Кривошипно-шатунный механизм перезаряжания

Форум о вооружении и боеприпасах (для военной технике)

Кривошипно-шатунный механизм перезаряжания

Сообщение Andreas » 22 май 2012, 16:47

Настоящая тема открыта в дополнение к статье "Автоматическое оружие с кривошипно-шатунным механизмом перезаряжания", расположенной на сайте dogswar.ru в разделе 'Армии мира.Вооружение' 21.05.2012
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Кривошипно-шатунный механизм перезаряжания

Сообщение Andreas » 22 май 2012, 17:29

Сообщение для Алекса.
Дополнительная информация, не вошедшая (по моей вине) в статью "Автоматическое оружие с кривошипно-шатунным механизмом перезаряжания"
1. Советский конструктор Юрченко Юрий Федорович работал до 1941 года в конструкторском бюро Ковровского механического завода. Им было создано две опытные конструкции авиационных пулеметов с кривошипно-шатунным механизмом перезаряжания:
- пулемет Ю-7.62, был представлен на испытание в 1938 году в Ногинский Научно-исследовательский полигон авиационного вооружения ВВС красной армии, испытание не прошел из-за поломок деталей и был возвращен на доработку, был доработан, прошел испытания и поставлен в план на 1941 год по изготовлению первой опытной партии, изготовление было отложено в связи с переориентацией производственных мощностей завода на выпуск противотанковых ружей, изготовление пулемета не было вобновлено в связи с переходом авиации на пушечное вооружение калибров 23 и 30 мм;
- пулемет Ю-12.7, был представлен на испутание в 1939 году, темп стрельбы составил 2000 выстрелов в минуту, вес 24 кг (для сравнения серийный авиационный пулемет с газовым двигателем УБ-12,7 весил 21 кг при темпе стрельбы 1000 выстрелов в минуту), на был принят на вооружение по причине поперечного габарита, большего чем у конкурентной конструкции, профиль пулемета напоминал гитару (гриф - ствол, первое утолщение - приемник патронов, второе утолщение - кривошип).
2. В ходе войны Ю.Ф.Юрченко был призван на фронт, находясь в действующей армии невольно нарушил запрет об указании в открытой переписке места дислокации воинской части, был осужден по соответствующей статье, после отбытия наказания направлен в Центральный НИИ механизации и энергетики лесной промышленности (ЦНИИМЭ, г.Химки), где работал до пенсии в должности главного конструктора механизированных комплексов по первичной переработке древесины.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Кривошипно-шатунный механизм перезаряжания

Сообщение Andreas » 22 май 2012, 20:05

Сообщение для Алекса.
Оружие Анатоля Гёрцена с кривошипно-шатунным механизмом перезаряжания было разработано в двух модификациях:
- пистолет-пулемет с коротким стволом, выполненный по схеме буллпап с размещением магазина за рукояткой управления, описание которого приведено в статье;
- карабин с длинным стволом, выполненый по схеме с размещением магазина в пистолетной рукоятке, см.верхнее фото в сообщении 22-7-2011 12:19 #138, расположенном по ссылке http://forum.guns.ru/forummessage/117/827007-7.html, ниже для сравнения приведено фото пистолета-пулемета.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Кривошипно-шатунный механизм перезаряжания

Сообщение Andreas » 23 май 2012, 01:59

Сообщение для Алекса.
В моём распоряжении имеется сканированная статья из журнала "Оружие" №1 2007 в формате DjVu, описывающая конструкцию пушки АО-7 (ТКБ-513) с кривошипно-шатунным механизмом перезаряжания. Автор статьи - один из разработчиков пушки - Д.Ширяев. В статье имеются иллюстрации внешнего вида и внутреннего устройства пушки, а также фотографии пулемета Юрченко калибра 7.62.
Я уже обратился к администратору портала dogswar.ru с просьбой помочь в извлечении из сканированных страниц указанных иллюстраций для последующего размещения на портале.
В случае необходимости я готов переслать в Ваш адрес скан указанной статьи.
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Кривошипно-шатунный механизм перезаряжания

Сообщение EvMitkov » 23 май 2012, 04:41

Доброго времени суток всем!

Доброго времени суток, уважаемый Андреас!


Если Вам нужна помощь в обработке этого материал - с удовольствием Вам помогу.
Кидайте скан мне вот сюда, на почту прицепом -
evmitkov@yandex.ru
- я обработаю и переойифрую в любой нужный формат.

С искренним уважением, Евгений Митьков
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13890
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Кривошипно-шатунный механизм перезаряжания

Сообщение EvMitkov » 23 май 2012, 19:34

Доброго времени суток всем!

Доброго времени суток, Саша и Андрей!
Что ж, ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ в нашу гоп-кампанию!


В первую голову: присланные Вами файлы я перешил в форматы Док и Ипег для удобства работы с ними. Перешивку отправляю Вам на почту, основной же материал с неболшими "отсебятинскими" :mrgreen: дополнениями полагаю любопытным выложить на форум в открытую Вами тему.
В том виде, в котором его привел автор статьи Дмитрий Ширяев, с небольшими сокращениями.

Итак, материал, присланный на наш форум
Андреем Васильевым ((Andreas)



Дмитрий Ширяев, конструктор-оружейник
Рекордсменка

Так смело можно назвать разработанную Грязевым и Шипуновым в начале пятидесятых годов прошлого века авиапушку ТКБ-513, обладавшую невиданной для того времени скорострельностью - 2300 выстрелов в минуту. И хотя она не была принята на вооружение, ее конструкция оказала сильнейшее влияние на дальнейшее развитие отечественного скорострельного авиационного оружия. Об истории создания ТКБ-513 рассказывает непосредственный его участник Дмитрий Ширяев.

Немного истории

В середине 1952 г. меня направили в НИИСПВА (НИИ стрелково-пушечного вооружения авиации, впоследствии НИИ-61 и, наконец, ЦНИИТОЧМАШ), что в Климовске для выполнения там диплома и дальнейшей работы. Я сразу же попал под начало Грязева и Шипунова, в будущем зна¬менитых конструкторов авиапушек. Были тогда они оба в ранге старших инженеров отдела N21.
Шипунов был назначен руководителем моей предди¬пломной практики и дипломного проекта. Он был настро¬ен на то, чтобы мой диплом был по пушечной тематике, но я, как говорится, «рогом уперся», заявив, что буду делать пистолет-автомат. На курсовых проектах я занимался пи¬столетами, и мой постоянный консультант И.Я. Стечкин наставлял меня на этом поприще. «Но я ничего в пистоле¬тах не понимаю», - говорил Шипунов начальнику отдела Петру Дмитриевичу Коновалову. «Ну и черт с ним», - от¬ветил Коновалов. - «Пусть делает, что хочет - тебе же меньше хлопот, а ты подпишись, как руководитель».
Я был еще не «засекречен» и иметь постоянное рабочее место в отделе не имел права. Рабочее место мне было определено в оружейном музее отдела информации, на¬чальником которого был известный оружейник тридцатых годов Михаил Николаевич Блюм.
Пушками мне все же заниматься пришлось, поскольку до защиты диплома я был оформлен техником и зарплату дол¬жен был отрабатывать на пушечном поприще. Особенный Грязевский подход к разработкам проявился уже тогда, и я был первым, на котором он его апробировал. Суть заключа¬лась в том, что, доведя одну идею до первого, еще не отла¬женного образца, его голову занимала уже следующая. Пер¬вую же он передавал кому-либо из инженеров отдела на до¬работку. Естественно, под своим пристальным наблюдением.
К моменту моего появления в НИИ-61 уже была почти готова в металле первая грязевская авиационная пушка под 30-мм патрон, тогда еще только разрабатывавшийся в Московском ГСКБ-398. Но Грязева одолевали уже но¬вые идеи, и на доработку этой пушки поставили меня как ведущего, слесарем же ко мне определили Александра Даниловича Дындина. 30-мм патрон еще не был принят на вооружение и испытывался в институте, для стрельбы пушка тоже не была готова, но патронами мы с Грязевым запасались впрок, воруя их в стрелковых кабинах.
Образовывая меня. Шипунов и Грязев рассказывали, что история отечественного скорострельного авиационно¬го оружия берет свое начало со времен пулемета ШКАС (Шпитальный, Комарицкий, Авиационный, Скорострель¬ный). Сейчас же Иринарх Андреевич Комарицкий работал в производственном подразделении НИИ-61 - цехе N5, где воплощались в металл конструкторские измышления раз¬личных отделов института, и я напросился познакомиться с ним. Это был человек чрезвычайно талантливый в техноло¬гических тонкостях производства, где мои познания были мизерными. Он охотно консультировал меня в этой облас¬ти и рассказывал о своей работе со Шпитальным.
О начале истории скорострельного авиационного оружия в СССР меня просветили Шипунов и Грязев.







Они утвержда¬ли, что ШКАС это обычный, но форсированный до предела пулемет, не содержащий элементов скорострельной схемы. Во времена ШКАСа, в Коврове, появился пулемет Юр¬ченко. более простой и в два раза более скорострельный. Но Шпитальный, пользуясь покровительством Сталина, не одного своего конкурента отправил по этапу. Это подтвер¬ждал и Комарицкий. Мне лично Иринарх Андреевич гово¬рил, что разошелся со Шпитальным, не желая участвовать в его авантюрах. Хотя, по мнению других, и Шпитальный. и дважды лауреат Сталинской премии Иринарх Андреевич, стоили друг друга. Комарицкий рассказывал, что Шпиталь¬ный при демонстрации ШКАСа в Кремле не стеснялся вти¬рать очки и самому Ворошилову. Как бы то ни было, судь¬ба Юрченко осталась неизвестной, я не мог найти даже его инициалы. Пулеметы же Юрченко сейчас можно видеть в оружейных КБ и Центральном музее Вооруженных сил РФ.



Для увеличения скорострельности (правильнее - темпа стрельбы) требуется сокращение времени движения затво¬ра, но при обычных схемах автоматики, например у того же ШКАСа. возникающие при этом ускорения грозят нарушени¬ем целостности патрона. Вот и пришлось Шпитальному изо¬бретать сложный механизм постепенного извлечения патро¬на из ленты и требовать у патронщиков усиления крепления пули в гильзе. Штатными патронами из ШКАСа стрелять бы¬ло нельзя, так как силы инерции выдергивали пулю из гиль¬зы, создавая неустранимую в воздухе задержку.
Проектируя свой пулемет, Юрченко обратился к схеме са¬мого первого автоматического оружия - пулемета Хайрема Максима. Затвор пулемета Максима управлялся кривошип-но-шатунным механизмом, и поэтому скорость его изменя¬лась по закону синусоиды. При таком законе движения за¬твора, даже при снижении времени его движения, можно было рассчитывать на меньшие ускорения, т.е. меньшие си¬ловые нагрузки на патрон. Но, в отличие от пулемета Мак¬сима, у которого кривошип поворачивался на угол несколь¬ко меньше 180 градусов, у пулемета Юрченко угол поворо¬та составлял примерно 350 градусов. При этом угле пово¬рота кривошипа совершался полный цикл работы автома¬тики. Следующий цикл происходил при возвратном движе¬нии кривошипа. Юрченко не стал, как Шпитальный. извле¬кать патрон из ленты назад - он показал, что это совершен¬но не нужно, досылая из ленты патрон вперед в ствол.
Темп стрельбы пулемета Юрченко составлял 3600 выст¬релов в минуту против 1800 ШКАСа.
Оружейный историк Д.Н.Болотин в своих книгах ни сло¬вом не упоминает о Юрченко. А история советского авто¬матического оружия это отнюдь не лубочная картинка представляемая некоторыми историками. Описанный вы¬ше пример Шпитального не единственный. Можно назвать и другие примеры жесткой конкуренции. Кстати, и со Шпи-тальным расправились - в 1953 г. нарком Д.Ф.Устинов, не¬мало при Сталине из-за него поскрипевший зубами, пос¬ле смерти Иосифа Виссарионовича за полдня ликвидиро¬вал Шпитальновское московское ОКБ-15.
После разгона ОКБ-15 все его наследие было передано в тульское ЦКБ-14, где о нем никто никогда не вспоминал.
Перед войной в московском КБ (позднее ОКБ-16) знаме¬нитого Александра Эммануиловича Нудельмана была соз¬дана автоматическая пушка калибра 23 мм МП-6. В начале 1941 г. эта пушка вступила в бескомпромиссную конкурен¬цию с авиационной пушкой ВЯ (Волкова-Ярцева) разработ¬ки тульского ЦКБ-14. Создатели пушки МП-6 Я.Г.Таубин и М.Н.Бабурин в середине 1941 г. были арестованы и погиб¬ли в лагерях. По чьему навету и кому была польза от этого история умалчивает. Более передовую пушку МП-6 тут же сменила тульская пушка ВЯ (Волкова-Ярцева). Она устана¬вливалась на штурмовиках ИЛ-2 и по праву разделила с ним славу нашей штурмовой авиации. Весила она 66 кг и темп стрельбы ее был 600 выстрелов в минуту.
Всю абсурдность этой истории подтверждает тот факт, что уже в 1942 г. на вооружение советских истребителей
была поставлена пушка НС-37, разработанная на базе МП-6 молодыми конструкторами А.Э.Нудельманом и А.С.Сурановым. Эта авиапушка по мощности не имела аналогов, только одно попадание ее 37-мм осколочно-фу¬гасного снаряда оказывалось роковым для бомбардиров¬щика Юнкерса-88. а "Мессершмитт» разносило в щепки.
После ареста Таубина и Бабурина старший инженер Нудельман был назначен руководителем КБ. Под его ру¬ководством, в период войны, была создана серия изящных авиационных пушек «НС» калибров 23, 37, 45 и даже 57 мм, прославивших нашу истребительную авиацию в Великую Отечественную.
В 1951 г. в НИИ СПВА конструктор Александр Ивано¬вич Скворцов разрабатывал по схеме пулемета Юрченко авиационную пушку под мощный 23-мм патрон «ВЯ». При этом Скворцов удачно усовершенствовал схему Юрченко, применив складывающийся кривошип, что позволило по¬лучить ширину пушки менее двух длин кривошипа. Эта пушка выглядела весьма компактной, и во всех ее элемен¬тах чувствовалась рука талантливого конструктора. Но пушка «умела» стрелять только «двойками» или ино¬гда «тройками» с удручающе низким темпом стрельбы. Именно в это время в институт пришли свежеиспеченные инженеры Иван Бабичев и Аркадий Шипунов. Рассказыва¬ли, что к ним обратился начальник отдела Петр Дмитрие¬вич со словами - «Вы ведь, ребятки, лучшими профессо¬рами выучены, не могли бы вы разобраться, почему пуш¬ка Александра Ивановича не стреляет?». Через пару ме¬сяцев Бабичев и Шипунов, оперируя изложенными на пла¬катах результатами исследования динамики пушки Сквор-цова. показали, что пушка неработоспособна главным об¬разом по причине больших потерь энергии подвижных ча¬стей при их соударении на больших скоростях. Именно то¬гда Шипунов пришел к выводу, что значительное повыше¬ние существующего на то время уровня темпа стрельбы авиационных пушек возможно, если суметь заставить под¬вижные части оружия двигаться по особому, заранее за¬данному, закону движения. В идеале затвор должен дви¬гаться с постоянным ускорением предельно высоким по

работать простое стреляющее приспособление с переза¬ряжанием от руки и стрельбой испытать прочность затво¬ра. Вскоре все детали приспособления были готовы и со¬браны очень опытным 27-летним слесарем Геннадием Ан¬дреевичем Юдовым. Увидав, что сборка удалась, я все де¬тали отправил в термообработку. Прийдя в цех посмотреть на сборку закаленных деталей, я был встречен непечатны¬ми комментариями Геннадия, который с трудом собирал приспособление с помощью кувалды, так как в процессе термообработки детали «повело». Это была моя первая ошибка, и на разборе ее в отделе Грязев меня укорял, го¬воря, что если бы я вместо дешевых углеродистых сталей использовал самую дорогую, легированную 30ХН2МФА, не склонную к поводкам, то только выиграл бы, так как стоимость материала «тонет» в стоимости всего изделия.
Как бы там ни было Геннадий приспособление собрал, и для стрельб мне было выделено место в стрелковой каби¬не испытательного корпуса во вторую смену. Помогал мне свежеиспеченный инженер Кузнецов Василий Дмитриевич в будущем ведущий по отработке 30-мм двуствольной пуш¬ки АО-10 и лауреат Госпремии за отработку автоматичес¬кого миномета «Василек». Примерно через сто выстрелов Василий выбыл из «игры», так как плохо себя почувство¬вал, надышавшись пороховыми газами. Моих сил хватило еще на сотню выстрелов. На следующий день начальник отдела, добрый и уважаемый нами Петр Дмитриевич Коно¬валов, едва глянув на меня, прогнал домой. Отлеживался я и отпаивался молоком два дня, но это была мелочь по сравнению с отличным результатом испытания затвора!
Вскоре Шипунов, обратив внимание на мою способность точно чертить, поручил мне разработку копиров, управля-
ющих величиной радиуса кривошипа, и копиров так назы¬ваемого «переброса» - механизма складывания кривоши¬па. Основную часть расчета копиров Шипунов выполнял лично, я же в большом масштабе на качественной милли¬метровке очень твердым (6Н) кохиноровским карандашом вычерчивал копир, снимал его угловые координаты, затем сглаживал профиль копира по разностям координат и со¬ставлял таблицы для изготовления копиров на особо точ¬ном швейцарском координатно-расточном станке SIP. На этом станке работал тогда начинающий (в будущем ка¬валер ордена Ленина) расточник Василий Аносов, я стоял рядом и мы оба, боясь ошибиться, по нескольку раз сверя¬ли правильность установки каждой координаты. Сосредо¬точившись на этом, мы не заметили, что установили фре¬зу большего диаметра, чем следовало, и довольно слож¬ная заготовка была испорчена. Это была вторая моя ошиб¬ка на инженерном поприще. Тут же это было замечено ру¬ководителем участка Василием Емельяновичем Гуркиным, который, вместо ожидаемого крутого разноса, спокойно заметил, что нам, только начинающим свою трудовую де¬ятельность, следует запомнить, что главное в работе - под¬готовка рабочего места. «А у вас, ребята, черт знает, что: инструмент свален в кучу, чертежи не на месте и вообще кругом беспорядок, - наставлял он нас. - запомните на всю жизнь - главное это подготовка рабочего места!»





И неного отсебятинки:
:mrgreen: :mrgreen:

В пятницу, по ОРТ в 03.20 крутили снятый в 2002 м документальный фильм Пушечных дел мастер из серии "Ударная Сила"

Фильм посвящен памяти величайшего конструктора-оружейника Василия Петровича Грязева.
Им был создан целый ряд образцов стрелково-пушечного оружия, стоящего на вооружении Российской Армии в трех родах войск: Сухопутных, авиации и Военно-Морском Флоте.
Всю жизнь Грязев сотрудничал со своим близким другом, выдающимся конструктором Аркадием Шипуновым. Поэтому большая часть вооружений, созданных Василием Петровичем, имеет шифр "ГШ".
Пушки ГШ установлены на: фронтовых истребителях Су-24, Су-27, МиГ-29, истребителе-бомбардировщике МиГ-27, истребителе-перехватчике МиГ-31; вертолетах "Черная Акула" и "Ночной охотник".
Еще одним шедевром Грязева и Шипунова является комплекс комбинированного вооружения "Бахча-У" для современных и перспективных легкобронированных машин БМП-3 и БМД-4. Конструкторами были разработаны и зенитные автоматы для наземных и корабельных зенитно-ракетных комплексов "Тунгуска", "Каштан" и "Панцирь".
Но главная заслуга Василия Петровича Грязева состоит в том, что он создал унифицированную систему артиллерийского вооружения для всех видов Вооруженных Сил.

В фильме приняли участие:
1. Аркадий Шипунов – Начальник и Генеральный конструктор Тульского КПБ (1962-2006)
2. Александр Рыбас – начальник Тульского КБП
3. Михаил Грязев – ректор Тульского государственного университета, сын В. Грязева
4. Николай Свертилов – начальник ГРАУ МО РФ (2000-2007)

Небольшое текстовое превью:

"...Если вы увидите оружие в руках спецназовца или скорострельную пушку на любой технике, от корабля до самолета, не спрашивайте, кто их автор. Все это оружие сделано под руководством Василия Грязева. Вместе со своим другом и соратником Аркадием Шипуновым он сдал на вооружение 38 образцов оружие и боеприпасов, превосходящих лучшие зарубежные аналоги.

1 января 1945 года. Нидерланды. Эйндховен, аэродром британских королевских ВВС. Около 5 часов утра в небе появились белоснежные линии. Британские часовые не обратили на них никакого внимания, поэтому атака немецких реактивных Ме.262 "Штурмфогель" застала спящий аэродром врасплох. Началось настоящее побоище. Запоздалый огонь зениток был бесполезен против стремительно носившихся над землей Ме.262. Уничтожив 50 английских самолетов, немецкие "Штурмфогели" без потерь возвратились на базу. Эта операция убедительно показала, что дни поршневой авиации сочтены. Но для развития реактивных машин нужно было устранить недостатки вооружений, связанные с низкой скорострельностью пушек того времени.

В том же 1945 году в Туле окончил школу Василий Грязев, которому суждено было создать самые совершенные пушки XX века. Мама Васи Ксения Грязева умерла в 1931 году, когда ему было 3 года. Отец Петр Грязев скончался во время войны в 1944 году на руках 15-летнего сына. Оставшись без родителей, Вася Грязев хлебнул лиха. Но даже голод и нищета не могли остановить любопытных мальчишек, особенно если речь шла об оружии, которое война щедро разбросала вокруг. Вася Грязев прославился в округе тем, что мог с легкостью разобраться в любом образце. К концу войны у Василия Грязева скопился приличный арсенал - пистолет ТТ, пистолет ТК, Парабеллум, револьвер-наган, Маузер, русская трехлинейная винтовка. Имея перед глазами подобные примеры, трудно было удержаться, чтобы не создать оружие самому. В военные годы почти каждый мальчишка знал, как изготовить примитивный пистолет - "поджигу". Вася Грязев от примитивных конструкций быстро перешел к более сложным образцам. В своем кабинете он всю жизнь хранил затвор от созданного им ружья. Даже по сегодняшним меркам эта сложная деталь сделана необычно грамотно. А ведь тогда ему было всего 16 лет. После окончания школы у Василия Грязева не было сомнений, где учиться – Тульский механический институт, факультет автоматического оружия. После его окончания в 1951 году Василий Грязев был направлен в Климовск. Этого подмосковного городка не было ни на одной карте. В 1944 году в обстановке строгой секретности здесь был создан Институт стрелково-пушечного вооружения авиации, ныне ЦНИИ Точмаш.

В Климовск Василий Грязев приехал не один, а с невестой, Лидой Скопинцевой, учившейся на патронно-гильзовом отделении в Тульском институте. Через год они поженились. Свадьба была предельно простой. На электричке доехали до Подольска, где были сделаны отметки в паспортах. Никаких кортежей и обильных застолий, но крепкому браку и личному счастью это не помешало. У четы Грязевых родятся 2 сына. Старший Борис пойдет по стопам отца и станет конструктором-оружейником. Младший, Михаил возглавит Тульский институт, в котором учились его родители.

12 декабря 1971 года. Индия. Авиабаза Джамнагар. В 14 часов посты наблюдения обнаружили 2 пакистанских самолета F-104 "Старфайтер" американского производства. По тревоге были подняты 2 индийских МИГ-21ФЛ. Пилот ведущего истребителя капитан Сонин увидел противника совсем близко. Применять ракеты было поздно, и он перевел переключатель на пушечный огонь. Два ствола пушки ГШ-23 развивали темп 3,5 тысячи выстрелов в минуту. При такой скорострельности очередь словно превращалась в один луч. Казалось, он лишь слегка задел пакистанский "Старфайтер", но тот тут же взорвался. Так состоялось боевое крещение первой принятой на вооружение скорострельной пушки Василия Грязева и Аркадия Шипунова.

Творческий тандем, скрытый за литерами "ГШ", родился в далеком 1951 году. Тогда был объявлен конкурс на разработку скорострельной пушки для стратегических бомбардировщиков. Один из выдающихся советских конструкторов Арон Рихтер взял за основу револьверную схему, при которой патронники вращались вокруг единственного ствола. Заряжание барабана производилось параллельно с выстрелом, что позволяло поднять скорострельность до 2,5 тысяч выстрелов в минуту. Но вчерашний студент Аркадий Шипунов нашел недостатки в схеме Рихтера, и даже позволил себе предложить другой способ повышения темпа стрельбы. Аркадий Шипунов предложил избавиться от соударений с помощью кривошипно-шатунного механизма. Для реализации замысла блестящему теоретику нужен был конструктор-практик, способный воплотить эти идеи в металле. Ему порекомендовали Василия Грязева. Василий, грезивший разработкой пистолетов и автоматов, согласился создавать пушки без раздумий. Вскоре Аркадий Шипунов понял, что судьба его свела не просто с выдающимся конструктором, но и с близким по духу человеком.

Но с первой пушкой ТКБ-513 молодых конструкторов постигла неудача. Механизм на основе безударной схемы действовал безукоризненно, выдавая темп 2 тысячи выстрелов в минуту – рекордный результат для пушек с одноканальной схемой зарядки. Но ствол не выдерживал мощной тепловой нагрузки, поэтому в 1954 году Василий Грязев начал разрабатывать двуствольную пушку. Расчеты показывали, что это позволит не только в разы поднять скорострельность, но и решить проблему перегрева. Поначалу Аркадий Шипунов сомневался в успехе. Однако, Грязев сумел убедить Шипунова. Проблему точности удалось решить просто: стволы немного изогнули. Работа механизма ГШ-23 как и на ТКБ-513 основывалась на безударной схеме. В 1958 году начались летные испытания новой пушки, но именно в это время советское правительство в связи с убеждением в приоритете ракетного вооружения сократило объем опытно-конструкторских работ по артиллерии. Под этот молот попала и ГШ-23. Эта пушка была принята на вооружение лишь в 1965 году и сразу стала самой массовой пушкой советской авиации вплоть до середины 80-х годов. Но сдавать на вооружение ГШ-23 Василию Грязеву пришлось уже одному. В 1962 году Аркадий Шипунов уехал из Климовска в Тулу, чтобы возглавить КБ Приборостроения, переходившего на выпуск высокоточного ракетного оружия.

Однако, несмотря на разлуку, дружба и творческий союз Василия Грязева и Аркадия Шипунова продолжились. Именно поэтому пушки, разработанные ЦНИИ Точмаш под руководством Василия Петровича, по-прежнему носили литеры "ГШ". В эти годы он приступил к созданию невиданных по скорострельности орудий с поворотным блоком стволов. Американцы вспомнили об этой почти забытой схеме, столкнувшись во время Второй мировой войны с необходимостью резкого повышения скорострельности. В США проект по созданию современной 20-миллиметровой пушки на основе схемы Гатлинга получил шифр "Вулкан".

В середине 50-х годов статья об американской разработке попалась на глаза Аркадию Шипунову и Василию Грязеву, которые немедленно приступили к созданию шестиствольных пушек для флота и авиации, но на совершенно оригинальной основе. Они сразу же отказались от электропривода, который использовали американцы. Между вращающимися стволами пушки Грязева и Шипунова располагался поршень. Через газоотводные отверстия в стволах пороховой газ поступал в цилиндр, заставляя поршень двигаться. Все тот же кривошипно-шатунный привод преобразовывал прямолинейное движение в круговое и заставлял механизм пушки работать. Пушка развивала темп в 6 тысяч выстрелов в минуту, то есть 100 снарядов в секунду – настоящий стальной ливень. Шестиствольная пушка ГШ-6-30К, то есть корабельная, была принята на вооружение флота в 1964 году. Высокая скорострельность позволила использовать пушку для защиты кораблей не только от самолетов и вертолетов, но и от самого опасного и современного оружия – противокорабельных ракет.

В 1966 году, после того как советское правительство, наконец, отменило запрет на разработку артиллерийских систем, Аркадий Шипунов уговорил Грязева переехать в Тулу и стать его заместителем по стрелково-пушечному вооружению. Возрождение пушечного направления произошло как нельзя вовремя. В середине 60-х годов военные доктрины США и Советского Союза кардинально изменились. Пришло осознание последствий ядерной войны. Поэтому перед армией была поставлена задача побеждать врага только с помощью обычных средств. Так что работу Василия Грязева и Аркадия Шипунова невозможно переоценить. Они обосновали переход всех видов Вооруженных сил на единый для скорострельных пушек 30-миллиметровый боеприпас. В качестве переходного в советской армии продолжали использовать 23-миллиметровый патрон. Таким образом, вместо 7 типов боеприпасов, существовавших ранее, осталось только 2, что позволило получить огромную экономию. Использование единого снаряда послужило основой для создания унифицированной системы пушечного вооружения для всех видов советских вооруженных сил. Так, например, варианты одной и той же двухствольной 30-миллиметровой пушки используются как в авиации на штурмовиках СУ-25 и ударных вертолетах Ми-24П, так и в сухопутных войсках на комплексе "Тунгуска". Еще один пример унификации - шестиствольные пушки. Помимо корабельных были разработаны несколько типов авиационных пушек, в том числе рекордсменка по темпу стрельбы ГШ-6-23. Конечно, не рекорды были целью, к которой стремился Василий Грязев, а решение задач, стоящих перед армией. В середине 70-х годов под его руководством была разработана пушка 2А42. Она не имела сверхвысокого темпа стрельбы как ГШ-6-23, но стала настоящей легендой.

23 сентября 1984 года. Афганистан. Дорога Спинбулдак-Кандагар. Бронегруппа №310 батальона спецназа ГРУ, выйдя из-за поворота, буквально натолкнулась на грузовик с моджахедами. В тот же момент из пересохшего русла реки по колонне ударили автоматы и гранатометы. Командирская БМП-2 ответила очередями из автоматической пушки. Попасть под ее огонь на открытой местности – верная смерть. Скорострельность орудия – как у пулемета. Оно стреляет 30-миллиметровыми бронебойными снарядами, которые пробивают не только грузовик, но и любую бронемашину. Щелчок тумблером, и вместо ленты с бронебойными начинается подача осколочно-фугасных боеприпасов. Каждый такой снаряд при взрыве образует около 300 осколков. Оставшиеся в живых моджахеды рассказали, что нападение осуществляла одна из групп отряда "Черные аисты" Усамы бин Ладена, будущего террориста №1. Именно благодаря скорострельной пушке, БМП-2 стала, по мнению большинства участников войны в Афганистане, лучшей боевой машиной огневой поддержки.

Казалось, что неразрешимых задач для Василия Грязева просто не существует. В середине 70-х годов ему поручили создать пушку для истребителей четвертого поколения МИГ-29 и СУ-27. Пушка ГШ-301, созданная под руководством Василия Грязева - удивительное оружие. Мало кто знает, что своим появлением она обязана коньяку. В начале 70-х годов Василий Грязев заключил пари на ящик коньяка с начальником управления министерства оборонной промышленности Альбертом Половневым о том, что ему удастся создать 30-миллиметровую скорострельную пушку легче 45 килограммов. И Василию Петровичу удалось невозможное – вес знаменитой ГШ-301 - всего 44 килограмма. Поговаривали, что это предельный вес балерины. Не удивительно, что пушка получила название "Балеринка". Но несмотря на столь легкомысленное прозвище, ГШ-301 – грозное оружие, стреляющее мощными 30-миллиметроывми снарядами с темпом стрельбы 1500 выстрелов в минуту.

В 1984 году Василий Грязев был удостоен звания Героя социалистического труда. К тому времени он был одним из самых заслуженных советских конструкторов. У него 2 государственные и 3 престижных премии имени Мосина. Однако, в 90-х годах прошлого столетия жизнь в стране кардинально изменилась. Фактически армия перестала заказывать оружие и было признано перспективным создание оружия для антитеррора. Новое направление пришлось возглавить Василию Грязеву. Позже многие заговорили о том, что свершилась его юношеская мечта – создавать стрелковое оружие. Но на самом деле, Василию Петровичу, по сути, предлагалось на седьмом десятке начать все заново.

Василий Грязев сумел применить к конструированию стрелково-гранатометного вооружения тот же системный подход, что и к скорострельным пушкам. Все образцы максимально унифицированы и просты в изготовлении. Например, в пистолете ГШ-18 главная опорная деталь сделана из пластика. Благодаря этому, он весит всего 500 грамм, в 2,5 раза легче знаменитого Макарова. Несмотря на меньший вес и более мощный патрон, отдача у ГШ-18 практически не ощущается. По крайней мере, она намного меньше, чем у пистолета Макарова.

Осенью 2006 года скончалась жена Василия Грязева Лидия. Это был тяжелый удар, но Василий Петрович продолжал работать. В 2008 году через 2 года после смерти жены Василий Петрович отметил свой 80-летний юбилей. Как всегда он был полон энергии и сил. Но вскоре он тяжело заболел. 1 октября 2008 года Героя социалистического труда, доктора технических наук, действительного члена Академии ракетных и артиллерийских наук, главного конструктора по стрелково-пушечному вооружению Тульского КБП Василия Грязева не стало.

2005 год. Австралия. Артиллерийский полигон, испытание новой многоствольной системы "Metal Storm" с темпом стрельбы 1 миллион 600 выстрелов в минуту. Секрет скорострельности в том, что в каждый ствол закладывается сразу несколько боеприпасов один за другим. Такие системы планируется использовать для противоракетной защиты кораблей, а также в качестве авиационного, штурмового и личного оружия. В США разработка таких видов стрелково-пушечного вооружения включена в перечень перспективных образцов по программе "Боевые системы будущего".

Сегодня ведущие мировые державы уделяют развитию скорострельных пушек и специального стрелкового оружия особое внимание. И в этой новой скрытой конструкторской гонке смерть Василия Грязева – невосполнимая утрата. Но он оставил нам не только образцы вооружений. Василий Петрович создал конструкторскую школу и научную систему проектирования стрелково-пушечного вооружения. Именно она станет основой для дальнейшего развития этих видов оружия, которые еще долго будут обеспечивать обороноспособность России.

оригинал материала на http://www.1tv.ru/documentary/fi4945/sn ... 1103110320

Ну, и для того , у кого сеть на видео напрямую не завязана:


[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=NEuSxUbch88[/youtube]

С искренним уважением, Евгений Митьков
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13890
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Кривошипно-шатунный механизм перезаряжания

Сообщение EvMitkov » 23 май 2012, 21:30

Уже отправил на почту, Старый.
Жму лапу, Твой Е.М.
С Дона - выдачи нет!
Аватара пользователя
EvMitkov
 
Сообщения: 13890
Зарегистрирован: 02 окт 2010, 02:53
Откуда: Россия, заМКАДье; Ростовская область.

Re: Кривошипно-шатунный механизм перезаряжания

Сообщение Andreas » 23 май 2012, 22:16

Уважаемый Евгений!

Большое спасибо за редактирование сканов.

Andreas
Последний раз редактировалось Andreas 24 май 2012, 01:16, всего редактировалось 2 раз(а).
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Кривошипно-шатунный механизм перезаряжания

Сообщение Andreas » 24 май 2012, 00:22

Alex писал(а): Впервые слышу про упомянутый Вами пулемёт Барнитцке. Откуда взяли фото? Похоже книга. Какая? Выслать можно?

Описание пулемета Виктора Барнитцке (Viktor Barnitzke,1942 год) http://blockhaus.ru/forum/index.php?showtopic=7199
Я проверил - эта ссылка работает не с форума.
Его родственником был Карл Барнитцке, разработавший в 1944 году самозарядный карабин Volkssturmgewehr 1-5 под промежуточный патрон по схеме с газовым торможением затвора.
Источник фото пулемета к сожалению утерян - какой-то немецкий сайт.
Краткое упоминание о пулемете имеется в статье Википедии "Полусвободный затвор".
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

Re: Кривошипно-шатунный механизм перезаряжания

Сообщение Andreas » 30 май 2012, 19:55

Уважаемые коллеги!
Можно получить консультацию или ссылку на какой-нибудь источник информации:
- о допусках, посадках и/или эксплуатационных зазорах в паре затвор-направляющие в автомате Калашникова и винтовке Маузера (или аналогичном западном оружии)?
"Всё будет так, как мы хотим. На случай разных бед, У нас есть пулемёт Максим, У них Максима нет"
Hilaire Belloc, "The Modern Traveller" (C)
Аватара пользователя
Andreas
 
Сообщения: 10965
Зарегистрирован: 22 май 2012, 16:31

След.

Вернуться в Вооружение и боеприпасы

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1