Автоматические системы управления боевыми действиями

Форум о новинках и разрабатываемых образцах военной техники

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 11 сен 2013, 22:09

Борис ЧЕЛЬЦОВ
первый заместитель генерального директора - исполнительный директор ОАО "МНИИПА", заслуженный военный специалист, доктор военных наук, действительный член Академии военных наук Российской Федерации, лауреат Государственной премии и премии Правительства Российской Федерации в области науки и техники, генерал-полковник
Сергей ВОЛКОВ
кандидат военных наук, старший научный сотрудник, профессор Академии военных наук Российской Федерации, полковник

Сетевые войны XXI века

... отличие "сетевой" войны состоит в том, что силы, участвующие в ней высокоинтеллектуальны. Пользуясь знаниями, полученными от всеохватывающего наблюдения за боевым пространством и расширенного понимания намерений командования, эти силы будут способны к самосинхронизации деятельности, станут более эффективными при автономных действиях.

И это не миф. Так, компьютеры штаба 5-го армейского корпуса, принимающего участие в операции "Шок и трепет" - основной ударной силы группировки в Ираке, уже тогда были способны самостоятельно отслеживать до 1000 наземных целей противника в течение часа. Командиры эскадрилий палубной авиации могли принимать участие в планировании вылетов своих экипажей вместе с коллегами из армейской авиации, пользуясь общей информационной системой, чего не было в 1991 г.

Более того, 80% боевых вылетов авиации, начиная с операции в Афганистане, уже производится "вслепую", т.е. когда в памяти бортовых компьютеров нет целей и информация о них поступает от наземных частей непосредственно с передовой. Для этого американцы развернули специальную систему боевого планирования и управления авиацией на ТВД "TBMCS" (Theater Battle Management Core Systems), которую в течение 6 лет по контракту стоимостью в 375 млн. долл. разрабатывала компания Lockheed Martin Corp под UNIX платформы.

Сегодня американские офицеры не рисуют карт и не передают боевые донесения по радио. Уже в войне в Ираке они использовали новую распределенную информационную систему боевого управления FBCB2 (Force XXI Battle Command Brigade or Below), охватывающую уровень бригада-батальон-рота.

На разработку и испытание этой суперсистемы, воспроизводящей на дисплее компьютера командира боевую обстановку в деталях с привязкой к рельефу местности, в течение 1997-2003 гг. Армия США потратила 800 млн. долл.

Информационная система собирает и распределяет данные, поступающие от всех источников разведывательной информации: спутников, самолетов, вертолетов, танков, БМП и даже отдельного пехотинца. Одна из лучших американских дивизий - 4-я механизированная ("Железный конь"), специально переброшенная для взятия Багдада, полностью была оборудована такой системой.

Водители бронемашин перед штурмом Багдада проигрывали маршруты движения по улицам и площадям с помощью специального трехмерного виртуального макета, разработанного американской компанией Harris Corp.

Все командиры боевых подразделений и передовые артиллерийские наводчики для ориентирования на местности и передачи боевых донесений получили в свое распоряжение штатные карманные компьютеры (500МГц/4Гбайт/Windows95/NT) с прочным корпусом от фирмы Tallahassee Technologies Inc. на общую сумму в 14 млн. долл.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 11 сен 2013, 22:12

Василий Михайлович БУРЕНОК доктор технических наук, профессор
Алексей Юрьевич КРАВЧЕНКО кандидат технических наук, доцент
Сергей Сергеевич СМИРНОВ кандидат технических наук

Курс – на сетецентрическую систему вооружения


Почему создание такого рода системы вооружения является столь актуальной проблемой для ВС РФ? Потому что, как справедливо отмечается в одной из упомянутых выше статей, «сетевую войну можно выиграть только сетевыми средствами», «только объединив в единую систему разнородные и разновидовые объекты ВС РФ (средства разведки, активные средства и системы управления) на основе комплексирования их возможностей можно достичь главной цели – системоразрушения группировки противника».

В последние десятилетия вооруженные силы большинства развитых стран мира перешли от концепции «платформо-центрической войны», при ведении которой основной акцент делался на количестве и мощи вооружения и военной техники, к концепции «сетецентрической войны». Этот переход стал результатом эволюционного изменения стратегии и тактики ведения боевых действий под влиянием стремительного развития военных технологий.

Основной идеей «сетецентрической войны» является интеграция всех сил и средств в едином информационном пространстве, что позволяет многократно увеличить эффективность их боевого применения за счет синергетического эффекта. Внедрение сетевых технологий в военную сферу стало действительно революционным шагом, направленным на повышение боевых возможностей вооруженных сил, но уже не только за счет повышения огневых, маневренных и других характеристик индивидуальных платформ вооружения, а в первую очередь за счет сокращения цикла боевого управления.

Широкомасштабное использование информационных технологий в военной сфере не только обеспечило повышение эффективности взаимодействия боевых систем, но и способствовало появлению новых форм и способов ведения боевых действий.

Корреляция информационных и сетевых технологий создала предпосылки для перехода к следующей ступени в эволюции войн – «информационно-центрической войне», основной парадигмой которой является достижение информационного превосходства над противником посредством внедрения высокотехнологичных систем сбора, обработки, моделирования, визуализации данных и поддержки принятия решений, работающих практически в режиме реального времени.

Многие отечественные и зарубежные военные специалисты считают, что этот переход уже состоялся, так как основные черты «информационно-центрической войны» наблюдаются во многих современных вооруженных конфликтах.

Следующим логическим шагом в эволюционном развитии войн будет «знание-центрическая война», суть которой заключается в передаче знаний вместо передачи информации. Согласно этой концепции, сведения об оперативной обстановке, ранее доступные лишь командованию, будут передаваться каждому солдату будущего, что обеспечит переход к децентрализованному управлению силами и средствами. Следует оговориться, что этот шаг хотя и логический, но далеко не обязательный. Развитие технологий влияния на противника идет такими темпами и приобретает такой характер, что под «знание-центрической войной» может в скором будущем пониматься не столько передача знаний своим войскам, сколько уничтожение или деформирование знаний противника (а, возможно, и сознания, как способности генерировать и реализовывать совокупность мотивированных поступков).

Эволюция концепций ведения боевых действий от «платформо-центрической» к «знание-центрической» войне обусловлена, в первую очередь, научно-технологическим развитием (рис. 1).

ВНЕДРЕНИЕ СЕТЕВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ВОЕННУЮ СФЕРУ СТАЛО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО РЕВОЛЮЦИОННЫМ ШАГОМ, НАПРАВЛЕННЫМ НА ПОВЫШЕНИЕ БОЕВЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ, НО УЖЕ НЕ ТОЛЬКО ЗА СЧЕТ ПОВЫШЕНИЯ ОГНЕВЫХ, МАНЕВРЕННЫХ И ДРУГИХ ХАРАКТЕРИСТИК ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ПЛАТФОРМ ВООРУЖЕНИЯ, А В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ЗА СЧЕТ СОКРАЩЕНИЯ ЦИКЛА БОЕВОГО УПРАВЛЕНИЯ.

По своей сути – это эволюция военных технологий, которые во все времена являлись передовыми и наиболее востребованными. Их роль в военном строительстве экспоненциально возрастает и в конечном итоге приводит к качественным изменениям в формах и способах военного противоборства.

В концептуально-теоретическом плане модель сетецентрической войны представляет собой систему, состоящую из трех решеток-подсистем: сенсорной, информационной и боевой.

Основу этой системы составляет информационная решетка, на которую накладываются взаимно пересекающиеся сенсорная и боевая решетки. Информационная решетка-подсистема пронизывает собой всю систему в полном объеме. Элементами сенсорной системы являются «сенсоры» (средства разведки), а элементами боевой решетки – «средства поражения». Эти две группы элементов объединяются воедино органами управления и командования.

Взаимоотношения между всеми элементами подсистем и самими подсистемами достаточно сложные и многоплановые, что позволяет, например, средствам поражения поражать цели сразу после получения информации от «сенсоров», причем поражение осуществляется теми силами и средствами, применение которых в данный момент и в данном месте наиболее эффективно.

То есть сетецентрическое ведение боевых действий характеризуется не только обеспечением передачи развединформации всем участникам этих действий в реальном масштабе времени, но и высоким уровнем организации (самоорганизации) функционирования элементов боевого построения. Основным непременным признаком такой самоорганизации является непрерывное оптимальное целераспределение в масштабах зоны ответственности или даже театра военных действий.

Таким образом, сетецентрическая модель представляет собой разветвленную сеть хорошо информированных, но географически разнесенных сил. Главными характеристиками-компонентами этих сил являются: высокоэффективная «информационная решетка», доступ ко всей необходимой информации, высокоточное оружие, высокоэффективная система управления и связи, интегрированная «сенсорная решетка», соединенная в единую сеть с системой средств поражения и системой управления и связи.

Систему вооружения, обладающую такими признаками и свойствами можно называть сетецентрической системой вооружения. Такая система вооружения, по сути, представляет собой глобальный разведывательно-ударный комплекс. Говоря о средствах поражения, входящих в сетецентрическую систему, крайне важно оговориться, что высокоточное оружие, хотя и является важнейшим компонентом этой системы, но далеко не единственным. В нее будут входить и другие средства, оказывающие на противника поражающее, дезорганизующее, деморализующее действие.

Один пример: увеличение точности целеуказания неуправляемым средствам поражения на порядок, по мнению специалистов, обеспечивает эффективность поражения на два порядка. Сетецентрическая война будет направлена не только (и не столько) на поражение элементов боевого построения противника, но на его системоразрушение, лишение возможности организовывать сопротивление, принуждение к принятию неадекватных решений.

Сетецентрическая война может вестись на всех уровнях военных действий – тактическом, оперативном и стратегическом. Принципы ее ведения никоим образом не зависят от географического региона, боевых задач, состава и структуры применяемых войск (сил).

Одним из основных элементов ведения сетецентрических операций является система автоматизированного управления войсками и оружием, которая в зарубежных источниках рассматривается в рамках более общей структуры C5ISR (Command, Control, Communications, Computers, Combat Systems, Intelligence, Surveillance, and Reconnaissance) «Боевые системы, системы управления, связи, компьютерного обеспечения, разведки и наблюдения».

Необходимость использования и дальнейшего совершенствования стандарта C5ISR диктуется потребностью в обеспечении интероперабельности различных видов вооруженных сил, взаимодействии систем автоматизированного управления и связи, а также боевых систем с системами союзников при проведении совместных операций. Действующая версия стандарта в максимальной степени учитывает необходимость управления, взаимодействия и обмена информацией в бою в условиях сетецентрических войн.
Рис. 1. Эволюционное развитие концепций ведения боевых действий

Перспектива внедрения новых технологий в боевые системы, системы управления, связи и разведки – это военный эквивалент процесса цифровизации и процессов развертывания сетей, которые наблюдались в гражданском секторе западных стран в 1985-1995 гг.

Внедрение сетевых технологий в военную сферу является действительно революционным шагом, направленным на повышение боевых возможностей вооруженных сил, но уже не только за счет повышения огневых, маневренных и других характеристик индивидуальных платформ вооружения, а в первую очередь за счет сокращения цикла боевого управления.

Переход от централизованного иерархического управления к сетецентрическому является общемировой тенденцией развития базовой военной технологии «Управление войсками и оружием».

Объединение в единую систему разнородных и разновидовых объектов вооруженных сил (средства разведки, активные средства и системы управления) на основе комплексирования их возможностей позволяет достичь главной цели – системоразрушения группировки противника.
Фото: US AIR FORCE

В ВС РФ изучение и освоение сетецентрических концепций в настоящее время носит разобщенный характер. Работы по созданию единого информационного пространства ВС РФ (совокупности информационных ресурсов ВС РФ, упорядоченных по единым принципам и правилам формирования, формализации, хранения и распространения) находятся на начальном этапе, системный взгляд на сетецетрическое развитие системы вооружения ВС РФ окончательно не сформирован. Это сдерживает широкомасштабное внедрение в деятельность Вооруженных Сил современных информационных технологий, что требуется уже на данном этапе развития системы вооружения.

Основой создания единого информационного пространства является стандартизация и унификация программно-технических средств, форм отчетных информационных документов, системы протоколов обмена данными и форматов представления данных. Работы в данном направлении проводятся крайне медленно.

Ключевым элементом единого информационного пространства является разведывательно-информационное обеспечение органов управления войсками и оружием, проблема создания которого остро стоит во всех звеньях управления Вооруженных Сил Российской Федерации.

Основными причинами неудовлетворительного положения дел с созданием сетецентрической системы вооружения ВС РФ являются следующие:

существующая система управления ВС РФ имеет, как правило, «вертикальные» связи. Информационные потоки без должной степени обработки циркулируют преимущественно по «подсистемам-стволам» видов и родов войск ВС РФ, которые замыкаются на подсистему командования и штаба соответствующего уровня;

подсистема вооруженной борьбы стратегического звена, несмотря на замкнутость контуров оперативного информационного обеспечения и управления, не в полной мере удовлетворяет требованиям по своевременности доведения информации до потребителей, что оказывает негативное влияние на выработку и принятие решений на применение группировок ВС РФ, особенно в условиях региональных войн и локальных конфликтов;

в оперативно-стратегическом звене большинство данных, поступающих в подсистему командования и штаба устаревает, не вызвав адекватной реакции должностных лиц и не оказывая должного влияния на формируемые управленческие решения. Силы и средства разведывательно-информационного обеспечения подсистем-стволов (Главного управления Генерального штаба, Космических войск, Военно-воздушных сил, Военно-Морского Флота, Ракетных войск и артиллерии Сухопутных войск, ПВО Сухопутных войск, Управления РЭБ Генерального штаба, Инженерных войск, Войск РХБ защиты, Тыла Вооруженных Сил), решающие задачи внутреннего информационного обеспечения, информационно и технически не сопряжены между собой. В силу этого отсутствует возможность комплексной обработки информации и ее доведения в автоматизированном режиме в подсистему командования и штаба. В результате информация задерживается, используется не полностью, имеет низкую достоверность;

в тактическом звене проблемы те же, что и в оперативно-стратегическом звене. Однако ситуация усугубляется более жесткими временными требованиями к циклам управления.

ШИРОКОМАСШТАБНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ВОЕННОЙ СФЕРЕ НЕ ТОЛЬКО ОБЕСПЕЧИЛО ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ БОЕВЫХ СИСТЕМ, НО И СПОСОБСТВОВАЛО ПОЯВЛЕНИЮ НОВЫХ ФОРМ И СПОСОБОВ ВЕДЕНИЯ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ.

Одним из элементов, оказывающим наибольшее влияние на эффективность разведывательно-информационного обеспечения, являются геоинформационные системы (ГИС). Современные ГИС представляют собой новый тип интегрированных информационных систем, позволяющих эффективно решать задачи сбора, распределения, анализа и визуализации данных с пространственной привязкой.

Для эффективного использования геоинформационных систем в современных условиях ведения боевых действий (характеризующихся глобальностью, скоротечностью, высокой стратегической мобильностью) необходимо создание единого банка геоинформационных данных, содержащего сведения об объектах поражения и обеспечивающего применение средств огневого поражения в различных районах в любое время вне зависимости от внешних условий.

Ведущиеся работы по развитию средств геоинформационного обеспечения не в полной мере охватывают весь спектр задач, решение которых необходимо для ВС РФ. Существует ряд теоретических проблем, без решения которых достичь потенциально возможной эффективности информационного обеспечения ВС РФ не удастся.

К числу наиболее общих из этих проблем следует отнести следующие:

неполная согласованность принципиальных, технических и организационных решений, реализуемых в рамках отдельных работ;

относительная неравномерность развития и внедрения новых методов обработки информации и реализующих их аппаратно-программных средств как внутри предметной области информационного обеспечения ВС РФ, так и в смежных сферах, например, в сфере связи и телекоммуникаций;

быстрое моральное старение аппаратных и программных средств, связанное с постоянным научно-техническим прогрессом в сфере информационных технологий.

Вследствие этого технологии сбора, обработки, анализа, обобщения и доведения до потребителей базовой геопространственной информации, которые, по сути, должны иметь межвидовой характер, до настоящего времени таковыми не являются.
Рис. 2. Последовательность выполнения работ по формированию сетецентрической системы вооружения ВС РФ

Одновременно с существующими теоретическими проблемами складывается сложное положение с практическим применением средств получения геоинформационных данных. Для улучшения ситуации в этой области в составе орбитальной группировки должны присутствовать КА обзорной фоторазведки, топогеодезического и метеорологического обеспечения, а также КА оптико-электронной и радиолокационной разведки, детальной фоторазведки, отвечающие требованиям по оперативности доставки развединформации. Кроме того, в составе орбитальной группировки должен функционировать комплекс космического картографирования, обеспечивающий создание цифровых информационных массивов в интересах систем наведения высокоточного оружия.

Кроме того, особую важность имеет наличие в составе разведывательно-информационной системы объектов воздушного базирования: пилотируемые самолеты-разведчики, разведывательные комплексы с беспилотными разведывательными аппаратами, самолеты радиолокационного дозора и наведения, воздушные пункты управления, связи и ретрансляции и др.

Разрабатываемые в рамках новой Государственной программы вооружения образцы и комплексы ВВТ должны в полной мере соответствовать принципам ведения сетецентрических войн (операций). Пока же главным недостатком разрабатываемых систем разведки и доведения информации до средств поражения по-прежнему остается отсутствие взаимодействия с другими аналогичными системами, а также неспособность принимать и передавать получаемую информацию в реальном масштабе времени.

Сетецентрическая война может вестись на всех уровнях военных действий – тактическом, оперативном и стратегическом. Принципы ее ведения никоим образом не зависят от географического региона, боевых задач, состава и структуры применяемых войск (сил)
Фото: US NAVY

Учитывая определенное отставание отечественных научно-технологических разработок от мирового уровня в области создания автоматизированных систем управления войсками и оружием, в предстоящем программном периоде представляется целесообразным в максимальной степени использовать опыт обеспечения интероперабельности военных систем, накопленный зарубежными специалистами (в первую очередь, США).

Многолетние результаты исследований американцев, материализованные в структуре C5ISR, опираются, главным образом, на систему стандартных ссылочных схем и интерфейсов. Основная часть положений идеологии C5ISR может быть заимствована в отечественную практику создания автоматизированных систем управления войсками и оружием, что обеспечит решение проблемы интеграции систем автоматизации с высокоточным оружием и средствами наблюдения и разведки при существенной экономии государственных средств.

Может быть заимствован и опыт Китая, где военные специалисты осознают, что создать сетецентрическую систему, адекватную американской, в ближайшем будущем им не удастся. Поэтому ставка делается на создание сил, систем и средств, обеспечивающих асимметричное воздействие на противника – огневое и электронное поражение элементов информационной решетки (командных пунктов, узлов связи, орбитальной группировки спутников разведки и управления и т.п.).

РАБОТЫ ПО СОЗДАНИЮ ЕДИНОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА ВС РФ (СОВОКУПНОСТИ ИНФОРМАЦИОННЫХ РЕСУРСОВ ВС РФ, УПОРЯДОЧЕННЫХ ПО ЕДИНЫМ ПРИНЦИПАМ И ПРАВИЛАМ ФОРМИРОВАНИЯ, ФОРМАЛИЗАЦИИ, ХРАНЕНИЯ И РАСПРОСТРАНЕНИЯ) НАХОДЯТСЯ НА НАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ, СИСТЕМНЫЙ ВЗГЛЯД НА СЕТЕЦЕТРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ ВООРУЖЕНИЯ ВС РФ ОКОНЧАТЕЛЬНО НЕ СФОРМИРОВАН. ЭТО СДЕРЖИВАЕТ ШИРОКОМАСШТАБНОЕ ВНЕДРЕНИЕ В ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ, ЧТО ТРЕБУЕТСЯ УЖЕ НА ДАННОМ ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ ВООРУЖЕНИЯ

В складывающейся ситуации необходимо скорейшее проведение совокупности научно-исследовательских работ, направленных на формирование как концепции сетецентрической системы вооружения ВС РФ, так и взаимосвязанных между собой информационно, программно и технически подсистем вооружения (рис. 2). Основные направления этих работ применительно к системе вооружения ВКО перечислены в упомянутых выше статьях. Эти направления являются общими и применимы при разработке требований к содержанию научно-исследовательских работ по формированию сетецентрической системы вооружения ВС РФ.

Кроме того, необходима постановка системной научно-исследовательской работы, в рамках которой будут выявлены критические технологии и определены требования к научно-техническому заделу, необходимому для реализации концепции сетецентрического управления войсками и оружием. С учетом этих требований должен быть создан научно-технический задел в области датчиков, систем связи и автоматизации управления с учетом обеспечения совместимости и интероперабельности отечественных перспективных систем вооружения на общевидовом и межвидовом уровне на основе идеологии единого информационного пространства.

Для этого к работе должны быть привлечены ведущие организации оборонно-промышленного комплекса в области систем управления и связи, разведывательно-информационного обеспечения, а также НИО Минобороны России.

Следует особо подчеркнуть, что эти задачи крайне важно решить уже в рамках формируемой Государственной программы вооружения на 2011–2020 гг.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 11 сен 2013, 22:17

Александр Лузан

В поисках главного командования для боевых роботов

Новейшая история показывает, что достижение максимально эффективного результата военного конфликта, военного противоборства, военной операции или боевых действий в короткие сроки либо «глобального» ответа на возникшие угрозы невозможно как без изыскания новых форм и способов ведения боевых действий, так и без совершенствования систем и средств нападения (а стало быть, и средств защиты как визави средствам нападения).

В свою очередь, совершенствование систем и средств нападения и средств защиты приводит к росту боевого потенциала каждого из них. Каждое современное средство воздушного нападения (СВН), будь то самолет, вертолет огневой поддержки или ударный беспилотный летательный аппарат (БЛА), оснащенные высокоточным оружием (ВТО), стало весьма значимым элементом в вооруженной борьбе, обладающим значительным боевым потенциалом. Неуничтожение или уничтожение до применения бортового высокоточного оружия такого единичного СВН заметно влияет на ход и исход боя, тенденция значимости роста боевого потенциала единичного СВН продолжает сохраняться и расти.

В этой связи системы и средства ПВО СВ должны с максимально возможной эффективностью уничтожать желательно все, но в первую очередь – наиболее значимые (потенциалонесущие) СВН, что невозможно без применения соответствующих средств и систем автоматизированного управления (АСУ).

При этом, как показали наука и практика, элементы АСУ должны применяться как внутри систем и средств ПВО (цифровые вычислительные системы ЗРК, ЗРС, системы распознавания типов целей, системы искусственного интеллекта, системы обмена данными и другие), так и для автоматизированного управления боем и огнем группировок ПВО, обмена информацией между группировками и соответствующими командными пунктами (пунктами боевого управления) ПВО.

АВТОМАТИЗИРОВАННЫЕ СИСТЕМЫ И СРЕДСТВА УПРАВЛЕНИЯ

Естественно, что автоматизированные системы и средства управления войск ПВО Сухопутных войск (СВ) вначале стали создаваться внутри огневых систем и средств ПВО (приборы управления артиллерийским зенитным огнем – ПУАЗО, специализированные счетно-решающие приборы, элементы стартовой автоматики и другие). Созданные и начавшие интенсивно поступать в войска системы и средства ПВО – зенитные ракетные системы и комплексы, зенитные пушечно-ракетные и переносные зенитные ракетные комплексы (ЗРС, ЗРК, ЗПРК и ПЗРК) – составили материальную основу подсистемы зенитного ракетного и зенитного артиллерийского прикрытия войск ПВО Сухопутных войск.

Но для их максимально эффективного применения необходимы были разработка и оснащение подразделений, частей, соединений и войск ПВО фронтов (военных округов) в целом автоматизированными средствами и системами боевого управления (АСУ). Стало понятно, что современные огневые средства наиболее эффективно возможно использовать только при надлежащем управлении и в едином информационно-управляющем пространстве.

В интервью еженедельнику «Независимое военное обозрение» (№ 22, 2012) бывший начальник вооружения ВС РФ генерал-полковник Анатолий Ситнов, авторитетнейший специалист в военных кругах и в кругах «оборонщиков», справедливо отметил, что сегодня «все должно быть в едином информационном пространстве. Оружие 5-го поколения – единое информационное пространство. Это не супероружие типа истребителя Т-50, а информационное пространство, в котором есть место и Т-50, и «Панцирю», и «Буку», и С-300В, и С-400. Но это все должно увязываться в общую систему. У нас были знаменитый академик Владимир Семенихин и талантливые конструкторы, которые вязали общую систему управления государством, министерствами и, будем говорить, фронтами, армиями, дивизиями, полками. Это была единая система, а сейчас – кто во что горазд».

Действительно, сегодня «надежно» забыто, что еще в советские времена создавалась автоматизированная система управления войсками фронта (АСУВ) «Маневр» (генеральный конструктор – Юрий Подрезов, председатель Государственной комиссии по испытаниям АСУВ «Маневр» в целом – генерал армии Махмут Гареев), некоторые подсистемы которой, в том числе подсистема ВВС и ПВО, были полностью созданы, приняты на опытную эксплуатацию и даже допущены к несению боевого дежурства.

Определение оптимальной структуры, состава и характеристик средств АСУ ПВО СВ были проведены в ходе предварительных исследований и проработок ГРАУ МО, 39-м НИИ, Военной академией войск ПВО СВ, 3-м НИИ МО, рядом высших военных училищ и учебных центров.

Для оснащения средствами АСУ совмещенных КП ПВО и ВВС фронта, КП ПВО и авиации армии, а также ПУ ПВО мотострелковых (танковых) дивизий, совмещенного с группой боевого управления авиацией (ГБУ), в рамках подсистемы ВВС и ПВО АСУВ фронта «Маневр» (о которой сейчас все дружно забыли, нужно же «отпиливать» деньги с новой ОКР – «Созвездие») были разработаны и приняты на вооружение соответствующие комплекты АСУ (9С715/6, 9С716/6, 9С717/6).

На оснащение КП зенитных ракетных бригад «Круг» стали поступать автоматизированные системы боевого управления «Поляна-Д1» (главный конструктор – Владимир Гладышев), а на КП C-300В и «Бук» зенитных ракетных бригад – автоматизированные системы «Поляна-Д4» (главный конструктор – Генрих Бурлаков).

Кстати, основным базовым элементом в составе КП ПВО и ВВС фронта, КП ПВО и авиации армии, в составе АСУ зенитных ракетных бригад (зрбр) «Поляна-Д4» были одни и те же унифицированные «кирпичики» – машина боевого управления МП-06 и машина планирования боевых действий и связи МП-02. Различным было только программно-алгоритмическое обеспечение. Это пример (можно сказать – шедевр) унификации боевых систем и сбережения государственных средств.

ОСОБЕННОСТИ АВТОМАТИЗИРОВАННОГО УПРАВЛЕНИЯ

Средства автоматизированного управления огнем войсковых ЗРС дальнего действия и средней дальности разрабатывались совместно и в рамках самих перечисленных систем (как КП зенитных ракетных дивизионов – зрдн).

Для ЗРК малой дальности и ЗПРК ближнего действия, оснащенных бортовыми РЛС, работающими в движении, были разработаны теоретические основы и создан унифицированный батарейный командирский пункт (УБКП) «Ранжир», который как раз и обеспечил максимально эффективное управление огнем средств ПВО, имеющих бортовые источники информации и малое время реакции. Указанная идеология и созданный пункт управления до сих пор аналогов в мире не имеет.

Оказалось, что автоматизированное управление огнем ЗРК малой дальности, оснащенных бортовыми РЛС, представляет собой чрезвычайно сложную задачу.

Как бы доступнее все это рассказать? Вот представьте себе боевые машины (БМ) ЗРК «Тор-М2» в виде четырех современных роботов, находящихся в сравнительно ограниченном пространстве (четыре БМ – это типовая зенитная ракетная батарея, а расположение их на 400–600 м друг от друга – необходимость боевого построения, но создающая в то же время ограниченность пространства).

Естественно, обладая одними и теми же алгоритмами отбора целей по степени опасности (что само по себе абсолютно правильно), все боевые машины-роботы «повернутся» налево, направо или вперед, в зависимости от того, где покажется первая приоритетная цель. Понятно, что задачей автоматизированной системы управления группой БМ (в нашем случае – батареей) является автоматически, без заметных снижений вероятностно-временных характеристик, «заставить» БМ-роботы «смотреть» налево, направо и вперед, чтобы каждая из боевых машин-роботов «нашла» свои цели или группы целей из приоритетного ряда.

Исследования показали, что наиболее рациональным, а возможно, в указанных условиях и единственным является способ автоматического целераспределения с коррекцией (АЦРК), основанный на математической теории массового обслуживания и построенный на реализации в системе управления решающих обратных связей (РОС).

Суть указанного способа заключается в следующем. Боевые машины-роботы собственными средствами обнаруживают воздушные цели, ранжируют их в приоритетный ряд по степени опасности и «захватывают» наиболее опасные их на сопровождение. По каналам РОС на боевые машины-роботы автоматически через БКП передается информация о целях, уже «обслуживаемых» какой-то из боевых машин. Другими боевыми машинами эта информация воспринимается как запрет работы по полученным по каналам РОС целям, эти цели автоматически переводятся в разряд «обслуживаемых», а приоритетный ряд целей в каждой из боевых машин-роботов пересчитывается. При этом время «автонастройки» системы (опять-таки для нашего примера: в группировке четыре четырехканальные по цели боевые машины-роботы) под реальный воздушный налет не превышает 12–20% среднего времени реакции одной боевой машины (2–3 с).

Следует напомнить, что указанный способ автоматического целераспределения для ЗРК с собственными бортовыми средствами обнаружения был впервые реализован, как уже говорилось, в унифицированном БКП «Ранжир» и по сей день не имеет аналогов в мире, а сама идеология управления является российским ноу-хау. Ни французский ЗРК малой дальности «Кроталь-НЖ», ни франко-германский «Роланд», ни английская «Рапира» подобными средствами автоматизированного управления не располагают.

Серийно выпускаемый УБКП «Ранжир-М, -МК» принципиально позволяет в полной мере решать задачи автоматизированного управления огнем как современных ЗРК-роботов типа «Тор-М2», так и ЗРПК «Панцирь-С1, -С2» при некоторой доработке программного обеспечения. Целесообразен также и переход на современную цифровую многоканальную систему обмена данными (СОД), да только кто ж из власть имущих разбирается в этих делах и профинансирует эту работу (НИОКР).

В качестве пунктов управления (ПУ) зенитных ракетно-артиллерийских дивизионов и батарей, вооруженных не имеющими собственных РЛС разведки ЗРК «Стрела-10» и ЗСУ «Шилка», был разработан подвижный пункт разведки и управления ППРУ-1 «Овод-М» (в последующем – «Сборка») с бортовой РЛС, обеспечивающей работу в движении, а также ПУ зенитных ракетно-артиллерийских батарей – ПУ-12. ППРУ-1 обеспечивал создание и формирование подвижного маловысотного радиолокационного поля разведки и выдачу данных о воздушной обстановке на управляемые средства относительно реперной точки, что обеспечивало пересчет координат целей и однозначное понимание воздушной обстановки.

Оповещение подразделений переносных ЗРК (отделений ПЗРК) о воздушной обстановке в районе боевых действий осуществлялось с помощью переносного электронного планшета (ПЭП) 1Л110.

Для снижения экономических затрат в подсистеме разведки воздушного противника предусматривалось максимально возможное использование фактически тех же РЛС обнаружения воздушных целей, что и в составе ЗРС (РЛС боевого режима 9С15МТ, 9С19, 9С18), а для парирования технологии «Стелс» – РЛС дежурного режима метрового диапазона (П-18, «Небо-СВ, -СВМ») и дежурно-боевого режима (П-19, «Каста-2-Е1, -Е2»).

На всех КП и ПУ предусматривался также прием информации от средств воздушной разведки (авиационных комплексов дальней радиолокационной разведки и управления – ДРЛОУ типа А-50 и вертолетных комплексов радиолокационного дозора – ВК РЛД типа Ка-36 «Око») по ненаправленным каналам связи, то есть практически в режиме онлайн.

Автоматизацию процессов сбора, обработки и передачи информации в подсистеме разведки предусматривалось осуществлять с помощью пунктов обработки радиолокационной информации ПОРИ-П1 и ПОРИ-П2, а в тактическом звене – с помощью машины обработки радиолокационной информации МП-25.

Таким образом, в рамках развития войск ПВО СВ усилиями страны и нашего народа была создана уникальная система ВВТ и средств автоматизированного управления ею, охватывающая все структурные подсистемы и по многим компонентам не имеющая аналогов в мире до настоящего времени.

ВОЗМОЖНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

Развертыванию и освоению автоматизированных систем и средств управления войсками ПВО и истребительной авиацией ВВС в свое время уделялось достаточное внимание. Так, в Группе Советских войск в Германии (ГСВГ) все совмещенные командные пункты ВВС и ПВО были оснащены средствами подсистемы ВВС и ПВО АСУВ фронта «Маневр». В единую систему автоматизированного боевого управления, работающую практически в режиме реального времени, было объединено более 2800 целевых каналов (от пилота истребителя-перехватчика и стрелка-зенитчика с ПЗРК до ЗPC дальнего действия С-300В и С-200), функционирующих в едином информационном пространстве.

Какие там сетецентрические подходы! Это только новое название, а реальность была создана еще в конце 80-х, система несла боевое дежурство действительно в автоматизированном режиме. Но в последующем был разрушен не только Советский Союз, были забыты и такие эпохальные достижения, как АСУВ «Маневр», а «Созвездие» начали создавать «с нуля» и только в тактическом звене.

Ликвидация групп войск, сокращение Вооруженных сил, лихие 90-е (с развалом экономики в целом и ОПК в частности) нанесли непоправимый ущерб и войскам ПВО СВ, в которые на протяжении десятилетия не поступало новое вооружение. Предприятия ОПК, производящие средства ПВО CВ, выжили во многом только благодаря продажам этого вооружения за рубеж. В определенной степени деградировал наш научный, в первую очередь – военно-научный потенциал.

О каких нетиповых (эксклюзивных) организационно-штатных формированиях соединений и частей войск ПВО СВ, адаптированных под соответствующий театр военных действий или под соответствующее оперативно-стратегическое командование, или о каких штатных полигамных (комбинированных) системах ПВО можно говорить, когда генштабовские «специалисты» с трудом помнят перечень вооружения войск ПВО СВ, образцы которого они должны вписывать в те или иные клетки организационно-штатной структуры.

Логика подсказывает, что требуется незамедлительное проведение определенных исследований, обоснование тех или иных организационно-штатных структур, наконец – их оптимизация.

Однако в небытие ушли военная наука, практика обоснования оборонного заказа, взаимодействие разработчика и эксплуатационщика на всех фазах жизни вооружения. Вместо этого появились «покупатели» и «продавцы», скорее антагонистически, чем дружественно настроенные друг к другу. Вот поэтому в наших ВС и начинают появляться «Мистрали», израильские беспилотники, итальянские бронеавтомобили, австрийские снайперские винтовки. Здесь ума не надо, были бы деньги (естественно – государственные). Слава богу, пока не покупаем средства ПВО.

В уже упоминавшемся интервью «Независимому военному обозрению» Анатолий Ситнов сказал, что сейчас «единого информационного пространства никто не создает. Потому что нет концепции армии 5-го поколения. У нас отдельно создается система управления войсками, отдельно система управления зенитно-ракетными комплексами ПВО и так далее. Все это происходит от безграмотности, которая сегодня присутствует в руководстве Минобороны и некоторых других кругах». Трудно с этим не согласиться.

Научно-технические и программно-алгоритмические заделы построения даже квазиединого информационного пространства, подобного созданному в воздушной сфере в ГСВГ, безнадежно утрачены. Более того, утрачена ранее существовавшая концепция создания совмещенных командных пунктов ВВС и ПВО фронта, армии, а новая концепция командных пунктов ВВС и ПВО, отвечающая «новому облику» Вооруженных сил, не создана. Единое информационное пространство фронта в воздушной сфере практически развалилось на множество локальных «подпространств», зачастую не сопряженных между собой. Сложившееся положение усугубилось после создания Войск воздушно-космической обороны (ВКО). Теперь единое информационное пространство как минимум в двух сферах – в космической и воздушной, и как минимум для двух видов обороны – противоракетной и противовоздушной, должно одновременно обеспечивать ВВС, войска ВКО и Сухопутные войска, но над его созданием целенаправленно также никто не работает.

Видимо, не случайно, что на 1-м Международном форуме по киберобороне и кибербезопасности, прошедшем в рамках салона Eurosatory-2012, в котором приняли участие специалисты, эксперты, ученые и инженеры многих стран мира, представителей России не было. Вместе с тем под термином «киберпространство» в США понимают глобальную область информационного пространства, включающего взаимосвязанную сеть инфраструктур информационных технологий, в том числе Интернет, телекоммуникационные сети, компьютерные системы, встроенные в них процессоры. Интересно, что под этим термином сегодня понимают в нашем Минобороны и задумываются ли над этими проблемами вообще?

В целом сложившиеся обстоятельства привели к отставанию наших Вооруженных сил в области реального освоения единого информационно-управляющего пространства (киберпространства) от армий передовых стран мира на целые десятилетия. Для ликвидации или, по крайней мере, существенному сокращению отставания требуется принятие экстренных неординарных мер.

ЕДИНАЯ АСУ

Представляется целесообразным, что в первую очередь с помощью еще случайно уцелевших армейских научных коллективов, отдельных ученых и экспертов-специалистов должны быть разработаны единые тактико-технические требования (ЕТТТ) к системам и средствам АСУ, которым надлежит функционировать в едином информационно-управляющем пространстве, протоколы их взаимного сопряжения, а также перечень и единые требования к системе обмена данными (СОД). Сама СОД и входящая в ее состав система связи должны строиться по сотовому принципу на базе соответствующих высокоскоростных и криптоустойчивых цифровых каналов.

Учитывая, что уровень научно-технического задела по различным подсистемам, которые должны входить в состав единой АСУ войсками и силами, различен, можно было бы организовать создание единой АСУ по подсистемам, но в рамках разработанных ЕТТТ и протоколов с использованием унифицированных средств СОД. Такой подход позволил бы существенно сократить сроки разработки и создания подсистем и гарантировал в конечном счете их работоспособность на финишном этапе в сетецентрическом режиме.

Что касается противоракетной и противовоздушной обороны, то параллельно должна быть отработана разумная концепция системы командных пунктов войск ВКО, ВВС и войск ПВО Сухопутных войск, которые должны функционировать в едином киберпространстве в воздушно-космической сфере, в том числе над полем боя. Построение единого киберпространства в воздушно-космической сфере, применение в указанных командных пунктах современной СОД и достижение в конечном итоге сетецентрического режима функционирования теперь совершенно не требует их физического совмещения, что несколько упрощает задачу.

Для ускорения сроков и сокращения финансовых затрат создания перспективной войсковой подсистемы АСУ ПРО и ПВО театра военных действий (оперативно-стратегического командования) и фронта целесообразно реанимировать и максимально использовать программно-алгоритмический задел, информационно-расчетные задачи, отработанные в рамках оперативного звена подсистемы ВВС и ПВО АСУВ фронта «Маневр», реализовав их на современных вычислительных средствах и с использованием в том числе цифровых карт местности.

Безусловно, тактическое звено этой подсистемы должно строиться на базе модернизированного комплекта средств автоматизации «Барнаул-Т», недавно прошедшего государственные испытания и принятого на вооружение (снабжение), о котором подробно рассказано в «НВО» № 18 за 2011 год. Жаль только, что авторы статьи Михаил Круш и Виктор Безяев ни слова не упомянули о тактическом звене управления (ТЗУ) подсистемы ВВС и ПВО АСУВ фронта «Маневр», средства которого и стали родоначальником КСА «Барнаул-Т».

В оперативном звене построение войсковой подсистемы АСУ ПРО и ПВО театра военных действий и фронта представляется целесообразным начать со штатного создания и построения мобильных автоматизированных разведывательно-огневых группировок (МАРОГ) на базе ЗРС средней дальности и дальнего действия и соответствующих средств АСУ, функционирующих в локальном или квазиедином информационном пространстве с последующей их информационной интеграцией в единое киберпространство. Для построения МАРОГ все необходимое вооружение и средства имеются, нужно понимание и добрая воля.

В заключение хотелось бы отметить, что разработанные в условиях жестких ограничений в середине ХХ века структуры, схемы и способы автоматизированного управления могут и в настоящее время позволить поднять с колен и возродить возможности и престиж наших Вооруженных сил в целом и войск ПВО Сухопутных войск в частности.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 11 сен 2013, 22:21

Александр Евгеньевич КОНДРАТЬЕВ – кандидат военных наук, профессор АВН
Сетецентрический фронт. Боевые действия в едином информационном пространстве

«СЕТЕЦЕНТРИЧЕСКАЯ» ЛИХОРАДКА

Обеспечение национальной безопасности государства становится все более сложным и комплексным мероприятием, затрагивающим вопросы борьбы с международным терроризмом, предотвращения региональных конфликтов и многое другое. Именно комплексность современных угроз затрудняет решение проблем старыми методами. В этой связи все более актуальным и приоритетным направлением реформирования вооруженных сил большинства ведущих зарубежных стран становится всесторонняя интеграция боевых формирований и повышение уровня их взаимодействия за счет реализации принципов новых «сетецентрических» концепций и интеграции систем управления, связи, разведки и поражения.

Термин «сетецентризм» впервые появился в американской компьютерной индустрии и стал результатом прорыва в информационных технологиях, которые позволили организовать взаимодействие между компьютерами даже несмотря на использование в них разных операционных систем. Вполне естественно, что и идеологами военного приложения этого термина также стали американцы: вице-адмирал Артур Цебровски и эксперт Министерства обороны США Джон Гарстка, которые, между тем, отмечали, что их концепция «сетецентрической войны» – это не только развертывание цифровых сетей с целью обеспечения как вертикальной, так и горизонтальной интеграции всех участников операции. Это еще и изменение тактики действия перспективных формирований с рассредоточенными боевыми порядками, оптимизация способов разведывательной деятельности, упрощение процедур согласования и координации огневого поражения, а также некоторое нивелирование разграничения средств по звеньям управления. Более того, повышение боевых возможностей современных формирований – прямое следствие улучшения информационного обмена и возрастания роли самой информации, т.е. реализации принципов новой концепции.

Обнаружив, какие преференции дает американский подход, в том же направлении потянулись и другие страны. Началась настоящая «сетецентрическая» лихорадка. В НАТО реализуется концепция «Комплексные сетевые возможности» (NATO Network Enabled Capabilities), во Франции – «Информационно-центрическая война» (Guerre Infocentre), в Швеции – «Сетевая оборона» (Network Based Defense), в Китае – «Система боевого управления, связи, вычислительной техники, разведки и огневого поражения» (Command, Control, Communications, Computers, Intelligence, Surveillance, Recognizance & Kill) и т.д. Именно в «сетецентризме» военные зарубежных стран видят инновационный инструмент повышения боевых возможностей сокращаемых вооруженных сил и вполне объективно рассчитывают на получение экономической выгоды.

В свою очередь, основоположники концепции пристально и довольно ревностно следят за подобными инициативами своих зарубежных коллег и оппонентов. Например, еще в 2006 г. американские эксперты указывали, что реализация «сетецентрической» концепции в Китае вызывает у них серьезную озабоченность. «Неважно, как скопируют и адаптируют под свои нужды наш бренд «сетецентрическая война», важно, что они в разы повысят инвестиции в разработку перспективных средств разведки и высокоточного оружия», – отмечают в США. Итогом однозначно станет технологический прорыв, который обеспечит китайцам необходимый уровень ситуационной осведомленности и понимания обстановки на поле боя. То есть американские группировки будут вскрыты, а это (при наличии необходимых средств высокоточного оружия дальнего действия) равносильно их поражению.

ЗАРУБЕЖНЫЙ ВЗГЛЯД НА РОССИЙСКИЕ УСПЕХИ

Последние два года внимание военных экспертов по всему миру приковано к Вооруженным Силам Российской Федерации, находящихся в состоянии масштабного реформирования и перехода к новому облику. Свидетельством этому – огромное количество публикаций в зарубежной прессе о ходе реформы. Внимание заслуживают, по крайней мере, две работы – масштабный труд сотрудницы немецкого Института международной политики и безопасности Маргарет Клейн «Военный потенциал России. Амбиции великой державы и реальность», а также обзор «Российские перспективы «сетецентрической» войны: ключевая цель реформы Сердюкова», автор которого – Роджер Макдермотт – является сотрудником Управления изучения ВС иностранных государств Командования подготовки и научных исследований СВ США (TRADOC – United States Army Training and Doctrine Command).

В работе Маргарет Клейн успехи российской армии по реализации «сетецентрической» концепции оцениваются применительно к результатам войны 08.08.08 с грузинскими агрессорами. По ее словам, военно-политическое руководство РФ уже осознало необходимость реформирования Вооруженных Сил, оснащения их современными техническими средствами разведки, высокоточного оружия, системами связи и передачи данных, а также объединения всех участников операции (боевых действий) в единое информационное пространство. Тем не менее, движение в этом направлении только началось.

Война показала, что российской армии не хватало систем дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛО и У), беспилотных летательных аппаратов (БЛА) и средств разведки типа американской объединенной радиолокационной разведывательной системы J-STARS. Как подчеркивает автор, в распоряжении ВС РФ имелись либо технически и морально устаревшие комплексы, либо трудно перенацеливаемые средства без возможности быстрой передачи собранной разведывательной информации. Это, по словам Маргарет Клейн, и стало причиной несвоевременного вскрытия системы ПВО Грузии, и как следствие – потери семи боевых самолетов в такой непродолжительной войне.

Существенные проблемы имелись с системами связи и передачи данных, что привело к невозможности эффективного управления подчиненными формированиями. Известно, что российским офицерам приходилось прибегать к помощи журналистов, имевших сотовые и спутниковые телефоны. Более того, подразделения ВВС и СВ действовали без какой-либо координации и взаимодействия, что не позволило сформировать действительно объединенную группировку, хотя это одно из неотъемлемых условий проведения операций в соответствии с принципами «сетецентрических» концепций.

В средствах поражения, по мнению немецкого аналитика, Россия добилась больших успехов. В ее распоряжении были оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер», корректируемые бомбы КАБ-500 и крылатые ракеты авиационного базирования Х-555 и Х-101. Тем не менее, все это вооружение едва ли применялось в той войне, потому что имелось в единичных экземплярах, отмечает Маргарет Клейн. Еще одна проблема состояла в недостаточном количестве носителей, способных применять такое оружие.

Вскрылось несоответствие современным реалиям и теории оперативного искусства, которая в ВС РФ до сих пор базируется на старых взглядах проведения традиционных крупномасштабных наземных операций, а не на современных концепциях, предусматривающих массированное применение ВТО. Несмотря на то, что с 1990 г. в Российской армии официально начался новый этап развития оперативного искусства, практически не учитываются происходящие изменения в технической оснащенности иностранных ВС, повышение возможностей их средств вооруженной борьбы, а также трансформация взглядов зарубежных военных на применение войск в различных формах боевых действий. С одной стороны, мы рассуждаем о новых технологиях и «сетецентризме», позволяющем повысить боевые возможности распределенных на поле боя формирований, а с другой – руководствуемся старыми определениями и понятиями. Какая вообще может быть реализация «сетецентризма», если боевые возможности Сухопутных войск до сих пор оцениваются «…по способности части, соединения и объединения создавать соответствующие плотности сил и средств на 1 км фронта…» («Военный энциклопедический словарь», Москва, Военное издательство, 2007 г., стр. 92). Так и хочется воскликнуть, что старые кавалеристы из ГШ, как всегда, против замены лошади машинами. Здесь, правда, совсем не тот случай. Все понимают необходимость реформирования, озвучивают планы перехода к новым концепциям и принципам, но все равно чего-то не хватает, что-то не получается.

В обзоре Роджера Макдермотта успехов отмечено тоже немного. Одним из основных достижений указывается разработка и испытание Единой системы управления тактического звена ЕСУ ТЗ «Созвездие». Следует обратить внимание не только на восьмимиллиардную стоимость комплекта для одной бригады, которая сильно удивила автора, но и на то, как он называет нашу перспективную систему – C2 YeSU TZ. Проводя аналогию с американцами видно, что подобное обозначение соответствует уровню их концепции интеграции систем боевого управления С2 (Command and Control). В этой связи и возникает вопрос, а где остальные составляющие «C» по связи и вычислительной технике (Communications, Computers), а также «ISR» по разведке (Intelligence, Surveillance, Reconnaissance). Вероятно, автор ошибается. А если нет? Тогда снова обратимся к основоположникам.

В США концепция сетецентрической войны уже реализована.


КОГДА «СЕТЕЦЕНТРИЗМ» СТАЛ «СЕТЕЦЕНТРИЗМОМ»?

У американцев давно отмечается непреодолимая тяга к различного рода концепциям, обозначаемым порой не совсем понятными аббревиатурами – C2, C3, C4, C4IFTW, C2W. Все это – концепции интеграции систем управления, связи, разведки и радиоэлектронной борьбы на базе компьютеризации вооруженных сил. В конце 70-х годов прошлого столетия в США появилась концепция «Интеграция систем управления и связи» (C3 – Command, Control and Communications). Основное ее содержание состояло в разработке систем и средств связи, позволяющих организовать эффективный обмен данными между различными АСУ. За счет реализации концепции предусматривалось достичь требуемого уровня технического сопряжения, выработать единые стандарты форматов сообщений, а также обеспечить непрерывность и оперативность управления.

В середине 80-х годов ее сменила новая концепция «Интеграция систем управления, связи и разведки» (C3I – Command, Control, Communications and Intelligence), которая охватывала уже не только АСУ, но и широкий круг функциональных областей деятельности и оперативного (боевого) обеспечения. В частности, проводилась разработка единых форм и способов представления, накопления и отображения разведывательной информации и текущей обстановки, создание центров обработки и логического анализа с целью распределения обобщенной информации всем органам управления в реальном масштабе времени.

Начало 90-х годов ознаменовалось принятием концепции «Интеграция систем управления, вычислительной техники, связи и разведки» (C4I – Command, Control, Communications, Computers and Intelligence). В рамках ее реализации создавался единый комплекс информационно-вычислительных сетей со стандартным программным и аппаратным обеспечением, достигалась высокая степень автоматизации процессов местоопределения, целеуказания и распределения информации различного вида, в том числе через электронную почту и телеконференцсвязь. Внедрялись экспертные системы, средства моделирования боевых действий, а также высокопроизводительные ЭВМ. Были и другие концепции, отражавшие планомерный процесс объединения разрозненных средств управления, связи и разведки, при этом сеть уже давно стала их неотъемлемым элементом. Тем не менее, ни о каком «сетецентризме» еще и речи не шло.

Первая американская концепция «сетецентризма» появилась лишь в конце 90-х годов и получила обозначение NCW – Network-centric Warfare. Правда, за этой аббревиатурой невозможно увидеть взаимосвязь с процессами интеграции систем управления и разведки и определить, когда же «сетецентризм» стал «сетецентризмом». Поэтому следует рассмотреть другие обозначения, встречающиеся в зарубежных изданиях, например, C5ISR (Command, Control, Communications, Computers, Combat Systems, Intelligence, Surveillance, and Reconnaissance). Здесь к стандартной американской концепции C4ISR добавился еще один элемент «C» – боевые системы (Combat Systems). В китайской аббревиатуре «сетецентризма» C4ISRK новым элементом стали средства поражения («K» – Kill). Таким образом, можно утверждать, что «сетецентризм» – это результат интеграции боевых систем на поле боя, сетей управления, вычислительной техники, средств связи и разведки, прошедших к тому времени уже двадцатилетний период эволюции.

Восстановив хронологию событий, становится очевидно, что движение американцев к «сетецентризму» началось более 30 лет назад. Сначала происходило объединение систем управления и связи, потом АСУ и вычислительной техники, затем подключение к уже сформированной сети технических средств разведки и наблюдения, и, наконец, боевых систем на поле боя (в первую очередь – средств огневого поражения высокой точности). В результате длительного эволюционного развития решалась задача строительства инновационной армии и формирования разведывательно-ударных систем глобального масштаба.

Для этого разрабатывались и принимались на вооружение самые перспективные комплексы вооруженной борьбы, включая разнообразные средства разведки, высокоточного оружия, а также связи и передачи данных, способные интегрироваться в уже развернутую систему управления на театре войны (ТВД) и обеспечивать доведение до потребителей информации в реальном масштабе времени. Интеграция подобных комплексов и средств позволяет сформировать действительно эффективную разведывательно-информационно-ударную систему в любой операции и назначать для воздействия по вскрытой цели наиболее подходящее средство поражения. При этом, формируемая в ВС США система не имеет ничего общего с действующими до сих пор в ВС РФ понятиями разведывательно-ударный комплекс (РУК) и разведывательно-огневой комплекс (РОК).

Такие системы становятся действенным инструментом современной войны, о которой специалист по войнам будущего Владимир Слипченко говорил как о дистанционной бесконтактной войне шестого поколения. Хотелось бы уточнить, что подобная война может быть бесконтактной только для стороны, имеющей многократное преимущество в современных средствах управления, связи, разведки и высокоточного оружия большой дальности. Для оппонентов она превратится либо в самый настоящий контактный ад без возможности нанести ответный удар, либо в губительную для всех ядерную войну.

Таким образом, все современные «сетецентрические» концепции, появившиеся в результате эволюции сетевых архитектур военного назначения, предусматривают обязательное развертывание трех функциональных сетей – управления, разведки и поражения. Сможем ли мы пройти за оставшиеся четыре года тридцатилетний период трансформации американских сетей? С учетом общепризнанного отставания России в таких областях, как микроэлектроника, средства связи и коммутации, это будет сделать очень трудно. Для начала необходимо уйти от тривиального обсуждения названия явления «сетецентризм», понять его суть, а затем и перейти к планомерным шагам по внедрению его инновационных возможностей в свои вооруженные силы.

Россия пока – в самом начале пути.


«СЕТЕЦЕНТРИЗМ» В ПРИМЕРАХ

По мнению американских экспертов, принципы ведения военных действий, строительства вооруженных сил и управления боевыми формированиями в XX веке получили наименование «платформоцентрические». В то время, по их мнению, успех операций и сражений зависел в основном от индивидуальных возможностей боевых средств, а объединение сетями, хотя и предусматривалось, не позволяло добиться эффекта, который дают современные информационные технологии. Именно поэтому на протяжении второй половины прошлого века военные специалисты всего мира занимались разработкой технических решений, связанных в первую очередь с мобильностью, точностью, а также огневой мощью средств вооруженной борьбы. По своей сути этот процесс представлял собой повышение потенциальных возможностей формирований (по огневому поражению, маневру, управлению, живучести и т.д.) или, по-другому, боевого потенциала, основа которого – техническая оснащенность войск.

Однако, как показала практика, процесс совершенствования военной техники имеет определенные ограничения для дальнейшего роста, кроме того, очень затратен. При этом высокие индивидуальные возможности различных образцов вооружения при устаревшем подходе к их боевому применению реализуются не до конца. То есть и без того затратный процесс наращивания боевого потенциала вооруженных сил при «платформоцентрическом» подходе еще и экономически неэффективен.

Объединение в сеть средств управления, разведки и поражения позволит армии вести бесконтактную войну.


Понятие «сетецентрическая война» рассматривает боевые формирования как своеобразные устройства, подключенные к единой сети. В зависимости от выбора сетевой архитектуры и ее типа, такими устройствами могут быть корабли, самолеты, средства поражения, управления, связи, разведки и наблюдения, группа военнослужащих или отдельные солдаты, а также комбинация и тех, и других. В этом случае возможности боевых формирований определяются не столько индивидуальными тактико-техническими характеристиками отдельных образцов ВВТ, сколько возможностями всей группы подключенных к сети средств как единого целого.

Как говорил Александр Герцен, «трудных наук нет, есть только трудные изложения, т.е. не перевариваемые». Поэтому попытаемся представить все вышеописанное на примере и разобраться, что такое «платформоцентризм», а что «сетецентризм». В эпоху «платформоцентрических» войн, когда успех операций и сражений зависел в основном от индивидуальных возможностей боевых средств, на каждую тысячу танков противника у своих границ мы должны были выставить больше, допустим, 1500. Это фактически закон того времени, который находил отражение в бесконечном «наращивании мускул», т.е. гонке вооружений. Сейчас нет такой потребности. «Сетецентризм» позволяет обойтись меньшим количеством, к примеру, 500 танками, которые и так обладают необходимым потенциалом. Но для того, чтобы в достаточной степени его реализовать (достичь требуемого уровня боевых возможностей), имеющиеся средства необходимо связать сетью и добавить специальный «хаб», то есть, ключевой узел, обеспечивающий соединение всех пользователей сети, без которого сама сеть не может функционировать или ее возможности будут существенно ограничены. «Хаб» одновременно является и концентратором и множителем возможностей отдельных средств, подключенных к сети. Здесь собственно и проявляется эффект синергизма, когда целое представляет нечто большее, чем сумма его частей. В приложении к военному делу синергизм – это эффект от совместного действия объединенных в сеть средств вооруженной борьбы, который по совокупному результату превышает сумму эффектов от применения тех же средств по отдельности.

Чтобы еще больше упростить понимание явления «сетецентризма», рассмотрим ситуацию на совсем уж очевидном примере из повседневной гражданской жизни. Это вполне уместно, во-первых, в соответствии с приведенной выше мыслью Герцена, а во-вторых, потому, что сам по себе «сетецентризм» пришел в армию из гражданской жизни.

Допустим, что перед двумя главами семейств стоит задача оплаты коммунальных услуг. Для этого каждый из них обладает одинаковым потенциалом в размере 5000 рублей. Один задачу выполняет по старинке, заполняя квитанции, идя в банк и отстаивая очередь. Другой, продвинутый пользователь информационных технологий, свой потенциал (5000 рублей) положил на банковскую карту и осуществляет платеж в любое удобное время, не выходя из дома, и самое главное – быстро. Получается, что оба испытуемых с одинаковыми потенциалами и при прочих равных идеальных условиях, выполняют одну и ту же задачу, но с разной эффективностью, т.е. с разной степенью реализации потенциальных возможностей. При этом второй испытуемый еще и экономит на процентах за комиссию.

С одной стороны, кто-то может возразить, что это простое управление средствами, но с другой – мы видим и непосредственное выполнение задачи – оплаты коммунальных услуг. Значит, экстраполируя результаты исследования этого явления из гражданской области в военную, мы получаем следующие результаты:

— «сетецентризм» не оказывает влияния на потенциальные возможности боевого формирования;

— «сетецентризм» позволяет более эффективно выполнять поставленную боевую задачу;

— «сетецентризм» становится реальным инструментом повышения боевых возможностей формирований «нового облика»;

— «сетецентризм» позволяет достичь экономического эффекта.

БЕЗ РИСКА НЕТ ДВИЖЕНИЯ ВПЕРЕД

Предвижу возражения ярых противников подобного пути развития ВС РФ, считающих, что когда начинают говорить пушки, компьютеры следует выключить, что нельзя все доверять сети, т.к. противник ее может вывести из строя. Удивляться такой позиции не стоит, тем более что даже в США сообщество военных экспертов поделилось на сторонников, серьезно сомневающихся, и противников подобной концепции. Тем не менее, как говорил профессор Илизаров, «механизм существования человека заведен на прогресс. И как бы ни хотелось этого отдельным индивидуумам, остановить его они не способны». Если бы профессор ошибался, мы бы никогда не приняли на вооружение детище Александра Попова, а до сих пор довольствовались бы самым помехоустойчивым средством связи – сигнальными флажками.

«Сетецентризм», являющийся на данный момент реальным инструментом повышения боевых возможностей, тем не менее, нельзя рассматривать как панацею для решения всех проблем. Ведь, если у состоящего на вооружении танка штатный боекомплект составляет 63 выстрела, то даже при оснащении его суперсовременными системами связи и управления, он никогда не сможет поразить этим комплектом 64 цели. Значит, истина лежит где-то посередине. Именно поэтому без комплексного подхода к решению проблемы, включающего изменение мировоззрения военного руководства на управление подчиненными формированиями; создание унифицированных АСУ; разработку современных технических средств разведки, которые и будут наполнять сети; принятие на вооружение в достаточном количестве высокоточного оружия, которому такая информация собственно и нужна, все инициативы обернутся пустой тратой денег.

Кроме того, необходимо помнить, что мы находимся в роли догоняющих, и поэтому происходящая «информатизация» Вооруженных Сил объективно перерастет в революцию в военном деле только при параллельном развитии других перспективных технологий. Но военным не следует спокойно сидеть и ждать, пока нужные технологические решения сами к ним придут. Нужна их активность на всех уровнях. Возьмите, к примеру, БЛА и другие роботизированные средства вооруженной борьбы, количество которых в ВС США неуклонно увеличивается, а способы их применения постоянно совершенствуются. Заслуга здесь не только американского ВПК с его революционными технологическими решениями, но и самих военных, которые проявили завидную настойчивость и даже креативность военной мысли при разработке новых форм и способов применения этих средств в современных войнах и вооруженных конфликтах. По мнению зарубежных военных экспертов, большую роль в этом сыграли американские «боевые лаборатории», сформированные в 90-х годах прошлого века в каждом виде Вооруженных Сил, управлениях и учебных центрах МО США. Именно на их плечи легли задачи выявления инновационных способов применения БЛА, а также изучение возможностей других перспективных образцов вооружения и военной техники.

Таким образом, с целью появления возможностей, да и самих предпосылок реализации «сетецентрической» концепции в Российской армии необходимо решать комплексную задачу как в рамках Вооруженных Сил, так и страны в целом. Это поиск новых технологических решений, перевод оборонно-промышленного комплекса на инновационный путь развития, уточнение уставов и наставлений, разработка новых форм и способов применения группировок войск, обучение личного состава работе с современными аппаратными и программными средствами.

Сетецентризм позволяет более эффективно выполнять боевую задачу.


В этой связи целесообразно активизировать работы по созданию действительно объединенных органов управления, разработке современных алгоритмов их работы при решении различных боевых задач, формированию перечня средств, которые планируем связать в сеть, понимая, почему и, самое главное, для чего это нужно. Необходимо активно внедрять информационные технологии в повседневную деятельность Вооруженных Сил. Но для начала следует провести ревизию всех развернутых и планируемых к развертыванию компьютерных сетей.

В противном случае мы израсходуем на модное направление кучу денег и, в конце концов, наступим на американские грабли, когда «неожиданно» возникнет неразрешимая проблема объединения этих разрозненных, самостийных сетей и сеточек. Также в принудительном порядке требуется ввести систему электронного документооборота, чтобы командиры, да и весь личный состав, получали необходимые знания и опыт в работе с современными информационными системами. Их действия должны быть отработаны до автоматизма, как с телевизором, сотовым телефоном, компьютером. Только в этом случае информационные системы и средства превратятся из неведомой дорогостоящей аппаратуры в настоящего помощника в решении поставленных боевых задач.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 12 сен 2013, 16:39

Сферическая антенна (MEOLUT antenna) для спутника системы глобального позиционирования Galileo

"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 12 сен 2013, 17:12

Низкоорбитальные системы спутниковой связи

Одним из новых направлений развития спутниковой связи с начала 90-х годов стали системы связи на базе низкоорбитальных КА. К низкоорбитальным спутникам LEO (Low Earth Orbit) относятся КА, высота орбит которых находится в пределах 700— 1500км. Низкоорбитальная группировка может содержать от одного до нескольких десятков малых спутников массой до 500 кг. Для охвата связью большой территории Земли применяют орбиты (на которых могут находиться несколько КА, лежащие в различных плоскостях.

Одним из главных преимуществ, способствующих развитию низкоорбитальных систем спутниковой связи, является биологической фактор. Так, для обеспечения требований биологической защиты человека от излучения СВЧ, рекомендуемый уровень мощности непрерывного излучения радиотелефона должен составлять не более 50 Мвт. Эффективный прием сигнала такой мощности, например, геостационарным спутником сопряжен со значительным усложнением КА, развертыванием больших антенн и точным их позиционированием. Для низкоорбитальных спутниковых систем длина радиолиний во много раз меньше, и проблема создания многолучевых антенн менее остра. К этим системам относятся, прежде всего, системы Iridium и Globalslar, создаваемые зарубежными консорциумами при ведущей роли таких крупных компаний-производителей, как Motorola/Lockheed и Oualcomm/Loral соответственно.

В проекте системы Iridium космический сегмент должен содержать в составе 66 спутников-ретрансляторов, размещенных на орбитах высотой 780 км. В системе Globalstar предусматривается 48 спутников-ретрансляторов находящихся на орбитах высотой около 1000 км. Такое число спутников необходимо для поддержания непрерывной связи, предоставляемой любому абоненту на территории земного шара, ибо каждый из низкоорбитальных спутников-ретрансляторов находится в зоне видимости абонента всего несколько минут. Благодаря следованию спутнике в одного за другим и расположению их орбит в разных плоскостях, обеспечивается полное покрытие земной поверхности зонами обзора и непрерывная видимость спутников с наземных станций. При этом переключен не с одного спутника на другой является делом техники, а увеличение их числа компенсируется снижением затрат на их выведение (несколько спутников за один раз) на заданную орбиту.

В орбитальной группировке для обеспечения минимального расстояния между соседними КА выбрана оптимальная разность углов (27°) между плоскостями орбит

Основные параметры орбитальной группировки:
> Орбиты квазиполярные с наклонением i = 86,4
> Число плоскостей — 6
> Число КА в одной плоскости— 11
> Угловое расстояние между КА, находящимися в одной плоскости, — 32°
> Высота орбит — 780 км
> Период обращения КА вокруг Земли— 100мин

Система Iridium предназначена для глобальной подвижной персональной связи по принципу «каждый—каждому» на основе межспутниковой связи. Система Iridium предназначена для обеспечения следующих видов связи и услуг:
> Дуплексная радиотелефонная связь
> факсимильная связь
> Передача данных

Диапазоны и полосы частот радиолиний

Любой КА орбитальной группировки формирует 48 лучей излучения, образуя каждым лучом на Земле соту диаметром 640 км. В совокупности 48 лучей создают подспутниковую зону диаметром примерно 4500 км. Вся орбитальная группировка формирует квазисплошную подспутниковуго зону, покрывающую всю поверхность Земли. Формирование подспутниковой зоны осуществляется с помощью расположенных на каждом КА шести антенных фазированиых решеток (АФАР), Каждая АФАР формирует восемь лучей. Благодаря применению многолучевых антенн и сотовой структуры обслуживаемой зоны, рабочие частоты в системе Iridium используются многократно. При этом в смежных сотах используются различные частоты, а в каждой восьмой соте, создаваемой орбитальной группировкой, возможно повторение частот. В результате частоты диапазона 1616,0— 1626,5 МГц используются в системе более 150 раз.

Частотный диапазон коммерческой радиолинии:
> «Абонент — КА» содержит 64 частотных канала с разносом между ними 160 Кгц (ширина полосы частот каждого канала 126 Кгц)
> «КА—абонент» содержит 29 каналов с разносом между ними 350 Кгц (ширина полосы частот каждого канала 280 Кгц)

В табл. представлены диапазоны частот радиолиний системы Iridium и используемые полосы частот.
Наименование диапазона Радиолиния Диапазон частот Ширина частот полосы канала
L "КА-абонент— КА» 1616,0—1625,5 МГц 126 Кгц
L «КА—абонент» 1616,0-1626,5 МГц 280 Кгц
Ка «КА— шлюзовая станция» 19,6 ГГц 29,1-.29,3 ГГц 100 МГц
Ка Шлюзовая станция—КА» 23,18-23,38 ГГц 100 МГц
Ка Межспутниковая связь «КА—КА» 29,1-29,3 ГГц 200 МГц

Методы доступа

В радиолиниях «абонент — КА» и «КА — абонент» применяется временное разделение каналов, формат много станционного доступа сочетает временное разделение каналов для каждой соты и частотное разделение для смежных сот (FDМА). При помощи фазовой Манипуляции ФМ-4 производится кодирование информации, которое обеспечивает сжатие речевой информации в цифровом виде. Информация о сжатии, а также сигналы циклической и тактовой синхронизации передаются по каналу управления, для чего в радиолинии «КА—абонент» задействовано 4 радиоканала. Коэффициент сжатия. информации (2,2/1) позволяет обеспечить передачу в радиолинии «КА—абонент» 55 речевых каналов на 25 несущих частотах. При передаче радиотелефонной информации вероятность ошибки на бит не выше 0,001, при передаче цифровых данных— 0,000001.

Орбитальная группировка КА формирует на поверхности Земли примерно 2150 сот при использовании 48 лучей АФАР каждого КА. Следовательно, при использовании полосы частот 1616,0— 1626,5 МГц пропускная способность системы составляет 3835 дуплексных телефонных каналов связи.

Радиолиния межспутниковой связи.

Каждый КА орбитальной группировки имеет радиолинии связи с двумя соседними КА, находящимися в одной орбитальной плоскости с ним, и двумя КА в соседних (слева и справа) орбитальных плоскостях.

Для поддержания меж спутниковой связи на каждом КА имеются четыре щелевые антенные решетки с коэффициентом усиления 36 дБ. Точность управления диаграммой направленности каждой антенны составляет ±5°. Используется полоса частот шириной 200 МГц в диапазоне 23,18-23,38 ГГц. Для исключения взаимных помех в меж спутниковых каналах связи полоса частот шириной 200 МГц разбита на 8 отдельных частотных полос, которые образуют отдельные каналы связи. Скорость передачи информации в каждом канале 25 Мбит/с. Метод модуляции и кодирование информации такие же, как в радиолинии КА—абоненты. Каждый канал межспутниковой линии связи поддерживает 600 телефонных каналов без сжатия (1300 каналов при коэффициенте сжатия информации 2,2/1).

Шлюзовые станции.

Шлюзовая станция состоит из 3 приемопередающих комплексов. Каждый комплекс имеет быстродействующую ЭВМ, в которой хранится банк данных о персональных терминалах, и коммутационное оборудование для связи телефонной сетью общего пользования. В работе постоянно наладятся два приемопередающих комплекса, которые поочередно поддерживают связь с КА, находящимися в прямой видимости. Третий приемопередающий комплекс— резервный. При необходимости он может заменить 1-й или 2-й комплекс.



Система спутниковой связи Globalstar

Низко орбитальная глобальная спутниковая система персональной связи Globalstar разработана корпорациями Qualcomm и Loral, а также рядом других известных представителей индустрии телекоммуникационного оборудования.

Космический сегмент

В состав орбитальной группировки системы Globalstar входят 48 низкоорбитальных спутников-ретрансляторов, размещенных на восьми круговых орбитах (по шесть спутников на каждой). Высота орбит над поверхностью Земля 48 спутников на 8 орбитах составляет 1414км, Параметры орбиты (их наклонение l= 52º) выбраны так, чтобы обеспечить максимальную частоту обслуживания абонентов в средних широтах. Полярные области (выше 70° с. ш. и 70° ю. ш.) космическим сегментом не обслуживаются.

Запуск первой группы КА осуществляется с 1998г. с помощью российских ракет-носителей «Протон» 112 спутников за один пуск и «Союз» (от 4 до 10 спутников за один пуск). Каждый спутник имеет три системы стабилизации, которые состоят из устройств ориентации по Земле и Солнцу, а также лазерных гироскопов. Срок активного существования каждого спутника не менее 7,5 лет.

В системе Globalstar не предусмотрены межспутниковые связи, однако она рассчитана на постоянное двукратное покрытие земной поверхности (в широтном поясе от 70° ю. ш. до 70° с. ш.), которое позволит:
> Обеспечить непрерывную связь при переходе абонента из зоны действия одного луча в зону действия другого луча одного и того же спутника и из зоны действия одного спутника в зону действия другого
> Значительно повысить надежность связи с подвижными абонентами благодаря устранению эффекта затемнения приемной антенны терминала абонента складками рельефа местности за счет когерентного сложения сигналов нескольких спутников, а также сигналов, отраженных от различных препятствий на земной поверхности

Система сможет обеспечить, помимо передачи сигналов служебной (командной) информации, два типа услуг:
> Телефонную, факсимильную и пейджинговую связь
> Определение местоположения (координат) абонентов

Хорошее качество телефонной связи достигается благодаря применению шумоподобных широкополосных сигналов (ШПС) с кодовым разделением каналов. Это позволяет использовать один и тот же диапазон частот с каждом из 16 лучей, которые формируются с помощью многолучевых бортовых антенн. Для формирования ШПС используются последовательности Уолша. Все сигналы формируются одним источником, но каждый имеет свой определенный временной сдвиг относительно пилот-сигнала. Пилот-сигнал передается нулевой последовательностью функции Уолша (все знаки — нули). При применении ШПС отраженные от посторонних объектов сигналы суммируются с основным сигналом с помощью многоканальных приемников, что значительно повышает помехозащищенность системы. Это также позволяет осуществлять так называемый мягкий переход абонента из зоны действия одного луча в зону действия другого без потери связи.

Здесь, в отличие от систем с временным или частотным разделением каналов, при переходах связь абонента поддерживается двумя лучами до тех пор, пока уровень сигнала одного из них не станет ниже определенного значения. Такой алгоритм позволяет исключить щелчки в абонентских терминалах, которые могут быть слышны при таких переходах в других системах, а также уменьшить вероятность потери связи.

Пропускная способность каждого канала очень высока благодаря кодовому разделению сигналов и переменной скорости передачи цифрового потока (1200—9699 бит/с). Переменная скорость цифрового потока позволяет обеспечить передачу сигналов служебной (командной) информации в паузах речи.

Точность определения координат абонентов без участия шлюзовых станций составляет 10км. При определении же местоположения с участием шлюзовых станций и спутников-ретрансляторов она может достигать 300м.

Абонентские терминалы

В настоящее время разработаны абонентские терминалы, которые обеспечивают как предоставление услуг связи, так и определение местонахождения объекта. Абонентские терминалы могут быть двух типов: мобильные и стационарные. Мобильные абонентские терминалы, как правило, портативные и совмещены с подвижными станциями сотовой связи. Возможны следующие варианты абонентских терминалов:
> Двухмодульный вариант — Globalstar (GS) и AMPS
> Двухмодульный вариант — GS и GSM
> Двухмодульный вариант — GS и PCS
> Трехмодульный вариант — GS, AMPS и CDMA
> Стандартный абонентский терминал — только для GS
Мощность портативных абонентских терминалов 0,6 Вт, стационарных — 3 Вт.

Шлюзовые станции

Шлюзовая станция состоит из четырех идентичных приемопередающих комплексов, каждый из которых оснащен следящей параболической антенной диаметром 3,4м. Отсутствие межспутниковых связей в системе Globalstar приводит к значительному росту количества шлюзовых станций (до нескольких сотен). Основными задачами шлюзовых станций являются организация и поддержание телефонных и пейджинговых каналов, каналов передачи данных, а также обеспечение службы определения координат подвижных объектов,

Среди других функций шлюзовых станций следует выделить регулировку уровней мощности абонентских терминалов. Приемники шлюзовых станций измеряют уровень сигнала, принимаемого от каждого абонентского терминала, и сравнивают его с пороговым, а затем передают на абонентский терминал кома]8ду на увеличение или уменьшение его мощности. Эта процедура позволяет выровнять уровни сигналов на входе приемника спутника-ретранслятора и продлить срок работы батарей абонентского терминала.

Создание системы и ее элементов запланировано на 1993— 1998 гг., срок активной эксплуатации спутниковой системы — на 1997—2012 гг. Наиболее сложное звено системы — шлюзовые станции, которые разворачиваются постепенно. На территории России уже строятся 4 шлюзовые станции, на территории США — 5.

Результаты моделирования показывают, что орбитальное построение системы Globalstar оптимизировано для территории США и Западной Европы. В России вне зоны обслуживания остаются труднодоступные северные регионы и трасса Северного морского пути. Проект Globalstar отличается высокой, степенью проработанности технических решений, что позволяет надеяться на ввод системы в эксплуатацию в планируемые сроки.



Система спутниковой связи «Гонец»

В настоящее время в России разработано несколько проектов низкоорбитальных систем связи: «Гонец», «Глобсат», «Курьер», «Коскон», «Сигнал».

Учитывая потребности в телекоммуникационных системах, вопросы финансирования и степень проработки проектов, можно предположить, что останутся лишь 2—3 наиболее жизнеспособные, ориентированные на потребности российского рынка и имеющие статус международных, интегрированные в глобальную мировую систему связи.

Низкоорбитальная система спутниковой связи «Гонец» прошла все стадии разработки и находится на этапе развертывания. Эта система предназначена для обеспечения подвижных и стационарных абонентов персональной связью в глобальном масштабе с использованием малогабаритных пользовательских терминалов.

Проведенный анализ различных структур баллистического построения орбитальной группировки показал, что близкой к оптимальной, с точки зрения непрерывного покрытия территории России, является группировка из 45 спутников-ретрансляторов, расположенных на 5 квазиполярных орбитах (наклонение ( = 83°) по 9 спутников на каждой. Плоскости орбит разнесены друг относительно друга на 36° по долготе восходящего узла. Высота орбит 1400 км.

Такое построение орбитальной группировки обеспечивает обслуживание абонентов на территории России через пользовательские терминалы (минимальный угол места 15—20°). Эти терминалы обеспечивают прием и передачу любой цифровой информации, включая телефонную, факсимильную, телексную И графические изображения.

Система «Гонец» предоставляет пользователям следующие виды услуг:
> Радиотелефонный обмен между абонентами
> Передача любых цифровых данных в пакетном режиме (факсы, телексы, графические изображения)
> Глобальный персональный радиовызов абонентов
> Сбор информации с любых датчиков технологического и экологического контроля
> Определение местоположения (координат) подвижных объектов и передача этой информации в центр управления группировкой.

Абонентские терминалы

Абонентские терминалы системы «Гонец» обеспечивают прямой доступ к спутниковым каналам связи без использования наземных линий связи. Простота конструкции терминала обеспечивает быстрое развертывание и обеспечивает отсутствие жестких требований к уровню квалификации обслуживающего персонала, поскольку сеансы связи проводятся в автоматическом режиме. Пользователь осуществляет только включение терминала и ввод передаваемой информации, что обеспечивает простоту и удобство эксплуатации.

Использование ненаправленных антенн исключает необходимость наведения антенны и позволяет использовать терминалы, установленные на подвижных объектах, включая летательные аппараты. Наземные терминалы пользователей имеют несколько модификации:

Принципы построения радиоканалов

В 31 ой системе используются дне радиолинии: "Земля— КА» в диапазоне 312 — 315 МГц и «КЛ— Земля» в диапазоне З87-390 МГц. Выбранный разнос частот в радиолиниях позволяет обеспечить дуплексный режим работы КА и абонентских терминалов. Передача сообщений между абонентами системы может производиться по ни ч к о скоростным (2,4; 4,8; 9,6 и 19,2 Кбит/с) и высокоскоростным (64 и 128 Кбит/с) информационным каналам.

В системе применяется частотно-временное разделение каналов. На любом из КА используется несколько частот и на каждой из них передается несколько сигналов. Для организации устойчивой связи в радиолиниях передаются преамбулы и синхросигналы, а также ответно-запросная информация.

Работа бортовой аппаратуры КА при приеме и передаче осуществляется через антенны, имеющие широкую диаграмму направленности. Ширина диаграммы направленности антенны обеспечивает зону покрытия земной поверхности диаметром до 5 тыс. км.
Для обеспечения рационального режима использования энергетических ресурсов КА предусмотрено регулирование мощности бортовых передатчиков. Изменение мощности производится дискретно в пределах от 5 до 30 Вт (в зависимости от условий распространения радиоволн, типа абонентского терминала, а также региона обслуживания). Команда на установку требуемой Мощности бортового передатчика поступает от шлюзовых станций, что позволяет упростить решение вопросов электромагнитной совместимости различных средств в отдельных регионах земного шара.

К основным характеристикам системы «Гонец» можно отнести следующие:
Время ожидания сеанса связи:
> При глобальном обслуживании — не более 5 мин
> При обслуживании территории РФ — не более 1 мин
Время доставки сообщений в режиме запоминания ("электронной почты"):
> При глобальном обслуживании — не более 3 ч
> В зоне 4000 км — в реальном масштабе времени

Пропускную способность системы:
> При обслуживании территории РФ—до 30 Мбайт в сутки
> При глобальном обслуживании —до 100 Мбайт в сутки

Характеристика системы
Число спутников и орбит 45 (5х9)
Высота орбиты,км 1400
Наклонение орбиты, град. 82,5
Скорость передачи информации Кбит/с до 19,2
Диапазон частот. МГц 259,5-265,2
Вероятность ошибки на символ до 0,000001
ПРОТОКОЛ доступа Алоха
Количество пользователей, тыс. чел.. до 1500
Точность определения координат абонента, м 1000
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Палестинский Казак » 13 сен 2013, 00:07

А шо не пишем про ТУРАЙЮ ?!
Палестинский Казак
 
Сообщения: 1315
Зарегистрирован: 24 май 2012, 03:53
Откуда: родился в Новороссии, служил в ГСВГ - Baumwolle

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 13 сен 2013, 01:11

Thuraya использует геостационарные спутники (3 единицы) с высотой орбиты 24000 км, поэтому прием/передачу сигнала повышенной мощности можно вести только с использованием габаритных терминалов, в отличие от других систем спутниковой связи, которые используют низкоорбитальные спутники с высотой орбиты от 780 до 1400 км (для связи с ними достаточно радиопередатчика размером с сотовый телефон).
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Палестинский Казак » 13 сен 2013, 13:00

Да, ВЫ ШО,,!
Тогда, я счастливый обладатель единственной трубы в мире размером с с две пачки сигарет:-)))) да ещё эта труба поддерживает и тлф стандарты....
Палестинский Казак
 
Сообщения: 1315
Зарегистрирован: 24 май 2012, 03:53
Откуда: родился в Новороссии, служил в ГСВГ - Baumwolle

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 13 сен 2013, 15:56

Как техника шагнула вперед!
Вы посмотрите, какой уровень мощности сигнала у Вашего телефона при связи с геостационарным спутником на расстоянии 24000 км. И на сколько хватает заряда батареи компактного телефона при пользовании связью Thuraya.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Пред.След.

Вернуться в Новинки военной техники

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2