Поиск по сайту

Home Бронетехника БМП, БТР Боевая машина пехоты K21 (Южная Корея)

PostHeaderIconБоевая машина пехоты K21 (Южная Корея)


Боевая машина пехоты K21Появление на свет корейской боевой машины пехоты K21 было обусловлено рядом факторов. Военно-политическое руководство Республики Корея стремилось повысить роль страны в региональных и международных политических процессах, вывести национальный оборонно-промышленный комплекс (ОПК) к началу 1990-х гг. на новый этап в развитии перспективных технологий, а также превратить экспорт вооружения и военной техники в один из стимулов развития своей экономики. К началу 1990-х гг. основная боевая машина механизированной пехоты вооруженных сил Республики Корея - БМП K200, серийно выпускавшаяся с середины 1980-х гг., уже не в полной мере соответствовала современным требованиям из-за слабости вооружения и недостаточного уровня защищенности. Как следствие, в середине 1990-х гг. в стране началась проработка концепции новой БМП на основе анализа мирового опыта. Так, в начале 1990-х гг. из России были получены 40 танков Т-80У и 70 БМП-3 с целью изучения их боевых возможностей; параллельно анализировался американский и европейский опыт.


Важнейшую роль в формировании концептуального облика новой машины сыграл наиболее вероятный противник Республики Корея - КНДР: количественный и качественный состав вооруженных сил северного соседа максимально учитывался при формулировании требований к перспективной БМП. Кроме того, она должна была в максимальной степени соответствовать физико-географическим условиям Корейского полуострова. Огромное значение при разработке проекта БМП имела теория ведения боевых действий в едином информационно-коммуникационном пространстве: в начале 2000-х гг. был принят план информатизации вооруженных сил Республики Корея до 2050 г. В рамках этого плана с 2000 г. велась разработка автоматизированной системы управления тактического звена сухопутных войск (Army Tactical Command Information System, или ATCIS); ее развертывание проводилось в 2006-2008 гг. Она объединила в единую сеть огневые средства, комплексы вычисления, управления и разведки, а также позволила автоматизировать процесс управления войсками, процессы боевого и информационного обеспечения.
 
Применительно к вооружению и военной технике (ВВТ) сухопутных войск предполагалось оснастить все танки, БМП и САУ модулями системы ATCIS с обеспечением возможности взаимодействия боевых машин друг с другом и с вышестоящими штабами для получения необходимой информации о положении своих сил, войск противника, выдачи приказов, целеуказания и т.д. Программа оснащения сухопутных войск Республики Корея предусматривала синхронную разработку основного боевого танка, БМП и АСУ ATCIS, что позволяло проводить одновременное развертывание подразделений и частей, оснащенных новыми типами боевых машин. Соответственно, тактико-технические требования к БМП предполагали обеспечение подвижности на уровне перспективного танка и унификацию номенклатуры оборудования управления и связи. С учетом всех вышеупомянутых факторов были сформулированы основные требования к новой машине: они включали повышение подвижности, огневой мощи, защищенности и командной управляемости с учетом развития информационно-коммуникационных технологий. БМП должна была обеспечить транспортировку пехотного отделения (9 чел.), иметь высокую подвижность и оперативную мобильность, а также эффективно противостоять хорошо вооруженным и бронированным машинам аналогичного класса.
 
Боевая машина пехоты K21
В 1998 г. руководство страны приняло окончательное решение о создании собственной БМП с последующей организацией ее серийного производства на предприятиях национального ОПК. За реализацию проекта в целом отвечала южнокорейская компания Daewoo Group. Государственный контракт на разработку новой машины, получившей обозначение Next Infantry Fighting Vehicle (NIFV) - перспективная боевая машина пехоты, был подписан с Daewoo в декабре 1999 г. Общая стоимость контракта составила около 97 млн долл. США. К участию в проекте привлекли еще десять корейских и ряд зарубежных компаний. В 2000 г. Daewoo Group прекратила существование, разделившись на несколько крупных компаний, постепенно поглощенных другими корейскими финансово-промышленными группами. Подразделение, занимавшееся выпуском бронетехники и другой продукции военного назначения, вошло в состав компании Daewoo Heavy Industries & Machinery. В апреле 2005 г. ее приобрела корпорация Doosan Group, сменив название на Doosan Infracore Со Ltd, в состав которой входило подразделение, отвечавшее за продукцию военного назначения - Doosan Infracore Defense Products Division. В декабре 2008 г. Doosan Infracore Defense Products Division выделилась в самостоятельную компанию - Doosan Defense Systems & Technology, которая в дальнейшем вошла в состав другой крупной южнокорейской корпорации Hanwha Defense Systems.
 
Основным партнером упомянутых промышленных корпораций в ходе разработки NIFV являлось государственное Агентство оборонных разработок (ADD) - многопрофильная научно-исследовательская организация, ведущая научные исследования во всех основных отраслях военной промышленности. В конструкции новой машины применили традиционную компоновку с передним расположением моторно-трансмиссионного отделения, размещением основного вооружения в двухместной башне и десантного отделения в кормовой части. В качестве основного вооружения выбрали 40-мм пушку L40B, разработанную шведской компанией «Бофорс» на основе широко известной зенитной системы L70 модели 1951 г., применявшейся также в качестве основного вооружения шведской БМП CV9040. Такое решение было обусловлено рядом соображений: 40-мм «Бофорс» в корабельном варианте широко использовалась для вооружения боевых кораблей и катеров ВМС и БОХР Республики Корея, а южнокорейские компании развернули серийный выпуск пушек и боеприпасов для них. Кроме того, 40-мм снаряд позволял бороться с основными образцами БТТ КНДР, включая легкие танки, БМП, БТР, а также с наиболее массовыми средними танками, особенно при стрельбе в борт, корму и верхние части корпуса и башни. Калибр орудия и его «зенитное» происхождение в совокупности с совершенной системой управления огнем обеспечивали возможность борьбы с воздушными целями, в первую очередь, с низколетящими вертолетами и БЛА, а также с десантными плавсредствами и скоростными катерами.
 
Географические особенности Корейского полуострова, значительную часть которого (до 70%) занимает горно-лесистая местность с большим количеством естественных укрытий, снижают эффективность стрельбы снарядами с ударными взрывателями. В этой ситуации действенными являются снаряды с траекторным (дистанционным или неконтактным) подрывом, который позволяет бороться и с летательными аппаратами. Снаряды с таким взрывателем были разработаны компанией «Бофорс» в 1990 г., а их серийный выпуск для ЗСУ на базе БМП CV90 начался в 1996 г, что позволяло корейским разработчикам снизить расходы на НИОКР. В Южной Корее выпуск 40-мм пушки для вооружения боевых бронированных машин наладила по лицензии компания Tongil Heavy Industries Co. Ltd. (с 2005 г. она сменила название на S&T Dynamics Со. Ltd). Система получила обозначение К40. К недостаткам данного калибра зарубежные эксперты относят уменьшение боекомплекта. Так, объем, необходимый для укладок 24 выстрелов калибра 40 мм, позволяет разместить 70 выстрелов калибра 35 мм и 160 - калибра 30 мм. Опытные машины отличались формой пламегасителя - на серийных БМП пушка имеет пламегаситель характерной для 40-мм пушек «Бофорс» формы. В ходе испытаний выяснилось, что пламегаситель, использовавшийся на опытных машинах, влияет на траекторию полета снаряда, приводя к его отклонению вниз.
 
В начале 2000-х гг. компания Poongsan Corporation, выпускавшая широкую номенклатуру выстрелов для 40-мм корабельного орудия «Бофорс», совместно с ADD и в сотрудничестве с компанией «Бофорс» разработала, испытала и внедрила в серийное производство новые выстрелы для пушки К40. Они включали вышеупомянутые снаряды с программируемым взрывателем, позволяющим осуществлять траекторный подрыв снаряда, а также подкалиберные оперенные снаряды с «самозатачивающимся» сердечником большого удлинения. За разработку системы управления огнем (СУО) новой БМП отвечала компания Samsung Thales. СУО была максимально унифицирована с системами управления огнем танков K1A2 и K2; она включала стабилизированные в двух плоскостях независимые прицелы наводчика и командира, подсистему ввода необходимых для стрельбы данных и электронный баллистический вычислитель. На БМП также установили систему опознавания «свой - чужой» (Identification Friend or Foe- IFF), систему активной защиты (САЗ), построенную по принципу soft-kill (так именуют системы оптико-электронного противодействия системам наведения), телевизионные камеры переднего и заднего обзора.
 
Машина получила современные цифровые средства связи и обмена информацией, включая приемник системы спутниковой навигации GPS, а также бортовую навигационную систему (БНС) LLN-G1 компании Northrop Grumman LITEF GmbH (находится в г.Фрейбург, ФРГ). Важнейшим новшеством стала система управления на поле боя (Battlefield Management System, или BMS), включавшая средства получения, хранения, передачи и обработки информации с отображением данных на электронной тактической карте местности на дисплеях командира, наводчика, механика-водителя и десанта. В БМП использовали новейшую на тот период встроенную систему обучения экипажа: бортовые компьютеры и дисплеи позволяли моделировать основные операции, осуществляемые членами экипажа и десантом, с использованием реальных приборов управления, рычагов и кнопок с выведением изображения в формате 3D на дисплеи и имитацией звука без фактического запуска двигателя и бортовых систем. Аналогичная система была применена в конструкции модернизированной БМП вооруженных сил США M2A3 «Bradley», созданной в конце 1990-х - начале 2000-х гг.
 
Боевая машина пехоты K21
Поскольку перед конструкторами стояла задача сохранить массу машины в пределах 26-28 т, в конструкцию корпуса они широко внедрили алюминиевый сплав А12519, пришедший на смену сплаву А15083, который использовался в корпусе БМП K200. На машине широко применили композитное бронирование, которое, согласно информации из корейских источников, состоит из пяти слоев: по одному слою керамики и стекловолокна, три слоя алюминиевых сплавов различного состава. Эффективность такой бронезащиты испытывалась, в том числе, путем обстрела из 30-мм пушки БМП-3. Вопрос выбора двигателя и автоматической трансмиссии решался с учетом опыта, приобретенного южнокорейской промышленностью при создании и производстве зенитного пушечно-ракетного комплекса Biho («Пихо» - «Летающий тигр») и самоходного ЗРК Chun Ma («Летающий конь», «Пегас»). Эти образцы были разработаны в конце 1980-х - середине 1990-х гг. на базе шасси БМП K200 с добавлением одного опорного катка на каждый борт и установкой более мощного двигателя D2840L (520 л.с.). Лицензию на его выпуск корпорация Daewoo приобрела в рамках сотрудничества с концерном MAN.
 
На опытных образцах БМП K21 устанавливались немецкие дизельные двигатели с турбо-наддувом MAN D2840LXE мощностью 750 л.с. Концерн Daewoo получил лицензию на его серийное производство. После вхождения подразделения концерна, занимавшегося выпуском двигателей, в состав корпорации Doosan, обозначение дизеля сменилось на Doosan D2840LXE. Разработка и серийное производство гидромеханической автоматической трансмиссии, получившей обозначение НМРТ500-4ЕК, поручили компании Tongil Heavy Industries Co. Ltd (S&T Dynamics), уже имевшей опыт лицензионного производства автоматических трансмиссий для БМП K200, САУ K55 и K9, ЗПРК Biho и ЗРК Chun Ma. За основу взяли трансмиссию НМРТ500-3ЕК, устанавливавшуюся на двух последних упомянутых машинах; она обеспечивала работу с двигателем мощностью до 600 л.с. на боевой машине массой до 33 т.
 
Характеристики новой трансмиссии позволяли работать с двигателями мощностью до 800 л.с., смонтированными на боевых машинах массой до 40 т. Масса новой трансмиссии возросла с 875 до 942 кг, максимальное количество оборотов двигателя при движении передним ходом - с 3300 до 3570 об/мин, при движении задним ходом - с 544 до 560 об/мин. С учетом требований военных к подвижности машины в условиях пересеченной местности в конструкции ходовой части использовалась индивидуальная гидропневматическая подвеска In Arm Suspension Unit (ISU), разработанная в середине 1990-х гг южнокорейской компанией Doosan Mottrol для САУ K9; в дальнейшем она применялась в ходовой части основного танка K2. В ISU каждый опорный каток имеет индивидуальную подвеску, что обеспечивает высокие показатели его динамического хода. В отличие от танка K2, конструкцию ходовой части БМП K21 упростили - машина не может изменять клиренс, опускать нос или корму, наклоняться на борт
 
В 2002-2007 гг. корейская компания LG Cable (с 2005 г. - LS Cable, с 2007 г. - LS Mtron) разработала и внедрила в серийное производство усовершенствованные гусеничные траки с резиновыми подушками. Все эти новшества обеспечили новой машине высокую плавность хода, меньший уровень вибраций при движении по пересеченной местности и по дорогам с твердым покрытием, а также улучшение показателей стабилизации при ведении огня в движении. Для повышения эффективности технического обслуживания БМП компания Doosan Infracore создала прибор тестирования бортовой электроники и электрических систем, а также переносной прибор тестирования неисправности и обслуживания машины. В 2004 г был готов ходовой макет БМП, получивший обозначение MTR. В следующем году изготовили три опытных образца, прошедших полный цикл испытаний в 2005-2008 гг. В 2009 г. новую машину под обозначением K21 приняли на вооружение.
 

Машины на базе K21

 
В зарубежной прессе упоминалось несколько вариантов машин на базе БМП K21, в том числе БРЭМ, командно-штабная и инженерная машины, боевая машина с тяжелым вооружением, известная под обозначением K21-105. Однако в серийном производстве находится только БРЭМ, испытания которой завершились в 2014 г.; в 2016 г. начались ее поставки в войска.


 
Кто на сайте
Сейчас 298 гостей онлайн

Наша группа ВК - Dogswar.ru

Рейтинг@Mail.ru