Автоматические системы управления боевыми действиями

Форум о новинках и разрабатываемых образцах военной техники

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 09 сен 2013, 02:16

Электромагнитное импульсное оружие



В основу ЭМБ положены методы преобразования химической энергии взрыва, горения и электрической энергии постоянного тока в энергию электромагнитного поля высокой мощности. Решение проблемы создания ЭМИ-боеприпасов связано, прежде всего, с наличием компактных источников излучения, которые могли бы
располагаться в отсеках боевой части управляемых ракет, а также в артиллерийских снарядах.

Наиболее компактными на сегодня источниками энергии для ЭМБ считаются спиральные взрывомагнитные генераторы (ВМГ), или генераторы с взрывным сжатием магнитного поля [1, 2, 9, 10], имеющие наилучшие показатели удельной плотности энергии по массе (100 кДж/кг) и объему (10 кДж/см3), а также взрывные магнитодинамические генераторы (ВМДГ) [1]. В ВМГ с помощью взрывчатого вещества происходит преобразование энергии взрыва в энергию магнитного поля с эффективностью до 10%, а при оптимальном выборе параметров ВМГ – даже до 20%. Такой тип устройств способен генерировать импульсы энергией в десятки мега-джоулей и длительностью до 100 мкс. Пиковая мощность излучения может достигать 10 ТВт [2]. ВМГ могут применяться автономно или как один из каскадов для накачки генераторов СВЧ-диапазона. Ограниченная спектральная полоса излучения ВМГ (до нескольких мегагерц) делает их влияние на РЭС довольно избирательным. Вследствие этого возникает проблема создания компактных антен_
ных систем, согласованных с параметрами генерируемого ЭМИ [1].

В ВМДГ взрывчатка или ракетное топливо применяются для образования плазменного потока, быстрое перемещение которого в магнитном поле приводит к возникновению сверхмощных токов с сопутствующим электромагнитным излучением. Основное преимущество ВМДГ – многоразовость применения, поскольку картриджи со взрывчаткой или ракетным топливом могут закладываться в генератор многократно. Однако его удельные массогабаритные характеристики в 50 раз ниже, чем у ВМГ [11], и вдобавок технология ВМДГ еще не достаточно отработана, чтобы в ближайшей перспективе делать ставку на эти источники энергии.

К разряду более мощных ЭМИ-систем радиочастотного диапазона относится виркаторный генератор [1]. При соответствующем подборе параметров конструкции и режима генерации виркатор может создавать импульс с пиковой мощностью до 40 ГВт в дециметровом и сантиметровом диапазонах волн[2]. Благодаря высокой скорости нарастания тока в тандемах виркатор–ВМГ возможна генерация сверхкоротких радиоимпульсов, длительность которых ограничена временем плавления анода. Представление о радиусе действия такого боеприпаса дает методика, приведенная в работе
[12]. Однако в качестве примера следует указать, что для виркаторного генератора с несущей 5 ГГц и мощностью 10 ГВт конус поражающего действия электромагнитного излучения имеет диаметр до 500 метров в основании на расстоянии нескольких сотен метров от точки подрыва(напряженность поля, наведенного на кабели и антенны в этом основании, достигает 1–3 кВ/м) [2].

Таким образом, электромагнитные боеприпасы потенциально обладают значительно большим радиусом поражения РЭС, чем традиционные, однако для достижения их максимальной эффективности необходимо выводить боеприпас по возможности как можно ближе к объектам поражения с помощью высокоточных систем наведения.

В Уральском отделении Института электрофизики РАН (Екатеринбург) разработана серия многоразовых мобильных SOS-генераторов ЭМИ, проникающая способность излучения которых намного выше, чем у ВМГ. Принцип действия SOS-генераторов основан на эффекте наносекундной коммутации сверхплотных токов в полупроводниковых приборах (SOS – Semiconductor Opening Switch) [13]. SOS-эффект представляет собой качественно новый вариант коммутации тока – развитие процесса стремительного падения тока происходит не в низколегированной базе полупроводниковой структуры, как в других приборах, а в ее узких высоколегированных областях. База и p-n-переход остаются при этом заполненными плотной избыточной плазмой, концентрация которой приблизительно на два порядка превышает исходный уровень легирования. Эти два обстоятельства и приводят к сочетанию высокой плотности коммутируемого тока с наносекундной длительностью его отключения.

Другое важное свойство SOS-эффекта – в том, что стадия срыва тока характеризуется автоматическим равномерным распределением напряжения по последовательно соединенным полупроводниковым структурам. Это позволяет создавать прерыватели тока с напряжением мегавольтного уровня путем простого последовательного соединения SOS-структур.

SOS-эффект обнаружен в 1991 году в обычных высоковольтных выпрямительных полупроводниковых диодах подбором определенного сочетания плотности тока и времени накачки. В дальнейшем была разработана специальная полупроводниковая структура со сверхжестким режимом восстановления, на основе которой удалось создать высоковольтные полупроводниковые прерыватели тока нового класса – SOS-диоды, имеющие рабочее напряжение в сотни киловольт, ток коммутации в десятки килоампер, время коммутации – единицы наносекунд и частоту следования импульсов – килогерцы.

Типовая конструкция SOS-диода – это последовательная сборка элементарных диодов, взаимно стянутых диэлектрическими шпильками между двумя пластинами-электродами.
... типичная форма обратного тока через SOS-диод с площадью структуры 1 см2. Значение коммутируемого тока – 5,5 кА, время его срыва (падения с 0,9 до 0,1 амплитуды) – 4,5 нс. Скорость коммутации – 1200 кА/мкс, что приблизительно на три порядка превышает токовый градиент в обычных быстродействующих тиристорах. Самый мощный из разработанных на сегодня SOS-диодов при площади структуры 4 см2 имеет рабочее напряжение 200 кВ и коммутирует ток 32 кА, что соответствует коммутируемой мощности 6 ГВт [13].
На основе SOS-диодов разработана серия мощных наносекундных генераторов с рекордными для полупроводниковых коммутаторов параметрами. Принцип работы ЭМИ-генератора на SOS-эффекте (рис.5) сводится к следующему [13].

Тиристорное зарядное устройство (ТЗУ) осуществляет дозированный отбор энергии от источника питания, которая
затем за время 10–100 мкс при напряжении 1–2 кВ поступает на магнитный компрессор (МК). Последний сжимает энергию во времени до 300–600 нс и повышает напряжение до сотен киловольт. SOS-диод выступает в роли оконечного усилителя мощности, переводя энергию в диапазон времени 10–100 нс и повышая напряжение в 2–3 раза.

Введение в состав ЭМИ-генератора звена магнитной компрессии продиктовано необходимостью согласования параметров выходного импульса ТЗУ с параметрами импульса накачки SOS-диода. По мере сжатия энергии в МК происходит удвоение напряжения в каждой ячейке. В общем случае выходное напряжение МК, без учета активных потерь энергии, в 2n раз выше входного (где n– число конденсаторных ячеек). Примечательно, что МК не требует дополнительных цепей для перемагничивания сердечников магнитных ключей, поскольку в данной схеме этот процесс происходит автоматически благодаря разным направлениям протекания зарядного и разрядного токов через любой из ключей. Еще одна отличительная особенность схемы МК состоит в двойном сжатии энергии во времени на каждой конденсаторной ячейке за счет перезаряда нижних конденсаторов. Поэтому двух конденсаторных ячеек уже достаточно для временного уплотнения энергии на два порядка.

Важная задача, возникающая при передаче энергии от МК к полупроводниковому коммутатору, – схемная реализация двухконтурной накачки прерывателя в режиме усиления обратного тока. Пример соответствующей схемы согласования приведен на рис.7 [13]. Между выходом МК и SOS-диодом подключают конденсатор обратной накачки СН и магнитный ключ обратной накачки MS_ (или импульсный трансформатор). После насыщения ключа прямой накачки MS+, являющегося выходным коммутатором МК, энергия из последней ячейки компрессора переводится в конденсатор СН. При этом ток заряда I+ конденсатора СН одновременно является током прямой накачки SOS-элемента. Нарастающим напряжением на СН ключ MSˉ перемагничивается. После его включения в SOS-диод вводится обратный ток I–, который превышает I+ в несколько раз, и энергия конденсатора СН переводится в индуктивность контура обратной накачки (индуктивность обмотки насыщенного ключа MS– или добавочная катушка индуктивности). После срыва тока SOS-диодом энергия передается в нагрузку в виде короткого наносекундного импульса.

Отсутствие в SOS-генераторах газоразрядных коммутаторов снимает принципиальные ограничения на частоту повторения импульсов. В продолжительном режиме работы эта частота ограничена тепловыми нагрузками на элементы генератора, в первую очередь на сердечники магнитных ключей, а при кратковременном включении генератора в режиме пакета импульсов – частотными возможностями ТЗУ, то есть временем восстановления тиристоров и временем заряда первичного накопителя. Режим пакета импульсов, когда генератор работает от десятков секунд до нескольких минут с частотой и выходной мощностью, в несколько раз превышающими номинальные, важен именно для перспектив боевого применения. Поэтому для более полного использования частотных возможностей ТЗУ проектируется, исходя из требования минимального времени накопления энергии, а элементы генератора выбираются с учетом результатов расчета их адиабатического разогрева в пакетном режиме функционирования. Разработанные SOS-генераторы
позволяют от 5 до 10 раз увеличивать номинальную частоту следования импульсов и выходную мощность в режиме пакета продолжительностью от 30 до 60 с.

Параметры некоторых российских SOS-генераторов приведены в таблице [13]. Наиболее мощный среди генераторов наносекундного класса – S-5N (рис.8), система охлаждения элементов которого проточной водой потребляет до 15 л/мин. Этот генератор использовался в экспериментах по зажиганию коронных разрядов большого объема, которые могут найти применение в новых технологиях очистки воздуха от вредных и токсичных примесей. Среди субнаносекундных генераторов наилучшие показатели достигнуты в модели SM_3NS (рис.9), в которой применен новый тип SOS-диодов – субнаносекундный.

Интенсивные исследования путей улучшения характеристик SOS-генераторов продолжаются. В частности, в российских научных центрах отрабатывается применение этих генераторов для питания широкополосных СВЧ-излучателей, а также в качестве средств накачки мощных газовых лазеров. Разработанные в России приборы и экспериментальные установки широко эксплуатируются за границей в различных научных организациях: в США – в Ливерморской национальной лаборатории, Исследовательской лаборатории ВМС, Техасском технологическом университете, Исследовательской лаборатории Армии; в Германии – в Исследовательском центре Карлсруэ; в Республике Корея – компанией LG Industrial Systems; в Израиле – ядерным исследовательским центром SOREQ NRC, фирмой Exion Technologies [13].

На рис.10 показано место, которое занимает SOS-техника среди других основных технологий коммутации и формирования мощных наносекундных импульсов в схемах с индуктивным накоплением и коммутацией тока. Видно, что SOS-технология выступает своеобразным связующим звеном, заполняя в наносекундном диапазоне времени гигантский разрыв в значениях импульсного напряжения и тока между самыми мощными установками на основе плазменных коммутаторов тока, с одной стороны, и полупроводниковыми генераторами – с другой [13].

ТЕНДЕНЦИИ РАЗРАБОТОК ЭМИ-ОРУЖИЯ

США. Наиболее активно разработки ЭМИ-систем поражения РЭС проводятся в США. Они охватывают широкий спектр оперативно-тактического применения нового оружия. Основные научно-исследовательские организации США, участвующие в разработке компонентов ЭМИ-оружия, – Лос-Аламосская национальная лаборатория, Исследовательская лаборатория Армии (шт. Мериленд), Исследовательская лаборатория ВМС, Лаборатория им. Лоуренса, Техасский технологический университет (г. Лаббок) и целый ряд других университетских и военных лабораторий.

Первый в истории взрывомагнитный генератор был испытан именно в Лос-Аламосской национальной лаборатории еще в конце 50_х годов [2]. Начало работ в ВВС США по созданию мобильного генератора радиочастотного ЭМИ и изучения влияния СВЧ-излучения на РЭС авиационных и космических носителей датируется 1986 годом[15]. В 1987 году на авиабазе Kirtland (шт. Нью_Мексико) было введено в действие имитационное оборудование "Джипси" с импульсной мощностью 1 ГВт в диапазоне частот от 0,8 до 40 ГГц. В 1991 году научно-техническое направление создания ЭМИ-оружия в США выделилось как самостоятельное и было включено в перечень критических военных технологий. В то же время МО США начало работы (Harry Diamond Laboratory, ныне Adelphi Laboratory Center) по созданию мобильных систем радиочастотного оружия (1–40 ГГц) с узкой диаграммой направленности, основанных на синхронизации излучения большого числа источников. ВМС США занимались разработкой средств суперЭМИ для борьбы с самолетами и противокорабельными ракетами на основе синхронизированных гиротронов (диапазон частот 10–85 ГГц, мощность импульса 1 ГВт). Исследовалось также распространение мощного электромагнитного излучения в разных слоях атмосферы.

Логическим результатом этих исследований явилось создание и испытание в 2001 г. опытного образца нового оружия, нагревающего кожу людей микроволновыми лучами, которое получило название VMADS (Vehicle-Mounted Active Denial System) [16]. Ожидаемая сфера его применения – разгон демонстраций и стихийных митингов. Продолжаются испытания на добровольцах с целью усовершенствования системы.
В перспективе ее можно будет применять как невидимое оружие заграждения даже для маловысотных воздушных объектов, в том числе микропланов. VMADS использует антенну, похожую на спутниковую тарелку, размером 3х3 м, систему наведения и тепловизор, позволяющий анализировать степень нагрева цели.

Представители американского Исследовательского центра ВВС (шт. Нью-Мексико) заявляют, что установка
VMADS создает излучение частотой 95 ГГц, которое проникает под кожу на треть миллиметра и быстро (за 2 с) нагревает ее поверхность до болевого порога в 45ОС. Будущие версии VMADS могут устанавливаться также на кораблях и самолетах. В период до 2009 года США планируют приступить к закупке серийных образцов системы на транспортном средстве типа Humvee, или HMMWV (High Mobility Multi-purpose Wheeled Vehicle).

Еще в начале 90_х годов DARPA разработало концепцию применения ЭМИ-оружия средней мощности и создания на ее основе сверхмощных постановщиков активных помех. Результатом явилось, в частности, испытание в ходе боевых действий против Ирака в 1991–1992 годах отдельных образцов электромагнитного оружия. Это – крылатые ракеты "Томахок" (морского базирования), которые были выпущены по позициям ПВО Ирака. Радиоизлучения, возникшие вследствие подрыва боевых частей крылатых ракет, усложнили работу электронных систем вооружений, в особенности компьютерной сети системы ПВО.

Электромагнитные бомбы неоднократно применялись США и в ходе боевых действий в Югославии (1999 год), тем не менее использование боеприпасов этого типа носило пока испытательный, эпизодический характер. К 2010–2015 гг. в США могут быть приняты на вооружение боевые образцы более совершенных электромагнитных боеприпасов и высокоточных крылатых ракет, во всяком случае информация о таких планах периодически появляется в печати.

Значительное внимание в США отводится созданию имитаторов действия ЭМИ-систем, позволяющих в достаточной мере оценивать последствия их применения на РЭС ВВТ и вырабатывать рекомендации по усовершенствованию средств защиты. До 1991 года в США были созданы 24 имитатора ЭМИ, предназначенные для полномасштабных испытаний ракет, самолетов, кораблей, стартовых позиций и других объектов, которые подлежат защите от ЭМИ-оружия [15].

Россия. Не стоит в стороне от процесса разработки ЭМИ-систем военного назначения и Россия. В соответствии с имеющейся открытой информацией, в 1998 году на шведском полигоне российские специалисты провели показательные испытания "электронного" боеприпаса с демонстрацией его поражающего действия на РЭА самолета, находящегося на летном поле (Российское телевидение, канал НТВ, 28.02.98). В том же году на выставке ВВТ сухопутных войск "Евросатори_98" Россия предложила зарубежным покупателям уникальную лабораторию, разработанную в Федеральном ядерном центре "Арзамас_16", которая предоставляет возможность исследовать действие высокочастотного электромагнитного излучения на информационные и энергетические системы, а также на каналы передачи данных [17].

В печати опубликованы сообщения о создании в России опытных образцов ЭМИ-оружия в виде реактивных гранат, предназначенных для электромагнитного подавления системы активной защиты танка. В России уже имеются экспериментальные образцы 100-мм и 130-мм электромагнитных снарядов, 40-мм, 105-мм и 125-мм реактивных электромагнитных гранат, 122-мм электромагнитных боевых частей неуправляемых ракет [18].

На выставке ЛИМА-2001 в Малайзии (2001 год) Россия продемонстрировала действующий образец боевого ЭМИ-генератора "Ранец-E" (Defence Systems Daily, 26.10.2001). Этот комплекс был создан как средство обороны мобильных РЭС от высокоточного оружия. Новая система состоит из антенны, высокомощного генератора, подсистемы управления, измерительной установки и источника электропитания. "Ранец-E" может быть изготовлен в стационарном и мобильном вариантах. Мощность его излучения в импульсе длительностью 10–20 нс в сантиметровом диапазоне волн превышает 500 МВт. Такие параметры, по утверждению Рособоронэкспорта, позволяют поражать системы наведения и электронное оборудование высокоточных боеприпасов и управляемых ракет на расстоянии до 10 км в 60_градусном секторе.

Великобритания. В 1992 году газета "Санди телеграф" сообщила о вступлении в ряды обладателей ЭМИ-оружия и Великобритании. В публикации говорилось о разработке в Агентстве оборонных исследований Великобритании (г.Фарнборо) "микроволновой бомбы" для поражения электронного оборудования. По замыслу, такая бомба может приводиться в действие в средних слоях атмосферы и полностью выводить из строя компьютерные системы и телефонные линии на площади одного квартала (Агентство ИТАР-ТАСС, 12.10.92).

В 2001 году компания Matra BAE Dynamics с успехом продемонстрировала британскому МО артиллерийский снаряд калибра 155 мм, способный поражать бортовые компьютеры танков или самолетов, прерывать работу радиостанций и радаров [19]. Объектами поражения могут быть также национальные телефонные, телевизионные и радиосети, система электроснабжения всей страны противника. Снаряд содержит лишь несколько граммов взрывчатки, которая срабатывает при приближении к цели и снимает внешнюю оболочку снаряда, после чего раскрываются электропанели – главное средство поражения. На протяжении нескольких наносекунд они излучают заряд электроэнергии мощностью в миллиарды ватт, что создает огромную перегрузку во всех электронных схемах, которые находятся в границах действия снаряда. "Обстреливать" такими боеприпасами можно даже жилые районы, поскольку опасности для жизни людей они не представляют. Считается, что ЭМИ-снаряды особенно эффективны при использовании против боевой техники, скрытой в населенных пунктах. Предполагают, что новый снаряд был создан в ответ на аналогичные устройства российских специалистов.

Есть также многочисленные свидетельства, что большой интерес к созданию ЭМИ-оружия проявляют военные специалисты Китая, Израиля, Швеции, Франции, которые используют различные формы научного и коммерческого сотрудничества для овладения мировым опытом в этой области. В частности, китайский специалист из Института электроники КНР был сопредседателем Первого международного симпозиума по проблеме нетеплового медико-биологического действия электромагнитного поля (Electromed'99), состоявшегося в США в апреле 1999 года, а также
входил в состав программного комитета второго аналогичного форума Electromed2001. Аналитики США полагают, что КНР разработает свое первое сверхмощное ЭМИ-оружие до 2015 года.

Франция в 1994 году была страной проведения международной конференции EUROEM_94, посвященной научным проблемам, связанным с разработкой источников мощного микроволнового излучения, изучением его, идентификацией и метрологическим обеспечением. Аналогичная научная конференция EUROEM-98 состоялась в июне 1998 года в Израиле.

После показательных испытаний в 1998 году российского "электромагнитного" боеприпаса на полигоне в Швеции факт заинтересованности шведских военных в создании собственных ЭМИ-вооружений стал очевидным. Подтверждением тому могут служить публикации шведской военной прессы, довольно компетентно описывающие различные аспекты некоторых из соответствующих концептуальных проектов http://www.foa.se.

В перспективе ЭМИ-оружие рассматривается, прежде всего, как силовое, наступательное средство радиоэлектронной и информационной борьбы. Основными стратегическими и оперативными задачами, которые можно будет решать с помощью ЭМИ-оружия, являются:
• стратегическое сдерживание агрессии;
• дезорганизация систем управления войсками и оружием противника;
• снижение эффективности его наступательных воздушных, сухопутных и морских действий;
• обеспечение господства в воздухе путем поражения средств ПВО и РЭБ противоборствующей стороны.

Электронные боеприпасы могут быть использованы для воздействия на районы возможных позиций мобильных и переносных ЗРК, в системах ближней защиты летательного аппарата. Эффект применения ЭМБ выражается, к примеру, в выводе из строя системы обнаружения цели переносного ЗРК, его головки самонаведения, причем эти эффекты могут быть достигнуты, даже если в момент воздействия переносной ЗРК находится в неактивном состоянии. Защита летательного аппарата может осуществляться с помощью ЭМБ, который выстреливается навстречу атакующей ракете и
поражает ее головку самонаведения с помощью бортового генератора направленного излучения. По аналогичному принципу проектируются и перспективные комплексы защиты танков от противотанковых ракет, комплексы борьбы с различными высокоточнымибоеприпасами.

ЭМИ-генераторы типа российского "Ранца-Е" могут стать панацеей и в борьбе с воздушными микроаппаратами (ВМА), которым, по мнению многих аналитиков, уготована в боевых действиях будущего роль атомного оружия в прошлом столетии. Рой микропланов, оснащенных миниатюрными телекамерами, и направленный в боевые порядки противника, обеспечит наблюдение за его действиями в реальном времени. Микропланы могут выступить и в роли носителей микрооружия для высокоточного поражения наиболее важных целей, даже отдельных пехотинцев, а также для транспортирования биологических и химических средств поражения [20]. Небольшой размер и бесшумность микроаппаратов позволят им вести боевые действия незаметно для неприятеля, который может уничтожить отдельные аппараты, но почти не в состоянии уничтожить все ВМА, учитывая их небольшие размеры. Именно ЭМИ-генераторы могут стать единственным заградительным средством на пути применения таких боевых микророботов в будущем.

Представленные материалы дают основание предполагать, что уже в ближайшие десятилетия появление высокоэффективных ЭМИ-вооружений будет в состоянии коренным образом влиять на ход развития технологий изготовления и облик перспективных радиоэлектронных систем не только военного, но и гражданского назначения.


ЛИТЕРАТУРА:
1. ЭЛЕКТРОНИКА: НТБ,1999, №6, с.40–44.
2. Carlo Kopp. The E_Bomb – a Weapon of Electrical Mass Destruction.
3. Справочник по радиолокации /Под ред. М. Сколника. Т. 2._ М.: Сов. радио._ 1976.
4. Девятков Н.Д. и др. Воздействие низкоэнергетического импульсного КВЧ_ и СВЧ-излучения наносекундной длительности с большой пиковой мощностью на биологические структуры (злокачественные образования). – Доклады Академии наук СССР, 1994, т.336, № 6.
5. Хлуновская Е.А., Слепченко Л.Ф. Специфичность влияния сверхвысокочастотного импульсно-модулированного электромагнитного поля на вызванные потенциалы зрительной, слуховой и сенсомоторной коры мозга кошки при стимуляции светом и звуком. – Биофизика, 1995, т. 40, вып.2.
6. Космическое оружие: дилемма безопасности/ Под ред. Велихова Е.П._ М.: Мир, 1986.
7. Воздействие на различные объекты облучения СВЧ большой мощности. – ЭИ "Радиотехника и связь", 1995, № 9.
8. Edward F. Murphy, Gary C. Bender, еtс. Information Operations: Wisdom Warfare For 2025. Alternate Futures for 2025: Security Planning to Avoid Surprise. Chapter 5. Digital Cacophony. April 1996.
9. Демидов В.А., Жариков Е.И., Казаков С.А., Чернышев В.К. Высокоиндуктивные спиральные ВМГ с большим коэффициентом усиления энергии. – ПМТФ, 1981.
10. Ударные и детонационные волны. Методы исследования / В.В. Селиванов, В. С. Соловьев, Н. Н. Сысоев. – М.: Изд_во
МГУ, 1990. – 256 с.
11. Зарубежная радиоэлектроника, 1990, № 5, с. 67.
12. Авдеев В.Б. Достижимые характеристики электромагнитного поражения распределенных на земной поверхности радиоэлектронных целей. – Известия вузов. Сер. Радиоэлектроника, 2001, № 9, с. 4 – 15.
13. http://www.iep.uran.ru/RUSSIAN/PPL/MainRus.htm.
14. ЭЛЕКТРОНИКА: НТБ, 2001, № 4, с. 8 – 15.
15. Исследования по созданию СВЧ_оружия в США (обзор). -СИ, 1991.
16. Kevin Bonsor. How Military Pain Beams Will Work. (http://howstuffworks.lycos.com/pain_beam.htm).
17. Соловьев В. Блеск и нищета оборонки. – Независимое военное обозрение, 1998, № 23.
18. Прищепенко А.Б., Житников В., Третьяков Д. "Атропус" означает "неотвратимая". – Армейский сборник, 1998, № 2.
19. Великобритания разрабатывает новое оружие для борьбы с террором._ News.Battery.Ru – Аккумулятор Новостей,
01.11.2001. (http://news.battery.ru).
20. Слюсар В.И. Микропланы: от шедевров конструирования – к серийным системам. – Конструктор, 2001, № 2, с.23_25.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 09 сен 2013, 02:44

К. Копп.
Электронная бомба - оружие электрического массового поражения.
Часть 1.

1. Введение

Ведение успешной войны против противника, находящегося на индустриальной и постиндустриальной стадии развития экономики, потребует соответствующего набора инструментов. Как было продемонстрировано во время операции "Буря в пустыне", военно-воздушные силы показали себя как наиболее эффективное средство подавления жизненно важной для противника информационной инфраструктуры. Причина этого - возможность одновременных или параллельных боевых действий по большому числу целей на географически значительной территории [SZAFRANSKI95].

В тоже время "Буря в пустыне" продемонстрировала, что применение воздушной мощи, хотя и было наиболее действенным при разгроме командных пунктов и узлов связи противника, из-за необходимости физического уничтожения их при помощи управляемых боеприпасов поглотило существенную долю боевых вылетов на ранней стадии воздушной кампании. Действительно, самолеты, способные доставлять бомбы лазерного наведения, были в основном заняты этим в первые ночи воздушной кампании.

Эффективное проведение военных действий против современного индустриально или постиндустриально развитого противника потребует применения специализированных инструментов, разработанных для уничтожения информационных систем. Электромагнитные бомбы, созданные специально для этого и доставляемые соответствующими средствами, являются очень эффективным инструментом для этой цели.

2. Действие электромагнитного импульса

Действие электромагнитного импульса (ЭМИ) [1] впервые наблюдалось при высотных ядерных испытаниях [GLASSTONE64]. Действие характеризуется генерацией очень короткого (сотни наносекунд), но интенсивного электромагнитного импульса, который распространяется от источника с уменьшающейся интенсивностью, в соответствие с теорией электромагнетизма. Этот импульс энергии производит мощное электромагнитное поле, особенно вблизи места взрыва. Поле может быть достаточно сильным, чтобы вызвать кратковременные перенапряжения в тысячи вольт в электрических проводниках, таких как провода или проводящие дорожки печатных схем.

В этом аспекте действие ЭМИ имеет военное значение, так как может привести к необратимому повреждению широкого спектра электрического и электронного оборудования, особенно компьютеров и радио или радарных приемников. В зависимости от электромагнитной стойкости электроники, степени упругости оборудования к воздействию ЭМИ и интенсивности поля, производимого оружием, оборудование может быть необратимо повреждено или, иными словами, электрически уничтожено. Причиненное повреждение мало чем отличается от того, что можно ожидать от близкого удара молнии и может потребовать полной замены оборудования, или, по крайней мере, существенной его части.

Коммерческое компьютерное оборудование особенно уязвимо к действию ЭМИ, так как оно в основном построено на МОП-приборах высокой плотности, которые очень чувствительны к воздействию высоковольтных переходных процессов. Для МОП-приборов является существенным, что требуется очень немного энергии для того, чтобы повредить или уничтожить их, любое напряжение порядка десятков вольт может вызвать эффект, называемый пробоем затвора, который эффективно уничтожает прибор. Даже если импульс не имеет энергии, достаточной для термического повреждения, источник питания оборудования сам добавит энергии, чтобы завершить процесс уничтожения. Поврежденные приборы могут еще функционировать, но их надежность будет серьезно ухудшена. Экранирование электроники при помощи корпусов оборудования обеспечивает только ограниченную защиту, так как любые кабели, входящие и выходящие из оборудования, будут вести себя подобно антеннам, направляя высокое напряжение в оборудование.

Компьютеры, используемые в системах обработки данных, коммуникационных системах, системах отображения информации, системах промышленного контроля, включая системы сигнализации автомобильных и железных дорог, и компьютеры, встроенные в военное оборудование, такое, как сигнальные процессоры, системы контроля полетов, цифровые системы контроля двигателей - все они потенциально уязвимы к воздействию ЭМИ.

Другие электронные приборы и электрическое оборудование могут также быть уничтожены ЭМИ. Телекоммуникационное оборудование может быть весьма уязвимым вследствие наличия длинных кабелей между приборами. Приемники всех типов особенно чувствительны к ЭМИ, так как высокочувствительные высокочастотные транзисторы и диоды в таком оборудовании легко уничтожаются при воздействии электрических импульсов высокого напряжения. Поэтому радарное и электронное военное оборудование, спутниковое, микроволновое, УКВ, КВ и низкочастотное коммуникационное оборудование и телевизионное оборудование является потенциально уязвимым к воздействию ЭМИ.

Существенно, что современные платформы военного назначения плотно набиты электронным оборудованием, и несмотря на то, что эти платформы хорошо защищены, ЭМИ-устройства могут существенно уменьшить их функциональность или перевести их в разряд непригодных к использованию.

3. Технологическая база обычных (неядерных) электромагнитных бомб

Технологическая база, которая может быть применена к разработке электромагнитных бомб, является как разнообразной, так и вполне зрелой во многих областях. Ключевыми технологиями, существующими в этой области, являются: генераторы со сжатием потока при помощи взрывчатки (explosively pumped Flux Compression Generators, FCG), работающие на взрывчатке или пороховом заряде магнито-гидродинамические генераторы (explosive or propellant driven Magneto-Hydrodynamic (MHD) generators) и целый набор микроволновых устройств высокой мощности (HPM devices), из которых наиболее продвинутым является осциллятор с виртуальным катодом (Virtual Cathode Oscillator, Vircator). Широкий набор экспериментальных образцов был испытан в этих технологических областях и имеется значительное количество публикаций в открытой литературе.



В этой работе дан обзор базовых принципов и атрибутов этих технологий, применительно к бомбам и боеголовкам. Следует подчеркнуть, что обзор не является исчерпывающим.

3.1. Генераторы со сжатием потока при помощи взрывчатки

Генераторы со сжатием потока при помощи взрывчатки (FC-генераторы) являются наиболее зрелой технологией, применительно к разработке бомб. FC-генераторы были впервые продемонстрированы Кларенсом Фоулером в Лос Аламосе (Clarence Fowler at Los Alamos National Laboratories, LANL) в конце 50-х годов. С тех пор был создан и испытан широкий набор конструкций FC-генераторов, как в США, так и в СССР, а позднее - в СНГ.

FC-генератор - это устройство в относительно компактной упаковке, способное произвести электрическую энергию порядка десятков МДж за сотни микросекунд. С пиковой мощностью от единиц до десятков ТВт, FC-генераторы могут быть использованы прямо, или в качестве источника коротких импульсов для микроволновых генераторов. Для сравнения, ток, производимый большими FC-генераторами в 10-1000 раз больше, чем ток, производимым типичным ударом молнии [WHITE78].

Центральная идея конструкции FC-генератора заключается в использовании "быстрой" взрывчатки для того, чтобы быстро сжать магнитное поле, преобразовав энергию взрывчатки в магнитное поле.

Начальное магнитное поле в FC-генераторах до инициирования взрывчатки производится стартовым током. Стартовый ток обеспечивается внешними источниками, такими как высоковольтный конденсатор, малые FC-генераторы или MHD устройства. В принципе, подойдет любое оборудование, способное произвести импульс электрического тока от десятков кА до единиц МА.

Несколько геометрических конфигураций FC-генераторов было описано в литературе (для примера, см. REINOVSKY85, CAIRD85, FOWLER89). Как правило, используются коаксиальные FC-генераторы. Коаксиальное расположение представляет особый интерес в контексте данной статьи, так как цилиндрический форм-фактор облегчает "упаковку" FC-генераторов в бомбы и боеголовки.



В типичном коаксиальном FC-генераторе, цилиндрическая медная труба образует якорь. Эта труба заполнена "быстрой" высокоэнергетической взрывчаткой. Несколько типов взрывчатки было использовано, от композиций В и С типа до обработанных на станках блоков РВХ-9501. Якорь окружен спиралью, как правило медной, который образует статор FC-генератора. Обмотка статора в некоторых конструкциях расщеплена на сегменты, с разветвлением проводов на границах сегментов, для того, чтобы оптимизировать электромагнитную индуктивность спирали якоря.

Интенсивные магнитные силы, производимые во время работы FC-генератора, потенциально могут вызвать преждевременное разрушение генератора, если не предпринять контрмеры. Обычно они заключаются в дополнении конструкции оболочкой из немагнитного материала. Могут быть использованы бетон или стекловолокно в эпоксидной матрице. В принципе, может быть использован любой материал, с соответствующими механическими и электрическими качествами. Там, где существенен вес конструкции, например, в боеголовках крылатых ракет, стекло- или кевларовые эпоксидные композиты наиболее реальные кандидаты.

Как правило, взрывчатка инициируется, когда стартовый ток достигает пикового значения. Инициация обычно выполнятся при помощи генератора, который производит во взрывчатке волну детонации с однородным плоским фронтом. После инициирования, фронт распространяется через взрывчатое вещество в якоре, деформируя его в конус (12-14 градусов дуги). Там, где якорь расширяется до полного заполнения статора, происходит короткое замыкание между концами статорной обмотки. Распространяющееся короткое замыкание имеет эффект сжатия магнитного поля. Результат заключается в том, что такой генератор производит импульс нарастающего тока, пиковое значение которого достигается перед окончательным разрушением прибора. По опубликованным данным, время нарастания составляет от десятков до сотен микросекунд, завися от параметров устройства, при токах в пике в десятки МА и энергиях в пике в десятки МДж.

Достигаемое усиление тока (т.е. отношение выходного тока к стартовому) меняется в зависимости от типа конструкции, но значения, достигающие 60, уже демонстрировались. В военных приложениях, где вес и объем существенны, желательны наиболее малогабаритные источники стартового тока. В этих приложениях могут применяться каскадные FC-генераторы, где малый FC-генератор используется как источник стартового тока для более крупного FC-генератора. Эксперименты, проведенные LANL и AFWL, продемонстрировали жизненность этой технологии [KIRTLAND94, REINOVSKY85].

Основные технические проблемы применения FC-генераторов в военных целях: источник стартового тока и как "упаковать" FC-генератор в соответствующую бомбу или боеголовку. Последняя проблема упрощается коаксиальной геометрией коаксиальной или конической конструкции FC-генераторов. Существенно, что эта геометрия подходит для военных применений, где FC-генераторы могут устанавливаться аксиально с приборами типа микроволновых виркаторов (Vircators).

3.2. МГД генераторы на пороховых зарядах и взрывчатых веществах

Конструкция МГД генераторов на пороховых зарядах и взрывчатых веществах значительно менее зрелая, чем конструкция FC-генераторов. По-видимому, МГД приборы будут играть минимальную роль в ближайшее время. В контексте данной статьи, их потенциальная роль лежит в таких областях, как генерация стартового тока для FC- генераторов.

Фундаментальные принципы, лежащие в конструкции МГД приборов заключаются в том, что проводник, двигающийся через магнитное поле, будет производить электрический ток перпендикулярно направлению поля и движению проводника. В МГД генераторе на взрывчатке или пороховом заряде, проводником является плазма - ионизированный газ от ВВ или порохового заряда - которая двигается поперек магнитного поля. Ток собирается электродами, которые находятся в контакте с плазменной струей [FANTHOME89].

3.3. Источники микроволнового излучения высокой мощности - Vircator

Хотя FC-генераторы являются потенциальной технологической базой для генерации мощных электрических импульсов, их выход, вследствие физики процесса, ограничен полосой частот ниже 1 МГц. При таких частотах многие цели будет трудно атаковать даже с очень высокими уровнями энергии, более того, фокусировка энергии от таких устройств будет проблематичной. Микроволновой источник высокой мощности решает обе проблемы, так как его выходная мощность может быть хорошо сфокусирована, кроме того, микроволновое излучение намного лучше поглощается многими типами целей.

Существует широкий набор микроволновых устройств высокой мощности. Релятивистские клистроны, магнетроны, Slow Wave-устройства, рефлекс-триоды, Spark Gap-устройства и осцилляторы с виртуальным катодом - виркаторы (Vircators) - это все примеры имеющейся технологической базы [GRANATSTEIN87, HOEBERLING92]. С точки зрения перспективы разработки бомб или боеголовок на настоящее время преимущество имеют осцилляторы с виртуальным катодом , а в ближайшей перспективе - Spark Gap-источники. Виркаторы представляют интерес вследствие того, что это одноразовые приборы, способные произвести очень мощный одиночный импульс энергии, конструктивно простые, небольшие по размерам, прочные и способные работать в относительно широкой полосе частот микроволнового диапазона.

Физика работы виркаторов существенно более сложная, чем физика работы ранее рассмотренных устройств. Фундаментальная идея, лежащая в основе виркатора, заключается в ускорении мощного потока электронов сетчатым анодом. Значительное число электронов пройдет анод, формируя облако пространственного заряда за анодом. При определенных условиях, эта область пространственного заряда будет осциллировать с частотами микроволнового диапазона. Если область пространственного заряда помещена в резонансную полость, которая соответствующем образом настроена, может быть достигнута очень большая пиковая мощность. Чтобы вывести энергию из резонансной полости могут быть использованы обычные микроволновые технологии. Поскольку частота осцилляции зависит от параметров электронного пучка, виркаторы могут быть настроены по частоте, где микроволновая полость поддерживает соответствующие моды. Уровни мощности, достигнутые в экспериментах с виркаторами, находятся в диапазоне от 170 кВт до 40 ГВт по мощности и в диапазоне длин волн от дециметрового до сантиметрового [THODE87].

Как правило, описываются две конфигурации виркаторов: аксиальный виркатор (Axial Vircator, AV, рис. 3) и поперечный виркатор (Transverse Vircator, TV). Аксиальный виркатор наиболее прост по конструкции и, как правило, в экспериментах дает наибольшую выходную мощность. Обычно он встраивается в цилиндрическую волноводную структуру. Мощность, как правило, выводится посредством перехода волновода в коническую рупорную структуру, которая служит антенной. Аксиальные виркаторы обычно генерируют в поперечной магнитной моде. Поперечный виркатор инжектирует катодный ток от стороны полости и обычно генерирует в поперечной электрической моде.



Технические вопросы, возникающие при конструировании виркаторов, связаны с длительностью выходного импульса, который обычно порядка микросекунды и лимитируется размером ячеек анодной сетки, стабильностью частоты генерации, эффективностью преобразования и общей выходной мощностью. Эффективный отбор мощности из виркаторной полости в режимах, которые подходят для выбранного типа антенны, может также быть проблемой при высоких уровнях энергии и потенциально могут вызвать пробой изоляторов.

4. Поражающее действие электромагнитных боеголовок

Проблема поражающего действия электромагнитного оружия является комплексной. В отличие от технологической базы для конструирования оружия, которая широко представлена в литературе, вопросы, связанные с поражающим действием, рассматриваются в литературе с гораздо меньшей частотой.

В то время, как расчет напряженности электромагнитного поля при заданном радиусе для конкретной конструкции является прямой задачей, определение вероятности поражения для данного класса целей при заданных условиях таковой не является.

Во-первых, типы целей весьма разнообразны по своей электромагнитной прочности или способности противостоять повреждению. Оборудование, которое было специально заэкранировано и "усилено" с целью противостоять электромагнитной атаке, будет противостоять электромагнитным полям с интенсивностью на порядок большей, чем стандартное оборудование коммерческого класса. Более того, стойкость к электромагнитным атакам даже однотипного оборудования, но разных производителей, может быть разной из-за особенностей электрической конструкции, кабельных схем и экранирования.

Вторая основная группа проблем в определении поражающего действия заключается в эффективности поглощения энергии, которая является мерой того, какая доля энергии переходит из поля, произведенного электромагнитным оружием, в цель. Только энергия, поглощенная целью, может вызвать поражение.

4.1. Режимы поглощения энергии

При оценке, сколько энергии поглощается целью, в литературе рассматривается два принципиальных режима:
энергия проникает в цель через "парадную дверь": через антенну, наличие которой характерно для радарного и связного оборудования. Антенная подсистема разрабатывается для передачи энергии в оборудование и из него и, таким образом, является эффективным путем для потока энергии от электромагнитного оружия ко входу прибора;
энергия проникает через "заднюю дверь": электромагнитное поле от электромагнитного оружия генерирует большие переходные токи (выбросы, если генерируются низкочастотным оружием или электрические стоячие волны, если генерируются микроволновым оружием) на электрических проводниках или кабелях внутренних соединений или обеспечивающих соединения с основным источником питания или телефонной сетью [TAYLOR92, WHITE78]. Оборудование, подсоединенное к облученным кабелям или проводам будет подвержено действию или высоковольтных выбросов или стоячих волн, которые могут повредить источники питания и коммуникационные интерфейсы, если их электрическая стойкость не усилена. Более того, если переходной процесс проникнет в оборудование, повреждение может быть сделано и внутри прибора.

Низкочастотное оружие будет хорошо воздействовать на типичную проводную инфраструктуру, такую как большинство телефонных линий, сетевые кабели и силовые линии вдоль улиц, стояков зданий и коридоров. В большинстве случаев любая конкретная кабельная проводка будет включать многократные линейные сегменты, объединяемые при примерно прямых углах. Какой бы ни была относительная ориентация оружейного поля, более чем один линейный сегмент кабельной проводки окажется ориентированным таким образом, что будет достигаться хорошая эффективность поглощения энергии.

Следует сказать с этой точки зрения о пределах безопасности некоторых типичных типов полупроводниковых приборов. По гарантиям производителей, диапазон напряжений пробоя для кремниевых высокочастотных приборов, широко используемых в связном оборудовании, как правило лежит в диапазоне 15-65 В. Арсенид-галиевые полевые транзисторы обычно имеют напряжения пробоя 10 В. Существенная часть любого компьютера, микросхемы динамической памяти с произвольным доступом, DRAM, имеют напряжение пробоя до 7 В относительно земли. Напряжение пробоя CMOS логики находится в диапазоне от 7 до 15 В и микропроцессоры с их номинальным напряжение 3,3 - 5 В находятся вблизи этого диапазона. Хотя многие современные приборы оборудованы дополнительными цепями защиты для стока электростатических зарядов, постоянное или повторяющееся приложение высокого напряжения будет вызывать их повреждение [MOTO3, MICRON92, NATSEMI86].

Коммуникационные интерфейсы и источники питания должны, как правило, удовлетворять требованиям электробезопасности, накладываемыми соответствующими регулирующими документами. Такие интерфейсы обычно защищаются посредством изолирующих трансформаторов с номинальным напряжением от сотен вольт до 2-3 кВ.

Очевидно, что если при защите, обеспечиваемой трансформатором, выходят из строя кабельный разрядник или экранировка, напряжения, даже такие низкие, как 50 В могут вызвать существенные повреждения компьютерного или связного оборудования. Автор своими глазами видел изделия (компьютеры и бытовая электроника), которые подверглись низкочастотным высоковольтным выбросам (вблизи разрядов молнии, мощных электрических переходных процессов). Во всех случаях повреждение было интенсивным, и часто требовало замены большинства полупроводников в оборудовании [2].

Микроволновое оружие высокой мощности, работающее в сантиметровом и миллиметровом диапазонах, имеет дополнительный - к проникновению через "заднюю дверь" - механизм проникновения энергии в оборудование. Это возможность прямо проникать в оборудование через вентиляционные отверстия, щели между панелями и плохо экранированными интерфейсами. При этих условиях, любое отверстие, ведущее внутрь оборудования, ведет себя как щель в микроволновой полости, позволяя микроволновой радиации прямо возбуждать или проникать в полость. Микроволновая радиация будет формировать пространственную стоячую волну внутри оборудования. Компоненты, расположенные в противоположных узлах стоячей волны будут подвергаться действию сильного электромагнитного поля.

Поскольку радиация микроволнового диапазона легче проникает в оборудование, чем радиация низкочастотного диапазона, и во многих случаях обходит защиту, разработанную для того, чтобы остановить проникновение низкочастотной энергии, микроволновое оружие потенциально имеет большее поражающее действие, чем низкочастотное оружие.



Исследования, которые были проведены в этой области, иллюстрируют трудность в разработке работающих моделей для предсказания уязвимости оборудования. Тем не менее эти исследования обеспечивают устойчивую основу для стратегий экранирования и усиления электромагнитной стойкости оборудования.

Разнообразие типов вероятных целей и неизвестные геометрическое расположение и электрические характеристики проводной и кабельной инфраструктуры, окружающей цель, делает точное предсказание поражающего действия невозможным.

Обычный подход, когда имеют дело с проникновением энергии через провода и кабели, заключается в том, чтобы определить "вольтаж" уровня поражения и затем использовать его для нахождения напряженности поля, требуемой для образования этого напряжения. Когда напряженность поля известна, радиус поражения для данного типа оружия может быть рассчитан.

Тривиальный пример: микроволновый генератор высокой мощности (10 ГВт, 5 ГГц) облучает площадку диаметром 400-500 м. Это даст напряженность поля в несколько киловольт на метр, что, в свою очередь, вызовет напряжения от сотен вольт до киловольт на облученных проводах и кабелях [KRAUS88, TAYLOR92]. Это означает, что радиус поражения будет порядка сотен метров, в зависимости от параметров оружия и электрической прочности мишени.



4.2. Максимизация поражающего действия электромагнитной бомбы

Чтобы максимизировать поражающее действие электромагнитной бомбы, необходимо максимизировать мощность, которая поглощается мишенью.

Первый шаг в максимизации поражающего действия бомбы, заключается в максимизации пиковой мощности и длительности излучения. При заданном размере бомбы, это достигается путем использования наиболее мощного генератора (генератора со сжатием потока или виркатора в случае микроволновых генераторов) и путем максимизации эффективности преобразования внутренней энергии порохового заряда или взрывчатки в электромагнитную энергию. Энергия, которая не эмитируется, потеряна с точки зрения поражающего действия.

Второй шаг заключается в максимизации эффективности поглощения энергии мишенью. Хорошая стратегия, когда имеешь дело со сложным и разнообразным набором мишеней, заключается в том, чтобы максимально использовать частотный диапазон электромагнитного оружия.

Низкочастотная бомба, созданная на базе FC-генератора, требует большой антенны, чтобы обеспечить эффективную доставку энергии от оружия к цели; компактная антенна не будет оптимальным решением. Одна из возможных схем заключается в развертывании пяти линейных антенных элементов при достижении бомбой заданной высоты. Это достигается путем выбрасывания кабельной катушки с несколькими сотнями метров кабеля. Четыре радиальных антенных элемента формируют виртуальную землю около бомбы, в то время как аксиальный элемент используется для того, чтобы передать энергию от FCG. Длины элементов необходимо с особой тщательностью согласовать с частотными характеристиками оружия. Импульсный трансформатор высокой мощности применяется, чтобы согласовать низкий импеданс FC-генератора с очень высоким импедансом антенны и гарантировать, что импульс тока не испарит кабель раньше времени.

Возможны другие подходы. Один из них заключается в том, чтобы направить бомбу как можно ближе (порядка нескольких метров) к цели, и положиться на ближнее поле, производимое обмоткой FC-генератора, которая действует как петлевая антенна с диаметром, много меньшем длины волны. Область, которая заслуживает дальнейших исследований в этом контексте - это использование низкочастотных бомб для повреждения или уничтожения библиотек на магнитных лентах, так как ближние поля в непосредственной близости от генератора потока того же порядка величины, что и коэрцитивная сила большинства современных магнитных материалов.



Микроволновые бомбы имеют широкий диапазон режимов "внедрения" энергии. Излучение их имеет длину волны, малую по сравнению с размерами бомб, и может быть легко сфокусировано на мишени при помощи компактного антенного ансамбля. Предполагая, что антенна обеспечивает требуемый размер оружейного "следа", имеется по крайней мере два механизма, которые могут быть применены к дальнейшей максимизации поражающего действия.



Первый заключается в качании частоты. Это может улучшить "внедрение" энергии по сравнению с "моночастотным" оружием, так как дает возможность радиации внедриться в апертуры и резонансы в широком интервале частот.

Второй механизм, который может быть применен для улучшения "внедрения" - поляризация оружейного излучения. Если мы предположим, что ориентация возможных апертур и резонансов проникновения в наборах мишеней случайна относительно ориентации оружейной антенны, линейно поляризованная эмиссия использует только половину имеющихся возможностей. Круговая поляризация использует все возможности "внедрения" энергии.

Практическое ограничение заключается в том, что имеется определенная трудность в разработке и изготовлении мощной антенны с круговой поляризацией, которая, к тому же, должна быть компактной и широкополосной. Поэтому требуется провести определенные исследования по коническим спиральным типам антенн, способным работать с высокими уровнями; необходимо также создать соответствующий интерфейс для виркатора с несколькими выходными портами. Возможное исполнение изображено на рис. 5.

Другой аспект поражающего действия электромагнитной бомбы - высота детонации; варьируя высоту детонации можно достигнуть компромисса между размером области поражения и интенсивностью электромагнитного поля в этой области. Т.е можно принести в жертву площадь поражения, чтобы пробить электромагнитную стойкость при заданном размере бомбы (рис. 7, 8). Это мало чем отличается от использования воздушных взрывных устройств.





Суммируя вышесказанное, можно сказать, поражающее действие максимизируется путем максимизации выходной мощности и эффективности переноса энергии от оружия к мишени. Микроволновое оружие дает возможность сфокусировать почти всю выходную энергию в область летального поражения, и дает возможность применить широкий спектр мод внедрения энергии. Поэтому микроволновые бомбы предпочтительнее.

..............

7. Оборона против электромагнитных бомб

Наиболее эффективная оборона против электромагнитных бомб заключается в том, чтобы, как и в случае с ядерным оружием, воспрепятствовать их доставке путем уничтожения платформ для запуска или средств доставки. Это, однако, не всегда возможно и поэтому системы, которые могут подвергнуться действию электромагнитного оружия, должны быть электромагнитно упрочнены.

Наиболее эффективный метод заключается в том, чтобы поместить оборудование целиком в электропроводящую клетку, называемую ячейкой Фарадея, которая препятствует проникновению электромагнитного поля от источника к защищаемому оборудованию. Однако, большая часть такого оборудования должно иметь коммуникации с внешним миром (например, с источниками питания), что влечет появление "точек входа", через которые электрические переходные процессы могут проникать в клетку и вызывать повреждение. И хотя для передачи данных могут быть применены оптико-волоконные линии, кабели питания все равно остаются уязвимым местом.

В месте входа электропроводящего канала должны быть установлены сетевые фильтры (electromagnetic arresting devices). Существует целый набор таких устройств, однако следует быть внимательным при их выборе, чтобы быть уверенным, что они смогут работать с перенапряжениями, создаваемыми электромагнитным оружием. Сообщения из США [9] свидетельствуют, что меры упрочнения аппаратуры, применяющиеся при противодействии ядерным E-бомбам, не очень хорошо работают в случае применения неядерного микроволнового E-оружия.

Существенно, что усиление систем должно быть проведено на системном уровне, так как электромагнитное повреждение любого единичного элемента сложной системы могло бы подавить функциональность всей системы. Усиление вновь создаваемой аппаратуры и систем существенно увеличит их стоимость. Усилить старую аппаратуру и системы может оказаться вообще невозможным, так что может потребоваться полная их замена. Проще говоря, усилить оборудование на стадии его разработки значительно легче, чем пытаться усилить уже существующую аппаратуру.

Интересный аспект электрического повреждения заключается в возможности "ранения" полупроводниковых приборов, оборудование при этом испытывает "мерцающие" неисправности, а не полный выход из строя. Такие неисправности связывают значительное количество ресурсов, предназначенных для технического обслуживания и, кроме того, ограничивают уверенность операторов в надежности аппаратуры. Мерцающие неисправности невозможно отремонтировать за разумные деньги, что вызывает необходимость постоянного выведения оборудования из эксплуатации со значительными потерями эксплуатационного времени на диагностику повреждений. Этот фактор также должен приниматься во внимание, когда оценивается упрочнение аппаратуры против электромагнитной атаки, так как частичное или неполное упрочнение в этой связи может вызвать дополнительные трудности. Действительно, при неполном экранировании может возникнуть резонанс при возбуждении излучением, что только добавит повреждения оборудованию, содержащемуся в "клетке" .

Аппаратура, помещенная в клетку Фарадея, помимо того, что она этим самым упрочнена против электромагнитной атаки, не будет и излучать значительные мощности. Если используется радиочастотное связное оборудование, должны использоваться методики уменьшения вероятности перехвата, для того, чтобы предотвратить использование уходящего излучения для целей наведения [DIXON84].

Коммуникационные сети должны применять топологию с достаточной избыточностью и механизмами ликвидации сбоев, для того, чтобы была возможна работа при выходе из строя большого количества узлов и линий связи. Это не позволит пользователю электромагнитных бомб вывести из строя большую часть сети или даже сеть в целом путем уничтожения ключевых узлов или линий связи одной атакой или небольшим количеством атак.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 09 сен 2013, 02:59

Электромагнитный генератор А.А.Сахарова

"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 09 сен 2013, 03:04

Александр Прищепенко

Электромагнитное оружие: аннибал у ворот

Электромагнитное оружие за счет воздействия мощного потока радиочастотного электромагнитного излучения (РЧЭМИ) вызывает выход из строя электронных средств противника, работающих не только в радиочастотном, но также и в других диапазонах (оптическом, ИК). Такого поражения противник не сможет избежать, предприняв маневр частотами, к тому же оно имеет большую боевую ценность, чем просто подавление, поскольку пораженные электронные средства временно или стойко небоеспособны и после прекращения облучения. Обретение РЧЭМИ свойств поражающего фактора произошло как в результате создания мощных его источников, так и того, что в электронике на смену лампам, которые невозможно «сжечь», пришла полупроводниковая элементная база с высокой степенью интеграции. Платой за колоссально возросшие при этом функциональные возможности электронной техники стала повышенная уязвимость важнейших активных элементов субмикронных размеров к токовым перегрузкам при облучении. В результате при действии по целям, в состав которых входят современные электронные средства, РЧЭМИ значительно превосходит по энергетической эффективности традиционные ударную волну и осколки. Например, стойкий функциональный отказ крылатой ракеты происходит при воздействии одного из поражающих факторов со следующими значениями плотности энергии (Дж/м2):

• осколки весом не менее 1 г каждый -100000;

• воздушная ударная волна – 50000

• поток РЧЭМИ микросекундной длительности – 1-10.

Однако формирование РЧЭМИ происходит за счет преобразования других видов энергии, так как достаточно энергоемких устройств для хранения электромагнитной энергии пока не создано. Преобразование сопровождается значительными потерями, поэтому итоговые эффективности ЭМО и традиционного оружия отличаются не так разительно, как характеристики отдельно взятых поражающих факторов.

С самого начала создание электромагнитного оружия шло по двум направлениям – разработки забрасываемых средств (боеприпасов) и разработки источников на основе традиционных излучателей, формирующих узкие пучки РЧЭМИ. При этом каждое из направлений было реализовано на кардинально отличающейся от другого научно-технической основе. Так, электромагнитные боеприпасы (ЭМБП) были созданы на основе источников, в которых осуществляется прямой процесс преобразования энергии взрывчатого вещества (ВВ) в энергию РЧЭМИ. Такие источники, помимо одноразового характера их применения, отличаются очень широким (несколько декад) частотным спектром, равномерным (изотропным) распределением энергии формируемого РЧЭМИ в пространстве и малыми габаритами. Диаграмма приема столь широкополосного излучения электронными устройствами также близка к изотропной, что благоприятно ввиду вероятностного характера взаиморасположения цели и точки разрыва ЭМБП при стрельбе. На рис.8 показан внешний вид экспериментальной электромагнитной 120-мм минометной мины германской фирмы «Рейнметалл» (International Defense Review, 2003, № 1), а на рис.4 и 5 – реактивных гранат калибра 40-105 мм. Крупногабаритные (до нескольких кубометров) излучатели на основе вакуумных приборов формируют направленное РЧЭМИ и потому нуждаются в наведении. Такие приборы допускают многократные срабатывания, а частота генерируемого ими РЧЭМИ фиксирована.

Различие в концепциях применения ЭМО предполагает и разные объекты конкуренции среди уже проверенного в боях оружия. ЭМБП должны превосходить по эффективности действия у цели боеприпасы общего назначения, а направленные излучатели – поражать противника на дальностях, превышающих дальность эффективного огня их аналогов с также направленным характером поражения – ствольной и реактивной артиллерии.

Физическим явлением, ограничивающим боевые возможности как направленных, так и изотропных источников РЧЭМИ, является разряд в воздухе под действием слишком мощного излучения. Если внутри источника еще можно избежать пробоя, применяя эффективные изоляторы, то на его поверхности плотность энергии излучения не должна превышать пробивного значения для окружающего воздуха, иначе энергия РЧЭМИ будет израсходована на бесполезный нагрев образовавшейся плазмы. Плотности мощности и энергии излучения ослабляются пропорционально квадрату расстояния (рис.3), поэтому если известно, при какой минимальной плотности энергии РЧЭМИ поражается цель, то и максимальную дальность поражения цели (R) можно определить: она всегда жестко связана с характерным размером источника (r) – пропорционально квадратному корню отношения плотностей мощности/энергии РЧЭМИ: пробивной (Dd) и минимально необходимой для требуемого воздействия на цель (Deff):

R<r(Dd/Deff)1/2

Оценка справедлива как для направленных источников РЧЭМИ (в этом случае в качестве параметра «r» выступает длина), так и для изотропных (для них «r» – радиус). Это – верхний предел возможностей ЭМО, полученный в предположении, что источник максимально форсирован и плотность мощности на его поверхности близка к пробивной.

Численные расчеты для идеальных атмосферных условий (чистый сухой воздух, уровень моря) и цели средней стойкости показывают, что предельная дальность поражения не превышает в этом случае тысячу размеров источника (R<1000r).

Такая оценка благоприятна для ситуаций, требующих изотропного распределения РЧЭМИ. Так, для ЭМБП калибра 120 мм радиус поражения, равновероятного по направлениям, оценивается в 60 м, что на порядок превышает радиус, в пределах которого разрывом 130-мм осколочно-фугасного снаряда поражается крылатая ракета.

Сторонники же направленных источников оценок упорно избегают, что объяснимо: источник длиной в 1 м может поразить ту же крылатую ракету на дальности не более 1 км, что вдвое меньше дальности эффективного огня корабельного автомата АК-630 с длиной блока стволов также около 1 м. Верность принципу «Если невозможно, но очень хочется, то можно» порой выглядит весьма экстравагантно: например, в ВПК, 2004 г., № 40 декларируется способность устройства массой 5 т и излучаемой мощностью 500 МВт поражать ВТО на дистанции 10 км. При этом буквально через строку таблицы – данные о том, что устройство с массой в 1,5 т и на четыре порядка меньшей излучаемой мощностью (10 кВт) будет поражать РЛС на дистанции 500 км. Для обоснования такого рода «данных» используют уровни поражения (Deff), полученные для случая точного совпадения частоты воздействующего РЧЭМИ с рабочей частотой целей одного типа (Зарубежная радиоэлектроника, 1990, № 5). Такие уровни значительно ниже, это правда. Но правда такого сорта, что «хуже всякой лжи». Не секрет: для формирования остронаправленной диаграммы приема, например, РЛС принимаются все меры. РЧЭМИ, генерируемое ЭМО на рабочей частоте РЛС, будет приниматься в пределах точно такой же диаграммы и для реализации минимальных уровней поражения надо добиться точнейшего совмещения пучка РЧЭМИ и крайне узкого «главного лепестка». Если это условие не выполнено, дальность поражения ниже даже не в разы, а на порядки. В несколько раз большая, чем 10 кВт, мощность излучения типична для РЛС кораблей и самолетов. Служивших в авиации или на флоте попрошу припомнить, близки ли к 500 км расстояния, взаимно безопасные для РЛС, работающих по соседству на идущих в строю кораблях или на аэродроме.

Новое оружие всегда окружают мифы. Ну, например: «…на вооружении армии США находятся электромагнитные бомбы, разрушительное действие которых сравнимо с поражающим фактором электромагнитного импульса, возникающего при ядерном взрыве. Этот импульс способен вывести из строя всю электронную технику в радиусе десятков километров. Данное оружие предназначено для поражения радиоэлектронных средств, в частности, РЛС. Однако из-за маневренных действий ПВО СРЮ (Социалистическая Республика Югославия) применение данного оружия не зафиксировано» (НВО, № 6, 1999 г.). Полезной информации в приведенной цитате не усматривается, остается только радоваться за сербскую ПВО: с такими возможностями маневра не страшен и ядерный удар боеприпасом мегатонного класса мощности.

Применение направленного источника в боеприпасе вообще противоречиво: во-первых, направленный источник надо наводить, а преимущество РЧЭМИ перед другими поражающими факторами в том и заключается, что его большая энергетическая эффективность позволяет достичь экономии именно за счет отказа от систем наведения; во-вторых, поскольку в таком боеприпасе используется ВВ (рис.2), его срабатывание однократно и не реализуется возможность длительной работы электровакуумного излучателя. Тем не менее, управляемая электромагнитная бомба весом около 2 т была применена в апреле 2003 г., в результате чего вещание ТВ Ирака было прекращено более чем на час (НВО, 04 апреля, 2003 г.). Малиновый звон о радиусах поражения в десятки километров не звучал: бомба была управляемой, а это значит, что круговое вероятное отклонение директрисы облучения от точки прицеливания было меньше десятка метров. Вопрос, на какое время прекратилось бы вещание после попадания двухтонной управляемой бомбы, но – фугасной, могут счесть издевательским, удалив за него из аудитории, поэтому лучше молча подумать о соответствии такого выбора цели особенностям оружия.

Пока не известны попытки полевых испытаний мастодонтов длиной добрых 10 метров (рис.1) и это тоже понятно: даже если и будут продемонстрированы дальности поражения в 5-6 км (до настоящего времени такого не случилось), слишком очевидным станет и другое – невозможность вести «стрельбу» с закрытых позиций (пучок РЧЭМИ не заставишь искривиться), «броня» редкого кустарника защитит цель надежнее стальной (РЧЭМИ эффективно поглощается листвой), да и боковые лепестки излучения будут «жечь» систему наведения после каждого выстрела. Ну и, конечно, сразу приходит на ум: с такой-то маневренностью, заметностью и способностью работать только на прямой наводке – долго ли жить на поле боя подобному монстру? Вряд ли пригодится ему «длинный магазин» – автономность от боепитания. Из критерия следует, что рационально формировать пучок РЧЭМИ в условиях возможно большего потенциала пробоя воздуха (Dd), a для условий вблизи цели этот потенциал может быть и ниже, т.е., протяженный пучок РЧЭМИ целесообразно либо направлять «снизу вверх» (в ПВО), либо применять в условиях малого перепада высот. А вот самолеты, способные поднять ЭМО в десятки тонн весом, летают на высотах несколько километров; там потенциал пробоя разреженного воздуха низок, значит, будет низка даже начальная плотность энергии РЧЭМИ, а уж до земли дойдет пучок с плотностью энергии вполне безопасной для цели.

Еще пример. В 1998 г. многие были огорчены, узнав (Svenska Dagbladet, 1998, January 21), что Швеции удалось закупить в России генератор «…размером с чемоданчик, способный вывести из строя электронику самолета на расстоянии в 10 м» (излучает он, вероятно, киловатты).

Пусть потенциальному диверсанту удастся приблизиться к самолету противника на такую дистанцию и привести в действие свой «адский» чемоданчик. Конечно, это огорчит администрацию аэродрома: ведь придется вызвать техников и заменить пару блоков на самолете. Взыграют амбиции и начальника охраны – станет вообще трудно подойти к самолетам. А это уже вызовет досаду у другой стороны – нет бы сразу положить в дипломат две мины МОН-50, формирующих направленное осколочное поле, и уж не техников вызвали бы к тому самолету, а бульдозер.

А вот поучительный пример. Первое упоминание о боевом применении крылатых ракет с электромагнитными БЧ на основе электровакуумных приборов относится к операции «Буря в пустыне» (Defense News, 1992, v.7, №15, р.1): унылое утверждение о том, что такие КР использовались при прорыве иракской ПВО, но «…эффект их применения не удалось выявить в связи с одновременным использованием против РЛС других средств». Если признается столь «грамотное» планирование испытаний, тяжело отделаться от мысли, что результат далек от положительного. Но электровакуумный излучатель в этом случае использовался рационально: энергия для его питания отбиралась от двигателя ракеты (Зарубежное военное обозрение, 1993 г. № 8, c.61). И хотя поддержание маршевого режима полета при этом невозможно, в этом и нет нужды – ведь излучатель работал только вблизи от цели, но долго (секунды). Что до эффекта воздействия, то, если что и было выведено из строя, так это – приемные тракты, а вот излучатели РЛС – вряд ли. Руководитель операции точно знал, что РЛС противника работают на излучение, а в том, вышло ли у них что-либо из строя, уверен не был и принял верное решение: не рисковать ударными самолетами, а сперва добить НАКМами позицию ПВО. Его сложно осудить за это: вспомним, что и после боя у Флескьера шли годы, бесспорно умные теоретики, такие как Фуллер, создавали для танков внешне логичную тактику, подобную морской, с «базами» и «эскадрами», но лишь через два с лишним десятилетия, когда машины повел в бой настоящий знаток – моложавый, с щеточкой усов генерал Хайнц Гудериан – любая оборона трещала под их гусеницами, как скорлупа.

Электромагнитное оружие поражает исключительно электронные средства и потому может быть высокоэффективным преимущественно в ситуациях, где роль электроники витальна: в наиболее быстротечных, маневренных видах боя.

В таких боях для ЭМО открывается ряд новых возможностей, связанных с временным выходом режимов важнейших электронных цепей цели за номинальные значения. На рис.6 приведен пример эффекта воздействия подрыва 30-мм электромагнитного снаряда на РЛС комплекса активной защиты (НВО, 1998 г., № 26). Длительность функционального поражения РЛС в 70 тыс. раз превысила время генерации изотропно распределенного РЧЭМИ (1,6 микросекунды). Сопровождение по дальности и перехват в целом были сорваны, хотя затем работоспособность РЛС восстановилась.

Скорость обработки информации диктуется боевой задачей: ясно, что система наведения ракеты, предназначенной для боя маневрирующих с высокими перегрузками самолетов, должна обрабатывать информацию несравнимо быстрее, чем аналогичная система противокорабельной ракеты. Соответственно, длительность цикла обработки информации целью может служить масштабом эффектов воздействия РЧЭМИ, которые целесообразно разделить на 3 класса:

1. Короткое последействие (КП) – перегрузка электронных цепей в течение времени, равного длительности одного или немногих циклов обработки информации. Эффект КП незначительно влияет на вероятность выполнения целью боевой задачи ввиду того, что выработка команд производится по накоплении информации за довольно большое число циклов.

2. Временное ослепление (ВО) – перегрузка в течении времени, значительно превышающего длительность цикла обработки информации. Этот эффект существенно снижает вероятность выполнения целью боевой задачи, как это было проиллюстрировано на примере с РЛС.

3. Стойкое функциональное поражение.

Разумеется, временное ослепление оптимально – цель выводится из строя только на время, необходимое для срыва ее боевой задачи, и не более того. Однако требуемые длительности эффекта ВО могут различаться очень существенно. После подрыва 120-мм электромагнитного боеприпаса (ЭМБП), мины, расположенные по всем азимутам в пределах 40-50 м от точки подрыва, на 20-30 минут лишались способности реагировать на проезжающие мимо танки и автомашины, а также на попытки «привести их в чувство» движениями сильного магнита вблизи взрывателя. Этого времени достаточно, чтобы прошел не один танковый батальон. Однако затем мины оживали и становились чрезвычайно опасными, срабатывая от малейшего прикосновения даже без магнита, а иногда и вообще без видимой причины. Даже на спор участникам опытов безнаказанно не удавалось, повернув небольшой ключ на корпусе мины, обесточить ее: разъяренное устройство реагировало на такие попытки хлопком контрольного микродетонатора (конечно, азарт не заходил столь далеко, чтобы держать пари на боевом изделии). Через час-другой после облучения процессы релаксации в электронике мины заканчивались, и ее чувствительность вновь понижалась до штатных значений (Солдат удачи, 1996, №3). Совершенно иные – на четыре порядка меньшие (в сотни миллисекунд) длительности ВО необходимы для срыва атаки ракеты класса «воздух-воздух». Ясно, что плотности энергии РЧЭМИ, для такой задачи требуются тоже меньшие. Еще более ценно, что, в отличие от ИК-ловушек, РЧЭМИ эффективно воздействует на ракеты с любым принципом наведения. Можно привести и другие примеры боевых ситуаций, в которых предпочтительно применение ЭМБП, излучающих РЧЭМИ изотропно (НВО, 1988, № 26):

• преодоление активной защиты танка (требуемая длительность эффекта ВО в системе, защиты – сотни миллисекунд);

• оборона корабля от низколетящей ракеты (эффект ВО может быть реализован как сумма коротких последействий при автоматической стрельбе малокалиберными ЭМБП в упрежденную точку моря перед ракетой с последующим короткозамедленным подрывом рикошетирующих снарядов);

• прикрытие боевых блоков МБР на конечном участке траектории (требуемая длительность ВО в неконтактном взрывателе противоракеты – десятки миллисекунд);

• защита от высокоточных кассетных суббоеприпасов на ближних подступах к обороняемому объекту в фазе поиска ими цели (требуемая длительность ВО не превышает остатка подлетного времени суббоеприпаса после подрыва ЭМБП).

Боевая ситуация может потребовать и стойкого выведения целей из строя. С применением ЭМБП это также возможно, но потребует воздействия РЧЭМИ повышенной плотности энергии, а значит, при прочих равных условиях – расхода большего числа ЭМБП или повышения их мощности. Эффективно применение ЭМБП против рассредоточенных целей, таких, как боевой порядок суббоеприпасов а также залповое применение самих ЭМБП в составе завесы – воздействие не одного импульса РЧЭМИ, а нескольких вызывает сверхсуммарные эффекты в цели. Подрыв всей завесы может быть организован от излучения первого из подорванных боеприпасов или пассивными методами: радиокомандным, по сигналу от датчика облучения. Последний метод позволяет облучить РЛС с направления, близкого к главному лепестку ее диаграммы (Морской сборник, 1993, № 2). Точное совмещение вряд ли возможно, поскольку процесс генерации в ЭМБП инерционен (времена реакции взрывателя и детонации заряда – десятки микросекунд), но и диаграмма приема для широкополосного РЧЭМИ не является остронаправленной.

Хотя около четверти объема ЭМБП занимает ВВ, и в чрезвычайной ситуации их можно использовать как боеприпасы общего назначения (Военная мысль, 1995, № 2), они не вытеснят из арсеналов огневые средства поражения: воздействие ЭМБП менее разрушительно, и временно или стойко небоеспособную цель целесообразно добивать огневыми средствами. Тем не менее, применение в составе сил первого удара ЭМО наряду с огневыми средствами ускорит прорыв обороны, сократив как наряды сил, необходимых для реализации боевых задач, так и времени их выполнения.

Огонь войны не угасает на нашей планете, то тлея угольками междоусобиц, то ярко вспыхивая кострами сражений. Война меняет личину зачастую неожиданно для людей, готовившихся встретить вовсе не ту, которая подошла к их порогу. Современные войны все более приобретают черты сетецентрических, для которых характерно рассредоточение боевого потенциала. Концепция ЭМБП вполне соответствует такому сценарию: ими могут быть оснащены многие носители и зафиксировать это средствами технической разведки, вскрыв тем самым замысел операции, невозможно. Адаптация к сетецентрической войне рациональна и для направленного ЭМО: сеть сравнительно маломощных управляемых излучателей небольших габаритов, заменившая неповоротливые чудовища, позволяет сосредотачивать на цели РЧЭМИ со значительной плотностью энергии, не превышая при этом ограничение, связанное с пробоем воздуха (Известия, 1993 г., 2 апреля).

В последнее время наряду с военной, проявилась и террористическая угроза. «Электромагнитная» разновидность терроризма, к счастью, пока не реализована, но очевидно, что выведение из строя банковских сетей, системы управления воздушным движением или систем связи вполне способно угрожать стабильности государства. То, что облучение РЧЭМИ само по себе не приведет к человеческим жертвам, может и усугубить ситуацию: усилия пропаганды террористов, которые в данном случае постараются скрыть факт атаки, будут направлены на демонстрацию связи между наступившими тяжелыми последствиями и мнимой нераспорядительностью властей. Оценки и экспериментальные факты показывают, что применения направленных источников РЧЭМИ как оружия террора стоит опасаться: их габариты могут быть сочтены террористами приемлемыми (могут вспомнить и про «чемоданчик»), на дистанциях в десятки – сотни метров излучатель можно наводить и «на глаз», не заботясь о фратрициде («сжигании» собственной системы наведения за счет боковых лепестков излучения), да и уже упоминавшаяся скрытность действия выступает скорее как преимущество. Конечно, нельзя исключать и криминальное применение источников прямого преобразования: в этом случае к эффектам, вызванным РЧЭМИ, добавится действие ударной волны и осколков, доставка такого источника близко к цели приведет к большим значениям воздействующих плотностей РЧЭМИ, а отражение от стен и пола усугубит ситуацию.

Эффекты при облучении цели определяются физическими свойствами РЧЭМИ.

1. Глубина проникновения РЧЭМИ в вещество зависит от проводимости этого вещества и частоты РЧЭМИ. Чем выше последние две величины, тем меньше глубина проникновения. Так, для меди глубина проникновения не превышает десятка микрон даже для длинноволнового (сотни метров) РЧЭМИ. Проникая в проводящее вещество, РЧЭМИ индуцирует в нем токи, которые приводят к локальным падениям напряжения и могут явиться причиной довольно мощных наводок за счет емкостных связей их элементов с корпусом.

2. Обычно экранирование не бывает идеальным: необходимы щели, кабельные вводы и пр. Это может привести к трудно предсказуемым результатам вследствие дифракционных и интерференционных явлений при облучении.

3. Эффективность преобразования энергии РЧЭМИ в энергию токовых импульсов, которые и выводят цель из строя, зависит от комбинации факторов:

• частоты воздействующего РЧЭМИ;

• собственной рабочей частоты цели;

• пространственного взаиморасположения цели и источника РЧЭМИ;

• схемных решений и элементной базы цели.

4. Для любой цели существуют направления преимущественного воздействия (т.н. «лепестки приема»). Если рабочая частота цели и частота воздействующего РЧЭМИ совпадают, то максимально эффективное воздействие может быть реализовано в пределах главного лепестка диаграммы приема цели. Однако чем более разнятся эти частоты, тем более заметно вырождение диаграммы: число максимумов растет, но их отличия от минимумов уменьшаются (рис.7). Для сверхширокополосного РЧЭМИ, генерация которого типична для источников прямого преобразования, диаграмма приема близка к изотропной.

5. В соответствии с теоремой взаимности, известной из электродинамики, если какое-либо устройство излучает электромагнитную энергию (а любая электроника, даже и не предназначенная для этого, излучает), то направления наиболее интенсивного излучения совпадают с направлениями наиболее эффективного приема РЧЭМИ данной частоты. Поэтому можно предположить, что электромагнитному теракту будет предшествовать разведка, то есть выявление наиболее уязвимых направлений при обходе и регистрации излучений объекта – цели.

Любое электронное устройство на полупроводниковой элементной базе может быть выведено из строя, если только плотность потока мощности воздействующего РЧЭМИ достаточно высока. Эффекты воздействия РЧЭМИ многообразны и трудно предсказуемы. Пока не известны модели, адекватно описывающие реакцию сколько-нибудь сложного электронного устройства на облучение сверхширокополосным РЧЭМИ. Многократно было продемонстрировано, что подтвержденная стойкость того или иного изделия, например, к электромагнитному импульсу ядерного взрыва не является гарантией его стойкости по отношению к РЧЭМИ иного частотного диапазона. Диаграмма приема любого электронного устройства отнюдь не исчерпывается лепестками на рабочей частоте, регламентированными техническими условиями, а представляет сложную суперпозицию таких лепестков для разных частот, поэтому небольшие изменения во взаимном расположении источника и цели могут приводить к проявлению эффектов воздействия в различных электронных цепях цели вследствие реализации приема широкополосного РЧЭМИ по различным лепесткам. Может также наблюдаться кумуляция эффектов и/или самопроизвольное восстановление некоторых схем спустя время, длительность которого изменялась от нескольких миллисекунд до часов и даже дней (т.н. эффект «временного ослепления»). Сложный характер поражений может обусловить неадекватные действия экипажа.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 10 сен 2013, 03:54

Купольная линза АФАР РЛС 29Я6, создаваемая в рамках ОКР "Морфей" (комплекс ПВО/ПРО малой дальности, аналог американского MHTK)

http://militaryrussia.ru/blog/topic-367.html



Установлена на командной машине 70Н6. АФАР состоит из 2048 приемо-передающих модулей.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 10 сен 2013, 16:16

Зенеровский диод (лавинно-пролетный диод, ЛПД, IMPATT-диод)



Эащита от ЭМИ — диод, основанный на лавинном умножении носителей заряда, встроенный между антенной и приемопередатчиком. Его действие основано на лавинообразном изменении сопротивления от высокого значения до нуля при превышении определенной пороговой величины напряжения. В отличии от варистора характеристики зенеровского диода после многократных воздействий высокого напряжения и переключения режимов не ухудшаются.



Полупроводниковый ЛПД - а) германиевый, б) кремниевый
1— металлическое основание; 2 — керамическая втулка; 3 — кристалл; 4 — соединительный электрод; 5 — ниппель
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение гришу » 11 сен 2013, 00:16

Военный заказ консервативен. Армия создаёт большие запасы, со складов легко могут выдавать резину выпущенную лет 50 назад.
Хотя Вы будете смеяться, недавно выловил наш патент на новый принцип звукометрии, отличный от того, что заложено в АЗК-5/7 и их предшественниках с 1909г. :mrgreen:
АЗК-5 "Тембр" (1Б17)
Подвижный звукометрический комплекс
Назначение:
- засечка и определение координат стреляющей артиллерии противника в заданной полосе
- контроль стрельбы собственной артиллерии
Состав:
- транспортная машина базового пункта С-1 - 3 ед. (ЗиЛ-131 с кузовом-фургоном К4.131)
- транспортная машина центрального поста с вычислительным устройством 1В57 С-2 (ЗиЛ-131 с кузовом-фургоном К4.131)
- транспортная машина радиостанции центрального пункта и метеорологической станции С-3 (ЗиЛ-131 с кузовом-фургоном К4.131)
Технические характеристики:
Полоса разведки (км): 12-15
Площадь разведки (км.кв.): 300
Дальность определения (км):
Орудия 16-20
Миномёта 8
Возможности определения (целей/мин) 8
Время реакции (с) 10
Источники информации:
russianarms.ru
К наиболее важным акустическим явлениям в АЗР относятся:
- дульная волна выстрела (ДВВ) артиллерийского орудия (миномета);
- акустическая волна реактивного двигателя или ракеты (ВРД);
- баллистическая волна артиллерийского снаряда (ВВС) или реактивного снаряда (БВР);
- волна падения снаряда (ВПС), мины (BUM) или ракеты (ВИР).
Как правило, при выстреле (пуске, разрыве) и полете снаряда (ракеты) со сверхзвуковой скоростью возникает мощ-ный импульс ударной воздушной волны (УВВ), переходящий последовательно в волну конечных амплитуд (ВКА) и в волну малых амплитуд (ВМА), обычно называемую звуковой волной. Границы указанной волновой трансформации зависят от ин-тенсивности первоначального ударного импульса и условий его распространения.
Наиболее важными характеристиками ударных (акустических) волн с точки зрения их использования в целях АЗР яв-ляются:
- величина амплитуды избыточного давления;
- скорость распространения ударной (акустической) волны;
- спектральный состав сигналов.
При работе с учетом систематической ошибки или высотных метеоданных, а также при выполнении определенных требований по условиям засечки обеспечивается получение точных координат разведываемых объектов с характеристикой 'точно', срединные ошибки которых составляют:
- при засечке огневых позиций артиллерии-до 0,8% дальности и 3-4 д. у. по направлению, считая от центра геометрической базы;
- при засечке огневых позиций минометов-до 1% дальности и до 5 д. у. по направлению.
Если хотя бы одно из требований к условиям работы АЗК и засечке объектов не выполнено, полученные координаты разведываемых объектов считаются приближенными.
Точные координаты могут быть использованы для огневого поражения цели через любой промежуток, времени, если она не сменила огневую позицию.
Приближенные координаты должны быть использованы в кратчайший срок. При этом необходимо проводить при-стрелку по цели или перенос огня от пристрелянного звукового репера с тем же подразделением АЗР.


И начиная с 1999г Югославия - резко возрос интерес именно к пассивным средствам обнаружения т.к. их труднее обнаружить и подавить и такая модернизация на порядок дешевле, чем массовые поставки РЛС - видимо это промежуточное решение, пока на КАСУО и арт РЛС не дадут больше средств :cry:
Там суть" в применени сигнальных снарядов с радиоэлементами" которые потом путем селекции акустических сигналов приемной аппаратурой обсчитываются. :?:
http://lib.rus.ec/b/134276
книжка: Шуляченко Р. И. Звуковая разведка в артиллерии. СПб., 1993. Ссыль на скачивание
https://disk.yandex.ru/public/?hash=4pE ... 703pFgU%3D
я хорошо схожусь с людьми особенно в штыковую
Аватара пользователя
гришу
 
Сообщения: 8274
Зарегистрирован: 14 июл 2011, 01:44

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 11 сен 2013, 00:32

Современный аналог АЗК-5 "Тембр" (1Б17)



Акустический детектор выстрелов Microflown Acoustic Senser производства датской компании Microflown Avisa. Вес 200 грамм, устанавливется преимущественно на борту мини-БПЛА, которые в режиме свободного безмоторного парения со скоростью воздушного потока могут определять трехкоординатное положение стрелка/орудия на дальности до 7 км с точностью до 0,25 углового градуса. Активно применяется в Афганистане.

ТЕХНОЛОГИИ ПЕРЕДАЧИ ДАННЫХ
http://library.tuit.uz/lectures/sis_telemat/Texnologii_peredachi_dannix.htm
Последний раз редактировалось Andreas 16 сен 2013, 02:33, всего редактировалось 1 раз.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 11 сен 2013, 17:42

"Совершенно секретно", № 6/289

Владимир ВОРОНОВ
Навигаторы для армии: зато дорого



На фото навигатор «Грот-М»

На сайте госзакупок можно обнаружить недавно размещенный Рособоронпоставкой заказ для нужд Минобороны на 424 изделия 14Ц853 «Бриз-КМ-И». «Бриз-КМ-И», выпускаемый ЗАО «Конструкторское бюро навигационных систем», – это навигатор. В армейском исполнении, разумеется, способный работать как в ГЛОНАСС, так и в GPS, с вроде бы неплохими техническими характеристиками – если верить паспорту. Но сумма контракта ошеломляет:
113 626 229,36 рублей, почти 268 тысяч рублей за один навигатор! Он, наверное, из чистого золота, со стразами?! Навигаторы военного назначения – даже не со схожими, а с превосходящими характеристиками, производимые в США и Европе, стоят дешевле. И во много раз: вполне можно уложиться если и не в 500 долларов, то уж в 2 тысячи – точно.

Навигаторы семейства «Перунит» для Минобороны Рособоронпоставка закупает по более «мягкой» цене: 548 изделий 14Ц875 «Перунит-В» берут за 86 003 120 рублей – по 156 940 рублей за штуку, чуть больше 5200 долларов. А 200 изделий более простой модификации, 14Ц874 «Перунит-Б», закуплены по 150 473 рубля за единицу. Тоже недешево. И это – самый обычный, по сути, навигатор, красная цена которому, наверное, от силы 200 долларов. А то и меньше. На одном из технических форумов инженеры даже детально подсчитали себестоимость такого девайса: сверхбольшая интегральная схема (СБИС) радиоприемного устройства – 15 долларов, СБИС навигационного процессора – 15 долларов, инерциально-измерительный блок – 100 долларов, дисплей и корпус – 20 долларов, на выходе – 150 долларов.

Кстати, еще в конце 2010 года те же самые «Перуниты» Министерство обороны пачками заказывало в среднем по 120 тысяч рублей – всего за два с небольшим года тот же самый приборчик, в котором не изменилось ровным счетом ничего, подскочил в цене аж на 30% – неужто инкрустировали жемчугами?

10 штук возимых (для авто- и бронетехники) приемоиндикаторов 14Ц821 «Грот-В» военные берут по 234 587 рублей за штуку. Уж не за «бронебойность» ли наценка? Больше не за что: изделие это явно устаревшее – разработка как минимум 13-летней давности, да и технические характеристики его, судя по паспорту, не так чтобы очень. Например, всего 12 каналов, хотя в куда более дешевых гражданских моделях GPS-приемников их может быть и до 42. Погрешность в определении координат – 10–15 метров. Это слишком большая величина, даже «штатские» GPS-навигаторы выдают координаты с точностью до 5–6 метров. Однако за военных можно порадоваться хотя бы потому, что с 2008 года это изделие все же подешевело – тогда эти «Гроты-В» шли в армию почти по 270 тысяч рублей. Прогресс налицо.

А вот 1713 штук так называемой малогабаритной навигационной аппаратуры потребителя КНС ГЛОНАСС/GPS 14Ц822 («Грот-М») тогда же, в 2008 году, армейцы закупили почти по 236 тысяч рублей за единицу. Сегодня «Грот-М» в цене упал – 2818 штук таких навигаторов были закуплены за 478 485 804 рубля – почти по 170 тысяч рублей за навигатор. Тоже прогресс – падение на 28%.

Но все равно почти что золотой – используемый в ряде западных армий DAGR, по всем параметрам превосходящий наш «Грот-М», стоит ныне не более 1600–1700 долларов. Работает от одного аккумулятора более 14 часов (против 8 часов у нашего), выдает точность позиционирования 2,3–4,8 метра, и может использовать электронные карты. В наш первый «Грот» электронных карт, увы, не загрузить. А уж отличие DAGR от «Грота» по предельным рабочим температурам совсем уж пикантно: нежный «иноземец» от -32 до +70° С, «русак» – лишь от -20 до +55° С. Как тогда с «золотым навигатором» работать при довольно нередких у нас (и не только для Сибири) 30-градусных морозах?! Еще к нашим навигаторам, чуть ли не всем, выкатывают большие претензии по поводу не слишком высокой защищенности от воздействия средств радиоэлектронной борьбы. Да еще неуклюж и массивен: «Грот-М», выпускавшийся до недавнего времени в металлическом корпусе, весит 800 граммов. Наверное, в бою с ним хорошо идти в рукопашную… Правда, не так давно появилась его модификация – в пластиковом корпусе, весит уже 320 граммов. Но в остальном – все то же самое: и мороза боится, и «врет» на 10–15 метров, хотя независимых каналов стало больше – 32.

Зато, скажут многие, все они, от первого до последнего винтика, наши, родные. Ох, если бы. Российского в этом кирпиче – два шурупа и алюминиевый корпус. Потому как микросхемы китайские, а аккумуляторы – французские. Дисплеи – тоже импортные. Но самое грустное, что по сей день в наших вооруженных силах фактически нет электронных навигационных карт. И потому выход в поле с отечественным устройством выглядит столь же архаично, как и десятки лет назад: офицеры по-прежнему работают с бумажными картами, используя штатный навигатор лишь для определения широты и долготы, которые и наносят на бумагу.


Оборонная недостаточность

Но, возможно, все это вообще не имеет ни малейшего значения – ни цена, ни качество самих приборов. Потому что они могут работать лишь в одном-единственном случае: если орбитальная группировка ГЛОНАСС боеспособна – в смысле, дееспособна. То есть если эта группировка полноценна, если спутники ГЛОНАСС исправны, если каждый из них занимает именно ту позицию (точку, орбиту), которая необходима для реализации задач, если все они вместе действительно покрывают жизненно необходимое военным пространство, если они находятся в зоне видимости и доступности (для армейских навигаторов), и, наконец, если они действительно обеспечивают определение точных координат.

Итак, дееспособна ли ГЛОНАСС?

Для начала взглянем на американскую группировку GPS. Там 30 спутников, самый «юный» из которых на орбите 8 месяцев. Но больше такого «молодняка» в группировке нет, остальные – спутники в самом соку и ветераны, три из которых – 10% группировки – на орбите свыше 20 лет, самый «ветеранистый» из них летает с 1990 года. Все работают полноценно. Остается лишь изумляться (и завидовать) феноменальной надежности и качеству этой техники (и ее сборки) прошлого века, по сей день позволяющим выполнять штатные задачи в штатном же режиме, без сбоев – невзирая на возраст.

Еще тринадцати спутникам (43,33% группировки) от 10 до 20 лет – при штатной продолжительности жизни американского спутника 10 лет. Но именно эти ветераны, которым далеко за 10, – основа группировки GPS, их свыше половины. И, как несложно догадаться, совсем не потому, что американцам их нечем заменить или, скажем, им не по карману запуск более современных – заложенный в них запас прочности таков, что позволяет даже после превышения штатных сроков работать. Девять спутников – почти треть группировки – трудятся на орбите от 5 до 10 лет, еще пяти спутникам меньше 5 лет. В деле все 30 спутников GPS и ни одного – «временно выведенного на техобслуживание», в «орбитальном резерве» или «на этапе летных испытаний». С подобной космической составляющей можно и дебатировать на предмет достоинств или недостатков навигаторов, их технических параметров и стоимости.

А вот с другой группировкой… Достаточно беглого взгляда на возраст аппаратов ГЛОНАСС, чтобы уяснить: их жизнеспособность, долговечность, значит, и надежность в разы ниже, чем у спутников GPS. Формально в группировке ГЛОНАСС сейчас 29 спутников, двум самым долгоиграющим из них, № 712 и № 714, – 8,5 и 7,5 лет соответственно. Ресурс их, по нашим нормативам, выработан без остатка, и оба они уже не работают – один свыше полугода, второй – около полутора лет. Фактически они вышли из строя, но официально значатся в лукавой графе «орбитальный резерв». В том же «резерве» болтаются, не работая, еще два спутника:

№ 722, которому скоро стукнут «пенсионные» 5,5 лет, хотя вышел из строя он еще в октябре 2011-го, проработав едва ли 2 года 3 месяца, и
№ 747, запущенный 26 апреля этого года и пока еще не введенный в систему. Еще один аппарат, «Глонасс-К1», первый спутник 3-го поколения, запущенный 26 февраля 2011 года, в систему не введен, значится в графе «на этапе летных испытаний», хотя сообщалось, что он «исправно функционирует на орбите», но запущен, мол, лишь для проведения летно-конструкторских испытаний платформы и оборудования. В действующей группировке 24 аппарата, из которых семь старше 5 лет, девять на орбите от 3 до 5 лет и восемь аппаратов работают меньше 3 лет. Такая вот «молодая» по составу, если сравнить с американской, навигационная группировка. Только вот если из 59 спутников GPS, запущенных США с 1978 года, 30 все еще работают на орбите, то у нас арифметика иная: из 118 спутников ГЛОНАСС, которые мы запустили с 1982 года, в работе – 24. Это все к той же теме надежности и долговечности. Лучше всех в которой, впрочем, разобралась Генеральная прокуратура, установившая, что спутники ГЛОНАСС глючат и выходят из строя из-за того, что при их сборке используются дешевые тайваньские микросхемы, совершенно не предназначенные для использования в космической технике. Но производителю спутников, железногорскому ОАО

«Информационные спутниковые системы имени академика М.Ф. Решетнева», оказывается, комфортно было покупать контрабандные детали у фирм-однодневок…
При этом нареканий к точности определения координат системой ГЛОНАСС и поныне явно больше, чем к точности GPS. Это не считая того, что «до последнего времени ГЛОНАСС-устройства не выдерживали никакой критики с точки зрения энергопотребления, будучи в 10 раз прожорливее GPS-аналогов», – сообщил газете The Moscow Post представитель компании «Русские Навигационные Технологии». Также признав, что «участники рынка навигации и телематики жалуются на откровенно низкое качество софта для ГЛОНАСС, будь то электронные карты для навигаторов или «прошивки».

Стоит ли удивляться, что гражданские россияне явно предпочитают GPS, голосуя рублем. У военных нет такой роскоши, как свобода выбора: что по виртуально-штатному расписанию положено, с тем в поле и идут – если выдадут. Однако в нештатной реальности – на учениях или в боевых выходах – предпочтения нередко отдаются купленным за свой счет недорогим китайским GPS-навигаторам. Это тоже к вопросу о точности, надежности и цене отечественных «коробочек».
Кстати, о военных. До конца 2012 года Министерство обороны должно было принять в эксплуатацию систему ГЛОНАСС. Взяв на себя всю ответственность за ее функционирование и передав в управление войск Воздушно-космической обороны. Но вместо этого в конце декабря 2012 года прошло сенсационное сообщение: Министерство обороны категорически отказалось принимать систему ГЛОНАСС и ставить ее на боевое дежурство. Группировку, по мнению военных, лихорадит, нет никаких гарантий сохранения ее оптимального состава, поскольку далеко не все аппараты работают стабильно и нормально.
По мнению военных, система не развивается, а скорее деградирует.

Очень долго происходит ввод в эксплуатацию новых аппаратов – до 12 месяцев после вывода на орбиту. А за это время могут приказать долго жить те спутники, ресурс которых исчерпан, – все надо делать заново. И так – до бесконечности, никакой стабильности. Поскольку же в новых условиях расходы на содержание группировки целиком ложились бы на военных, они и взбунтовались. Чтобы ровно через месяц, в январе 2013 года, вдруг резко переменить позицию, согласившись принять ГЛОНАСС в эксплуатацию. Хотя за тот месяц не только не произошло каких-то кардинальных подвижек – вообще ничего не произошло, абсолютно! И группировка в том же составе, с теми же спутниками. Что же изменилось, если в космосе все осталось по-прежнему?

Только одно: товарищи военные и эффективные менеджеры от Космопрома договорились. Или – не договорились, но военным приказано считать, что всё в полном порядке: раз эта жестянка уже на орбите, значит, боеспособна – и точка! И служивые, как водится, взяли под козырек. Мне почему-то представляется, что наиболее реалистичен этот второй вариант. Потому как если первый, то здесь как-то уж слишком откровенно попахивает штукой с названием «коррупционная составляющая». Но ведь у нас с этим строго, не правда ли?

В мае 2011 года Счетная палата сообщила, что рассмотрела результаты проверки использования финансовых ресурсов, выделенных на реализацию федеральной целевой программы «Глобальная навигационная система». Счетная палата констатировала, что в эту программу трижды вносились изменения, «в результате чего общие плановые объемы ее финансирования выросли в 5,9 раза», а на ее реализацию в 2002–2010 годы было выделено из федерального бюджета 98,7 миллиарда рублей, еще 3,3 миллиарда рублей привлечено за счет внебюджетных источников. «Как следует из материалов проверки, – говорится в заявлении Счетной палаты, – существенный рост объемов финансирования расходов во многом обусловлен затратным механизмом формирования цены на космические аппараты и средства их выведения». И, невзирая на все вливания, «требуемые значения были достигнуты по 18 из 28 показателей», а уровень оснащения «объектов транспортной инфраструктуры» средствами ГЛОНАСС «в рамках государственного сегмента на воздушном транспорте» при плане 75% составил лишь 22,6%. «Недостаточное внимание уделяется вопросам коммерческого использования системы ГЛОНАСС», – осторожно констатируют счетоводы. Но с этим выводом подчиненные Степашина попали пальцем в небо: с коммерцией вокруг ГЛОНАСС полный ажур. Разве не об этом свидетельствует дело об исчезновении как минимум 6,5 миллиарда рублей ГЛОНАСС?

Схема выкачки миллиардов, если верить следствию, банальна до гениальности: руководство ОАО «Российские космические системы» (РКС) раздавало госзаказы многочисленным подконтрольным фирмам-однодневкам, «освоив» через них миллиарды «глонассовских» рублей. Никаких работ эти подрядчики РКС на деле не выполняли. Но денежки в офшор уплыли. Потом стали падать спутники, потом пришли следователи, затем вдруг подал в отставку «по болезни» гендиректор и генеральный конструктор ОАО «РКС» Юрий Урличич (он же куратор проекта ГЛОНАСС), имя которого склоняли в связи с испарением 6,5 миллиарда «глонассовских» рублей. Но до нар Урличич так и не добрался, на время вернувшись на «глонассовскую орбиту» – в качестве советника первого замгендиректора и генерального конструктора РКС. Все как обычно: миллиарды исчезли – виноватых нет, наказанных нет; ГЛОНАСС почти не видна и денег – тоже нет. Системный подход, однако.

А может, ну их, все эти «золотые навигаторы» с бриллиантовой ГЛОНАСС? Ведь у нас же есть вполне работоспособное национальное оборудование – топопривязчик 1Т12 или 1Т12-2М-2, 1Т12М1… Хоть тебе колесный, хоть на гусеничном ходу. По сей день эти громоздкие машины, спроектированные в 40-х годах прошлого века, входят в состав основных ракетно-артиллерийских и зенитно-ракетных комплексов. А какая их комплектация, просто мечта: визир ориентированный панорамический, буссоль артиллерийская перископическая, дальномер саперный типовой, гирокомпас – опять артиллерийский, курсопрокладчик… Еще бы извлечь из музейных запасников астролябии, квадранты, секстанты и порядок.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Автоматические системы управления боевыми действиями

Сообщение Andreas » 11 сен 2013, 21:55

Журнал «Армейский сборник», № 3, 2011

Костяев Н. И., Кучаров В. Н.
Единая система управления в тактическом звене

Костяев Николай Иванович – старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела АСУ центра научных исследований системных оперативно-тактических исследований Военного учебно-научного центра Сухопутных войск «Общевойсковая академия Вооруженных Сил Российской Федерации», кандидат военных наук, полковник в отставке.
Кучаров Владислав Назарович – начальник лаборатории АСУ центра научных исследований системных оперативно-тактических исследований Военного учебно-научного центра Сухопутных войск «Общевойсковая академия Вооруженных Сил Российской Федерации», кандидат военных наук, подполковник.


Последние десятилетия во всем мире сопровождаются появлением новых военных угроз, изменением характера войн и военных конфликтов. В эти же годы вооруженные силы большинства развитых стран мира осуществляют переход от концепции «платформо-центрической войны», при ведении которой основной акцент делался на количестве и мощи вооружения и военной техники, к концепции «сетецентрической войны» (СЦВ). Основным содержанием концепции СЦВ является ведение боевых действий в едином информационном пространстве.

Внедрение сетевых технологий в военную сферу направлено на повышение боевых возможностей вооруженных сил, но уже не столько за счет наращивания огневых, маневренных и других характеристик вооружения и войск (сил), а в первую очередь за счет сокращения цикла боевого управления. Эти обстоятельства вынуждают военное руководство ряда передовых стран, в том числе и России, проводить целенаправленное широкомасштабное реформирование национальных вооруженных сил.

Основным содержанием процесса реформирования является трансформация разнородных сил и средств, доставшихся, в частности, России от Советского Союза и предназначенных главным образом для ведения военных действий массовыми армиями, в более гибкие и мобильные соединения информационного века. Используя современные системы связи и управления, разведки и ВТО, такие соединения должны быть способны выполнять задачи разного характера и достигать в приемлемые сроки военно-политических целей в ходе противоборства с любым противником.

Одновременно, не прекращая научно-технических исследований и разработок, направленных на оснащение вооруженных сил новыми средствами вооруженной борьбы, первостепенное значение научные круги США и других стран НАТО придают исследованиям в области повышения эффективности управления вооруженными силами. С этой целью там ведутся активные научные исследования, направленные не только на совершенствование организационной структуры, но и на уточнение собственно функций и процессов, необходимых перспективной системе управления вооруженными силами, главным элементом которой, по терминологии американской военной науки, является командование и оперативное управление (КиОУ).

Мировой опыт и исследования отечественных ученых показывают, что решение проблемы повышения эффективности управления путем частичных организационно-технических усовершенствований существующих систем управления невозможно. Прорыв в этом направлении может быть достигнут только посредством инновационного развития всей системы управления и составляющих ее элементов, начиная с поиска адекватных новым условиям структур пунктов и органов управления, принципов и методов их применения в боевой деятельности войск, тактики и техники, технологий управления войсками и организации связи.

Применительно к техническому аспекту военной деятельности, инновация – это новый или усовершенствованный (модернизированный) образец вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ), либо новый способ взаимодействия образцов ВВСТ при решении боевых задач, обеспечивающие в том и другом случае повышение эффективности решения этих задач. И не просто повышение, а резкий скачок в эффективности, получение нового качества в реализации требований к системе вооружения. Такая инновация является материализацией новых идей и знаний, открытий, изобретений и научно-технических разработок в процессе выполнения НИР и ОКР.

Актуальность проблемы совершенствования управления войсками в современных условиях была поднята еще в 2000 году на научно-практической конференции Вооруженных Сил Российской Федерации, в частности, в выступлении генерала армии М. А. Гареева: «… Напрашивается необходимость коренной перестройки всей системы управления войсками. Наряду с совершенствованием средств связи, АСУВ, подвижных пунктов управления, особенно с точки зрения их защищенности и приспособленности для работы в полевых условиях, желательно первостепенное внимание уделить улучшению организационной структуры, методов работы командиров, штабов, подготовке офицерских кадров с учетом современных требований к управлению войсками». (Гареев М. М. Актуальные проблемы совершенствования управления войсками (силами). // Военная мысль. 2000. № 2.)

Боевые действия в вооруженном конфликте на Северном Кавказе, военная операция по принуждению Грузии к миру со всей очевидностью показали, что создаваемая в соответствии с действующими руководящими документами система управления в тактическом звене, оказалась практически неспособной обеспечить такие важные компоненты управления боем, как: непрерывный сбор данных и анализ обстановки, принятие (уточнение) решения и постановка задач в ходе боевых действий в рамках отведенного времени, то есть налицо отсутствие своевременного и объективного реагирования на изменение обстановки. И хотя система пунктов управления в целом обеспечивала работу органов управления, однако их слабая техническая оснащенность во всех звеньях в значительной мере затрудняли решение задач управления. К тому же было отмечено, что в условиях активного воздействия противника живучесть и мобильность пунктов управления, особенно в низовых звеньях управления, совершенно не соответствуют современным требованиям.

Практической реализацией требования о совершенствовании управления явилась утвержденная 30 августа 2000 года Указом Президента РФ Концепция создания Единой системы управления войсками (силами) и оружием в тактическом звене на период до 2010 года. Создаваемая в соответствии с этой концепцией автоматизированная система управления (ЕСУ ТЗ) была призвана обеспечить качественный рывок в управлении войсками и оружием, вывести ее как минимум на уровень аналогичных систем наших вероятных противников, привести в соответствие требованиям к управлению во всех видах современного общевойскового боя с учетом перспектив его развития.

Наиболее простым, на первый взгляд, решением задачи выведения системы управления на уровень современных требований видится в оснащении органов управления компьютерной техникой и цифровыми средствами связи с объединением их в единую систему. Однако, как показал опыт разработки на основе такого подхода АСУВ «Маневр», стремление автоматизировать существующую систему управления не привело к существенному повышению эффективности управления.

А. Литошенко в статье «АСУ: выбор вектора развития» дает объяснение такому явлению, характерному вообще всем работам, связанным с разработками автоматизированных систем: «… Ещё основоположники кибернетики сформулировали важнейшие постулаты успешности автоматизации управления. Первый из них – автоматизация управления будет успешной только в случае, когда ею непосредственно занимается лицо, в интересах которого создается АСУ и кто будет сам работать на средствах этой системы. В теории это называется – лицо, принимающее решение. И второй постулат: нельзя автоматизировать бардак (именно такой термин употреблял один из корифеев отечественной школы кибернетики академик В. М. Глушков). Поскольку оба постулата у нас зачастую игнорируются, удивляться (мягко говоря) невысокой успешности автоматизации не стоит». (Литошенко А. АСУ: выбор вектора развития.//ВКО. 2007. № 6 (37))

Реально разработка ЕСУ ТЗ проходила с нарушением указанных основополагающих постулатов. Причинами этого, как отмечается в статье А. П. Царева, являлось то, что «…Попытки реализовать основной краеугольный постулат кибернетики «система создается под задачу» наталкивались на прямые запреты либо на комплекс финансово-организационных рогаток. Система руководства изменяться не желала… Таким образом, долгие годы мы были вынуждены «автоматизировать» существующие структуры управления без требуемой перестройки методов решения проблем». (Царев А. П. Информационные приоритеты в вооруженной борьбе: дань моде или необходимость? // Военный парад. 1998. № 3 (27).

В Сухопутных войсках разработка автоматизированных систем управления началась в конце 50-х годов прошлого столетия. Оперативно-тактические основы построения и функционирования системы управления оперативного и тактического звеньев были разработаны в военной академии имени М. В. Фрунзе специально созданной для этой цели военно-научной группой. На основе ее теоретических разработок промышленностью были созданы опытные образцы АСУВ «Маневр».

После государственных испытаний АСУВ тактического звена в начале 80-х годов была принята в опытную эксплуатацию в войсках, которая показала, что, несмотря на ряд очевидных достоинств, она обладает и серьезными недостатками, которые не позволили получить сколько-нибудь существенного эффекта в управлении войсками. Наряду с причинами чисто технического порядка (низкая надежность аппаратуры, сложность в ее использовании, несовершенство специального математического обеспечения и т. п.) опытная эксплуатация показала ее принципиальный недостаток и следующий отсюда очевидный (с позиций сегодняшнего времени) вывод: попытка автоматизировать существующую систему управления без перестройки ее структуры и методов решения задач управления изначально обречена на неудачу.

К сожалению, разработчики ЕСУ ТЗ пошли по проторенному пути создателей АСУВ «Маневр», усугубив положение тем, что проектирование началось сразу с разработки оперативно-тактических исходных данных. Был проигнорирован необходимый и обязательный этап анализа возможных концепций построения системы и выбора наиболее рациональной для заданных условий ее функционирования. Фактически исходные данные, которые были выданы разработчикам, представляли собой набор сведений из существующих Боевого устава и Наставления по службе штабов, других подобных документов без учета новых возможностей вероятного противника по противодействию нашим системам управления, а также мировых тенденций развития систем управления, современных достижений в методах и технологиях решения задач управления. Аналогичным образом решались технические вопросы разработки средств автоматизированного управления и связи, когда в основном были использованы существующие приборы, зачастую устаревшие и не отвечающие современным требованиям.

На этих исходных данных и технических решениях к концу 2009 года был разработан и изготовлен так называемый поставочный комплект ЕСУ ТЗ. Проведенные с этим комплектом батальонные и бригадные учения выявили многочисленные недостатки системного и технического характера, в математическом и программном обеспечении.

Не последняя роль в сложившемся положении наряду с заказчиками системы, разработчиками технического задания и исходных данных для проектирования принадлежит и инерции мышления коллективов исполнителей этих работ, их неспособности выйти за рамки устоявшихся представлений, базирующихся на опыте разработки АСУВ «Маневр», стереотипах построения неавтоматизированных систем управления, известных алгоритмов и методов работы органов управления в них, а порой и неприятия автоматизации как таковой.

Одним из существенных недостатков разрабатываемой ЕСУ ТЗ является то, что она, как и АСУВ «Маневр», строится по иерархическому принципу. Сам по себе этот тип организации не может считаться «хорошим» или «плохим», а только адекватным либо неадекватным по отношению к решаемым задачам. И если полвека назад этот принцип соответствовал боевым действиям того периода, то в современных условиях присущие иерархической организации особенности позиционируются уже как системные недостатки. К ним относятся:

• отсутствие самостоятельности у управляемых подуровней системы;

• низкая скорость прохождения информации по структуре самой иерархии, то есть замедленная реакция на управляющие воздействия и на обратные связи;

• потеря информации внутри иерархической структуры, что приводит к потере управляемости некоторых элементов системы и зачастую к полной потере обратной связи от более низких уровней организации.

По данным американской военной науки и отечественных ученых, в современных условиях традиционная иерархия уже не может рассматриваться как оптимальная модель организации военных формирований. Также было установлено, что одной из наиболее важных характеристик систем управления в современную информационную эпоху является их способность к быстрой структурно-функциональной адаптации к изменениям условий боевой обстановки.

Одновременно с зарубежными военными специалистами исследования по совершенствованию систем управления проводились и в Вооруженных Силах России. Так, в Военной академии имени М. В. Фрунзе с середины 90-х годов прошлого столетия в инициативном порядке проводились исследования по совершенствованию системы управления тактического звена. Направление этих работ, как это выявилось сейчас, лежало в русле современных тенденций совершенствования систем управления, а именно – придания системе управления способности функционально-структурной адаптации (трансформации) к изменениям условий её функционирования в боевых условиях. (Сапожинский В. А., Костяев Н. И. О совершенствовании АСУ тактического звена. // Военная мысль. 2002. № 5)

В основу исследования системы управления был положен функционально-структурный подход, основывающийся на следующих предпосылках: структура системы определяется совокупностью реализуемых функций данной системы; функционально-структурная организация системы адаптируется к изменяющимся условиям ее существования; изменение условий существования системы (внешней среды) вызывает изменение ее функций и ведет соответственно к изменению структуры. Анализ условий функционирования системы управления в боевых условиях показывает, что она практически решает две группы задач в соответствующих им условиях: а) при подготовке к боевым действиям (планирование и организация) – в районах сосредоточения; б) при управление войсками в бою – на поле боя. Отсюда следует вывод, что инновационная система управления в современном общевойсковом бою, предназначенная для функционирования в существенно различных условиях и для решения различных задач, должна быть способна адаптироваться (трансформироваться) таким образом, чтобы ее структура, состав элементов и взаимосвязи между ними (конфигурация) обеспечивали в максимальной степени эффективное решение задач управления, характерных именно для этих условий.

Следовательно, конфигурация системы должна соответствовать каждой группе условий и она должна естественным образом трансформироваться из той конфигурации, которая обладает максимальным набором элементов, образующих систему. Очевидно, что таким набором будет обладать конфигурация системы, предназначенная для решения задач в наиболее сложных условиях, т. е. в бою. Для успешной в заданных временных рамках трансформации системы ее элементы должны обладать необходимой самостоятельностью в решении частных задач управления, для чего им необходимо иметь соответствующий набор технических средств, а также постоянный состав исполнителей. Важность этого требования особенно актуальна при переходе от этапа подготовки боевых действий к этапу управления войсками в бою, т. е. когда необходимо обеспечить преемственность и непрерывность процессов управления.

Указанным требованиям удовлетворяет автоматизированная система управления трансформируемого типа. Система управления, реализующая такую концепцию, как показывают результаты исследований, может обеспечить сочетание методов рассредоточения, эшелонирования и дублирования основных элементов системы управления, что в свою очередь повысит живучесть системы управления и эффективность управленческой деятельности командиров и штабов, а также позволит сократить цикл управления.

Основная сущность этой системы заключается в том, что в исходном районе (районе сосредоточения) она может функционировать в структуре ныне существующей, так называемой классической системы управления, обеспечивающей наилучшие условия оперативному штабу для планирования и подготовки боевых действий, а для управления войсками в ходе боевых действий она трансформируется (преобразуется) в систему управления распределенного типа с резервированием ее основных элементов или контуров управления.

В основу построения такой системы положен модульный принцип, в соответствии с которым ее структура представляет совокупность объединенных в единую систему управляющих модулей, каждый из которых выполняет вполне определенную функцию управления войсками или оружием. Каждый из модулей должен соответствовать какому-либо органу (пункту) управления или его структурному (функциональному) подразделению и обладать самостоятельностью, достаточной для решения возложенных на данный модуль задач управления.

Модульная структура позволяет строить систему управления в такой конфигурации, которая в наибольшей степени будет соответствовать тем условиям и задачам, которые она должна решать в реальной боевой обстановке. Она также соответствует современным тенденциям в создании гибких, адекватных организационных структур, имеющих в каждый период своего существования структуру, отвечающую условиям, в которых она функционирует. Система управления трансформируемого типа имеет динамическую структуру, при которой происходят изменения не только числа отдельных организационных элементов, но и их состава, взаимосвязей и функций. Системы с изменяющейся структурой, хорошо адаптируясь к условиям внешней среды, дают потенциальную возможность высокой эффективности в достижении поставленных перед ними целей. Реализация этой возможности будет существенно зависеть от психологических аспектов построения таких систем.

Дело в том, что постоянные перемещения должностных лиц в различных комбинациях со сменой их функций выводят на первый план проблему их психологической совместимости, быстрой организации взаимопонимания при решении новых задач.

Каждый из модулей размещается в одной или нескольких специальных машинах, оборудованных средствами автоматизации и связи (командно-штабная машина, командирская машина управления и т. п.) и обладает возможностью свободно перемещаться и занимать в зависимости от обстановки положение на местности в полосе бригады, удобное для выполнения своих функций по решению задач управления.

Проведенные исследования показали, что в системе управления трансформируемого типа в бригадном звене при ее функционировании в распределенном виде возможно и целесообразно иметь следующие элементы: командный пункт, три мобильных пункта боевого управления, пункт управления огневым поражением, пункт управления ПВО, пункты управления видами боевого и материально-технического обеспечения, информационно-аналитический центр (ИАЦ) бригады



Рис. 1. Схема расположения элементов (модулей) АСУ трансформируемого типа в зоне ответственности бригады (вариант)

Командный пункт (КП) бригады является основным органом управления, с которого командир бригады управляет воинскими частями и подразделениями при подготовке и в ходе боя. Он развертывается за боевыми порядками воинских частей (подразделений) первого эшелона, на удалении, обеспечивающем надежное управление подчиненными. Основной задачей КП является обеспечение ведения текущих боевых действий. Кроме того, совместно с ИАЦ КП анализирует необходимую информацию в интересах командира, готовит донесения вышестоящему командованию, планирует предстоящие боевые действия. КП целесообразно размещать в бронированных автомобилях повышенной проходимости с колесной формулой 6 х6. Внутренний объем функционального защищенного модуля таких машин может составлять 18,0 куб. м. с полезной площадью 14,0 кв. м. Такой объем позволит разместить в нем 2–3 АРМ (с креслом), радиопост на 4–5 радиостанций типа Р-168. Оборудование кузова (кондиционер, отопитель, фильтровентиляционное устройство, санузел) обеспечит достаточно комфортные условия для работы оперативного состава.

Пункт боевого управления (ПБУ) является основным элементом системы управления. Он предназначен для оперативного управления войсками в ходе боя аналогично передовому пункту управления (ППУ) существующего командного пункта. В его состав входят: командир, офицер оперативного отделения, офицер разведывательного отделения и офицер-оператор АСУ. Характерной особенностью является то, что он размещается в одной бронированной КШМ, образуя тем самым своего рода мини-ППУ. Такое размещение может обеспечить ПБУ высокую мобильность, способность не выделяться из основной массы боевых машин, успешно использовать естественные укрытия и защитные свойства местности.

Эти свойства ПБУ будут способствовать повышению его живучести, а возможность командира действовать в непосредственной близости к полю боя и лично наблюдать за действиями войск и принимать решения по их корректировке практически в реальном режиме времени, что может существенно повысить также и оперативность управления.

Ограниченное количество оперативного состава ПБУ предполагается компенсировать широким применением вычислительной техники и цифровых систем связи, рациональной организацией на базе новых информационных технологий информационного процесса в системе управления и алгоритмов действий командиров и офицеров штаба при решении ими задач управления войсками и оружием, а также широко развитой инфраструктурой подсистем АСУ, обеспечивающих процессы управления.

С целью повышения живучести всей системы управления предлагается иметь три таких пункта, возглавляемых первыми лицами командования бригады: командиром, начальником штаба, заместителем командира.

На всех КШМ ПБУ должен быть предусмотрен режим индикации о состоянии каждого ПБУ и информации о том, какой из них в данный момент является основным. Такой режим информирования позволит в случае выхода из строя основного пункта незамедлительно передать управление на запасный или резервный, обеспечив тем самым непрерывное управление войсками.

Для нормального функционирования ПБУ в боевых условиях целесообразно укомплектовать его подразделениями охраны и обеспечения. Поскольку ПБУ имеет всего одну КШМ, в которой размещен оперативный состав, а также боевые машины с подразделениями охраны и обеспечения, то, по нашему мнению, нет необходимости для его размещения выделять отдельный район. Он вполне может располагаться в районе дислокации одного из батальонов, а его охрана и оборона может осуществляться в общей системе охраны и обороны бригады. Подразделение охраны в составе одного отделения на боевой машине необходимо лишь для непосредственной охраны ПБУ. Вариант возможного размещения рабочих мест должностных лиц ПБУ и АРМ в КШМ показан на рисунке



Рис. 2. Возможное размещение рабочих мест должностных лиц ПБУ и АРМ в командно-штабной машине (вариант)

В комплекс средств автоматизации ПБУ целесообразно включить три АРМ: командира, оператора и разведчика. При этом предполагается, что командир вследствие напряженной интеллектуальной и психологической нагрузки, особенно в ходе боя, непосредственно на АРМ не работает. Эти функции осуществляет офицер-оператор АСУ в соответствии с указаниями командира. Рабочее место командира в КШМ должно иметь только средство отображения оперативно-тактической информации на фоне электронной карты, входящее в состав АРМ, т. е. своего рода аналог рабочей карты, с возможностью вывода на него в отдельном окне конфиденциальной информации, поступающей в адрес лично командира.

В качестве такого средства целесообразно иметь жидкокристаллический экран сенсорного типа, на котором командир с помощью «электронного карандаша» (стилуса) мог бы наносить условные знаки тактической обстановки, обозначения и тексты для постановки задач подчиненным, докладов начальникам и других целей. Обязательным элементом рабочего места командира должен быть телефон засекреченной связи гарантированной стойкости.

Офицер-оператор АСУ может осуществлять непосредственное общение с АРМ командира. По его указанию он формирует и передает подчиненным сигналы, команды, распоряжения, другие сообщения; принимает поступающую на АРМ командира информацию, заносит ее в базу данных АСУ или документирует установленным порядком, передает адресатам графическую информацию, нанесенную командиром на своем жидкокристаллическом экране и т. п. Командир бригады на основе данных об обстановке, своих войсках и противнике, отображаемых на его электронной карте в реальном режиме времени, а также докладов офицеров оперативного и разведывательного отделений, входящих в состав ПБУ, осуществляет руководство войсками путем принятия решений, отдачи приказов и распоряжений, контроля за их выполнением.

Данные оперативно-тактической обстановки поступают на АРМ должностных лиц КП, ПБУ и других органов управления бригады по мере их поступления от источников информации из специально создаваемой в АСУ подсистемы информационного обеспечения управления, функционирующей в структуре информационно-аналитического центра бригады.

Модульное построение ПБУ, их способность самостоятельно принимать решения (при необходимости) на основе реальной обстановки, отображаемой в реальном масштабе времени, предоставляют возможность их гибкого использования в боевых условиях в зависимости от складывающейся обстановки.

Так, если противник не в состоянии воздействовать на пункты управления в период подготовки к боевым действиям, то все модули управления могут функционировать, образуя структуру КП существующей системы. При этом оперативный состав КП и ПБУ образует основу центра боевого управления



Рис. 3. Схема построения системы управления трансформируемого типа в различных условиях боевой обстановки

В ходе боевых действий ПБУ в зависимости от вида боя и обстановки могут располагаться в пределах полосы действий и занимать различное положение. Так, например, в обороне ПБУ командира бригады может располагаться на направлении сосредоточения основных усилий, непосредственно в боевых порядках батальонов первого эшелона или передовых отрядов, в местах, откуда командир может лично наблюдать за их действиями и оперативно влиять на ход боя; ПБУ заместителя командира – в районе расположения сил и средств, выделенных для борьбы с воздушными десантами и диверсионно-разведывательными формированиями противника в готовности к управлению противодесантной борьбой. Начальник штаба бригады с группой офицеров-операторов размещается преимущественно на КП.

Во внутреннем вооруженном конфликте (специальной операции), когда подразделения бригады располагаются в базовых районах и будут вести боевые и другие действия усиленными подразделениями (войсковыми маневренными группами, рейдовыми отрядами) и одновременно решать несколько разноплановых неспецифических задач, при отсутствии соседей и постоянной угрозе воздействия со стороны противника, применяющего партизанские и террористические действия, управление ими может быть возложено на один, два или все ПБУ бригады.

Наличие в системе управления трех практически равнозначных по своим возможностям ПБУ в условиях напряженных боевых действий, в том числе и в ночное время, позволит обеспечить необходимый отдых командного состава за счет организации их посменной работы.

Пункт управления огневым поражением (ПУОП) создается путем объединения в едином штатном формировании органов управления всеми огневыми средствами, участвующими в огневом поражении противника с целью более эффективной реализации их боевых возможностей. Основными задачами ПУОП являются:

• при подготовке боевых действий – планирование применения артиллерии, авиации и других средств огневого и радиоэлектронного поражения противника;
• в ходе боя – управление (координация) огневым и радиоэлектронным поражением противника.

Возглавлять ПУОП, по нашему мнению, должен начальник артиллерии в ранге заместителя командира по огневому поражению.

Пункт управления противовоздушной обороной, а также пункты управления видами боевого, материального и технического обеспечения создаются путем функционального и информационного объединения соответствующих пунктов управления начальников родов войск и служб и пунктов управления подчиненных им частей и подразделений.

Информационно-аналитический центр бригады (ИАЦ) предназначен для сбора и обработки информации о противнике, своих войсках, условиях ведения боевых действий, ее распределения по предназначению должностным лицам органов управления бригады. Учитывая исключительное значение информации для эффективного управления войсками и оружием, обеспечение его функционирования в отличие от временно создаваемых групп информации на КП должно осуществляться в рамках постоянной штатной структуры. ИАЦ размещается в районе развертывания КП бригады.

В заключение необходимо еще раз подчеркнуть, что реализация автоматизированной системы управления трансформируемого типа возможна лишь на базе средств автоматизации и связи последнего поколения и развитой инфраструктуры подсистем обеспечения управления.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10966
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Пред.След.

Вернуться в Новинки военной техники

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1