"Калашников"...И ЭТО ВСЁ - О НЁМ!"

Форум о автоматах и автоматических винтовках

Re: "...И ЭТО ВСЁ - О НЁМ!"

Сообщение EvMitkov » 26 дек 2013, 23:10

( Продолжу)


Штурмгевер 1944-года

Если всё же предположить, что АК-47 — это доработанный и усовершенствованный Stg. 44, логично также предположить, что АК-46 должен нести в себе ещё больше черт германского прародителя.

Однако даже АК-46 не имеет конструктивных особенностей, идентичных Stg. 44, за исключением горловины, куда вставляется магазин. А конструкция затворной рамы с газовым поршнем отличаются ещё больше. Согласитесь, на основании этого разговоры о плагиате выглядят преувеличением.




АК-46

То же относится и ко второй конкурсной модели — ТКБ-415 А.А. Булкина.




ТКБ-415

Системы Булкина и Калашникова имеют общего предшественника, с которого не скопированы узлы, но взят общий дизайн. Это автомат Судаева АС-44.


Автомат Судаева, 1-я модель.

Сходство со Штурмгевером, заключающееся в сходном переламывании узла спускового механизма и креплении приклада - но не более того. С учётом того, что эта модель разрабатывалась в 1943 году, модель Шмайссера Судаев если и видел, то только раннюю — MKb 42 (Н).


MKb 42 (Н)


И уж тем более не напоминает MKb 42 (Н) Шмайссера 2-я судаевская модель.
Судаев предоставил на конкурс в мае 1944 года уже 4-ю свою модель, которая ещё дальше отходит от концепции Шмайссера, приближаясь, а точнее, возвращаясь к дизайну довоенных винтовок Симонова и Токарева.


АС-44 ( 4-я я конкурсная модель Судаева)

То есть фактически Судаев ничего не взял у Шмайссера. Зато эргономика автоматов Калашникова и Булкина явно сходна с эргономикой второй модели Судаева.
Но только эргономика. Ибо остальные узлы в достаточной мере уникальны.

А вот третий "конкурсант",, автомат конструктора Дементьева — КБ-П-410 - это уже попытка скопировать отдельные элементы штурмгевера в адаптации к нашему 7.62х39.




КБ-П-410

Тут внешнее сходство более заметно. Это и отдельный узел спускового механизма, это и форма приклада, в который упирается возвратная пружина. Но вот конструкция затворной рамы тут уже другая. Отлична и схема запирания. То есть заимствован один лишь дизайн.

В 1945 г. была выпущена серия автоматов системы Судаева, войсковые испытания которой проводились весной-летом 1945 года в ГСОВГ, а также в ряде частей на территории СССР. Несмотря на положительные отзывы, армейское руководство потребовало уменьшения массы оружия. Судаев был оружейный гений, и для него не составило бы труда уменьшить массу. Но он умер - в 34 года, и завершить работы по его автомату стало некому. А ведь не подорви Алексей Иванович своё здоровье в блокадном Ленинграде - и вполне может быть, что мы бы сейчас обсуждали совсем другой автомат (и, кстати, Судаева точно так же обвиняли бы русофобы в том, что он "всё украл у Шмайссера").

У АС-44 были практически все "предпризнаки" будущего "АК-47": начиная от характерной съемной крышки и пружины малого диаметра с направляющей, и кончая характерным затвором с затворной рамой, газовым поршнем и ручкой перезаряжания в виде одной детали. То есть - практически все "опознавательные знаки" нашей ОТЕЧЕСТВЕННОЙ оружейной школы, основы которой заложены еще великим Федоровым. И это - 1944 год!

Т идеи его продолжил Михаил Тимофеевич Калашников, который, - еще раз "кстати" - у Судаева и работал. Более того: используя общую удачную эргономику StG-44, Калашников имплементировал в конструкцию более удачный затвор и УСМ, а также попутно устранил ряд компоновочных недостатков и штурмгевера, и АС-44 - например, убрал из приклада возвратную пружину, что позволило впоследствии легко создать версию со складным прикладом, ввел в возвратную пружину направляющую (что позволило уменьшить ее диаметр) и так далее. Оригинально был решен предохранитель (что стало "фирменным признаком" АК) и еще ряд деталей. Схема разборки "через верх" также более проста и практична.

Калашников постоянно работал над своим автоматом. У первой модели, АК-46, затвора как единой детали с газовым поршнем не было. Газовый поршень со штоком был выполнен у Калашникова отдельной деталью, и он сцепляется с затвором через промежуточную деталь - своеобразные "салазки". Об этом очень ёмко рассказывает Малимон в своей книге, посвящая испытаниям целую главу. Схема себя на испытаниях не оправдала, и потому была использована идея совмещения газового поршня и затворной рамы. Такое же, как уштурмгевера.
Однако - вот тут надо понимать главное - использована лишь идея, конструктивное решение у Калашникова совершенно иное.
Вообще затвор Калашников применил иной - он запирается не перекосом, а поворотом. Собственно, затвор и УСМ у Калашникова практически взяты и доработаны с ZХ-29 Холека. Как и более поздние УСМ и затвор карабина M1 Garand - и это правильно, ибо зачем изрбретать велосипед, если есть прекрасное решение, отлично зарекомендовавшее себя в боевых условиях?
В этом и есть отличие КОНСТРУКТОРА от изобретателя. Потому и не говорят "изобрел автомат", а говорят - "сконструировал".

Надо отметить, что решение с совмещенным с затворной рамой штоком и поршнем применено гораздо раньше и американцев, и немцев в самозарядной винтовке Холека ZH-29 - и конструкция у Шмайссера как раз очень похожа на ZH-29, только перевернута (у Холека газовый поршень находился под стволом, а не над стволом), но зато сам затвор, схема его сцепления с затворной рамой и схема запирания (перекосом) та же.


ZH-29

То есть - в основу конструкции автомата Калашникова была положена схема, впервые применённая в чехословацкой винтовке Вацлава Холека ZH-29. Для этой схемы характерно наличие массивной затворной рамы с га­зовым поршнем, обеспечивающей запирание и отпира­ние канала ствола с помощью соединенного с ней за­твора; мощная возвратная пружина и ударный механизм куркового типа.
О том что ударно-спусковой механизм был заимствован с минимальными усовершенствованиями у чешской самозарядной винтовки Холека утверждалось в статье, опубликованной «Военным обозрением» в сентябре 2011 г, ранее об этом же писала «Комсомольская правда», её военный обозреватель, полковник в отставке, Михаил Тимошенко, в ответ на версию о том, что "...Калашников всё содрал у Шмайссера", предложил начинать сравнение с ударно-спускового механизма. Шмайссер сам скопировал его с чешской винтовки ZH-29 Холека, а тот ещё раньше вдохновился самозарядной винтовкой Симонова начала 1920-х годов. Сам Калашников, по этому поводу говорил следующее
…немецкие системы МП-43 и МП-44 появились только в 1944 году, а у меня уже в 1942 году было несколько опытных образцов, в том числе карабин и пистолет-пулемёт. В этом можно убедиться, посетив Исторический артиллерийский музей в Петербурге. Когда я работал над своей конструкцией, никаких немецких или тем более румынских вариантов в глаза не видел.


Любопытно и забавно, что сами янки, изучавшие сразу после войны СтГ-44, ничего в нем не поняли. Американские военные эксперты посчитали немецкую штурмовую винтовку «оружием, далёким от удовлетворительного»
— неудобным, излишне массивным и тяжёлым, с низкой надёжностью, обусловленной легко деформирующейся штампованной из тонкого стального листа ствольной коробкой.

Отмечалось, что
конструкция оружия создана скорее в расчёте под нужды массового производства, чем из соображения получения образца с высокими тактико-техническими и эксплуатационными свойствами
, что, по их мнению, объяснялось
тяжёлой для Германии ситуацией на фронтах.
Эффективность автоматического огня из StG-44 была признана ими неудовлетворительной, а сам этот режим — излишним для данного оружия ввиду невозможности эффективной стрельбы длинными очередями. При этом отмечались отличная для данного класса точность стрельбы одиночным огнём и простота в обращении с оружием. В качестве образца для сравнения назывался американский карабин М1 (так называемый "бэби Гаранд" фирмы Винчестер), причём утверждалось, что
он намного совершеннее «штурмгевера»
.

Это было тем более забавно, что "бэби гаранд" был оружием для вспомогательных войск (вроде водителей грузовиков) и вообще никогда не рассматривался как основное линейное оружие пехоты.
Американцы тупо проспали появление автомата (штурмовой винтовки) как нового класса оружия, и только разгром во Вьетнаме, где столкнулись с одной стороны русский АКМ, а с другой - американские самозарядные M-14 под полноразмерный винтовочный патрон, заставил их "взяться за ум" и срочно спроектировать как облегченный промежуточный патрон, так и автоматическую армейскую стрелковую систему под него...

Однако за всё надо платить - и АК не избежал некоторых "фирменных" ошибок, тем более обидных, что в StG-44 они были уже устранены.
Например - у АК короткая приемная горловина для магазина, которая не способствует его быстрой смене и прочному креплению. Тут не надо грязи, экивоков и шипения от всей и всячекой нео-либеральной шелупони - эта ошибка ( да и ошибка ли на тот момент? Тем более, что у обладающего минимальными навыками человека замена магазина никакой проблемы вообще не представляет, ни в каких условиях!) уже устранена в новом АК-12.
Вторая особенность - это та самая "разборка вверх" через съемную крышку. Из-за того, что съемная крышка неизбежно имеет люфт - на ней нельзя крепить прицелы. СтГ был свободен от этого недостатка - но тогда, в 1947 году, когда АК принимали на вооружение, на это не обратили внимания, ибо никто не собирался снабжать массовый автомат массовой оптикой. А потом началось пригораживание сбоку съемных "русских" кронштейнов под прицел (съемных - потому что кронштейн не дает открывать крышку и разбирать автомат). В конце концов на АК-12 отказались от съемной крышки, заменив ее откидной на шарнире и разработав плотное крепление.

Между прочим - в новой версии автомата АК отказались и от "фирменного" предохранителя в виде пружинящей пластины, а ручку взвода затвора перенесли на шток газового поршня, убрав этим столь же "фирменную" щель, через которую внутрь автомата сыпалась грязь, попадавшая в магазин и создававшая задержки ( правда - ОЧЕНЬ И ОЧЕНЬ РЕДКО!!!!) в подаче патронов. Так что, как видите, в АК и спустя 65 лет есть что улучшать.

Так что можно смело говорить о полной необоснованности гипотезы о роли Хуго Шмайссера и особенно - американцев в создании АК.
На этот счёт существует мнение М. Е. Драгунова, сына Е. Драгунова:
Значимого следа от пребывания немецких конструкторов-оружейников в Ижевске не было; намного больше пользы было от специалистов по мотоциклостроению. В области же оружейной техники намного полезней пребывания немцев была командировка М. И. Горбова и Л. М. Васёва в Зуль.


Михаил Тимофеевич Калашников — несомненно, талантливый изобретатель, на счету которого множество изобретений в сфере оружия и боевой техники, но при этом, он сам заявляет (Заявлял...),
что в самом автомате, принятом на вооружение в 1947 году, не было ни одного моего изобретения , и лишь впоследствии я получил патенты на усовершенствование некоторых узлов — патенты, которые не охватывали всей конструкции
.
Но - непосредственно в конструкции 1947 года ...

И - пусть в создании своего автомата Михаилу Тимофеевичу принадлежит роль не изобретателя, а конструктора - это была - ГЛАВНАЯ РОЛЬ. Роль - СОЗДАТЕЛЯ.

Калашников превосходно изучил множество других конструкций оружия, созданных к тому времени, когда он работал над созданием автомата, в том числе, Калашников внимательно изучил и разработки своих конкурентов по конкурсу 1946—1947 годов и нашёл способ скомпоновать лучшие из известных решений в конструкцию, в наилучшей возможной в тот момент степени удовлетворяющую тактико-техническим требованиям, поставленным Вооружёнными силами.

Из всех решений, предлагаемых разными изобретателями и конструкторами, в том числе и сотрудниками полигона, именно Калашников отбирал наилучшие варианты. Именно Калашников определял способы стыковки между собою решений, принятых в разных узлах. И, таким образом, хотя его, несомненно, нельзя назвать изобретателем автомата, он, тем не менее, остаётся создателем автомата

В качестве заключения хочу сказать вот что: Михаил Тимофеевич Калашников создал гениальное оружие.
Гениальное, и с моей офицерской колокольни - даже лучшее в мире - по совокупности.
Есть автоматы более точные, есть более простые, есть даже более надежные - но всегда выигрыш у АК в чем-то одном достигается серьезным проигрышем в чем-то другом. Сделали надежнее - но автомат стал втрое дороже. Сделали точнее - резко потеряли в надежности. Ну и так далее.

Да, Калашников стоял на плечах других выдающихся оружейников - Токарева, Симонова, Холека, Шмайссера и Судаева.
Да, ему помогали довести до ума конструкцию другие советские разработчики, но собрал всё это в единое целое именно он, и именно он смог протолкнуть этот автомат в производство, так что в конечном счете это оружие по праву называется КАЛАШНИКОВ.

Спите спокойно, Михаил Тимофеевич, Ваше имя навсегда останется в истории нашей Родины. Да - и всего человечества.

Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15705
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: "...И ЭТО ВСЁ - О НЁМ!"

Сообщение master » 30 дек 2013, 03:21

Спасибо! За грамотный, доходчивый разбор по вопросу об авторстве АК-47. Немецкая техническая дисциплина, конечно помогла в производстве легендарного автомата. Но делать из русских дураков... Уж больно много развелось злопыхателей в адрес МТК. Одно сравнение: моськи вокруг слона.
master
 
Сообщения: 106
Зарегистрирован: 04 май 2011, 19:58

Re: "...И ЭТО ВСЁ - О НЁМ!"

Сообщение g.A.Mauzer » 30 дек 2013, 20:03

Доброго времени суток всем.

Какие "моськи"? Если б моськи, но я что-то не встречал критических отзывов о Калашникове (и "Калашниковых") от сколь-нибудь известных настоящих конструкторов-оружейников, хоть от Телеша, например. Так что, даже не моськи - бациллы.
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 2082
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Re: "...И ЭТО ВСЁ - О НЁМ!"

Сообщение Володя » 30 дек 2013, 23:06

Потому,что настоящие конструктора знают настоящее положение дела о конструктивных особенностях немецкого образца и АК.А потому попусту брехать не станут,как всякие "специалисты".
Всем привет из Обетованой... Канады!
Володя
 
Сообщения: 2768
Зарегистрирован: 04 апр 2012, 04:51
Откуда: Торонто Онтарио Канада

Re: "...И ЭТО ВСЁ - О НЁМ!"

Сообщение EvMitkov » 31 дек 2013, 04:04

Я приветствую, Мастер, Миша и Володя!

Ну, что касаемо сравнительной оценки Ар-15 и АК в Израиле - тут и говорить нечего :mrgreen:
Ты, Володька, много спорил об этом с Коммандо ( хотя не думаю, что ты его убедил). Да и к чему? Производство "Галилей" на основе АК, сам ВЫБОР оружейной системы для своего производства! - говорит сам за себя. А отношение к "галилям" в Обетованной даже Коммандо поколебать не в состоянии.

Что касаемо твоего мнения, Миша - оно совершенно четко и верно:
g.A.Mauzer писал(а):но я что-то не встречал критических отзывов о Калашникове (и "Калашниковых") от сколь-нибудь известных настоящих конструкторов-оружейников


Безусловно, как у любого достаточно сложного технического устройства у АК есть недостатки. Техника вообще "тришкин кафтан" по большому счету. Натягиваешь на голову - ноги мерзнут и - наоборот. Только именно талант конструктора определяет грани того,асколько должны быть оголеныноги и насколько - голова. Причем - в зависимости от национальной принадлежности "кафтана", от того, КТО его будет носить.

В одной из поездок по США Михаил Тимофеевич познакомился и подружился с Юджином Стоунером - “отцом” автоматической винтовки М-16. Они даже постреляли на пару. Стоунер - из АКМ, Калашников - из М-16.



Еженедельник “Ньюсуик”, обобщая опыт применения оружия во Вьетнаме, писал:
“Еще более надежным, чем ракетные снаряды или минометы, оказался неизменный спутник вьетконговца - короткий автоматический карабин АК-47 советского производства. Он проявил себя как оружие куда более надежное, чем капризная американская винтовка М-16. Этот карабин настолько хорош, что американские солдаты, которым посчастливилось захватить АК-47 в бою, продолжают пользоваться им, рассчитывая на трофейные боеприпасы”
. И это - мнение американцев, которые любовь ко всему отечественному впитывают с молоком матери.

Вот что вспоминает об этом сам Михаил Тимофеевич:

Взгляд на пройденный путь

Вот и поставлена последняя точка в моих воспоминаниях. В них мне хотелось прежде всего рассказать о том нелегком времени, когда проходило мое становление как конструктора-оружейника, о годах, когда мне довелось работать над созданием и совершенствованием автоматического стрелкового оружия, которому я посвятил полвека своей жизни, о замечательных людях, с кем сводила меня судьба.

Повествование мое — не биографическая хроника, а рассказ о том, каким мне виделся мой путь и как я понимаю его теперь, прожив немалую жизнь.

Взгляд на прошлое, как бы автор взыскательно ни подходил к отбору материала, все-таки субъективен. У меня, как и у любого человека, были свои пристрастия и антипатии, были моменты, которые чем-то поразили, потрясли меня, глубоко запали в душу и, естественно, поэтому лучше запомнились. Чувствую, все это сказалось на канве повествования. Предвижу и недоумение, и, быть может, обиды, почему об одних сказано подробно, другие обойдены вниманием, почему одни эпизоды развернуты, другие лишь обозначены штрихами. Записки — не исследование, их душа — живая память, склонная, как известно, к избирательности...

Меня часто спрашивают, доволен ли я своей судьбой? Доволен. Доволен, что всю жизнь занимался нужным народу делом. Конечно, оружие — не трактор и не комбайн, не сеялка и не плуг. Им землю не вспашешь, хлеб не вырастишь. Но без него и не защитишь родную землю, не отстоишь от врага свою Родину, свой народ.

Вспоминаю в этой связи один из моих не столь, к сожалению, частых из-за служебной занятости приездов в Курью, в родной Алтайский край. Стою на центральной площади села и смотрю на двухэтажное бревенчатое здание — школу, в которой учился еще до войны. Отсюда, с небольшой возвышенности, вся Курья будто на ладони, вся пронизана теплым светом. За околицей речка Локтевка. Дальше — хлебные поля и раздольные покосы. По полевой дороге пылят редкие машины. Смотрю на до боли близкие места и не замечаю, как неслышным шагом подошла ко мне старая женщина. Она легонько тронула меня за руку:

— Миша, ты меня не помнишь?

Вглядываюсь в ее лицо. На него падает тень от низко надвинутого на лоб для защиты от солнца белого, в мелкий горошек платка. Бороздки морщинок. Ласковая улыбка. Чуть повлажневший взгляд.

— Нет, наверное, не помнишь, — продолжает женщина. — Да и где упомнить-то? Мне-то ведь уже восьмой десяток давно идет. А тебя помню совсем мальчонкой. Мы тогда соседями были. А потом война... Ты еще до нее отсюда уехал в армию служить. Да так и не вернулся в село. Мы тут, бабы, остались. С твоими сестрами Аней и Гашей в колхозе работали, на коровах пахали... Муж мой погиб... — Она смахнула кончиком платка покатившиеся из глаз слезы горестной памяти. — А вот сыны да внуки все живые. Потому что без войны живем. А кому спасибо за это? Думаю, и тебе, Миша. От матерей, от нас, бабушек...

Слова старой женщины шли от сердца. Шли от души памятливой и страдающей, любящей и понимающей всякий труд, если он идет на пользу Отечеству.

Неожиданную оценку получила моя работа и за рубежом.
Хотя, если взглянуть с позиций сегодняшнего дня, она не так уж и неожиданна. Вот что написал мне в личном письме Эдвард Клинтон Изелл, начальник отдела истории вооруженных сил и хранитель национальной коллекции огнестрельного оружия Национального музея американской истории при Смитсоновском институте США:

«Как историк стрелкового оружия, я считаю, говоря без лести и преувеличения, что Вы оказали решающее влияние на развитие этого класса техники во второй половине XX века. Думаю, что в мире не найдется двух мнений на этот счет. Это обстоятельство обязывает нас отнестись с особым вниманием к Вашей творческой деятельности, которая сыграла важнейшую роль в формировании известного нам облика мира. В подобном случае крайне желательным является показ специфики творческого процесса, становления конструктора, его мотивов, методов, условий его работы, определяющих направленность его мысли и его возможности. Помимо научного и человеческого интереса такого рода знание представляет большую воспитательную и образовательную ценность для молодого поколения и, как мне кажется, может способствовать росту взаимопонимания а взаимоуважения между народами наших стран».

Вскоре после получения мной этого письма мы встретились с Эдвардом Клинтоном Изеллом, крупнейшим американским специалистом по истории и технологии стрелкового оружия. Он приехал в Советский Союз по моему приглашению. Впервые за всю, во всяком случае послевоенную, историю отношений двух стран встретились в Москве специалисты-оружейники. Тот факт, что наши отношения с США, с которыми мы еще недавно жили в состоянии недоверия, а то и конфронтации, вышли на уровень встреч специалистов такого профиля, говорит о глубоких реальных переменах в политической мировой атмосфере. Разрушается стереотип недоверия и в этой области. А ведь еще совсем недавно мы не могли и думать о таких вот контактах.

После встречи один из корреспондентов задал мне вопрос:

— Если все мы победим в великом споре о разоружении, то в долгожданном мире без оружия вы не боитесь оказаться безработным?

Я покачал головой:

— Нет, не боюсь. Думаю, мечта всех людей, в том числе и моя, — мир и согласие на Земле, спокойствие и счастье соотечественников, а нам, конструкторам, работа всегда найдется. Очень люблю природу, лес, птиц, зверей. Если случится так, как вы говорите, буду делать фоторужья и постараюсь, чтобы они стреляли не хуже наших автоматов...

Чуть позже в одной из центральных газет была опубликована беседа, в которой принимал участие вместе со мной и доктор Изелл. Мне кажется, с позиции моего взгляда на пройденный путь она представляет интерес, хотя бы потому, что с первого шага по «конструкторской стезе меня «прятали», секретили. Однако, оказывается, были люди как в нашем Отечестве, так и за рубежом, проявлявшие интерес не только к моим работам, но и к тому, какие истока питали и питают меня как личность, как человека.

Где-то в начале 70-х годов я вдруг обнаружил в своем почтовом ящике письмо с обратным адресом на конверте: Вашингтон, США. Изумлению моему, признаюсь, не было границ. Какой-то неизвестный Эдвард Клинтон Изелл, выстрелив, можно сказать, в темноту, просил меня рассказать о себе, прислать фотографию, так как он собирал материал о конструкторах стрелкового оружия современности, вел в этом направлении исследовательскую работу. Не скрою, по заведенному на предприятиях оборонной промышленности правилу, я проинформировал о письме сотрудников Комитета государственной безопасности. Рекомендацию от них получил однозначную: никаких контактов.

Не отвечать, так не отвечать. Письмо Изелла положил в одну из папок и вскоре забыл о нем. В то время шла напряженная работа над автоматом под 5,45-мм патрон и некогда было думать о таких «мелочах», как ответ на письмо зарубежного автора, тем более если оно выходило из устоявшегося ряда условий моей работы.

Помню, в конце 60-х годов Дмитрий Федорович Устинов как-то сказал мне:

— Михаил Тимофеевич, вы — конструктор-оборонщик, и этим все сказано. Для нас вы — человек слишком ценный.

Позицию Дмитрия Федоровича не осуждаю и нынче. Система секретности, которая складывалась десятилетиями, сработала, очевидно, и тут. И все-таки американскому историку я ответил, правда с некоторым опозданием.

Только не представлял я тогда, что мой ответ американцу станет для него своеобразной ариадниной нитью и приведет к созданию и выходу в свет в США книги «История АК-47». Впрочем, обратимся к интервью, опубликованному в газете «Красная звезда». Оно многое объясняет.

Корр.: Господин Изелл, в предисловии к вашей книге «История АК-47» есть такая фраза: «Более десяти лет военный историк Эдвард Клинтон был занят детективной работой проникновения под покров тайны, окружающей жизнь Калашникова». Ваш нынешний приезд в СССР по-. прежнему связан с той же задачей?

Э. К. Изелл: Можно сказать, вы попали в точку. Этот вопрос частично возник из-за характерного для уроженцев Запада любопытства по отношению к людям, занятым деятельностью внутри окруженного секретностью военно-промышленного комплекса Советского Союза. Еще одна причина — рассматривая и показывая историю «Калашникова», мы имеем возможность больше узнать о том, каким образом Советским Вооруженным Силам удалось избежать зависимости от иностранного конструирования и производственной технологии и обрести в этих вопросах полную независимость. Но, пожалуй, самое главное — узнать больше о человеке, который стал для советских людей народным героем в области техники.

М. Т. Калашников: Так это с точки зрения историка, а мои коллеги-конструкторы, может быть, думают по-другому. Тем более, что предела совершенствованию нет, и в мире существует немало достойных образцов.

Э. К. Изелл: Скажу в подтверждение своих слов, что многие наиболее яркие оружейники современности, в частности, хорошо известные вам Юджин Стоунер и Исраэль Галили-Блашников, много работавшие с системами Джонсона, Холлика («Узи») и вашей, считают вашу систему оружия лучшей в мире. Оба просили меня передать вам дружеский привет.

М. Т. Калашников: Спасибо.

Э. К. Изелл: Кстати, кроме конструкторской работы вас с ними объединяет еще одно обстоятельство.

М. Т. Калашников: Какое же?

Э. К. Изелл: Оба они — и Стоунер, и Галили, — как а вы, были солдатами на фронтах второй мировой войны, один — в рядах американской армии, другой — британской.

Корр.: Любопытный факт. Борьба с фашизмом стала, видимо, и для Стоунера, и для Галили, и для Калашникова своеобразной отправной точкой в их стремлении создать совершенно новое автоматическое стрелковое оружие для скорой победы над общим врагом.

Э. К. Изелл: Да, очевидно, немалую роль в их дальнейшей судьбе сыграл и этот факт. Не менее интересно, полагаю, советскому читателю узнать, что Юджин Стоунер, как и Михаил Тимофеевич Калашников, — самородок, у него нет специального или высшего образования.

М. Т. Калашников: Вот уж чего не знал, того не знал. Мы, к сожалению, больше знаем о создаваемых нами стрелковых системах, чем друг о друге.

Э. К. Изелл: Чтобы восполнить для американцев этот пробел в отношении вашей жизни и деятельности, я и ждал нынешней встречи с вами. Нашу беседу приехавшая со мной съемочная группа заснимет на пленку, и фильм станет частью так называемой Смитсоновской видеоистории — документальной научной программы, посвященной создателям современной техники.

Корр.: Иными словами, вы хотите полностью снять покров тайны, окружавшей жизнь Калашникова?

Э. К. Изелл: По моей оценке, об этом я говорю и в книге «История АК-47», появление автоматов Калашникова на мировой арене стало одним из признаков того, что в Советском Союзе настала новая техническая эра. Автомат АК-47 и его многочисленные варианты — широко распространенное и самое известное военное стрелковое оружие после второй мировой войны. Есть, правда, несколько специалистов, во всяком случае на Западе, оспаривающих это мнение, утверждающих, что такой оценки, например, заслуживает и штурмовая винтовка М16, которой вооружена армия Соединенных Штатов. Лично я так не считаю. И не только я отдаю предпочтение автомату Калашникова. Его мы видим в телепрограммах новостей, в газетных фоторепортажах из Бейрута и из пустынь Ирана, из джунглей Эль-Сальвадора и с гор Афганистана. Это обстоятельство заставило нас в США с особым вниманием отнестись к творческой деятельности Михаила Тимофеевича Калашникова, к его личности.

Подчеркну еще, что, помимо научного и человеческого интереса, знакомство с выдающимися оружейниками современности имеет большую воспитательную ценность для молодежи, в частности американской. Да-да, не удивляйтесь. Мы — народ, который умеет оценить высокие достижения других, восхититься людьми, благодаря которым они осуществились.

Корр.: В связи с этим хотелось бы подробнее узнать о представляемом вами Смитсоновском институте. В чем его роль?

Э. К. Изелл: Смитсоновский институт является центральным государственным учреждением Соединенных Штатов Америки и служит делу сбора, сохранения и донесения до народа нашей страны и наших многочисленных иностранных гостей культурных, научных и технических достижений человеческой цивилизации. Институт оперирует обширной сетью крупнейших музеев, хранилищ, мастерских, станций, лабораторий и других научных и образовательных структур. Я надеюсь, Михаил Тимофеевич, в ближайшей будущем вы окажите нам честь ответным визитом и доставите мне удовольствие показать вам интересующие вас коллекции и материалы.

М. Т. Калашников: Спасибо за приглашение, доктор Изелл. Сейчас, когда мы имеем возможность встречаться, надо это использовать, знакомиться поближе друг с другом. В свою очередь хочу подчеркнуть, что я высоко ценю достижения американских конструкторов, среди которых особо выделяю вашего соотечественника Гаранда, создателя самозарядной винтовки с оригинальными схемами узла запирания канала ствола и системы питания.

Что же касается вашей книги, доктор Изелл, то, признаюсь, она меня по-хорошему удивила. Не ожидал, что взгляд «оттуда» на эволюцию нашего отечественного стрелкового оружия как в дореволюционный период, так и в советское время окажется таким объективным, глубоким.

Э. К. Изелл: Сделать это было весьма не просто. Собирание по крупицам информации из истории создания оружия в России, тем более фактов из вашей жизни, действительно напоминало работу детектива. Информации о вас было чрезвычайно мало не только на английском языке, но и в советских источниках.

М. Т. Калашников: Думаю, в скором времени и этот пробел будет устранен. В Военном издательстве Министерства обороны СССР готовится к изданию моя книга, в которой я рассказываю о пройденном пути, каким его видел и как понимаю теперь, прожив немалую жизнь.

Э. К. Изелл: Ваша книга? Это для меня приятная неожиданность. Наверное, вы в ней раскрываете, что Калашников не только сам конструктор, но и учитель других конструкторов?

М. Т. Калашников: В современных условиях конструктор-оружейник не может быть кустарем-одиночкой. В конструкторских бюро работают большие коллективы. В них входят и аналитики, и технологи, и металлурги, и даже дизайнеры. Есть в КБ, конечно, и мои ученики. Хочется передать им свой опыт проектирования, создания систем. У меня ведь и сын — конструктор.

Э. К. Изелл: Вот как! Еще один Калашников — оружейник?

М. Т. Калашников: Да. Пытается превзойти отца.

Э. К. Изелл. По моим прогнозам исследователя истории и технологии вооружений, даже если в СССР сделают неожиданно большое открытие в области стрелкового оружия и заменят ваши системы в арсенале вооружений, все равно можно предположить, что ими будут пользоваться до 2025 года. Хотя я такое открытие считаю маловероятным и думаю, что оружием Калашникова-старшего будут пользоваться значительно дольше. Тем не менее хочу пожелать Калашникову-младшему успехов в конструировании.

Корр.: Так вы, доктор Изелл, считаете, что у стрелкового оружия есть будущее и оно будет жить долго?

Э. К. Изелл: Стрелковое оружие — один из самых низких уровней из всех видов вооружений. Ему, видимо, исчезать последним. А потому, наверное, предстоит жить дольше, чем другим. У нас в Америке в этой области были большие расходы средств и малые достижения. Сейчас в наших сухопутных войсках испытывается четыре новых образца. Но, полагаю, до 2000 года у нас стрелковое оружие будет совершенствоваться за счет модернизации винтовки М16.

Вот такая беседа состоялась в 1989 году, когда рукопись книги готовилась к сдаче в издательство. А через год мне пришло от доктора Изелла письмо. В нем были такие строки: «Мы приглашаем вас от имени Национального музея американской истории Смитсоновского института прибыть... в Соединенные Штаты для продолжения проекта видеоистории, документирующего работу конструкторов XX века, в которой вы участвовали прошлым летом, когда наша группа посетила Москву и Ленинград».

К письму приложили программу будущей поездки. А в ней для меня был предусмотрен сюрприз — встреча с известным американским конструктором, создателем винтовки М16 Юджином Стоунером.

Итак, судя по всему, конструкторы систем стрелкового оружия переходили на мирное общение.

Удивительный, считаю, поворот произошел в моей судьбе. Причем нам со Стоунером не приходилось беспокоиться за раскрытие каких-то секретов в наших системах оружия. Как я уже говорил в интервью, мы давно и очень хорошо изучили оружие друг друга. И встретившись в гостинице «Вашингтон», что в столице США, а потом в Национальном музее при Смитсоновском институте, больше вели речь о чисто человеческих взаимоотношениях, чем о винтовках и автоматах. Стоунер не знал русского языка, я — английского. Но этот барьер, как и в годы Великой Отечественной войны встретившимся на Эльбе советским и американским солдатам, не мешал нам вести диалог. Тем более что рядом с нами всегда был Андреас Стромберг, переводчик, хорошо знающий нашу страну по годам учебы в СССР.

Наверное, символичен тот факт, что встреча конструкторов проходила под эгидой как Национального музея, так и охотничьего клуба «Норва» и Вирджинской ассоциации коллекционеров оружия. Оборонные, военные ведомства наших стран к ней не имели практически отношения. И лишь однажды нам предложили побывать в одной из частей морской пехоты США.

Майский солнечный день. На военной базе, что в 36 милях от Вашингтона, нас принимал генерал Коффилд. Он после короткой предварительной беседы предложил нам со Стоунером познакомиться с морскими пехотинцами, посмотреть, чем занимается батальон огневой подготовки. Как выяснилось, личный состав батальона занимался непосредственно на базе доводкой и испытанием образцов стрелкового и спортивного оружия, поступающих с заводского конвейера. Особая роль при доводке изделий отводилась повышению кучности стрельбы. Если какие-то параметры не отвечали требованиям баллистики (все они тут же фиксировались электронным оборудованием), прямо на месте, вручную устранялись недостатки.

— Ну а теперь, прошу вас, покажите, как вы владеете оружием, творцами которого являетесь, — произнес генерал, приглашая нас в тир.

— Только есть одно условие, — остановил нас Коффилд, едва мы зашагали в направлении стрельбища. — Стоунер стреляет из автомата АКМ, а Калашников — из винтовки М16. Принимается предложение?

Мы со Стоунером рассмеялись: принимаем! Проведя стрельбы из систем друг друга, поменялись образцами. Результаты показали одинаковые.

Генерал взял из моих рук автомат, чуть подбросил его, потом плотно обхватил пальцами и повернулся ко мне.

— Признаюсь, я лично предпочел бы в бою ваше оружие. Мне довелось воевать во Вьетнаме, командовать там подразделением. И очень хотелось в качестве личного оружия иметь автомат вашей конструкции. Останавливало одно обстоятельство: у него иной, чем у М16, темп и звук стрельбы. И поведи я из него огонь, мои солдаты открыли бы стрельбу по мне самому, посчитав, что рядом со мной противник.

Стоявший рядом Стоунер в знак согласия с оценкой генерала качнул головой.

Пишу эти строки не для того, чтобы еще раз подчеркнуть превосходство оружия нашей системы перед зарубежными. Хочу сказать о другом: неужели конкурентноспособность всего, что мы создаем в своей стране, должна сводиться лишь к образцам оружия? Разве мало в советском государстве талантов, способных создавать мирную технику высочайшего мирового класса? Мы же, на мой взгляд, нередко просто зарываем эти таланты в землю, считая, что лучше покупать на Западе все, что можно, за валюту, чем самим всходить к вершинам научно-технического творчества и внедрять лучшее отечественное в производство.

Меня поражает, с какой легкостью у нас в стране во времена перестройки пытаются чернить наше прошлое, а социалистические и коммунистические ценности признать недействительными, даже вредными и преступными. Что ж, тем, кто на волне демократических преобразований решил отречься от идеалов «светлого будущего», приведу строки из западногерманского журнала «VISIER», не питавшего особой симпатии к странам социалистического выбора, но вынужденного объективно признать в январском номере 1991 года:

«Отличительная особенность биографии М. Т. Калашникова — это то, что он был сыном простого крестьянина и не получил академического образования. Его взлет до главного конструктора среди советских инженеров-оружейников — еще одно доказательство превосходства коммунистической системы, которая каждому дает лучший шанс в жизни, независимо от происхождения и образования».

Признание, полагаю, красноречивое. К нему трудно что-нибудь добавить.

Международный аэропорт Даллеса. Громадные, похожие на застекленные ангары, залы. Разноязычье разговоров. Последние слова прощания с американскими коллегами, так тепло и доброжелательно принимавшими нас. Пожимая руки, каждый непременно добавлял: до новых встреч.

Новые встречи... Лучше все-таки следовать заповеди: полезнее не воевать, а торговать, конструировать охотничьи ружья, а не боевые автоматы, не наращивать вооружения, а снижать его уровень в рамках требований безопасности наших стран, взаимно обогащаться духовными ценностями, чаще открывать друг другу сердца.

Воздушный лайнер берет куре на Европу. Впереди встреча с Родиной. И пусть в США прием был очень благожелательным, недельная разлука с родной землей показалась долгой...

Вновь и вновь, бросая взгляд на пройденный путь, не могу смириться с мыслью, что оружие моей системы, предназначенное для защиты Отечества от внешних врагов, все чаще стало использоваться в конце 80-х — начале 90-х годов в целях неправедных, в событиях трагических.

Глубокую душевную боль вызывают у меня сообщения о применении «Калашниковых» на межах закавказских республик, в других регионах страны. Нет, не для того я полвека занимался разработкой современных систем автоматического стрелкового оружия, чтобы на исходе двадцатого столетия в Венгрии парламент обсуждал обстоятельства дела, получившего название «Калашников-гейт», — о нелегальной перевозке тысяч автоматов из Венгрии в Хорватию, что поставило Югославию на грань гражданской войны. [298]

Поразила меня и беспрецедентная утечка оружия в нашей стране. Особенно больно было узнать о воровстве оружия с прославленного Ковровского оружейного завода, с которым тесно связаны страницы моей человеческой и конструкторской биографии...

Вчитываюсь в заголовки наших газет: «Откуда взялись «Калашниковы»?, «Вам оружие? Нет проблем...», «Задержан 16-летний продавец оружия», «Почем нынче автомат?». Вчитываюсь и размышляю: может, я живу уже на какой-то другой планете, в каком-то ином государстве, где под крики о покаянии за безвинно репрессированных и убиенных моих сограждан сделали оружие мерилом жизни и смерти, разменной монетой в межнациональных отношениях, панацеей от всех человеческих, экономических, политических болей и бед?

Ну как же иначе понимать все это, если премьер-министр одной из союзных республик предложил директору Тульского оружейного завода ужасную, по нравственным меркам, бартерную сделку, дескать, мы вам продовольствие поставим, а вы нам в обмен — автоматы?

Еще в недавнюю пору наша пресса активно клеймила, пригвождала к позорному столбу торговцев и торговлю оружием в западных странах. Оно и верно, автомату и пулемету не место на настенных коврах в мирных жилищах любого государства, социалистического или капиталистического. Проблему приобретения частными лицами боевого оружия можно решать в рамках закона. К примеру, как в Соединенных Штатах, через создание ассоциаций коллекционеров оружия, через ограничение официально разрешенной торговли, через ряд других правовых каналов.

Можно, конечно, пойти по такому пути и нам, но лишь при стабильности социально-политической и экономической обстановки в обществе. Впрочем, вся моя жизнь, вся многолетняя конструкторская деятельность убеждают: лучшее место для хранения и сбережения боевого оружия — в войсках, под надежной охраной и защитой на армейских складах и в ротных пирамидах. И пусть им вооружаются только караулы да пограничные наряды, а подразделения, выполняющие в мирное время боевые задачи по охране государственного и военного имущества и государственной границы СССР. Пусть оно служит делу повышения боевого мастерства наших воинов на полигонах. Все остальное оружие должно быть спрятано подальше от людских глаз и рук и вынуто из арсеналов лишь в случае войны. [299]

Раздумья, раздумья... Весна ли тому причиной, или возраст берет свое, но все острее и глубже воспринимаешь каждый факт нашей жизни, каждое явление современного мира. Все здесь взаимосвязано.

И охватывает тебя ясное до знобящего холода понимание: ничего нельзя уже откладывать на потом — ни этих записок, ни новой поездки за рубеж, ни своих замыслов.

Вот вновь пригласили в Соединенные Штаты Америки. Руководство фирмы «Стурм-Рюгер», выпускающей винтовки и пистолеты, предлагает побывать в музее Винчестера, что в городе Коуди штата Вайонинг. Предстоит встреча с конструктором Биллом Рюгером. Ждет продолжения бесед Юджин Стоунер. Планируется наша совместная поездка на оружейный завод в штате Аризона...

Поеду ли? Полагаю, нельзя не поехать. Потому что, как и в прошлые встречи с зарубежными коллегами, мы поведем разговор не только о деле, которому служим. Мы непременно продолжим беседу о том, как наш хрупкий мир укрепить согласием и взаимопониманием людей, сближением народов, как нам жить без оружия и войн.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15705
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: "...И ЭТО ВСЁ - О НЁМ!"

Сообщение гришу » 03 янв 2014, 17:12

"С моей колокольни "Всё же - крёстный папа СВТ - 40

"Ноги" растут из творений Шункова-человека и парохода.
Сами чехи подтверждают это.
Цитата:
According to Russian source (see below) another variant of ZH-29 was adopted by German Wehrmacht and introduced as official armament in limited number though.
Sources:
"Oružije Vermachta" author B.N.Šunkov, printed by "Charvest" in Minsk v roce 1999, ISBN 985-433-317-5
http://en.valka.cz/viewtopic.php/title/ ... 9/p/373172
Со мною можно ладить, не надо только гладить..
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 9107
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: "...И ЭТО ВСЁ - О НЁМ!"

Сообщение гришу » 03 янв 2014, 23:38

АМЕРИКАНСКИЙ УЧЕБНЫЙ ФИЛЬМ ПРО АК
phpBB [video]


phpBB [video]
Со мною можно ладить, не надо только гладить..
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 9107
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: "...И ЭТО ВСЁ - О НЁМ!"

Сообщение EvMitkov » 04 янв 2014, 00:55

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=mM88zt2tYVc[/youtube]

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=os8DM6OFrhw[/youtube]

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=xq_JthHkB9g[/youtube]

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=6iTW8IGi7MI[/youtube]

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=5brshRNiZGA[/youtube]

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=_46rAMS_a8w[/youtube]

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=jw8HV5KIKP4[/youtube]

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=cml64jokqfw[/youtube]

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=Y5KLxSu3FY8[/youtube]

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=yK3u04pAEE4[/youtube]

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=GlQaoMcBdSU[/youtube]

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=QsvqHSzQE_o[/youtube]

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=L1OIJUAjwvI[/youtube]

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=n1qw96q6mRI[/youtube]
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15705
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: "...И ЭТО ВСЁ - О НЁМ!"

Сообщение EvMitkov » 17 янв 2014, 18:13

О Калашникове и не только...
Антон Арзамов 16.01.2014

Каждое случившееся событие по своему высвечивает особенности этого мира, казалось бы, абсолютно не связанные с ним. Так, в последние дни в русской блогосфере широко распространилось обсуждение знаменитого русского оружейника Михаила Тимофеевича Калашникова. Обсуждается и сам конструктор и его творение (разумеется, главное - АК-47). Интересно, что данная дискуссия очень быстро свелась к нескольким главным темам. Одним из главных стал вопрос: действительно ли Михаил Тимофеевич является автором знаменитого автомата?

На самом деле, несмотря на то, что данная постановка вопроса кажется бредовой, у ее сторонников есть несколько «неопровержимых» аргументов. Например, то, что АК-47 крайне похож на сконструированный ранее Хуго Шмайссером StG-44 (Sturmgewehr 44). Данный вопрос, впрочем, давно уже разобран на всевозможных площадках: считать главным признаком заимствования похожий внешний вид при довольно большой разнице в конструкции по меньшей мере смешно.

Но дело обстоит еще хуже: существует огромная масса людей, для которых сам момент нахождения на территории СССР Хуго Шмайссера в момент разработки нового автомата автоматически говорит за его авторство в данной конструкции. «Пускай АК-47 - не копия StG-44 - уверяют они - но почему тогда мы должны считать его автором полуграмотного сержанта (то есть Калашникова). Разве не логично, что знаменитый немецкий конструктор имеет больше шансов стать создателем нового оружия?» Иногда появляется более «широкая» версия данного вопроса, где создателем АК-47 объявляется не конкретно Хуго Шмайссер, а любые другие лица. Только бы не «полуграмотный сержант».

Во всем вышеперечисленном проявляется столь большое число современных ошибок и заблуждений, что его следует рассмотреть подробнее. Итак, почему М.Т.Калашникова так не хотят признавать автором автомата своего имени? Прежде всего, потому, что он не имеет технического (а уж тем более, высшего образования), и, следовательно, по мнению многих, просто не способен придумать столь удачную конструкцию.

Правда, тот же Шмайссер тоже не имеет высшего и даже технического образования. Более того, среди знаменитых оружейников высшее образование (а в особенности, профильное) является большой редкостью. Тот же Сэмюэл Кольт получил образование химика (а никак не инженера), а Джон Браунинг так же, как и Калашников, был чистым самоучкой. Такова особенность этой сферы деятельности. Впрочем, не только - «папа» электрической лампочки, грамзаписи и еще огромного числа изобретений Томас Алва Эдисон даже не закончил среднюю школу.

Почему подобное возможно? Ну, во-первых, потому, что получить приличное представление о природе и сущности вещей можно не имея формального диплома. Более того, можно сказать, что наличие этого самого диплома, причем даже не купленного в переходе, а честно «заработанного» ежедневным хождением на лекции (и честным сном на них), не гарантирует подобного понимания. Но дело не только в этом.

Дело в том, что само по себе высшее (и даже среднее) образование имеет смысл только в том случае, когда для трудовой деятельности требуется выход за пределы обыденного понимания. То есть, когда надо уметь пользоваться абстрактными моделями, наподобие математики и т.п. Как ни странно, но во многих случаях это реально необходимо - тогда, когда надо работать с вещами, выходящими за рамки так называемых нормальных условий. Например, работающих при нагрузках (например, механических или тепловых), с которыми обычно человек не сталкивается. Или с явлениями, не воспринимаемыми человеческими органами чувств - как в случае с электромагнетизмом.

В таком случае предсказать, как будет вести та или иная система, просто невозможно. Приходится моделировать. Именно тут требуется научное мышление, прививаемое (по идее) образованием. Впрочем, как говорит пример Циолковского, оно может быть и абсолютно неформальным, самостоятельным. Но в любом случае, оно должно быть, и человек, занимающийся изобретательством и конструированием, скажем, в области электроники, должен затратить довольно много времени на получения подобных знаний.

Но есть области, в которых подобного не требуется. Например, построить малоэтажное строение может человек, не знающий не только сопромата, но и, скажем, тригонометрии. На одном «здравом смысле» - то есть, на основании обыденных, традиционных норм и правил. И такое строение будет не хуже построенного профессиональными архитекторами - строения, построенные неграмотными мастерами столетия назад, прекрасно стоят до сих пор.

То же самое можно сказать и про многие механические вещи. Созданные столетия назад часы по прежнему работают, удивляя нас точностью и изощренностью работы механизмов. Удивительно, но современных часовщики опережают своих предков, наверное, только по дешевизне работы. Последний значимый элемент механических часов - турбийон был запатентован в самом начале XIX века. Далее только рост технологичности, который к самим часам имеет весьма опосредованное отношение, а связан с развитием иных отраслей промышленности.

В этом смысле автомат Калашникова - АК-47 - походит на механические часы. Впрочем, он много проще большинства механических часов: простые часовые механизмы состоят из 100-130 деталей, в более сложных число составных частей доходит до тысячи. А число деталей АК-47 - всего 95! Причем подобное можно сказать не только о количестве деталей, но и о точности их обработки - допуски для деталей АК-47 намного менее жесткие, нежели для большинства часовых механизмов.

Отсюда отсутствие высшего образования Калашникова уже не кажется удивительным - ведь не мешало же его отсутствие швейцарским часовщикам. Для данной работы достаточно было знать и понимать принципы работы основных механических систем - но как раз в отсутствии подобного Михаила Тимофеевича нельзя упрекнуть. Калашников с детства, подобно многим мальчишкам того времени, очень сильно интересовался техникой, а затем работал на железной дороге. Попав в армию, он оказался если и не на «переднем крае» тогдашнего технического прогресса, то по крайней мере, очень близко к нему - стал танкистом.

Поэтому неудивительно, что общее стремление к технике у Калашникова очень быстро трансформировалось в изобретательство. Он разработал инерционный счетчик выстрелов из танковой пушки, приспособление к пистолету ТТ для повышения эффективности стрельбы через щели в башне танка и счетчик моторесурса танка. Вполне в духе Эдисона. Впрочем, в целом, изобретательство в СССР того времени было вполне обычным явлением, и Калашников не представлял какого-то там уникума, превосходившего всех и вся.

Но потом была война. Вернее, Война, самая страшная в истории человечества. Война, в которой миллионные армии сходились в жесточайших сражениях. Война, в которой средний человек переставал быть средним человеком, которая высвечивала самые высокие и низкие черты. И эта Война стимулировала людей искать самые эффективные способы решения задач.

Самым известным из подобных случаев может считаться атомная бомба. Но «Манхэттенский проект» - только вершина той огромной пирамиды, целью которой являлось создание нового вооружения. По обеим сторонам фронта создавалось невиданное ранее множество столь необычных решений, которых в довоенное время трудно бы было даже предположить. Разумеется, были среди них и нелепые, вроде немецкого танка «Маус» или японских авианесущих субмарин. Но были и такие, которые оказали радикальное влияние на военную (и невоенную) сферу.

Именно подобным «порождением войны» и можно рассматривать знаменитый автомат. Но для того, чтобы пояснить это, следует сделать небольшой экскурс в историю.

Изначально военное дело Нового Времени выросло из опыта первых массовых пехотных армий, начиная со швейцарцев. Тактика их, равно как и тактика более поздней «классической эпохи», основывалась на мощном «силовом ударе», который следовал после ряда маневров. Основной ударной силой вначале выступали пикинеры, в более позднее время пики сменили штыки. Штыковой удар по своей эффективности превосходил огнестрельное оружие как таковое, недаром Александр Суворов сказал свое классическое: «Пуля дура, штык молодец». Огнестрельное оружие того времени имело ряд недостатков: например, низкую точность, которая не давала возможности вести бой на больших дистанциях, или низкую скорость стрельбы. Разумеется, еще с XVI века было известно нарезное оружие, дающее приемлемую точность, но сложность с заряжанием подобных ружей - и так представлявшее серьезную проблему для дульнозарядного ружья - тут была велика и полностью перекрывала все преимущества.

Но рано или поздно любая проблема находит свое решение. Так и находившееся столетиями на втором плане нарезное оружие в середине XIX века все-таки получило такие усовершенствования, что позволили ему эффективно использоваться в военном деле. В частности, была предложена особая конструкция пули (пуля Минье) и идея заряжания с казенного конца (винтовка Дрейзе). Подобные усовершенствования привели к неожиданному результату - эффективность стрелкового огня оказалась так велика, что тактика, основанная на штыковом ударе, стала невозможной. Атакующие уничтожались раньше, нежели могли подойти к противнику. И уже в Крымской войне данная инновация одним из факторов, приведших к поражению русской армии (одной из самых сильных армий «предыдущего периода»). Но наиболее ярко особенность новой тактики проявилась в период Гражданской войны в США 1861-1865 годов.

Как обычно в подобных случаях, новая тактика была принята не сразу, но где-то со второй трети XIX века никого уже не надо было убеждать в том, что главное - это убить солдата противника как можно раньше. Поэтому важнейшим качеством для стрелкового оружия стала дальнобойность. Кроме всего прочего, этому способствовало и то, что после Франко-Прусской войны 1870-1871 годов Европа (да и мир) не знал «глобальных» войн, охватывающих множество развитых стран. Вместо этого мир пылал множеством локальных конфликтов, вспыхивающих то на Балканах, то в колониях и т.д. В этом варианте возможности для метких стрелков, скрывающихся на местности, были очень велики. Вершиной «снайперской» тактики стали Англо-Бурские войны конца XIX века, когда бурские стрелки успешно противостояли английской «линейной» пехоте.

Но уже в этих войнах был продемонстрирован новый тип оружия - пулемет. Данное оружие казался не особенно противоречащим тактике, основанной на стрелковом искусстве - ведь пулемет - это та же винтовка, только делающая много выстрелов. Но впоследствии оказалось, что данное мнение неверно. То, что пулемет меняет тактику, стало ясно, когда все-таки началась глобальная мировая война - Первая Мировая. В ней нередко были случаи, когда огромные массы наступающих останавливались мощным пулеметным огнем.

Еще более убийственным был огонь артиллерии, который буквально превращал все, находящееся в пределах досягаемости, в лунный пейзаж. В такой ситуации от личного стрелкового оружия мало что зависело, попытки прорвать «позиционный тупик» вводом все больших масс солдат ни к чему хорошему не приводили - после этого оставались поля, заваленные трупами, но развивать наступление не удавалось. Первая Мировая уверенно опровергала весь предшествующий опыт человечества по ведению войн и требовала совершенно иного понимания реальности.

Попытки решить проблему «позиционного тупика» привели к появлению новых разновидностей оружия, таких, как танки или отравляющие газы. В сфере стрелкового оружия попыткой подобного решения было появление пистолета-пулемета (то есть автоматического оружия под пистолетный патрон). Это по идее, позволяло повысить плотность огня одновременно с высокой мобильностью самого устройства, намного превышающей таковую для «обычного» пулемета. Но, как и любой компромисс, пистолет-пулемет имел массу недостатков, связанных, прежде всего, с применяемым типом патронов. Низкая энергия пистолетного патрона не позволяла рассматривать пистолет-пулемет как основной тип войскового оружия. Для последней цели разрабатывались многочисленные автоматические винтовки и карабины, но достичь приемлемых параметров, прежде всего, по скорострельности и массе для них было тяжело.

Подобная ситуация сохранялась и ко времени Второй Мировой войны. Несмотря на то, что в предвоенное время шла активная разработка новых видов вооружений, основным стрелковым оружием оставались все те же винтовки и карабины. Создать такое оружие, которое смогло бы вытеснить традиционную винтовку, став столь же массовым и технологичным и одновременно, не потерять в боевой эффективности было не очень просто.

Впрочем опять же, решение данной задачи все равно нашлось. Этим решением было создание промежуточного патрона, причем к данной идее пришли практически всеми участниками войны. Правда, мешали традиционные представления о высокой роли дальнобойности оружия, но идущая война еще в большей степени, чем предыдущая указывала на ошибочных подобных представлений. И к середине войны был создан патрон, который имел меньшую энергию, нежели винтовочный, но большую, чем пистолетный был создан.

Именно этот момент можно считать очередным поворотом в военном деле. Если сто лет до этого тактика боевых действий менялась под воздействием нарезного оружия, то теперь, в период массированных танковых ударов, бомбардировщиков и дальнобойной артиллерии уже изменение тактики требовало изменения стрелкового оружия. Теперь уже не требовалась массовая стрельба на дальние дистанции, снайперское дело выделилось в отдельную категорию, для которой создавалось свое оружие. Век миллионных механизированных армий требовал иного пути, нежели эпоха англо-бурских или балканских войн.

В СССР промежуточный патрон был принят на вооружение в 1943 году, а задание на оружие под него было сформулировано в 1944 году. Именно с этого времени и следует говорить о создании автомата. Неудивительно, что для решения этой задачи оказались задействованы многие конструкторы. Михаил Калашников был всего лишь одним из многих, предоставивших свои конструкции на испытания. То, что именно ему суждено было оказаться создателем самого удачного автомата, мало кто мог предположить. Но получилось именно так.

Почему? На первый взгляд победа Калашникова выглядит совершенно случайной. Но я не даром столь много времени уделил историческим аспектам. При принятии их во внимание фактор случайности теряет ведущую роль. Прежде всего, повторю: конструкция автомата не просто проста. Она абсолютно наглядна - то есть, для его изобретения не требовались какие-то особые знания, напротив, все применяемые в нем узлы доступны для понимания любого мало-мальски сведущего в технике человека.

Но они не просто просты, они еще и не особенно оригинальны, то есть, успешно применялись в оружии ранее. В этом нет никакого «криминала» - в конце концов, в той же авиации оригинальным был бы самолет без крыльев и двигателей, но таковых не существует. То, что Калашников использовал узлы, разработанные в автомате Судаева и иных образцов советского оружия, или еще более «древние», восходящие к разработкам Браунинга, означало только то, что молодой конструктор старался использовать весь арсенал доступных для него возможностей. Ведь «спектр» возможных решений в этой области не так уж и велик, и отклонение в ту или иную сторону не обязательно приводит к повышению нужных характеристик. Поэтому вряд ли стоит относить к недостатку Калашникова, скорее наоборот, следует считать это преимуществом.

Конструктор более опытный, имеющий свои более ранние разработки, неизбежно попадал бы в зависимость от них. Редко кто, создав удачную конструкцию, способен отойти с проторенной колеи, посмотреть в сторону иного пути. Именно поэтому идеи о том, что реальным разработчиком АК-47 был, скажем, Хуго Шмайссер (или кто-нибудь другой, обремененный опытом и образованием), являются много менее правдоподобными, нежели версия с Калашниковым: Ведь у Шмайссера был StG-44, который неизбежно «стягивал» бы его «пространство решений».

Но данное можно отнести не только к конструкции как таковой, но и к важнейшим параметрам создаваемого автомата. Калашников, как реально бывавший в бою солдат, прекрасно понимал, для чего нужно новое оружие, но ни в коем случае не имел прежних «конструкторских» убеждений, и прежде всего, уверенности в важности «дальнобойности». Столетие, направленное на повышение точности стрельбы, не имело для него никакого значения, и, возможно, именно это оказалось важным. Ведь многие преимущества АК-47, как таковые, являются следствием именно отказа от мысли получить максимальную кучность стрельбы и максимальную меткость. Но именно это качество оказалось критичным для создания надежного оружия: когда через 20 лет американские конструкторы, поставив задачу получить максимальную кучность, создали знаменитую винтовку М-16, обладающую массой достоинств, то они так и не смогли достигнуть важнейшего качества АК-47 - высокой надежности работы.

Можно подвести итоги: Не просто нет ничего, что мешало бы Михаилу Тимофеевичу Калашникову быть создателем автомата своего имени. Напротив, именно он обладал наибольшими возможностями для этого, имея гораздо большую свободу действий, нежели маститые конструкторы. Знал ли Калашников сопромат или нет, мог ли провести расчет допусков и посадок и прочие подобные детали не важны - все это было делом рутинной работы. Да и обучиться подобному не проблема. Надо не забывать, что свой автомат Калашников постоянно совершенствовал (до принятия на вооружение с 1944 по 1947 год и далее), ездил по воинским частям, выясняя, что же требуется солдатам. В результате получилось простое и надежное стрелковое оружие, прекрасно подходящее как для массовых войн высокой интенсивности, так и для множества локальных конфликтов. Автомат Калашникова навсегда останется образцом высокосбалансированной конструкции, в которой целое не приносится в жертву ради частностей.

А сам конструктор останется в памяти как пример советского изобретателя, способного в любой области, часто кажущейся изученной вдоль и поперек, находить новые решения и применять их в жизни. И в этом плане он, как и сказано выше, всего лишь один из огромного числа изобретателей и рационализаторов, порождаемых Советским Союзом, наверное, с самого начала массовой индустриализации. Смекалка всегда была свойственно русскому крестьянину, вынужденному выживать в тяжелых климатических условиях. СССР смог «переплавить» эту природную смекалку в новое качество, ставшее одной из основ быстрого развития страны.

И именно утрата подобного качества в позднесоветское/постсоветское время привела к тому, что попытки создать более совершенную конструкцию, нежели АК-47, не привели к успеху.

А теперь можно вернуться к тому, с чего начали. К реакции российской блогосферы. Можно сказать, что именно это качество СССР (порождение массового изобретательства) является одним из самых непонятных для наших современников. Это, с их точки зрения, странный мир, к котором высококлассных инженеров готовили, в лучшем случае, путем трехлетней учебы в техникуме, мир, в котором слесари делали мирового уровня изобретения, а кандидатами наук могли быть люди, не имеющие университетского диплома (как, например, Иван Антонович Ефремов). Он невозможен для современного специалиста, привыкшего к всевозможным курсам и сертификациям (помимо обязательного «полноценного» обучения в как можно более престижном учебном заведении). Ведь если простой сержант смог создать оружие мирового значения, то все регалии, все дипломы и сертификаты, отзывы и резюме, которые и составляют основу современного «специалисткого» существования, оказываются обесцененными. Мир без резюме невозможен, значит, Калашников не мог создать свой автомат - таково мнение нашего современника.

Но это не так. И Калашников сейчас важен не просто, как символ советской эпохи, но и как явное доказательство возможности иного, нежели сейчас мира.

http://forum-msk.org/material/power/10198197.html
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15705
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: "...И ЭТО ВСЁ - О НЁМ!"

Сообщение EvMitkov » 07 фев 2014, 17:07

По наводке нашего Андрея Сиротенко:
( Полагаю, этот материал будет любопытен всем, кто хаял и наш АК, и израильский "Галиль", и его Южно-Африканские римейки)



Министерство обороны Вьетнама намерено заменить используемые военными автоматы Калашникова израильскими IWI Galil, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на вьетнамский телеканал QPVN. Как ожидается, в ближайшее время в азиатской стране начнет работать предприятие по производству автоматов Galil ACE 31 и ACE 32 калибра 7,62х39 . Завод строится израильской компанией Israel Weapon Industries.

Строительство завода по производству автоматов Galil ведется в рамках контракта с IWI стоимостью сто миллионов долларов. Соглашение было заключено по итогам тендера, в котором также принимали участие Россия и Китай. Подробности о предстоящем производстве израильских автоматов во Вьетнаме не уточняются. Как ожидается, новым оружием будут заменяться устаревшие и изношенные автоматы Калашникова (АК-47 по западной классификации).

Автоматы Galil ACE были разработаны на основе израильского Galil, который, в свою очередь, был создан на основе автомата Калашникова. Скорострельность этого оружия составляет 650 выстрелов в минуту, а прицельная дальность ─ около 500 метров. Автомат снаряжается коробчатым магазином на 25 или 30 патронов. От предыдущей версии Galil автоматы серии ACE отличаются наличием затворной задержки, планками Пикатинни и телескопическим прикладом.

http://vpk.name/news/104550_vetnam_zame ... galil.html

В то же время - завод по производству «Калашниковых» в Венесуэле достроят за год-полтора
По предварительным данным, количество подлежащих замене деталей оборудования на оружейном заводе может достичь 30%

ОАО «НПО «Ижмаш», по предварительным данным, придется заменить до 30% комплектующих к оборудованию на строящемся заводе по производству автоматов Калашникова и боеприпасов к ним в Венесуэле, сообщил на пресс-конференции гендиректор предприятия Константин Бусыгин, передает РИА Новости.

По словам Бусыгина, скоро в Венесуэлу отправится очередная группа контроля. «Нужно смотреть навесы, все-таки дожди, влага — придут в негодность какие-то там резинки, втулки и так далее, ну естественно надо будет менять», — пояснил он. По словам гендиректора, строительство было затянуто, и теперь нужно наверстывать упущенное. Он также сказал, что создание завода будет завершено в течение года или полутора лет.

В апреле 2010 года Россия выделила Венесуэле кредит в размере 2,2 миллиарда долларов для закупки продукции российского военно-промышленного комплекса. Тогда Владимир Путин говорил, что заказы будут размещаться на 13 головных предприятиях РФ, включая «Ижмаш».
http://www.bfm.ru/news/217856?doctype=news

Тут выводов - два:

1. Противостояние "Стоунер - Калашников" будет существовать еще долгие годы, если не десятилетия. Страны, хлебнувшие реальной большой войны на своей территории, доктрина ВС которых подразумевает и мобилизацию населения, и ведение партизанских действий, и производство стрелкового оружия в военное время - держат сторону Калашникова.
Страны, делающие ставку на "американский импорт", на спецоперации СпН в качестве основы ведения БД своей "контрактной армией" - держат сторону "армалайта".
2. Традиционная наша "долгостройность" и "неповоротливость", которую обычно сторонники капитализма приписывали "совку как экономической системе" - а на деле традиционно ( как ни обидно) входящие в дуплекс "дураки и дороги" - снова не позволила РФ удеожаться в регионе, уже бывшем плотной зоной влияния СССР. Вьетнам мы теряем все больше и больше...
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15705
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Пред.След.

Вернуться в Автоматы и автоматические винтовки

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1