Автоматические системы управления боевыми действиями

Форум о новинках и разрабатываемых образцах военной техники

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 10 окт 2014, 04:42

С.Канчуков
Нужны ли России «Аваксы»?

«Первый серийный Ил-76МД-90А, завершенный постройкой этим летом на ульяновском «Авиастаре», будет использован в программе перспективного самолета дальнего радиолокационного обнаружения А-100, которая реализуется Концерном радиостроения «Вега» в партнерстве с Таганрогским авиационным научно-техническим комплексом им. Г.М. Бериева» «Спецмодификации на базе Ил-76 производства ТАНТК».

Эти строки и побудили снова обратиться к теме самолетостроения в России. Даже не самолетостроения, а эффективности разрабатываемых систем вооружения их боевому и гражданскому предназначению. Особенно это актуально сегодня, когда с одной стороны нас давят санкциями, а с другой либералы на всех уровнях утверждают, что довольно финансировать оборонку, что экономика не выдержит, что экономика не сможет быть прорывной, выпуская сложную боевую технику. Одним словом, пора сдаваться. Вот с этим и не согласен. Не согласен и с некоторыми другими моментами, которые в целом кажутся передовыми, а на самом деле, требуют серьезного рассмотрения и анализа.

Ранее уже обращался к теме самолетостроения и ее влияния на обороноспособность страны. Так в статье «Без современных авиационных двигателей нет будущего у России!», описал проблемы двигателестроения, не решаемые в то время и угрожающие обороноспособности.

Одна из отмеченных в данной статье проблем, Россией успешно решена, и это действительно радует, что не напрасны усилия. Вот что было написано: «Начнем с «Пермских моторов» и коротко скажем, что 25% акций указанного холдинга принадлежат «Pratt&Whitney». Из-за проблем с интеллектуальной собственностью на двигатель ПС-90A2, и возможным стремлением Госдепартамента США отказать в поставках комплектующих, перспективы постройки 200 двигателей выглядят туманно». Сегодня Россия выкупила все акции, а значит, может производить двигатели столько, сколько нужно и устанавливать на те самолеты, на которые посчитает нужным.

Вторая проблема пока не решена, и требует внимания Президента РФ, как Руководителя ВПК и безусловного решения. В статье писал: «Разумной и перспективной альтернативой ПС-90А2 (ПС-90д-76, что, одно и то же), разработанной с участием иностранных компаний, является двигатель НК-93, разработанный в России ОАО «СНТК им. Н.Д. Кузнецова», имеющий значительные преимущества не только пред пермскими моторами, а и перед иностранными двигателями». Данный двигатель превосходит ПС-90А2 по многим показателям, в том числе и по экономичности. Ведь не зря американцы в 90-е приобрели и обанкротили данное производство. Без двигателя НК-93 мы не сможем выполнить планы, намеченные ОАО "Авиационный комплекс им. С.В. Ильюшина" в производстве самолетов на замену линейке самолетов КБ Антонова. А ведь это не только Ан-70, это прежде всего Ан-124 «Руслан» и Ан 225 «Мрия». Подтверждением правоты данного вывода является то, что всего по истечении двух лет, проблема ПС-90А2, поднятая в моей статье, была успешно решена государством.

В дополнение к моей статье появилось и продолжение описания трагедии НК-93, «Трагедия НК-93. Как убивали самый передовой авиамотор мира», подтверждающее правоту предыдущей статьи.

Продолжая рассмотрение проблем с авиацией России, на мой взгляд, требующих более пристального и профессионального подхода, а не шапкозакидательства и заверений, разработал и изложил свое видение преодоления проблем авиации в современных конфликтах в статье «БОМБАРДИРОВЩИК БУДУЩЕГО!». Считаю, что изложенный в статье подход к будущему боевой авиации позволяет иметь в воздухе платформы оружия, в том числе и в беспилотном исполнении, расширяя ударные возможности боевой авиации и преобразовывая формы и способы ведения боевых действий как в воздухе, так на суше и на море.

В России прилагаются усилия по повышению эффективности работы оборонно-промышленного комплекса, эффективности работы заказывающих структур, модернизации вооружений армии и флота. Статья является попыткой высказать свое видение некоторых проблем, связанных, в том числе и с самолетостроением. Исходя из понимания боевой эффективности и предназначения систем оружия в современных войнах, предложить возможные, на мой взгляд, варианты решения.

Из данной заметки видно, что первый серийный Ил-76МД-90А передается для изготовления самолета ДРЛО А-100. На первый взгляд правильное решение, наши А-50 уже давно устарели, как с моральной точки зрения (оборудование) так и с материальной (планер) и требуют замены. Но будет ли эта замена полноценной?

Сегодня Военно-промышленную комиссию (ВПК) возглавляет Президент РФ Владимир Путин. В открытых источниках я не нашел информации, есть ли при руководителе ВПК объединенный орган, предназначенный для изучения целесообразности развития тех или иных систем вооружения, определения их качественной характеристики и действительного предназначения, на основе анализа и сопоставления с имеющимися или перспективными образцами техники иностранных государств. Ведь военным нужно давать технику не ту, что они хотят, а ту, которая им нужна. Имеющуюся на вооружении технику знают все, перспективную иностранную технику должны представлять предназначенные для этого силовые структуры. Данный орган при Президенте РФ в структуре ВПК и должен определить целесообразность той или иной боевой техники, целесообразность заключения именно данного контракта, выработать рекомендации для его выполнения, в том числе и с определением исполнителей контракта, в интересах не одной компании, а государства в целом, контролируя весь процесс исполнения. Данный орган должен подчиняться лично Руководителю ВПК и отвечать перед ним за целесообразность принятых решений.

Если такого объединенного органа при ВПК нет, его нужно немедленно создавать. Сегодня, в условиях жестких санкций и явной подготовки стран НАТО к развязыванию крупномасштабной войны, отсутствия достаточного времени на производство и ввод в эксплуатацию новейших систем вооружения, нужна боевая техника и образцы, позволяющие превзойти имеющиеся и разрабатываемые системы вооружений ведущих стран мира, а не совершенствовать в очередной раз ее элементы.

Мое видение данного вопроса заключается в том, что решение изготавливать А-100 на старой платформе, не достаточно целесообразно с многих позиций, и как следствие влечет за собой различные проблемы, требующие дополнительного решения как с политической, экономической, социальной, так и с чисто военной стороны вопроса.

Попробую высказать свое видение данной проблемы и пути ее решения.

Во многих странах мира на вооружении стоят самолеты дальнего радиолокационного обнаружения, предназначенные для контроля воздушного пространства, поиска воздушных целей и управления авиацией.

В США это ДРЛОиУ Boeing E-3А/В «Сентри» (англ. Boeing E-3A/B Sentry), самолёт дальнего радиолокационного обнаружения, управления и связи. РЛС обеспечивает устойчивое сопровождение одновременно более 100 целей. Самолёты типа бомбардировщик обнаруживаются с расстояния 520 км, низколетящие малоразмерные цели могут быть обнаружены на дальности до 400 км, цели над горизонтом — до 650 км от самолёта. Продолжительность патрулирования на удалении 1600 км без дозаправки в воздухе 6 часов. Продолжительность полёта без дозаправки в воздухе более 11 часов. Самолет оборудован и станцией радиотехнической разведки, позволяющей беззапросное распознавание обнаруженных воздушных целей по их бортовым источникам излучения (мы имеем такие же станции, но кому это нужно!). Самолет Е-3 ведет разведку не только воздушных излучающих целей, но также наземных средств ПВО, и, вероятно, надводных кораблей (с распознаванием их типов) на морских ТВД и подводных лодок, ведущих радиолокационный обзор с перископной глубины.

Американский палубный самолет ДРЛО E-2C Hawkeye выполняет задачи дальнего радиолокационного патрулирования авианосных групп американских ВМС и управления действиями палубной авиации. Данный самолет является одним из немногих специально спроектированных для выполнения задач дальнего радиолокационного обнаружения и управления. В этом самолете предусмотрено некоторое новшество, его пассивная система обнаружения предупреждает экипаж E-2C Hawkeye об облучении самолета радиолокационной станцией противника на дистанции, которая в два раза превосходит дальность действия РЛС E-2C (цель типа "истребитель" на фоне земли на удалении 407 км). Радиолокационная станция позволяет с высоты 9 км на удалении 480 км обнаруживать 800 воздушных целей и наводить на 40 из них истребители.

Есть в этом перечне и еще один тип самолетов. Самолет разведки и целеуказания Boeing E-8А/С Joint STARS (Joint Surveillance Target Attack Radar System), класса «воздух-поверхность», предназначен для разведки поля боя и объектов в глубине территории противника и выдачи целеуказания ударным средствам сухопутных войск и ВВС для их поражения при любых погодных условиях. Диапазон обнаружения целей составляет 200 км. Практическая дальность 12250км. Продолжительность полета, без дозаправки топливом – 11часов, с дозаправкой топливом – 20 часов.

Япония имеет ДРЛО Boeing E-767 — самолёт дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО), разработанный американской компанией Boeing на базе пассажирского самолёта Boeing 767. Практический потолок: 13100 м. Практическая дальность: 9290 км. Дальность обнаружения целей — 320 км, количество одновременно сопровождаемых целей — 300—400, количество одновременно наводимых истребителей: в автоматическом режиме — 30, по командам — 15.

Австралия и Турция имеют ДРЛО Boeing 737AEW&C - cамолет раннего предупреждения и контроля (Airborne Early Warning and Control), создан для продажи в другие страны. Практическая дальность 4900км. Самолет способен осуществлять патрулирование с крейсерской скоростью 760 км/ч на высоте до 12 500 м в течение не менее 9 ч. Радиолокационная станция самолета, работающая в режиме кругового обзора в диапазоне L, имеет дальность обнаружения 370 км и способна одновременно сопровождать до 3000 целей.

В Израиле это ДРЛОиУ Gulfstream G500 SEMA, IAI G-550 CAEWS, IAI 707 Phalcon / Boeing 707 Cóndor. Данные самолеты роднит практическая дальность полета, возможность дозаправки в воздухе, продолжительность полета и боевые возможности.

Обособленно стоят самолеты ДРЛОиУ произведенные в Китае на базе советских машин Ан-12 и Ил-76, это ДРЛОиУ KJ-200 и KJ-2000. У них несколько иные показатели, сопоставимые с А-50.

Таким образом, в армии США и других государств мира созданы образцы вооружения, которые разнесены по предназначению, в основном из-за характеристик планеров, но и имеют возможность одновременно решать несколько задач, способные работать в интересах обнаружения и наведения на цель средств поражения по воздушным, наземным, и морским целям.

В России самолетом дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛО) является самолет А-50 (изделие «А», по кодификации НАТО: Mainstay — «Оплот»). Самолет предназначен для обнаружения и сопровождения воздушных целей и надводных кораблей, оповещения командных пунктов автоматизированных систем управления видов Вооружённых Сил о воздушной и надводной обстановке, применяться для управления самолётами истребительной и ударной авиации при их наведении на воздушные, наземные и морские цели, а также служить воздушным командным пунктом. Практическая дальность полета 7500 км. Продолжительность полёта максимальная без дозаправки: 9,3 часа. Патрулирование на удалении 1000 км без дозаправки: 4 часа, с одной дозаправкой: 7 часов. Возможности самолета ДРЛОиУ А-50У (после модернизации) позволяют обнаружить воздушные цели типа бомбардировщик на удалении до 650 км, истребители – 300 км, наземные цели типа танковой колонны – 250 км.

Данный самолет разрабатывал концерн радиостроения «Вега» в партнерстве с Таганрогским авиационным научно-техническим комплексом им. Г.М. Бериева. Осуществлена модернизация, по некоторым данным двух бортов, а сегодня приступают к производству уже нового самолета А-100. Предполагается, что появление нового самолета ДРЛОиУ А-100 «Премьер» позволит удвоить приведенные выше цифры. За носитель аппаратуры снова избран пусть и модернизированный, но уступающий по многим характеристикам иностранным образцам, в данном предназначении, военно-транспортный самолет Ил-76МД-90А. Дальность полета при нагрузке 20тонн 8500км, что на тысячу больше, чем у предшественника. Практический потолок 12100м. Это добавит к общему времени полета всего не более одного часа, что по нашим размерам театров военных действий, практически не существенно. Как минимум новый носитель должен находиться в воздухе в два раза больше, превышая по этим показателям аналогичные самолеты США. Тогда, в совокупности, планер и аппаратура можно говорить о новой машине и ее новых возможностях.

Таким образом, мы получаем авиационный комплекс с практически прежними характеристиками самолета и с практически прежними характеристиками разведывательного комплекса. О характеристиках нужно вести разговор в других местах, но то, что сегодня истребители преобладают в ходе авиационных ударов, особенно начального периода войны, уже доказано опытом, а значит нужно увеличение дальности обнаружения данных типов целей. Это же касается и наземных целей. Должны вскрываться не цели типа танковой колонны, а одиночные цели типа танк.

Сегодня данные комплексы, если говорить о перспективе и о новейших системах, должны оборудоваться на беспилотных летательных аппаратах, иметь новые характеристики по системам разведки, гораздо меньшую скорость полета, если это БПЛА, меньшую заметность, и во много раз большую продолжительность полета. Производственный цикл данных комплексов не должен превышать 1-3 месяца, и не более. Если говорить о уже существующих пассажирских самолетах, скажем Ил-96-300, то он наиболее подходит к данному типу боевых систем вооружения.

Задаваемые промышленности ориентировочные характеристики разведывательных систем новых БПЛА ДРЛО на высоте патрулирования 9-10км должны обеспечивать обнаружение воздушных целей всех типов на удалении 1000-3000км и более, воздушных целей на фоне земли на удалении 1000-600км. Наземные одиночные цели типа танк (САУ) должны обнаруживаться на удалении 250-300км, цели типа автомобильная, танковая колонна (от трех единиц техники), на удалении 400-500км. Разведывательные системы, позволяющие выполнить данные требования, в России разработаны, и даже применяются в интересах Министерства обороны. Их и нужно внедрять на самолеты типа А-100.

В связи с этим и возникает ряд проблемных задач, которые, на мой взгляд, требую решения именно специального органа при ВПК, и представления их коллегией на утверждение Руководителя ВПК. Возникающие задачи и проблемы специальный орган при ВПК, должен решать с максимальной эффективностью и целесообразностью.

Первая проблема, проблема техническая, заключается в выборе планера для размещения на нем комплекса из состава А-100. Из госпрограммы вооружений до 2020 года нам известно, что армии нужно около 120 тяжелых новых военно-транспортных самолетов для выполнения своих прямых обязанностей, перевозка боевой техники и личного состава, как ВДВ, так и других войск и воинских формирований. События на Украине показали, какое критическое положение может создаться в авиации при участии в вооруженном конфликте равных по вооружению армий, и сколько нужно усилий, для того, чтобы преодолеть недостаток в авиации. Исходя из опыта применения самолетов ДРЛО в ходе войны в Персидском заливе в 1991 году, ежедневно участвовало в операции 5 самолетов. В подготовке и проведении трехдневной воздушной наступательной операции участвовало не менее 15 самолетов Е-3 ВВС США из состава 522-го авиакрыла ДРЛО и управления (с авиабазы Тинкер, штат Оклахома), ВВС Саудовской Аравии и объединенных ВВС НАТО, осуществлявших наблюдение с южных, западных и северных границ Ирака.

Анализ необходимости наличия А-100 в войсках указывает, что на вооружении должно находиться не менее 30 соответствующих бортов с учетом ремонтов и регламентов, а так же модернизации комплексов. Это моя оценка, исходя из общего понимания проблемы, но она может расходиться с оценкой Главкомата ВВС.

Таким образом, сроки поставки самолетов в варианте ВТА и в варианте ДРЛО, при изготовлении данных типов самолетов на одном заводе, могут значительно увеличиться, что чревато срывом программы вооружений. В итоге, или не дополучим необходимое количество ВТА или А-100, что при любом раскладе может оказаться критичным.

Вторая проблема, проблема экономическая. Таганрогский авиационно научно-техническом комплекс им. Г. М. Бериева и концерн НПО «Вега», используя старые наработки по антенне и ее креплению на фюзеляж самолета, по размещению оборудования, стремятся экономить финансовые средства. Но ведь это проблемы концернов, а не армии и государства. Если приступать к производству нового вооружения, то оно должно отвечать современным требованиям, диктуемым не только экономической целесообразностью для производителя, а прежде всего эффективностью данной боевой системы, которая должна оставаться в строю еще долгое время, опережая или быть на равных с основными конкурентами. А так, это не новый образец боевой техники, это модернизация системы, которая не тянет на новый индекс, несмотря на то, что возможно там будет увеличена дальность обнаружения, что маловероятно, заменено программное обеспечение, и возможно улучшится эргономика рабочих мест и всей кабины в целом.

Сегодня, когда Запад вводит санкции против России, когда уже очевидно, что нас никто не ждет в западном мире, а уважать будут только тогда, когда Россия станет сильной и будет иметь армию, способную противостоять любому противнику без ядерной дубины, а за счет самого совершенного обычного вооружения, когда идет блокирование эксплуатации самолетов иностранного производства, подход к производителю и обороноспособности страны должен быть государственным. И здесь обязанность по выбору производителя должна лежать именно на ВПК, на том органе, о котором говорили ранее. Выбор носителя выпал на Ил-76МД-90А, и это, несомненно, самолет с новыми двигателями, но у него дальность полета составляет всего 5000км, притом, что аналоги в США летают на 9 тыс.км, и это без дозаправки в воздухе. Количество готовых самолетов позволяет и не осуществлять дозаправку в воздухе, а нести боевое дежурство круглосуточно и на протяжении длительного времени. Ил-76МД-90А выпускает ульяновский «Авиастар», но у нас есть еще и «Воронежское авиационное самолетостроительное общество» (ВАСО), входящее в Объединенную авиастроительную корпорацию. Почему не поручить ему выпуск данной системы? Но, как известно многим, все, что не связано с «Су» и «Суперджет» у насв ОАК не приветствуется. Но это уже проблема государства! И проблема безопасности государства!

Таким образом, выбирая другого производителя типа носителя для передовой авиационной системы, государство расширяет рабочие места и географию производства самолетов. Позволяет развивать гражданское авиастроение наравне с военным, позволяет в полной мере осуществить импортозамещение целого направления дальне магистральных гражданских самолетов. Позволяет развивать тот задел, который уже существует, и которому не хватает внимания и заботы государства. Здесь и политический престиж государства, вернувшего себе титул авиастроительной державы, способной строить поистине гигантские самолеты не на словах, а на деле. Здесь и экономический эффект, позволяющий расширить производство самолетов, привлечь новые рабочие места, новых инженеров и конструкторов, ввести в оборот денежную массу, позволяющую не бояться различных инфляций и санкций. Это даст работу тысячам смежных предприятий, так как на изготовлении Ил-76МД-90А используются одни комплектующие, а на Ил-96-300 совершенно другие.

Третья проблема, проблема безопасности. Сегодня данная проблема должна выходить на первый план. В Советском Союзе заводы распределялись по территории так, чтобы не только обеспечить рабочими местами население данных территорий, но и для некоторого дублирования выпускаемой продукции. Здесь же, на один завод возлагается производство самолета в огромных количествах, а на другие не возлагается практически ничего. Воронежский ВАСО сегодня востребован и как завод для производства гражданских самолетов, и как завод для производства самолетов в интересах армии. 8 сентября 2014 года Генеральный директор ОАО «Авиационный комплекс им. С.В. Ильюшина» Сергеев Сергей Алексеевич озвучил взгляды на развитие Авиационного комплекса им. С.В. Ильюшина (http://kanchukov-sa.livejournal.com/3745831.html ). Планируется, в связи с событиями на Украине создание новых военно-транспортных самолетов во всех четырех классах: в легком, среднем, тяжелом и тяжелом дальнем, в основном на замену самолетам марки КБ Антонова. Это правильное решение, тем более что Украина сама выбрала для себя путь развития. Но для претворения его в жизнь нужно развивать не только научно-технические направления, но и само производство самолетов, совершенствовать ремонтные предприятия, развивать смежные предприятия, конструкторскую школу.

Таким образом, используя в качестве планера для А-100 самолет Ил-96-300 производства Воронежского ВАСО, будет решена проблема занятости специалистов, работавших в сфере гражданского самолетостроения, будут созданы условия для начала серийного производства модернизированных самолетов Ил-96-300 с двигателями НК-93 для эксплуатации их авиакомпаниями и перераспределения финансовых потоков. В стране появится еще один полноценно работающий завод с работающими смежниками, способный в дальнейшем к производству однотипных с Ан-124 и Ан-225 самолетов марки Ил. Это говорит о том, что указания Президента РФ будут выполняться и в этом направлении. По-другому, решить проблему развертывания в России 25млн. рабочих мест, просто невозможно.


Четвертая проблема, компоновочная. Одного взгляда на Ил-76МД-90А и Ил-96 для специалиста достаточно, чтобы понять, что один самолет, поджарый и компактный, предназначался для перевозки грузов. Такой себе, трудяга. Другой, как птица, предназначен для непрерывного полета.

На самолете Ил-76МД-90А на фюзеляже, сложно разместить необходимое количество различных по назначению антенн из-за того, что и двигатели и остальные части самолета способствуют созданию различных побочных помех, влияющих и на чувствительность антенн и на их конфигурацию, направленность, а значит, ограничивают боевую эффективность бортовой аппаратуры.

Грузовая кабина Ил-76МД-90А так же не способствует размещению оборудования, комфортному размещению экипажа. То, что мы наблюдаем на фотографиях, даже после модернизации А-50 в А-50У говорит о древнейшем подходе, об отсутствии культуры производства, о том, что самолет сделан не для человека, а для галочки. Повторюсь, разговор о его возможностях вынесем за скобки данного повествования.

Чем меня привлекает именно самолет Ил-96-300, а возможно и Ил-96-400Т. Ведь увеличить фюзеляж на 9,5метра заводу, даже в ходе модернизации уже существующих самолетов, не представляется большой проблемой.

Первое, возможностью увеличить практическую дальность, а значит и нахождение в воздухе по сравнению с А-100 в два и более раз за счет увеличения топливных емкостей. Ведь полезная нагрузка Ил-96-400Т рассчитывается на уровне 92 тонн, что практически в два раза превышает нагрузку Ил-76МД-90А. возможность дозаправки в воздухе позволяет находиться самолету в воздухе практически неограниченное время.

Второе, компактность и рациональность размещения основных приборов системы разведки, это возможность размещения всего необходимого оборудования (громоздких и не очень приемников) на нижней палубе в герметичных и довольно стерильных условиях, что повышает ее работоспособность в разы.

Третье, установка дополнительных антенн. Возможность установки аналогичного А-50 корпуса антенны на верху фюзеляжа, думаю, что не требует даже обсуждения. Если американцы смогли установить на свои Боинги аналогичную антенну, то неужели наши конструктора и производственники не способны сделать аналогично. А вот размещение дополнительных антенн, и прежде всего радиотехнической и других видов разведки на боковых поверхностях самолета вполне доступно. И здесь ничто не ограничивает длину антенны, как на боковых, так и на подфюзеляжной поверхности корпуса.

Четвертое, комфорт экипажа. Размещение на верхней палубе только выносов от основных блоков аппаратуры позволяет создать самые комфортные условия и для экипажа и для операторов систем. Здесь возможно оборудование и комнаты отдыха для второго экипажа, и комнаты (места) отдыха для операторов, при длительной работе в полете. И обеспечить отличные санитарно-гигиенические и бытовые условия. А все же главное, это создание условий для действительного использования А-100 как некий командный пункт, оборудованный всеми средствами связи, телекоммуникаций, и сопутствующими этому предназначению элементами.

Пятое, и самое главное, повышение боевых возможностей. В интересах выполнения задач разведки и целеуказания, достигается установкой на борту уже существующей РЛС воздушной обстановки. Модернизацией и повышением возможностей по ведению непрерывной радиотехнической разведки, за счет приема информации одновременно от направленных антенн левого, правого и подфюзеляжного контуров. Возможностью в ходе строительства новых и модернизации существующих самолетов дополнительно оснастить данный комплекс аппаратурой пассивной радиотехнической разведки на основе определения бортовых источников излучения. Данная разработка не принадлежит НПО «Вега», но есть такая аппаратура, и ее обязательно нужно внедрять в данный комплекс.

В интересах самообороны необходимо оснастить данный комплекс аппаратурой защиты от ПЗРК, от систем ПВО, аппаратурой РЭБ, и корпус самолета позволяет и это осуществить. Но обязательно нужно устанавливать на данный тип самолета еще и комплекс активной самообороны, позволяющий осуществлять пуск ракет «воздух-воздух» малой и средней дальности. Пилоны, на которые крепятся ракеты, могут размещаться под крыльями самолета.

Шестое, эксплуатация самолета осуществляется совместно с действующими гражданскими самолетами, и не требует специальной инфраструктуры, а запуск в производство двигателя НК-93 и его установка на последующие образцы, позволит и экономить топливо в значительных количествах, и увеличить продолжительность полета, и упростить обслуживание техники.

Седьмое, импортозамещение и высокая потребность нового самолета в ограниченные сроки. Об импортозамещении уже говорил, что это позволит восстановить производство современных гражданских самолетов. А вот насыщение армии современными самолетами А-100 должно происходить в более сжатые сроки, чем это может быть позволено при использовании Ил-76МД-90А.

Как этого достичь. Предложу вариант, на мой взгляд, сегодня самый актуальный. У меня в подчинении было два Ил-20М, если не ошибаюсь, то «семерке» на следующий год исполнится 50 ЛЕТ. И как показывает время, это не предел для такой машины. Да, сегодня на смены Ил-20М приходит Ту-214р, но это очень долгий процесс. Пока испытания проходит только один борт, а их нудно, да еще и с уже модернизированным оборудование, как минимум 20 штук.

А что тогда говорить об Ил-96-300 (Реестр самолетов Ил-96. Взял наугад борт RА-96009, заводской номер 74393201006. Год изготовления 1994. Ему летать, по меркам Ил-20М до 2044 года, а это 30 лет! Назначенный ресурс по типу (границы продления) 70000 часов (29%), 10000 посадок (32%), 20 лет эксплуатации (102%). Ресурсы: (действующий этап отработки для данного ВС) 40000 часов, 60000 посадок, 20 лет. Таких бортов только в Аэрофлоте насчитывается шесть штук, правда один поврежден, но не уточнял, насколько серьезно.

Но ведь есть еще и Ил-96-400Т, четыре из них стоят на хранении, а три строится. Возьмем для примера борт RA-96101, заводской номер: 97693201001. Первый полет в 1997 году. Назначенный ресурс по типу: (границы продления) 70000 часов (3%), 10000 посадок (5%), 20 лет (32%). Ресурсы: (действующий этап отработки для данного ВС) 22000 часов, 3000 посадок, 8 лет.

Разве это по Государственному? Неужели военные не понимают, что можно сделать с такой машиной? Или понимают только то, что уже видели, а то, что должны увидеть, это в другой жизни?

Четыре готовых самолета для размещения всего комплекса бортового оборудования. Модернизация планера с необходимой доработкой займет, при настоящем руководителе – государственнике, от силы год, с продувкой в аэродинамической трубе, и еще год с выполнением всех положенных для сертификации образца полетных заданий. Максимум два года, тот срок, который определен и для появления на свет одного А-100 (2017), армия за это время будет иметь ЧЕТЫРЕ новейших самолета ДРЛОиУ, назовем их ДРЛОиУ Ил-96-500.

Уверен, что и НПО «Вега» способно к этому сроку обеспечить самолеты бортовым оборудованием, а если не справится, у нас уже много различных фирм, способных решать задачи, аналогичные задачам, которые решают монополисты, но с более высоким качеством.

Такое мое представление о поднятой проблеме. Специалисты могут меня поправить, или уточнить сроки, или сказать, что все это не стоит внимания, и никогда так не будет, чтобы у нас начало возрождаться авиастроение, или, чтобы во внимание брали предложения, исходящие со стороны и не от специалистов.

Но мне почему-то, именно так кажется правильное развитие данного вопроса, тем более, что уже 50% моих пожеланий, высказанных в первой статье, уже сбылось.

Сегодня рассмотрим основную, военную часть вопроса, с опорой на предложение, озвученное во второй части, что базой для будущего российского «Авакса», должен стать другой, более подходящий носитель, а именно самолет Ил-96-300 или его модификация Ил-96-400.

В журнале «Авиация и космонавтика» №3 за 2014 год есть прекрасная статья «А-50: самолет, смотрящий вдаль», в которой довольно подробно рассказана история создания данного комплекса и описаны некоторые перспективы его развития. Мы не будем брать за основу данную статью, а постараемся выработать свои предложения, для всестороннего обоснования, с учетом понимания ограничений по открытости материала, необходимость создания А-100«Премьер» на базе самолета Ил-96-300.

ОАО «Концерн «Вега», создатель самолета А-100«Премьер» опубликовало годовой отчет за 2013 год. Что касается А-100, то мы читаем:

«Результаты научно-технической деятельности. Системы и комплексы разведки, дозора и управления различного базирования. А-100

В 2013 году продолжалось выполнение ОКР «Премьер» [создание самолета ДРЛО А-100] в соответствии с Госконтрактом №63017 от 08.06.2006 по ТТЗ, утвержденному начальником Генерального штаба ВС РФ – первым заместителем Министра обороны РФ 06.05.2006. В 2013 году в ходе работы комиссия Министерства обороны, созданной в соответствии с указанием заместителя Министра обороны, было принято решение о замене самолета-носителя А-50 на самолет на базе Ил-76МД-90А и утверждено ТТЗ на новую ОКР «Премьер-476», выполняемую в соответствии с Государственным контрактом № Н/4/2-13-ДОГОЗ от 09.12.2013 со сроком завершения в ноябре 2017 года. Работа в условиях нового Государственного контракта должна проводиться с учетом научно-технического задела и объемов финансирования предыдущего Государственного контракта.

В связи с новыми обстоятельствами в 2013 году произошло изменение перечня контрагентов, был разработан новый сквозной план-график. Было начато согласование с исполнителями ведомости исполнения и уточнение ТЗ на составные части.

Продолжалась работа по подготовке и проведению межведомственных испытаний составных частей, отработке функционального программного обеспечения, изготовлению второго опытного образца МБРТК [многофункционального бортового радиотехнического комплекса]. В г. Таганрог продолжалось строительство комплексного стенда наземной отработки в рамках ФЦП развития ОПК.

В результате работы совместной комиссии специалистов ОАО «Концерн «Вега» и ОАО «НТЦ «Завод «Ленинец» было выработано совместное решение прекратить работы в ОАО «НТЦ «Завод «Ленинец» по АФТ-S и ППУ изделия А-100 и продолжить их уже с использованием современных технологий применения полупроводниковых приборов, используя наработки специалистов ОАО «Концерн «Вега» и ФГУП «РНИИРС» (запланировано построение МБРЛС на основе использования твердотельной цифровой АФАР в S-диапазоне)». Источник: http://bmpd.livejournal.com/908376.html

Там же описаны вопросы модернизации А-50/А-50У: «Структурными подразделениями ОАО «Концерн «Вега» в 2013 году выполнялись работы по ремонту с модернизацией и сервисному обслуживанию самолетов А-50 и А-50У по ряду заказов. В рамках действующих договоров с ОАО «ТАНТК им. Г.М.Бериева» в 2013 году завершены предъявительские и приемосдаточные испытания самолета А-50У с бортовым №33 с изделием РМ, самолет передан в эксплуатирующую организацию.

Разработан проект Договора на сервисное обслуживание самолетов А-50 и А-50У на 2013-2015 гг. с ОАО «ТАНТК им. Г.М.Бериева».

Разработаны и согласованы материалы в Программу по анализу состояния (обследования) самолетов А-50 в части изделия Р.

Выполнены работы по Авторскому надзору самолетов А-50 в эксплуатирующих организациях». Источник: http://bmpd.livejournal.com/908376.html

Из приведенного отчета мы видим, что создание А-100 «Премьер» началось в 2006 году, после подписания соответствующего Госконтракта. Восемь лет – это огромный срок, а ведь еще три года необходимо для монтажа оборудования и испытаний. Не получится так, что будет создан самолет вчерашнего дня?

Не претендуя на истину в последней инстанции, попробуем обосновать свое видение подхода к вопросу о необходимости создания нового самолета ДРЛОиУ и повышении его боевых возможностей, соответствующих современным требованиям и опыту боевых действий.

Понятно, что на первый взгляд, вынесенный в заголовок статьи вопрос, абсурден по своей сути. Самолет ДРЛОиУ для России не только нужен, но и необходим, как воздух. Самолет ДРЛОиУ, являясь по своей сути подвижным пунктом разведки воздушных и наземных целей, расширяет возможности стационарных постов радиолокационной (РЛР) и радиотехнической (РТР) разведки, являясь по своей сути элементом маневренной оборонительно-наступательной системы современной армии.

О некоторых вопросах, затронутых в этой статье, уже писал ранее в материале Некоторые мысли по основным направлениям модернизации после приведения армии к «новому облику»».

Сегодня в мире создано достаточно много различных средств, предназначенных для разведки, обнаружения, определения координат и поражения стационарных и подвижных средств РЛР и РТР, средств ПВО, в том числе и большой дальности и средств, способных осуществлять полет к цели на малых и предельно малых высотах для их поражения. Весь комплекс данных средств поражения выдвигает повышенные требования, прежде всего к наземным стационарным средствам РЛР, так как они излучают мощный сигнал, на который и наводятся управляемые ракеты и бомбы, а сами порой недостаточно защищены от систем ВТО. А то, что данные радиолокационные станции будут являться приоритетными объектами поражения в первом и последующих ударах, доказано практикой и боевым опытом. Отдельно здесь находятся станции пассивной РТР типа «Кольчуга», которые и работают пассивно, и доказали свою живучесть во многих вооруженных конфликтах. Но надеяться только на один вид разведки ошибочно во всех смыслах.

Таким образом, несмотря на принимаемые различные меры по защите стационарных активных станций РЛР, у них есть и множество еще не решенных технических проблем по обнаружению малоразмерных объектов. Но, есть и основная проблема, обязательное, в первоочередном порядке, стремление противника к уничтожению в начальном периоде боевых действий данных станций РЛР всеми наличествующими силами, средствами и способами.

Важное значение приобретает именно способность вести РЛР подвижным способом. Мы не будем рассматривать варианты использования станций РЛР на подвижных наземных объектах, несмотря на то, что это очень важный вопрос, так как вся РЛР должна работать в комплексе, и наземная стационарная, и наземная подвижная, и воздушная.

Сегодня, по мнению ряда моих знакомых специалистов, существуют проблемы, которые нужно решать немедленно, и которые, к сожалению, пока не решаются, или решаются недостаточно правильно.

Первая проблема, это защита от высокоточного оружия противника, в том числе и самолета А-100 «Премьер».

Ее можно решить, применяя устанавливаемые на носитель системы РЭБ от противосамолетного управляемого оружия противника. При этом необходимо учитывать, что бортовая станция РЭП, с которой сегодня вылетает на боевое задание, например, палубный истребитель авианосной ударной группы ВМС США в Средиземном море, это уже не та станция, что поставлялась десять лет назад этому виду вооруженных сил, хотя и имеет прежнее обозначение, но с дополнительным цифровым индексом в скобках. Ее жизненный цикл сопровождается, по существу, непрерывной модернизацией, усовершенствованием отдельных элементов или целых узлов аппаратуры, обновлением средств обработки данных и сигналов программного обеспечения. Тоже самое касается и ударных средств класса «воздух-воздух» и противорадиолокационных ракет AGM-88A Harm, AGM-88F Harm, и ракет AARGM (Advanced Anti-Radiation Guided Missile), представляющую собой модернизацию существующей ракеты AGM-88 HARM.

Учитывая вышесказанное, чтобы гарантированно нейтрализовать постоянно совершенствующиеся традиционные способы радиолокационных методов наведения УР классов «земля - воздух» и «воздух - воздух» в S- (1500-4000 Мгц), Х- (6200- 12500) и Ku-(12500-18000) диапазонах, потребуется установка нескольких типов станций РЭБ, скажем одновременно таких как «Азалия», «Фасоль», «Букет», «Герань», «Сирень», «Сорбция» или их модификаций, а также станцию предупреждения об облучении СПО-15 «Береза». Можно установить и широко разрекламированный комплекс РЭБ «Хибины-У» и другие разрабатываемые перспективные станции.

Но это уже вчерашний день, а нам, для А-100 «Премьер», нужна перспектива. Поэтому необходимо предусматривать установку перспективных пространственно распределенных авиационных систем РЭБ, адаптивных к составу и особенностям функционирования радиолокационных систем управления оружием противника, с совместной цифровой обработкой и формированием распределенных когерентных помеховых сигналов.

Необходимо создание и установка на носитель А-100 «Премьер» средств РЭБ со сверхширокополосными (две-три октавы) твердотельными приемопередающими модулями и широкополосной цифровой обработкой радиотехнических сигналов на основе многолучевых (не менее четырех одновременно формируемых лучей) антенных решеток для дециметрового (1–6 ГГц), сантиметрового (6–18 ГГц) и миллиметрового (32–40 ГГц) диапазонов длин волн для авиационной техники (ОКР «Рикошет» и «Ранг»).

И необходимо наращивать усилия по созданию и установке на А-100 «Премьер» пространственно-распределенных систем скрытной радиолокации воздушных и наземных целей на базе активных фазированных решеток и систем пассивной радиолокации в метровом и дециметровом диапазонах.

Обилие устанавливаемых станций РЭБ обуславливается значимостью самолета в общей системе разведки и соответственно, необходимостью повышенной защиты самолетов ДРЛОиУ от воздействия средств РЛР, РТР, РЭБ и высокоточного оружия противника, а так же необходимостью повышения энерговооруженности носителя.

Таким образом, установка нескольких комплексов станций постановки помех (РЭП) и станций активных помех (САП), повлечет за собой необходимость установки дополнительных антенн на фюзеляже самолета-носителя. Возможности Ил-96-300 в этом случае, несопоставимы с возможностями Ил-76. Так, на В-52, имеющем геометрические размеры, сопоставимые с Ил-96-300, применено разнесение антенны излучения помех на достаточно большие расстояния, а для радиоэлектронного подавления моноимпульсных станций применяется метод смещения направления сопровождения в сторону от реальной воздушной цели, получивший название "Кросс Ай" (при совпадении оси антенны с направлением на реальную цель в РЛС возникает ошибочный сигнал рассогласования).

Но и это недостаточно полный способ решения проблем защиты, а только один из возможных, так как мощное одновременное излучение аппаратуры РЭБ в различных диапазонах является помехой для ведения непрерывной разведки средствами РЛР и РТР самолета и одновременно требует значительных массоэнергетических характеристик для всей аппаратуры РЭБ.

Специалисты могут меня поправить, что можно найти другие способы, возможно, но то, что чувствительность аппаратуры разведки будет снижена, и то, что А-100 «Премьер» будет первой целью для самолетов прорыва системы ПВО с их противорадиолокационными ракетами, сомнения не вызывает.

Защитить А-100 «Премьер» средствами ПВО с земли, способными бороться с ударными ракетами и самолетами противника, невозможно, не только технически, а и практически, так как самолет патрулирует на большой площади, и всю ее прикрыть по периметру не представляется возможным, или будет являться очень затратной операцией.

Несмотря на трудности, есть очень простое решение данной проблемы, это создание ложного фазового центра за счет нахождения в воздухе на незначительном удалении друг от друга двух и более самолетов ДРЛОиУ с активными радарами. Кстати, американцы такой способ применяют давно.

Это потребует изменения подходов к боевому применению А-100 «Премьер». В мирное время в воздухе должно находиться в районе дежурства два борта, а в военное, одновременно три или четыре, осуществляя патрулирование таким способом, чтобы за счет переизлучения создавалось несколько ложных фазовых центров, а значит и повышалась боевая эффективность и живучесть системы воздушной РЛР. Таким образом, будет осуществляться увод головок самонаведения ракет от истинных целей. Для головок других типов ракет будут другие способы защиты.

И вот здесь на первое место снова выходит тип платформы, на которой будет установлено оборудование А-100 «Премьер». Ил-96-300 уже сегодня имеет в два раза большую продолжительность полета, а в случае увеличения количества топлива за счет установки дополнительных топливных баков, даже в существующих вариантах двигателей, продолжительность полета может увеличиться в полтора - два раза. При осуществлении дозаправки время нахождения в воздухе может увеличиться до нескольких суток.

Приводить расчеты, показывающие преимущества Ил-96-300 перед Ил-76 экономические, тактические, да и стратегические, нахождения одного борта в воздухе без осуществления посадки или смены в воздухе, по сравнению с необходимостью поднятия заодно и тоже время полета, более трех бортов Ил-76, считаю излишними. Пусть этим займутся специалисты.

При проведении сравнительных расчетов еще нужно учитывать время выхода самолета в зону дежурства и его возвращение на, как правило, тыловой аэродром, что еще больше склоняет чашу весов к выбору другого носителя для А-100 «Премьер».

Для такого длительного непрерывного полета (несколько суток) необходим дублирующий экипаж и второй состав операторов, а им соответственно и условия для отдыха, несмотря на более современные системы отображения информации, разведки, усталость, особенно в боевой обстановке имеет свойство накапливаться. Первый полет может и выдержит оператор, а вот второй и последующие, могут быть пропуски и ошибки. Это же касается и экипажей самолетов. При грамотной компоновке, Ил-96-300 способен обеспечить все условия для полноценного несения боевого дежурства.

Компоновочная схема самолета E-3 системы АВАКС Block 30/35 приведена здесь http://www.airwar.ru/image/idop/spy/e3c/e3c-2.gif

Вторая проблема заключается в защите аппаратуры самолетов ДРЛОиУ от помех современного уровня. Мощность помехового сигнала существующих самолетных станций РЭБ отечественного производства не превышает 20-30 Вт, за исключением «Сорбции», где энергетический потенциал 1000Вт, но помеховые сигналы в ПРД усиливаются по мощности в усилителе мощности всего до 100Вт.

Американская станция активных помех (САП) AN/ALQ-171 (V) имеет мощность передатчика 200Вт при генерации только непрерывных помеховых сигналов, а мощность передатчика в импульсном режиме 2 кВт.

Современный уровень помех основан на мощности передатчиков до 30 кВт, позволяющих наносить неприемлемый ущерб радиоэлектронному оборудованию, как самолетов, так и разведывательных систем. В аппаратуре, облученной сигналом данной мощности, просто выгорают все элементы системы, и самолет становится слепым и неуправляемым.

Для парирования данных угроз нужны не только новые системы обнаружения, но и новые системы защиты, а все это в комплексе тянет и на увеличение объема и площадей для занимаемого оборудованием, и на увеличение площадей для размещения антенн, позволяющих осуществлять подавление сигналов в передней, задней, верхней, нижней и боковых полусферах.

Как пример рассмотрим комплекс AN/ALQ-99(V) являющийся основой бортовой системы электронной войны самолетов ЕА-6В «Проулер» и предназначен для проведения электронной атаки с неразрушающим воздействием против средств радиолокационного обнаружения и управления оружием системы ПВО противника. Два передатчика помех данной системы имеют выходную мощностью 1 кВт. Самолеты ЕА-6В, базирующиеся на многоцелевых авианосцах (до четырех на каждом), дополнительно решают задачи по прикрытию боевых кораблей от обнаружения РЛС противника и ударов противокорабельными ракетами. Эффективная дальность подавления с высоты 9000 м достигает 400 км.

Таким образом, самолет А-100 должен выполнять задачи не только дальнего радиолокационного обнаружения средств поражения противника, но и одновременно осуществлять прикрытие своих войск от радиоэлектронных ударов.

Третья проблема, проблема обнаружения низколетящих маневрирующих целей на фоне естественных и искусственных помех, в том числе и на фоне различной подстилающей поверхности, как активными и пассивными средствами радиолокации, так и радиотехническими средствами.

К естественным помехам относятся: поверхность Земли, дождь, снег, туман, пыль, атмосфера, тропосфера, метеорные потоки, волнения на водной поверхности и тому подобное.

К искусственным помехам относятся специальные генераторы помех заградительного и ретрансляционого типа, дипольные отражатели, плазма, разведывательные приёмники. Воздушные шары,- гелиевые, водородные, тепловые и т.п.

Данной проблемой должны заниматься специалисты. Свою задачу вижу в том, чтобы данную проблему отразить в этом материале.

На мой взгляд, основная сложность заключается в том, что радиолокационные средства не в полной мере обладают способностью быстрого автоматического поиска движущихся скоростных и маневренных целей на фоне естественных и искусственных помех по сравнению со съемкой местности с разрешающей способностью, сравнимой с получаемой при помощи оптических приборов. Так, ранее обзор пространства происходил за 6-10 секунд. Сегодня скорость вращения антенн увеличена, и обзор пространства происходит за 3 секунды, но наземные низковысотные обнаружители, состоящие на вооружении армии, не обеспечивают необходимую дальность обнаружения целей. Возможно, в интересах непосредственно поражения дальности обнаружения некоторых целей и могут частично удовлетворять потребителей, а в интересах вскрытия общей обстановки, в интересах прогноза развития воздушной и наземной обстановки, в интересах поражения целей, которые не входят в зону поражения систем ПВО и должны работать средства, расположенные на самолетах ДРЛОиУ, а значит решению задачи по обнаружению низколетящих маневрирующих целей на фоне естественных и искусственных помех, нужно уделять пристальное внимание.

Четвертая проблема, заключается в том, что системы РЛР и РТР должны соответствовать, а в некоторых случаях и превосходить тактические характеристики аналогичных систем ведущих стран мира, в нашем случае систем армии США.

По сообщению информационного агентства "DefenseNews", компания Boeing подписала контракт стоимостью 250 млн. долл. на модернизацию парка из 13 самолетов ДРЛО и управления Boeing E-3A, находящихся под управлением НАТО. НАТО всего эксплуатирует 17 таких самолетов. Работы по модернизации начнутся в 2016 году и должны завершиться к 2018 году. Источник: http://bmpd.livejournal.com/945913.html

Мы же с предыдущего материала знаем, что к 2017 году у нас будет только один самолет А-100 «Премьер», ну а какие будут его технические характеристики, реальные, а не стендовые, можно будет наблюдать только в процессе эксплуатации. И не факт, что они удовлетворят заказчика.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 10 окт 2014, 04:43

Продолжение

Здесь необходимо отметить, что дальность обнаружения воздушных целей для А-100«Премьер» должна быть 600-700км. Низколетящих целей, и целей на поле боя, не менее чем 400км, с полной классификацией объектов и определением координат с ошибкой, не превышающей 1 градус.

Должны быть расширены возможности по одновременному обнаружению и сопровождению целей, сопоставимые или превосходящие возможности самолета Е-2С Hawkeye, способного одновременно обнаруживать и сопровождать до 1200 воздушных целей и наводить на 40 из них истребители.

Комплекс А-100«Премьер», в своей конфигурации должен стать действительно комплексом, обеспечивающим не только радиолокационную но и радиотехническую разведку в пассивном режиме, позволяющую расширить боевые возможности и повысить вероятность вскрытия воздушной и наземной обстановки.

На самолете Е-3 системы АВАКС Block 30/35, для радиоперехвата применяются четыре антенны: носовая, хвостовая и две боковые фазированные решетки (с правой и левой сторон), имеющие размер 3,9x0,84 м, которые выступают за обводы фюзеляжа на 46 см (визуальный признак самолета Е-3 системы АВАКС Block 30/35). Поскольку Е-3 патрулирует вдоль линии фронта, главную роль играют боковые антенные решетки, которые, судя по их внушительным размерам, обеспечивают точность пеленгования (или, возможно, даже интерферометрических измерений) не 3, что характерно для простой антенны AR-900, а, по крайней мере, 0,5 - 1.

Данные пример еще раз доказывает, что в качестве носителя оборудования для А-100«Премьер» наиболее подходит Ил-96-300, так как на его фюзеляже вполне легко разместятся антенны с указанными характеристиками. На корпус Ил-76 их просто невозможно разместить, даже визуально.

Немаловажное значение имеет система связи и обмена данными, которая должна позволять передавать не только речевую, но и визуально отображаемую символьную информацию об обстановке на борт одновременно нескольким десяткам самолетов, находящихся в радиусе до 600 км, что значительно упростит управление авиацией. Данная информация с точностью и в увеличенном объеме должна передаваться и выводиться на дисплей летчика почти в реальном масштабе времени.

Пятая проблема, проблема себестоимости разрабатываемой системы. Небольшой анализ показывает, что у нас все системы, разрабатываемые для армии, по стоимости многократно завышены, а по результатам, не всегда отвечают тем требованиям, которые выдвигаются заказчиком.

Вернемся снова к отчету Концерна «Вега». Всего в 2013 году Концерном "Вега" выполнялось 36 НИОКР, включающих 133 этапа – по созданию новых систем вооружения и защиты границ РФ, 12 – по серийным заказам, связанным, в основном с модернизацией и авторским надзором изделий, разработанных в ОАО «Концерн «Вега», и поставленным на вооружение МО РФ. Полностью завершены работы по 97 этапам работ на общую сумму более 6 миллиардов рублей. В 2013 году завершены в полном объеме и сданы Заказчику 8 НИОКР и 7 серийных работ. В 2013 году заключены новые контракты на ОКР «Ручей», ОКР «Точность», ОКР «Премьер-476».

Поставка продукции военного назначения в общем объеме выпуска Концерна составляет более 90%, так из общего объема выполненных работ в 2013 году:

- работы по заказам МО РФ 75% – 4 600 млн. руб., из них по тематике ВВС – 4 100 млн. руб.;

- работы по тематике ФСБ составили около 14% – 870 млн. руб.;

-конкурсные работы, финансируемые Министерством промышленности и торговли из госбюджета РФ, 8% – 520 млн. руб.;

- экспорт (ОКР «Бангалор») составил около 1% – 73 млн. руб.;

- прочие заказчики составили 2% – 180 млн. руб.

Для сравнения, в США стоимость пока единственного современного бортового оборонительного комплекса AN/ALQ-161, который разрабатывался с 1972 года сначала для бомбардировщика В-52, а затем последовательно для В-1А и В-1В, составила 20млн. долларов. По массоэнергетическим характеристикам своей аппаратуры он превосходит системы РЭБ самолетов - постановщиков помех групповой защиты EF-111А и ЕА-6В в 1,4 раза, а комплекты РЭБ индивидуальной защиты тактической авиации (AN/ALQ-131) - в 9 раз.

Каждый самолет Е-3 системы АВАКС Block 30/35 напичкан четырьмя тоннами радиолокационного и компьютерного оборудования, спроектированного по последнему слову техники, и мощным центральным компьютером. Во сколько раз будет превосходить по своим тактическим характеристикам комплекс А-100«Премьер» своего предшественника, комплекс А-50/А-50У, и какой общий вес оборудования будет нести нам неизвестно?

«Как сообщило в свое пресс-релизе ЗАО «Авиастар-СП», 3 октября 2014 года с летно-испытательного комплекса предприятия в аэропорту «Ульяновск-Восточный» совершил первый полет второй экземпляр транспортного самолета Ил-76МД-90А (заводской номер 01-03, регистрационный номер 78651, название «Ульяновск»), именуемый "первым серийным".

После окончания заводских и специальных летных испытаний воздушное судно отправится в ОАО «Таганрогский авиационный научно-технический комплекс им. Г.М. Бериева» (ТАНТК) для постройки на его основе прототипа перспективного самолета ДРЛО и управления А-100. Договор стоимостью 3,3 млрд рублей на поставку самолета был заключен 15 августа 2014 года между ОАО «ОАК – Транспортные самолеты» и ТАНТК, со сроком поставки не позднее 15 января 2015 года». Источник: http://bmpd.livejournal.com/1016417.html

По предлагаемому мною пути замены носителя Ил-76 на носитель Ил-96-300 или Ил-96-400, а это подтверждает, что предложение не безнадежно утопично, идут и структуры ФСБ, создавая в своих интересах воздушный пункт управления (ВПУ). Конечным получателем первого Ил-96-400ВПУ выступает Федеральная служба безопасности. Объединённый авиационный отряд специального назначения ФСБ провел тендер на оказание услуг по переподготовке двух экипажей на воздушное судно этой модификации. Самолет Ил-96-400Т №01004 был построен на Воронежском акционерном самолетостроительном объединении в 2011 году по договору с ИФК, заключенному в августе 2007 года. Воздушное судно планировалось к передаче в авиакомпанию «Полет», но по ряду причин эта авиакомпания отказалось от него, ограничившись тремя ранее поставленными Ил-96 аналогичной модификации, которые в 2013 году были также возвращены лизингодателю. Стоит отметить, что работы по доработке самолета в вариант для ФСБ в настоящее время подходят к завершению. Источник: http://bmpd.livejournal.com/978343.html

Проблемы, поднятые в данном материале, обсуждались с профессионалом своего дела, знакомством и дружбой с которым горжусь. Не каждый так сможет отстаивать интересы Родины. Зовут его Орлов Виталий Иванович: «С 1993года Генеральный директор ЗАО СВЯЗЬ. Автор 25 выдающихся изобретений в области электротехники, радиолокации, измерительной техники, радиосвязи и кодирования информации. Был главным специалистом по системам противовоздушной обороны в НИИП города Жуковский. Занимался разработкой, изготовлением испытанием и введением в строй систем противовоздушной обороны, систем радиосвязи, диагностических и медицинских систем для Министерства Обороны, МЧС, Минздрава и т.п.»

«Под его руководством развёрнуты и введены в строй самые большие в СССР комплексы обнаружения, наведения и целеуказания воздушных целей под 22-мя стратегическими городами СССР. Участвовал в испытаниях всех основных автоматизированных систем для противовоздушной обороны страны, изготавливаемых с 1962 года». Источник цитаты: http://maxpark.com/user/4236105473/content/747772

Считаю, что поднятые вопросы требуют тщательного и всестороннего анализа, но это далеко не весь перечень проблем, на мой взгляд, которые необходимо решать в интересах создания и уже совершенствования самолета А-100«Премьер».

Есть проблемы боевого применения самолетов ДРЛОиУ, есть проблемы автоматизированной системы управления, как бортовым оборудованием, так и управления данными самолетами, сопряжения АСУВ комплекса с другими АСУВ. Есть проблемы связи и передачи данных, да и проблемы распределения полученной разведывательной информации и охвата потребителей.

Если коротко касаться проблемы боевого применения, то данный тип самолета должен выполнять задачи не только в интересах ВВС, а и в интересах всех видов вооруженных сил и родов войск, так как должен вскрывать и воздушную и наземную обстановку круглосуточно в ходе вооруженного конфликта, а не только в интересах выполнения задач выделенным нарядом авиации.

Это значит, что возникает проблема подчиненности самолетов А-100«Премьер», сосредоточения их усилий, распределения по задачам, количестве и боевой готовности данных самолетов, всестороннего обеспечения их деятельности. При продолжении использования в качестве носителя самолетов Ил-76МД-90А, для выполнения задач в интересах круглосуточного несения боевого дежурства, потребуется значительное количество готовых летательных аппаратов, и значительный срок их производства, а возможности завода-изготовителя не будут пересекаться с задачами других родов войск.

При использовании в качестве базы Ил-96-300 (Ил-96-400) количество самолетов может быть совершенно другим, а в условиях перевода экономики страны на военные рельсы (войну пока никто не отменял), доработка гражданских бортов будет занимать вполне приемлемое время.

Рассмотрим проблемы боевого применения самолетов ДРЛОиУ более подробно, сосредотачивая внимания на преимуществах нашего варианта, то есть на замене носителя для А-100«Премьер» с Ил-76МД-90А на Ил-96-300 (Ил-96-400).

Первое, в интересах обеспечения безопасности полетов руководства страны, при совершении ими продолжительных полетов с одного континента на другой. При таком полете в эскорте в воздухе должно находиться как минимум два борта ДРЛОиУ, обеспечивая контроль воздушного пространства вблизи борта №1. И здесь Ил-96-300 в полной мере соответствует поставленной задаче и по скорости, и по продолжительности полета, может находиться на том же эшелоне и в том же воздушном коридоре, что и борт №1.

Второе, в интересах стратегической авиации, особенно когда осуществляются полеты вне территории воздушного пространства страны. Крейсерская скорость, продолжительность полета и практическая дальность сопоставимы у самолетов Ту-160 и Ил-96-300. Самолеты Ил-76МД-90А больше по скорости подходят к Ту-95, но по дальности требуют несколько дозаправок в воздухе.

Совместные действия самолетов ДА и ДРЛОиУ, при выполнении боевых и учебных задач в нейтральных водах позволяют одновременно решать целый комплекс информационных и разведывательных задач, совершенствовать системы разведки и обработки информации, повышать навыки экипажей. Одновременно, совместные действия обеспечивают повышение вероятности выполнения боевых и учебно-боевых задач самолетами дальней авиации.

Исходя из складывающейся общей обстановки в мире в интересах действий стратегической авиации (ДА), возникает насущная необходимость иметь в составе ударной группы самолетов ДА, кроме самолета ДРЛОиУ еще и истребительную авиацию.

Вижу решение этой проблемы в следующем. В состав ударной группы ДА, кроме непосредственно самолетов Ту-160 включаются самолеты ДРЛОиУ на базе Ил-96-300 (1-2), самолеты-заправщики, на базе Ил-96- 400 и ударные самолеты Су-30СМ (6-9 самолетов). Тогда мы больше не будем наблюдать на фото, как иностранные истребители вплотную подходят к нашим стратегам и передают «пирожки на завтрак».

Состав указанной группировки, это прерогатива авиационных начальников, они определяют численность каждого типа самолетов, исходя из боевых возможностей и поставленной задачи. Но то, что такие группы создавать необходимо, лично у меня не вызывает сомнения.

Летчики меня сейчас начнут критиковать за сплошное незнание вопроса. Но как командир и как разведчик, вижу эту задачу вполне решаемой, и необходимой сегодня для ВС РФ. У нас мода на спорт, вот вам и один из видов нового спорта – сверхдальний групповой перелет ударной группировки ВВС России с Дальнего Востока на Запад, и до Венесуэлы или Кубы. Можно вдоль побережья США в нейтральных водах, а можно и через Северный полюс. В составе группы могут быть 2-3 Ту-160, 1-2 Ил-96-300 ДРЛОиУ, 6-9 Су-30СМ, 1-2 Ил96-400Т (танкер).

Только написал эти строки, а уже выходит не просто подтверждение, а обоснование необходимости именно такого подхода к проблеме А-100, о котором мы и говорим в этой статье.

«Идею разместить военные базы в Южной Америке Владимир Путин обсуждал с министром обороны России Сергеем Шойгу в феврале нынешнего года.

Россия рассматривает вопрос создания военных баз на Кубе, в Никарагуа, Венесуэле и Аргентине. Все эти страны являются в последние годы активными союзниками нашей страны.

Согласие Аргентины на размещение российский военных баз серьезно усилит позиции Москвы в Южной Америке. Как отмечает издание Guardian Liberty Voice, США фактически проспали появление российских военных баз.

Российское военное присутствие в западном полушарии ставит перед США непростые задачи и знаменует уменьшение влияния Вашингтона. США никогда не имела достаточных средств противоракетной обороны вдоль своих южных границ».

«Маскирующий эффект контейнерного исполнения "Калибров" — это ещё один особый плюс. Ведь, Куба уже может быть нашпигована такими контейнерами! О чём договорился Путин, когда ездил на Кубу.Роснефть там начнёт нефть добывать, Россия поставит 4 энергоблока для ТЭС и всякие мелочи... Но главное в том, что "Россия заинтересована в строительстве наземных центров для своей системы ГЛОНАСС". И не только на Кубе. Их и в Никарагуа поставят. Напомню, что первичной задачей для таких систем навигации является система наведения для высокоточного оружия. В том числе — и для тех же "Калибров". И будет совершенно неудивительно, если рядом с этими станциями будет стоять по десятку контейнеров. С "оборудованием". И кроме таких станций, идёт "речь о создании на острове крупных транспортных узлов, в первую очередь, воздушных". Практически, это — воздушные базы и аэродромы, которые будут способны принимать те же Ту-160 для дозаправки и отдыха. И опять же — там будут стоять контейнеры с "оборудованием"».

Дело за малым, чтобы те, от кого сегодня зависит принятие решений о дальнейшем развитии комплексов А-100, прислушались к различным точкам зрения, возможно в них есть и рациональное зерно.

Данную группировку ударных самолетов необходимо дооснащать соответствующим оборудованием, позволяющим определять свое место в открытом море или океане, но используя ГЛОНАС, да и GPS это не составит большого труда и затрат. Другое дело, спасение экипажа в случае вынужденного покидания самолета. Здесь так же можно и нужно разработать или совершенствовать имеющиеся системы спасения на воде для экипажей боевой авиации. Для истребителей можно разработать подвесной контейнер, сбрасываемый на парашюте и отстреливаемый от самолета на определенной высоте, чтобы летчик, управляя парашютом смог максимально близко приземлиться к контейнеру, содержащему в себе специальный плот, запасы и все необходимое для автономного нахождения в океане некоторое время.

Самолеты ДА Ту-160 имеют крейсерскую скорость 850км/час или около этого. Точно такую же скорость имеют и самолеты ДРЛОиУ на базе Ил-96-300, и самолеты заправщики, на базе Ил-96-400Т. Такую же крейсерскую скорость имеют и истребители Су-30СМ, около 850 км/час. Дальность полета Су-30СМ составляет 3000км при скорости 2000км/час, а на крейсерской скорости дальность составит около 6000км. Значит, истребителям может понадобиться всего одна дозаправка в воздухе от танкера, при следовании основной группы без дозаправки в воздухе. Понятно, что здесь не учитывается ряд побочных факторов, таких как необходимость увеличения скорости истребителей для осуществления дальнего перехвата, как необходимость осуществления маневра по высоте и т.д. Думается, что и автопилот, установленный или устанавливаемый на Су-30СМ, позволит летчикам более комфортно переносить длительный полет.

Таким образом, создавая самолет А-100«Премьер» на новой базе Ил-96-300, мы получаем не только выигрыш во времени и повышенные боевые возможности, но и новые формы и способы выполнения боевых задач, по крайней мере, для ВВС России.

Третье, в интересах ВМФ. Несмотря на то, что у России пока только единственный тяжелый авианесущий крейсер адмирал Кузнецов, но есть еще отряды кораблей, которые так же требуют в интересах выполнения боевой задачи ведения радиоэлектронной и радиотехнической разведки. Частично данные задачи выполняют самолеты Ил-38Н, но они не могут заменить самолет ДРЛОиУ. Это касается и несения боевого дежурства постоянного оперативного соединения ВМФ в Средиземном море, и борьбы с пиратством в Аденском заливе, и сопровождения отрядов кораблей на переходе.

Пока не созданы в России самолеты ДРЛО для палубной авиации, «сухопутный» ДРЛОиУ вполне может обеспечить вскрытие общей обстановки в районе нахождения отряда кораблей, управлять действиями корабельной авиации, за пределами досягаемости средств управления авианосца, вести передовую разведку районов нахождения КУГ в открытом океане, осуществляя дозаправку в воздухе от самолета-заправщика, прибывшего с дружественных или передовых военных баз.

ВМФ, это не только боевая мощь государства, это и отражение геополитических интересов страны в мире. И здесь явное преимущество у Ил-96-300, даже в том случае, если Россия восстановит свое присутствие в мировом океане в полном объеме, в том числе и воссозданием передовых военно-морских баз в Камрани, в Тартусе, на Кипре, на Кубе, в Венесуэле, в Никарагуа, и созданием современных авианосцев, и созданием самолетов ДРЛОиУ авианосного базирования.

Таким образом, используя как базу для А-100«Премьер» самолет Ил-96-300, мы расширяем возможности Военно-морского флота России, не только в акватории Черного моря, а и в мировом океане.

Четвертое, в интересах применения ударной авиации в вооруженном конфликте или в интересах проецирования силы и поддержки действий союзников.

Это может быть наглядно видно на примере сегодняшней Сирии. Я не говорю, что наличие самолета ДРЛОиУ, постоянно патрулирующего акваторию Средиземного моря может принести достаточный объем разведывательной информации в интересах совершенствования систем вооружения российской армии, но и оказать существенную помощь руководству Сирии.

Не секрет, что ранее некоторые спецслужбы стран коалиции, направленной против Сирии, передавали разведывательную информацию боевикам, противостоящим армии, а мы в это время сворачивали свое присутствие. Самолеты ДРЛОиУ, созданные на базе Ил-96-300, способные несколько суток находиться в воздухе, непосредственно вблизи зоны конфликта, способны оказать армии Сирии существенную помощь, и одновременно отрабатывать реальные боевые задачи, результаты которых невозможно изменить, как это может происходить на учениях. А значит, показатели эффективности разработанных систем будут наиболее достоверными.

Задачи, которые должен решать А-100«Премьер» в интересах выполнения данной задачи можно сгруппировать по нескольким направлениям:

- ведение воздушной разведки действий коалиционной группировки государств, наносящих удары сегодня по ИГ, это необходимо в интересах совершенствования форм и способов боевого применения, так и в интересах совершенствования оружия;

- ведение наземной радиотехнической и радиолокационной разведки, оптической и тепловизионной разведки местности и объектов боевиков, вскрытия их баз, маршрутов выдвижения, складов с боеприпасами, размещения тяжелой техники. То есть выполнения тех задач, которые сегодня выполняют и американские и французские и английские экипажи тактической авиации, возможно в связке с космической разведкой и другими видами разведки;

- ведение радиоразведки источников излучения и наведение на них средств поражения;

Все перечисленные задачи, при их положительном решении аппаратурой А-100«Премьер» , будут позволять наносить удары авиацией по наземным целям, более эффективно, и общая обстановка в Сирии претерпит существенные изменения.

Не нужно забывать, что в других вооруженных конфликтах будут действовать со стороны противника и ударные самолеты, и ударные вертолеты, а это значит, что и воздушную обстановку в зоне конфликта необходимо отслеживать, в том числе и действия сирийской авиации, и действия их ПСС, в случае необходимости, что довольно актуально в любом конфликте.

Пятое, в интересах сухопутной группировки войск. Опыт применения Ил-20 в первой и второй чеченских компаниях показал их слабые боевые возможности, в основном из-за устаревшей и выработавшей свой ресурс аппаратуры. Да и создавались они для решения совершенно других задач. Им в виде целей нужны были скопления сотен танков и других боевых машин, как и сегодня, пишут в ТТХ, «способен обнаружить 40-50 танков». А вот когда будет способен обнаружить ОДИН танк, вот тогда можно разработчикам сказать спасибо.

Остальные задачи, которые могла решать, пусть даже с низкой эффективностью, установленная бортовая аппаратура Ил-20, не соответствовала тем задачам, которые возникали в ходе данных конфликтов. В связи с этим потребовались огромные усилия и время, чтобы дооборудовать самолеты необходимой аппаратурой и повысить их боевую эффективность, до приемлемой, но не в полной мере отвечающей тем задачам, которые стояли перед группировкой войск.

А-50, по крайней мере, во время моего там присутствия, в данных конфликтах не применялись, или мне неизвестны их скромные результаты. Что касается компании 08.08.08, то и здесь себя А-50 показали довольно слабо, не вскрыв систему ПВО Грузии, тем самым, ВВС России понесли непоправимые потери, а значит, поддержка авиацией действий пехоты не была столь эффективной, чтобы не допустить потерь среди пехотных подразделений. А ведь там были и другие наземные цели, вскрыть которые и должен был самолет А-50. Должен, но не мог, исходя из своих боевых возможностей.

Особенность применения А-100«Премьер» в интересах сухопутной группировки заключается в том, что наземным войскам, начиная от пехотного подразделения и заканчивая командующим группировкой войск, нужна вся добываемая информация, и по воздушной и по наземной обстановке. И желательно в реальном масштабе времени. Вот здесь возникает вопрос правильности распределения, первоочередности получения добытой информации. Действующий ранее принцип: передача наверх и доведение информации по инстанциям, сегодня не приемлем. Сегодня может возникнуть ситуация, когда информация должна в первую очередь быть доведена до стрелка-зенитчика или командира боевой машины пехоты, а уже потом до старшего начальника. Это обусловлено необходимостью своевременного реагирования на угрозы со стороны, в первую очередь, воздушного противника.

Проблемы автоматизированной системы управления комплексом, или по-другому, автоматизированной системы обработки, распределения и передачи данных, должны претерпеть существенные изменения.

Исходя из определенных выше боевых возможностей системы, информация, получаемая в ходе разведки системами А-100, должна обрабатываться, и распределено доводится до всех пользователей, находящихся как в воздухе, так и на земле (на воде и под водой). Тот мой опыт взаимодействия с системой А-50, не устраивал меня тогда, не устраивает и сейчас, несмотря на то, что сегодня не имею отношения к данной проблеме. Это утверждение касается не только качества получаемой и отображаемой информации, но и способа ее получения, и потребителей, к которым доводится данная информация.

Исходя из поднятых в данной статье вопросов, АСУВ А-100 в реальном масштабе времени должна обрабатывать всю информацию на борту самолета и передавать ее потребителям, включая отдельный самолет (вертолет), и отдельную боевую машину. Здесь большое значение будет играть два фактора, это способность АСУВ обрабатывать за короткое время полученную информацию и распределять ее по направлениям и важности. А система связи позволять передавать значительные объемы информации одновременно до большого количества пользователей. Конечно, количество пользователей определяется возможностями самой системы связи, но и принятым алгоритмом распределения информации.

Мне видится решение этой проблемы путем создания АСУВ бортового комплекса, позволяющего (мое сугубо личное видение данного вопроса):

- в автоматическом режиме распознавать и классифицировать воздушные и наземные цели, привязывая их к реальному местоположению, отображать образно, и отслеживать реальное перемещение в пространстве, с выводом всей информации на соответствующие рабочие места. Образ, это уменьшенная копия боевой техники, отображаемая в 3D изображении;

- проводить автоматические расчеты боевых возможностей вскрытых группировок и одиночных целей, воздушного и наземного противника, на основе определенных образов, составлять и прогнозировать боевую эффективность вскрытого противника по отношению к возможностям своих ударных и оборонительных комплексов, как в целом, так и по направлениям, комплексам, групповым и одиночным целям и объектам;

- структурировать информацию по важности (от наибольшей угрозы) и передавать ее потребителям в автоматическом режиме, распределять, как на централизованные наземные приемные центры (ретрансляторы), так и непосредственно потребителям, на объекты управления и взаимодействия, ударным комплексам, доводя информацию до единицы боевой техники, имеющей соответствующий приемно-отображающий комплекс;

- осуществлять обмен информацией в автоматическом режиме между аналогичными комплексами и взаимодействующими структурами (наземными комплексами разведки);

- управлять силами и средствами боевой и вспомогательной авиации и вертолетов, обеспечивая безопасность полетов и контроль местоположения самолетов и вертолетов от нулевой высоты до практического потолка полета в зоне действия;
- в автоматическом режиме вести анализ перехватываемых сигналов, прогнозируя возможные время и последствия нанесения огневых и радиоэлектронных ударов противника, осуществляя прикрытие объектов и войск от ударов высокоточного, радиоэлектронного и волнового оружия.

Система разведки воздушного противника, установленная на А-100, должна вскрывать в активном радиолокационном режиме всю воздушную обстановку в радиусе 700км и на высотах, от 10метров до 30км, одновременно отслеживая до 1000-1500 воздушных целей, и осуществляя одновременное наведение истребителей на 50 воздушных целей.

Наземная обстановка, в режиме радиотехнической разведки, должна вскрываться с распознаванием групповых и одиночных целей на наклонных дальностях, от 0 до 400км, с возможностью одновременно распознавания и слежения за 100 групповыми и до 1000 одиночными наземными целями.

Воздушная и наземная обстановка, должна вскрываться с использованием радиоразведки различных диапазонов волн, используя технологию обнаружения и местоопределения источников радиоизлучения пассивными методами с элементами сверхразрешения и распознавания образов, на дальности до 3000км, должна отслеживать все источники радиоизлучения в данной области разведки. Система разведки должна обеспечивать обнаружение, сопровождение объектов по радиоизлучению (переизлучению) в радиочастотном диапазоне на траектории их движения, осуществлять координатометрию объектов в реальном масштабе времени.

Системы разведки комплекса должны отслеживать состояние воздушно-космического пространства и территории сопредельных государств за пределами границы РФ и освещение обстановки на морской акватории, в том числе и слежение за подводными лодками, в зоне технического действия разведывательных систем самолета.

Системы разведки должны обеспечивать распознавание образов объектов и их государственную принадлежность, отслеживать и отображать перемещение объектов в реальном масштабе времени.

Системы разведки и управления должны обеспечивать безопасность полетов и контроль местоположения самолетов и вертолетов от нулевой высоты до практического потолка полета в зоне действия систем разведки самолета в реальном масштабе времени, и осуществлять автоматическое или полуавтоматическое наведение ударных самолетов на избранные для уничтожения цели, с заданной вероятностью.

Системы разведки и управления должны обеспечивать скрытность маневров авиации при решении задач вывода из-под удара и работы авиации с запасных аэродромов.

Системы разведки и управления, на основе работы АСУВ самолета, должны обеспечивать передачу воздушной и наземной обстановки в реальном масштабе времени на все пункты управления, включая центральные и развернутые в зоне ведения разведки. Передача данных обстановки должна осуществляться автоматически, с распределением по предназначению, и доводиться до каждой единицы боевой техники, участвующей в вооруженном конфликте, при этом объем потребителей информации должен составлять более 100 000 абонентов.

Отдельно пару слов о потребителях на примере сил специального назначения. Каждая действующая группа в тылу противника, в условиях больших разведывательных возможностей авиационных средств разведки, в том числе и под лиственным покровом, для принятия своевременных защитных мер, требует получения в реальном масштабе времени картинки воздушной обстановки вблизи своего местонахождения в распределенном и закрытом виде, возможно с использованием специальных спутниковых приемников.

Определив основные задачи и предполагаемые возможности, осуществляется распределение данных задач по системам разведки и по боевым постам, которые осуществляют первичное получение и автоматическую обработку информации.

Автоматический режим работы системы по приему, анализу, передаче полученной информации, облегчает работу оператора, оставляя ему только функции контроля за работоспособностью, функции контроля полученной информации, ее передачи в распределительную систему, и функции контроля и проверки проведенных автоматических расчетов.

Так алгоритм работы оператора на рабочем месте любой разведывательной системы, включает (при определенной необходимости контроля работы системы в целом):

- проверку проведенных расчетов АСУВ в целом за свое направление, и по поставленным задачам;

- контроль распознавания цели или группы целей, их идентификацию и отображение образа на трехмерной карте, с присвоением номера цели;

- контроль проведения предварительных расчетов боевых возможностей, прогноза характера дальнейших действий, исходя из общей воздушной и оперативной обстановки, включая выдачу необходимых справок, как в электронном виде, с помощью всплывающих окон, так и в графическом бумажном виде, при необходимости;

- контроль доведения распределенной информации до потребителей определение и выборочное сопоставление вскрытых целей, скажем, вскрыта группа ударных самолетов

В дальнейшем, центральная вычислительная машина, за счет своего быстродействия получает и обрабатывает всю информацию, преобразуя ее в реальные образы целей, отображающиеся на трехмерной электронной карте местности.

Данная обстановка, нанесенная на электронные карты в трехмерном изображении (в том числе под различным углом зрения: вид из космоса, вид со стороны противника, вид со стороны наших войск) в нескольких вариантах отображается на центральных мониторах расположенного на борту самолета центральном командном пункте А-100 «Премьер». Без данного ЦКП самолет не может считаться самолетом управления. На данные мониторы выводится обстановка и за свои авиационные силы и средства, как находящиеся в воздухе, так и на земле (на аэродромах базирования).

Что касается наземной обстановки, то она отображается в общем, обозначая границы соприкосновения и районы крупных скоплений техники, за исключением классифицированных важных и первоочередных целей, которые раскрываются и детализируются. Детально обстановка расшифровывается и отображается на наземных приемных центрах, уже на командных пунктах и непосредственно на приемниках боевых машин, с детализацией до отдельной единицы боевой техники, в зависимости от распределения информации.

В интересах ВВС информация передается на пункты управления и одновременно, на основе анализа и прогноза угроз и обстановки в воздухе, а так же полученной задачи экипажами боевой авиации, АСУВ автоматически распределяет обнаруженные цели между имеющимися силами и средствами, находящимися в воздухе, или готовыми к выполнению боевой задачи. Система должна учитывать весь спектр параметров, от удаленности до цели, наличия и возможностей боекомплекта своей авиации, до выбора оптимального варианта захода на цель, с учетом имеющихся вскрытых данных о системах ПВО противника.

В интересах сухопутной группировки, информация передается непосредственно на приемные центры, боевые машины, находящиеся в непосредственной зоне приема информации с борта самолета, с указанием типа цели, маршрута ее полета в реальном масштабе времени, определенного образа цели и ее боевых возможностей, с прогнозом наиболее угрожаемого профиля полета и рубежа нанесения удара по защищаемому объекту.

Для краткости изложения распишем только алгоритм работы системы, установленной на боевой машине пехоты (танке).

На боевой машине устанавливается приемо-передающий блок аппаратуры системы АСУВ ВВС, сопряженный с СУО объекта, включающий в себя вычислительный блок, монитор отображения информации, приемо-передающую антенну, предназначенную для приема широкополосных закрытых сигналов от наземных, воздушных и космических объектов.

Интерфейс системы АСУВ объекта на мониторе системы должен отображать реальную электронную карту местности с возможностью ее переключения от карты к снимку и преобразования в трехмерное изображение.

На карту местности, исходя из полученной и разведанной обстановки, объединяющей все виды разведки и наблюдения, задействованные в данное время, наносится боевая техника своих войск, и войск противника, отображаясь образами с привязкой к реальному расположению на местности. При этом, подтвержденная из нескольких источников, обстановка отображается одним цветом и образом, а требующая уточнения, другим, в том числе и пунктирно. Наиболее важные объекты, которые реально угрожают боевой машине в самое ближайшее время (первоочередные объекты) отображаются еще и мерцанием, для концентрации внимания и принятия своевременного решения на применение оружия.

Важность объектов рассчитывается по нескольким параметрам:

- типу объекта и его боевым характеристикам систем оружия и дальности поражения;

- вероятности применения оружия именно по данному объекту с учетом расчетов зон невидимости, рельефа местности, окружающей растительности, наличия естественных и искусственных укрытий;

- взятия на поражение данных объектов другими силами и средствами, в том числе и старшего начальника;

- возможностями своего комплекса вооружения с выбором наиболее эффективных способов его применения;

Весь комплекс расчетов производится автоматически для каждой из вскрытых целей и наиболее опасные отображаются путем всплывающих окон, убираясь после принятия решения, отработки оружием по цели или получения информации, что цель взята на поражение средствами старшего начальника.

Что касается воздушной обстановки, то на мониторе, с возможностью масштабирования отображается вся обстановка, которая может повлиять немедленно и в ближайшей перспективе на действия конкретного объекта. Это и ударная авиация, осуществляющая налет в данном направлении и применяющая управляемое оружие, не входя в зону ПВО. Это и ударные вертолеты, осуществляющие удар с ходу, или из засад, вскрыть которые возможно только системой А-100 и другими разведывательными системами с соответствующими характеристиками. Прием данных воздушной обстановки происходит от самолетов А-100, от самолетов Ил20М, от средств наземной радио, радиоэлектронной и радиотехнической разведки, объединяясь в автоматическом режиме и группируясь по целям и объектам, выдавая на экран данные в виде образов и расчетов, и другие данные.

Что касается наземной обстановки, то все происходит аналогичным образом.

Таким образом, командир боевой машины, наблюдает на своем мониторе системы АСУВ СУО реальную картину местности, с возможностью ее просмотра в трехмерном изображении с любой точки наблюдения, расчетами полей видимости, включая искусственные и естественные преграды. Получает одновременно диспозицию своих войск и войск противника, до отдельной цели, объекта поражения. Получает расчеты боевых возможностей объектов противника по нанесению поражения объекту и соседним объектам, если они находятся в зоне поражения цели противника. Получает возможные варианты применения оружия, исходя из реальных действий целей противника, рубежей нанесения им ударов своим оружием, и предложений по отражению данного нападения или поражению цели противника, в том числе и при групповом применении оружия подразделением или соседним экипажем по избранной цели. Осуществляется автоматический доклад итогов применения оружия, с расчетом вероятности поражения цели, вне зоны прямой видимости, высвечивается расход боеприпасов и их остаток. Обновляется в автоматическом режиме общая и частная обстановка, с учетом уничтоженных и вновь выявленных целей. Прокладывается наиболее целесообразный маршрут выдвижения, в ходе перемещения, с учетом всех особенностей скрытного перемещения на поле боя ил при выполнении другой задачи. Здесь могут быть и другие задачи, которые в интересах указанного объекта осуществляет АСУВ, получая данные, как от ДРЛОиУ А-100, так и от других источников.

Все не опишешь, что касается АСУВ ДРЛОиУ, да и не стоит такая задача. Думаю, что и этого вполне достаточно, чтобы понимать, в каком направлении нужно двигаться для получения поистине передового авиационного комплекса.

Проблемы обеспечения продолжительности полетов самолетов ДРЛОиУ А-100 Премьер требуют наличия нескольких десятков (около 30) самолетов Ил-78М-90А (самолёт топливозаправщик на базе Ил-76МД-90А). Изымая сегодня самолеты Ил-76М-90А из общей программы поставки самолетов ВТА и самолетов-заправщиков, мы обрекаем эти два направления на затягивание перевооружения. Стоимость одного самолета по открытым источникам составляет 3,5 млрд.руб. http://skyships.ru/?page_id=3699

Несомненно, доведение перевооружения СЯС до 100%, как заявил Дмитрий Рогозин, нужное дело, но ведь может оказаться так, как случилось с СССР, и при его развале ядерное оружие не понадобилось, а потом нужно было много обычного оружия. Сегодня эта тенденция сохраняется. Нам нужно новое ядерное оружие, но и нужно много обычных систем, в том числе и инновационных, каким и является возобновление производства и самолетов Ил-96-300, ил_96-400, но и новых двигателей НК-93.

Ил–96–300 изначально создавался как самолет с потенциалом развития: его конструкция предполагает относительно быструю и недорогую разработку различных модификаций самолёта. Дальнейшим развитием самолета Ил–96–300 стало создание варианта Ил–96М, в котором приняли участие многие авиационные фирмы США. Фюзеляж самолета был удлинен до 64 метров. На базе Ил–96М был создан грузовой Ил–96Т, впоследствии получивший индекс Ил-96-400. Данный тип самолета может оснащаться двигателями ТРДД НК–92 (4 x 20000кгс) и перевозить 550 пассажиров. Наиболее подходит для таких типов самолетов двигатель НК-93.

Самолет Ил-78М может доставить другим самолетам 60 000 – 65 000 кг топлива на дальности 1800 км от аэродрома базирования или 32 000 – 35 000 кг – на дальности 4000 км.

Расчеты, проведенные на коленке, показывают, что при создании самолета заправщика на базе Ил-96-400, передаваемый вес топлива, на указанных дальностях, как минимум в два раза будет превышать вес топлива, передаваемого существующими самолетами-заправщиками Ил-78М. Что это означает для экономики, для боевого применения, думаю, объяснять не стоит.

Мы не затронули очень важную тему, активной самообороны самолета ДРЛОиУ, не только посредством систем РЭБ, но и посредством возможности установки и применения по воздушным целям бортового оружия в виде ракет «воздух-воздух». Но это тема уже другого разговора.


В данном материале попытался обосновать свое видение дальнейшего совершенствования системы воздушного комплекса дальнего радиолокационного (и по остальным направлениям) обнаружения и управления. Мне не известны причины, по которым изначально за носитель был избран самолет Ил-76. Ведь на тот момент у страны были и другие самолеты. Вот Ил-62М, у которого и потолок 12000м, и продолжительность полета, особенно при установке дополнительных баков в два раза больше, чем у Ил-76. Да не на каждый аэродром мог садиться Ил-62М, но ведь если учесть, что боевые возможности комплекса будут в разы лучше, не целесообразнее ли потратить некоторые средства на увеличение нескольких ВВП, тем более, что данный тип самолетов (ДРЛОиУ) не предполагает к себе пренебрежительного отношения, которое и наблюдалось ранее.

Были и другие типы самолетов.

Так же мне не ведомы причины избрания старого носителя для нового бортового комплекса. И здесь убеждения в том, что будут сэкономлены средства, вызывает только улыбку. Если на кону кусок резаной бумаги, пусть даже и зеленого цвета, и возможности страны по эффективному противостоянию агрессии, которая, кстати, уже началась, то я лично выбираю безопасность страны, а значит, и свою безопасность.

Ведь Ил-76МД-90А практически не сильно отличается от своего предшественника и по нагрузке, и по дальности и продолжительности, и по возможности установки бортового комплекса.

Что касается моего выбора носителя. Здесь не только реальное понимание, что без своей гражданской авиации, Россия обречена на сложности с мобильностью населения не только в мирное, но и в военное время. Здесь и понимание, как человека, который 38 лет отдал организации разведки на различных уровнях, в том числе и в реальных боевых условиях, что нужно для войск, а не то, что нужно для промышленности.

Ил-96-300 является современным широкофюзеляжным самолетом, и с его возобновлением производства, и даже переоборудования уже существующих и готовых после некоторой доработки много и долго служить России, у завода появятся возможности не только модернизировать самолет по двигателям, по планеру, а создавать не на бумаге, а реально самолет следующего поколения.

Остается надеяться на обстоятельства и здравый смысл.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 08 ноя 2014, 20:05

Агентство DARPA нашло способ эффективно использовать устаревшие военные беспилотные самолеты RQ-7 Shadow, первые летные испытания которых начались еще в 1991 году. Старые БПЛА превратят в ретрансляторы сигнала беспроводных сетей - хотспоты.



В рамках программы DARPA Mobile Hotspots на беспилотники RQ-7 установят оборудование, позволяющее передавать данные со скоростью до 1 гигабайта в секунду, что сравнимо со скоростью стандарта мобильной связи 4G. Это позволит обеспечить солдат высокоскоростной связью даже в самых удаленных районах или на передовой. Кроме того, БПЛА могут оказывать помощь в зоне стихийных бедствий, где обычно не работает другая коммуникационная инфраструктура.

Разместить мощное оборудование для ретрансляции в летательном аппарате длиной 3,4 м было непросто, но специалисты DARPA смогли изготовить компактную антенну миллиметрового диапазона и мощные эффективные высокочастотные усилители. Это позволит беспилотному аппарату подниматься на большую высоту, оставаясь вне поля зрения с земли, и одновременно обеспечивать высокоскоростную передачу данных на обширной территории. Ретранслятор весит всего 9 кг и имеет диаметр 20 см. Кроме того, для БПЛА-хотспота были разработаны специальные алгоритмы связи, которые обеспечивают устойчивый доступ к сети вне зависимости от рельефа местности или передвижения приемников сигнала.

RQ-7 Shadow вместе с ретрансляционным оборудованием сможет находиться в воздухе на протяжении 9 часов, обеспечивая связью, в том числе и интернетом, переносные и автомобильные мобильные устройства.

В настоящее время в DARPA проводят эксперименты по устойчивости БПЛА-хотспотов к неблагоприятным погодным условиям. Также ведется работа по интеграции всех компонентов: воздушных и наземных. По завершении этой работы начнутся испытания, в ходе которых в качестве хотспотов будут развернуты по меньшей мере четыре RQ-7 Shadow.

http://www.ruvsa.com/news/unmanned_syst ... upa_wi_fi/
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Палестинский Казак » 11 ноя 2014, 17:53

А это наш ответ Чемберлену http://texnomaniya.ru/voennaya-texnika/ ... lenie.html
Палестинский Казак
 
Сообщения: 1219
Зарегистрирован: 24 май 2012, 03:53
Откуда: родился в Новороссии, служил в ГСВГ - Baumwolle

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 24 ноя 2014, 06:59

В России создана радиоаппаратура, неуязвимая для средств радиоэлектронной борьбы



«Объединенная приборостроительная корпорация», входящая в Госкорпорацию Ростех, готова внедрять новую промышленную технологию для создания систем связи нового поколения. Изготовленная на ее основе радиоаппаратура наземного, воздушного и морского базирования будет практически неуязвима для средств радиоэлектронной борьбы. Создание технологии и опытных образцов средств связи проводилось в рамках опытно-конструкторского проекта «Пагода» по заказу Минпромторга России.

«Возможности традиционных методов защиты от помех, например, расширение частного диапазона, комбинирование сигнально-кодовых конструкций, на сегодняшний день практически исчерпаны, - рассказал директор департамента «Объединенной приборостроительной корпорации» Александр Калинин. – Существующие технологии делают радиоаппаратуру уязвимой для техники РЭБ противника. Разработка нашего концерна «Системы управления» и нижегородского НПП «Полет», которое выступало непосредственным исполнителем проекта, - это новое слово в данной тематике. Созданная технология связи позволяет отделять помехи от полезного радиосигнала и работать даже в условиях сильного радиоэлектронного противодействия».
( Collapse )
«Для достижения результата мы дополнительно использовали пространственный ресурс радиолинии, - комментирует генеральный директор НПП «Полет» Алексей Комяков. - Прием сигнала в коротковолновом диапазоне осуществляется посредством разнесенных в пространстве антенн. В рамках ОКР разработаны уникальные физическая и математическая модели, алгоритмы пакетной передачи данных, алгоритмы управления сигнально-кодовой конструкцией, а также созданы опытные образцы помехозащищенных терминалов наземного и воздушного базирования, которые прошли приемочные испытания. На сегодня ОКР «Пагода» успешно завершена, ее результаты найдут применение в перспективных бортовых и наземных комплексах связи».

Помехозащищенные радиотерминалы ДКМВ-диапазона включают в себя двухканальные цифровые приемовозбудители с адаптивным многоканальным модемом и пространственными компенсаторами помех, а также двухканальный преселектор/селектор с регулируемой полосой пропускания, что обеспечивает надежный обмен данными в сложной помеховой обстановке. В ходе сеанса связи радиотерминал способен компенсировать прицельные помехи и адаптироваться к условиям радиоканала в зависимости от рабочей частоты, вида модуляции и скорости передачи данных.

«Использование пространственного ресурса радиолинии увеличило уровень помехозащищенности в 200 раз, до 30 дБ, - рассказал Алексей Комяков. - Проведены испытания, которые подтверждают: для того, чтобы «заглушить» такой радиоканал, требуется увеличение мощности помехи до 400 раз. Техники РЭБ, обладающей такими возможностями, сегодня попросту не существует».

Радиотерминалы имеют широкий спектр применения. Помимо наземных, воздушных и морских узлов связи они могут использоваться в системах связи специального назначения, в системах передачи цифровой информации, при организации командных радиолиний и узлов связи различных подвижных объектов для защиты от случайных и преднамеренных помех.

Радиотерминал нового поколения и соответствующая промышленная технология созданы НПП «Полет» в рамках ФЦП «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2011-2020 годы» при поддержке Минпромторга России.

http://ru-an.info
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Палестинский Казак » 24 ноя 2014, 13:00

Таки такая игрушка устанавливается на стратегах!
Видно если работают в тлф, то двойной дуплекс с разными боковыми полосами частот (нижняя-верхняя) и соответственно аппаратура ЗАС...
Т.к. работают на КВ то фидинги обеспечены и глушить КВ в в такой ситуации как-бы не имеет особого смысла - работа в тлф - это форсмажор.
А так все целеуказания получают в телекодовом режиме на КВ и на нескольких частотах и супостат только может предположить кому это адресовано, также инфа может быть сброшена через спутник....
Палестинский Казак
 
Сообщения: 1219
Зарегистрирован: 24 май 2012, 03:53
Откуда: родился в Новороссии, служил в ГСВГ - Baumwolle

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение EvMitkov » 24 ноя 2014, 15:51

Сурьезный подход!
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13845
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 10 дек 2014, 13:27

Disclaimer
Микроэлектроника для космоса и военных
29 октября 2012



Возможное, многие из вас думали после ситуации с Фобос-Грунтом — что такого особенного в микросхемах для космоса и почему они столько стоят? Почему нельзя поставить защиту от космического излучения? Что там за история с арестом людей, которые микросхемы экспортировали из США в Россию? Где все полимеры?

На эти вопросы я и попробую ответить в этой статье. Сведения получены из открытых источников и могут быть не вполне точными. Я лично с военной электроникой не работаю, а кто работает — те статьи писать не могут.

Дополнительные требования к космическим и военными микросхемам

В первую очередь — повышенные требования к надежности (как самого кристалла, так и корпуса), устойчивости к вибрации и перегрузкам, влажности, температурный диапазон — существенно шире, т.к. военная техника и в -40С должна работать, и при нагреве до 100С.

Затем — стойкость к поражающим факторам ядерного взрыва — ЭМИ, большой мгновенной дозе гамма/нейтронного излучения. Нормальная работа в момент взрыва может быть невозможна, но по крайней мере прибор не должен необратимо выйти из строя.

И наконец — если микросхема для космоса — стабильность параметров по мере медленного набора суммарной дозы облучения и выживание после встречи с тяжелым заряженным частицами космической радиации (об этом подробнее ниже).

Почему военные любят металлокерамические корпуса?

Долго выясняли, похоже раньше (в советские времена) пластик не выдерживал испытания по термоциклированию, был пористый (т.е. набирал влагу), и плохо переносил отрицательные температуры.

Ну и наконец — это простой способ снизить процент подделок, т.к. на рынке микросхемы в металлокерамическом корпусе не купить.

Но и у керамики есть минусы — она дороже, меньше вибростойкость и в целом от больших ускорений проволока, которой контактные площадки на кристалле соединены с выводами микросхемы, может отвалится (в пластиковом корпусе проволока «поддерживается» по всей длине пластиком).

О категориях микросхем

На западе микросхемы делятся на категории commercial, industrial, military и space.

Commercial — обычные, самые массовые микросхемы для домашних и офисных продуктов, обычно рассчитанные на диапазон температур 0..75C.

Industrial/Military — те же обычные микросхемы, но с дополнительным тестированием, рассчитанные на чуть более широкий температурный диапазон(-40..125С например) и опционально — в металлокерамическом корпусе (микросхемы, не прошедшие дополнительные тесты — могут быть проданы как Commercial).

Space — радиационно-стойкие микросхемы для космического применения, тут уже металлокерамический корпус скорее правило. На микросхемы Military и особенно Space существуют существенные ограничения на продажу заклятым друзьям — нужно получать специальные разрешения, и нам их если и продают — то только для гражданской техники (например условно гражданский ГЛОНАСС).

В России — все разделено несколько по другому: микросхемы продаются с приемкой 1 (т.н. приемка ОТК — отдела технического контроля, когда сам завод тестирует микросхемы), приемкой 5 (приемка заказчика, в случае военных — военный представитель контролирует тесты) и приемка 9 (когда к работам привлекается только наиболее квалифицированный персонал — для космоса и ядерных электростанций). Сама по себе приемка 5/9 не означает, что микросхема радиационно-стойкая — стойкость к спец.факторам указывается в (не публичной) документации на микросхему.

Вот эти дополнительные тесты, керамический корпус и мелкосерийное производство (когда стоимость разработки делится не на 1млн микросхем, а на 100) и приводят к тому, что военная/космическая микросхема стоит минимум в 10 раз дороже гражданской, а максимум — может и по 100'000$ за штуку стоить.

Однако не любую микросхему можно поставить в Российскую военную технику — существует список отечественных (в «отечественные» входят и Белорусские микросхемы из Интеграла) электронных компонент, которые можно использовать при создании техники, где все перечислено поименно. Если какой-то завод создает новую микросхему — то до попадания в этот список её нельзя будет использовать. Для общего развития и оценки, сколько всего производит отечественная промышленность, можно глянуть на список 2010-го года тут, и 2011.

Использование импортных микросхем требует индивидуального разрешения (с соответствующей формальной бюрократией о том, что отечественных аналогов нет, но как появятся — обязательно будем их использовать).

Как же влияет радиация на микросхемы

В «штуках частиц» космическое излучение состоит на 90% из протонов (т.е. ионов Водорода), на 7% из ядер гелия (альфа-частиц), ~1% более тяжелые атомы и ~1% электроны. Ну и звезды (включая солнце), ядра галактик, млечный путь — обильно освещают все не только видимым светом, но и рентгеновским и гамма излучением. Во время вспышек на солнце — радиация от солнца увеличивается в 1000-1'000'000 раз, что может быть серьёзной проблемой (как для людей будущего, так и нынешних космических аппаратов за пределами магнитосферы земли).

Нейтронов в космическом излучении нет по очевидной причине — свободные нейтроны имеют период полураспада 611 секунд, и превращаются в протоны. Даже от солнца нейтрону не долететь, разве что с совсем уж релятивистской скоростью. Небольшое количество нейтронов прилетает с земли, но это мелочи.

Вокруг земли есть 2 пояса заряженных частиц — так называемые радиационные пояса Ван Аллена: на высоте ~4000 км из протонов, и на высоте ~17 000 км из электронов. Частицы там движутся по замкнутым орбитам, захваченные магнитным полем земли. Также есть бразильская магнитная аномалия — где внутренний радиационный пояс ближе подходит к земле, до высоты 200км.

Электроны, гамма и рентгеновское излучение

Когда гамма и рентгеновское излучение (в том числе вторичное, полученное из-за столкновения электронов с корпусом аппарата) проходит через микросхему — в подзатворном диэлектрике транзисторов начинает постепенно накапливаться заряд, и соответственно начинают медленно изменятся параметры транзисторов — пороговое напряжение транзисторов и ток утечки. Обычная гражданская цифровая микросхема уже после 5000 рад может перестать нормально работать (впрочем, человек может перестать работать уже после 500-1000 рад).

Помимо этого, гамма и рентгеновское излучение заставляет все pn переходы внутри микросхемы работать как маленькие «солнечные батареи» — и если в космосе обычно радиация недостаточна, чтобы это сильно повлияло на работу микросхемы, во время ядерного взрыва потока гамма и рентгеновского излучения уже может быть достаточно, чтобы нарушить работу микросхемы за счет фотоэффекта.

Затем — флеш/EEPROM память. Кто-то может еще помнить старые микросхемы памяти с ультрафиолетовым стиранием:

Чтобы снизить стоимость, выпускалась и версия без кварцевого окна, считавшаяся однократно-программируемой. Но народные умельцы все равно умудрялись её стирать — рентгеновским излучением. Точно такой же эффект есть и в космосе — радиация мееедленно стирает данные в eeprom/flash памяти, поэтому все активно исследуют FRAM/MRAM память для космических применений (у нас этим занимается Интеграл и Ангстрем). Не стирается от радиации также память на пережигаемых и закорачиваемых перемычках — fuse и antifuse, с этим разбирается Микрон. На западе впрочем летают и на дешевой около-гражданской eeprom, и проблем в целом не имеют.

На низкой орбите 300-500км (там где и люди летают) годовая доза может быть 100 рад и менее, соответственно даже за 10 лет набранная доза будет переносима гражданскими микросхемами. А вот на высоких орбитах >1000km годовая доза может быть 10'000-20'000 рад, и обычные микросхемы наберут смертельную дозу за считанные месяцы.

Тяжелые заряженные частицы (ТЗЧ) — протоны, альфа-частицы и ионы больших энергий

Это самая большая проблема космической электроники — ТЗЧ имеют такую высокую энергию, что «пробивают» микросхему насквозь (вместе с корпусом спутника), и оставляют за собой «шлейф» заряда. В лучшем случае это может привести к программной ошибке (0 стать 1 или наоборот — single-event upset, SEU), в худшем — привести к тиристорному защелкиванию (single-event latchup, SEL). У защелкнутого чипа питание закорачивается с землей, ток может идти очень большой, и привести к сгоранию микросхемы. Если питание успеть отключить и подключить до сгорания — то все будет работать как обычно.

Возможно именно это было с Фобос-Грунтом — по официальной версии не-радиационно-стойкие импортные микросхемы памяти дали сбой уже на втором витке, а это возможно только из-за ТЗЧ (по суммарной набранной дозе излучения на низкой орбите гражданский чип мог бы еще долго работать)

Именно защелкивание ограничивает использование обычных наземных микросхем в космосе со всякими программными хитростями для увеличения надежности.

Бороться с защелкиванием можно несколькими способами:

1) Следить за потребляемым током, и быстро передергивать питание
2) Использовать микросхемы на сапфировой подложке (Silicon-on-sapphire, SOS, в более общем виде Silicon-on-insulator, SOI) — это исключает формирование биполярных паразитных транзисторов и соответственно защелкивание. Программные ошибки тем не менее все равно могут быть. Пластины кремний-на-сапфире стоят дорого, обрабатывать их сложно, и они имеют ограниченное применение в гражданском секторе — соответственно производство получается дорогим.
3) Использовать так называемый triple-well процесс — он также очень сильно снижает возможность защелкивания микросхемы за счет дополнительной изоляции транзисторов pn-переходом, но не требует каких-то особенных пластин или оборудования и соответственно само производство намного дешевле кремния на сапфире.

Исторически, в СССР и России больше работали с кремнием на сапфире, а на западе — стараются как можно больше использовать обычный кремний с triple-well (чтобы совмещать с коммерческими продуктами и снижать стоимость), но и SOS/SOI тоже делают по необходимости.

Нейтроны + 10B

Бор используется для легирования кремния и в виде боросиликатного стекла для изоляции слоев металла. Проблема в том, что природный бор на 20% состоит из Бора-10, который очень хорошо реагирует с нейтронами с выделением альфа-частицы прямо в сердце микросхемы. Это приводило к ошибкам работы микросхем, особенно памяти.

Нейтроны получаются как вторичная радиация, или прилетают от земли, как мы помним в космической радиации их нет.

10B + n → [11B] → α + 7Li + 2.31 MeV.

Эта одна из проблем которую удалось решить — используя для производства микросхем только изотоп 11B. Теперь нейтроны практически беспрепятственно проходят через микросхему, не вызывая ошибок. Это свойство бора кстати используется для экстренной остановки атомных реакторов — в него заливают борную кислоту, обогащенную изотопом 10B — альфа частицы там не проблема.

Перейдем теперь к паре интересных мифов:

А давайте спутник в радиационную защиту завернем, и гражданские микросхемы поставим
Природа с усмешкой смотрит на игрушечные ускорители элементарных частиц зверолюдей — на большом адронном коллайдере ими были (вернее будут) достигнуты жалкие энергии в 7 TeV для протонов, и 574 TeV для ионов свинца. А с галактическими космическими лучами к нам иногда прилетают частицы с энергией 3*1020 eV, т.е. 300000000 TeV. Откуда берутся такие частицы еще вопрос, т.к. это выше теоретического предела энергии космических частиц Грайзена — Зацепина — Кузьмина. В человеко-понятных единицах, это около 50Дж, т.е. в одной элементарной частице энергия как у пули мелкокалиберного спортивного пистолета.

Когда такая частица сталкивается например с атомом свинца радиационной защиты — она просто разрывает его в клочья. Осколки также будут иметь гигантскую энергию, и также будут разрывать в клочья все на своём пути. В конечном итоге — чем толще защита из тяжелых элементов — тем больше осколков и вторичной радиации мы получим. Свинцом можно сильно ослабить только относительно мягкую радиацию земных ядерных реакторов.

Аналогичным эффектом обладает и гамма-излучение высоких энергий — оно также способно разрывать тяжелые атомы в клочья за счет фотоядерной реакции.

И наконец, давайте взглянем на конструкцию рентгеновской трубки:

Электроны от катода летят в сторону анода из тяжелого металла, и при столкновении с ним — генерируется рентгеновское излучение за счет тормозного излучения. Когда электрон космического излучения прилетит к нашему кораблю — то наша радиационная защита и превратится в такую-вот естественную рентгеновскую трубку, рядом с нашими нежными микросхемами.

Из-за всех этих проблем радиационную защиту из тяжелых элементов, как на земле — в космосе не используют. Используют защиту большей частью состоящую из алюминия, водорода (из различных полиэтиленов и проч), т.к. его разбить можно только на субатомные частицы — а это намного сложнее, и такая защита генерирует меньше вторичной радиации.

Но в любом случае, от ТЗЧ защиты нет, более того — чем больше защиты — тем больше вторичной радиации от высокоэнергетических частиц, оптимальная толщина получается порядка 2-3мм Алюминия. Самое сложное что есть — это комбинация защиты из водорода, и чуть более тяжелых элементов (т.н. Graded-Z) — но это не сильно лучше чисто «водородной» защиты. В целом, космическую радиацию можно ослабить примерно в 10 раз, и на этом все.

Еще один миф — современные тех.процессы менее радиационно-стойкие

Шанс получить ошибку в конкретном транзисторе пропорционален его объему, а он быстро уменьшается с уменьшением технологии (т.к. транзисторы становятся не только меньше по площади, но и тоньше). Помимо этого, отмечено аномальное увеличение радиационной стойкости с современными толщинами подзатворных диэлектриков (3нм и менее).

В целом, на современных стойких тех.процессах (65нм и менее) рутинно получаются микросхемы выдерживающие дозу облучения в 1млн рад, что превышает все разумные требования по стойкости. Стойкость к защелкиванию и программным ошибкам — достигается за счет triple-well и специальных архитектурных решений.

О soft-ошибках (single-event upset)

Т.е. когда из-за ТЗЧ у нас произошло искажение содержимого памяти или логика сработала неправильно.

Бороться с этим остается только архитектурными способами — мажоритарной логикой (когда мы соединяем по 3 копии каждого нужного нам блока на некотором расстоянии друг от друга — тогда 2 правильных ответа «пересилят» один неправильный, использованием более стойких к ошибкам ячеек памяти (из 10 транзисторов, вместо обычных 6), использованием кодов коррекции ошибок в памяти, кеше и регистрах, и многим другим.

Но полностью от ошибок избавиться невозможно — нам ведь может повезти и ТЗЧ (вернее целый веер вторичных частиц) пройдет точно вдоль чипа, и чуть ли не 5% чипа могут сработать с ошибкой… Тут и нужна высоконадежная система из нескольких независимых компьютеров, и правильное их программирование.

Как разрабатывают космические и военные микросхемы

Из предыдущей статьи мы уже знаем, что микросхемы не растут на деревьях, разрабатывать их долго и дорого. Это в полной мере относится и к военным и космическим микросхемам. Ситуация тут однако усугубляется мелкосерийностью — и по своей инициативе что-либо разрабатывать заводу становится крайне сложно: потратить условно 1млн$ на разработку, а покупателям нужно всего 10 микросхем. За сколько их нужно продавать? 100'000$? 200'000$?

Поэтому государство финансирует ОКР на разработку нужных промышленности микросхем, и этих ОКР тьма тьмущая. Для примера можно глянуть на список ОКР одного Интеграла (там кстати и мелкие FPGA уже есть). Именно так появился и отечественный ARM — Миландр выполняя ОКР купил лицензию на Cortex-M3, cделал микроконтроллер для военных и произвел в нужном количестве, а затем — выпустил его и в гражданском варианте (и пластиковом корпусе), по конкурентоспособной цене.

Конечно, не все можно разработать с разумными затратами. Одно из больных мест — большие FPGA. Сама микросхема FPGA — не сложная в разработке, но вот софт для синтеза может быть очень сложным. В таких случаях может быть выгодным приобретение импортных микросхем в виде пластин с большим запасом, их тестирование и корпусировка. Вероятно так и появились отечественные FPGA 5576ХС4Т и 5576ХС3Т — которые программно совместимы с Altera но имеют отличающуюся распиновку.

В общем, сейчас российская электронная промышленность может разработать и произвести любую военную и космическую микроэлектронику (особенно после приобретения нового оборудования Микроном в 2007 и 2011 годах), но для этого кто-то должен эту разработку заказать и профинансировать с учетом срока разработки и изготовления в несколько лет. Или напрямую, или через государственную ОКР. Так что если вы слышите в интервью какого-нибудь руководителя слова «Вот, плохая отсталая отечественная промышленность не делает нам нужные микросхемы» это нужно понимать как «Мне лень профинансировать или выбить финансирование на создание всех нужных микросхем».

Но конечно много техники, сделанной 5-15 лет назад построены на импортных ключевых компонентах — это результат наших потерянных 90-х, когда в микроэлектронике все было совсем печально (впрочем, как и везде в то время). Вынужденное использование импортных компонент в 90-е и начале 2000-х — это конечно плохо и опасно, но выбор стоял простой- или делаем на импорте, или не делаем вообще. Последние годы за исправление ситуации с отечественной военной электроникой похоже взялись как следует, и находить оправдания для использования импортных компонент будет все сложнее.

И нужно помнить, что война — выигрывается в первую очередь на экономическом фронте. Кто эффективнее тратит ресурсы — тот и побеждает. Потому сложно упрекать оборонку в том, что мы не разрабатываем «для себя» абсолютно все, что разрабатывает весь западный мир вместе взятый — везде нужны компромиссы.

Аналогичные проблемы с военной электроникой есть и на западе — там тоже военные микросхемы стоят дорого из-за мелкосерийности (например RAD750 — 200 тыс $), и не от хорошей жизни был недавний скандал о массовых поставках поддельных микросхем для военной техники.

О «закладках»

Очень часто приходится слышать о «закладках» — магической кнопке, которой можно выключить импортные микросхемы. Конечно, все не так просто — от внешних радиосигналов электронка все равно защищена, и сигнал еще нужно умудриться подать.

Но вот что возможно — это снизить надежность поставляемых нам микросхем. Как известно, надежность — уже лет 10 как является результатом компромисса со скоростью и тепловыделением. И пути повышения и снижения надежности очень хорошо изучены: достаточно например не добавлять 1% меди в алюминиевые соединения, или отжигать микросхему не в дейтерии, а в водороде — и срок службы сократиться в 10 раз. Обнаружит ли это тестирование — еще вопрос.

Кроме того, использование импортных компонент в ключевых системах — это зависимость, которая может дорого стоить (и уже обходится дорого, т.к. покупать такие компоненты приходится с запасом). Ну и покупая микросхемы за рубежом — мы помогаем иностранным предприятиям решить их проблемы с мелкосерийностью

Некоторая опасность есть и в изготовлении микросхем на отечественных заводах, в случае если маски изготовляются за рубежом — мало того, что их теоретически можно скопировать и изучить, маски можно и модифицировать — компании вроде Chipworks вполне способны на это (например можно снизить надежность, нарушив работу мажоритарной логики или повредив работу структур коррекции ошибок). Обнаружить такие модификации будет очень сложно — не уверен, что готовые маски досконально сверяют с их электронным оригиналом.

Что за история с арестом людей, продававших микросхемы из США в Россию?

Сам по себе экспорт из США даже микросхем класса Military/Space не является проблемой — это может делаться вполне легально при прохождении соответствующей бюрократии. Проблемой является предоставление подложных документов о конечном использовании, чтобы избежать лишних сложностей по получению необходимых разрешений.

Список микросхем (стр 20, вероятно неполный, как минимум пара пунктов в начале списка отсутствуют) вызвал у всех недоумение — космических там не было, из самого крутого — EV10AQ190CTPY — Quad 10-bit 1.25 Gsps ADC.

Но самое главное в этой истории то, что за всеми этими товарищами и фирмами следили с самого начала — вся переписка, разговоры и проч. Соответственно, читаем предыдущий раздел статьи о «закладках» и возможном снижении надежности.

Резюме

Использование гражданских микросхем в космосе ограничено эффектом защелкивания, и возможно в лучшем случае на низких орбитах. На высоких орбитах и в дальнем космосе — нужны специальные радиационно-стойкие микросхемы, т.к. там мы лишены защиты магнитного поля земли, а от высокоэнергетических частиц космической радиации не спасет и метр свинца.

В импортных микросхемах «закладки» с дистанционным отключением сделать малореально, а вот снизить надежность и срок службы вполне возможно.

После темного десятилетия 90-х, в последнее годы начали наконец появляться относительно сложные отечественные микросхемы — микроконтроллеры, FPGA (мелкие — свои, крупные — из импортных пластин со своей корпусировкой и тестированием), процессоры (Комдив-ы, Эльбрус, МЦСТ R500, Миландровские ARM-ы). Ведется работа по условно «прорывным» технологиям военного назначения (рад.стойкая FRAM).

Так что если не случится конец света в этом году, все меньше военной и космической техники будет выходить с микросхемами «Made in Taiwan» и реже автоматические межпланетные станции будут бороздить просторы океана.

http://habrahabr.ru/post/156049/
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 14 янв 2015, 14:04

Первая ласточка отечественного сетецентрического вооружения



26 декабря 2014 года информационное агентство ИТАР-ТАСС сообщило об успешном завершении военных учений на полигоне «Чебаркуль» в Челябинской области. В ходе учений прошли испытания специальные комплексы разведки, управления и связи (КРУС) «Стрелец».

Комплекс «Стрелец» – мобильная персональная боевая информационно-управляющая система связи, позволяющая оперативно наводить средства боевого поражения (артиллерийский, ракетный или бомбовый удар) на обнаруженные огневые точки противника.

В ходе учений удалось достичь слаженности действий боевых групп наводчиков, командно-наблюдательных пунктов, а также артиллерии и авиации. Командир группы разведчиков с помощью КРУС докладывал координаты обнаруженных целей, отправляя фотографии объектов на командный пункт, где командиры с помощью автоматических систем управления принимали решения об открытии огня и конкретных способах поражения целей. В зависимости от характера и удаленности цели определялся вид оружия поражения – противотанковые управляемые ракеты, минометы, гаубицы «Мста», системы реактивного залпового огня или авиация. Сообщается, что во время учений удалось достичь небывалой слаженности всех звеньев боевых групп и сократить время от момента обнаружения цели до нанесения по ней бомбового удара самолетом, заранее находившимся в зоне поражения противника.



Столь высокая оперативность необходима для достижения максимальной результативности в условиях современной войны и стремительно меняющихся условий поля боя. По нормативам, принятым во многих армиях мира, для применения высокоточного оружия требуется соблюдать разрыв между временем получения данных о координатах противника до момента нанесения по нему огневого удара: не более 23 минут для ЗРК, не более 13-14 минут – для бронетанковой техники и не более 5 минут – для полевой артиллерии. К примеру, для американского ЗРК Hawk в соответствии с нормативными документами армии США существует правило, что установка должна менять позицию после каждого залпа и каждого пролета самолета-разведчика.

Командование ВС РФ удовлетворено результатами учений и уверено, что новые информационно-управляющие системы позволят кардинально пересмотреть многие традиционные методы ведения военных действий. Теперь боевая группа может самостоятельно вести бой и напрямую передавать командованию данные, необходимые для принятий решений. Отработанные действия российских военнослужащих отвечают методам так называемого сетецентрического способа ведения военных действий (Network-Centric Warfare).

КРУС «Стрелец» входит в новейшую боевую комплектацию экипировки военнослужащего «Ратник», которая начнет поступать в части ВС РФ в текущем году. Прибор сопряжен со всеми российскими приборами для разведки, наблюдения, целеуказания, а также радарами, углодальномерами и БПЛА.

P.S. Поклонникам полевого телефона просьба не беспокоиться :D
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение g.A.Mauzer » 14 янв 2015, 18:17

Всем доброго времени суток!

Поклонникам полевого телефона просьба не беспокоиться


А откуда дровишки-то? (Ссылки, ссылки, г-н Андреас). А количество всякой несусветщины в тексте наводит на мысль, что это - ни что иное, как реклама предприятия-производителя сей хреновины.
Прежде чем забивать гвоздь пистолетом, удостоверься, что он заряжен.
g.A.Mauzer
 
Сообщения: 1911
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:39
Откуда: Новокузнецк, Кемеровская обл.

Пред.След.

Вернуться в Новинки военной техники

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1