"КАРТРИДЖНОЕ" СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ. реальность и перспективы.

Форум о военной технике не поступившей на вооружение

"КАРТРИДЖНОЕ" СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ. реальность и перспективы.

Сообщение EvMitkov » 29 май 2011, 03:12

Доброго времени суток ВСЕМ!

Вот недавнее сообщение, выложенное на форум Борисом Николаевичем:, размещенное в теме "Уравнителя":
http://dogswar.ru/forum/viewtopic.php?f=17&t=136&p=847#p846

"...Я все читал, читал. и МОЛЧАЛ. Вот не выдержал. Просю прощения за последующий прикол.
Вся проблема в удалении гильзы и подаче пули (не патрона). Жидкие или мелкодисперсные метательные вещества из колбы и нестандартное воспламенение. не уверен в герметизации камеры сгорания, но есть опыт пневматического оружия. Типа, конечно, давления разные. Схема подачи и запирания должна быть чисто механическая, например, пружинная, как в часах с боем. Завел ключом. На сотню выстрелов. Окрытие уже после выстрела. Но темп стрельбы будет низкий. только меня клин поперечный волнует, а вдруг от отдачи его клинить начнет, тогда силы на открывание затвора понадобятся большие. Пружины не хватит. Но как-то похоже на крановый замок. Или шаровый кран в водопроводе. или барабан Нагана с надвиганием. А вообще, учтя иглы 2,5мм калибра, лучше только ствол металлический и затвор. а прибор весь ОДНОРАЗОВЫЙ примерно на 200 выстрелов. т.е не магазин меняется, а стрелятельный вкладыш. Перезаряжание на заводе или в войсковых мастерских. для такой иглы 50-калиберный ствол имеет длину 125 мм, что короче жилетного пистолета. И даже для 5мм - 250 мм. Вкладыш в РУЖО со всеми прибамбасами со шнековым магазином вокруг ствола, как Алекс писал...
И Евгеньич меня УБЬЕТ.
Не бей, дяденька. я больше ничего писать на эту тему не буду...
ПС: вспомнил. все фигня. Пневматичка - сгорание в отдельной от ствола камере...
ОЙ, ПОБЬЮТ, блин. И больно..."


Дорогой ты наш Борис Николаевич! Никто тебя не побьёт!!!
Идея «картриджного» стрелкового оружия давненько ( хотел сказать: «витает в воздухе»), но – не скажу. Уже кое-что есть и в металле.
Так что С УДОВОЛЬСТВИЕМ копирую твое сообщение и открываю новую тему на форуме. :mrgreen: :mrgreen:

Кроме того - общеизвестный факт:
ОСНОВНЫЕ, "ПРОРЫВНЫЕ" ИДЕИ, ПРИВЕДШИЕ В КОНЕЧНОМ СЧЕТЕ К КАЧЕСТВЕННЫМ СКАЧКАМ РАЗВИТИЯ ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ, ПРИНАДЛЕЖАТ, КАК ПРАВИЛО, НЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ ОРУЖЕЙНИКАМ - их "поле деятельности" - осмысление возможностей, в этих идеях ЗАЛОЖЕННЫХ, доведение идей до металла, до РЕАЛЬНОГО ВОПЛОЩЕНИЯ.


Так что...

С уважением, Е.Митьков.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15696
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: "КАРТРИДЖНОЕ" СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ. реальность и перспектив

Сообщение Bob-28 » 29 май 2011, 03:24

Жень! Ты чего?
Не надо. Кто я такой? Это просто мысли вслух и только. Какие там идеи...
Чего я сказать-то могу? ничего. Я даже давление в канале ствола не помню без справочника.
и не знаю, зачем АКМу такой длинный ствол? Чтобы порох успел сгореть? Или еще для чего...
Аватара пользователя
Bob-28
 
Сообщения: 528
Зарегистрирован: 12 апр 2011, 11:41

Re: "КАРТРИДЖНОЕ" СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ. реальность и перспектив

Сообщение EvMitkov » 29 май 2011, 05:00

БОРИС НИКОЛАЕВИЧ!
Между прочим, с моей колокольни о давлении в канале ствола догадывается менее 2-3% народа?
В общем, так - я тему разверну, а ты по желанию подключайся.
С уважением, всегда твой Е.М.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15696
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: "КАРТРИДЖНОЕ" СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ. реальность и перспектив

Сообщение Bob-28 » 29 май 2011, 09:15

ЛАДНО. Раз так, то ховайся от дилетанта.
1. ствол = оси вращения магазина на 200..100 пуль (не патронов!), а также базовая деталь катриджа (есть проблема с казенной частью).
2. пуля = подкалиберный силумин с твердосплавным/стальным сердечником в пластиковом пакете.
3. канал = конус.
4. нарезы или пуля (вернее, пластиковый пакет)-турбинка?
5. патронник (пульник, т.к. патрона нет) = задница магазина, пуля вводится донной частью назад относительно направления выстрела.
6. магазин+патронник плавающие в осевом направлении. Привод нет, только отжим осевой пружиной.
7. баллон с "жидким/мелкодисперстным/газовым порохом" + камера сгорания (про каналы ничего не понимаю, кроме - скорость растет - давление падает).
8. все по п.п. 7 надвигается перед выстрелом на патронник и вместе с ним на казенник (примерно 2..3 мм).
9. обтюрация = упругие конусы с лабиринтами (про давление не в курсе, могут не выдержать). возможно навинтные и ввинтные, все же они хлопают при каждом выстреле.
10. обратный (из камеры сгорания) клапан-дозатор "пороха" с регулятором "дозы" - винт. Возможна дозвуковая доза. с приводом открытия - не знаю.
11. запал = искровой (энерджайзер и/или пьезак).
12. привод = патефонная пружина. все движения и пьезак от вращения магазина вокруг ствола.
13. железо = ствол и камера. остальное = пластик.
два движения = вращение магазина + дерганье камеры с баллоном. Все герметично упаковано (герметизация на 1..2 атмосферы, только от грязи и воды). дырка одна - канал ствола (вру - перед установкой в несущую систему ствол заткнут мембраной, которая выбивается первым выстрелом). и контактная колодка под выключатель-стрелятель.
Супер-БЭД - работа на морозе.... не письменный...
трах-тара-рах....
и куча проблем с запиранием - надо бы газовое с пртивотоком из камеры. Типа, газовый дроссель.
Аватара пользователя
Bob-28
 
Сообщения: 528
Зарегистрирован: 12 апр 2011, 11:41

Re: "КАРТРИДЖНОЕ" СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ. реальность и перспектив

Сообщение Bob-28 » 30 май 2011, 01:31

Только одно - менять стволы сразу. Все проблемы. в разгрузке (подсумке) лежат упакованные стволы-обоймы. Все.
Вот такое оно - стрелковое оружие 31 века.
Аватара пользователя
Bob-28
 
Сообщения: 528
Зарегистрирован: 12 апр 2011, 11:41

Re: "КАРТРИДЖНОЕ" СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ. реальность и перспектив

Сообщение EvMitkov » 31 май 2011, 01:50

Я приветствую, мужики!

Очень рад, что тема - ЗАЦЕПИЛА! :mrgreen:

Однако, прежде чем разговаривать о детализации принципов построения подобного типа стрелкового оружия, о конструктивно-компоновочных решениях, полагаю полезным оговорить ПРИЧИНЫ, подвигающие разработчиков к поиску иных, НЕ КЛАССИЧЕСКИХ, решений дальнейшего развития армейского (да и не только) огнестрельного оружия.

Поэтому хочу предложить вниманию некоторые материалы -
СРАЗУ ОГОВОРЮСЬ - КРАЙНЕ ПОЛЕМИЧНЫЕ И НЕ ПРЕТЕНДУЮЩИЕ НА ИСТИНУ В ПОСЛЕДНЕЙ ИНСТАНЦИИ,
поэтому - безусловно заслуживающие внимания и вдумчивого ознакомления.
Мнения автора - повторяю - это ЕГО ЛИЧНЫЕ МНЕНИЯ.
(Материалы размещаю с его разрешения)
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15696
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: "КАРТРИДЖНОЕ" СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ. реальность и перспектив

Сообщение EvMitkov » 31 май 2011, 01:51

Автомат Никонова — оружие прошлого

Анатолий Вассерман

А я обдумывал свой план,
Как щёки мазать мелом,
А у лица носить экран,
Чтоб не казаться белым.


Льюис Кэрролл (перевод Орловской)

Конкурс «Абакан» на автомат повышенной кучности, бесспорно, войдёт в оружейную историю. Не зря победитель конкурса — автомат Г.Н. Никонова АН-94 — рекламируется как оружие будущего.
По решению судей
Правда, при ближайшем рассмотрении победа Никонова несколько сомнительна. Например, исходные условия конкурса предусматривали высокую кучность очереди из трёх выстрелов — но АН-94 накапливает отдачу только двух выстрелов, после чего подвижные части доезжают до упора и прицел сбивается безнадёжно. Тогда как другие конструкторы — например, И.Я. Стечкин в конкурсном ТКБ–0146 — с накоплением отдачи трёх выстрелов справились. А уж создатели немецкой безгильзовой Heckler & Koch G11 решили эту задачу задолго до конкурса «Абакан». По критериям климовского ЦНИИ точного машиностроения наилучшие результаты во всех конкурсных испытаниях показал автомат ТКБ-0111, разработанный в тульском Центральном конструкторско-исследовательском бюро спортивного и охотничьего оружия (ЦКИБ СОО) Г.А. Коробовым. Правда, испытывали его почему-то вне конкурса. Да и в производстве АН-94 — чуть ли не сложнейший из всех конкурсантов. Соответственно и дорог настолько, что армия пока заказала лишь установочную партию — на один полк.
Впрочем, традиционные странности российской армии не умаляют инженерного подвига самого конструктора. Даже если АН-94 — не лучший из конкурсных образцов (да и вряд ли возможно быть лучшим одновременно по всем показателям), он всё же явно точнее серийных автоматических винтовок всех армий мира. Так что слава этого автомата вполне заслуженна. Как слава любого рекордсмена.
Спортивный бой
Во всём мире популярны виды спорта, которые у нас принято называть военно-прикладными. Во множестве боевиков творят чудеса чемпионы по высшему пилотажу, парашютному спорту, стрельбе из лука... В 1941-м под Москвой действовал даже целый диверсионный батальон (Отдельный МотоСтрелковый Батальон Особого Назначения — ОМСБОН), составленный из первоклассных спортсменов.
Вот только в открытый бой с регулярными воинскими частями никто этот батальон не бросал. Не только потому, что чемпионов слишком мало, чтобы ими рисковать. Но и потому, что результаты боевого столкновения были вовсе не гарантированы. Условия в спортзале и на поле боя не всегда одинаковы.
Рекордная кучность АН-94 достигнута, правда, не в зале, а на полигонах. Условия там максимально приближены к боевым. Во всём, кроме одного — поведения мишеней.
Хотя конкурсные условия как раз на это поведение и ориентировались. Повышенная кучность огня, по мысли организаторов, должна гарантировать поражение противника несколькими пулями — и тем самым обеспечить выведение его из строя при любых условиях.
Многократное убийство
Но, между прочим, больше ста лет назад великий реформатор российской армии генерал Драгомиров протестовал против внедрения пулемётов именно потому, что незачем расстреливать солдата вдогонку, несколькими пулями — одной вполне достаточно.
Правда, Драгомиров неверно понимал само назначение пулемёта. Он нужен не для того, чтобы поразить уже падающего противника несколькими дополнительными попаданиями. Смысл пулемётной очереди в том, чтобы хоть одна из множества пуль, неизбежно неточно нацеленных в горячке боя, нашла мишень. В современном скоротечном бою на выведение из строя одного бойца тратятся сотни и тысячи выстрелов. Потому и понадобилось автоматическое оружие, чтобы эти сотни уложились в считанные секунды.
Но тогда зачем же организаторы конкурса «Абакан» поставили перед конструкторами задачу, справедливо высмеянную ещё в прошлом веке?
Очевидно, затем, что условия с тех пор поменялись.
Четырёхлинейная (0.4 дюйма = 10.16 мм) пуля винтовки Бердана, правда, развивала невысокую по нынешним понятиям скорость — дымный порох не на многое способен. Но это сказывалось разве что на дальности боя. Энергия же пули была более чем достаточна для убиения цели в любой точке траектории. Поэтому писатель Василий Звягинцев справедливо отмечает: народовольцы могли проделать с Александром II Николаевичем Романовым то же, что через восемьдесят с лишним лет сделали с Джоном Фитцджералдом Кеннеди — и не стоило возиться с минами и ручными гранатами.
Патрон образца 1889-го года, впервые применённый в винтовке Мосина 1891-го, содержит в гильзе (длиной 54 мм, с выступащим бортиком — rund) бездымный порох. Поэтому и калибр его уменьшили до трёх линий — десятых долей дюйма (0.3 дюйма = 7.62 мм). За прошедшие 110 лет пуль для патрона 7.62*54R разработано множество. Но все они развивают скорость не меньше 800 метров в секунду. Дальность полёта соответственно выросла: в первых образцах винтовки Мосина прицел градуирован на 3000 шагов (2200 метров), а предельная (при угле возвышения около 40 градусов) дальность достигает 5 километров. И на всём этом пути пуля смертельно опасна.
Известен даже случай, когда уроненная винтовка случайно выстрелила, пуля ушла в небо почти вертикально, упала на соседней улице — и убила человека. Поэтому, кстати, стрельба в воздух — далеко не самое безопасное развлечение. Уж лучше стрелять в землю — почти вертикально, чтобы избежать рикошета.
Собственно, что такое — смертельная опасность?
Энергия смерти
Считается, что пуле достаточно иметь энергию 50 джоулей (килограммовая гиря, упавшая с высоты 5 метров), чтобы убить человека — если пойдёт она только по мягким тканям. 80 Дж хватит, чтобы ещё и пробить по дороге любую кость.
Самый маломощный массово применяемый патрон — Browning 6.35 (он же .25 ACP — Automatic Colt Pistol) — развивает 60 Дж. То есть из дамских пистолетов надо целиться в живот: даже ребро такая пуля может не пробить — а если и пробьёт ребро, то не пробьёт сердце. Недаром в 20-е годы конструктор Коровин, создавая под этот патрон пистолет ТК, добился заодно производства в Туле патронов с усиленным зарядом: ТК развивает 80 Дж.
Впрочем, этот пистолет давно снят с производства. Зато специально для высших офицеров с 1974-го выпускается существенно более удобный, но ненамного более мощный пистолет самозарядный малокалиберный (ПСМ) конструкторов Лашнёва, Куликова и Симарина. Он сделан под патрон Анны Денисовой 5.45*18 с энергией пули 120 Дж. Более чем достаточно.
Патрон Сёмина 9*18 1943-го года развивает в пистолете Макарова 304 Дж. В пистолете Стечкина — 350 Дж: ствол 140 мм вместо макаровских 98.
Патрон Browning 7.65*17HR (half rund — половинный бортик, то есть дно гильзы шире её стенок, но очень ненамного; этого хватает, чтобы патрон не проваливался в револьверный барабан, но из пистолетного патронника гильзу вытягивают за проточку около дна), он же .32 ACP, развивает 210–220 Дж (в зависимости от длины ствола), Browning 9*17 (.380 ACP — на самом деле 0.380 дюйма = 9.65 мм, но маркировка сложилась исторически) — около 250 Дж. Кстати, сейчас у нас выпускается несколько пистолетов под патрон 9*17: закон об оружии разрешает охранным службам использовать только оружие менее эффективное, чем у армии, милиции и преступников.
На Западе патрон Browning 9*17 считается минимально приемлемым для эффективной самообороны против преступника, не располагающего огнестрельным оружием. Полиции иногда соглашаются на патрон 9*18 Ультра с энергией 340 Дж. Армии же НАТО стандартизировали для своих пистолетов патрон Parabellum 9*19. В 1902-м Георг Люгер его спроектировал на 400 Дж. Впоследствии, усовершенствовав конструкцию пистолета Parabellum, Люгер поднял энергию патрона до 500 Дж. Кстати, поэтому современными патронами из парабеллумов, сделанных до Первой мировой, стрелять нельзя: могут сломаться мелкие детали.
Патрон Маузер 7.63*25 развивает в пистолете Маузер 1896-го года 504 Дж. Его советская модификация 7.62*25, хотя и больше по калибру (у нас калибр меряют по минимальному диаметру нарезного ствола, а на Западе — по максимальному, так что на Западе наш патрон маркировался бы 7.92*25), но развивает в ТТ 1930-го года 490 Дж: ствол у Маузера — 140 мм, а у ТТ — 127.
Более мощные патроны в пистолетах применяются редко. Слишком сложная нужна конструкция, чтобы сдержать большую энергию отдачи и в то же время обеспечить автоматическое перезаряжание. Скажем, шведский патрон 10 мм Авто с энергией около 1000 Дж особой популярности пока не обрёл.
В револьверах конструкция надёжнее: при выстреле практически ничто не движется. Поэтому и патроны там можно применять помощнее. Скажем, Smith & Wesson .357 (9 мм) Magnum даже в двухдюймовом (50.8 мм) стволе развивает чуть ли не 700 Дж. А в восьмидюймовом — около 1600!
Есть, правда, автоматические пистолеты и под SW .357 Magnum, и под SW .44 (11.176 мм) Magnum с энергией порядка 2000 Дж, и даже под Action Express .50 (12.7 мм) — чуть ли не 2500 Дж. Но они сложны и тяжелы. Не удивительно — это уже скорее винтовочные энергии. Не зря израильский Desert eagle (пустынный орёл), выпускаемый под все эти патроны, работает на отводе газа из ствола — схема, типичная как раз для винтовок.
Русский трёхлинейный патрон развивает в разных образцах оружия примерно 3500–4000 Дж. Самый мощный винтовочный патрон Первой мировой — американский 7.62 мм образца 1906-го — около 4500 Дж. Это было полезно в начале века, когда пулемётов было мало и войска били залпами километра на полтора–два. Но на реальных дистанциях современного винтовочного огня такая энергия явно избыточна. Поэтому в 1952-м в качестве НАТОвского стандарта принят патрон, разработанный фирмой Winchester для стрельбы по оленям: 7.62*51 с энергией около 3300 Дж.
Для автоматических винтовок и этого слишком много: отдача от очереди не даёт устоять на ногах. Поэтому ещё до Первой мировой войны наш конструктор автоматического оружия Фёдоров разработал патрон калибра 6.5 мм с меньшим импульсом отдачи. С началом войны он переделал своё оружие под японский (в той войне Россия и Япония были союзниками) патрон Арисака того же калибра, но ещё меньшей мощности: японские солдаты были слишком малы для отдачи тяжёлых патронов.
В 1943-м Елизаров и Сёмин создали патрон 7.62*39. В карабине Симонова 1945-го года он развивает 2000 Дж, а в автомате Калашникова 1947-го — 1800 Дж (ствол СКС — 520 мм, АК — 415 мм).
На эту энергию ориентировались и конструкторы американской фирмы Armalite, создавая в 60-е годы малокалиберную винтовку. Они выбрали патрон Remington .222 для охоты на мелкую быструю дичь. Новый НАТОвский стандарт — 5.56*45 — развивает в различных образцах автоматических винтовок 1700–2000 Дж.
В свою очередь советские конструкторы, уменьшая калибр патрона, ещё снизили энергию. Патрон 5.45*39 1974-го года развивает до 1380 Дж. Этот патрон используется и в АК-74, и в АН-94.
Кстати, фактический минимальный диаметр ствола — не 5.45, а 5.40 мм. Уже при доводке оружия увеличили толщину хромового покрытия ствола. Но во всех утверждённых и подписанных высоким начальством документах стояло число 5.45. И менять документацию не стали.
Запас кармана не ломит
Итак, большинство массово применяемых патронов обеспечивают энергию несравненно больше требуемой для человекоубийства. Настолько больше, что даже непонятно: зачем, собственно, так много?
Одно объяснение напрашивается само собой. Пространство вокруг нас далеко не безвоздушное. Соответственно и пуля расходует в полёте немалую долю энергии на перемещение этого самого воздуха. Если скорость сверхзвуковая, то в воздухе образуется ударная волна — тут уж потеря энергии феерически велика. Естественно, для сохранения убойности в конце траектории нужен избыток энергии на вылете из ствола.
Иной раз избыток этот столь велик, что пуля оказывается опасна не только для того, в кого целятся. Например, полицейский зачастую вынужден перестреливаться с преступником на людной улице. Промах — и под угрозой оказываются невинные прохожие. Ведь даже сравнительно маломощный пистолет Макарова способен убить на расстоянии 350 метров!
Поэтому специально для полиции разработаны пули, теряющие энергию невероятно быстро. Они чаще всего легки, поэтому дульная скорость у них в несколько раз выше, чем у обычных. Чем выше скорость, тем больше энергии уходит в воздух. Первые такие пули сделал ещё в начале века датский конструктор Шоубо. Алюминиевая пуля калибра 10.35 мм на двадцати метрах валит с ног любого — но уже на пятидесяти почти безопасна.
И форма пули может повысить сопротивление. Например, французская пуля THV (tres haute vitesse — очень высокая скорость) похожа на горлышко бутылки. И сделана из меди, чтобы весить поменьше. Соответственно убойная дистанция у неё — метров 15–25 в зависимости от патрона.
Сквозь преграды
Но зачем же искусственно сокращать дальнобойность мощных патронов? Не лучше ли взять оружие послабее?
Не лучше. В частности, потому, что мишени нагишом не ходят.
Я уже говорил: для пробития кости пуле нужны запасные 30 Дж. Одежда чаще всего не так прочна, как кость — но и на неё надо сколько-то израсходовать. А сколько ходит легенд о спасительных, остановивших пулю, портсигарах и медалях (жаль только, ничего не рассказывают те, кого медали не спасли)!
Иногда приходится стрелять сквозь двери или заборы. Пуля российской трёхлинейки пробивает полуметровую земляную насыпь — очень полезно в окопной войне. Известен случай, когда нью-йоркские полицейские не могли достать преступника сквозь дверь автомобиля. Стреляли пулями THV. Со слишком большой дистанции, конечно. Потому что метров с десяти такая пуля легко продырявит и автомобильную сталь, и бронежилет.
Бронежилеты распространились сравнительно недавно. Но уже заставили радикально менять требования к оружию. Теперь пуля должна если и не пробить жилет, то оглушить, а если повезёт, то промять жилет настолько, что рёбра поломаются. Или хотя бы сбить жилетоносца с ног. По американскому выражению, вышвырнуть человека из сапог.
В десятку
Дело не только в броне. 50 или 80 Дж достаточно при попадании в жизненно важный орган. Но этих органов у человека не так уж много. Соответственно малы и шансы на смертельное попадание.
Более того, смертельно раненый не всегда умирает сразу. Даже пуля в сердце оставляет секунд тридцать на осмысленную активную деятельность. Следовательно, даже самое точное попадание не гарантирует от ответного попадания, столь же точного.
Недаром на оружейном рынке США до сих пор самый популярный пистолетный патрон — .45 (11.43 мм) ACP. Пистолет Джона Мозеса Браунинга под этот патрон принят на вооружение армии США в 1911-м и снят с вооружения только в 1985-м. Рекордная долговечность одного армейского образца! За 74 года его модернизировали только раз: в 1921-м сделали рукоятку поудобнее. Более того, для любителей этот пистолет выпускается до сих пор — и в исходном варианте, и в десятках модификаций. И многие другие пистолеты переделываются специально для американского рынка — под патрон .45 ACP. Хотя энергия у него меньше, чем у Parabellum, процентов на десять. Зато пуля большего калибра заметно резче тормозится при попадании. Соответственно и сотрясение тела сильнее. И поражённый такой пулей человек скорее всего дать точный ответный выстрел не сможет.
Почему же этот патрон так популярен именно на американском рынке? Да потому, что оружие там носят если не все, то очень многие. Самая вероятная перестрелка — уличная, с двух–трёх шагов. Промахнуться практически невозможно. Низкая кучность стрельбы, неизбежная при лёгком оружии и тяжёлой пуле, никого не волнует. Зато и раненый противник, если сможет выстрелить, то тоже попадёт. Значит, надо, чтобы выстрелить не смог.
Останавливающее действие пули — дело сложное и до сих пор толком не формализованное. Определяют его чаще всего долгим и тяжёлым опытом.
Зависит оно не только от калибра и массы пули, но и от её формы. Например, у пуль THV оно заметно выше, чем у многих других, благодаря тому, что острый носик с последующим расширением резко разбрасывает ткани во все стороны — раневый канал намного шире самой пули.
Чтобы увеличить зону поражения, пули могут деформироваться и даже рваться на куски. Правда, армиям всего мира такие пули запрещены международными соглашениями. Зато частные лица и полиции такими запретами не скованы. Поэтому для того же патрона .45 ACP выпускаются десятки видов пуль, при попадании увеличивающих диаметр чуть ли не втрое.
Правда, армии тоже нашли способ обойти женевскую конвенцию. Центр тяжести винтовочной пули смещают так далеко назад, что при попадании она немедленно разворачивается боком. То есть эффективный калибр соответствует уже не диаметру пули, а её длине.
Особенно важно это, если калибр очень уж мал. Кувыркаются в теле пули обоих наших малокалиберных патронов — и пистолетного 5.45*18, и винтовочного 5.45*39. И пуля американского патрона 5.56*45 кувыркалась.
Но стандартом НАТО стала не американская пуля, а бельгийская, у которой центр тяжести сдвинут насколько возможно вперёд. Она при попадании чаще всего идёт по-прежнему прямо.
Ведь американская пуля столь неустойчива, что опрокидывается от удара не только в тело, но и в любой древесный лист. Поэтому во Вьетнаме, где впервые применили новые патроны, попасть в партизана, сидящего за кустом, оказалось почти невозможно. Зато вьетнамцы нашими патронами 7.62*39 поражали американцев в любых зарослях.
Кстати, и наши АК-74 оказались крайне малоэффективны в афганской «зелёнке». Хотя патрон 5.45*39 создавался уже в конце вьетнамской войны. Можно было бы учесть опыт потенциального противника. Не зря говорят, что военные всего мира готовятся не к будущей войне, а к пред-предыдущей.
Расстрел вдогонку
Но даже летя боком вперёд, малокалиберная пуля имеет слишком малое останавливающее действие. Одиночного попадания чаще всего не хватает, чтобы надёжно вывести противника из строя. И если он также вооружён автоматическим оружием, ответная очередь скорее всего попадёт.
Вот, оказывается, ради чего затеян конкурс «Абакан». Чтобы вывести противника из строя, одного попадания и впрямь нынче недостаточно. Фраза генерала Драгомирова о расстреле вдогонку — уже не насмешка, а вполне серьёзная и полезная рекомендация. И конструкторам пришлось добиваться её неукоснительного исполнения.
Мощность — дело тяжёлое
Но зачем же всё так усложнять? Почему бы просто не взять патрон поэнергичнее?
Слишком уж много в современном бою расходуется патронов. Чем они мощнее, тем тяжелее. Тем больший груз придётся носить солдату. Тем скорее он устанет и потеряет боеспособность.
Кроме того, патроны приходится ещё и производить. Мощный патрон дороже. А финансовые и производственные ресурсы государства не бесконечны. Мощными патронами армию не удастся снабдить в должном множестве.
В белый свет как в копейку
А зачем, собственно, расходовать так много патронов? Почему бы не прицелиться получше?
Потому, что противник тоже стреляет.
В современном бою мало кто надеется попасть. Чаще всего стреляют просто ради того, чтобы прижать противника к земле, втиснуть в укрытия — и помешать ему целиться.
Естественно, противник отвечает таким же бесприцельным огнём. Тысячи выстрелов с обеих сторон. Если повезёт, одна пуля кого-нибудь достанет.
Картина очень похожа на «наступление огнём» в испанской гражданской войне. Тогда на участок наступления подвозили несколько вагонов снарядов и патронов, выстреливали всё это по вражеским позициям и смотрели: ушёл враг с позиций? Ушёл — порядок, можно продвигаться. Нет — наступление не удалось.
Методика, конечно, очень способствующая сохранению жизни — своей и чужой. Но в военном отношении не слишком эффективная.
Секунда на прицел
Но ведь огонь непрерывным не бывает. По меньшей мере менять магазин или ленту время от времени приходится. Даже самый тренированный боец потратит на это секунды две. Более чем достаточно, чтобы высунуться, прицелиться и выстрелить.
И попасть?
Вот с этим сложнее. Конечно, хорошему, тренированному стрелку секунды на прицельный выстрел хватит. Но много ли в армии тренированных стрелков?
Я пишу эти строки на углу московских улиц Снайперской и Молдагуловой. Неподалёку от этого угла находится Высшая комсомольская школа (ныне Институт молодёжи). В конце 1942-го и начале 1943-го в ней работали женские снайперские курсы. Лучшая выпускница курсов — Галия Молдагулова — обзавелась личным кладбищем в несколько сот национал-социалистов, за что и стала Героем Советского Союза.
За полгода тренировки можно научить человека точно стрелять, укрываться от вражеских стрелков, высматривать укрывшихся противников... Если, конечно, не жалеть сил и средств на обучение: хороший стрелок тратит в каждой тренировке десятки и сотни патронов. И если обучаемый располагает необходимыми задатками: у меня, например, руки с ранней юности дрожат так, что из пистолета Макарова я выбиваю всего 6–7 очков на выстрел (по стандартной поясной мишени с 25 метров). Снайперы во всех армиях мира признаны товаром штучным. Но и средний боец может кое-чему научиться. Опытный профессионал за ту самую секунду, которую даёт чужая перезарядка, успеет если не пустить единственную убийственную пулю, то хотя бы полить противника очередью достаточно хорошо направленной, чтобы одна пуля из десятка (обычная скорострельность нынешних автоматических винтовок — около 10 выстрелов в секунду) нашла цель.
Много ли в армиях профессионалов
Во Вьетнаме воевала армия, сформированная по призыву. Кстати, именно боевая проверка её качества заставила США перейти к армии наёмной. Не говоря уж о моральном факторе — война была непопулярна, и призывники не горели желанием в ней соучаствовать. Естественно, выучка американских солдат оставляла желать очень много лучшего. Надежды на точность их стрельбы не было ни малейшей. Потому и пришлось поливать огнём всё вокруг — и переходить на малокалиберный патрон.
Зато опытные бойцы, многократно обстрелянные обстрелянные и много пострелявшие, предпочитали трофейные АК. Не только благодаря высочайшей надёжности (у М-16 газоотводная система практически открыта — не имеет поршня — и поэтому легко загрязняется). Но и благодаря ощутимо большему (вопреки многим легендам) останавливающему действию. Да и попадать сквозь кусты очень полезно в джунглях.
Вьетнамская армия тоже состояла в основном из мобилизованных. Но воевали они до победы — то есть многие годы подряд. Соответственно и боевого опыта у них было больше. И стреляли они точнее — даже несмотря на повышенную по сравнению с М-16 отдачу АК и собственную хрупкую на фоне американцев комплекцию. Так что потребности в малых патронах они не ощущали. Как и следует профессионалам.
Зато СССР от профессиональной армии отказывался всегда.
Официально — по идеологическим мотивам. Страну, существующую для блага всего народа, должен защищать весь народ.
Неофициально — по нежеланию командиров. Профессионала не заставишь строить генералу дачу или откармливать свиней в подсобном хозяйстве. А если и заставишь, любой ревизор накажет: профессионал оплачивается высоко — слишком дорого тратить его время на неслужебные цели.
После исчерпания социализма официальная причина поменялась. Теперь ссылаются как раз на дороговизну профессиональной армии. Хотя численность такой армии может быть куда ниже: один обученный боец стоит взвода призывников — особенно если они держали лопату и метлу чаще, чем автомат. Соответственно и профессиональная армия в целом дешевле призывной.
Правда, наше генеральё вдохновляется не только заботой о своих дачах. Гордится оно и памятью о былых блаженных временах, когда врага останавливали баррикадами из тел своих солдат.
На заре перестройки страну потрясли рассказы о десятках тысяч танков, законсервированных аж за Уралом. Куда столько? Между тем число танков было точно рассчитано. Военные специалисты определили, в каких местах Западной Европы НАТО сможет применить против советских танковых колонн ядерное оружие, не разрушая до основания свои древние города. Отсюда вычислили, сколько техники будет потеряно по пути к Атлантике. И запасли столько танков, чтобы эти боевые потери не замедлили прорыв. А с экипажами проблем не ожидалось: любой колхозный тракторист — почти готовый механик-водитель.
Нужна ли при таких гордых планах профессиональная армия?
Вот и прогоняют генералы до сих пор через казармы, дачестроительства и подсобные хозяйства всех мальчишек, до которых могут дотянуться. И даже не пытаются учить их боевым наукам. Да и опасно такое обучение. Сейчас солдат, доведенный до отчаяния дедовщиной и каторжной работой, может застрелить разве что соседей по караульному помещению. А умел бы целиться — того и гляди, достал бы какого-нибудь лампасоносца, который казарму десятой дорогой обходит.
Потому и перевели доблестную советскую армию на малокалиберный патрон. Да ещё и послабее НАТОвского раза чуть ли не в полтора.
Со второго раза
Вот и оказалась реальная боевая эффективность новейших АК-74 куда меньше, чем старых АК-47/59. Хотя убойное действие не хуже. Зато останавливающего действия не хватает катастрофически. И импульс новой пули столь мал, что сбить человека с ног ей чаще всего не под силу.
Да и действие по укрытиям ничтожное. Даже если пуля пробьёт дверь насквозь — дальше полетит куда угодно, только не в прежнем направлении.
А уж бронежилет — препятствие для нового патрона совершенно непреодолимое. Эффект примерно тот же, какой давала броня штурмовика Ил-2. Броня была тонкая. Пуля со стальным сердечником её пробивала. Но при этом неизбежно начинала кувыркаться. И сердечник ломался о края пробитого отверстия. Дальше летели мелкие и поэтому безобидные осколки.
На все эти семь бед ответ нашёлся один. Если в одну точку попадут две пули, вторая легко пройдёт в отверстие, пробитое первой, и добьёт противника, будь он за дверью или в бронежилете. И чтобы сбить с ног, двух пуль хватит.
Сначала мы уменьшаем эффективность каждого попадания. Потом возмещаем эту потерю увеличением числа попаданий. Совсем как в стихах Кэррола.
Правда, два патрона 5.45*39 тяжелее и дороже одного 7.62*39. А главное — попадания в одну точку при стрельбе очередями практически невероятны.
Отсечка
Конечно, тут и оружейная мода сказалась. В большинстве современных автоматических винтовок (и даже в некоторых пистолетах, вроде итальянского Beretta 93R и немецкого Heckler & Koch VolksPistole 70) есть отсечка — ограничитель, выключающий очередь после третьего выстрела. Китайцы даже свою версию АК-47 отсечкой оснастили.
Только смысл отсечки несколько в ином. Обычное автоматическое оружие после трёх выстрелов отдача уводит в сторону настолько, что при обычном прицеливании вероятность попадания в одиночного противника слишком уменьшается. Вот и отключается огонь. Но в большинстве винтовок сохранён наряду с трёхпульным и обычный, неограниченный, режим. Чтобы без помех вести самый массовый, бесприцельный, огонь.
Абаканский тупик
Вот так и родился легендарный конкурс. Вот почему уже по ходу его так легко отказались от требования к кучности трёхпульной очереди, зато кучность первых двух пуль повысили. Ведь если автомат нацелен точно, то двух пуль в одну точку хватит и для оглушения противника, и для дырки в бронежилете. А если нацелен плохо, то и три пули уйдут мимо мишени.
Так и родилось оружие, позволяющее профессионалу высшего класса эффективно пользоваться боеприпасами, рассчитанными на новобранца.
Эффективно ли?
Как ни старайся, две пули в одну точку не лягут. Особенно если патроны массовые — значит, с высоким разбросом параметров. Любой профессионал предпочтёт один выстрел с большей пробивной и останавливающей способностью. Не зря новейшая разработка ЦКИБ СОО — автомат А-91М (главный конструктор В.П. Грязев) — рассчитана на старый патрон 7.62*39.
А снайперские винтовки до сих пор делают под патроны начала века. Или даже под специальные, ещё мощнее — например, финский .338 (8.6*70) Lapua Magnum с энергией около 6800 Дж. Есть даже снайперские винтовки под патроны крупнокалиберных пулемётов — .50 (12.7*99) Browning (17000 Дж) и наш 12.7*108 (18900 Дж). Чтобы из такой попасть, нужен немалый опыт. Да и в плечо бьёт изрядно. Зато противник в любом бронежилете выводится из строя на любой дистанции, на какой можно его чётко увидеть в десятикратный прицел.
Правда, оружие, соответствующее «абаканской» спецификации, вроде бы универсальнее. Можно и точно попасть, если есть возможность прицелиться, и очередями вслепую противника поливать, если нет другого выхода.
Только вслепую чаще всего стреляешь по укрытию. А тут возможности тяжёлого патрона явно лучше. Он многие укрытия пробить может. Пуля же 5.45, даже если что и пробьёт, то дальше пойдёт боком — и никого за укрытием не ранит.
Словом, условия конкурса «Абакан» противоречивы. Новобранец оружие для профессионала толком не наведёт. А профессионал боеприпасами для новобранца не поразит даже ту цель, в которую попадёт.
Военные говорят: слишком сложно снабжать войска сразу двумя видами патронов. Но и сегодня в пехоте винтовочных патронов два. Единый пулемёт Калашникова ПК-61/69 использует патрон 7.62*54R образца 1889-го. А ведь такой пулемёт есть по меньшей мере в каждой роте. Так что на передовую всё равно приходится подавать два разных боеприпаса. Да ещё и пистолетные патроны нужны.
Между прочим, профессионалы и впрямь предпочитают мощное оружие. Взгляните на чеченских боевиков в телерепортажах. Они в большинстве профессионалы — по крайней мере ничем, кроме стрельбы, зарабатывать не умеют. И носят они чаще всего АК-47/59. А кто посильнее, таскают ПК-61/69. Хотя он даже без патронов весит 9 кило в исходном варианте 1961-го года и 7.5 в модификации 1969-го. Да ещё и коробка с патронной лентой — 4–8 кило в зависимости от ёмкости. Зато любую цель за полтора километра поразит даже за бревенчатой стеной или окопным бруствером. АК-74 с полным боекомплектом — килограмма четыре. Но если из него никого не поразишь, то все эти килограммы — лишние.
Изобретательская задача
Итак, условия конкурса «Абакан» противоречивы. Обычные конструкторские решения заводят в тупик.
Генрих Саулович Альтшуллер, создатель теории решения изобретательских задач (ТРИЗ), учит: противоречие, непреодолимое для конструктора, преодолевается изобретением. И если противоречие заложено в самой структуре системы, к которой относится конструкция, то изобретение требует выхода в надсистему.
Противоречие в системе вооружений, в которую входит «Абакан», очевидно. Надо перейти в надсистему. Снять противоречие в структуре всей армии.
Сейчас её пытаются строить из смеси новобранцев и профессионалов. Это и порождает все нелепицы.
Без профессионалов не обойтись. Не говоря уж о сложных технических родах войск (флот, авиация), и в обычной пехоте есть задачи (вроде войсковой разведки), которые новобранцу не решить. Даже в армейских боевиках советских времён (например, «В зоне особого внимания») группа опытных офицеров и прапорщиков проходит через заслоны рядовых призывников, как нож через тёплое масло.
Стало быть, придётся отказываться от новобранцев. Армия должна стать полностью профессиональной. Сколько бы дремучих генералов ни понадобилось для этого выкорчевать.
Будущее оружие
А профессионалу «Абакан», увы, не нужен. Как бы ни обидно было нашим конструкторам. Всю их недюжинную изобретательность генералы направили на ложную цель. Придётся начинать работу заново. Новое оружие будет скорее всего чем-то между нынешним опытным автоматом А-91М и старой, давно испытанной снайперской винтовкой Драгунова СВД-64/91.
Правда, может показаться, что точный автомат под лёгкий патрон нужен войсковым разведчикам. Носимый боезапас у них поневоле ограничен, а действовать в тылу противника приходится иной раз подолгу.
Ан нет. Войскового разведчика лучше всего вооружать трофейным оружием. Или своим — но под вражеские боеприпасы. Вроде новейших модификаций АК под НАТОвский 5.56*45. Тогда проблем с патронами во вражеском тылу и вовсе не будет. Подстерёг одиночного вражеского бойца или отставший от колонны грузовичок — вот и пополнение боекомплекта. А уж если выйдешь живым из боя — подсумки всех покойников к твоим услугам.
Может быть, армия, став профессиональной, и объявит конкурс «Абакан-2»: на оружие высокой кучности под НАТОвский патрон. Тем более что экспортные перспективы такого оружия несравненно выше.
А может быть, и прочим нашим профессионалам такое оружие пригодится. Ведь энергия патрона 5.56*45 даже несколько выше, чем 7.62*39. Правда, действие по укрытым целям у него из-за малого калибра заметно хуже — но в целом приемлемо. Это, конечно, тоже компромисс. Но на существенно более высоком уровне.
Одно лично для меня несомненно. АН-94 — да и любой другой конкурсант «Абакана» — проблем нашей армии не решает. Поэтому шансов на долгую жизнь и массовый выпуск не имеет. По конструкторскому таланту это и впрямь оружие будущего. По военной мысли, поставившей перед конструкторами ложную цель — оружие прошлого.
________________________________________
________________________________________
© 1999.06.04.14.26, Анатолий Вассерман
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15696
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: "КАРТРИДЖНОЕ" СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ. реальность и перспектив

Сообщение EvMitkov » 31 май 2011, 01:52

Затвор, патрон, рубль

Анатолий Вассерман

Благодарю известного конструктора оружейной техники Константина Александровича Барышева (однофамильца главного героя этой статьи) за серьёзные аналитические замечания, заставившие меня уточнить многие детали этой статьи.

Всего двенадцать баксов — а сколько удовольствия!
Из фильма «Харлей Дэвидсон и ковбой Мальборо»


Герой Микки Рурка в классическом боевике стал целиться намного тщательнее после того, как напарник ему объяснил: патрон Smith & Wesson .44 (0.44 дюйма = 11.176 мм) Magnum стоит два доллара. Но даже тогда, чтобы впервые в жизни попасть в человека (и убить — другой результат при таком патроне маловероятен), ему понадобилось шесть выстрелов с нескольких шагов.
В реальном бою, особенно армейском, дистанции куда больше. И выучка солдат далеко не всегда соответствует голливудским нормам. Патроны и доллары тратятся тысячами…
Армия не желает
Интересно обсуждала оружейная пресса судьбу новых (начатых в 1960-х годах) разработок известного конструктора Барышева. Судьба и впрямь не очень понятная.
Конструкции замечательно хороши. По крайней мере чешские оружейники уже кое-что украли — в этом виде бизнеса дело обычное. А плохое не воруют.
Вес скромен. Правда, противоречивые армейские требования и серийная технология неизбежно утяжелят конструкцию. Но запас столь велик, что даже после всех этих неприятностей оружие останется лёгким.
Отдача ничтожна. Стрелять из крупнокалиберного пулемёта можно стоя. Доселе это удавалось разве что австралийцам. Во время Второй мировой они разработали систему с постоянной — а потому небольшой — силой отдачи. Но патрон Browning 12.7*99, использованный в тех давних опытах (нынешний стандарт НАТО), процентов на десять слабее принятого у нас (тоже созданного в ходе Первой мировой) патрона TuF (Tank und Flieger — танк и самолёт) 13.2*118 (12.7 — по русской традиции патрон маркируют не максимальным, а минимальным диаметром ствола). Так что достижение Барышева внушительнее. Не говоря уж о ручном автоматическом гранатомёте — тоже допускающем стрельбу стоя.
Кучность — благодаря малой отдаче — выше всяких похвал. Хотя военные сетуют: из-за предварительного движения затвора точность первого выстрела меньше, чем у снайперской винтовки. Но рядовому стрелку, бьющему очередями, важнее точность выстрела второго, пятого…
Так что системы Барышева явно лучше большинства существующих. Неизбежные недостатки будут устранены при обычной доводке или вообще реального значения не имеют. Тем не менее советская, а ныне российская, армия категорически не хочет этими системами пользоваться. Изобретая самые смехотворные предлоги.
Чудеса с полным разоблачением
Конечно, наши генералы в массе своей никогда умом не отличались. А к качеству оружия даже лучшие из них, явно в эту массу не входящие, относились более чем странно. Вспомните хотя бы суворовское: «Пуля — дура, а штык — молодец» (мнение — даже в его время — явно устаревшее). Генерал Драгомиров все свои огромные заслуги в реформировании армии при Александрах — II Николаевиче и III Александровиче — обесценил упорным сопротивлением внедрению пулемётов.
Не говоря уже о таких чудесах, как маршал Кулик. Тот вообще сделал себе в 1937–41 гг. карьеру уничтожением всего, чего достиг в области вооружения Красной Армии один из немногих интеллигентных военачальников Тухачевский. Так что войну мы встретили с винтовками и пушками очевидно худшими, чем в середине 1930-х. Одна замена автоматической винтовки Симонова на самозарядную Токарева (гораздо более сложную в изготовлении и менее надёжную в работе) — вопреки мнению всех специалистов и производственников — чего стоит!
Но у любой подобной нелепости обнаруживаются при ближайшем рассмотрении причины куда более серьёзные, чем рядовая глупость. Русскую армию тренировали не для боя, а для парада — и Суворов, чтобы наилучшим образом распорядиться имеющимся материалом, противопоставлял механической прусской выучке (обеспечившей неповторимую по тому времени скорострельность) инициативу российских солдат вне парада. За упрямством Драгомирова стояла слабость промышленности: патроны не удавалось массово производить — следовательно, и массово расходовать.
Даже патологический Кулик — лишь следствие сталинского погрома армии. А Сталин, судя по всему, более всего боялся мести за развал российской экономики под лозунгом ускоренной индустриализации. Реальные, не замаскированные пропагандистскими истериками, результаты первых пятилеток в несколько раз хуже того, чего достигла бы страна при продолжении НЭП. А прекращение НЭП — заслуга именно Сталина: ему нужно было хоть что-нибудь, но чем поскорее — невзирая на последствия. И любой способный разобраться в статистической лжи — или хотя бы ощутить её — объективно оказывался врагом вождя, сделавшего карьеру на разрушении народного хозяйства. А посему подлежал превентивному истреблению.
Немцы говорят: «Из каждого свинства можно выкроить кусочек ветчины». Я — убеждённый марксист. То есть верую: за любой житейской непонятицей найдётся сугубо экономическая причина.
Экономика — а не чья-то косность — мешает и Барышеву.
Судя по описанию в журналах, Барышев использует полусвободный затвор и выстрел на выкате подвижных частей.
Половина свободы
Основа классификации систем автоматики — поведение затвора в момент выстрела. Понятно, что он должен надёжно перекрывать ствол, пока давление газов там слишком велико и может разорвать гильзу, но легко и быстро отходить назад, когда давление упадёт до приемлемого уровня.
Затвор может быть совершенно свободен — тогда ускорение его движения назад определяется только массой. Например, затворы большинства пистолет-пулемётов свободные: сравнительно большая масса всего оружия позволяет без непропорционального утяжеления устроить массивный и поэтому медленно открывающийся затвор.
Однако при большой мощности патрона масса, необходимая для предотвращения проблем с гильзой, растёт неприемлемо быстро. Пистолеты со свободным затвором под патрон Mauser 7.63*25 или его версию ТТ 7.62*25 настолько тяжелы, что даже лучший из них — Воеводин 1941 г. — так и не нашёл массового применения: лишь когда Стечкин (судя по рассказу известного историка советского оружия Болотина) реконструировал его под патрон Сёмина 9*18 (на Западе — 9.2) 1943 г., пистолет в 1951-м пошёл в серию. А все попытки Рощепея создать под трёхлинейный патрон 7.62*54R 1889 г. винтовку со свободным затвором не пошли дальше экспериментальной мастерской.
Затвор может быть скреплён со стволом и отпираться уже после выстрела. Энергию для срабатывания механизма можно отбирать от газового потока в стволе. Так действуют почти все автоматические винтовки под сравнительно мощные патроны, включая знаменитые M–16 Стонера и АК–47 Калашникова. Энергию можно также накопить в движении затвора совместно со стволом — так устроено большинство армейских пистолетов. Есть и более экзотические методы. В винтовках Мондрагона и дробовиках Бенелли массивный вкладыш остаётся на месте, когда отдача сдвигает всё оружие назад. При этом напрягается соединяющая их пружина. Когда корпус наконец останавливается, эта пружина сдвигает наконец вкладыш, и он приводит механизм в действие.
К сожалению, производство столь сложных конструкций недёшево. Да и масса всех приводных механизмов, как и свободных затворов, также весьма значительна. А системы с подвижным стволом, сравнительно лёгкие, имеют в силу этого движения плохую кучность. Поэтому они сохранились сейчас в основном в пистолетах, где кучность заведомо невысока.
Наконец, затвор может в начальный момент двигаться замедленно, а полностью освобождаться уже после вылета пули из ствола. Такие системы именуются полусвободными.
Сегодня полусвободный затвор устраивают чаще всего из двух частей. Они связаны механически так, что задняя, более массивная, часть движется гораздо быстрее, чем лёгкая передняя. Эффективная масса затвора оказывается поэтому в несколько раз больше фактической. И пока соединяющий механизм не отключится из-за продвижения назад, передняя часть — и соответственно гильза — смещается на достаточно малое и поэтому безопасное расстояние.
Так построен опытный автомат Коробова 1946 г. под патрон Елизарова и Сёмина 7.62*39 1943 г. Так устроено практически всё оружие немецкой фирмы Heckler und Koch — от пистолета под патрон 9*19 до пулемёта 7.62*51. Так работает современная французская винтовка FA MAS 5.56*45. Система Барышева относится к этой же категории.
Массивная задняя часть затвора может быть не просто грузом. Придав ей дополнительные функции, можно сэкономить общий вес. Проще всего, если она по совместительству работает как курок: продольно движущийся в системе Барышева, вращающийся в системе Николаева.
К полусвободным относятся и затворы, заклиниваемые давлением пороховых газов и освобождающиеся, когда оно спадёт до безопасной величины.
Самый известный такой затвор разработал Блиш и применил в своём пистолет-пулемёте — под пистолетный патрон Браунинга Colt .45 (0.45 дюйма = 11.43 мм) и его усиленные модификации — Томпсон. Между затвором Блиша и корпусом — бронзовый вкладыш, скользящий по направляющей под углом около 70 ° к оси ствола. Бронза по стали скользит легко, и перемещению затвора рукой вкладыш не мешает — выскальзывает и освобождает затвор. Но при очень высоком давлении коэффициент трения растёт. Поэтому при выстреле, когда усилие на вкладыше растёт скачком, он заклинивается и удерживает затвор, пока давление не спадёт.
Два известных пистолета под патрон 9*19 — немецкий полицейский Heckler & Koch P7 и австрийский армейский Steyr GB — используют затвор Барницке, заклиниваемый подствольным поршнем. Газы, давящие на этот поршень, отбираются через сверление в передней части патронника. К сожалению, эта система очень сложна в настройке — подбор параметров сверления и поршня пока не формализован и требует долгих экспериментов. Именно поэтому отладка Steyr GB затянулась настолько, что Гастон Глок успел выставить на тот же армейский конкурс пистолет Glock–17 (17 — не порядковый номер: дотоле фирма Глока занималась лишь шанцевым инструментом и холодным оружием: просто в двухрядном магазине было именно столько патронов) более простой конструкции, зато сделанный в основном из пластмассы. Фирма Steyr проиграла конкурс и выпустила новинку лишь малой серией — для энтузиастов.
Нестабильный металл
И другие системы автоматики с полусвободным затвором обычно сравнительно несложны в производстве (после того, как отладка конструкции завершена) и мало весят. Но у всего этого класса автоматики есть общие проблемы.
Проще всего показать их на примере ещё одного принципа устройства полусвободного затвора. Самый массовый известный мне образец оружия, работающего по такому принципу — выпускаемый до сих пор (в том числе и в Италии по лицензиям) пистолет Mauser HSc (hahn selbstspanner modelle c — курковый самовзводный, модификация 3) под сравнительно маломощные патроны Browning 7.65*17HR и 9*17 (они же — Colt .32 и .380). В его патроннике — неглубокие поперечные насечки. При выстреле давление газов втискивает в насечки металл гильзы, и гильза намертво заклинивается. Когда давление упадёт до приемлемого уровня, гильза выпрямляется, выходит из насечек и легко выскальзывает из патронника.
Система предельно проста, удобна, надёжна. Ограничение единственное. Материал гильзы должен иметь строго определённые механические свойства. Если он слишком жёсток, гильза не вдавится в насечки — и пойдёт назад, когда давление будет ещё недопустимо велико. Если слишком пластичен — гильза не выправится и останется заклиненной в патроннике, выведя оружие из строя.
Проблемы других систем с полусвободным затвором не столь очевидны. Но тоже связаны с качеством гильз.
Самый массовый в мире пистолетный патрон — Parabellum 9*19. Люгер спроектировал его ещё в 1902-м, так что число образцов оружия, созданных под этот патрон, давно перевалило за тысячу. Пистолет-пулемёты 9*19 почти все имеют свободный затвор: как я уже говорил, там проблемы с массой оружия не слишком серьёзны. А вот среди пистолетов найдутся образцы и со сцеплённым затвором, и с полусвободным, и со свободным.
И давно определилась закономерность. Все армейские пистолеты 9*19 имеют сцеплённый затвор. У полиции немало образцов и с полусвободным затвором: в частности, Heckler & Koch предлагает, как отмечено выше, системы даже с двумя различными принципами действия. А вот пистолеты 9*19 со свободным затвором выпускаются только для гражданского рынка.
Причина чисто экономическая.
Гражданский потребитель может позволить себе отбирать патроны высшего качества с гарантированными механическими свойствами гильзы. Тем более что расходует он — если не слишком увлечён стрельбой, а упражняется только для необходимого в деле самообороны навыка — считанные десятки патронов в год.
Полиция редко может тратить деньги на отборные патроны: ежегодно из каждого тамошнего ствола производятся сотни выстрелов (учтите положенные каждому полицейскому тренировки!). Но по крайней мере поставщики у полиции серьёзные, с налаженной технологией и хорошей репутацией.
Армия же рассчитывает на худший случай — военные действия. Каждый боец расстреливает (пока жив) многие тысячи патронов — никаких денег не напасёшься обеспечивать качество. Да и некому его обеспечивать: традиционные поставщики редко имеют запас мощности, достаточный для полномасштабной войны, и в производстве неизбежно соучаствуют посторонние фирмы без следов опыта в тонких технологиях боеприпасов.
Вот и получаются столь разнообразные варианты с одним и тем же патроном 9*19: гильзы достаточно прочные, чтобы выдержать отход свободного затвора, доступны лишь частным лицам; полиция может быть уверена в надёжной работе затвора полусвободного; а в условиях армии приемлем лишь сцеплённый затвор.
Винтовки с полусвободным затвором под стандартный патрон НАТО 5.56*45 позволили себе только Германия и Франция — чуть ли не самые благополучные в этой организации. США в период принятия нового патрона на вооружение вели активные боевые действия в Индокитае. И расход патронов был столь велик, что богатейшая страна мира не рискнула ориентироваться на полусвободный затвор: в M–16 затвор сцеплённый.
Советская и российская армия никогда не тратила на вооружение столько, сколько требуется реально: слишком уж много уходит у небогатой страны на содержание несметного множества генералов и положенных им по штату подчинённых. Собственно, неимоверной численностью армии как раз и пытаются компенсировать её техническую слабость.
Естественно, надеяться на внедрение оружия с полусвободным затвором в современных экономических условиях более чем наивно. Только по завершении давно обещанных реформ немногочисленные хорошо обученные профессионалы смогут потребовать оружия пусть дорогого в эксплуатации, зато эффективного.
А чтобы жизнь окончательно не казалась раем, Барышев употребил ещё один недешёвый принцип — стрельбу на выкате.
Выстрел с ходу
Если в момент срабатывания патрона подвижные части оружия ещё движутся (выкатываются) вперёд, энергия отдачи расходуется не только на их отбрасывание назад, но и на предварительное торможение. Очевидно, это позволяет сократить темп стрельбы, длину хода подвижных частей или их массу. Легко подсчитать: если остальные параметры останутся неизменны, темп стрельбы сократится вдвое, или длина хода вдвое, или масса вчетверо. Можно и комбинировать сокращения всех этих трёх параметров в разной степени (в указанных пределах) по вкусу конструктора.
Австралийский экспериментальный крупнокалиберный пулемёт стрелял на выкате. Причём так рано, что механизм с подвижным стволом вообще не доходил до переднего ограничителя. Благодаря этому на корпус и приклад вообще действовала только возвратная пружина. Пружина длинная, её усилие сжатия менялось в небольших пределах, то есть отдача оставалась почти постоянной. Собственно, в течение всей очереди ощущалось ровное, без толчков, давление на плечо. Соответственно и кучность огня несравненная.
Барышев использует не столь ранний выстрел. Но и применённой им степени выката достаточно для существенного снижения отдачи. Чем плохо?
Огонь со случайной задержкой
А тем плохо, что выкат требует надёжного и единообразного капсюля.
Затяжной выстрел — замедленная вспышка капсюля — проблема нередкая. В наставлениях по стрельбе из любого оружия — от пистолета до пушки — найдутся указания: как перезаряжать оружие, чтобы не покалечиться, если произошла не осечка, а затяжной выстрел.
Но затяжной выстрел заметен невооружённым глазом. А незначительный разброс в свойствах капсюлей остаётся вообще неощутим: ведь всё время их срабатывания измеряется тысячными долями секунды.
Увы, движение затвора от накола капсюля до удара в ствол тоже укладывается в тысячные доли секунды. Поэтому производственные погрешности в капсюлях, незаметные в обычных системах, могут полностью дезорганизовать работу оружия с выкатом.
Не зря пулемёт-пистолет Дегтярёва (создан в 1934-м, модернизирован в 1938-м и 1940-м) с выкатом затвора уступил место конструкциям Шпагина 1941 г. и Судаева 1943 г., где затвор после накола капсюля обязательно ударялся о ствол. В военное время, когда капсюли производились где только возможно, автоматика с выкатом работала неустойчиво.
А вот у немцев качество капсюльного производства явно выше. И они всю войну держали на вооружении пулемёт-пистолет Фольмера Erma Uniwersal 1938/40 годов под патрон 9*19. Стрельба с выкатом давала ему удобный малый темп стрельбы (по некоторым источникам, всего 200 выстрелов в минуту) и приемлемую массу.
Кстати, забавно: единственный до 1945 г. серийный немецкий пулемёт-пистолет, к созданию которого не имели никакого отношения ни Луис, ни Гуго Шмайсер, наши фронтовики иначе как «шмайсер» не называли.
А ведь есть ещё разброс свойств пороха. Он влияет на скорость выстрела заметно меньше, чем разброс свойств капсюля — но и его хватает для множества осложнений.
США с начала 1960-х разрабатывали 175-миллиметровую гаубицу с выкатом подвижных частей. И к концу 1970-х закрыли разработку: гарантировать своевременный выстрел не удавалось даже при электрическом воспламенении пороха, даже с помощью компьютеров, следящих за всеми параметрами заряда, орудия и погоды…
Конечно, винтовка — не гаубица. Поле допуска при выстреле с выкатом гораздо шире. Но опыт ППД показал: в военное время наша промышленность ни в какие допуски не влезает. Да и в мирные дни проблем немало. Интересно, легко ли было Барышеву менять на полигоне партии патронов?
Кому это надо
Чехия явно благополучнее России. Да и работают тамошние оружейники в основном на экспорт. То есть ориентируются на потребителей не слишком бедных. Не удивительно, что чехи столь пристально заинтересовались конструкциями Барышева.
У нас Барышеву стоило бы предложить свои новинки потребителям побогаче министерства обороны. Министерство внутренних дел в последние годы бурно экспериментирует с новыми образцами оружия. Служба безопасности, невзирая на все реорганизации, располагает немалыми спецвойсками. Даже пограничники — и те богаче армии.
Кстати, Кулик хотел вообще уничтожить производство пистолет-пулемётов, как уничтожил в 1940-м противотанковые ружья. Но хитрый нарком вооружений Ванников уговорил Власика — начальника охраны Сталина, по совместительству курировавшего погранвойска — дать новое оружие пограничникам. И производство ППД сохранилось. Вскоре Зимняя война доказала эффективность этого класса вооружения.
А если удастся когда-нибудь убрать патологические законодательные ограничения на вооружение честных людей, то и все мы сможем покупать совершенное оружие, работающее с высококачественными патронами.
Вооружить же системами Барышева российскую армию невозможно до завершения реформ не только армии, но и всей страны. Это оружие не для бедных. Экономические законы сильнее армейских приказов.
________________________________________
________________________________________
© 2002.06.01.01.49, Анатолий Вассерман


А теперь приведу несколько строк из письма моего друга и сослуживца, касающиеся оружия Барышева.
К слову:
Некоторые свои мнения и мысли этот человек выкладывал на Ганзе, за что его попытались распять ( или раз шесть), после чего его желание общаться с тамошим людом резко поостыло, как и у Юрия Григорьевича. ( кстати, только-только приехал, отсыпается с дороги)
:mrgreen:

Итак:
"...По поводу систем Барышева и их качества:
Я за@бал начальство, и мне дали возможность с ними
ознакомиться. Смотрел автоматы под 5.45х39, 7.62х39,
карабин под 7.62х54R и АРГБ под ВОГ - 17. Естественно пострелять
дали тоже (и не по 10 выстрелов ).
Можете считать то, что я тут скажу полной фигней, без фотографий,
но когда я вынул фотоаппарат - получил конкретной 3.14зды от начальника стрельб. Стрельбище режимное и снимать нельзя.
Итак:
Все оружие перед стрельбами было полностью вычищено и приведено к нормальному бою. Испытывалась оригинальные системы - со стрельбой
с заднего шептала.
Ощущения от стрельбы интересные - отдача маленькая (как у
12 калибра магнума с усиленной навеской дроби и пороха).
.....
АРГБ - тут конечно отдача серьезная, но оружие может обслуживаться одним номером расчета и намного мобильнее, чем АГС - 17 и АГС - 30,
особенно при бою в городе и при вступлении в бой с хода.
АРГБ - на 80 выстреле стал давать недосылы гранат, осечки и задержки вследствие тугой экстракции. Ну с этим можно мириться - или гранатометчика на 20 выстреле убьют или он свою задачу выполнит и пойдет себе спокойно чистить гранатомет. Все клины и плохая работа автоматики происходит из принципа запирания канала ствола.
Система запирания - состоит она из боевой личинки, массивной затворной рамы, затвора и рычага. Во время произведения выстрела
пороховые газы давят на донце гильзы, донце давит на зеркало затвора, находящееся на боевой личинке и поворачивает ее на угол 4-5 градусов. Личинка в свою очередь давит на затворную раму и толкает ее назад. Затворная рама проходит некоторое расстояние и давит на рычаг,выводя его из зацепления с боевым упором ствольного вкладыша, освобождая личинку и затвор и уводит их всех за собой попутно экстрагируя гильзу выбрасывателем, находящимся на личинке. Потом гильза ударяется об отражатель и вылетает через окно для выброса гильз наружу (иногда прямо на стрелка, иногда вперед, иногда вбок и вниз - непредсказуемо. Хотя чаще всего она летит вправо вбок и вверх).
При движении всего этого хозяйства обратно под действием возвратно - боевой пружины досылается очередной патрон в патронник и схема
собирается в обратном отпиранию порядке.
Основная управляющая часть автоматики - боевая личинка сложной геометрической формы, ведущая часть - затворная рама. Личинка также
нетехнологична( требует широкой номенклатуры фасонных фрез) и сложна в производстве. Ну и хрен с ним, с производством, но она также очень сложна в термообработке и требует дефицитных сталей. Также часто после 2 - 3 тысяч рвет затворную раму в месте контакта с рычагом и ее также приходится делать из дорогих и дефицитных сталей.
Также из-за особенностей системы запирания стрелок чувствует вначале толчок в момент поворота личинки а потом удар затворной рамы в крайнем заднем положении. Это плохо влияет на качество прицеливания.
Еще части оружия требуют индивидуальной подгонки вследствие особо сложной геометрической формы, система не работает при больших зазорах между подвижными частями, отчего даже при легком засорении клинит из-за термического расширения частей оружия.
Взята Барышевым схема из авиационных пушек, только они и обслуживаются более квалифицированным персоналом, чем обычное армейское стрелковое оружие и работают в других условиях. И ресурс у них до среднего ремонта меньше, чем у армейского стрелкового оружия.

Вывод такой - для линейных частей оружие непригодно, оно необходимо
для спецназа, где огневой контакт скоротечен, необходима большая маневренность могущественного стрелкового оружия и воин отлично обучен, интеллектуально развит,в бою инициативен и дерзок."


С уважением, Е.М.
Не пытайтесь загнать меня в угол - тогда я добрый
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 15696
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: "КАРТРИДЖНОЕ" СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ. реальность и перспектив

Сообщение Bob-28 » 31 май 2011, 02:15

Похоже я чего-то пропустил...
Типа, а где ТТХ на ствол?
Как там положено?
Дальность:
1. прицельная
2. действительного огня
3. прямого выстрела
4. убойная
Скорее всего - путаю, но дело в другом - ГДЕ ТРЕБОВАНИЯ к оружию?
Ширпотреб для "рядового-необученного"? на 300 метр... шагов?
Тогда и путь можно прикинуть. Снайперский ствол... а для кого? для полиции (это ж в кого она должна пулять?). Для спецопераций "в глубоком тылу"? Или тож для взвода пехоты-ополченцев? Тут меня всегда волновал вопрос снабжения. 5,45; 7,62; 9; 12,7; + дробовик+40мм подствольник+30ммАГС и все это в одном взводе? Типа, конечно, дробовик - фиг с ним, а все остальное? Каждому дать аж 3 калибра: пистолет, автомат, подствольник (а еще гранаты, муха, стрела). Оно-то да. Все это надо, только как с взаимозаменяемостью? Вот из этого и мылится один ствол (один "патрон" - или, что там теперь вместо патрона?) с разными несущими системами. отдача по минимуму - вдруг это окажется ПМ-артиллерийская модель. Но как быть, если это окажется автомат?
Имхо - 2 калибра: стрелковый и гранатометный. Тогда уже и про несущие системы поговорить.
Нравится мне многостволка с последовательным патронником. Укупорка глухая для ополченца: "красный конец со стрелкой в сторону противника. наложить на верхнюю пластину рукоятки и нажать вниз. После характерного щелчка оружие готово к бою...."
Аватара пользователя
Bob-28
 
Сообщения: 528
Зарегистрирован: 12 апр 2011, 11:41

Re: "КАРТРИДЖНОЕ" СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ. реальность и перспектив

Сообщение Pahomov » 01 июн 2011, 02:31

Здравствуйте всем, ребята!
Ох, и соскучился я по вас - самому странно! :lol:
На Кавказе совсем тепло сейчас, зеленка бушует. Завтра-послезавтра закончу с отчётом и прочим бумагомаранием, зайду на наш Форум поплотнее, тема очень интересная открывается.
Боря, я всегда тебе говорил, что ты - ГОЛОВА! Уважаю!
ЖеньЖенич - статьи это не того ли Вассермана, который в телевикторине "Своя Игра" на канале НТВ? Если это он, не удивлюсь. Статьи, которые ты выложил, очень спорные, и кое-где с небольшими техническими огрехами, но как "материал для задания направления", могут использоваться. Хотел по твоей просьбе открыть тему обсуждения по АЕК, и АН, но наверное, хорошо ляжет и в этом разделе Форума. Письмо по Барышеву - от Паши-Сармата, как я понял?
Алекс!
К тебе - отдельно. Ты из всей нашей гоп-кампании самый грамотный по разработкам перспективного вооружения, с самым широким кругозором. Тебе и рулить в теме.
Ну, а подробней попозже, у меня неделя отпуска после командировки есть, вот и поговорим.
С уважением ко всем, Юрий Пахомов
Аватара пользователя
Pahomov
 
Сообщения: 172
Зарегистрирован: 29 мар 2011, 22:46
Откуда: Ростов/Дон; Россия.

След.

Вернуться в Опытные образцы и проекты

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2