самому привелось поработать с ПТР ( правда - не на боевых), и видеть - как с этим оружием ( уже в реальных боевых) работают те, кого я знаю лично. В арабиях и разных африках эти системы ( вптлоть до "Бойза") до сих пор распространены очень широко. Да и чехи варганили свои наколенные ремиксы ПТР. С ними имели дело и Борис Викторыч, и другие наши ребята.
К тому же - мне довелось побывать под огнем такой вот "удочки". Скорее всего - ПТР, хотя с гарантией сказать не могу. Я уже тебе как-то рассказывал, что однажды в башеньку моей тридцатьчетверки прилетело что-то в калибре до 20 мм. Пробило один борт, охрюкало мне колено и вышло в другой борт сквозняком. Шрам на колене до сих пор виден. Машина боеспособности не потеряла, все в раже были, только потом испугались, уже после боя. Пройди выстрел чутку по другой траектории - аля-улю, гони гусей. В лучшем случае минус командир машинки - в худшем - выведенный из работы башенный клистир.
Почему я полагаю, что работало ПТР: была бы автоматическая пушка типа нашей 23миллиметровки или "Бушмастера" - одиночным бы выстрелом не ограничились бы. А серия подкалиберных с полтораста метров в борт башни шансов для машины с бронькой уровня Т-34 или ПТ-76 - не оставляет.

Говорить о эффективности стрелковой системы в калибре до 20мм включительно ( дальше уже считается - "артиллерия") против бронетехники - довольно сложно с одной стороны - и достаточно просто с другой.
Я ничуть не умаляю мнение и опыт наших ветеранов-бронебойщиков, с честью и не щадя себя прошедших Отечественную и сумевших не просто с честь противостоять панцерваффе - но и дожить до Победы - ЧЕСТЬ ИМ И СЛАВА!
И - ничуть не хочу приуменьшить боевой опыт Ивана Степановича.

Однако разговор об эффективности ПРТ в начале Второй Мировой очень напоминает мне разговор о нашей "сорокопятке", в теме "Адвокат "сорокопятки" тут
viewtopic.php?f=9&t=745&p=5093#p5093

Но продолжу о ПТР. Что есть оружие? ЛЮБОЕ оружие?
Оружие - это есть ИНСТРУМЕНТ для выполнения определенной работы, для решения определенной ( боевой) задачи.
Но наличие у "пользователя" инструмента - даже самого совершенного и эффективного по своим ТТХ еще ничего не значит.

Попробуйте дать приличному сварщику простой электросварочный аппарат: он и чугун сварит, электрод медной проволокой обмотав, и нержавейку обратной полярностью. И дайте пусть умелому, но - СТОЛЯРУ - самую навороченную ЦеОшку с автоматикой регулировки и подачи. Он ТАКОГО вам наварит...
В отношении оружия как инструмента - требования еще выше. Ставка тут - уже не качество выполняемой работы - а в большинстве случаев шкурка на собственной заднице. К примеру - одним из самых успешливых и результативных снайперов Второй Мировой был финн Симо Хяюхя - причем работавший со старой ЛИНЕЙНОЙ винтовкой Мосина и без оптики, с открытым прицелом...
Хотя и об этом говорено-переговорено, в теме о "Гражданском оружии" в основном.

Так что вернусь к ПТРам, к их тогдашней востребованности и эффективности - и к их сегодняшней роли. И начну с общих ( для кого-то) мест. Но "возвращаться к истокам" всегда полезно. Освежает.

Изначально термин "Противотанковое ружье" ( ПТР) подразумевал стрелковую систему, пригодную для переноски и боевого маневрирования расчетом из одного-двух человек, предназначенную для борьбы с подвижными бронецелями и имеющую калибр от нормального до крупного. 12,7 мм, 13,2 мм, 14,5 мм и до 20 мм включительно. Хотя
существовали образцы и в калибре 7,62 и 7,92 мм, но в них использовалась увеличенная по
длине гильза и усиленный заряд пороха для придания высокой скорости пуле.
Бронепробиваемость большинства противотанковых ружей составляла в среднем около 30
мм и лишь на некоторых опытных образцах достигала 60-70 мм эквивалента.

ПТР в его "классическом" виде и понимании - очередное изобретение "сумрачного тевтонского гения". В общем-то очччень удачный и ассиметричный ответ гансов появлению БТТ у союзничков. Вообще, я уже говорил ( "Танковых музеях" кажется), что малое количество построенных немцами танков в ПМВ вполне компенсировалось созданием основных принципов и тактических приемов организации ПТО, в которых ПТР призваны были играть одну из решающих ролей. И появись в серии немецкие ПТР "Маузер Танкенгевер М1918" на год, на полгода хотя бы! в войсках раньше - история ПМВ могла развернуться чутку иначе. Ведь не зря же Цвейл резюмировал ситуацию в общеизвестном своем афоризме:
"Нас победил не гений Фоша, а генерал Танк".
Будь у немцев ПТР в частях хотя бы на уровне рот...


Mauser Tankgewehr M1918
Патрон-13х92SR, общий вес-17,3 кг, общая длина-1691 мм, длина ствола-983 мм,
техтемп огня - 6-8 выстрелов в минуту, начальная скорость пули-913 м/с, прицельная
дальность-500 м, боепитание- однозарядное.


В мае 1918-го «13 мм Маузер T-Gewehre М.1918» был принят на вооружение и пущен в серию Первое боевое применение этих ружей произошло в марте 1918 года - весьма удачливо ( для немцев). Конструкция - в принципе довольно проста и традиционна. Обычная однозарядная болтовка высокой мощности с продольно-скользящим поворотным затвором ( "классическим маузеровским", со страгиванием гильзы перед экстрагированием. На сошках, с открытым секторным прицелом с приведенной к баллистике унитара насечкой.

Для этого оружия был создан специальный патрон : T-Patrone калибра 13 мм. Его латунная,
бутылочная, с пологим скатом гильза длиной 92 мм, имела выступающую закраину с
проточкой и содержала заряд нитроцеллюлозного пороха массой 13 г.
Остроконечная, с конической донной частью пуля массой 62,5 г, состояла из биметаллической оболочки, свинцовой рубашки и стального закалѐнного сердечника.
Стрельба велась патроном с бронебойной пулей, способной пробивать броню, поражая
экипаж танка или бронеавтомобиля осколками пули и брони. Особенности боеприпаса
создавали необходимость стрельбы не по любому месту корпуса, а целясь в уязвимые места
танка, а именно : в баки, двигатель, места размещения экипажа. Только в таком случае ружьѐ
позволяло остановить танк, либо же уничтожить его. Очень часто случалось, что пуля,
пробивая броню любого танка тех лет на дистанции в 300 метров, часто не наносила ему
вреда. Сердечник, в отличии от снаряда, не обладал ни осколочным, ни фугасным действием,
а зажигательное действие было слабо выражено. При достаточно неплотной компоновке
танка сердечник мог пробить броню и нисколько не повредить ни оборудованию, ни
экипажу. Это явление в дальнейшем получило даже собственное название-эффект ПТР.
А так как само по себе пробитие брони не самоцель, приходилось стрелять так, чтобы
сердечник поражал важные агрегаты или экипаж танка. Это было изначально думато разработчиками и подобный эффект свойственен любым баллистическим бронебойным снарядам малого калибра.
Но массированный огонь нескольких ПТР ( особенно засадный и с нескольких направлений) - очень эффективная штука. даже сегодня - разумеется по слабозащищенной и легкобронированной технике.

Что любопытно, Мишка:
ПТР НИКОГДА не были и никогда не считались "вундер-ваффе". Они изначально создавались как оружие пехоты для противодействия БТТ ( как и РПГ) и должны являться одним из ЭЛЕМЕНТОВ правильно организованной ПТО. Включающей в себя разные разности и приятности для панцерфареров противника: и минные заграждения, и артиллерию ПТО "прямой наводки", и наличие маневренной бронегруппы противодействия - и еще много всякостей. БУСВы разных лет ты сам читал. ПТР может являться оружием усиления штурмгруппы или РДГ, и так и далее. Но акцентирую - это не панацея. Потому-то результативность бронеьойщиков во всех армиях мира расценивалась (и расценивается) как подвиг. Даже с современным граником, с тем РПГ-семеркой ( да хоть с же "вампиром") сработать танк... когда он прет на тебя, а у тебя права на промах как правило - нету...

К разработке ПТР как оружия пехоты вернулись уже в конце 20-х - начале 30-х годов с появлением БТТ "новых типов" ( таких как "Виккерс-шеститонный" и его аналоги) Проектирование ПТР развернулось сразу в нескольких странах. Однако теперь это было не Ersatz-Kriegswaff, нe "эрзац-оружие военного времени", а образцы по заданным армейцами ТТЗ, с заново, специально созданными узлами, тщательно испытанные и обладающие высокими даже для сегодняшнего дня боевыми качествами. Успеху ПТР второго поколения способствовали:
1. Специально созданные боеприпасы с высокой начальной скоростью пули, что
гарантировало значительную пробивную силу.
2. Новые технологии и материалы, применяемые в производстве оружия.
Одной из первых взялась за разработку противотанковых ружей Швейцария и фирма
«Эрликон» создала в 1932 году тяжѐлую противотанковую винтовку калибра 20 мм. В 1934
году Великобритания создала первые образцы противотанковой винтовки, которая потом
получит название по фамилии своего создателя капитана Бойса ( знаменитый "Бойз").



В 1935 году приняла на вооружение противотанковую винтовку собственной разработки Польша. Во второй половине тридцатых приступила к разработке ПТР Германия...

В 1937-1938 годах активизировались работы по ПТР и у нас, в СССР.
В 1939-1940 годах начали разработку противотанковой винтовки и в США, но в этой стране ПТР собственной разработки так никогда и не состояли на вооружении, оставшись исключительно в виде опытных образцов.
Во Второй Мировой Войне противотанковые винтовки применялись наиболее массово.
Оружие такого типа использовалось следующими воюющими странами :
СССР,
Германия,
Великобритания,
Польша,
Франция,
Финляндия,
Япония.

Выпускались ПТР собственной конструкции и состояли на вооружении в таких «нейтральных» странах, как Швейцария и Швеция. ПТР собственной разработки состояли до ВМВ на вооружении и в Дании. Там их разработкой и выпуском занималась «Мадсен». В конце тридцатых - начале сороковых годов, в условиях уже немецкой оккупации, разрабатывала и выпускала противотанковые винтовки Чехословакия...

Вообще-то говорить о разработке, выпуске и боеприменении ПТР как о "...вынужденной замене недостающей противотанковой артиллерии..." - КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕЛЬЗЯ.
Существуещее сегодня и растиражированное "новыми историками" типа Резуна и Солонина мнение,что разработка в 1941 году ПТРС и ПТРД в СССР якобы связана не с их эффективностью, а с необходимостью обеспечить войска сколько-нибудь действенным средством борьбы с танками противника при потере значительной части противотанковых орудий в начальный период Великой Отечественной - ЧУШЬ. Разработки ПТР в СССР, их опытные образцы проходили испытания задолго до начала ВМВ и ПТР задумывались именно в качестве элемента ПТО.

Говорят, что Вторая Мировая Война, ставшая пиком в развитии ПТР, стала и их "лебединой песней". С середины ВМВ, в связи с качественным развитием и усилением бронезащищенности БТТ появилось принципиально новое оружие ПТО пехоты - РПГ, исползующие в том числе и эффект кумуляции. Но развитие этих систем стало возможным только с появлением и внедрением ВВ семейства гексогенов, а гексогены были - ох и не дешевы в ставнениии с тринитротолуолами... А на самом исходе этой войны, в Германии впервые в мире появилось "Красные Шапочки" - ПТУРы. Вследствие этого к концу Второй Мировой как вид вооружения ПТО пехоты для противодействия БТТ, начали постепенно сходить на нет.
ПТР широко применялись по "прямому назначению" ( и эффективно применялись!) в Корее, во Вьетнаме и еще черт знает где. Но уже с конца сорок второго основным назначением ПТР становится именно "антиматериальное"

До ВМВ ПТР разрабатывали и выпускали серийно Великобритания, Германия, Дания, Польша, СССР, США, Финляндия, Чехословакия, Швейцария, Швеция и Япония. И - соответственно - с тем или иным успехом их применяли именно в качестве оружия ПТО. Хотя, согласно воспоминаниям многих солдат вермахта, уже с Польской Кампании гансы использовали свои ПТР скорее в качестве именно "антиматериальных винтовок" ( для краткости буду говорить - КСВ, хотя оптику ставили как и у нас - наколенно).
В частности, в мемуарах-воспоминаниях "Смерть через оптический прицел" немец Гюнтер Бауэр ( сначала - пулеметчик, затем - стрелок ПТР, а после, уже со второй половины 1941-го - "классический" снайпер-марксманн) рассказывает о том, как в боях в Польше и позже в Приграничье работал именно с германским ПТР 7,92 mm Panzerbuchse PzB.39 - и именно по "антиматериальным целям": - пулеметным точкам, по абразурам ДОТов и ДЗОТов, признавая за ПТР особую эффективность в боевых действиях штурмгрупп в условиях Н/П.


Вот он, голубок, со своим вторым номером - уже у нас, в сентябре 1941-го...

Да и на Крите немецкие парашютисты очень успешливо использовали ПТР именно в качестве "антиматериалок" -



РzВ.39 является однозарядным оружием, с полуавтоматическим
вертикальным клиновым затвором. Перезаряжание затвора осуществлялось спусковым
рычагом. Ударный механизм куркового типа. Курок взводился при опускании затвора.
Сверху затвор закрывался щитком, автоматически окидываемым при опускании затвора.
Предохранитель флажкового типа располагался в тыльной части ствольной коробки.
Предохранение от преждевременного выстрела осуществлялось защелкой пистолетной
рукоятки управления огнем, чей выступ запирал спусковой крючок при неполностью
закрытом канале ствола. Прицел постоянный, стоечного типа, был рассчитан на дальность
стрельбы до 400 м. Для продления срока службы затвор имел сменный передний вкладыш,
позволявший добиться минимального зазора между зеркалом затвора и казенным срезом
ствола. Так же как и у РzВ.38, для повышения практической скорострельности
в РzВ.39 использовались две 10-зарядные патронные коробки-ускорители. Для уменьшения
отдачи при стрельбе вместо подвижного ствола с коротким ходом у РzВ.З8, РzВ.39 имел
мощный дульный тормоз, поглощающий до 60% энергии отдачи, что сразу избавило оружие
от множества проблем, связанных с не очень надежной работой противооткатного
устройства. При заряжании ружья, стрелок движением (от себя) пистолетной рукоятки
управления огнем открывал затвор, другой рукой доставал патрон из магазина и вкладывал
его в патронник. После этого давлением на пистолетную рукоятку (к стрелку) затвор
закрывался, и оружие было готово к бою. После выстрела гильза экстрагировалась с
опусканием затвора ползунком экстрактора назад вниз через окно в плечевом упоре.
Небольшое сокращение начальной скорости пули до 1175 м/с не повлияло на снижение
боевых качеств оружия. Бронепробиваемость этого ПТР составляла 30 мм на расстоянии 200
метров (под углом 90°) и 20 мм на расстоянии 400 метров (под углом 20°).
Но наряду с удачными решениями, новое ружьѐ имело и свои недостатки. К отрицательным
чертам противотанкового ружья РzВ.39 относилась его сложность в изготовлении, отладке и
изучении. Особенно сложны были система перезаряжания и ударно-спусковой механизм,
состоявший из 63 деталей. В целом же ружье оказалось ненадежным в затрудненных
условиях работы из-за своей большой чувствительности к загрязнению. Кроме того,
достаточные претензии предъявлялись к тяжѐлой экстракции стреляной гильзы, когда
стрелку приходилось прикладывать значительные усилия для отпирания спусковой рамы.
Расчет оружия состоял из двух человек, стрелка и подносчика боеприпасов (он же
наблюдающий за целью). На марше ружье возилось в повозке с боеприпасами. Для
перевозки ружья в разведывательных подразделениях мотопехоты использовались
велосипеды, на рамах которых ремнями крепились ПТР. В боевых условиях расчет
переносил ружье РzВ.39 на плече или в руках, причем для удобства переноски приклад
складывался. Для переноски ружья на поле боя на стволе была закреплена специальная
рукоятка. В непосредственной близости от противника ружье переносилось одним стрелком.
До 1942 г. боекомплект ружья составлял 145 патронов, из них у стрелка - 125 и в легкой
колонне - 20, после 1942 г. он был уменьшен на 20 патронов, у бронебойщика находилось
только 105 патронов.
В 1940-1941 гг: фирмы Gustloff-Werke, Rheinmetall-Borsig, Havelwerke, Steyr-Daimler-
Puch выпустили 39 232 противотанковых ружья РzВ.З9. Высокие боевые качества
противотанковых ружей, которые они показали на начальном этапе войны, заставил
германскую военную промышленность развернуть их широкое производство. Если 1
сентября 1939 года Вермахт имел всего 568 противотанковых ружей РzВ.З8, к 1 апреля 1940
года - 1118 ПТР РzB.38 и PzB.39, то уже к 1 июня 1941 года на вооружении германской
пехоты состояло 25 298 ружей этих моделей. По штатам 1940 года PzB.39 являлся основным
оружием противотанковой обороны германской пехоты. Каждый пехотный взвод имел по 1
ПТР, в роте - 3 штуки, в батальоне - 9 штук, в полку - 27 штук. Всего в пехотной дивизии
состояло на вооружении 90 противотанковых ружей. В моторизованной дивизии их
насчитывалось - 83 штуки, а в танковой - 57 штук. В 1941 году в пехотных, моторизованных,
горно-пехотных и инженерно-саперных ротах имелось по одному отделению с тремя
противотанковыми ружьями PzB.39. Одно ПТР имелось в мотоциклетных взводах и 11- в
разведывательной роте моторизованной дивизии.
Однако в целом, противотанковые ружья PzB.38 и PzB.39 использовались в довольно
ограниченных масштабах как во Французской кампании 1940 года, так и немногим больше в
1941-1942 годах на Восточном фронте, где применялись достаточно успешно в основном
против легкобронированных целей. Уже летом 1941 году немецкой пехоте пришлось
столкнуться с советскими танками Т-34 и КВ, против которых это оружие было совершенно
неэффективным. Тяжелые бои, которые пришлось вести немецким пехотинцам во время
советского наступления под Москвой зимой 1941-1942 годов, показали что вся система
противотанковой обороны оказалась практически бездейственной.
Противотанковые ружья,
находившиеся на вооружении Вермахта уже не соответствовали требованиям времени.
Борьба на равных со средними и тяжелыми танками противника с толщиной брони 60 - 90
мм могла вестись только более мощным оружием.


( Продолжу - ниже)
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13905
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: КСВ. Крупнокалиберные снайперские винтовки.

Сообщение EvMitkov » 20 май 2014, 23:51

Продолжу сегодня - по ПТР-КСВ, а о коллиматорах поговорим завтрева, лады, Михаил Владимирыч?
Итак, опуская забугорные конструкции конца тридцатых - поговорим о наших разработках. О том, что якобы "до 1941-гго, пока жареный панцер-петух в жопу не клюнул" - у нас разработкой ПТР не занимались.
Занимались - и широко.

Проектирование противотанковых ружей в СССР началось в самом начале 1930-х годов. В 1931
году одним из первых занялся проектированием подобного оружия Л.Курчевский, создав
безоткатную динамореактивную пушку калибра 37 мм. Широкомасштабные работы по ПТР
в Советском Союзе начались по постановлению правительства которое было принято 13
марта 1936 года.
Проектирование ружей калибра 20-25 мм и массой до 35 кг было поручено С.В. Владимирову, М.Н. Блюму и С.А. Коровину.
До 1938 года испытали 15 образцов, но предъявленным требованиям не удовлетворил ни один. По чести сказать - традиционно требования русских армейцев к принимаемому на вооружение образцу одни из самых жестких и строгих ( если не самые жесткие и строгие!) в мире. И это - ПРАВИЛЬНО.
В 1936 году на Ковровском заводе N2 им. Киркижа были изготовлены два опытных образца 20-мм ротного противотанкового ружья ИНЗ-10 системы С.В. Владимирова и М.Н. Блюма-на сошках и на
колесном лафете. ИНЗ-10 (или легкая самозарядная пушка) показало неудовлетворительные
бронепробиваемость и кучность при массе в боевом положении от 41,9 до 83,3 кг.

Другие системы были либо признаны неудовлетворительными, либо нуждались в серьезной
доработке. В 1938 году легкую 37-мм противотанковую пушку предложил и начальник ОКБ-
15 Б.Г. Шпитальный, но ее отвергли еще до испытаний. Также неудачной оказалась и
попытка переделки автоматической 20-мм пушки ШВАК в универсальное зенитно-противотанковое оружие на треножном станке.
Наконец и сами требования к ПТР признали несоответствующими, и 9 ноября 1938 года Артиллерийское управление сформулировало новые ТТЗ к ПТР.
Был доработан мощный 14,5 мм патрон, работы над которым начались ещѐ в 1934
года.

Бронебойно-зажигательная пуля Б-32 массой 64 г и длиной 66 мм при начальной
скорости 1100 м/с патрона 14.5х114 с дистанции 300 м пробивала броню толщиной 20 мм
расположенную под углом 70°.
Ещѐ большей эффективностью обладала бронебойно-зажигательная пуля БС-41 массой 64,5 г и длиной 51 мм с сердечником из вольфрамового сплава, пробивавшая на дистанции 350 м броню толщиной 30 мм под углом 70°. Б-32 и БС-41 аналогичны по конструкции 12.7-мм пулям. Применялась и пуля БЗ-39, отличающаяся от Б-32 меньшей длиной и массой. Ввиду худших по сравнению с пулями Б-32 и БС-41 характеристик, пуля БЗ-39 выпускалась непродолжительное время.
Все пули снаряжались в латунную бутылочную бесфланцевую гильзу. В качестве эксперимента для повышения эффективности в донную часть сердечника БС-41 была помещена капсула с раздражающим веществом хлорацетофенон. Пуля получила название "бронебойно-зажигательно-химическая".
После пробивания брони она создавала в заброневом пространстве непереносимую концентрацию слезоточивого газа и выводила из строя экипаж танка. Пуля, имеющая похожую конструкцию, была принята немцами для 7.92-мм противотанкового ружья PzB.39.

Под 14.5-мм патрон Н.В. Рукавишниковым было разработано очень удачное самозарядное ружье-полуавтомат со скорострельностью до 15 выстр./мин , рекоменлованное к принятию на вооружение и к производству в серии. А вот самозарядное 14,5-мм ПТР конструкции Шпитального вновь не удалось довести до серии. В августе 1939 г. оно успешно выдержало испытания, и в октябре было принято на вооружение под обозначением ПТРР-39. Но массовое производство так и не наладили. Не успели.
Причиной была неверная оценка нового оружия руководством наркомата обороны и
прежде всего начальником ГАУ Куликом. На предвоенную судьбу противотанковых ружей
негативно повлияло мнение таких конструкторов классической артиллерии как Грабин. В
своем заключении от 11 ноября 1940 года на запрос Кулика Грабин указывает, что ПТР
никогда не сможет заменить полноценное противотанковое орудие. Среди причин он
называл : уязвимость расчета из-за отсутствия у ПТР броневого закрытия, большую длину
ружья, что делало его неудобным при транспортировке; ПТР не позволяет взять правильное
упреждение, осуществить поправку в стрельбе в случае промаха, точно наводить оружие по
уязвимому месту танка. Были названы и еще две причины. Противотанковое ружье не
позволит добиться достаточно сильного заброневого воздействия, если только его калибр не
буден увеличен до 20-25 мм. А в этом случае его вес будет сопоставим с весом
противотанковой пушки. Кроме того, упор делался на высокую стоимость такого оружия, так как сверление длинных тонких стволов и изготовление нарезов в них, является чрезвычайно
дорогим и трудоемким. Война сразу показала ошибочность решения Кулика. Советская
пехота оказалась лишена эффективного ПТ средства ближнего боя. Попытка наладить в
начале войны массовый выпуск ружей Рукавишникова не увенчалась успехом. Доводка и
постановка его на производство требовали бы большого времени. Правда, отдельные ПТР
Рукавишникова использовались в частях Западного фронта при обороне Москвы. Была
предпринята попытка производства копии 7.92-мм PzB.39, но она не дала результата
и кроме
технологических проблем сказалась и недостаточная бронепробиваемость.

В качестве временной меры в июле 1941 года по предложению инженера В.Н. Шолохова в
мастерских МВТУ им. Баумана и других инженерно-технических вузах Москвы наладили
сборку однозарядного ПТР под 12,7-мм патрон ДШК.
Простая конструкция была
скопирована со старого германского ПТР Mauser M.1918. Однако увеличение мощности сравнительно с прототипом потребовало переработки силового решения конструкции, добавления некоторых элементов: дульного тормоза, амортизатора на приклад и установки более жестких и прочных легких складных сошек. Для стрельбы из него
использовались патроны с бронебойно-зажигательными пулями Б-32 массой 49 г и длиной
64 мм с закалѐнным стальным сердечником и бронебойно-зажигательными пулями БС-41
массой 54 г и длиной 51 мм с сердечником из вольфрамового сплава. Начальная скорость
пуль составляла соответственно 870 и 850 м/сек. Пули снаряжались в латунную бутылочную
бесфланцевую гильзу. Патроны с пулей БС-41 изготавливались в незначительных
количествах. Могли применятся и другие патроны от ДШК с пулями Б-30 и БЗТ.
Противотанковые ружья калибра 12,7 мм хотя и превосходили практически все зарубежные аналоги в данном и в меньшем калибрах - но значительно уступали по эффективности оружию
калибра 14,5 мм и к началу 1942 года были сняты с производства.


Для ускорения работ над эффективным и технологичным 14,5-мм ПТР Сталин на одном из
заседаний ГКО предложил поручить разработку еще двум конструкторам. Задание было
выдано в июле 1941 года В.А. Дегтяреву и С.Г. Симонову. Через месяц появились готовые к
испытаниям конструкции - с момента получения задания до первых пробных выстрелов
прошло всего 22 дня.
Тем более, что и Дегтярѐв, и Симонов вели разработку опытных образцов ещѐ с 1938 года.


Предсерийный образец самозарядного ПТР Дегтярева. 1939 год.
Из разработанных Дегтяревым двух образцов был одобрен упрощенный, с неполным циклом автоматики, однозарядный.
Первая партия в 300 ПТРД была закончена в октябре и в начале ноября отправлена в 16-ю армию Рокоссовского.
То есть и наработки, и технологии, и заделы мощностей - БЫЛИ.
Впервые их применили в бою 16 ноября. Уже к 30 декабря 1941 года выпустили 17688 ПТРД, а за 1942 год-184800.
Самозарядное ПТРС было создано на основе опытной самозарядной винтовки Симонова
образца 1938 года. Изготовление ПТРС было проще ПТР Рукавишникова (на треть меньшее
число деталей, на 60% меньше станкочасов, на 30% - времени), но значительно сложнее
ПТРД.
В 1941 году было выпущено всего 77 ПТРС, в 1942 – уже 63308.
После испытаний 29 августа Государственный комитет обороны решил принять их на
вооружение. Выпуск более простого дегтяревского ружья наладили быстрее. Производство
ПТРС требовало большей подготовки и материальных затрат. В конкурсе на разработку ПТР
по заданию В.А. Дегтярева участвовала специальная группа из ОКБ-2 во главе с А. А.
Дементьевым и двумя техниками Г.С. Гараниным и С.М. Крекиным. Ими было разработано
ружье с коротким ходом ствола под патрон 14,5х114. Дегтярев занялся разработкой
противотанкового ружья под тот же патрон с длинным ходом ствола. В ГАУ сочли, что
ружьѐ Дементьева нуждается в доработке: его следует сделать однозарядным. В результате
было разработано однозарядное ружье с автоматическим открыванием затвора и
выбрасыванием гильзы. ПТР, разработанное группой Дементьева, хотя и несколько уступало
ружью Симонова по скорострельности (семь выстрелов в минуту против десяти), но было
заметно легче (17,3 килограмма против 24 килограмм). Ружье Дементьева было испытано на полигоне и показало хорошие результаты, но на вооружение было принято доработанное по
замечаниям ГАУ противотанковое ружье конструкции Дегтярева. Боевое крещение
советские ПТР получили в битве за Москву. Расчеты противотанковых ружей успешно
боролись со всеми видами бронетехники Вермахта, включая и средние танки. Однако после
появления на вооружении Вермахта тяжелых машин с более толстой броней эффективность
этого оружия пошла на убыль. ПТР стали больше использовать для стрельбы по
бронетранспортерам, амбразурам ДОТов, прислуге артиллерийских орудий. За годы войны
было изготовлено БОЛЕЕ 400 тысяч противотанковых ружей.

В 1942 г.
конструкторами Е.С. Рашковым, С.И. Ермолаевым и В.Е. Слуходкиным было разработано
20-мм однозарядные противотанковое ружье РЕС. Ствол РЕС запирался горизонтально
движущимся клиновым затвором, открывавшимся вручную, а закрывавшимся возвратной
пружиной. ПТР РЕС имело дульный тормоз-пламегаситель и колесный станок со щитом.
Откидной приклад с буфером по устройству напоминал ПТРД. Для ПТР сконструировали
оригинальный патрон с 20-мм бронебойным снарядом с вольфрамовым сердечником. Снаряд
имел алюминиевую головную часть. Основой для гильзы его патрона стала гильза от
выстрела для 45-мм противотанковой пушки. Проведенные на полигоне ГБТУ испытания
показали достаточно высокую эффективность нового ПТР. На дальности 300 м
обеспечивалось пробивание брони толщиной до 50 мм, расположенной по нормали.
Малосерийное производство 20-мм ПТР "РЕС" велось в Коврове. Всего в 1942-1943 г.г. было
выпущено около 70 ПТР "РЕС". В начале 1942 года Рукавишников представил опытный
образец своего ружья калибра 12,7 мм. Из него также можно было вести огонь патронами
калибра 14,5 мм, заменив ствол и механизм выбрасывания гильз. Однако это ружьѐ тоже не
имело успеха.В том же 1942 г. в Артиллерийской Академией имени Ф.Э.Дзержинского
разработали для десантных войск и партизанских отрядов 25-мм легкую противотанковую
пушку. ЛПП-25 несколько напоминает s.PzB.41, хотя и имеет обычный ствол. Ее
конструкторам, И.И.Жукову, М.Ф.Самусенко и А.М.Сидоренко, удалось добиться высокой
бронепробиваемости - 146 мм. Пушка была рассчитана на буксировку тягачом, а в случае
необходимости могла переноситься расчетом из 3-х человек на небольшое расстояние
(например, через овраги). Не очень большая масса (202 кг) это позволяла. ЛПП-25 несколько
легче, чем s.PzB.41, и проще в производстве из-за отказа от конического ствола, но на
вооружение не было принято
.

После войны противотанковые ружья не долго стояли на вооружении Советской Армии и
были заменены гранатометом РПГ-2. Однако на этом их служба не закончилась. ПТРС (а по
некоторым сведениям и ПТРД), состоящие на вооружении северокорейской армии, получили
от американских танкистов прозвище «buffalo guns»-«ружья на бизонов». Оно было дано за
то, что пули, выпущенные из противотанкового ружья, легко пробивали броню лѐгких
американских танков М24. Немало повоевали ПТРы и в период Вьетнамской войны , и во
всех африканский войнах второй половины XX века. Они отлично пробивали броню
американских бронетранспортеров М113. Были ПТРС и среди трофеев захваченных
израильской армией.


У ПТРД и ПТРС была очень неплохая кучность. И идеи установить оптику на это оружие присутствовали не толко у нас - но и у гансов. Особенно, когда ПТР перешли в разряд КСВ.
Ставили оптику и наколенно, и в заводских условиях.

Вот несколько снимков, Миш "не доставшихся" Алексу Райгородецкому. Часть - мои, часть - из архива Пахомыча, часть - из сети.


ПТРД. Наши дни. В рабочем состоянии. Борис Викторыч, узнаешь, где снимок сделан? :mrgreen:


ПТРС, наши дни. В рабочем состоянии.


ПТРД и ПТРС в качестве "антиматериалок" штурмгруппы морской пехоты.


ПТРС в условиях городского боя. 1945-й.


ПТРС с установленной и адаптированной оптикой.


ПТРД со специальным оптическим прицелом.


Ганс со своим ПТР с оптикой. 1943-й[list=][/list]


Реальные боевые, ПТРС в качестве КСВ.


ПТРС с оптикой. Наши дни.


ПТР в условиях городского боя.



У того же ПТРС с нерасстреляным каналом и нормально работающими механизмами Бронепробиваемость:

на 100 м — 50-60 мм,
на 300 м — 40 мм.

и требования нормального боя для ПТРс:

три или четыре пробоины из четырёх вмещаются в круг диаметром 22 см;
средняя точка попадания отклоняется от контрольной точки не более чем на 7 см по вертикали и не более чем на 5 см по горизонтали.

Проверка боя осуществляется стрельбой с дистанции 100 м, положение — лёжа с сошек, патроны с пулей Б-32.

Так что дать с полтараста метров пять выстрелов в самозарядном режиме по тому же бэтэру или БПМ-БМД по уязвимым местам - мало не покажется. Особенно если немного уметь стрелять и знать уязвимые точки...
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13905
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: КСВ. Крупнокалиберные снайперские винтовки.

Сообщение g.A.Mauzer » 21 май 2014, 00:07

Если позволишь, немного влезу в твой рассказ, дядь Жень.

Начну с того, что очередной демарш со стороны Райгородецкого - думат. О чём, собственно, мы с тобой и говорили как-то раз, хоть и в другой связи.

И хоть я и не застал здесь ни Юрия Григорьевича, ни Степана Игоревича, и сказать о них ничего не могу (хотя представление кое-какое имею, и из читанных их сообщений - и из сообщений уже после той аварии), Райгородецкого оценить нетрудно - повёл себя, как свинья. По-людски так не делается. Повёл себя, как свинья, и с людьми, и с делом, и продолжает свинячить. Ладно, древние укрские боги ему судьи.

Возвращаясь к заклёпкам. Чушь, которую запустили в массы Резун и Солонин, пустила достаточно глубокие корни - во всяком случае, про довоенные и ПТР военного времени (за исключением, конечно, ПТРД и ПТРС) до сих пор мало кто знает. И в школьных учебниках у нас эта туфта про "устаревших фанерных трёхбашенных монстров", "полное отсутствие автоматов и противотанкового оружия" и иже с ними. И даже в уважаемом мною воениздатовском справочнике обр. 2001 г. "Боевая техника и оружие 1939-1945гг.", с которого, собственно, начиналась моя скудная военная библиотека, о довоенных образцах упоминается вскользь, в паре-тройке абзацев.

Лично меня больше всего зацепило в этом отношении то, что ты мне ответил на один из моих вопросов в личке:

В отдельную группу я бы выделил пулеметы и винтовки ( ПТР) под 12.7 и пулеметы и ПТР под 14.5. С пулеметами — понятно, а ПТР — их не только во Вьетнаме и Афгане активно использовали «со всех сторон» - как наши ПТРД и ПТРС, так и даже «бойзы» - но и в Чечне. Не совсем в качестве специализированных КСВ, а скорее как именно «антиматериальных ружей». Их — по шарику до сих пор много. ПТРД и ПТРС выпускают серийно китайцы и вьетнамы ( по крайней мере до середины 90-х выпускали), малайцы клепают модифицированные «бойзы» и ПТРД — да много где. Где-то с оптикой, где-то — без.


Маленькое открытие, честно сказать. А тут и современная текучка подоспела, с пожжёными БТР наци-гвардии незалэжной и жовто-блакитной. Отседова и любопытство.

Да лады, лады. :mrgreen:
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 1921
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: КСВ. Крупнокалиберные снайперские винтовки.

Сообщение EvMitkov » 21 май 2014, 00:14

ПТРД в качестве КСВ не особо пригодно, все ж таки подвижный ствол.
А вот ПТРС, симоновское ружьецо - ...Разумеется, если изменить шаг и глубину нарезки, применить специальный снайперский унитар, продумать крепление оптики и прочего навесняка, что б не сшибалось после долтутора-двух десятков выстрелов. Материалы применить новые...

Но и в "обычном виде" - вполне работоспособная и мощная система, хотя и тяжеловата в сравнении с КСВ современной разработки.
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13905
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: КСВ. Крупнокалиберные снайперские винтовки.

Сообщение Володя » 21 май 2014, 00:22

Женя,если тебе надо ещё фото ПТР,то загляни ко мне на яндексе в альбом по музею ЦАХАЛа,там есть.
Всем привет из Обетованой!
Володя
 
Сообщения: 2710
Зарегистрирован: 04 апр 2012, 04:51
Откуда: Натания Израиль

След.

Вернуться в Снайперское оружие

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3